/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Львиная глотка


Львиная глотка

Сообщений 21 страница 37 из 37

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/Bnlv7lG.png
Тайная пещера, находящаяся где-то на территории Священного Западного Плато и Холмов Махараджи. Вход в неё спрятан среди множества кустов и растений. Если не знать о нём, можно оступиться и провалиться, распрощавшись с жизнью, ведь чтобы оказаться внизу нужно преодолеть крутой спуск длиной около километра. Неосторожное падение смертельно - землю устилают камни, покрытые толстым слоем скользкого мха. Удара они не смягчают, наоборот, лишь сильнее травмируют.
Пещера чертовски глубокая, и, если удастся спуститься вниз, завершается большой поляной, покрытой густым слоем растительности - мха и белых, закрытых цветов. В центре поляны располагается постамент, на котором возведена скульптура большого белого льва - Махараджи, верховного божества.

Флора и Фауна

В пещере на постоянной основе водится исключительно мелкая живность, так как крупные копытные не могут сюда спуститься. Здесь нет обезьян, а птицы представлены только одним видом - Гуахаро. В пещере достаточно много змей, членистоногих, жаб, саламандр, тритонов и насекомых. Из млекопитающих можно наткнуться на кротов, летучих мышей, крыс. Крупные звери представлены только хищниками, которые иногда используют эту пещеру для своих нужд, но не живут в ней - тиграми, львами и дымчатыми леопардами. Ягуары вниз не спускаются.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | ??? (Расстояние Неизвестно)
↓ Юг | Наверх Священное Западное Плато и Холмы Махараджи (1 км вверх, +5 минут для животных, +10 минут для людей)
← Запад | Стены пещерв
→ Восток | Стены пещеры
Юго-Восток | Стены пещеры
Юго-Запад | Стены пещеры
Северо-Восток | Стены пещеры
Северо-Запад | Стены пещеры

NPC

https://i.imgur.com/xQpnwkJ.png
Махараджа, верховное божество, человек в львином облике
Был рожден человеком, в племени аборигенов (ныне — Древних), около 10 тыс. лет назад. Отличался выдающейся сообразительностью и был на порядок умнее не только сверстников, но и взрослых людей того времени. В современном мире, его бы назвали вундеркиндом. Известен, как первый человек, который сумел применить на себе морок и развить его до полного обращения.
Более подробную информацию можно прочесть в разделе «Религия и Традиции».

https://i.imgur.com/UHCzdEP.png
Алия, дух-помощник Махараджи, возраст неизвестен
Обычно принимает форму белки-летяги, но может предстать перед живыми и в облике любого другого зверя. Способна взаимодействовать с ними - например, поднимать в воздух или толкать. Отличается эмоциональностью, игривым нравом и доброжелательностью, однако, несмотря на готовность идти на контакт, информации о ней все еще недостаточно.

Отредактировано Game Master (2019-06-25 11:11:13)

0

21

Алия следовала за молодым лисом в его осмотре скульптуры, тоже наслаждаясь зрелищем.  Ей и правда она так нравилась? Ведь она должна была видеть её много раз, если тут обитает. Впрочем лис должен был признать, что любоваться подобным можно было далеко не один раз. К тому же всё здесь его немного успокаивало, пока белка-летяга не выдала весьма странное предложение. Из-за чего самец остановился и обернулся к ней.
- Представителем Переселенцев? Да, нас так и правда прозвали... Но видишь ли... - Антей задумался как это правильно сказать, - Пускай мы, Переселенцы, прибыли сюда вместе, на самом деле мы враждебны друг другу. Единственной причиной того, что мы сдерживались, было тот факт, что стоит начать одному драться, как все мы бы сгинули в морской пучине. Волки, люди, и другие животные разрознены. У каждого найдётся повод что убить другого, апогей этого безрассудства царит у волков и людей. Последние так вообще враждебны к большинству "диких" зверей, а те к ним. На Старом Острове только волки могли с ними говорить, но ничем хорошим это не кончилось для обоих сторон. Хотя времена бывали разные. - сказал Антей и немного перевёл дыхание, попутно вспоминая рассказы отца и старых лис о истории острова.
- Так что Переселенцы это не единая фракция как ваши, а группа разрозненных сообществ, построенных на какой-нибудь идеологии или видовом признаке. Отчего постоянно возникают конфликты. Мы лисы тоже не исключение, хотя всегда стараемся держаться подальше от кровавых распрей сторон, а сейчас вообще ищем мира и спокойного процветания. Если и представлять мне кого-то на этом собрании, так наше Братство. Так мы себя назвали, собрав под своим крылом согласных с нашим виденьем лис и некоторых других животных, хотя в отличии от того из чего мы вышли, мы только в самом начале пути. - наконец закончил лис. Антей говорил это весьма увлеченно и вовлечёно, так как и подобает дипломату, вдавался в подобные подробности ещё когда был в Лисьем Сообществе.
Достигнув отравной точки и выслушав ответ Алии на свой вопрос о кристалле, Анти долго вглядывался в него, не слишком понимая о какой душе шла речь. Впрочем по мимо этого, из разговора можно было понять что есть способ стать божеством, о котором знает белый лев, но о котором никому не говорит. Так же белка, пусть и вскользь, затронула происхождение этих кристаллов, а так же деяния истинного бога при жизни. Теперь выслушав это Антей больше не был подвержен страху, однако продолжал немного нервничать, отчего постоянного размахивал хвостом из стороны в сторону.  А на игриво развлекающуюся белку-летягу самец по доброму улыбнулся, совершенно не ожидая, что в другой момент Алия захочет услышать историю о их богах и залезет ему на спину.
- Тебе нравится лазить по твоим собеседникам Алия? - с легкой ухмылкой произнёс лис, выгибая шею так, чтобы увидеть свою наездницу. Говорить что было весьма необычно чувствовать на свой спине кого-то, вообще не стоит, хотя белка была практически не весома.
- На старых землях, на сколько я знаю, боги были только у волков и лис. Вроде кто-то говорил про богов кошек, но я ничего конкретного не слышал. У волков был самый большой пантеон богов, что управляли всеми проявлениями мира и его обитателей. Их история достаточно длинная и я не так много о ней знаю. Тебе лучше спросить какого-нибудь волка об этом. У лис есть два главных божества и два младших божества, о которых нам сейчас известно. Хотя мы потеряли связь с ними как прибыли сюда. Крашнул - отец всех лис и Айя - мать всех лис. Наши боги покровители, хотя даже так мы очень не много знаем о том, что было с ними при жизни, но как считают старшие конец их был печален и причиной тому были волки. Большего я не знаю. О острове? О нем много я не могу сказать я был в очень не многих местах прежде чем началось бедствие... - с печалью произнёс Антей и немного поник, вспоминая оставленных на Лисьем острове родителей и брата, больше ничего не произнося...

+1

22

Слова Антея, кажется. обескуражили маленькую белку. Плюхнувшись на его спину и слегка склонив голову набок, Алия дернула носом и издала задумчивое "хмм". На самом деле, она ожидала несколько иного ответа, и представляла себе переселенцев совсем иначе. По факту, она была уверена, что их совершенно иначе представляли все жители Дискордии. Множество кораблей пытались пробиться сквозь купол за прошедшие сотни лет, но как бы хорошо они не были оснащены, они терпели неминуемое бедствие. А ведь переселенцы прибыли на самых обычных деревянных корытах, которые сколочены были, по видимому, из подручных материалов. Весь архипелаг гудел о силе переселенцев, которые смогли не только пройти сквозь многовековую защиту, но и магический фон продырявили своими артефактами, превратив в решето. А на самом деле... То, что они продемонстрировали - предел их возможностей.

- Это очень, очень плохо... - заключила Алия, вздохнув, и неловко дернув носом. - Если об этом узнают местные - на вас в ту же секунду организуют охоту. Вы находитесь на юге, он принадлежит Древним, и без нужды туда Цитадель не сунется, но там все еще есть ставки дикого Альянса и главные базы Древних. Они давно выступают за ваше уничтожение, как и прочие фракции. Хоть в чем-то у них мнение сошлось за пять сотен лет...
На последней фразе дух безрадостно улыбнулась, мысленно пытаясь найти хоть один проблеск света в этом царстве тьмы и бесконечных войн. Многие жители архипелага давно устали от них, и хотели бы мирной, спокойной жизни, но принять чужаков будет непросто даже самым пацифистично-настроенным слоям населения. Как минимум из опасений, что это может навлечь на них гнев... менее пацифистично-настроенных слоев.
- Сейчас только слухи о вашей силе, и ваша численность, останавливают Древних от нападений. Они не хотят терять своих солдат, но как только они поймут, что численное и силовое преимущество на их стороне - они атакуют. В отличие от вас, все наши фракции имеют в своем составе и людей, и зверей. Среди Древних и Цитадели, исконно человеческих формирований, доля животных огромна. Многие из них всю свою жизнь живут под мороком, другие работают в специальных отрядах, где человек теряет свою эффективность на фоне зверя. Альянс Диких Земель - самая большая звериная фракция - тоже имеет в своем составе подразделение из более чем сотни человек - группу северных отшельников, которые изгнаны и Цитаделью, и Древними. Так или иначе, люди и звери привыкли работать, выживать и сражаться плечом к плечу. Поэтому каждый зверь, встреченный вами на пути - потенциальный шпион, который может работать на любую из группировок. Вам нужно собраться вместе. Объединить усилия, если это возможно. Если невозможно - скрывать свою разрозненность как можно дольше. Иначе быть беде, быть беде... Местные живут в состоянии войны уже более пяти сотен лет. Битвы и сражения - искусство, которым они владеют на высочайшем уровне. Вам нужно быть очень, очень осторожными! Иначе беда придет...

Закончив, белка задумалась и замолчала, пытаясь придумать, как лучше поступить. Присутствие Антея даже как представителя лисьего братства могло как помочь переселенцам, так и погубить их. Если все пройдет успешно, лис может найти союзников в лице Альянса, наиболее лояльной фракции из всех. Если пройдет неудачно, Цитадель и Древние поймут, что оппонент не так силен, как им казалось. И тогда южные тропики сгорят в пламени новой войны. Оставался один вариант - врать. Сказать, что лис - крайне высокопоставленное лицо у переселенцев, и выступает от лица лидера. Местные давно привыкли к тому, что на высокопоставленных должностях люди и звери равны, и ничего не заподозрят. Однако ложь - большой риск, и даже боги не ведают, что случится, если правда всплывет наружу.
- Ваши боги неразрывно связаны с нашими. В конце концов, ваш остров - такая же часть архипелага. Это, скорее, не вы отрезаны от них, а они отрезаны от нас. Ваш остров когда-то тоже находился под куполом, пока не покинул его в результате череды магических катаклизмов. Из-за этого ваши земли оказались за пределами барьера. Однако... думаю, ваших богов можно вернуть. Вопрос времени... Ну и сил на это уйдет, наверное, прилично. Но нет ничего невозможного!

