/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Священное Западное Плато


Священное Западное Плато

Сообщений 41 страница 60 из 86

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/loAeIk9.png
Священное западное плато - одна из лучших обзорных площадок на территории острова. Его протяженность - около 40-ка километров, и с края земли открывается невероятный вид на океан и торчащие из воды монументальные каменные пики. В основном плато - это равнина с несколькими невысокими холмами и небольшим количеством лиственных и тропических деревьев. Местные звери протоптали здесь несколько крупных троп и крутых спусков к побережью. По мере удаления от Золотой Косы, плато поднимается все выше и выше. Рано утром, дальний его конец тонет в тумане полностью, и становится чрезвычайно опасным - с него можно упасть на каменные скалы внизу.

Флора и Фауна

Священное западное плато - одна из немногих южных равнин, а вместе с территориями на севере - холмами Махараджи, они образуют огромное пастбище, величиной более сотни квадратных километров. Здесь обитает множество животных, которым сложно перемещаться среди густых тропических зарослей. Основные местные жители - олени бонго, аксисы, барасинги, зайцы и кроты. Здесь гнездятся чайки и альбатросы, и со скал Великого Западного Плато часто пикируют вниз, на свою добычу - рыбу. Самый крупный  летающих хищник - белоголовый орлан, для которого близость океана и высокие точки обзора с холмов - райское место. Это - одна из немногих зон на Дискордии, где данные птицы встречаются в большом количестве.
Помимо орлов, из хищников здесь водится несколько видов змей, а во время охоты из джунглей часто выходят дымчатые леопарды, ягуары, тигры и львы-одиночки.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Холмы Махараджи (Общая зона около 120 км2)
↓ Юг | Океан
← Запад | Океан
→ Восток | Лес вечной ночи (20 км, +1.5 часа для животных | + 4 часа для людей)
Юго-Восток | Золотая коса (7 км, +30 минут для животных | +1 час для людей)
Юго-Запад |  Океан
Северо-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Запад | Вниз Кладбище сновидений (400 метров вниз, +20 минут для животных | + 40 минут для людей)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:47:49)

0

41

--->> Вне игры

Игровой сезон «Зеркала»

Каэлю чертовски нравились эти земли, и, впервые за долгие годы, он чувствовал себя свободным. Как оказалось, местные были не так уж плохи, если играть по их правилам и узнать их получше. Разумеется, далеко не все приняли волка как "своего", но многие охотно проводили с ним время. Особенно этот пункт, как ни странно, касался обезьян. Они весьма агрессивно реагировали на других переселенцев, но Каэль, будучи гиперактивным и чертовски веселым, кажется, пришелся им по вкусу. Мартышки не чувствовали никакой опасности от этого гостя, и не упускали возможность подколоть первородного всеми возможными способами. Чаще всего, принося какие-то странные плоды. Многие из них были воистину божественны на вкус, но попадались и неприятные кислые сюрпризы. И если бы все ограничивалось лишь ими... Обезьяны ловко скармливали волку тухлые фрукты, безвкусные коренья и горькую траву, пользуясь тем, что в местной растительности малой не шарит, а значит можно устраивать разбойные нападения на его кишечник. Каэль зла на них не держал, в конце концов, теперь он мог легко отделить спелые плоды от неспелых или подгнивших, даже если внешне они все были совершенны.

Дни текли своим чередом, задорно и с особым колоритом. Каэль уже научился ровно стоять на ногах, бегать, прыгать, и даже кувыркаться. Он понял, что плаванье и верховая езда для него пока еще сложны, но вот карабкаться по деревьям, имея развитые кисти и пальцы, было очень удобно. Впервые ему удалось залезть на самую верхушку крупного старого дерева и увидеть мир практически с высоты птичьего полета. Вернее, увидеть море зелени и такое же море воды, уходившие друг от друга в разные стороны. Впрочем, бесконечное веселье не могло длиться вечно. В конце концов, хоть первородный и пытался научиться работать и сражаться в облике мужчины, ему все еще необходимо было найти сестру, брата и свою стаю. Просить у местных помощи он не решился, мало ли к чему приведет подобная беседа. Аборигены хорошо относились к Чистому, но к остальным их отношение было не то,чтобы идеальным... В общем, на их поддержку Каэль не рассчитывал, а сам он найти никого не мог, так как человеческое тело сильно уступало волчьему в вопросах обоняния, а возвращаться в свою шкуру парень пока не умел.

