для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Клятва на крови"
    22 сентября 188 года, 7:00
    Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Холмы Махараджи


Холмы Махараджи

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/0ATU2CT.png
Холмы Махараджи получили свое название от имени первого вождя Древних. Это достаточно большая территория - около 80 квадратных километров, а холмы варьируются от почти незаметных до очень высоких. Открытое пастбище, которое позволяет травоядным подниматься наверх и увеличивать себе обзор на хищников, является третьим по величине на Дискордии. Однако чтобы добывать здесь пищу, нужно приноровиться к ландшафту - риск упасть и переломать себе кости очень велик.

Флора и Фауна


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Обрыв
↓ Юг | Священное Западное Плато (Общая зона около 120 км2)
← Запад | Океан
→ Восток | Тихий ручей (30 км, +2 часа для животных | +5 часов для людей)
Юго-Восток | Лес Вечной Ночи (50 км, +3 часа для животных, +7 часов для людей)
Юго-Запад | Вниз Кладбище сновидений  (400 метров вниз, +20 минут для животных | + 40 минут для людей)
Северо-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Запад | Океан

NPC

Отредактировано Game Master (2020-07-25 01:08:17)

0

2

Джунгли действительно кончились. Сунгат остановился, и его горб медленно исчез, когда он поднял голову на холмы, что простилались перед ним. Первое, что пришло в его голову: "ничего хорошего". Открытая местность могла теперь сделать их, хищников, доступной добычей: негде скрыться, их фигуры видны, и каждый неровный уголок земли мог скрывать за собой затаившихся тварей, которые, наверное, заждались их. Подобные ассоциации ни на шутку взволновали волка, который начал быстро, лихорадочно, почти судорожно стрелять взглядом во все стороны. Он растерялся: искал ни то укрытие, ни то новых преследователей или сталкера.
-- Нам нужно уходить отсюда, -- брякнул он, попятившись назад. -- Это место гиблое, я ему не доверяю и предлагаю его обойти.
И как бы ни манил ветерок, которого в тени раскидистых деревьев и удушливой растительности недоставало, как воды, Сунгат не хотел шагать по просторам, что расстелились перед ними. Он коротко оглянулся на своих спутников. Втайне мысли уже касались иного факта: им придётся разминуться. Недоверие к такому обилию открытости, тем более на чужих территориях, было вполне обусловлено безопасностью за свою шкуру. Это не маячок "дорога свободна", нет, это "добро пожаловать, глупцы, вас сожрут живьём". Волк снова помотал головой, его шерсть на загривке то поднималась, то опускалась.
В голову ничего, кроме охоты, не приходило. Стадо пасётся на таких обширных просторах, его проще заметить, поэтому хищники всегда находятся в тени, окружают беспечных травоядных, пасущихся прямо перед их носом. Открытая местность позволяет оценить, разработать нужную тактику и напасть, взяв в кольцо еще задолго до приближения. Меньше всего Сутулому хотелось оказаться этой самой жертвой, которую в несколько прыжков обогнут с фланга, зажмут и прирежут, как оленя.
Здесь, на чужой земле, с ними никто церемониться не станет.
Пусть Змееуста посчитают трусом, который только создаёт сложности на пути, так еще виновником (ведь он их вёл), он со своей стороны сделал всё, что мог: предложил обход. Захотят ли его попутчики прислушаться или нет -- уже их дело. Он в любой момент отпрянет, оставив их общество, и пойдёт своей дорогой, а свои принципы оставит при себе. Ведь его дело -- предупредить, но не навязать свою точку зрения.
Холмы манили свежестью, ветер колыхал траву, прямо как на родном острове летним деньком рано утром. Пожиратель почти соскучился по охоте, но тревога никак не сходила с него.
Плохая идея -- идти наобум, по зову ветра.
Очень крутой подъём и спуск -- слабая жертва не поднимется, неосторожная -- упадёт, переломает пару конечностей.
Сунгат пока не трогался с места. Обход -- еще большее самоубийство. Его глаза полностью изучили пространство, которому не было конца. Он насилу подавил в себе разочарованный вздох. Неужели у них только один путь? По холмам?
-- Вот дерьмо, -- цедит с разочарованием и тихой злобой реплику волк, приподняв брыль.
Его уродливый клык показался из пасти.
-- Похоже, у нас не остаётся выбора. Назад пути нет.
"В таком случае, нужно знать, как идти, чтобы, в случае нападения, которое я задницей чую, отступать. Держаться ближе к краям? Не вариант, каждый склон имеет свою бешеную крутизну, и если не подъём, так спуск создаст проблемы", проносились мысли в голове. Казалось, они загоняли его в угол уже, ничего не говоря про реальную опасность. Он помотал головой и фыркнул.
-- Надеюсь, все, включая меня, умеют лавировать на спуске, -- с этими словами волк осторожно, озираясь по сторонам, пошёл вперед.
-- Вот чёрт, -- в досаде прошипел он себе.

+2

3

[indent]"Чёртов" лес сменился "чёртовыми" холмами. Не очень обнадёживающее будущее ждало Пожирателей, посмевших разгуливать по чужому Острову. И хотя пока никакой видимой угрозы перед ними не возникало - подруга Хашима понимала: везение не бесконечно. И эта прогулка всего лишь пока являлась спокойным исследованием территории. Возможно, для кого-то уже они сами стали объектом охоты. Преследователь очень легко может превратиться в жертву, если потеряет бдительность и не заметит вовремя опасности... Тем более - если действие происходит на незнакомых просторах.
[indent]После того, как удалось подкрепиться - Шанти не так мрачно смотрела на окружающий мир, как её товарищи. Она не видела вокруг себя только врагов. Природная любознательность дочери травницы заставляла скорей приглядываться к неведомому. Приглядываться, прислушиваться и принюхиваться. Однако никак не ожидать за каждым стволом по недругу. Если об этом постоянно думать - то так и сойти с ума недолго. Падшая скептически наблюдала за Сунгатом, но вслух ничего не произносила. Несмотря на то, что здесь иерархическое положение вроде бы не учитывалось состайниками - всё равно лучше было не высовываться вперёд. В конце концов, она всего лишь глупая, слабая самка. Так наверняка думали о ней многие. И то, что среди шерсти на шее посверкивало довольно большое количество кристаллов и имелись даже артефакты - это вроде как в расчёт не бралось. Или банально не озвучивалось. Так или иначе, голубоглазая надеялась "в случае чего"  больше всего на себя. И на спутника.
[indent]Ворчун на открытом просторе чувствовал себя гораздо лучше, чем в лесу. Тут ему можно было полностью расправить крылья и носиться с той скоростью, которую он сам задавал. Ничего ж ему уже не мешало - ни плотные скопления листьев, ни цепкие лианы. Впрочем...
- Бран, будь осторожен. Здесь могут существовать крупные хищники и в небе.
И на земле. И под землей. Хм. Не превращаюсь ли я уже в такого параноика как Сутулый? Почему обязательно везде надо видеть только плохое?  Так недолго и накликать беду. Бывает ведь то, о чём так долго размышляешь, что так чётко представляешь - и воплощается в реальность. М-да... Эти мысли уже были скрыты от ворона, что не мешало им разъедать душу подобно ржавчине на металле.
- Не дурак. Сам всё это понимаю. Я ж тебя ещё, дурынду, оберегаю. Так что не кипишуй. Лучше под лапы смотри. Не навернись на этих спусках.
Вот так, обменявшись колкостями и держась настороже, двое продолжали путь вперёд. Замедлившись, правда. Корица ждала ещё вердикта Тринити...

