Дискордия - удивительный остров, скрытый от посторонних глаз таинственной магической силой. Его нельзя увидеть с большой земли, засечь с корабля или самолета, найти на мировых картах или узнать о нем из обычных книг. На протяжении практически всей своей истории, он был изолирован от большого мира, что способствовало сохранению уникальной флоры и фауны, а также формированию особого образа жизни у местных жителей. На Дискордии обитает множество самых разнообразных видов животных, и большое количество людей, традиции и быт которых отличаются от тех, что привычны человеку на большой суше.
18 августа 188 года по местному летоисчислению, к Дискордии причалили три небольших судна. Они были построены на безымянном острове, что лежит на юго-востоке, и практически полностью уничтожен в результате серии чудовищных землетрясений и цунами. Люди, волки, лисы, и другие звери, спасаясь бегством от череды катастроф, не имели при себе ни карт, ни опытных моряков. Ограниченные запасы пищи, и соседство с дикими животными, которые обманным и тайным путем проникали на борт, вынудили людей причалить к совершенно незнакомому, но очень большому острову. Дискордия встречает их прибрежными песнями дельфинов, и непроходимыми джунглями, которые скрывают от путешественников новые опасности, новые знакомства и совершенно иную жизнь.

Итоги игрового сезона «Клятва на крови»
(22 сентября, 188 год)
------ ♦ ------

События на Золотой Косе развиваются стремительно и неоднозначно. Древние, которых крайне настораживают темпы освоения переселенцами новой местности (и колодец-то они выстроили, и съедобное от несъедобного различать научились), наконец-то вышли на открытые переговоры. Представителями переселенцев на этих переговорах стали Мартен Дискейн, Стивен Уинсли, Брегоран Кроу и подоспевшая в самый разгар диспута Ким Райдер. Невольными свидетелями близкого контакта с местными жителями оказались, в том числе, Рашель Мэддоу и ее пес Крик, а также Элбр Армстронг. По итогу, Мартен и посланцы Древних смогли прийти к шаткому компромиссу – местные жители дали обещание прислать в лагерь на Золотую косу своих людей - чтобы переселенцы могли поближе узнать культуру, традиции и обычаи жителей архипелага, а также продемонстрировать местным свой образ жизни. От этого будет зависеть дальнейшее развитие отношений между фракциями.
Однако принимать гостей в своем собственном городе аборигены отказались, сославшись на то, что заключенный союз пока еще недостаточно прочен для подобных жестов. Да и среди Древних еще находится немало тех, кто сочтет подобное сближение с чужаками недопустимым, памятуя о трагических событиях давних лет.

Стоит отметить, что не все из переселенцев поддерживают мирный курс, выбранный руководством – нашлись и те, кто выступает против дипломатии с «дикарями», считая, что нужно выстраивать союзнические договоренности с иной фракцией Дискордии – Цитаделью, которая, впрочем, на контакт не выходит и пока что не демонстрирует особенного желания идти на компромиссы.
Или это только так кажется?
Судите сами: представители Лунной Цитадели – оппозиционного крыла, выступающего вразрез политике официального руководства фракции - вторглись в тюрьму, где под надзором Таормино удерживался один из плененных охотников – Кай Фридлейв, и переправили Фридлейва прямиком в свою ставку, невзирая на протесты тюремщика. Десятилетиями державшиеся в тени своих солнечных собратьев, теперь лунные заняли активную и принципиальную позицию, ведь если их догадки о том, что переселенцы — потомки Цитадели — верны, то сумеречные оппозиционеры получат шанс восстановить те свои семейные связи, которые две сотни лет назад были разорваны в ходе раскола в рядах фракции.
Вернуть свои родных хотят, однако, не только лунные – Ноэль Кейн, Белек и Хэттер все так же продолжают путешествие к Цитадели, ведомые артефактом, который передоверил им верховный артефактолог Тельши.
Тем временем представитель Солнечной Цитадели – генерал конно-пехотного подразделения Алан Шеппард в ходе патрулирования пустыни Астрид наталкивается на Саммер и Бирна, перенесшихся в эту зону при помощи зеркала-артефакта, а также на Оливера, который, как и Алан, является подданным Цитадели, вот только выступает на стороне Луны. Между тремя сторонами начинается диалог, но его прерывает атака группировки пустынных варваров и, дабы не потерять людей и ценных пленников, Алан принимает решение отступить, конвоируя всех в военный лагерь.

