для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Клятва на крови"
    22 сентября 188 года, 7:00
    Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пустая поляна

Сообщений 1 страница 20 из 192

1

http://satirics.net/d/img/fe2dd357da910be4d430.png

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | МостЮжная Цветочная поляна
Юг | Голая граница
Запад | Яблоневый сад, Гильдия охотников
ВостокПапоротниковая роща, Стайные холмы

0

2

Я впервые видел осень в лесу, когда все деревья меняли цвет листья. В это время, лес становился чем-то волшебным, он завораживал и не отпускал. Я уже два месяца бегаю по нему, и понимаю, что не смогу вернутся назад. Не только через Катарину, когда пообещал, что смогу, а еще потому, что я начал чувствовать то, что мне не хватало. Свободы.  Да, я еще скучал за людьми, за их вкусным и сытым обедом, за теплым и сухим домом, но, это было не то. Во мне словно проснулся дикий зверь, несмотря на то, что я родился уже домашним. Мне нравилось в лесу.
Арес, как и обещал, научил меня жить, и даже охотиться. Что-то я умел сам, но заострил навыки. У меня даже больше нет ошейника, и получается, меня уже ничего не держит, но, я периодически бегу на пустынную поляну, чтобы посмотреть на город. Эта поляна принадлежала Темной луне, волчьей стае, под защитой которой нахожусь, а взамен я шпионю. Сначала только на их территории, но теперь, я начал выходить и на другие. Уже лучше ориентируюсь в пространстве.
И сегодня было также, я прибежал на поляну, и сел, стал смотреть на город. Я думал о прежних хозяевах. Как они там? Забыли обо мне, или еще вспоминают? А как мои знакомые? С которыми я успел познакомиться? Все живут, так как жили? Или у них новая жизнь? Так как и у меня?

+1

3

Начало второе
По хорошему, мне не надо было уходить далеко от Города.
Я была счастлива как никогда еще в жизни. У меня вновь появился мой человек. Девушка, чьи руки были ласковы, а речь легка. Её голос мне нравился, он заставлял меня вилять хвостом, блаженно жмурить глаза.
Я теперь спала в тепле, ела из рук и получала свою ласку. Раньше все свое счастье и соскребала по кусочкам со стенок своего внутреннего мира, составляла по частям свою жизнь. А теперь мне не надо было напрягаться, чтобы чувствовать и знать – я счастлива.
Мне снились яркие сны, моя шерсть всегда была расчесана и ухожена. Холодная осень стала для меня спасением – я чувствовала на контрасте с ней тепло СВОЕГО дома, который теперь был не только внутри.
Он разросся, он расширился, поглощая в себя окружающее меня помещение и людей вместе с ним.
И только красной, горькой нитью – тоска по Сайленту.
Он не появлялся уже более месяца. Бродил неизвестно где, заставляя меня только ждать, вечерами высматривая его серую шкуру в окнах. Где он был, с кем он был, зачем он был?
Мутные окна молчали и отражали свет фонарей.
Они ничего не знали.
Холодная земля обжигала подушечки. Сейчас был день, а значит, еще не пришло время для мутновато-красной тоски.
Зато шел снег. Первый снег в этом году.
И потому в сердце поселялось какое-то чувство счастья и спокойствия, такого детского восторга.
Я побежала, чувствуя, как от холода немеют лапы, как трепещет сердца в счастливом ожидании. Высокий прыжок – оп! Мои зубы клацнули в воздухе, в бессмысленной попытке поймать снежинку.
Еще прыжок. И еще. Я кружилась в незатейливом танце, хватая снежинки вокруг себя, хрипя на морозе, хватая холодный воздух огромными глотками.
Я остановилась, усмиряя головокружение.
Знакомый запах окружил меня и я повернула голову, встречаясь взглядом  с черными лисом. Миг – и я узнала его.
- Альтраст! – сипло выкрикнула я и бросилась к другу. – Как ты, что ты?

+2

4

Я неподвижно сидел и смотрел на город, который меня манил и отталкивал одновременно. Казалось, что меня уже там ничего не держит, но я все еще не могу забыть его. Грустно и радостно одновременно. Может, там есть что-то, что меня держит? И чтобы навсегда забыть город нужно с этим разобраться, но что? Что меня может держать? У меня там нет друзей, а если и есть, то они могу не скучать.
Я поднялся, и стряхнул с шерсти снег, который уже успел выпасть. Было немного холодно, но, я не жалел. Я уже хотел уйти, как услышал лай. Знакомый. Когда-то давно, я его уже слышал. Тогда я еще и приятеля нашел, а может и друга.
Пробежав несколько метров, я увидел черно-белую собаку. Яска. Я ее узнал, и она узнала меня. Улыбнувшись, я побежал на встречу.
- Привет, Яска, - поздоровался я. – Со мной все хорошо. Я живой и здоровый, а еще, я теперь дикий. Ушел от людей, несколько месяцев назад. А ты как?
Я остановился перед старой знакомой. В голове сразу появились воспоминания того, как мы в первый раз познакомились. Тогда была зима, и мы играли. Я впервые играл со собакой.