+3

4

Путь до Холмов Пожиратели коротали молча, по крайней мере голосов их Тринити не слышал, хотя, наверняка, каждый был погружён в собственные мысли и идеи. Утверждать, что было хуже — сумрачный и влажный лес или же сочная зелень раскинувшихся холмов пред группкой Чужих — сказать точно было нельзя, поскольку опасность таилась едва ли не за каждой корягой. Лёгкие волка жадно вдыхали здешний воздух, стараясь не упустить из виду ни малейшей детали. Предъявлять свои права на эти, либо какие другие территории, в данной ситуации равносильно подписанию смертного приговора без возможности обжалования. 
"У этих холмов наверное есть глаза и уши", предположил про себя самец. Они остановились и спереди показался серый зад Сунгата, который не без страха в голосе заговорил о том, что нужно обойти сию чудную поляну.
— Данте, - почти переходя на шёпот, одноглазый повернул голову к спутнику, глядя на него зрячей стороной морды. Без слов понимая, ворон расправил крылья, немного размял их и покинул насиженное место, устремляясь аккурат за птицей Шанти. Чернопёрый старался не пропадать из виду и не подниматься слишком высоко, дабы не привлечь внимание кого-то покрупнее ворона.
"Затишье явно перед бурей", отозвался голос в голове. Сложно поверить, но Божество, тембр которого всегда был весел и преисполнен решимости с толикой издёвки, сейчас старался говорить кратко и по делу, дабы не вводить своего подопечного в состояние ещё большей ярости. "Тринити не может не согласиться", ответил Грешник. Внутри всё клокотало и бурлило, вот-вот намереваясь безудержным потоком хлынуть откуда-то из недр, сметая и уничтожая всё на своём пути. Внешне же Помешанный продолжать сверкать улыбкой, растягивая обожённую плоть на собственной морде. Лишь изредка подрагивающая губа выдавала нервозность её обладателя. Отдавать приказы или же просто-напросто разогнать этих двоих, да и положить конец заботам. "А теперь представь, что на этот островок заглянет Крест. И что ты ему скажешь? Как ты сможешь смотреть ему в глаза, если он поймёт, что твоя тщедушная душонка дала слабину в самый ответственный момент. И ты, поджав хвост, подобно дворняге подзаборной предпочёл отсидеться и не подавать голоса, стараясь сохранить своё жалкое существования, лелея призрачную надежду на спасение". Это нравоучение, как и следовало ожидать, возымело действие. Нити понимал абсурдность ситуации, в которой оказался, но теперь оставалось лишь повернуть всё так, как то было нужно Врану.
"Ну же, мальчик мой, это лишь иная территория, а не другая планета. В случае чего потеснятся соседи", начал было Бог и ненадолго затих. "Ну, или же мы потесним, когда прибудут остальные". С хитрецой и даже каким-то предвкушением закончил Он. "Этот вариант Тринити нравится больше". Улыбка безумного изувера стала только шире.
— Не высовываться, — глухо отозвался Вран, пытливо вглядываясь в окружившие их холмы, что нарочито манили своей мнимой безмятежностью. — И не голосить попусту, — сощурив единственное янтарное око, зверь глянул на Змееуста исподлобья, беззлобно, по предупреждающе, — но спасибо, что предупредил. - И вновь улыбка.
Подобные эмоциональные качели, как и смена гнева на милость, бывало вызывали много вопросов, что в очередной раз говорило о явной нестабильности изжёванного огнём серого хищника.
Молчаливость Шанти позволила ей не попасть под эдакий словесный удар, сделав её лишь свидетельницей, но никак не участницей.
Ветер нёс незнакомые запахи, заставляя быть настороже каждого из троицы, а извилистое, даже довольно крутое, подобие тропы не простило бы и малейшей оплошности и невнимательности. Одноухий старался держаться правее, оставаясь между Сутулым и Корицей, дабы оба были на виду. Пожиратели неспешно, но весьма уверенно исследовали незнакомые земли, не проявляя открытой агрессии, по крайней мере пока.

+2

5

Спустя совсем недолгое время с начала исследования холмов, группа пожирателей улавливает запах дичи - около километра отделает волков от небольшого стада бонго, которые пасутся на пригорье одного из холмов. Ветер дует как раз в сторону пожирателей, и мирные травоядные пока совершенно не подозревают об опасности, расслабленно пожевывая сочную, покрытую утренней росой траву. Никаких других хищников в пределах нескольких километров не обнаружено ни с воздуха, ни с земли. Дорога чиста, и перед переселенцами встает выбор - продолжить исследовать земли, или попробовать поймать местную живность. На старом острове бонго никогда не обитали, и данный зверь - абсолютно нетипичная цель для волчьей стаи. Впрочем, это отличная возможность загнать крупного зверя и подкрепиться для будущей дороги. Неизвестно, когда в следующий раз удастся поесть, но решать этот вопрос нужно было быстро. В любую секунду чуткий слух бонго может уловить шум, а ветер может сменить направление, и тогда пожирателям придется искать обед в другом месте.