GM-Kai

+3

23

Можно было сказать, что мирное и начинающее хорошеть настроение лиса, быстро было обрушено в самое дно словами белки. Они неплохо отбивались от одиночек, но стоит на них напасть группе, да ещё и специально обученных зверей и людей... Антей не мог представить это не то, что в сказке или кошмаре, даже просто его фантазии не хватало, чтобы передать то, что читалась между строк слов Алии. Полное и потальное уничтожение... Единственное, что хоть немного могло отразиться в памяти лиса и подходило хоть немного под описание, это зачистка охотников Старого Острова, о которой он слышал от одного старого лиса, что был весь в ожогах.   От такого поворота лапы лиса заметно ослабли, а по его телу прошла сильная дрожь... Лис сильно поник, не смотря на дальнейшие проблески надежды, что говорила белка-летяга далее. Возможно, будь на его месте другой лис, он бы смог выйти из этой ситуации каким-то образом, но Антей не видел света в этом туннеле. И пускай это не было заметно внешне, ведь тело его просто продолжало дрожать, в глубине своего разума юный самец перебирал множественные варианты, продолжая слушать Алию.  Все переселенцы могли собраться только в три фракции, а именно: Люди, Волки и все остальные. Однако, если люди изначально собрались в какое-то подобие общины, то вот все остальные категории были слишком враждебны даже внутри  друг к друга.  Вторыми после людей кто мог собраться вместе, были волки, эти стайные хищники просто не могли по другому, однако даже так, сначала они перережут друг другу глотку за власть и старые обиды. Последняя же категория самая сложная и в тоже время самая многочисленная. Это лисам кое-как удалось собраться и выйти на какое-то подобие прежних себя, что же у остальных крайне сложных вопрос. Насколько знал Антей из своего опыта на Лисьем Острове, мелкие звери редко образуют общины больше семьи, касательно тех же змей вообще было ничего не понятно, а о больших Анти просто и не знал достаточно, чтобы судить. Его голова просто разрывалась от круговорота мыслей и внезапно свалившейся на него возможность стать как спасителем всех, так и быть предвестником начала их конца. Странная и тяжёлая ноша для лиса, которому ещё и двух лет не исполнилось... Безусловно Анти был далеко не самым простым двух летним лисом, но даже так авантюра, на которую ему нужно было подписываться или отказываться, была на столько уровней выше него, что сердце и разум маленького создания, казалось, уже были в тесках тех, кто ещё даже не появился. И не сказать, что неучастие его в этом собрании пойдёт на пользу... И так Антей стал перед весьма щекотливым выбором в его жизни, уже во второй раз в это жизни... Взять возможность, поставив всё на кон, или отпустить, и потом жалеть об упущенном. Анти хотелось поинтересоваться какому ещё лису в свои неполные два года предстояло решать быть ли миру или нет...
- Гхх... - лис тяжело кашлянул, и низко заскулил. Он не ожидал, что простая вылазка узнать крупицу истории этого места, поставит его перед таким бременем... А печальней всего, что Алии не понимала абсурдность предлагаемого ею решения между строк. Врать... Возможно, любой лис может делать это самым извращённым и неприметнейшим образом, и самец под ней тоже был не исключением, но с одним маленьким "Но!". Анти не имел достаточно практики в этом, можно сказать, что он мог прекрасно сглаживать острые углы или уходить от нежелательной темы, но он не мог врать так хорошо, как того явно требовала ситуация. Потому это был не выход... Нужно было нечто другое, что одновременно даст возможность участвовать в собрании, но при этом снимет с него ответственность за действия кого-то помимо лис, или, во всяком случае, даст ему шанс уменьшить на них давление.  Антею требовалось некоторое время, чтобы найти хоть что-то, что он мог сделать в этой ситуации, потому как  упускать этот шанс ему явно не стоило в независимости от результата. Ведь тогда он хотя может с чистой душой признать, что сделал всё, что было в его силах, даже если спустя день будет лежать истекающий кровью рядом со своей сестрой, встречая накликанный им конец всем Переселенцам. Он этих  мыслей из глаз юного самца потекли слёзы, но он был из тех, что принимает всю ситуацию, чтобы потом не сожалеть о содеянном. Даже так его тело всё его пробирала дрожь, а разум его явно посетила самая сумбурная и отчаянная идея, что может прийти только на пороге смерти. И пускай Антею было далеко до этого, его мыслей, образов, и воспоминаний, было достаточно, чтобы провести его в самые тёмные дебри обозримого будущего. Почему вы спросите лис смотрел в самые тёмные его места, вместо того чтобы искать в самых светлых? Всё просто, потому в самой глубокой тьме найти ответ гораздо проще, чем в самом чистом свете. Аней понял это в Храме где-то на лисьем острове, когда они с сестрой спустились в земли поглощённые тьмой, хотя раньше были обителью света. Свет и всё что с ним связано, требует надзора и ухода за собой, в то время как тьма не нуждается в подобном обращении, она просто занимает то место что покинул свет и хозяйничает там. Антею как тому, что олицетворял свет и был с этим светом связан, следовало идти только по этому пути, иначе созданный им свет быстро заполнит тьма...
- Значит, мы все на гране уничтожения и никто не знает об этом... - весьма пессимистично произнёс лис, пытаясь унять свою дрожь и слёзы, - Пожалуй, если бы это было известно нам ещё до сошествия на берег, что-нибудь из предложенного тобой объединения и получилось, но сейчас этого произойдёт только когда начнётся наше истребление... - его слова были полны грусти и печали, словно он был старцем что прожил не одну жизнь, - Думаю, мне придёться принять участие в этом собрании к добру это будет или к худу. И если уж сила единственное что их удерживает, думаю я далеко не самый плохой кандидат на представители одной из подчинённых групп, что случайно оказался в нужном месте в нужный час. Как думаешь Алия? - произнёс Антей, а его шерсть стала  излучать сияние. Это сияние было мягким и похожим на то, что видела белка-летяга ранее. Во всяком случае, по началу оно выглядело как же, пока не стало всё дальше распространяться, и теперь Алия лежала не на спине лиса, а на спине полупрозрачного  лиса-стража, что больше был похож на волка своими размерами, хотя на вид это была копия Антея увеличенная до роста в холке в добрые 80 см. Сам же лис находился внутри этого тела и был крайне сосредоточен. Антей уже мог призывать своё тело стража без каких-то трудностей, но вот с его особенностями, лис пока вообще не разобрался, а потому сейчас он пытался сделать так, чтобы его настоявшего тела не было видно совсем. После пары минут блуждания в его новой силе Антею удалось разобраться, как сделать тело стража непрозрачным и достаточно мутным, чтобы его истинное тело в нем было очень трудно распознать. И теперь он выглядел как исполинский лис ростом в 80 см, его тело излучало лёгкое свечение, а само оно было цвета ясного неба с плавающим в нем более светлым туманом. Если же Алия коснётся его "нового" образа то, поймет что оно ощущается несколько странно, где-то между реальным телом и шерстью, что она участвовала ранее, и телом медузы. Эта консистенция была тем, на что был только способен Антей, однако это было далеко не всем потенциалом, что оно скрывало себе, просто Антей не знал как его пробудить. Алия тоже врятли могла знать подобного, в конце концов, это было чем-то между её телом духа и телом осквернённой души. Пожалуй, тому, чем был сейчас Антей, трудно было найти точное описание.  Однако в этом виде лис определённо был достаточно необычен, чтобы подходить под описание и виденья местных.
- Я думаю, что в таком облике я буду казаться достаточно загадочным, чтобы не вызвать больших подозрений, а представлюсь я лишь одним из глав подразделения переселенцев что удачно оказался в этом месте, исследуя их культуру. Это даже не будет враньем. Так что должно выйти что-то стоящее. - с некоторой иронией и явной безысходной надеждой произнес Антей,  вновь перебирая у себя в голове, то что должно скоро начаться.

+4

24

Наблюдая за тем, как меняется настроение лиса, Алия хотела было высказать ему несколько воодушевляющих слов поддержки, но не успела этого сделать - воздух неожиданно потеплел, и под лапами Антея, как и повсюду вокруг статуи, начали распускаться мелкие белые цветы. Их тут росло огромное множество, но распускались они весьма редко, по поверью, когда верховное божество возвращалось в свои владения. Алия на мгновение замерла, после чего осторожно перепрыгнула с лиса на статую и, взобравшись льву на голову, что-то пропищала, но Антей не смог разобрать ни слова. Однако в тот миг, когда он принял облик стража, спектральный кристалл, располагавшийся над статуей, зажегся внутренним, но очень ярким светом, озаряя пещеру радужным сиянием, приглушенным и теплым. Белка, радостно дернув крохотными ушками, спрыгнула вниз, приземляясь прямо на лиса и с интересом отмечая необычную структуру его облика.
- Думаю, ты более чем подойдешь! В таком облике так уж точно... Это заставит их тебя слушать и считаться с твоим мнением!Может быть, даже напугает! - обнюхивая своего собеседника и тыкаясь носом в синий покров, произнесла воодушевившаяся белка, прежде чем лепестки белых цветов одним порывом ветра взмыли в небо, кучкуясь с собираясь, как стая птиц в бескрайних небесах. Не прошло и пары минут, как они начали принимать вполне себе определенные формы - крупные, мощные лапы, поджарое, но крепкое туловище, и длинный кнутообразный хвост. Лишь когда последний лепесток примкнул к своим собратьям, существо, очевидно являвшееся львом, встряхнуло гривой. По пещере разнесся приятый шелест, а между лепестков начали появляться тончайшие зеленые веточки, переплетавшиеся между собой и как будто бы удерживающие всю эту цветочную конструкцию. Алия, похлопав по боку Антея, неожиданно спрыгнула с него на статую, а затем перескочила на льва, утопая в бесконечных белых лепестках. Сам кот, обернувшись к гостю, слегка поклонился. Сложно было сказать, какие эмоции испытывало божество - лепестки формировали монолитную голову, целостную, без пасти, носа и глаз. Но даже так, дух, видимо, мог говорить. Медленно обойдя лиса вокруг, зверь остановился напротив него, будто живая статуя.
- Несправедливым будет обсуждать вас за вашей спиной... Не бойся, твое присутствие не сможет навредить переселенцам больше, чем твое отсутствие. Облик, в котором ты предстанешь на совете, не так важен, как сила твоего духа и твердость убеждений. И люди, и звери, и боги, судить вас будут по поступкам, не по глазам и словам, не по силе вашей магии или по ее отсутствию. Образ... не придаст тебе больше сил, чем смогут придать союзники. Возьми с собой парочку тех, кому действительно доверяешь. Тех, кто поможет справиться с давлением, которое на тебя будут оказывать представители других фракций. Поддержка близких и друзей... всегда сильнее любой магии.
На последних словах, которые с грохотом отбивались от стен, лев медленно лег, и лепестки шумно затрепетали, как гигантский букет полевых цветов под порывами ветра. Алия, видимо, решив подбодрить своего собеседника, взобралась наверх по бело-зеленой гриве божества, и, выглянув из-за его макушки, добродушно улыбнулась. Мол, ничего не бойся.