0

5

И все же, как я рада его видеть!
Так всегда бываешь, когда встречаешь тех, с кем тебе было хорошо. Почему-то никогда не забываются эмоции, которые ты ощущал рядом с кем-то. Странно. Забываются происшествия, забываются действия и слова, а вот эмоции, эмоции и переживания – нет. Вовсе нет.
Я завиляла хвостом из стороны в сторону, припала на передние лапы, растянула губы в дружеской собачьей ухмылке.
- Ты так изменииился, - протянула я, не меняя позы. – Я помню тебя запуганным и осторожным, а теперь ты совершенно один… И не страшно тебе?
Я не пыталась его запугать или напомнить о былом времени, мне действительно было просто интересно, что же произошло, почему некогда тихий лис решил вести свободную, но полную опасностей жизнь?
- А зачем ты ушел? – я наконец выпрямилась, будто бы осознала, что в положении Альтраста есть не только плюсы, а и минусы…
У него ведь был человек? Правильно?
Я не знала, как относятся лисы к людям. Так же ли они преданны им, как мы? Видимо, нет. А они им?
Что думает хозяин Альтраста?
- А как же твой человек? – я заинтересовано повернула голову на бок, чуть нахмурилась, ощущая какую-то неловкость, неточность, подвох.
А после ответила на поставленным им вопрос.
- А я теперь с человеком. У меня есть дом. Настоящий дом. Такой большой и теплый… Иногда мне кажется, я создала его сама, своим воображением.

0

6

Я улыбался в ответ. Ведь был рад видеть старых знакомых, но потом задумался, и уже не так улыбался.
- Хм, знаешь, немного страшно. Я еще до сих пор не знаю чего мне ждать, но в то же время, я не могу сказать, что один. У меня есть друг, волк, возле которого я сейчас живу, и который мне помогает, - ответил я, и кинул взгляд на город. – Я еще остаюсь запуганным и осторожным лисом, но в то же время, я могу действовать решительно. Со мной столько всего случилось, что не изменится трудно, - я перевел взгляд на Яску. Она выглядела счастливой, ухоженной. «Так как и ты, когда-то» - Может это странно, но ради… я же могу тебе доверится? Как другу? – спросил я. Это, наверное, точно странно было. Уйти ради первой любви. Я переступил с лапы на лапу. Словно старался собраться. – Я ушел ради одной лисы, - как-то тихо, сказал я, посмотрев в землю. Я даже боюсь подумать, как это выглядит, и что подумает Яска.
- Человек? - я погрустнел, и посмотрел на черно-белую собаку. – Не знаю. Я больше к нему не шел. Возможно, грустит, а возможно нет, - я мотнул хвостом и опять посмотрел на город. – С одной стороны, меня город еще притягивать, но с другой стороны отталкивает. Лес все больше манит к себе, - я посмотрел на подругу. – Словно, во мне что-то новое проснулось, - я улыбнулся. – Я рад за тебя, правда рад. Мне помнится, что ты о нем мечтала. Теперь твоя мечта сбылась.

0

7

И вот теперь, когда я сказала ему про перемну в нем, он снова стал таким скромным и тихим зверем, которого я помнила. Существом, которое трудно вывести из себя, а еще труднее – убедить в твоих собственных благих намерениях по отношению к нему.
Я слушала его и улыбалась до ушей.
Кто бы мог предположить, что  и такого скромнягу, как Траст, любовь сделает смелым путешественником, который бросит все и отправиться в лес, нырнет в дикую жизнь по самые уши.
- Любовь – это прекрасное чувство, - сказала я и одобряюще подмигнула. – Еще прекраснее, если оно взаимное. Что, впрочем, не обязательно.
Любовь действительно в моем понимании прекрасна сама по себе. И совершенно не важно, что чувствует сам объект любви. Любишь ведь ты его самого, а не то, что именно он ощущает.
- Друг волк? – я еще больше просветлела. – Они ведь вовсе не плохие… И почему некоторые люди и собаки их так ненавидят? Как и они нас.
Свет, который было засиял в моих глазах, будто бы угас, я опустила голову на бок и вниз, уставилась на свои лапы, будто бы они были самым интересным на ближайшие несколько километров.
- И твой человек вполне наверняка грустит по тебе… Люди они такие, - мой голос становился все тише. – Очень быстро привязываются, им трудно отвыкнуть от чего-то. Знаешь, мне кажется, они будто бы все поглощают в себя, заглатывают, берут. А потом, когда приходит время расставаться – им очень тяжело достать из себя то, что они поглотили. Им обычно бывает больно.
Я вздохнула, осознавая всю тяжкую участь нас, собак, ближайших друзей людей, призванных оберегать их тела и души.
- А что твой друг? – я встрепенулась, решая перевести тему. – Расскажи про него.

+1

8

Я улыбнулся, как-то не решительно.
- А я не знаю, что она чувствует ко мне, мы разошлись, когда я пообещал, что смогу жить сам, без человека, - сказал я. – Скоро конец осени, и я должен ее найти. Только, как я ей докажу?
Я, посмотрев на Яску, наклонил голову на бок. Словно, она сможет мне помочь. А возможно, сможет? Она же вроде, как девушка.
- Я бы сказал, что не все волки плохие, - уточнил я. – Также как и собаки или лисицы. Встречаются и хорошие, возможно, хороших меньше?  Или просто не могут найти общий язык. Может поэтому, вы друг друга ненавидите.
Я подскочил к подруге, поднялся на задние лапы, и лизнул в нос. Просто поддержать, и отошел назад.
- Наварное, - сказал я на слова о человеке. – Но я теперь не решаюсь в город заходить. Только сюда иногда прихожу. Уже не могу так смотреть на людей, как смотрел. Наверное, из-за того, что лисы больше дикие, чем домашние.
Я мотнул хвостом.
- Он волк большой, черный, сильный, вожак, - сказал я. – Это его главные черты. Еще добрый и справедливый. Без него, я бы не выжил и ничего не научился.