GM-Kai

0

6

Глаза совершили несколько спусков и падений, но так и ничего подозрительного не зафиксировали. Он наблюдал неотрывно за зелеными волнами, что замерли неподвижно. Только рябь проходилась по ним, и трава, подобно чешуе, блестела на солнце. Он не мог убедить себя в безопасности этого места. Путь -- неизвестность. Пожиратели смотрели в глаза ей, а он не решался и вдохнуть её полной грудью. Он давился мыслями, что их лапы сожрут неведомые твари, а души исчезнут навек. Он забыл о Шитахи, она бы уж порвала всех недругов на своём пути. Собственные приказы на него не действовали. Стоять - бестолку, поворачивать назад -- тоже не имеет смысла. Только вперед.
Вспорхнули птахи. Хлопанье крыльев и ветер, обдавший его макушку, свидетельствовали об отправлении верных спутников волков на разведку. Этот звук разбудил его, и волк про себя подумал, что лучше начать движение сейчас. Даже если придётся отступать, то у них будет на это время. Пока они облетят всю округу, выискивая возможных противников, волки оторвут свой зад от тени джунглей и дойдут почти до середины равнины.
-- Иди... иди... иди, иди...
Сунгат выпрямляется. Откуда звучит этот голос? Он поморгал глазами. Ветер склонял к земле траву, она шумела. Он просто замечтался. Но вновь, почти со стороны темного леса, донёсся едва различимый зов. Он говорил ему идти. Теперь волк не слышал шума ветра и криков птиц. Вакуум укрыл его тенью, спрятал, завел насилу в изоляцию, где только он и жертва. И шепот эхом разносился по пещере-сознанию. Стало так пусто. Обрывистые мысли замирали в этой тишине.
Пожиратели слышали голоса. Это не в новинку ни для кого, а обычное явление. Сунгат не признавался, что тоже слышит некий зов, прямо как сейчас. Сначала ненавязчиво, на уровне галлюцинации или в момент задумчивости, а потом отчётливо. Чем ближе доносились хрипы, зов по ту сторону Жизни, тем больше содрогался волк. Он не знал, верить ли этому голосу, но слепо внимал и подчинялся. В такие моменты он сам себя боялся: следовать за тем, чего не знаешь, - самоубийство. Но странный голос никогда еще не заводил его в беду. Несмотря на это, он всё равно не доверял таким знакам. Недаром говорят, что слышать голоса - плохой признак.
- Иди...
Сунгат закрыл глаза. По-змеиному несуществующие легкие выпустили могильный смрад наружу сквозь гнилую пасть. Оно вздохнуло. Ему хотелось жить, а не слушать какие-то голоса, которые ведут в никуда.
- Иначе сдохнешь.
Оно действительно существует. И рассказы о посланиях, что слышали его состайники, имеют место быть. Проклятие обвивало его тощее, неказистое тело, он чувствовал на себе невидимый взгляд кроваво-черных глаз. Нет, даже глазниц. У этого существа нет признаков смертных, разве что оболочка. Там, за подобием зрачков, чернела пустота. Сердце, подобно пасти, раскрывалось, затягивая в себя, и вновь замирало. Оно, покрытое вздувшимися венами, по которым бежало безумие.
Сунгат открыл глаза. Он снова слышал этот мир. "Стоит признать, я рад вас снова видеть", пронеслись обнадеживающие мысли об состайниках, что находились за ним. Он по-прежнему стоял на месте.
Из-за спины, скользя чудовищем, показался Тринити. Волк со шрамами поравнялся с ним. Видимо, тому надоело ждать или он заметил, что Сутулый странно молчалив.
Здоровые глаза впились наглым ожиданием в него. Он смотрел на него безэмоциональным, но пытливым взглядом. Приказ.
"Я не удивлен", за ним последовал второй, но волк не спешил бросаться в крайности, как в тот раз. Не то, чтобы отец нравоучениями как-то повлиял на него, скорее сейчас Змееуст не видел смысла в распрях. Только действия составляли важность, от них зависела жизнь, а еще сплоченность. Не сразу, но Сутулый понял одну простую мысль: гибнут те, кто не умеют держаться вместе.
Остров диктует совершенно иные законы.
Принципы выживания никогда не устаревают. Сунгат понял, что ему не на кого положиться, кроме Шанти и Тринити. Правда, вслух оглашать этого он не спешил.
Матёрый безумец улыбнулся ему.
- Не мог иначе - отвечает он.
Уши впервые повернулись торчком к волку.
- Мы должны идти, иначе сдохнем. Так... сказал голос - с трудом он брякнул это слово.
Такое впечатление, что ему в горло вонзили клыки, но заставили подчиниться. Премерзкое чувство. Наверняка, этот нестабильный засранец во всю глотку начнёт ржать. Чтобы избежать насмешки, он добавляет:
- У нас нет выхода. Стоять на месте тоже не вариант. В крайнем случае, у нас будет шанс дать деру.
Однако, когда он повернул голову, то на одном из холмов паслись травоядные. Издалека они напоминали небольших оленей с загнутыми назад рогами, правда, какие-то бардовые были и полосатые. Таких существ он не видел прежде. Ветер отчетливо приносил их запах. Это не иллюзия. Сунгат почти обрадовался такой внезапной находке, которая пришла к ним в лапы столь неожиданно. Живот в такт ненасытным и голодным мыслям заурчал.
- Нам нужна еда - только и сказал он.
Немного помолчав, добавляет:
- Как считаете, стоит рискнуть? Если бы место было опасно, они бы сюда не приходили. Стоит попробовать словить хотя бы одну. А силы нам еще пригодятся.
Он принялся обходить их, двигаясь вперед, но при этом постепенно обходя наискосок.

Сунгат мечтал освободиться от влияния взрослых, от упреков их, заботы отца, который всё еще нянчился с ним, как с бестолочью. Он устал от взглядов, которые бросали на него волки. Быть не похожим на всех из-за горба и клыка - несправедливо. Он хотел доказать не только им, но и себе, что умеет быть сильным и может за себя постоять. Чтобы отец унял свои беспокойства, прекратил выставлять его слабым идиотом. К чёрту беспомощность! И раз уж нелегкая судьба завела его на этот остров в сопровождении Шанти и Тринити, то кому, как не им, нужно постараться доказать это. Не быть калекой. Слабаки умирают первыми, возможно, забитая часть него сгинула на старом острове.

+2

7

[indent]Для Шанти приказы Тринити не показались противоречивыми. Скорее - мудрыми. И уж точно слова Врана не вызывали желания пойти наперекор. Сказали не высовываться - значит, так и будем делать. Ну а голосить на незнакомой территории являлось явно губительной затеей. Губительной для всей троицы. И если уж выпало им вместе тут оказаться и именно в таком составе изучать новые земли - то так тому и быть. Не им спорить с Богами. Однако так считали не все?
[indent]К голосам, звучавшим в чужих головах, дочь травницы относилась с изрядной долей скептицизма. А уж слушаться их... В целом, наверное, у каждого есть то, что мы зовём совестью. Есть она или нет, прислушиваются к ней или игнорируют - отдельная тема. Хотя разговоры с самим собой - довольно частое явление, если уж на то пошло. Корица сама порой проговаривала вслух иные вещи, чтобы лучше разобраться в них. Таким образом сирота запоминала и сложные составы лекарств, когда училась у старожилов. Однако было это давно и неправда... Да и среди Пожирателей подобная привычка не использовалась в этом русле и подобные "советчики" не стремились к тому, чтобы их носители выжили. По крайней мере, складывалось такое впечатление. Впрочем, и до варваров серошкурая наблюдала нечто похожее. У Осириса. Там тоже не всё радужно было. Далеко не радужно. Скорее - наоборот.
[indent]В общем, несмотря на урчание в животе (съеденный мелкий зверёк хоть и утолил голод, но всё же не до конца) - для волчицы правильным решением казалось воздержаться сейчас от охоты. Но против воли команды идти тоже не хотелось. Именно поэтому Шанти вновь ждала вердикта Грешника. Нет, она не перекладывала ответственность. И не увиливала от активных действий. Просто следовало копить силы, а не расходовать их в затее, которая может обернуться совсем не так, как задумывалось. Да, не так много насчитывалось в стаде особей. Вот только их рога... казались слишком острыми, что ли. Тут ведь можно, при определённом стечении обстоятельств, превратиться из охотника в дичь... И тогда точно станет не до амбиций. А вот удастся ли спасти свои жизни и не вызовет ли это гнев неизвестных Богов... кто знает. Вдруг эти животные здесь священные? Так или иначе Падшая молча продолжала неспешно свой путь - в ожидании приказа Помешанного...