GM-Kai

+2

25

Пока Антей был сосредоточен на принятии облика и его дальнейшем преобразование, он не мог заметить меняющуюся вокруг остановку, хотя внезапный яркий свет кристалла, его немного напугал и насторожил. Потому после он огляделся и заметил произошедшие изменения. Хотя он не понимал их причины и были ли они как-то с ними связан, они всё же не казались опасными, скорее умиротворяющими.  Да и Алия была определённо воодушевлена, а её слова теплом отозвались в его сердце.
- Значит далеко не всё потеряно... - подумал лис про себя, будучи рад, что его способности были достаточными. Однако то, что произошло дальше было для него большой неожиданностью.
Поначалу юный лис не предал большого значения поднявшимся лепесткам, думая о предстоящем собрании и том с чем он может столкнутся, однако когда через минуту они стали преобразовываться в некую фигуру, лис уже полностью устремил своё внимание к ним, не понимая что происходит, но боясь задать вопрос. Этот танец лепестков не нёс в себе ему угрозы, да и по поведению белки было понятно, что это нечто весьма интересное и значительное. И лишь когда образуемая форма лепестками стала напоминать львиную, Антей понял кто хотел показаться перед ним. Это было одновременно приятно-волнующе и в тоже время неизвестно-пугающе. Пускай, по словам белки, Махараджи был весьма прекрасным и справедливым, но был ли он таким же к Переселенцам хороший вопрос... А потому лис ждал теряясь в догадках и не понимая, что заставило его перед ним появится. Когда лепестки закончили составлять львиный образ и тот  слегка поклонился в знак приветствия, Анти поклонился в ответ, продолжив наблюдать не говоря ни слова, всё ещё не понимая ситуацию. И только когда божество заговорило он смог понять что между ним с Алией похоже возникло недопонимание.   Раджа сказал что ему заручится поддержкой друзей, что значило что собрание будет не так скоро как предполагал лис.
- Вы правы, друзья и родные лучше любой магии поддержат в трудный час, но разве собрание не должно вот вот начаться? Или я не так понял слова Алии? - весьма озадаченно произнёс Анти, не адресуя свой вопрос кому-то конкретно, так как не понимал может ли он так просто говорить с божеством. Пожалуй не будь у лиса сейчас в голове этой проблемы с собранием, он бы точно нашёл что ещё ему спросить у представшего перед ним божества, но вот только в реалиях событий большинство таких вопросов казались самцу весьма мелкими и не уместными, потому несмотря на то, что он хотел их задать, он сдержался. Но это не значит что он не задаст их в следующий раз, ведь он точно вернутся сюда ещё раз. И если тогда ему не выпадет возможность снова встретится с божеством, то он с радостью задаст их Алии, что точно должна быть всегда здесь. А теперь ожидая ответа молодой лис мог обратить внимание на свое тело или правильней сказать тела. Несмотря на его некоторую схожесть с телом из лепестков Махараджи, оно всё же повторяло все аспекты своего хозяина. У него были глаза, без зрачка, но со сплошной радужкой, что была значительно более светлого цвета и тоже излучала некоторое свечение, именно через них лис смотрел на окружение, ими же по привычке моргал, хотя это не было необходимо.  Дальше у него была открывающаяся пасть с зубами, что были более тёмными по сравнению с общим цветом тела, собственно как и когти на лапах. И если бы вы заглянули в неё то увидели вы вполне привычный язык и горло. Но безусловно свет и консистенция его тела, а так же полупрозрачность, говорили о его магическом или духовном происхождении, но это не означало что оно было лишено каких-то аспектов живого тела. Просто они небыли так жизненоважны для него. Антей находившийся в этом теле стража, мог двигать и ощущать свое истинное тело, хоть это и требовало большой концентрации сейчас, потому как при преображении ощущения тела стража были на первом месте, а его истинного тела на втором. Потому лис ощущал новым телом всё, что мог ощутить своим прежним. Запах, давление, определение в пространстве, движение, дыхание, звук, прикосновение и многое другое. А так же мог сделать тоже самое, что и своим истинным телом: Идти, прыгать, кусать, царапать, говорить, дышать, видеть, ощущать и многое другое. Безусловно тело стража открывало Антею ещё много других возможностей, о которых он пока правда не знал, но уже сейчас оно значительно повышало его выносливость и устойчивость, хотя и требовало некоторого к себе привыкания, которое юный лис ещё не прошёл до конца. Но пока это лишь та немногая часть, что была доступна Антею, и которую он ещё не до конца осознал. Потому сидя сейчас перед Раджей лис продолжал изучение самого себя, хотя, возможно, сам того и не осознавал.

+1

26

В обычные времена Махараджа был, пожалуй, самым контактным божеством Дискордии. Слухи о его появлении приходили из совершенно разных уголков архипелага, и чаще всего его видели в знойном мареве пустынь, густом утреннем тумане, или снежных бурях, то и дело бушующих на далеком севере. Даже после смерти, Раджа не был готов полностью абстрагироваться от всего, что происходило на архипелаге, который он так долго хранил и оберегал. Правда, вопреки всем своим божественным возможностям, принял решение не использовать их для вмешательства в жизни живых. Они должны были найти ответы сами, они должны были научиться понимать друг друга и видеть, что все различия, которые формируют гигантскую пропасть между фракциями, несущественны в глобальном плане. Кости павших, по обе стороны баррикад, выглядят абсолютно одинаково. Раджа не мог насильно заставить группировки любить друг друга, это было не под силу даже божествам. А вмешиваться в естественный ход истории, убивая и уравнивая силы противников искусственно, подыгрывая кому-то... было недопустимым. Это противоречило самому понятию справедливости, причем по отношению сразу ко всем участникам конфликта. Некоторые люди упрекали Раджу в бездействии, намекая, что он должен был помочь расправиться с Цитаделью, что нарушила мирное течение жизни на Дискордии, но лев был убежден в том, что радикальное уничтожение одной из фракций не принесет мир на эти земли. Несмотря на воинственные течения у приезжих, среди них тоже были те, кто выступал против войны, причем их количество было умышленно в равной степени разделено между солнечным и лунным подразделением, иначе одно из них вполне могло бы подавить другое. Возможно, прибытие новых переселенцев внесет свой вклад в урегулирование обстановки. Несмотря на всеобщий страх, что чужеземцы станут новым источником войн и конфликтов, Махараджа был к ним благосклонен. Как минимум потому, что знал, насколько в действительности переселенцы близки Дискордии. Пусть они и уходили корнями в Цитадель, гены сейчас играли второстепенную роль. Прожив всю свою жизнь в изоляции, жители старого острова сформировали свою уникальную историю, культуру и отношение к жизни. Признаться, Махараджа возлагал на них большие надежды. Генетически - дети Цитадели, культурно - дети дикой природы, подобно Древним. И люди, и звери старого острова сочетали в себе целый спектр особенностей, свойственных совершенно разным группировкам Дискордии, и напоминали универсальный ключ, открывающий все замки. Кто знает, быть может именно переселенцы - тот самый мост через пропасть между фракциями.
- Полагаю, времени чуть больше, чем вы оба решили. Переговоры назначены на завтра, но дипломаты от фракций уже в пути, и некоторые из них могут прибыть сюда с минуты на минуту. Дискуссию, впрочем, не начнут раньше заявленного, разве что пообщаются на отвлеченные темы. Несмотря на военное положение, представителям разных фракций есть о чем поговорить. А ты ступай, еще успеешь найти сородичей и вернуться сюда к рассвету...
С последними словами Махараджи, лепестки осыпались наземь, устилая все вокруг и практически закапывая Антея с головой в цветы. Алия исчезла вместе с ним, оставив лиса наедине с собственными мыслями, хотя присутствие духов все еще ощущалось. На каком-то совершенно ином, подсознательном уровне. Впрочем, задумываться об этом времени не было - переселенцу еще предстоял путь наверх, на поверхность. И хотя подниматься в этом случае значительно проще и безопаснее, чем спускаться, не стоило с этим сильно затягивать.

Квест Антея объявляется успешно завершенным. В процессе игры был открыт НПС Алия, а также достигнуто соглашение с ней и Махараджи. Описание локации вскоре будет обновлено. Персонаж получает 2 балла за этот квест, что позволит открыть две ячейки в лотерее или обменять эти баллы на очки для межсезонного аукциона.

Краткий сюжет и итог квеста:
Антей решает разведать святую пещеру Махараджи и встречается с забавным духом - Алией, которая относит его к львиному монументу, возведенному в честь верховного божества и рассказывает о том, что совсем скоро здесь состоится собрание фракций, на котором будет решаться судьба переселенцев. Поначалу это известие пугает Антея, но Алия предлагает ему выступить от имени новоприбывших, соврав и выдав себя за высокопоставленное лицо. Лис соглашается, пусть и не сразу. И, когда он принимает облик стража, заявляя о своих намерениях четко и ясно, появляется и сам Махараджа, впечатленный отвагой маленького лиса. Дав ему совет о том, что стоит привести на собрание еще кого-то, Раджа и его помощница исчезают, оставляя Антея один на один с мыслями о будущей дипломатической миссии.

+2

27

Игровой сезон завершен

0

28

Эти незнакомцы... были странными - всё, что блондин мог сказать, основываясь на первом впечатлении. Они прибыли внезапно, как гром среди ясного неба, и руководствовались каким-то порывом спасти переселенцев, непонятным для Ноэля. Волк и лошадь... Если у второй еще мог быть мотив вытащить, возможно, своего хозяина, то у первой... каким был мотив у лесного хищника, для котрого что местные жители, что люди, были врагами, пусть и по разные стороны баррикад? И хотя имя Тельши имело в обществе людей определенный вес, Ноэль поймал себя на мысли, что эта ситуация его настораживает. Наверное, глупо было бы говорить, что он не верил артефактологу, этот человек многое сделал для переселенцев... но слухи о нем ходили разные и неоднозначные. Его мало кто видел, с ним мало кто разговаривал, а некоторые и вовсе считали его психопатом, который не способен коммуницировать с людьми. В конце концов, Тельши был всегда сам по себе, и редко вмешивался в дела Города. Он не помог селению, когда наступило затмение, не помог и тогда, когда бушевали эпидемии. С волками не помог справиться и даже людей, которых сильно ранили звери, не спасал. Любой его артефакт мог принести городу и человечеству процветание. Он мог сделать больше любого гильдийца или медика, мог спасти тысячи жизней, но приходил лишь когда ему вздумается, подобно коту, который гуляет сам по себе.