Косвенное знакомство с Цитаделью сводят также Винлирия Лиф, Сольвейк Мьёль и Вильгельм, которые после опасной прогулки по Западному пути оказываются в заточении древнего грота. Их находят и вызволяют из западни мужчина и медведь, принадлежащие к группировке людей, отвергнутых воинственной фракцией и сосланных умирать в Долину Вечности. Эти двое рассказывают переселенцам свою историю и принципы политики Цитадели по отношению к тем, кто ей неприятен, а также приводят в свое логово — сеть пещер и тоннелей у подножья легендарного вулкана Роккоко.
Странные дела творятся вокруг Цитадели и за ее стенами, однако в джунглях южного пояса всевозможные странности приобретают просто-таки небывалый масштаб. Поговаривают, что во многих из этих причуд замешан вовремя не запечатанный Махарой магический разлом в Дискордийском куполе – и, кажется, эта брешь пагубно влияет как на магический фон, так и на разумы отдельных живых существ. Так Анга и Велес, пытающиеся скрыться от непогоды, бушующей в тропиках, становятся жертвами безумия, заставившего их разговаривать с несуществующими собеседниками, которые то предлагают вернуть старых богов, оставшихся на Острове и отрезанных Куполом, то приглашают принять участие в кровавой трапезе. Свидетелями кровавой расправы – только иного рода - становятся также Шахран и Солей, которые ищут способ попасть на Атолл и вернуть старых богов. Братья сталкиваются с карательным отрядом южных безумцев и, в ходе диалога с главой этого отряда, получают ценную подсказку, которая, возможно, послужит их цели.
Встречу с безумцами судьба подготовила и для Лето с Дивайд. Волчицы оказываются не в том месте и не в то время – как раз в тот момент, когда группа фанатиков вела приготовления к ритуалу вызова одного из местных божеств – Валии. Для создания могущественного, запретного артефакта им нужна была жертва, и жертва непростая — частица божественной силы. К сожалению, усилий Дивайд и Лето оказалось недостаточно, чтобы помешать отправлению ритуала – и фанатикам все-таки удалось заполучить заветное перо.
Пантера Трашь также становится свидетелем ритуала безумцев, и за это рискует поплатиться жизнью. Фанатики агитируют местных зверей и птиц избавиться от пантеры, обещая, что не тронут семью того, кто отважится на такой шаг. Вся живность, что находится в округе, кидается на Трашь, но ей удается вывести местных на переговоры. В ходе диалога они рассказывают кошке причину своих бед, суть местных безумцев и причину, по которой им невозможно противиться. Они доносят информацию об Айджи - том, кому поклоняются фанатики - и как это божество стало таким, каким оно стало. Переселенка агитирует местных восстать против безумцев, но те предлагают ей доказать, что она действительно верит в то, о чем говорит. Доказать это можно одним единственным способом — вызвав психопатов на бой. Трашь решается на это, и идет в наступление, но силы Махараджи останавливают ее, не позволяя лишней крови пролиться.
Но если Трашь об Айджи только слышала с чужих слов, то плененные в ставке Альянса Пожиратели Смерти Сунгат, Тринити и Ламия встречают местное божество безумия взаправду – оно приходит к ним, привлеченное биением таких же подернутых безумием сердец. Айджи устраивает показательную расправу над охранниками и тюремщиками Пожирателей и помогает пленникам обрести свободу. Божество дарует им свое покровительство и предупреждает - когда ему понадобится помощь в распространении безумия, он явится за ними.
Другой же представитель Пожирателей, Мотаро, оказывается вместилищем для духовной сущности, возжелавшей однажды стать новым богом.
С представителями местного пантеона встречаются и Осирис с Каллисто – совместно с лидером Альянса Диких Земель они отправляются к алтарю местного божества смерти — Ансара, дабы почтить память погибших на землях Дискордии, а также для того, чтобы перепроводить в загробное существование тех, кого переселенцы упокоили с нарушением принципов охоты на архипелаге. Поминовение усопших было завершено успешно, а Осирис с Каллисто получили свободу.
Присутствие смерти коснулось не только этих двоих. Лисье Братство терпит потери – кто-то нападает на базу Братства - крепость Ассалат – и жестоко расправляется со всеми встреченными на пути. В живых остаются лишь Пепельная, Аиша, Антей и Спаркл, которые покидают место гибели своих соратников, укрываясь под сенью леса. Лидер Братства все еще находится в блаженном неведении о том, что приключилось с его сподвижниками – Адлэр, совершенно случайно попавший на окраины подземной столицы Древних, все еще пытается найти выход обратно. В этом ему помогают лисята-отшельники Снор и Стейн и одна из местных жительниц, которая упорно отказывается называть свое имя. Ценой неимоверных усилий союзникам удается доставить Адлэра к одному из лазов, ведущих на поверхность – и, тем самым, уберечь лиса от расправы, которую местные жители уже готовы были учинить над чужаком, посмевшим вторгнуться на заповедные территории Древних.
Впрочем, не все местные жители оказались категорично настроены по отношению к новоприбывшим. Ряды Альянса Диких Земель пополняются первым представителем от переселенцев. Тарлах успешно проходит обряд посвящения у богини Мвенай и обретает новый дом и новых соратников.