0

9

Я просто улыбалась, глядя на своего старого знакомого чернобурого лиса. Очень странно и неожиданно было видеть его таким, самостоятельным, сильным, независимым. Он любил и хотел быть рядом с объектом своей любви - не стоило винить его, что он бросил своего человека, который, может, души не чаял в своем любимце. Но когда я кого-либо укоряла?
- Не стоит ей доказывать, - я вильнула хвостом и улеглась на холодную землю. - Она увидит сразу, по тебе. У тебя же в глазах все видно, можно читать, как в книге.
Я старалась подбодрить Траста, вселить в него надежду и доверие к этому миру.
- Скорее уж мы слишком похожи, - отозвалась я на слова о волках. - Общие корни, мы родственники, соседи. Естественная конкуренция. В общении всех родственников порой бывают моменты, когда хочется глотку друг другу перегрызть. Наверное, у нас именно такой момент. Только что-то слишком долго он уже длиться.
Я вздохнула и вновь уставилась на свои лапы, раздумывая над волчье-собачьими отношениями, вспоминая отрывки из собственного прошлого и собственных снов.
Никогда не знала, от чего Сайлент ненавидит и волков, и собак. Он будто бы застыл на перекрестке, не знает, куда себя деть и как вести. Ни собака, ни волк. Кем же он есть на самом деле?
- Это нормально для тебя, - согласилась я с лисом. - Ты все же не собака...
Слова о волке меня насторожили.
Знала я черного волка, даже несколько... Но добрыми их никак нельзя было назвать. Что же, ну и черт с ним. Раз он счастлив - то на здоровье.

0

10

- Да? – я удивлено наклонил голову на бок, посмотрев на собаку. – Ты так думаешь? – Почему-то я сам не верил в то, что не нужно доказывать, и только потому, что по мне видно. Это, как-то не складывалось. Наверное, это потому, что я сам еще не уверен, смог ли изменится. – Наверное, ты права, и узнаю, когда с ней встречусь.
Я улыбнулся, вспоминая светло-рыжую лисицу, ради которой готов пойти на все. Странная любовь. Она так сильно изменяет, и ведь раньше, я даже о таком не мог подумать. Первая лиса, с которой я заговорил, и подружился, а потом, первая любовь.
- Возможно, когда-то все изменится? – спросил я, на тему волков и собак. Я теперь понимал, что жизнь может, просто круто повернутся, и главное, успеть за ней.
- Я - лис – с улыбкой сказал я. – Только родился домашним, как моя мать, но решил рискнуть, и ушел от людей.
Было так приятно поговорить с хорошей знакомой, даже на душе становилось легче. Словно это мне нужно было, и я ради этого сюда приходил.
- Яска, спасибо, неожиданно сказал я.

0

11

Я продолжала улыбаться. Кажется у меня вышло – я сумела подбодрить своего старого знакомого, вселить в него искорку надежды. Это все, что требовалось. Главное, чтобы он был счастлив, чтобы был спокоен за себя и за свое будущее.
Какая разница, по какому пути ты идешь, если тебя все устраивает? Какая разница, как поступать, если в итоге тебе будет хорошо от того, что ты выбрал?
- Возможно, - ответила я, вновь опускаясь. – Остается надеяться, что это так. На территории Города снова начали появляться волки. Они не такие, какими были раньше. Раньше собак стремились убить. А этим, которые сейчас на территории – им не нужны мы. Им нужны люди. Пожалуй, это даже здорово. Возможно, они сумеют восстановить шаткое равновесие, а потом укрепить его и сделать прочнее… Во всяком случае, я буду всячески этому способствовать, по мере своих скудных сил.
Получится ли у них, если их остальные дикие собратья будут против?
- Ты молодец, - в заключении добавила я. И не для галочки – я действительно думала, что Альт – молодец. Он сумел побороть себя и собственный страх, сумел уйти ради своей любви. А смогла бы я? Вот ведь вопрос. Что для меня стоит в приоритете? А точнее, какая из разновидностей любви важна для меня более?
Два центральных существа для меня – Сайлент и Рокайо. Кого бы из них я выбрала, если бы мне пришлось выбирать?
Я поежилась. Надеюсь, мне никогда не придется выбирать…
- Что же, не за что, - я поднялась, завиляла хвостом.  – А сейчас, я думаю, мне пора. Все же, теперь у меня есть человек и мне надо заботиться о нем. Надеюсь, я прощаюсь с тобой не навсегда, дикая ты душа.
Я подошла к лису и лизнула его между ушей, тепло и дружелюбно.
- До встречи, - проговорила я, развернулась, и неспешной трусцой побежала к Городу.
=> Яблоневый сад

Отредактировано Яска (2012-09-09 21:29:00)