Ноэль испытывал к этому человеку... нет, уже скорее к существу, смешанные чувства. Тельши был чем-то непостижимым, неведомым и пугающим. Он мог понять его мотивы, ибо переселенцы были частью его фракции, но не мог понять, почему, если без пятнистого никак, Тельши не пришел к нему лично, а послал странную парочку скрытных зверей к нему на переговоры. И Ноэль не мог про себя не отметить, как ловко лошадь увильнула от его вопроса, открыто высказав, что отвечать о своих мотивах не намерена.
- Не находите, что во всей этой ситуации что-то не так, м? - начал было кот, заходя под угрюмые своды пещеры, со стен которой мелкими водопадами струилась вода, - Вы просите меня выдать информацию о моем брате, которая может быть, как для меня, так и для него, очень личной и ценной, но взамен не хотите даже рассказать, что именно привело вас ко мне. Уж простите мне мою подозрительность, но жизнь научила меня, что слепая вера ни к чему хорошему не приводит, а вас я вижу впервые в жизни. За прошедший месяц, что переселенцы, что местные, одинаково пропахли местными травами, почвой и смертью, отличить "своих" и "чужих" становится все сложнее, особенно, когда дождь вбивает в землю все запахи. Я попросил вас поведать о своих мотивах, чтобы я обрел понимание того, ради чего парочка незнакомых мне зверей спасает охотников, которые всю свою жизнь этих зверей убивали. Имя Тельши, хоть и играет в вашу пользу, но не является никаким гарантом. Оно разлетелось по джунглям, как свежие сплетни, и кто угодно может прийти ко мне с местным артефактом и, прикрываясь его именем, выведать у меня информацию о переселенцах. Уж простите, но мне хотелось бы знать, с кем я имею дело. Воспоминание о моем брате - вещь для меня чертовски личная и, во многом, болезненная, и я хочу знать, перед кем собираюсь открывать душу.

Ноэль понимал, что после такого его собеседники легко могут развернуться и уйти, но, если они те, за кого себя выдают, выбор у них тоже не велик. Помимо Ноэля, у Кая были и другие родственники, но все они были в лагере людей, и, даже если удастся подкрасться под мороком к ним, отведут этих посланников Тельши к Мартену, который и будет решать, стоит ли игра свеч. Гепард искренне не понимал такой скрытности от новых знакомых, которые звали его в стан врага и предлагали рискнуть всем, что у него было. Как можно стоять спина к спине с теми, о ком ты ничего не знаешь, кроме того, что их, возможно, прислал Тельши?
- Любая вылазка в логово врага требует полного доверия друг к другу и слаженной работы, которая на нем основана. Я не могу доверять тем, кого совершенно не знаю. Если вы действительно переселенцы, то должны меня понять, - сев на землю, закончил Ноэль, а Тори, к которой не так давно обратилась лошадь, спряталась за своего хозяина. Руна говорила совсем безобидные вещи, но ретривер так ничего ей и не ответила. Впервые за долгое время она была солидарна с хозяином. Появление спасения, да еще и от Тельши, казалось подарком судьбы, но за последний месяц они уяснили для себя, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а подарки Дискордии, в большинстве своем, смочены кровью. Они оба надеялись, что появление коня и волчицы - не очередная подстава, однако пока что доверия эта парочка не вызывала и, по мнению Ноэля, обижаться тут было не на что. Если бы он верил в альтруизм каждого встречного, давно бы лежал в могиле.

+3

29

пост не учтен системой

К большому удивлению, даже можно сказать огромному, некогда жизнерадостный ретривер, которого сложно было не заметить на берегу после переселения, сейчас своим легким и радушным нравом не отличался, словно прошедший месяц изрядно потрепал собаку и попортил нрав, коль скоро Тори просто молча свалила от Фортуны, совершенно ничего не сказав.
- М-да. - только и фыркнул себе под нос Белик, делая не самые радужные выводы о том, как этим двоим пришлось выживать в условиях вражлебной среды.
- Кто бы мог подумать, что такие, со слов окружающих, няхи как Ноэль и Тори станут замкнутыми, подозрительными и хмурыми партизанами. - мальчишке неимоверно захотелось присвистнуть, но вышел лишь всхрап, пока тёмные глаза кобылы провожали юркнувшую вперёд фигурку собаки.
Ситуация явно не радовала и казалась Фортуне все более неприятной, но делать было нечего, пришлось следовать следом за гепардами и размышлять о том, насколько обстоятельства меняют нрав людей и не людей.
Не пытаясь более контактировать с ретривером, Фортуна некоторое время шла молча, перебирая мешанину своих мыслей, но затем остановилась и дождавшись Хеттер, переключилась на нее.
- Я думала над тем, что ты мне сказала недавно... - начал Бел не громко, так, чтоб этот разговор не коснулся посторонних ушей,
- Если твоя цель - самопожертвование ради спасения тех, кого ты даже не знаешь, то ты первая, кого я вижу в своей жизни со столь высокими моральными мотивами... Хотя, отдать жизнь ради любимого человека - не худшая смерть, на мой взгляд. Подумай об этом... Когда будешь рисковать в другой раз, возможно где-то тебя тоже кто-то ждёт... - наклоняясь к самому уху белоснежной, произнесла Руна.
- Не рискуй напрасно. Береги себя, но, спасибо, ты тверда в своих намерениях, я рада, что ты продолжишь этот путь со мной! - больше Бел ничего не сказал, поскольку шторка дождя стала просвечивать очертаниями какой-то пещеры, в которую все и направились.
Едва пещера поглотила путников и рокот стихии остался снаружи, расцвечивая каменные стены зарницами, вспарывая густой мрак, гепард тут же перешёл в словесную атаку, выказывая Руне и Хеттер свое недоверие. Бел не перебивал, пускай выскажется, ведь чем больше скажет гепард, тем яснее станут многие вещи, понятнее будет его позиция и от полученных знаний, можно будет "плясать".
Когда в пещере воцарилось молчание, а последнее слово Ноэля растворилось эхом, отбиваясь от каменных сводов, несколько минут безгласной тишины, напряжённой и взбитой эмоциями, наконец распалось, нарушаемое голосом Фортуны.
- Ты конечно вправе требовать от нас искренности, но ведь при желании, обмануть тебя ничего не стоит, выдумать тысячу причин, в которые тебе придётся поверить за неимением чего-то ещё. Я могла бы придумать такую причину, но повторю, от того, спасём ли мы твоего брата и прочих охотников, от этого зависит и моя личная цель. Это та плата, о которой я условилась с артефактологом, поэтому, даже если я не говорю о личном, мне так же важен результат, как видимо и тебе. - кобыла тряхнула гривой и несколько нетерпеливо ударила копытом.
- Я понимаю твои опасения, но никакие доводы не дадут тебе гарантии того, что тебя не обманывают, поэтому, ты просто можешь нам верить или нет. Тебе придётся сделать этот выбор Ноэль и поверить мне на слово. - говоря так, лошадь шумно выдохнула и обернулась ко входу, глядя на то, как тонкими струками сбегает дождевая завеса.
- Твои знания о Кае помогут его найти, Тельши сказал, что нужно наполнить артефакт воспоминаниями, это не значит, что я хочу выведать у тебя какие-то тайны, но для того, чтобы помочь всем пленным, нужен маяк, в данном случае это твой брат, через него проще найти всех членов похода. Ты можешь наполнить артефакт всеми теми образами, что считаешь нужными для поисков. - тряхнув головой, Руна снова обернулась к Ноэлю,
- Время уходит. Возможно, для твоего брата это последний шанс, если он жив до сих пор, это шанс и для меня, от его спасения зависит и моя судьба, поэтому, отправляясь в стан врага, мы все рискуем, нам всем придётся поверить друг другу и положиться на честное слово. Если даже ты мне откажешь, я пойду искать того, кто мне сможет помочь, главное, чтоб не было поздно. Поздно для сожалений. Решай. - с этими словами, кобыла осторожно сняла артефакт в виде бегущего пса и положила на один из камней, что выпирали "шапками" из пола, так, чтоб Ноэлю было достаточно хорошо видно.

Частицы начислены [Тэлл]

Отредактировано Амрита Арабэль-Камри (2020-09-20 16:01:40)

+1

30

Как же так: совсем лишиться бесед? Вот таких, непринужденных, даже в самый ненастный час, когда в словах ищешь не просто смысл, а нечто близкое, родное, потаённое, но такое желанное для обоих? Как же так, что война не сближала, а разделяла такие разные, но одинокие сердца. Разве не должно быть наоборот?

Обида уколола уязвимую Хэттер, и та мотнула головой. На её морде проскочила тень. Взгляд, скользнувший под лапы, - не шея, склоненная к земле. Она не признавала поражения. Но сердце учащенно так билось, будто перебирало всевозможные аргументы, подбирая слова, эмоции, где-то упуская добрую полуулыбку. Не было сил совершенно ни на что. А скрывать безнадежность оказалось куда более простым делом.

Сейчас - долгий путь, замыкающая позиция, ураган, темень непроглядная и неизвестное, утонувшее в хаосе да беспорядке, отчужденное время суток. Как там семья? Хэттер, вспомнив о каждой живой душе, по которой истосковалась одинокая душа, взмолилась о благополучии и попросила робко, с нетерпением, едва ли сдерживаясь: "Боже, береги их. Ведь я совсем бессильна". И обратилась далее, но уже к переселенцам, к тем, кого предстояло спасти и с кем не суждено было познакомиться никогда: "Продержаться бы всем нам до прихода Нового мира. Мы откроем непременно закрытые двери, их для нас не существует. И я очень надеюсь, что так и будет. Не склоняйте головы, только безысходность призывает смерть. Не поддавайтесь очевидному, ищите пути в том, чего, казалось, не случится. А оно куда ближе, чем можно подумать. Иными словами: чудо. Поверьте в чудо. Поверьте в невозможное: вы не одиноки". Лишиться дома - всё равно, что потерять себя на какую-то часть, и Хэттер была обескуражена не сколько потерей памяти, а осознанием, что ей некуда возвращаться. Она оборачивалась моментами назад, но так и не дождалась странного, призрачного отголоска. Он всколыхнул бы неживую, застывшую материю внутри. Ничего. Пусто. Тихо. Она была одна. Интересно, в сердцах её спутников царило то же молчание?

Но давить на больное волчица не спешила. Она знала это: не смирилась с тем, что произошло, и этого вполне достаточно, чтобы без устали работать тощими, неидеальными и далеко не сильными лапами, продолжая путь к надежде, семье и чему-то новому. Возможно, эта война царила только внутри?