Так или иначе, удача, видимо, оказалась на его стороне. Верно ведь говорят, что некоторые вещи происходят сами, стоит только перестать за ними гоняться... Первородный был вынужден пока оставить поиски, и вот, как гром среди ясного неба, собирая с земли опавшие фрукты, мальчишка заприметил в отдалении белого волка. Он шагал по зеленому плато, на достаточном отдалении от джунглей, но при этом был хорошо различим на открытом пространстве. Может, это кто-то из Ордена? Бросив на землю все фрукты, Каэль схватился за ветку дерева и, подтянувшись, ловко залез наверх. Отсюда видимость была чуть лучше - не мешали папоротники и кусты. Поставив ладонь козырьком, и прищурившись от напряжения, мальчишка несколько секунд вглядывался вдаль, прежде чем изумленно пробормотать:
- Да быть такого не может...

Определенно, это был братец. И хотя Каэль не мог уловить запах, он чувствовал и душой, и сердцем, что перед ним именно Сайхи. Они не виделись уже очень давно, но что-то в походке белого волка, в чертах его морды, и в его поведении, напоминало блондину утерянного родственника. Чуть не упав с дерева от неожиданности, Каэль набрал в рот побольше воздуха и крикнул, что есть духу:
- САЙХИИИИ! ЭТО ТЫЫЫЫ?
Голос Каэля разнесся по всему плато и переполошил стаю попугаев, что сидели неподалеку. Их осуждающие книги на секунду отрезвили искателя приключений, и он вспомнил, насколько холодным было их расставание с братом. И хотя сам первородный зла на родню не держал, старший был совсем иного поля ягода. Буркнув явно растерянное "ой", волк под мороком спешно полез на следующую по высоте ветку. Если это и правда Сайхи, то тут есть всего два варианта дальнейших действий - либо они мирно поговорят, либо он откусит Каэлю задницу. Переживая за сохранность последней, переселенец поспешно забрался повыше, решив, что это пойдет их беседе лишь на пользу...

+5

42

— Быть с вами откровенным — себе дороже. Там, где враги не добьют, союзники бросят
[indent] Порой Марго очень сожалела о тех временах, когда служила агентом на Большой Земле. Когда об объекте можно было получить заранее собранные сведения да ещё и с рекомендациями, какой способ воздействия является в каждом конкретном деле наиболее эффективным. Это не значит, что не случалось осечек. Просто работать так было намного проще. Впрочем, во всём можно найти плюсы и минусы. И в данном случае разговор с Ноэлем (а то, что это оказался он - теперь не было сомнений) представлялся сложной задачей. Но интересной. 
[indent] Каким был парнишка до встречи здесь, в джунглях - об этом авантюристка могла судить только по рассказам других. Опираться на них - явно не стоило. Кто-то кому-то что-то сказал... Это точно не то, что стоило брать за основу. Строить важную беседу на базе расплывчатых представлений - самоубийство. Тем более, когда собеседник находится не в своём обычном облике. Об этом тоже очень сильно хотелось расспросить. Но чутьё подсказывало - не время. Не сегодня. Или всё взаимосвязано? Дилемму можно было решить, только начав диалог и поэтому молодая женщина хмыкнула и с неприкрытой горечью в голосе тихо произнесла:
- А ты похоже много знаешь. Со слов других.
Возможно, кое-кто тут ждал возмущённых криков. Яростных оправданий. А вот не будет их. Будет диалог, если большой кот захочет слушать, а не полезет нападать. Впрочем, последнее маловероятно, учитывая особое положение мисс Уильямс. И всё же никогда не говори "никогда"... Удушающего страха не ощущалось, а вот обида обманутого ожиданиями ребёнка - это  да. Казалось, что всё будет проще. Ан-нет. "Конфетку" сразу получить не удалось...
- Не хотел бы узнать из первоисточника, как всё было на самом деле?
Если нет ко мне доверия... а его ни у кого нет кроме Гримарра и Сансы, то поставленные мною цели достичь невозможно. М-да. Но пытаться достучаться до юноши - необходимо. И я буду это делать. Хотя, я уже чувствую, что тут придётся столкнуться со всем многообразием эмоций. Ничего, выдюжим. Справимся. Впервой что ли?