0

12

Новое начало Жизни
Я уже начинал забывать, что когда-то был в стаде, называемой стаей. Как ушёл от них, ничего не сказав, умолчав о своём уходе Вожаку; я уже давно забыл старого собрата Шермора, с которым обожал трепаться по пустякам; забыл и напыщенного, считающего во всём себя королём Отто. Да-а, время – интересная штука. И не замечаешь, как всё меняется на глазах. Из всех предложенных стай я выбрал – Тёмную Луну, куда меня Мишель однажды привела. Я остался, ибо, возможно, наконец нашёл себе истинное пристанище.
Начал я совершенно нормальную жизнь, жизнь самого нормального Волка.  Хм, по-моему, хватит размышлений на сегодня, пора вернуться из забытого и погребённого в землю прошлого в реальность…
Шёл я не спеша, смотря и оглядываясь то и дело по сторонам. Моя морда была мрачноватой на вид, что не предвещало ни угрозы, ни радости. Просто камень – ничего не обозначающий. Быть Темнолунцем – моё предназначение, ибо в этой стае знают Волчью гордость, знают, что лучше смерть от клыков врага, чем жалкое бегство от натиска чужеземцев. Да, именно в эту стаю много раз надумывал вступить я.
Сейчас моей целью было найти старого доброго друга стаи лиса по имени Альтраст. Что-то он пропадает, что немного вызвало у меня подозрение на его счёт. Хотя, я не был с ним хорошо знаком, лишь так, видел его в зубах одного из Легионеров. Да и то это смутно помнится мне сейчас. В общем, сейчас я пробовал брать след, но, увы, это не проходило столь успешным образом.
Я принюхался, надеясь на удачу, но, вновь оплошал. Остервенело тряхнув мордой, я клацнул челюстями. «Где этот лис бегает?», думал я, всё ещё внюхиваясь. Всё тщетно. Сколько времени я ещё так скитаться буду, а? Мне, как-то уже надоедает туда-сюда бродить. Я спокоен, ибо на своих территориях, но не спокоен я только потому, что этот чёрный бесёнок куда-то дёру дал.
Тут в голову мне ударила мысль пойти на Пустую поляну. Альтраст должен быть там. Я побежал к месту, надеясь на удачу. Когда стал приближаться, то мгновенно стал внюхиваться в воздух. В нос сразу же ударил запах лиса и… собаки! Мгновенно клацнув зубами, я глухо, но свирепо и зло зарычал. Осмотревшись вокруг и обнаружив, что пока никого нет, галопом помчался на запах лиса.
- Альтраст! – выкрикнул я, когда увидел маленький тёмный силуэт в десяти метрах.
Когда же я приблизился почти вплотную к дикому лису, то спросил:
- Здравствуй. Случаем, у нас не было загадочной гостьи, называемой собакой? Если это была твоя подруга, то я умолчу о ней. А если нет, то не видать ей жизни, как своего нюха. И, да, - теперь я говорил более мягко, уравновешенным тоном так сказать. – Тебя вся стая обыскалась, пропадаешь просто. Как сам? Ничего, жив здоров?

0

13

От шершавого языка Яски, которая меня лизнула, я улыбнулся, и мотнул хвостом.
- Удачи тебе, - сказал я, когда подруга уже уходила. – Я иногда здесь появляюсь, возможно, и опять встретимся.
Я улыбнулся, и весело тявкнул, после чего просто смотрел на то, как черно-белая собака убегает город. Так странно, после этого разговора, мне стало на много легче. Словно, мне нужно было с кем-то вот так поговорить. Да и город, стал не так тянуть. С каждым днем, я все меньше чувствую эту тягу, и все больше поддаюсь дикому зову.
Вздохнув, я переступил с лапы на лапу, и уже захотел развернуться, чтобы вернутся назад к волчьему логову, как  меня окликнули, и от неожиданности я прижался к земле, готовый в следующую секунду убежать. Окликнул меня Бакалавр, волк из стаи, возле которой я живу. Поняв, что это свой, я расслабился.
- Здравствуй, нет, ее нельзя убивать, - сказал я, со страхом начиная понимать, что Яска могла пострадать. – Она моя давняя подруга, мы просто говорили, давно не виделись.
Я взволновано смотрел на черного волка. Мне не хотелось, чтобы собака пострадала, которая случайно зашла так далеко от города, но она и дальше не пошла на территории. Она не враг волкам.
- Извините, что заставил волноваться, - я опустил взгляд, и виновато прижав уши к голове. Некрасиво получается, что заставляю волноваться волков, которые не дают мне умереть, да еще и учат жить в лесу. – Со мной все хорошо, - сказал я, смотря на волка снизу верх. Все же, он был большим, как и большинство волков этой стаи. – Возвращаемся назад? – я наклонил голову на бок.