Новый сезон
«Моровое поветрие»
(2 октября, 188 год)
------ ♦ ------

Южные тропические джунгли сотрясают сразу две серьезные проблемы, которые ставят под угрозу существование обеих живущих в той области фракций. Разлом в куполе стремительно расширяется, вызывая нестабильные магические колебания и провоцируя массовые, сводящие с ума галлюцинации. Люди и звери начинают видеть события давно ушедших дней, а также те, что никогда не происходили. Им приходят мертвецы прошлого, и таинственные незнакомцы, а видения эти столь реалистичны, что различить правду от вымысла становится с каждым днем все сложнее и сложнее. Те, кому не посчастливилось попасть под влияние купола, стремительно сходят с ума, ибо Дискордия мучает их и днем и ночью, присылая видения, и доводя многих до открытой, неподконтрольной разуму панике. Теперь уже не только артефакты, но и талисманы отказываются функционировать как должно, ведь разлом влияет на весь магический фон архипелага, поражая и живых, и мертвых, и проводников первобытной магии.

Божества уходят в абсолютное молчание и перестают откликаться на зов, а духи теряют над собой контроль, то и дело нападая друг на друга и тех, кому не посчастливилось оказаться рядом с ними. Градус безумия на юге растет, и не сложно догадаться, что к происходящему приложил лапу Айджи и его последователи. Добыв перо богини Валии, они создали, а затем надломили запретный могущественный артефакт, отныне мешающий подойти и запечатать разлом, тем самым полностью изолировав источник проблемы, позволяя ему бесконтрольно разрастаться, сеять хаос и разрушение. Брешь в куполе - дверь в мир потусторонний, где обитают души умерших, где время и пространство перемешиваются, и боги обретают свою истинную силу. Любое вмешательство в этот хрупкий порядок ведет к разрушениям, любой надлом этой грани - к последствиям для всего живого и неживого. Купол лихорадит от надлома, который расползается, как свежая, незаживающая рана, а вместе с ним лихорадит и всю Дискордию. Причем, как это не странно, во всех отношениях.

Айджи не просто так начал действовать с первыми каплями сезона дождей, ведь именно ветер и ливни приносят с собой южную тропическую лихорадку - смертельно-опасную болезнь, которая каждый год мучает жителей южных земель и обитателей Долины Вечности. Она поражает и зверей, и людей, легко переносится и долго вытравливается из организма травяными настойками на основе редких растений. Древние знают как с ней бороться, а вот переселенцам повезло не так сильно, ведь основу лечебных настоек - особый мох, можно найти лишь в паре мест на архипелаге, куда им доступа нет. Первые летальные исходы - через несколько суток после заражения, ведь чем слабее организм, тем быстрее он угасает от повышения температуры и внутренних воспалительных процессов. И пока Древние решают, стоит ли пожертвовать часть своих запасов лечебных трав ради новоприбывших, Айджи и его безумцы покидают южные тропики, добившись своего - превратив жизнь сразу двух фракций в кошмар наяву. Подбросив им сразу две весомые проблемы, заставляя бороться и с куполом, и с хворью, они достигли цели - безумие, страх и паника постепенно начали пожирать прибрежную зону и джунгли вплоть до самого каньона.

Альянс и Цитадель оказались в заметно более выгодном положении, ведь пустыня Астрид, а также все, что находится севернее и западнее нее, эпидемия не затронула. Понимая, что союзникам нужна помощь, представители Альянса начали собирать лечебные травы и перенаправлять их с птицами на юг, но они хорошо понимают, что бороться на два фронта Древним и Переселенцам будет непросто. К тому же, в отличии от южной болезни, купол - общая проблема. Его необходимо было запечатать, пробившись на юг, не подцепив заразу и уничтожив запретный артефакт, который охраняет территорию в месте разлома, ведь влияние первобытной магии уже выходит за пределы земель аборигенов. Все больше и больше представителей Цитадели и Альянса начинают чувствовать помутнение рассудка. Они пока еще не видят полноценные, живые галлюцинации, но их терзают странные, жуткие сны, и видения, которые захватывают разум как навязчивые мысли, мешая думать. Очень скоро потусторонняя сила доберется до них во всем своем великолепии, сводя с ума и лишая разума, однако, Цитадель, в отличии от остальных фракций, все еще игнорирует проблемы купола. Все, что интересует сейчас ее руководство - это усмирение Луны, и ради этого они готовы пойти практически на все. Даже на сделку с дьяволом.