+2

8

Тот факт, что указаниям одноглазого никто перечить не стал, безусловно сыграл в сторону шаткого спокойствия зверя, которое в любую секунду может перерасти в необузданную ярость. Тринити, в действительности, не считал себя выше или ценнее Шанти или же Сунгата. Отнюдь. Мир стал бы чуточку лучше, если бы у кого-либо хватило духу сомкнуть клыки на глотке Помешанного, очищая этот бренный мир от сумасшедшего изувера, монстра, взращённого злобой и практически извечной борьбой с самой судьбой за возможность вновь и вновь осквернять земли, по которым ступает тяжёлая лапа Грешника. Тварь, которая создана, чтобы убивать, ни на секунду не сомневающаяся в правильности поступающих приказов. Отчасти фанатичный псих, который нашёл и ощутил нечто родное со сворой таких же головорезов и отморозков. "А может Тринити и не должно было быть... Его не должны были спасти", подобный настрой и мысли определённо выводили из себя Безымянного Бога, который уж точно не станет выслушивать душевные переживания того, у кого в принципе нет этой самой души, как и сострадания.
"Мальчик мой... Что за меланхолия", начало было мягко Божество, но затем в нём словно что-то щёлкнуло. "Не затем была спасена твоя опаленная шкура несколько лет назад, чтобы сейчас ты разводил тут некое подобие переживаний с многозначительным видом. Соберись! Мне стыдно за тебя..."
И уже через мгновение Вран вернулся к прежнему ритму, будучи готовым вспороть брюхо любому, кто встанет на пути к их цели. Ещё больше развеселило одноухого то, что Сутулый сказал о голосе, который велел ему идти.
- Что ж, голос дурного не посоветует, - полушёпотом прошипел хищник, немного приопустив калеченную голову и с нескрываемым наслаждением проведя по опасным смертоносным клыкам и зубам. Да, он чуял их, группка из нескольких особей, и оказавшаяся так близко к собственной погибели.
Нити не особо всматривался вдаль, а потому увидел потенциальную жертву только благодаря серому волку. Да, их запах был совершенно другим, копытные на их старом Острове, на их доме, пахли иначе. Однако, что те, что эти, для голодных Пожирателей нет границ и правил. Пасущиеся на холмах, что мирно пощипывали травку, даже не подозревали, что кто-то из них не доживёт до заката. Но бросаться на них, теряя голову и всем своим видом выдавая себя, было затеей глупой и бессмысленной. Тем не менее действовать нужно было быстро, пока ветер не сменил направление или пока не занесло кого-то покрупнее волков.
Инициативность Змееуста понравилась одноглазому, что даже он и позабыл, из-за чего между ними возник конфликт. Прошлые обиды и, возможно, внутренняя неприязнь были сейчас отброшены всеми тремя. Каждый понимал, что в одиночку на чужой земле он – труп. Ни больше, ни меньше.
- Обойди их с противоположной от Сунгата стороны, - обратился Тринити к Корице, которая в отличие от первого не стала своевольничать, что тоже нельзя отнести к чему-то плохому в данной ситуации, когда каждый шаг вызывает сомнение с нагнетающим недоверием. - Выберите больного или детёныша, а затем гоните его в сторону Тринити. Вран пойдёт прямо и будет рядом с вами. Берегитесь их рогов и копыт. - Это уже относилось к ним двоим.
Одноухий припал к земле, едва касаясь её грудью, и наблюдая за состайниками. Они выступали в качестве загонщиков, в которых есть ловкость и скорость. А вот Помешанный уже будет заваливать и добивать. Зверь старался не думать о том, что что-то может пойти не так.

+2

9

Неожиданно, несколько особей травоядных подняли головы, осматриваясь по сторонам и предупреждающе фыркая. Остальные звери вмиг пришли в боевую готовность, и за доли секунд сформировали практически идеально-ровный круг. В центре него находился молодняк и беременные самки, а кругом, слегка опустив голову к земле и выставив вперед рога, стояли взрослые особи. Со стороны формация выглядела как абсолютная защита. Острые рога были повсюду, подступиться к животным не получится. Переселенцам еще только предстояло узнать, что на Дискордии есть свои способы выживания, которые оттачивались местными жителями на протяжении поколений. Вот только спугнули дичь вовсе не волки. Неожиданно, прямо навстречу Сунгату и Шанти, с обратной стороны холма, выходят двое взрослых львов. Оба самцы, оба крупнее стандартных особей, и оба явно удивлены своей находке.
- Ну-ка, ну-ка, что, во имя Махараджи, псы забыли на священных землях? - припав чуть вниз, грубым басом произнес лев, что стоял напротив Шанти. Его грива, в отличие от собрата, имела множество черных вкраплений. Второй, что наткнулся на Сунгата, был яркого золотистого цвета, и сильно выделялся на фоне зеленой травы. Голос говорившего льва услышал и он, и, наверняка, сумел расслышать Тринити. Львы вели себя очень уверенно, и, судя по по тому, как сопела дичь, стоявшая на холме, котов было больше, чем двое. Принюхавшись к Шанти, попутно распахнув огромную пасть, лев фыркнул.
- Вы странно пахнете... Кто вы такие? - до сих пор незнакомец не проявлял никакой агрессии, но в его голосе все равно сквозил легкий холод.

GM-Kai

+1

10

Голос. И ведь надо было сморозить это вслух! Пару минут назад Сунгат думал, как бы не ударить в грязь лицом и начать шаги к высотам, а тут оступился на ровном месте. Его пробрало отвращение, и он представил на миг заботливый тембр отца, который всегда рядом. Тот бы сказал ему: "Осторожнее, не спеши". Долго зацикливаться на лишнем не пришлось: Тринити согласился с ним и отдал добро, заняв позицию. Змееуст кивает серой спутнице и новой напарнице по делу и ускоряется. Ему не терпелось сорваться с места и устремиться вперед, к победе. Хороший улов им сейчас не помешает. Голодный желудок прям изнывал, скребся изнутри несуществующими когтями, терся об пустые, безжизненно сухие стены его пустого брюха, каждую минуту напоминая о себе. И волк невольно поддавался голоду. Всё это естественно, но разве инстинкт должен отключить разум? Напротив, только усилить концентрацию, направить все силы на одну цель, как бы ни звучало расточительно. Вот тратить их зря - вот, что есть глупость.

По мере приближения, серый чувствовал, как всё в организме зажигается резервом. Усталость отходит на самые последние ряды, мышцы выжимают из себя последние соки, насыщают его энергией, будто внутри открылся ключ, из которого бьют лучи. Они обжигают его, предают ему сил. Или волк попросту готовил себя к длительному рывку. Правда, странные травоядные существа ускакали, хотя Змееуст готов был поклясться, что он не добежал до них, чтобы так опрометчиво пугнуть. Что-то не так. И уже тревога усмирила его необузданный, голодный пыл. Словно огромная волна, из-за холма показались двое львов. Сунгат остановился почти перед ними: те перегородили им путь. Выглядели незнакомцы, прямо сказать, грозно, и калеке, вроде него, и серой простачке с ними точно не совладать. Как бы Трин еще сюда не сунулся, иначе по шапке получат втроём. Быть может, с этими огромными кошками возможно договориться?