0

14

Дикий лис говорил чуть дрожащим голосом, что чуть выказывало во мне недовольство. Вообще, меня бесило, что со мной обращаются, как с Королём, хотя я сим не являюсь даже близко. Мне хотелось клацнуть челюстью, но, глубоко вздохнув, я прождал секунды три, потом стал слушать лиса.
– Она моя давняя подруга, мы просто говорили, давно не виделись.
Я кивнул в знак того, что понял и рассказывать не буду, также и не притронусь к его собаке. На что она мне вообще? Хотя, если бы она не была его подружкой, то не стала бы церемониться, заткнула бы лиса и всё, а нет, разговаривала, наверное, о чём-то личном с ним. Я не решил спрашивать подробностей у него, ибо не нуждался. Его слов было вполне достаточно.
– Возвращаемся назад? - спросил лис, я сразу же обратил на черношкурого зверька внимание.
- Пошли к Лисьим холмам, возможно, кого и встретим, - я чуть усмехнулся и вышел вперёд, шагая ровно и держа осанку.
"Чудак, ну чудак-чудаком", немного улыбнувшись, подумал я в мыслях. Это размышление сразу же вылетело из головы, как только я подумал о Мишель. "Что ж, Миша, давно мы не виделись"
--- Лисьи Холмы

0

15

Бакалавр ничего не сказал, а только выслушал, и я понял, что он никому не расскажет за мою встречу. Не сказать, чтобы я что-то скрывал от Ареса, но я не рассказывал ему о своих друзьях, возможно, уже бывших. Да и кроме Яски, у меня в городе не было друзей, с которыми можно вот так общаться, ну и еще, я никогда не предам волков.
Я улыбнулся черному волку, медленно приходя чувство. Страх приходил, и появлялось спокойствие. Я доверял волкам Ареса, и относился с большим уважением. Кто-то даже стал другом, хотя, я еще не был уверен.
- Хорошо, - сказал я, когда Бакалавр сказал, что можно пройтись к Лисьим холмам. Там я бывал редко, но знал, что не далеко находится цветочная поляна. Возможно, получится и туда зайти? Ведь там должна быть Катарина, если еще не ушла. «Надеюсь, не ушла» - промелькнуло в голове. Конец осени еще не наступило.
- Бакалавр, может, эм, заглянем потом на цветочную поляну? – спросил я, кинув взгляд на волка. – Там должна быть лиса, которую я бы хотел увидеть. – Я понимал, что это чужая территория, и возможно в волка потом будут проблемы, этого я не хотел. – Или я сам, а ты меня подождешь? Я быстро.

» Лисьи холмы

0

16

<---- Из города.

Перед глазами встала пелена, кровавая стена увеличивалась и уменьшалась от моргания... Легкие разрывались от жгучей боли. Волчице казалось, что если бы она вдохнула кислоты, то и тогда боль была бы меньшей. Все тело пульсировало, кое - где под шерстью набухали и бродили по телу толстые вены. Лапы, разлетавшиеся во всю длину при беге, то и дело заплетались, и Афина спотыкалась, и оглядывалась, и взгляд ее - бездумный, сиреневый от кровавых жилок, был отражением ее обезумевшей в заточении души. Ее морда безостановочно выражала что - то, и самка уже не могла контолировать мимику, ничего не могла, ничего... Только бежать. Последний рывок сознания - бежать, бежать! В тень из огней. В лес из пустоши. Прочь из города...
"Бежать, бежать..." Судорожно думалось Афине. "То были звери, страшнее волка, страшнее медведя, хуже чумы... То были люди... Как я жалею, что не впилась в глотку их щенкам так, как они это делали с нашими. Стальные змеи не смогли впустить в меня свой яд... Я все - равно жива..." Мысли были бессвязными, где - то на заднем плане проносились цельные мысли, но до осознанного состояния доводились лишь их беспомощные обрывки, которые не несли ничего. Волчица, все еще несясь через границу с городом, провела иссохшим языком по зубам. Ее тело требовало воды. "Воды...", - плаксиво простонало что - то внутри, но что - то более сильное раздавило писк, как букашку. Это был союз трех чувств: Свободы, Чести и Гордости. Втроем, они устроили пиршество, каких не бывало, и поедали там человеческие тела, и ели они только сердца, выбрасывая вспоротые тела...
Волчица встряхнула головой. Кажется, она заснула на ходу. Самка немного замедлила бег, втянула сухим носом воздух - ничего не чувствовал нос, подводил. Не слышали ничего, кроме ватного хруста, уши. Глаза слезились от ветра. Афина была оторвана от мира, безоружна, и очень слаба. Ребра слегка выступали, тазовая кость скалистым пиком разрезала воздух, тонкие лапы, казалось, переставляются сами собой, по инерции.
"...безумие и ужас.
Впервые я почувствовала это, когда шла к людя, — шла десять часов непрерывно, не останавливаясь, не замедляя хода, шугаясь страшных огромных камней, катившихся вереницею и стиравших следы моих лап своими. Стоял туман. Не знаю, сколько было градусов: сорок, пятьдесят или пять; знаю только, что он был непрерывен, безнадежно-ровен и глубок. Солнце было так огромно, так огненно и страшно, как будто земля приблизилась к нему и скоро сгорит в этом беспощадном огне. И не смотрели глаза. Маленький, сузившийся зрачок, маленький, как зернышко мака, тщетно искал защиту под сенью закрытых век: солнце пронизывало тонкую оболочку и кровавым светом входило в измученный мозг. Но все-таки так было лучше, и я долго, быть может, несколько часов, шла с закрытыми глазами, слыша, как движется вокруг меня толпа: тяжелый и неровный топот ног, скрежет железных колес, раздавливающих мелкий камень, чье-то тяжелое, надорванное дыхание и сухое чмяканье. Они не посадили меня в клетку, они тащили меня, как дичь.
Воздух дрожал, и беззвучно, точно готовые потечь, дрожали камни; и дальние ряды людей на завороте, орудия отделились от земли и беззвучно, студенисто колыхались — точно не живые люди это шли, а армия бесплотных теней. Огромное, близкое, страшное солнце на каждом стволе ружья, на каждой металлической бляхе зажгло тысячи маленьких ослепительных солнц, и они отовсюду, с боков и снизу забирались в глаза, огненно-белые, острые, как концы добела раскаленных штыков. А иссушающий, палящий жар проникал в самую глубину тела, в кости, в мозг, и чудилось порою, что на плечах покачивается не голова, а какой-то странный и необыкновенный шар, тяжелый и легкий, чужой и страшный..."*