Они все приняли недостатки, которые вскрылись неведомой силой?
Хэттер навострила уши, поднимая глаза к идущему впереди Ноэлю. Его собака боязливо и, будто пренебрежительно так, отчужденно перебралась подальше от неё и кобылы. Фортуна даже казалась какой-то другой. Волчица почувствовала эту давящую ауру, которая сравнима, разве что, со скрытой угрозой. И одиночка понимала, что она и была тем негласным источником. Этот факт врезался под промокшую оболочку, по ней пробежался ледяными лапками, и волчица как-то нездорово вздрогнула, а после - встряхнулась. Судьба подала не один знак, чтобы глупышка бросила игру в героя, предоставила всё более сильным особям, ведь... Что могла хрупкая самка, вроде неё? Она сжала зубы, на миг приподнимая губы в оскале, и прохрипела, как настоящий боец: "Не мечтайте. Не сверну. Не сдамся".

Слова Фортуны, что оказалась неожиданно близко к ней, только укрепили веру в себя. Несмотря на промелькнувшие сомнения, которые Хэттер даже не заметила, речь показалась не очередным предупреждением, а заботой. Волчица, позабывшая о искренних беседах, была тронута. Она мягко улыбнулась и кивнула, а грудь зашлась в забвенно-радостном, энергичном трепете, вся жизнь поднялась вместе с ним. Вся жизнь, о которой забыла Хэтт. Небезразличие выползло на свет в старинных лохмотьях, не полинявшее и неказистое, но такое родное, ностальгически-притягательное и загадочное.
Так волчица нашлась весьма быстро, когда Фортуна закончила, и ответила только для неё:
- Возможно, я найду там тех, с кем судьба сведет. Я спасу тех, от кого бы не ждала благодарности. Я покажу, что вера далеко не слепа, если она исходит от искреннего сердца. Я хочу, чтобы никто на этом острове не был одиноким и... Подарил надежду другому. Главное - сделать первый шаг. И мы его сделаем. Оттого для меня это не самопожертвование, ведь умирать я не собираюсь. Я верю, что у нас всё получится. Мы все останемся живы и спасем других. Я смотрю на это, как на путеводную звезду. Если потребуется, то буду бороться за то, чтобы... Достичь своей цели.

И слова прозвучали, как на автомате, словно Хэттер перемалывала один и тот же сборник по нескольку раз, подбирая слова, чтобы, в итоге, сказать их Фортуне. Она вновь обернулась назад, но обратный путь застелила мгла. Прошлое никогда не привлекало её, но сейчас там оставалась семья. И волчица не понимала, отдалялась ли она от подлинного возвращения или была на верном пути?

- Ноэль. Моя душа слишком распахнута, чтобы таить что-то. Так что не сочти уж моё молчание за нечто скрытое. Было бы, что таить. Я не знаю тебя, но меня привела Фортуна, которую направил Тельши. Это так. Я не ожидала встретить именно её, ведь она - первое существо, которое заговорило со мной спустя 2 месяца молчания и одиночества. Я не забыла того, как прибыла сюда, и... Знаешь, это дико: быть в плену собственных стен, терпеть нападки со стороны недружелюбного мира. А он никогда не был идеальным и хотел обезоружить тебя. Ты же знаешь это, также как и я. Всем это знакомо. Так почему мы должны не доверять друг другу, когда одинаково чувствуем сейчас себя? Нам непривычно, страшно от светских бесед, и мы цепляемся за каждое слово, проверяя его на подвох...
Хэттер не умела говорить фактами, как это делала Фор. Она отвечала пламенным, нагроможденным откровением, зная, что на него последует сухой ответ. Она - разноцветная песнь среди черных нот на белом фоне.
- Катастрофа и впрямь разобщила всех. Но я бы сказала, что многие одичали. Может, они бы и не хотели так себя вести, но... Одни борются, сохранив себя, другие подчиняются миру, чтобы выжить. Это их способ. Я никого не оправдываю, едва ли сама хочу вспоминать, что пережила, когда прибыла сюда...
Она набирает в грудь побольше воздуха - так тяжело говорить о том, что было, есть и долго не умолкнет. Еще сложнее - собирать по крупицам разбитые, словно переселенцы, напуганные фрагменты. Как же до боли знакомо и невыносимо - оставаться сильной, доброй и искренней душой в омуте, который намеренно её отталкивал.
- Вера, Ноэль. Помимо имен, я думаю, каждый слышит это слово. Я хочу подарить им всем... Веру. В себя. В других. В то, что они не одиноки. Возможно, наш поступок заставит многих объединиться, чтобы выжить. Это сложно объяснить, я постаралась, но понимаю, что ни на миг не приблизилась к истине. Но я отчётливо чувствую её. Я хочу спасти их всех и себя в том числе. Мы жили некогда на одной земле, так близко, а этот остров будто взрыв... Он расколол нас. Я хочу собрать каждую душу по крупицам. Возможно, замысел еще в том... Что нам нельзя падать духом. Нельзя умирать. Вот так сразу. В новом мире. Надо бороться. И если мы - второй шанс для тех, кто даже о нем не подумал, то пусть так. Каждый после спасения решит, что это было. Я знаю: в новом мире нельзя быть одним. И я бы очень хотела, чтобы каждый спасенный это понял и нашёл себе друга, а может...
Сдерживая всхлип, выдохнула:
- И семью.

+1

31

Этот остров не впервые загонял его в угол. Каждый день - новое испытание на прочность, каждый день - новый и сложный выбор, который и близко не стоял с проблемами, возникавшими на старых землях. Там, несмотря на все внутренние противоречия, все жители, от людей до волков, были "своими". Да, их взгляды отличались, и к единому мнению они, вероятно, не смогли бы прийти никогда, однако было множество вещей, которые их объединяли - общий дом, история, жизненные события. С местными же их не роднило ничего, и чем дольше переселенцы пребывали на этих землях, тем, по мнению Ноэля, у них оставалось меньше общего друг с другом. Сейчас уже не понять, кто друг, а кто враг, кому верить можно, а кому нет, ибо бывшие соратники по острову убивали друг друга хладнокровнее, чем местные дикари. Ноэль не понимал, зачем увиливать от ответа. Если эти двое действительно искренне хотели спасти пленников, значит их цели были достаточно благородными, чтобы ради них лезть в самое пекло, однако поведать о них они сочли лишним, и гепард на это только недовольно прижал к голове уши. По факту, все, что сказала лошадь, было чистейшей правдой - они действительно могли ему наговорить всего, чего угодно, притворяясь кем-то посторонним и водя его вокруг пальца, как неопытного и глупого ребенка. Одного Ноэль не понимал - зачем было это озвучивать? Это, конечно, можно было выдать за искренность, однако слова Фортуны стали для него очередным поводом усомниться в том, что идея со спасением брата именно таким образом действительно надежная.
- Кроме меня вам никто не поможет, не обольщайся на этот счет. По вам откроют огонь еще на подходе к поселению переселенцев, а моя родня не станет об этом с вами говорить. Они знают Кая только по слухам и ничем вам не помогут, до его родного брата вам не добраться, а его отец лично открутил бы башку и вам, и ему. Он равнодушен к судьбе сына и давно уже его похоронил. Выбор у вас не намного больше, чем у меня, мы в равных условиях. У вас есть артефакт, у меня - информация о Цитадели, забавно, что при наличии равных условий именно я должен довериться вам и поверить в то, что вы нам не враги, а не наоборот. У меня есть очевидные мотивы поступать так, как я поступаю. Я могу понять мотивы волчицы - это благородные желания и я рад, что ты поделилась ими, - обернувшись к Хэттер, продолжил гепард. - Я не знаю, есть ли в этих словах правда, но почему-то им верю. Ты не похожа на ту, кто станет лгать. И пусть это прозвучит банально, но об этом говорят твои глаза.

Ноэль говорил спокойно, хотя нервное подергивание хвоста и прижатые к макушке уши, ярче всего говорили о том, насколько он недоволен происходящим. Он не мог отделаться от мысли, что его решение может принести брату еще больше проблем. Что если это - враги под маской союзников? Что если они, добравшись до пленников, сделают только хуже? А может, им и не нужны пленники? Этот артефакт с собакой... На словах он, конечно, мог иметь любой принцип действия, а что на самом деле? Может, его активация убьет самого Ноэля, или тех, кого он представит в своей голове? А может, это вражеский артефакт ментального контроля? Вопросов было так много, что в какой-то момент Ноэль нервно тряхнул головой, желая избавиться от них. Себя ему было уже не жалко, от прежней жизни ничего не осталось, а жить новую гепард пока не особо хотел. Пожертвовать ею было не страшно.
- Что касается тебя... - подняв взгляд на лошадь, гепард оскалился, - Я не верю тебе. Не верю в твое искреннее желание спасти переселенцев, не верю ни единому твоему слову. И мне достаточно будет минимального повода, чтобы напасть на тебя. Пусть тебя не смущает мой обманчиво-хрупкий облик, я все еще человек, и все еще охотник. Ты - темная лошадка во всех отношениях, и если ты не веришь мне и не хочешь рассказать правду, не рассчитывай на мое понимание и поддержку, когда это потребуется. Недоверие порождает ответное недоверие. Я сам активирую этот артефакт.
Зацепив клыками цепочку, кот прошел мимо лошади, и Тори, поджав хвост, посеменила за ним вниз, вглубь пещеры. Ее взгляд был направлен на лошадь в упор, и хотя в нем не было ни капли агрессии, зато ярким всполохом расцветал страх. Забавно, что именно безобидное травоядное животное пугало собаку больше, чем природный враг - волчица. Напротив, подойдя к лестнице, Тори бросила осторожный взгляд на нее и вильнула своим пушистым хвостом в знак дружелюбия. Похоже, именно Хэттер станет тем самым связующим звеном отряда, способным как-то соединить две его части, не желающие  взаимодействовать друг с другом. Ноэль, как и его спутница, питал к волку больше доверия. У каждого зверя и человека, как он полагал, есть определенная аура. Это было чувство на уровне первобытных ощущений, и аура Хэттер источала робкий покой, уют и какое-то душевное тепло. Ее голос, ее поведение, ее слова... они успокаивали. Возможно, все это было не более, чем грамотно поставленной игрой, очередной маской, созданной именно под него, именно под этот миг... Однако Ноэль готов был рискнуть и довериться своим ощущениям. Ради переселенцев.

- А ты знаешь, как его активировать? - осторожно спросила Тори, когда Ноэль, спустившись на один ярус ниже, положил артефакт на землю. Осторожно обнюхав его, собака подняла на хозяина обеспокоенный взгляд. Она, как и Ноэль, была чертовски взволнована, но понимала, что блондин не отступится от своей затеи. Вздохнув, гепард бросил на нее усталый взгляд, мол, "разберемся, что нам остается".