Да, Сунгату не приходилось ранее даже близко видеть таких существ. Максимум, со стороны: люди привозили парочку в город, и он мимоходом заприметил это. Они находились в больших клетках за толстыми прутьями.

Шевелюра напоминала густые водоросли или плющ, причём эстетичный такой, вьющийся, но растрепанный. Сунгат как-то оробеть не успел перед ними, переключив всё внимание на физические характеристики. И, сколько бы он ни смотрел, не мог предугадать слабого места у жителей этих земель. Они как гора, что возвышается неприступно и хмуро, эдакое живое правосудие. Правда, вот его-то он и не любил вовсе. Более того - не признавал.

Волк принялся вспоминать уроки отца. Да, Яшкур много чего ему рассказывал: и о хитростях всяких, и о фальшивой дипломатии, и о лжи во благо или нет, и, особенно, как себя вести, если противник превосходит не только числом, но и силой. Самые мерзкие случаи на его памяти, ведь пример папаша привёл всего ОДИН! Это и ударило по нему, ведь лев - не медведь, черт побери. Тогда он принялся цепляться буквально ко всему: к речи.

"Ага, значит, чтут Махараджи. Интересно", Сунгат взял данное слово себе на заметку. Видимо, на острове свои правила, и можно прикинуться дурачками, чтобы избежать наказания на первый раз. Чем не вариант? Очень даже. Когда лев глянул на Шанти, сутулый возмужал и чуть загородил её, как бы ненароком отпихивая назад. Но при этом он смотрел нейтрально, даже заинтересованно на двух гривастых кошаков, которых, хоть и видел впервые, но не боялся чисто из уважения. Сейчас не время терять голову - только действия спасут ситуацию.

Самец обвёл взглядом округу. Притихло всё и вся. Ситуация дрянь. С этими братишками по ремеслу стоит вести себя предельно осторожно.

Из всех вопросов, Пожиратель выбрал последний, но при этом задел слегка первый:

- Мы не местные, вы верно заметили. Мы не хотим проблем и уже уходим, также заверю, что более не побеспокоим ни их, ни вас. Шли вот, наугад, голодные, увидели дичь и не сдержались, - попытался выйти на волну дипломатии он.

Попутно он так ненавязчиво оттеснял серую и готов был принять первый удар на себя.

Отредактировано Сунгат (2019-09-23 23:18:23)

+2

11

[indent]Тринити отдал приказ, который не подлежал обсуждению. Значит, всё же решили поохотиться? Хм. Я, пожалуй, не сомневалась, что так оно и будет - вот только до последнего, как всегда, верила в лучшее. В то, что ситуацию рассмотрят не только исходя из чувства голода... Наблюдая всё это время за состайником, Шанти заметила, что Сунгат явно воодушевился. Неудивительно - ведь поддержали его затею. Согласились с голосом в его голове. Хорошим это не закончится, - ворчала про себя серошкурая, однако всё же следовала за Змееустом, держа ровно такой темп, чтобы не обвинили в трусости и предательстве. Просто опираясь на опыт валькирии, Корица не хотела, чтобы "если вдруг что" они все вместе оказались в западне. Хотелось бы - чтобы имелся хоть один шанс на спасение. У всех. Не только у неё.
[indent]И чутьё не подвело волчицу. В который раз? Когда травоядные ощетинились, а навстречу Пожирателям вышли львы -  то Сутулый, надо отдать ему должное, не растерялся. И даже пытался её защитить. При этом вполне дипломатично ответил местным. Вот только про дичь - это он зря. Надо было остановиться на версии заблудившихся путников. Да вот только что теперь судить да рядить? Сделаю ли я лучше, если что-то скажу сама? И не ждут ли ответа именно от меня? Суку напрягал взгляд величественного противника, направленный именно на неё. Пора сваливать. Вот только будут ли артефакты с нашего Острова действовать так, как должны? Или лучше полагаться на собственные силы?
- Будет готов действовать, - обратилась Шанти мысленно к Ворчуну. - Гипноз вряд ли подействует на этих гигантов. А вот Вихрем можно сбить с толку. Дать нам время исчезнуть из поля зрения врагов. На крайний случай - используй призыв Твари... Тебе сверху видней. Доверяю тебе полностью. Действуй, как считаешь нужным.
- Всё понял...

Для ГМ

0

12

Поняв, что волки агрессии не проявляют, львы на какую-то долю секунд расслабились, но именно в этот момент с западной стороны плато в небо взмыло несколько сигнальных ракет, с грохотом разорвавшись в небе яркими красными вспышками, и заставляя остатки кошачьей группировки выскочить на открытую местность. Помимо тех двух самцов, что начали беседу с Шанти и Сунгатом, поблизости оказалось еще три особи. Они были намного моложе - грива только начинала расти на затылке и вокруг горла, но еще не успела спуститься на шею. Взрыв и яркие вспышки света сорвали охоту - травоядные тоже переполошились, и теперь подобраться к ним будет уже, скорее всего, невозможно.
- В трущобы, быстро. Предупреди тех, кто под землей, - произнес тот лев, что говорил с Сунгатом, самому молодому коту. Никаких уточнений не последовало - зверь рванул в северо-западном направлении, набирая максимальную скорость, на которую был способен большой и тяжеловесный хищник. Остальные же, словно потеряв интерес к волкам, подняли оглушительный рёв - львиные голоса, будто сигнал тревоги, разнеслись по всей округе, предупреждая местных жителей об опасности. Лишь тот, что стоял подле Шанти, молчал, презрительно смотря на незваных гостей.
- Эта кровь будет на ваших лапах, чужеземцы. Не знаю, откуда вы пришли, и как сюда попали, но вы заплатите большую цену за право жить на нашей земле, - выпустив когти, и оставив на земле несколько продольных борозд, практически выплюнул лев. Он не собирался сейчас вступать с волками в схватку - Цитадель вот-вот ступит на южные земли, и никто не знает, что от этого ожидать. Вряд ли они обрадуются наличию чужаков, а их явно было приличное количество, раз они уже успели попасть в ловушку у кладбища кораблей. Фыркнув, лев повернулся спиной к волкам, явно демонстрируя, что разговор на этом окончен.
- Псины не могут ступать на священные земли Махараджи. Уносите свои туши туда, откуда вы их принесли. - буркнул зверь, и, взревев вместе с остальными, бросился в северном направлении.
Пожиратели, оставшиеся на холмах, могли услышать, как звери и птицы, вслед за косматыми кошками, поднимают шум, превращая юг острова в звуковой ад, оглушая и действуя на нервы.  Однако к волкам никто больше интереса не проявлял, ибо все знали, что опасаться стоит не эту троицу и их друзей, а тех, кто обязательно придет за зов сигнального огня.