За спиной прогремел собачий лай. Волчица остановилась в исступлении, оглянулась назад страшным и полным боли взглядом. Не было больше сил...

*По Л.Н. Андрееву

+1

17

Демон черной тенью прошмыгнул на поляну. Все это расстояние, вплоть от Яблоневого Сада и до поляны он бежал без остановки. Продолжил бы бежать и дальше, если бы его внимание не привлекли непонятные звуки и странный запах. Словами не передать, насколько сильно воеводе хотелось двигаться дальше, а не заострять внимание на новых кошмарах этого дня. Тем не менее, долг перед стаей не позволил ему продолжить путь, не убедившись предварительно, что его стае ничего не угрожает.
Тьма не была кромешной и на темном фоне был виден ясно очерченный силуэт. Это была волчица. Худая, грязная, но не потерявшая своей стати. "Где-то я уже ее видел..." Пахло от нее отвратительно, ничего не сказать. Поэтому Демон даже сначала не разобрал, что запах принадлежит волку.
Воевода театрально закатил глаза и неспеша побрел в сторону новой проблемы. Очутиться на территории Темной Луны для него было уже счастье. Сейчас он был слишком перевозбужден для разговоров, а недавно убитая добыча только прибавила пылу. Морда Асшая была слегка вымазана в крови и он хищно облизнулся. Остановившись в паре метров от незнакомки, Асшай почувствовал легкий приступ дежавю - около полугода назад он вот так же встретил Иммортал. "Надеюсь, с этой не придется долго разбираться". Воспоминания были такими живыми и цельными, словно это было вчера. Демон досконально помнил тот день роковой встречи. Теперь Бессмертная стала неотъемлемой частью стаи, хоть воевода все равно проявлял к ней недоверие. "А ты разве кому-то способен доверять, Бес?". Порой Демону нестерпимо хочется стать одиночкой, чтобы ни с кем не общаться, никому не быть должным, заботиться только о себе. Двуногие называли бы это депрессией или хандрой, а может быть даже переломным возрастным моментом в жизни, наподобие переходного возраста или старческого климакса. Но нет, воевода был слишком молод даже для кризиса среднего возраста, а юношеский максимализм остался в нем разве что на четверть от того, что было.
Да, теперь Демон смог детально рассмотреть нарушительницу - крупная худая волчица, черна с головы до пят, взгляд отчужденный и наполненный страхом. Волчица была не на шутку испуганна. Она напоминала Асшаю загнанную добычу в последние секунды жизни - примерно как тот жирный кролик, которого ему удалось поймать невдалеке отсюда. И снова воевода ощутил приступ дежавю - на этот раз намного более сильный. Волчица казалась очень знакомой. Однако прошло слишком много времени и Асшай отчаянно не мог вспомнить, кто эта загадочная особа.
Впрочем, сейчас это не важно. Важно то, что у незнакомки были преследователи. Иначе бы она не бежала сломя голову, тем более в сторону стаи Темной Луны. Не самое удачное направление, н-да...
Внешне волк никак не проявлял беспокойства - его морда ничего не выражала, взгляд был спокойным, а тело расслабленным.