+1

32

пост не учтен системой

Кажется, градус напряжения рос не только во всполохах громовых разрядов и нарастающего урагана, но и внутри пещеры. Амрита до противной дрожи в спине под шкурой, чувствовала острый, режущий пространство и незримо её саму взгляд Ноэля. Да, не такой приём Бел чаял встретить, когда шёл геройствовать, желая заполучить в союзники одного из близких для Кая людей, да и кто бы мог подумать, что Ноэль окажется далеко не безобидным миролюбивым художником, о нет, он был похож на человека у которого волшебным образом выросли зубы и когти, а в устах скопился змеиный яд.
Что ж, речь вороной была закончена, хотя признаться, Амрита до сих пор мысленно морщилась от новой роли, узкой и тесной, совершенно иной, чем привычная маска мальчишки-балагура, отчего и без того ставшее словно вчерашняя куча навоза настроение, упало ниже плинтуса, но пришлось избрать выжидательную позицию на долгое и неопределённое время. Острое молчание и пристальные скрестившиеся взгляды были вовремя разбавленны речью Хеттер, мягкой и живительной, словно бальзам положенный на рану. Искренность, что сочилась в каждом жесте и слове - подкупала, вся она, маленькая волчица, была соткана из какой-то незримой веры, обезаруживающей и в то же время, созидающей мосты. Слушая тихую речь Белоснежной, Амрита с нотками горечи подумала о том, что в последний раз могла искренне разговаривать лишь со своим лучшим другом - конём, а с людьми такого не водилось, в конце концов, Белек - маска, а человек которому есть что скрывать, не имеет право на откровенность. Искренность - непозволительная роскошь, не всем она дана. Да и нужно ли все это? Достаточно Бел знал людей, знал их пофигизм и жестокость, её детство было насквозь шито такими нитками, а за тем, кроме дядьки да коня у неё не было ничего святого, просто так она никому ничем не обязанна, ну разве что Каю вот долг вернёт и все, можно забыть прошлое и того человека, образ которого мешает спать ночами. Чей образ изводит душу то отчаянием, то ревностью, то всполохами отчуждения и снова мечтами, думами, неуверенностью. Мысли о нем, о его женщине с ребёнком... Котёл булькаюших эмоций!
Тряхнув тяжеловесно головой, Руна вырвала себя из очередной вязкой трясины размышлений, ловя дикий внутренний диссонанс. Страшась внутренне мыслей как о судьбе пленных, так и о том, что ей придётся встретится с Каем, если тот выживет... Но прочь эти мысли и момент страха!
- Черт бы тебя побрал. - нервно подумал Бел, пытаясь унять новую волну переживаний.
Ещё одним рычагом к активным действиям было то, что просто ожидать, ждать, бездействовать - было в сотни раз невыносимей, чем приложить усилия к поискам, рисковать и хоть как-то отвлекаться от вороха навязчивых мыслей о том, кто стал темой грез и горьких сожалений.
Что ж, минутка перемирия прошла солнечным зайчиком и пропала в очередной вспышке ненастья, выбрав из мрака пещеры злую морду гепарда, на которой неприкрытым текстом притаилось угроза и плохо скрываемое раздражение. Словно хлесткие удары кнута, Ноэль бил словами наотмашь, не церемонясь, не скупясь на свои чувства, словно весь мир готов был предложить ему содействие, а его брату оказать помощь. Внутри Амриты все клокотало синим пламенем, но внешне чёрная лошадь словно окаменела, лишь бархатные ноздри широко выбирали в себя мокрый воздух, горячо разгоняя красную кровь по неподвижному телу. Ох, Бел кипел внутренней яростью, негодовал, осуждал Ноэля, но в полумраке кобыла не отвела взгляд, снося не заслуженные плети обвинений и оскорбительного недоверия. Что ж, у Белека есть цель, ради этой цели он может и потерпеть, начиная от тесной шкуры лошади и заканчивая враждебностью Каиного брата, он выдержит эту малость, главное спасти виновника "торжества", увидеть его целым и невредимым, чтоб разбить незыблимый образ на куски и переступив разлетевшиеся осколки, гордо и свободно пойти вперёд. Как бы то ни было, но артефакт гепард забрал, конечно попытка узнать про Кая что-то большее, чем просто детский собирательный образ, была похерена, однако, то, что Ноэль согласился, тоже был результат.
Едва Ноэль взявший артефакт развернулся, чтоб уйти, Руна отвернулась, все эти косые взгляды сильно её бесили, особенно тот, что осуждающе бросила Тори, от которого захотелось послать все это подальше, к великому Тору, но приходилось молча терпеть и делать вид, что так и должно быть.
Настроение было растерто в мелкую крошку и теперь жглось в груди неприятным жалом растревоженных негативных эмоций. Разговаривать не хотелось совсем и чтоб хоть как-то сохранить спокойный и доблестный вид, полный хладнокровного спокойствия, Руна вышла из под навеса в хлесткий мрак ненастья, подставляя тело под тугие струи дождя. Нужно было остудить пыл и при этом быть поблизости, если понадобиться выдвинуться в путь.

Частицы начислены [Тэлл]

0

33

Топот копыт пульсировал в ушах; все необузданные скакуны продолжали бесконечный путь по извилистому, горному хребту. От их подкованных сомнений отлетали в разные стороны камни. От мала до велика они катились вниз со склона, и душа едва уворачивалась от смертоносных копий, стрел и неровных, грубых аргументов. В пути единственный противник - собственное отражение. Хэттер давно отказалась понимать себя - научилась принимать, но в этот раз камнепад из чувств и мыслей сделался особенно агрессивным. Он не щадил надежд, отпугивал веру и смешивал воспоминания. Волчица растерялась: цепляясь за каждое слово Ноэля, она выискивала некий ключик-ответ, который бы дала Фортуне. Она с трудом поспевала за молчанием, а в нём крылось отнюдь не спокойное море, утопающее в бризе. И погода вокруг оказалась внутри - раскатами грянули слова гепарда. Неужели, подумала в тот миг благородная путешественница, выстоять - последнее дело, которое стало... Первым?

Ушла из-под хрупких лап коварная земля, и омут чувств захватил Хэттер в удушливый плен. Она не заметила, как внешне на минутку или две перестала дышать. Волчица смотрела перед собой, а в мыслях вертела лохматой, облезлой да всклокоченной головой, а взгляд размытыми контурами очерчивал эти лица. Почему они так смотрели? Что за молнии обрушились на Фортуну? За что? И переселенка, как на зло, оказалась беспомощной: она не могла бы встать между ними или перебить гепарда, потому что пламенные решения - не её конек. Она отвела взгляд, сдержавшись, чтобы пристыженно не сгорбиться. Меньше всего Хэтт желала, чтобы Фортуну так просто отмели, ведь она проделала путь именно с ней. Слепое доверие. Вот за что-что, а за это совесть не ругала. Это были чувства, которые находили отклик. И волчица задумалась - вдруг, именно они спасут новоиспеченную команду от противоречия?

Разлад бесследно не прошёл. Хэттер не могла отделаться от неуверенности в том, чтобы взять на себя ответственность за перемирие.
Похвала Ноэля уже не радовала - она не заслужила её.
Если Фортуна осталась в стороне, то чему радоваться? Первородная предпочла бы разделить горе, которое к ней (вроде бы) совсем не относилось, чем радость, которая должна была перепасть на двоих. Волчица вздохнула, проследив за Ноэлем и его любимицей. Они отошли в сторону, как и Фортуна, только вот... Она пошла куда дальше: мокнуть под дождём.

Нередко приходилось казнить себя, чтобы докопаться до правды: ложиться под пули, срываться вниз с крутого, смертельного склона, падать с высоты, тонуть, сгорать до тла, доводить себя до полного истощения или разбивать голову, да так, чтоб череп раскололся надвое. Но это всё - ничто - если нет рядом друга, который мог бы понять. Можно обрекать себя на заслуженную и незаслуженную кару, пасть, чтобы встать, закричать в пустоту, только... Это не сгладит ран, не восполнит пробелов. Рядом должен быть кто-то.

Хэттер заломала и выпрямила уши. Пока ей хотелось выслушать Фортуну - она была ближе, чем Ноэль. Но, с другой стороны, надо было сблизиться с гепардом, чтобы примирить ершистое недоверие в нём с особенным темпераментом подруги. Обе фигуры имели очень важное значение для волчицы, и она сомневалась, с чего лучше начать?
Конфликт не утих. Разобщенные стороны только с виду находились по разным сторонам, но всё еще стояли в поле дискуссий.
Хэтт подумала: "А что, если решить вопрос с Фортуной, и та сама тогда найдёт подход к Ноэлю? Было бы некрасиво оправдывать её... Это не сделает плюсика в копилку к уважению со стороны Ноэля. Да, пожалуй". Она выдохнула и встала с места.
- Ноэль, мне нужно поговорить с Фортуной - мягко обратилась она к гепарду. - Я думаю, ей надо высказаться. А я...
Снова упрекнули её мысли: "А если я скажу, что она мне друг? Взбесится ли он? Да пусть. Это - мой выбор. Я думаю, что Ноэль поймёт".
- Доверяю ей, она мой друг - пролепетала она более робко, будто боязливо. - В такую бурю... Никто не должен быть один.

С этими словами Хэттер покидает навес.
Спасительная крыша над головой не имела никакого значения, когда Фортуна была вне спасительной пещеры.
- Форти - окликнула она звонко кобылу.
Голос прозвучал капелью на фоне серого шума.
И оборвался. Волчица не знала, как ей продолжить да с чего, собственно, начать?
Она остановилась около мощных ног и посмотрела вперед. Во что вглядывалась Фортуна? Ведь... Тут было... Ничего.
- Порой нас не принимают такими, какие мы есть - лишь сказала она.
Не всем дано чувствовать наверняка.
Слепое доверие - тоже минус, и Хэттер это понимала, ведь раны на душе, что темнели рубцами, не замолкали. Она не слушала временами их - очень зря. А сейчас... Так вовсе не думала. Они не казались весомым аргументом, чтобы погасить внутренний конфликт.
- Но всегда можно попытаться снова. У нас ведь есть цель?