Игровой сезон завершен

● Персонажи выведены из игры.
● Квест считается проваленным. Персонажи не получают награду за успешное завершение квеста и сезонный бонус.
● Количество сюжетных постов: Сунгат (4), Шанти (4), Тринити (3). Персонажи не получают бонуса для участия в дополнительной лотерее.
● Открыта новая группировка больших кошек. Данных для идентификации недостаточно.

0

13

--->> Вне игры

Сезон "Зеркала"
20 сентября, 188 год

Остановись, пока не поздно,
Я падаю вниз за тобой.
Туда где светят твои мёртвые звёзды
Ослепляя солнце пустотой.

Шаги волчицы были бесшумны, и даже природа вокруг, казалось, замерла. Крики с побережья давно стихли, но черношкурая слышала их в своей голове. Хаос, дестрой и адовая мясорубка – все, как любит Варга. Нет ничего слаще войны, и от этой мысли пасть Анги растеклась в сладкой улыбке острых клыков. Глаза блестят кровавым блеском, а в ушах все еще стоит дикий ор и оружейные выстрелы. Слуга Варги видела, как падали тела, и ей так хотелось остаться там, чтобы поучаствовать в этом действе, однако сейчас у нее были планы, которые расходились с желанием волчицы отправить на тот свет как можно больше душ.
Потеряв покровительство старшего брата, толику уважение западных волчиц и земли, которые она считала своими, Анге ничего не оставалось, как уйти в новую жизнь, имея при себе лишь непоколебимую веру в любимого Варгу. Однако был еще на этом свете один персонаж, без которого алчная бывшая Ведущая не видела своего существования.
Велес. Кровный брат, который был так близок телу и духу черношкурой, правда не до конца разделявший ее идеологию. Но его сердце билось в такт ее, так что Анга ни на мгновение не сомневалась, что братец – единственный, кого она будет искать на этом свете. Остальных же волчица считала не более, чем швалью, что населяет этот бренный мир, которая не достойна существования, если не отдает свою душу Богу Войны. Ну, ничего Анга поставит всех на колени, либо же порежет, когда придет ее время.
Перед взором Анги раскинулись умиротворенные холмы. Здесь, казалось, нет ни души, однако на первый взгляд умиротворенная картинка таила в себе много неизведанного, о чем волчице только предстояло узнать. Она принесла в этот мир свою идеологию и сделает все возможное, чтобы о ней узнали. Однако планы по захвату нового Острова алоглазая оставит на потом, а для начала разыщет своего брата. Черношкурая чувствовала всеми фибрами своей черной души, что Велес не погиб. Не-е-ет, так просто бы подпалый не сдался, не в его правилах. Анга это точно знала, а потому даже не рассматривала другой исход.
-Я верю, мы встретимся вновь. – Прошептала сама себе Анга и улыбнулась своей хищной безумной улыбкой.
Конечно они встретятся. Так предрешено, так сказал сам Варга. И именно в этой мыслью волчица двинулась дальше, неторопливо и тихо ступая по неизведанным землям.

+4

14

--->> Вне игры

Старуха жизнь имеет предельно скотскую натуру, которую, как истинная сука, не стесняется показывать время от времени. Ради развлечения, ради масла в огонь, ради «нервы пощекотать», ради вкуса к ней, к жизни, эдакой.  Дискордия не была рада новым гостям. Нет, она была в ярости! Яростная дева сходу готова была обдать переселенцев любым дерьмом, что нашлось бы в ее арсенале и успешно следовала своему плану по изжитию неведомых островитян.  Местные, ни двуногие, ни четырехлапые не были готовы принять в свое драгоценное лоно оборванцев без роду и племени, ни с их историями о погибшем Острове, ни без них. Ополчившись, Дискордия держала оборону, заставляя вновь бросаться в бой и уставших путников и своих собственных чад.
Новая история писалась быстро. Даже слишком быстро для того, кто лишь недавно вылез из омута, что бы нырнуть с головой в другой.
Отплытие, путешествие, высадка, боль и паника, ягуар, тотем, неизведанная магия, новые поселенцы, которых высшими силам низвергнул Остров подобно предсмертной рвоте, волки, люди, одиночество… Велес не помнил точно когда он покинул самого себя в этой пучине безумия и отправился в недра новой земли не исследовать, а зарыться в грязь и попытаться забыться вечным сном. Все повторялось, снова. Трусливый побег в никуда ради сохранения собственной жалкой шкуры, балансировка между безумием и сознанием, отказ от социума из-за стыда и признания, попытки пожрать себя с хвоста, как древний змий. Жизнь циклична, что бы ты ни делал, рано или поздно оно повторится, вопрос лишь в том, смог ли перенять урок из прошлого, стал ли сильнее хоть на йоту, сможешь ли вспомнить.  Но подпалый бежал. Бежал в самые далеки дебри желая слиться с полуденными тенями в самых глухих уголках, стать бесплотным духом не имеющим ни имени, ни истории. Затеряться в вечном забытие.
Единственное, что заставляло хищника двигаться- естественный голод. В голове давно уже поселилась звенящая пустота, Велес старательно изгонял из нее любые мысли и отзвуки прошлого, все чаще погружаясь в темное оцепенение ночами, совершенно без сновидений, без голосов.
Зверь остановился на одном из холмов, без эмоционально оглядывая чужие владения в поисках того, кто сегодня пожертвует своей жизнью ради него. Он не был голоден, но что- то с самого раннего утра зудело в черно-белой голове, что –то будто бы желало вывести его из-под корней поваленного дерева туда, на зеленые просторы холмов Махараджи. И все вроде было как обычно:  бескрайние просторы переливались изумрудными красками под сизым небом, дичь беспечно паслась в низинах уверенная в своей безопасности, легкий ветер щекотал уродливый шрам на волчьей груди… Но сегодня острый взор уловил нечто новое в этом позабытом временем пейзаже- черная точка.  Кто-то уверенно и одиноко двигался вперед изучая чужие земли, не обращая внимания на пасущихся животных и играющих зайцев, кто-то, от чьего запаха встала шерсть на загривке.
- Не может быть.
Змей замер каменным изваянием не в силах оторваться от силуэта волчицы, что находилась от него в доброй полумиле к северу.