+1

18

Начнем, же.
- Фауст, ты вообще меня слышишь? - черная тень угрожающе повысила голос и что-то мелькнуло в горящих глазах, чего должен пугаться каждый волк, что и говорить о молодом охотнике, всего два месяца назад переставшим считаться переярком в стае.
- Да-да, просто задумался, - рассеянно пробормотал волк и мотнул косматой головой.
- Да тише ты своими ушами тряси, распугаешь сейчас всех. Сегодня загоняешь с нами, понял? - тень не дождалась ответа и бесшумно растворилась в лесу. Волк остался один. Зеленые глаза-огоньки растворились на фоне черной массы.
Резкий шум и десятки оленей, спасая свои душонки, кинулись в рассыпную. Разом с разных сторон налетели волки, окружив олениху с олененком. Каждый, как один, со страшным оскалом смотрит на травоядных, впредкушая скорую трапезу. Олениха мудра и она видит слабое звено. Задние копыта пролетают у самого уха черного волка с яркими зелеными глазами, а он не поддается волчьему инстинкту хищника и не хватает удачу за хвост, он не смыкает клыки на задней ноге жертвы, обрекая её на верную смерть, а отступает. Черным охотником движет другой инстинкт. Инстинкт самосохранения. У него слишком мало опыта и тяжелая травма грузом лежит за душой. Он боится и отступает в сторону, открывая путь к бегству своей добыче.
Погоня длится долго и всё это время молодой волк слышит в своей адрес горячие реплики старших товарищей, он и сам знает, что виноват сегодня. Маленький олень, окруженный тысячами мух, наверняка уже оттащен к логову, но этого слишком мало, чтобы прокормить целую стаю. Олених ещё не поймана. Зеленоглазый волк мучительно при каждом удобном случае наносит удар, целясь в одно и то же место, но клыки ещё слишком слабы чтобы забить жертву с первого раза. Ему ещё далеко до матерых. А вот и подмога...
Фауст смотрит на свежую туши огромного животного и ему становится жалко. Олениха так отчаянно сопротивлялась. Скоро на мести её гибели останется лишь красная полоса - волкам нужно тащить еду в стаю.
- Фауст, не мешайся, иди домой, позови кого-нибудь из матерых, пусть помогут, - юнного волка обижают эти слова, ведь он тоже хочет помочь, но черные лапы отрываются от земли и не зная пощады несутся к логову, ведь есть в этом задании и плюс. Фауст первым расскажет отцу, брату и сестре, как он загонял оленя. Очередной раз.
Кровь. Кровь. Много крови. Бордово красная трава, кажется, навсегда впитала этот цвет. Два трупа, но не олениха и олененок. И два волка. Один ещё держит труп за горло, а второй стирает языком кровь с молодых белых зубов. Звук, словно мешок с картошкой уронили и второе бездыханное тело падает на траву.
- Ты же понимаешь, Фауст, она предела нас,  - волк, что покрупнее и постарше переступая через тела направляется к зеленоглазому охотнику. Юнец щерится, зеленые глаза наливаются кровью, а шерсть становится дыбом, но есть место и страху. Фауста трясет. Он боится поднять глаза на вожака да этого и не надо. Он и так знает, какое выражение сейчас играет на его морде. Чувство выполненного долга.
- Не понимаю, - волк испуганно качает головой, - не понимаю. Ты убил их... -  слова застревают в горле и в лучшем случае выходят со скрипом, - Арес, ты убил нашу мать...
- Она предала нас, ушла к Городским.
Зеленоглазый волк поднял глаза на брата и в один миг оказался возле него.
- Не она предала нас, это ты предал её, предал семью, Арес. Предал ради хорошего куска мяса из поилки вожака.
- Закрой пасть! - рык вожака у самого уха действительно заставляет зеленоглазого замолчать, но не осунуться, не прижать хвост. Злобный взгляд устремлен в глаза вожака. Это вызов, хотя все и знают, что Фэт слишком умен, чтобы убивть щенка.
- Ты убил Арагону. Ты убийца Каспара, - слова срываются на рык.
- Фауст, я не ясно приказал тебе замолчать? - спокойно и самоуверенно вожак делает несколько шагов вперед и Фауст вынужден отступить. Он скалится, но разворачивается и уходит.
- Закопать предателей, - идет приказ от вожака. Злобный взгляд зеленоглазого воина и громкие слова, сказанные почти себе под нос, - третья могила, Фэт, да будет твоей.
Брат предпринимает попытку последовать за Фаустом, но вожак останавливает его.
- Latet anguis in herba, Fat.*

Сон нужен каждому, а когда терзает постоянный и не утолимый голод, сон - это лучшее лекарство. Один лишь минус, после последнего появления Бога Фауст видит постоянные кошмары. А ещё он слышит её голос. Голос той, чье имя нельзя называть, ведь оно священно. Голос матери.
Но сон. Отравленное ядом Шитахи сознание не может контролировать тело полностью во время сна. Если она и подвластно кому-то, то этот кто-то решил сыграть злую шутку с Фаустом...
Бока мирно подымались и опускались, тело неподвижно лежало возле вековой сосны, на столько огромной, что большой черный волк казался возле неё волчонком. Периодически Фауст вздрагивал всем телом не то от холода, ни то просыпаясь и скидывая с черной шерсти колючие снежинки зимы. Закрытые ветки подрагивали вместе с верхней губой. Фауст говорил во сне.
- Ты, - некое несуразное слово потонуло в гортани, так и не выбравшись наружу, - Арагону убийца Каспара.
Невнятные, едва понятные, на первый взгляд случайны слова в голове Фауста выстраивались во вполне ясную картину. Хорошо, никто живой не может видеть сны, но как бы пригодилась Фаусту возможность видеть сквозь сны, что уже некий зверь подкрался к волку и только от его решения зависит проснется ли черный волк.

*(лат.) В траве змея прячется, Фэт.