+1

34

Он утратил себя. С каждым прожитым днём, с каждым мгновением жизни на этих проклятых землях, с каждой секундой и каждым ударом сердца, он все больше и больше... себя ненавидел. Глядя в прозрачную водную гладь океана, видел отражение не свое - чужое, вызывающее чувство слепого отвращения. Всему виной эти пятна на золотой шкуре, эти большие кошачьи глаза. Романтик, когда-то вещавший, что нет ничего важнее души, что тело - лишь физическая оболочка для чего-то значительно более важного, только сейчас по-настоящему осознавал, как сильно ошибался. Душа... она ведь всё та же, а облик сменил - и выкинуть можно, как мусор. Те, кто громче всех бил себя в грудь, восхваляя людское сознание, отличающее человека от зверя, первыми нажали на курок, стоило им увидеть что-то, с чем они не сталкивались ранее. Плевать и на душу, и на сердце, и на чувства. Ноэль был частым гостем в Гильдии. Он знал их, как ему казалось, лучше, чем себя самого. Они говорили - "Душа компании", "Солнечный парень", "Душа нараспашку". Говорили о дружбе, говорили, что свой. Не важно, что не может больше заниматься охотой - всё еще часть коллектива, часть команды, часть семьи. Верить в это, наверное, было наивно, но Ноэль всегда таким был. Словно ребенок, запертый в теле взрослого, он верил всем, любил всех, защищал всех и протягивал руку помощи даже когда сам не мог стоять на ногах. Его вдохновляли люди и звери. Жизнь, что кипела в сердцах и душах существ, населяющих их крохотный мир одинокого Города. Он был бы таким и дальше. Остался бы тем самым солнцем, что освещало чужие пути, если бы собственные друзья не пустили в его стороны пули. Людей от животных отличает разум, верно? Способность анализировать обстоятельства, делать выводы, выводить причинно-следственные связи. В глазах тех, кто наводил ружье на бывшего соратника, не было ничего, кроме подсознательного звериного страха перед неизвестным, и инстинктивного желания уничтожить угрозу. И только преданная Тори оставалась подле него, несмотря на весь тот ад, что творился вокруг. Неужели хоть кому-то в этом мире все еще нужна была его изломанная душа? Не ради красивого словца, а... по-настоящему?

Ноэль понимал, что лошадь не заслужила всего того, что он высказал ей несколькими минутами ранее. Никто не заслуживал подобного, но осознавал - он не мог иначе. Сейчас - точно не мог. Слишком тяжелым был груз обстоятельств, что лег на хрупкие плечи хрустальной пятнистой кошки. Он способен был впитать в себя чужую боль, способен был нести чужую ношу, какой бы тяжелой она не была, и поддерживать окружающих безвозмездно, из чистого и светлого альтруизма, а вот свои проблемы переживал хуже. Прочие удары судьбы ему помогали переносить близкие. Семья - важнейшая опора, что была у него. Никого ближе, никого роднее. Теперь у него не было никого, кроме собственного спутника. Фундамент мира трескался, откалываясь постепенно, рассыпаясь в крошки. Вся его душа питалась верой в окружающих. Верой в теплоту их душ, верой в искренность. Не было больше ни веры, и доброты прежней не осталось. Только липкий страх, что снова воспользуются, предадут, выбросят. Так ведь проще всего, правда? Наивный и добродушный мальчик-художник, который никогда не откажет в помощи и всегда простит любой удар. Удобно. Ноэль бил словами наотмашь не из желания причинить Фортуне или Марго лишнюю боль. Он бил, потому что хорошо усвоил главный урок Дискордии - или ты, или тебя. Никому нельзя подставлять ни спину, ни душу.
Каким бы ярким и теплым не было солнце, раз в сутки оно скрывается за линией горизонта.
Тори ничего не говорила. Сидела рядом, преданно виляя спутанным в клочья хвостом. Ей тоже было тяжело видеть своего хозяина таким, и только мысль о том, что Ноэль напуган, сбит с толку и защищается, давала ей надежду на то, что рано или поздно все вернется в прежнее русло. Хозяин вновь рискнет открыть свое сердце этому миру.
Ведь даже за самой черной ночью, рано или поздно, приходит рассвет.

Ноэль не знал, как активировать артефакт. Действовал по интуиции. Волчице он тоже ничего не ответил - не знал, что сказать. Он был с ней согласен, но не мог забрать обратно своих слов, сказанных Фортуне. Не мог и не хотел. Это был упреждающий удар, чтобы показать - он совсем не слаб. Чтобы словами не били. Или ты, или тебя...
Собравшись с мыслями и вздохнув, большой кот положил одну свою лапу на артефакт. Почему-то ему казалось, что просто так, лежа в стороне, он не среагирует на его мысли. Ведь рядом были еще трое, как он определит, кого слушать? Почти невесомо касался мягкими подушечками амулета, но стоило ему только вспомнить четкий образ своего брата, и из под его лапы вверх прорвался дымом слабый поток энергии, будто горячее дыхание в морозный день. Ноэль этого не видел, но хорошо заметила Тори. Принюхавшись, она обнаружила, что эта штука не имеет запаха, и не стала ничего говорить, чтобы не беспокоить хозяина пока что. Вслед за первым всполохом дыма пошел второй, затем третий - крохотный. Ноэль восстанавливал в памяти внешний вид Кая, вплоть до одежды, которая была на нем в день высадки. До того, как Кейн потерял сознание.

Гигантским всполохом из под его лапы вырвался столб дыма, заставив Ноэля распахнуть глаза и отойти на пару шагов. Дымное облако, разрастаясь, рвануло к выходу из пещеры, обретая форму крупной кошки, что пронеслась мимо Фортуны и Хэттер, растворяясь под дождем подобно туману. Тяжело дыша, Ноэль переглянулся с Тори. Так и должно было случиться, или что-то пошло не так? Это был Дейзо? Нет... великоват для рыси... Осторожно, но уверенно положив лапу вновь на амулет, гепард снова прикрыл глаза, вспоминая, и чувствуя, как артефакт источает чистую энергию. Мерцая переливами частиц, она поднималась вверх, к потолку, зависая там, подобно северному сиянию.

+4

35

пост не учтен системой

Внутри распростерла свои объятья незримая боль, она окутывала вязкой патокой душу, теснила в груди мощное сердце, звериное сердце, оплетала паутиной разум, заставляя тугой ком застревать в глотке, отчего лошадь чуть всхрапывала, время от времени нервно заламывая чёрные линии острых ушей назад. Нужно было успокоиться, но в душе вскипала волна негодования, сложно было в очередной раз держать чувства в себе, хотя, это было далеко не ново и привычно, уже не стоило удивляться... Однако, тяжеловесно выйдя из под сводов пещеры, Руна замерла, вонзив монолитную поступь копыт в расхлябанную почву, утопая в грязи. Крупный, холодный и хлесткий дождь, что стегал яростными плетьми - отвлекал, медленно охлаждал пыл и теснящую грудь обиду. Ничего, Белеку и не такое выпадало, судьба часто несправедлива, почти всегда, да и кто такой Ноэль, чтобы переживать из-за столкновения личных интересов?
Фортуна раздражённо фыркнула. Без сомнения, радовало лишь то, что в образе  парнокопытной скотины, не нужно напяливать на себя дополнительные роли, теряясь в образах, как в капустных листьях, можно за долгие-долгие годы отдохнуть, не утруждая себя постановочными сценами для зрителей - весь мир, это сцена.
Устремив тёмный и решительный взгляд в стену бесконечного дождя, лошадь пыталась представить, каково сейчас Каю, невольно собирала по крупицам его образ в голове и чувствовала, как горячая волна благодарности и в то же время едкой боли, снова играет на оголенных струнах души. Играет на натянутых нервах. Слишком многое произошло за последнее время, многое в короткий срок. Воронная не была уверенна, что её мысли помогут Ноэлю активировать амулет, но в минуту одиночества, ей просто хотелось вновь и вновь вспоминать знакомые черты, которые она знала наизусть, могла представить всегда с закрытыми глазами. Черты, что утягивали раз за разом в дымку грез, заставляя сердце сладко томиться... Так было раньше... Давно. Словно в прошлой жизни, теперь же раскаленная болью огромная печь, плавящая осколки воспоминаний, сжигающая в неистовстве ревности... Отчаяния и какой-то остервенелой безъисходности...
Уединение момента нарушило появление Хеттер. Руна склонила чуть набок крутую шею и окинула вопросителтным взглядом свою белоснежную, бывшую недавно белоснежной, попутчицу. Она была крайне... Забавной... Такая хрупкая, доверчивая... Невольно Бел улыбнулась про себя, хотя в душе все ещё мелькали отголоски недовольства потревоженного уединения, которые, к слову, кобыла ни как не выказала.
— Порой нас не принимают такими, какие мы есть... - робко начала волчица и Бел почти сразу догадался, что хищница тяготится произошедшим диалогом и желает выступить в роли миротворца.
- Да, у нас есть цель. - постаралась как можно деликатнее ответить лошадь, однако, в голосе, может из-за шквального ветра и грохота окружающего шторма, но было слишком много скрытого металла.
- И у Ноэля тоже. - повисла небольшая пауза, в промежутке которой, небо вновь ухнуло грозовым посохом.
- Я была честна с ним, он был откровенен со мной, думаю, нам больше нечего друг другу сказать. Ему придётся довериться мне, как и мне ему, мы все это прекрасно понимаем. - и речь вроде бы как была закончена, поскольку   гордо посаженная голова повернулась и вновь уставилась во мрак ливня, но спустя секунду, Хеттер все же услышала,
- Не волнуйся. Всё получится, ты ведь в это веришь?
Обратный ответ Руна не услышала, поскольку дико всхрапнув, подалась инстинктивно в сторону, когда сзади из входа в пещеру вылетело светлое, не ясное, не понятное существо - мелькнуло и тот час пропало.
- Ты тоже видела? - выпалила воронная тревожно, все ещё чувствуя холодок испуга, что бегал мурашками по спине и получив утвердительный ответ, развернулась, заспешив в жерло пещеры боясь пропустить активацию артефакта. Вдруг совсем скоро, прямо сейчас, им предстоит отправиться в нелёгкий путь? Взору лошади, едва она вновь вошла в оставленное убежище от непогоды, тут же открылось мягкое свечение, что ласково растекалось переливами по мрачным стенам, завораживая. Неуклюже встряхнувшись, прогоняя оторопь, Руна замерла - прислушивалась, но там куда ушёл Ноэль, было по-прежнему тихо, хотя свет шёл именно из глубины пещеры. К сожалению спуститься и посмотреть Бел не решаля, боялся переломать копыта на скользких и многочисленных камнях.
- Может посмотришь, что там происходит? - предложила лошадь своей знакомой, которая могла запросто пойти туда, куда самой Форе путь был заказан, и заодно, тем самым успокоила бы воронную.