+3

15

Анга шла дальше, не обращая на мир вокруг, ведь у нее был свой собственный. Мысленно она была далеко отсюда, в вечной тьме, где ее сопровождали Варга и верный брат, что шел к ней плечом к плечу и чуточку ближе. Вместе они могли поиметь всех и каждого, стоит только захотеть. Черношкурая решила, что не перед чем не остановится, пока не найдет подпалого, а потом уж можно и о завоевании нового острова подумать.
Волчица на мгновение остановилась и посмотрела в сторону. Живность, что копошилась совсем рядом, ее никак не привлекала, хотя можно было бы и поесть. Однако Анга пребывала настолько глубоко в своих мыслях, что ей не хотелось выходить из них ради дичи. Вполне вероятно, что будет еще возможность, а потому трапезу можно отложить на потом. Зачем алоглазой невинный зверь, когда совсем скоро она почувствует на языке кровь неверного? Это будоражило аппетит слуги Варги куда больше, чем обычный обед.
Дуновение ветра всколыхнуло шерсть на крупе, прошлось по линии спины и ударилось в густой воротник на шее. Анга повернула одно ухо назад, однако не смела смотреть, что происходит у нее сзади. Губы растянулись в зловещей ухмылке, в глазах сверкнуло алое пламя. Волчица смотрела перед собой, а пасть ее все больше искривлялась в оскале, пока не приоткрылась и не вывалила большой розовый язык. Черношкурая попробовала запах на вкус, а потом, захлопнув клыкастую пасть, втянула воздух носом.
-Наконец-то, - выдохнула Анга, только в этот момент решив повернуться.
Развернув корпус, волчица посмотрела вдаль, туда, где виднелся силуэт на вершине холма. Одинокая фигура замерла на некотором расстоянии от волчицы, и черношкурая не смела первой нарушить это расстояние. Склонив голову набок, алоглазая медленно села, не отрывая взгляда от волка, что был перед ней.
Над холмами раздалась песнь волчицы, что ликовала. Это была зловещая, не предрекающая ничего хорошего песня чудища, что пробудился ото сна и был готов наступить на горло этого мира. Протяжный утробный вой всколыхнул холмы Махараджи, и живность, что мирно гуляла здесь, насторожилась, многие поспешили ретироваться. В одно мгновение умиротворенное место стало чем-то мрачным, будто пелена тьмы упала откуда-то сверху.

+3

16

Грудной раскатистый вой промчался над холмами, стоило лишь темношкурой вознести к небу свою морду. Сонные и поникшие твари рванули в стороны, спасая свои никчемные шкуры от неведомого доселе хищника и только лишь Велес знал, что это она, Анга. Холодок пробежал по хребту сталеглазого, будто мертвецкая ледяная рука легким прикосновением пригладила топорщащийся мех. Привет из прошлого, голос призрака въелся в самую душу и буквально разорвал ее на части в доли секунды. Змей давно похоронил сестру, пусть сам никогда не смел бы в этом признаться. Он видел мертвого брата в Калахируме, видел былых королей и предателей, убийц и пророков, но не ее точеную фигуру, будто из черного гранита. Но время заставляет принимать реальность такой, какая она есть и не жить пустыми иллюзиями. Иллюзия... Что если остров играет с ним? Все эти дни изоляции и попыток найти потерянного себя, не игра ли воображения то, что он сейчас видит пред собой?
К черту.
Велес не стал медлить, но и не ответил на призывный зов волчицы. Какая-то его часть ликовала от радости и желала сорваться в тот же миг и, как глупый щенок, рвануть навстречу, виляя хвостом и повизгивая от радости. Но эти мысли, столь приторные и светлые, были старательно гонимы прочь, как чумная крыса- прошло то время, когда лишь одно слово "Анга" заставляло его сердце биться заметно чаще. Змей хотел верить, но не верил, даже когда ее запах швырнуло в морду легким порывом ветра и унесло гулять по миру. Собрав в кулак все те осколки в которые он превратился на этой земле обетованной, подпалый осторожно двинулся навстречу сестре, неизвестности и грядущим переменам, пусть лапы были немного ватными.
Елс подошел не издавая ни единого слова, его глаза с жадностью поедали образ воскреснувшей сестры, будто стараясь насытиться им, а то он вновь исчезнет. Смольная шерсть, что искриться на солнце, угловатые, будто точеные черты головы, столь утонченные, но при этом властные и... И глаза. Мелькнувшее в них солнце окрасило глаза в тот привычный, безумный цвет венозной крови.
Что-то кольнуло в груди, на миг в древо будто вонзили заостренное лезвие.
- Как?..- практически шепотом, будто боясь вспугнуть наваждение, спросил волк

+5

17

Он шел на ее зов, как мотылек летит на свет. А она все пела и пела, иногда опуская морду и смотря через прищуренные веки, как далеко от нее находится тот, кого она искала последние месяцы. Лишь когда он окончательно приблизился, Анга прервала свою затяжную зловещую серенаду и посмотрела на волка. Ее губы исказились в легкой улыбке, что переросла в хищный оскал, а когда Велес уронил короткое слово, одно ухо волчицы в такт дернулось. Боже, какой сладкий голос, что слышала она лишь в своих снах и уже отчаялась услышать наяву. Но вот он здесь, стоит перед ней, будто призванный из самой Преисподней. Черношкурая невольно заглянула ему за спину – не Хёрш ли стоит позади?
Они были здесь совершенно одни, и тишина, что воцарилась между ними, нарушалась лишь свистом ветра да шелестом листвы. Волчица приблизилась к подпалому, остановившись параллельно ему на уровне широкий шей. Голова Велеса была сбоку от Анги, а сама она, приподняв морду, шепнула ему прямо в черное ухо.
-Волею Варги, - жгучее дыхание обожгло Елса, проникая вовнутрь по слуховому проходу вместе со сладкими словами сестры.
Одно только упоминания идола бросало волчицу в блаженную лихорадку, но сейчас кожа под черной шерстью вибрировала вовсе не от имени Бога Войны. Нечасто Анга оставалась наедине с самой собой, выгоняя божество из своей головы, но сейчас было именно так. Ей не хотелось нарушать интимность обстановки, стремясь побыть с братом в полном уединении. Варга многое значил для нее, но сейчас… Варга подождет.
Приблизившись еще ближе, Анга бесцеремонно вторглась в личное пространство волка, тронув его жесткую щеку теплым языком. Наглая, бестактная выходка, если учитывать, что за время их разлуки многое могло перемениться. Однако Анга всегда брала то, что ей хочется и принадлежит по праву, а пространство Велеса она считала чуть ли не своей собственностью.
Кровожадная волчица перегрызет глотку любому, кто будет находиться с Велесом на недостаточном, в ее понимании, расстоянии.
-Веришь ли ты в призраков, дорогой братец? – Сладко шепнула волчица на ухо подпалому, дразня и заводя.
Вот она, живая и невредимая. Доступная и недосягаемая одновременно. Улыбнувшись, алоглазая отошла от Велеса, давая ему возможность посмотреть на нее еще раз и убедиться, что это не сон. Сама же она уже поняла, что Елс – не видение, ведь он так сладок за запах и вкус. Все то время, что они были порознь, будто исчезло. Весь мир исчез, оставив лишь их двоих на этом пустыре, любоваться друг другом и убеждать самих себя, что это – реальность.