+2

19

Крупные снежинки плавно спускаются с неба и ложатся на твердый наст. Зима давно завладела этими землями и сейчас вовсю пользуется отведенным ей временем для того, чтобы жители вновь увидели белоснежные пейзажи здешних лесов и почувствовали всю прелесть морозного дня.
Филанта любила зиму. Хоть она порой и бывала слишком холодной, зато всегда пропадала летняя жара и грязь с пылью, а еще насекомые, постоянно норовившие тебя укусить. Обычный дождь сменялся белыми хлопьями и все вокруг превращалось в зимнюю сказку, такую белую-белую, красивую и в то же время захватывающую дух. Прекрасное время года.
Ровная цепочка волчьих следов вела между высоких деревьев и небольших кустов, на ветки которых неровным слоем налип снег. Черная волчица, чья шерсть была также покрыта белыми снежинками, снова патрулировала уже знакомые ей границы. Тень за несколько месяцев привыкла к своей новой стае и даже стала общаться с некоторыми ее представителями, в то время, как когда-то она сторонилась их, предпочитая оставаться с тени. Но смена власти, произошедшая около двух месяцев назад, Филанте не понравилась. Она не любила перемены и новые правила, установленные Азазелем не были волчице по душе. Когда Анта узнала, что Арес пропал, она хотела уйти из стаи, как сделали это несколько темнолунцев, но желание раскрыть местонахождение матери взяло свое - Черная осталась и приняла все нововведения, как должное. Кстати, Азазель не только ввел новые законы, он еще и дал новое название стае. Теперь она называлась Лига теней. Тень в Лиге теней... Какая ирония, не правда ли?
Патрульная усмехнулась собственным мыслям и остановилась, вдохнув морозный воздух и выдохнув теплый пар. Порыв холодного ветра обдул морду Черной, отчего ей пришлось прикрыть глаза, так как снежинки, свободно витавшие в воздухе, были подхвачены потоком воздуха и полетели в морду волчице. Она недовольно фыркнула и осмотрела местность. Вроде бы ничего не было, однако тот порыв ветра принес запах чужака. Патрульная напряглась. Она не любила посторонних и не любила с ними говорить, выясняя причину нарушения границ. Но что поделать? Это же ее работа - не пропускать чужих волков на территорию стаи.
Волчица в три прыжка преодолела несколько метров и снова огляделась, при этом принюхиваясь, желая учуять чужой запах. Здесь он был более отчетлив, значит нарушитель находился поблизости. Тень тихо, аккуратно сделала еще несколько шагов и в поле ее зрения попал большой черный волк, который лежал под высокой сосной и, кажется, комфортно чувствовал себя на территории Лиги Теней. Филанта недоуменно уставилась на незнакомца, как тот тут же что-то промямлил. Сначала Черная подумала, что чужак что-то сказал ей, однако после она поняла - он спит.
- Арагону убийца Каспара, - услышала Филанта и ей бы это показалось очередным бредом, если бы не одно имя, которое волчице очень дорого. Арагона - мать Тени, которая когда-то ушла из Темной луны и пришла к Городским, а затем, родив Филанту, ушла обратно в свою стаю, оставив переярка в городе... Анта слишком долго искала мать, чтобы сейчас так просто прогнать этого нарушителя границ. Он наверняка что-то знает, если говорит имя этой волчицы во сне.
- Откуда ты ее знаешь? - сказала Тень достаточно громко, чтобы разбудить чужака. По ее взгляду было видно - патрульная сейчас серьезна как никогда и при этом находится не в лучшем расположении духа.

+1

20

Нигде покоя нет. Кошмары терзают душу по ночам, проблемы реальности - по утрам. Порой Фаусту казалось, что весь мир сговорился, только чтобы не дать ему спокойной жизни. Вот и сегодня принеприятнейший сон терзал душу волка. Фауст ненавидел, когда ему снилось прошлое. Оно уже случилось, так зачем переживать это вновь и вновь? Другое дело, когда снится смерть, например, состайника. Вот если бы во сне Фауста умер, к примеру, Алиис или Каннибал, вожак бы погоревал, но опять же во сне, а, проснувшись рано утром, ходил бы с хорошим настроение, но когда снятся кошмары из прошлого... лучше в такие моменты на глаза не попадаться.
Внезапно чей-то громкий голос извне проник в сон. Фауст содрогнулся всем тело, а затем в один резкий рывок оказался возле волчицы и щелкнул пастью в воздухе, почти дотянувшись до шеи незнакомки. Не достигнув цели, Фауст не остановился. Не давая самке передышки, он опять подался вперед, и теперь клыки действительно коснулись черной шерсти. Огромная пасть сжала в тиски шею волчицы, не давая двинуться, но и не причиняя боль, пока...
- Что ты здесь дегаешь, дрянь? - говорить с набитым шерстью ртом было сложно, но отпускать незнакомку так просто было безрассудно. Вдруг она пришла по душу Фауста? После своей смерти он стал несколько нервным в этом плане.
Сонные глаза ловили малейшее движение по близости, но мозги после сна работали ещё не в полную силу. Фауст простоял ещё минуту в тишине, прежде чем, наконец, сообразил, где он находится. Поднять подняли, а разбудить забыли. Это место было волку хорошо знакомо. Ещё бы, граница с городом его прошлой стаи. Фауст скосил глаза на черную шерсть волчицы, соображая, чья же это теперь земля.
Тёмная Луна, - подсказало сознание старое название. Фауст был из тех не многих, кто не признавал нового вожака, нового названия и вообще всех перемен, связанных с Новой Темной Луной. Волк выдохнул со свистом и отпустил самку.
- Тебя не учили, что одной так далеко нельзя заходить и трогать ничего подозрительного тоже не стоит, иначе может лапу оторвать? - злобно огрызнулся Фауст. Глаза его заметались по местности в поисках ещё кого-нибудь, а затем остановились на волчице.
Поиграл бы с тобой, но, черт возьми, настроения нет, чужачка.
- Можешь доложить своему кобелю, что границы чисты, - подытожил Фауст и, кинув напоследок грозный взгляд, двинулся в сторону города.
Может, стоит заглянуть к Городским на огонек, а то совсем осточертели...

+2