Частицы начислены [Тэлл]

+2

36

Хэттер шла наобум. Она не знала, к чему приведет едва ли начавшийся разговор, к которому вдруг стали неравнодушны её... Клоны. Так зеркала вспыхнули по очереди, и белые волки, голося на разные мотивы, показались во тьме. Она обвела их внимательным взглядом. Волчицы рассредоточились прямо перед ней и стали говорить, снова, в строжайше-неуловимом порядке. Так белая снова усомнилась в том, что была до конца уверенной.
Десяток речей являлись не только смыслами, но и конкретными образами. Например, она запомнила выстрел, и вот как он звучал:
- Хватит выбирать одну из сторон. Если ты станешь бегать только к Фортуне, то Ноэль вряд ли захочет с вами сотрудничать. Ты же сама подставляешь её под удар!
От такого резкого заявления мотылек нежности и беспокойства вспорхнул. Хотя глаза зверя смотрели на него без угрозы. А кто его знает, что там внутри теплилось. Даже в самом прямом взгляде таилась недомолвка. Бледные крылышки превратились в размытое пятно, переливающееся рябью, и понесли малыша вперед.
В дальнем ряду неуверенно пролепетала искренность:
- Но ведь им важнее быть вместе, так? А если что-то с Фортуной случится?

Хэттер быстро покинула омут, и мотылек исчез. Она прекрасно понимала, что никакая ситуация по-настоящему не находилась под её контролем. Она лишь хотела убедиться в сохранности всех членов спасательной экспедиции. Ведь чувствами руководствовались далеко не все, а зачастую - никто. А душа нежно улыбнулась ей в ответ: "Пусть так". Услышала первородная от самой себя. Услышала и удивилась, как просто звучал её голос. Она мысленно обернулась и почувствовала себя на месте Фортуны: одна-одинешенька, но не одинокая. Так волчица быстро справилась с сомнениями и поняла, для чего на самом деле она здесь - спасти, помочь. А сейчас она не сделала ничего постыдного и, тем более, не супротив того же Ноэля.

Фортуна не выглядела грустной, скорее омрачалась с каждой секундой. И её сверкающий круп тускнел, тонкие локоны гривы спутывались в тину, отчего в животе у волчицы становилось неспокойно (и вовсе не из-за голода): он как будто сжимался внутрь. Она бы солгала, если б не призналась в том, что ни в одном слове не была уверенна. Она бы солгала, если б с улыбкой заявила, что ей ни чуточки не тяжело. Она не знала, что делала, ибо слова сами по себе вылетали из пасти. И сейчас, разделение Ноэля и их, причем в прямом контексте, ошарашило её. А дальнейшее - вовсе остудило на мгновение пыл.

Не все так стремились топить за скрепление уз и проходить через непонимание. Так сказала она себе и не поверила, опять, во что говорила. Ей хотелось сказать: "Конечно, я понимаю, что у всех на душе груз. Но сейчас это груз от горького недоверия, а потом? От настоящей потери? Я думать об этом не хочу! Но почему вы тратите на это время? Почему? Что для вас по-настоящему важнее?". А было важно всё. И это - сложно. Она бы рада не ковыряться в отношениях, не нервничать от того, что каждое ожидание не исполнялось, от того, что мольбы никак не помогали, но именно от них зависел успех миссии.
Внезапно Хэттер отвернулась и оскалилась. Не сделай этого - слабость сама бы обнажила себя в ряде острых и белых зубов. Волчица замерла, а когда повернула голову, то и слова Фортуны показались немного иными...
Возможно, белая успокоилась, раз здраво оценила то, что небольшая недомолвка не семя к окончательному разрыву. А возможно, что Фортуна поступила правильно, уйдя, ведь и ей, и Ноэлю надо было побыть вне поля зрения друг друга.
Хэттер поняла, что зря переживала.
- Конечно, ве...
Улыбка так и не появилась на её морде...

Что-то стремительно пронеслось мимо. Что-то белое, дымчатое, необычное, что заставило Хэттер полностью развернуть корпус, совершив неплохой полукруг. И если бы это самое что-то обладало когтями, то полоснуло бы уже по незащищенной груди. За пару секунд пришлось взять себя в лапы, которые дрожали, особенно передние. Волчице показалось, что живое облако обожгло её! Но нет. Это кричал адреналин, не более.
- Не похоже на обычный выброс - лишь прокомментировала Хэттер.
Она тут же кинула взгляд в сторону пещеры. На секунду ей показалось, будто похожее свечение снова зарождалось именно там.
- Ох, Боги - встревоженно прошептала она.
Лапы сами понесли её вслед за лошадью. Свечение становилось отчетливее, и уже не было обманом зрения. Волчица готова была поклясться, будто оно звало их, вело, ведь лапы только изредка натыкались на острые углы, и легкий звон, как весенняя капель, тревожил спящие своды. Слышала ли его Фортуна? Или это, снова, странные ощущения самой волчицы? Она не знала, только слышала некоторые изменения в себе. Остановившись, Хэттер непонимающе и с нежностью посмотрела на Фортуну:
- Ты ничего не чувствуешь?
Этот вопрос должен был прозвучать.
Дыхание застыло всего на миг, и холодок коснулся мягких тканей горла.
- Я спущусь, но... Я думаю, это облако вело нас сквозь тьму. Оно не забыло о тебе...
Более тихо:
- Надеюсь, что я права...
В чем была убеждена Хэттер, сама того не зная, так это в том, что артефакт не зря был дан именно им. И если он работал только в единстве, то Фортуна должна была спуститься и оставить прошлое в прошлом. В лучшем случае, если активация протекала не так, то переселенцы отхватили очередную головоломку.

- Нет, оно явно позвало и нас...
Хэттер окончательно спустилась и замерла. Облако повисло над Ноэлем, будто Дух, который терпеливо ожидал, когда все члены экспедиции соберутся тут. Волчица обернулась назад, надеясь, что Фортуна пробиралась бы следом, но её не было. Но свечение, которое миролюбиво повисло, пугало своей непредсказуемостью. Уши невольно прижались к мокрой, приглаженной голове.
- Ноэль? - шепнула она.
Следом губы пропустили шелестящий вдох. Хэттер хотела бы доверять этому свечению, но немного опасалась.
- Что с ним? - кивнула волчица на облако. - Что ты чувствуешь?
Она подошла ближе и тоже посмотрела на дымку, которая была теперь подобна огню. Ей было приятно и одновременно непривычно находиться в его свету.
- Оно будто... Ждёт?

Отредактировано Хэттер (2021-02-19 13:50:19)

+2

37

Ноэль и Тори единым порывом подняли взгляд вверх, к сводам пещер, где переливалось многоцветие чистой магической энергии. Гепард ничего подобного раньше не видел, над городом аврора была редчайшим явлением, а здесь, под влажными каменными потолками, оно держалось, практически не растворяясь. Мелкие капли воды, которыми были усеяны каменные пики, свисающие сверху, теперь походили на крохотные осколки самых разных кристаллов, россыпью брошенные вверх, будто звезды в ночную черноту небес. Тори, позабыв на секунду про напряженную атмосферу в команде спасателей, медленно поднялась и, припав на передние лапы, неожиданно подпрыгнула вверх, кусая воздух и надеясь попробовать сияние на вкус. Вывалив язык набок и неистово виляя свалявшимся от суровой жизни хвостом, ретривер с интересом наблюдала за красивыми переливами, находившими отражение в ее больших, выразительных глазах. Глядя на то, как спутник веселилась, будто бы вызывая потусторонние силы на игру, Ноэль позволил себе слегка смягчиться. Взгляд его стал чуть менее резким, в движениях появилась кошачья плавность, и он даже рискнул поддержать подругу. Плюхнувшись на землю, и вытянув лапу вверх, он попытался дотянуться до того светового всполоха, что был к нему ближе всех, но, ожидаемо, не достал. Сияние только казалось чем-то близким. Вряд ли оно было досягаемым.

Появление Хэттер, впрочем, заставило пятнистого вновь гордо выпрямить спину, усиленно делая вид, что он не залипал на огонечки, как самый обычный котяра, а занимался важным делом и у него тут, между прочим, все под контролем! Ну, почти все... Ему не давала покоя та материя, что вырвалась из пещеры в облике крупного кота. Вряд ли это было нечто случайное, но котов... котов в памяти вырисовывалось много. Может, все же Дейзо? На рысь этот зверь был не похож, но чем черт не шутит. Может, просто смотреть нужно было под другим углом? Или... Или это мог быть Раджа? Но ведь, насколько известно бывшему гильдийцу, Махараджа - лев, а у львов есть грива. Этот образ был ее лишен. На худой конец, блондин подумал было на самого себя, но даже на рысь или льва этот силуэт был похож больше, чем на тощего, хрупкого гепарда, который был максимально далек от того, что вырвалось наружу. Кто же это мог быть и что его появление могло значить? В магические случайности Кейн не верил. В конце концов, на артефакте собака, откуда там взяться коту?

- Я... на самом деле, не чувствую ничего, но... но, кажется, у меня есть идея, что нужно делать дальше, - честно признался пятнистый. На самом деле, эти яркие всполохи разноцветного света, действительно никак на нем не сказались, как минимум, физически уж точно. Но, возможно, их следовало чем-то наполнить? Подойдя к артефакту вновь, и коснувшись обеими передними лапами амулета, Ноэль прикрыл глаза, погружаясь в воспоминания. Он часто наблюдал за Каем. С тех пор, как узнал, что они сводные братья. Пользуясь неведением Фридлейва, он мог, не скрываясь, видеть его с товарищами в Гильдии и на улицах Города. Видеть, как он возвращался с миссий и как залечивал раны. Видеть, как он воспитывал Дейзо, и как постепенно находил с ним общий язык... Северное сияние, поглощая информацию, адресованную артефакту, переставало быть разноцветным искристым маревом, обретая четкие черты и образы определенного человека, подстраиваясь так точно, что можно было рассмотреть черты лица практически в мельчайших подробностях. Разве что свет слегка слепил, не позволяя сделать этого, да и воспоминания сменяли друг друга так быстро, что не угонишься. Вот, охотник впервые приходит в Гильдию с котенком рыси. Крохотным, напуганным, сидящим в кармане его его рабочей куртки на груди. Секунда - и на месте прежнего образа ничем не примечательная прогулка по рынку. Воспоминания были самыми разными - от тренировок охотников, до игр с бродячими собаками. И чем больше образов удавалось вспомнить Ноэлю, тем отчетливее сияние передавало форму и суть его воспоминаний. Даже цвета, казалось бы, хаотичные, постепенно то блекли, то насыщались, перестраиваясь, пытаясь поймать ту цветовую гамму, что была нужна. В какой-то момент Ноэль так увлекся процессом, что, кажется, совершенно позабыл о том, что он в пещере не один, и сейчас за этим световым шоу смотрит минимум три пары глаз. Артефакт погрузил в его некое подобие сна, не только принимая те образы, которые Кейн доставал из памяти, но и помогая вспоминать даже то, что сам гепард, казалось, давно забыл.

+3


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Львиная глотка