+3

18

Эти слова, столь знакомые с самого детства, но успевшие опостылеть и позабыться, ворвались в разум Елса подобно осеннему ледяному ветру. Он почувствовал, как откуда-то из глубины его естества, подобно разряду молнии поднимается буря, как встает грубая шерсть по хребту, как сердце начинает биться все ожесточеннее. Слова вертелись на языке, но волк не мог произнести ни слова, словно загипнотизированный он лишь смотрел в алые глаза сестры, стараясь отыскать давно потерянный огонь своей души.
Время было не властно над Ангой. Ее смольная шкура не потускнела, ее безумие не улеглось, а лишь крепчало в оковах покинутого прошлого. Она по-прежнему была предана той твари, что так вероломно оставила их одних бросив на произвол судьбы. Но волчица вернулась… Не просто из мертвых, но и пересекла пол мира, что бы оказаться здесь, снова, рядом с ним.
Прикосновение врановой заставило Велеса дернуться.  Змей встрепенулся, легкое движение  языком будто обожгло его целиком, заставляя невольно сделать шаг назад, но все еще не спуская с сестры взгляда. Теперь уже уверенного и незамутненого, пусть и полного вековечной тоски.
- Нет, сестра. Мертвое остается мертвым навсегда. - Елс отступил еще на шаг, его выражение сменилось настороженностью.
Он знал, что сейчас Анга скорее всего взорвется. Скорее всего его слова могут ранить ее в самое сердце, либо не поймет да пропустит мимо ушей, приняв оное за восхваление богу Войны. Велес чувствовал, что его начинает разрывать изнутри, чувствовал, что может не сдержаться в этот раз.
- Из каких глубин Ада тебя возвратили, Анга?- Змей обошел волчицу кругом, едва ли касаясь ее черненной шкуры своим хвостом. От носа до ушей это была она, тот же запах, та же стать. Но ничто и никогда не приходит в этот мир раз его покинув не заклеймив себя "другой стороной". Древо на груди будто зашевелилось, едва ощутимо стягивая кожу своими ветвями-лапами, подпалый на миг отвел глаза.
- Это сделал Он?

Отредактировано Велес (2020-06-02 10:46:12)

+3

19

Анга знала, что брату потребуется время, чтобы уверовать в ее возвращение, но, признаться, слуга Варги была несколько разочарована его эмоциями. В ее голове эта встреча должна была быть жаркой и насыщенной, они бы сплелись огненными телами в одно целое и предались плотским утехам, которых всегда будет мало. Однако подпалый не спешил заключать черношкурую в благоговейные объятья – напротив, он вел себя сдержанно, будто не до конца осознав, что перед ним она, Анга, а не шутка Богов. Что ж, алоглазая докажет ему обратное.
-Неужто ты похоронил меня? – В сладком змеином голосе скользнули стальные нотки.
Волчица не любила, когда рушили ее планы и представления, и не важно, кто это делал. Она сделала шаг в сторону брата, который немного отстранился от нее, потому что она хотела стоять рядом. Оставаясь такой же эгоистичной тварью, порождением самого Варги, Анга всегда брала все, что хотела, и в любых количествах.
-Думаешь, кому-то нужно меня возвращать? – Хищно улыбнулась волчица.
Ее не могли вернуть из Преисподней, ведь сама она – тот самый Ад. Да и не покидала черношкурая земной мир, оставаясь здесь, среди смертных, и устанавливая свои порядки. Почему же не пришла раньше к Велесу? Считала, что еще не время.
Предприимчивая Анга жила на северо-западе, неустанно приглядывая за братом, племянником и всем остальным Легионом, но старательно не попадаясь никому на глаза. Те несчастные, что случайно находили черношкурую, погибали в ее объятьях, ведь алоглазая не могла позволить себя раскрыть. Она, точно тень деревьев, которая колышется в лесу, но не привлекает к себе взгляды окружающих. Точно стая ворон, оглушительно орущих, но оставляя на себе лишь равнодушие. Анга была такой яркой, но такой незаметной – именно это помогло ей столько времени скрываться от посторонних глаз и нести эту тайну в одиночку.   
-По воли Варги я сейчас стою перед тобой, но не его заслуга, что это все-таки свершилась. – Твердо ответила Анга, решив не завышать заслуг своего идола.
Определенно, это Он направлял и вел ее к цели, однако шла она сама, ведомая своими чувствами, прежде всего, чувствами к брату. Лишь они сдерживали ее и не позволили встать на кровавый путь разбоя, к которому Анга тяготела. Она хотела стать чумой, которую боялся бы весь Остров, но чуму, рано или поздно, обязательно искоренят. Волчица рассчитывала найти Велеса раньше этого, и у ей это удалось. Только Велес, похоже, этому не совсем рад.
-Что такое, брат? – Голос был по-прежнему сладок, однако Анга явно дала понять, что немного разочарована и обижена, - твои идеалы изменились, и я более не вписываюсь в них? – Волчица надменно посмотрела на него и прикоснулась грудью к широкому плечу подпалому, нарушая ту ветхую грань, что Черт провел мгновение назад.

+3

20

Ей не нравилась эта встреча, все шло совершенно не так, как было представлено в хищной волчьей голове. Анга не выказывала открыто негодования, но все ее естество будто трепетало от нетерпения, от гнева за то, что брат не бросился ей в лапы как радостный щенок к своей мамке. И Змей видел это и хотел бы броситься, но гроз тяжкого прошлого слишком сильно давил на плечи того, кто за столь короткий срок успел быть и наследником, и изгнанником, и легатом, и путешественником по царству мертвых. Ничто не происходит просто так, ничто не бывает случайным. И возвращение Анги тогда, когда Старый мир рухнул, лишь доказывало это. Велес молчал, Велес слушал.
- Думаю, что в этом мире ничто не бывает просто так.- мягко отозвался в конце концов волк. Даже если сестра все это время просто бродила по задворкам Острова питаясь объедками стай, да мелкой живностью, даже если она пряталась средь тени лесного гущара- кто-то позволял ей делать это, отводил патрули от ее следа, убирал гадов с ее пути, позволял набивать брюхо раз от разу. Раньше ее разумом владел Варга, он застилал ее алые глаза и позволял творить невозможное. Но… Старые боги должны быть мертвы. Как и Остров, как и иные его ипостаси. И лишь Древо будет ему вечным напоминанием...
Последняя фраза Анги прозвучала надменно, с долей вызова и кольнуло в самое сердце. Нет,  Велес никогда бы не посмел повернуться к ней спиной, никогда бы не оставил одну во мраке, всегда готов был быть опорой и защитой. В конце концов он был преданно влюблен в сестру с самого детства и если не был ее тенью, то хотя бы всегда пытался быть рядом. Что же сейчас пошло не так? Почему того дикого пылающего чувство от которого бросало в дрожь больше нет? Глядя в алые глаза Змея по прежнему одолевало сладостное тянучее чувство, однако он не мог не заметить перемен. Может быть нужно всего лишь немного времени, а возможно Анга уже сама не та, что была раньше.
Велес встряхнулся отгоняя прочь дурные мысли и отступив еще на пол шага назад под напором сестры. Он не боялся, не был смущен или расстроен, что-то новое поселилась где-то внутри подпалого и щекотало его разум.
- Не смей говорить так, ты знаешь, что я всегда... - Елс на долю секунды запнулся, -Любил тебя. Но никто не может проживая свою жизнь быть верным лишь тому, что вбили в его голову в детстве. Скажи, Анга, что ты видела все это время?

Отредактировано Велес (2020-06-02 14:16:22)

+3


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Холмы Махараджи