— Нет большего зла, чем то, что вы уже принесли мне и моей семье. Лучше расскажите, как вам спится?
Хождение по тонкому льду - вот с чем можно сравнить общение тех, кто не является врагами, но и друзьями их тоже назвать сложно. После подобного заявления оставалось только усмехнуться и развести руками:
- Добро и зло - понятия весьма относительные.
Небольшая пауза. Что ходить вокруг да около? Ничего мы этим не добьёмся. Надо вытащить всё на поверхность. А то задолбали уже косые взгляды и шушуканье по углам. И ведь при мне все молчат, ага, а потом вот такие "ножики" в спину кидают. Наверное, огребла бы я и больше, если бы не мои защитники и если бы тут были не только сплетники...
- Если ты не хочешь узнать ПРАВДУ - специально выделила это слово, - если ты совсем не хочешь слушать меня - то хотя бы в лицо скажи, в чём именно я виновата. Хотелось бы послушать ТВОЮ версию произошедших событий. А то живёшь себе живёшь, и тут бац - оказывается что рядом не добрые соседи и друзья, а заклятые враги. Правду о двоих знают только двое, не находишь? Вот мне поэтому и удивительно, что окружающие говорят о том, что их толком не касается и о чем они имеют весьма отдаленное представление...
Итак, желаемое на первых порах - озвучено. Оставалось только ждать реакции...

+3

43

Пустые унылые поля, нет в них красок, и мир-то вовсе - иллюзия. Сайхи чертыхнулся, выразительно так, смахивая капли с носа, а на деле - издал неразборчивый звук.
Легко представить, что всё вокруг - ложь. Жил-то он так, что ему родные врали, правдиво так, а сородичи лицемерили перед ним или открыто ненавидели. Он не верил в искренность, даже правда из прекрасной девы сжалась до уродливой старухи, у которой, что ни слово, то скрип.
Что же удержало его в столь лживом и продажном мире? Что заставило его снова оказаться в кругу чужаков и ненастоящих существ?
- Почему я...
Волк покачал головой и усмехнулся. Он упрекнул на секундочку себя за этот вопрос - неверно его задал.
- Что заставило меня...
И снова мимо.
Так, страждущий мститель понял, что сам себя вывел на слабо. Он не жил-то до этого совсем, его кидало то туда, то сюда, и разум совсем не знал, чего жаждал. Безумные, но бесполезные фантазии, чернила выцарапывали на его полотне кривые буквы. И всё это - ради того, чтобы оказаться в том же положении. Странная клетка видна была ему - он сам её выстроил. Не в силах побороть старых принципов, и, кажется, зайдя слишком далеко, он был у черты, которая могла изменить буквально всё. Он знал это, мог почувствовать тысячи оттенков перед собой, не жить прежним миром. Но не решался сделать шаг. Что, если он начнёт всё заново, то не сможет вернуться назад? Потенциал - вот, что у него было. Некий дар слепого зла, только оно способно сделать его неуязвимым, и всяким святым этого уж вовек не понять.
Мир не понимает доброты, в нём вообще нет ничего, что бы связывало отдельные умы с этой странной системой. Только если её подчинить себе - власть сама приплывёт не только в лапы, она станет душой, которая не идёт на компромисс.
Сколько бы времени ни прошло, бессмертная память на все проделки братца жили в нём по сей день. Ему казалось, что он вспоминал даже то, чего не мог воссоздать ранее. Каков же, однако, поганец. Нет, ему ничего не забыть - ни того, кем уродился тот, ни того, что из выросло из него. Все, кто любили его - погибали.
Временами, после исчезновения белого пятна он думал, что Первый ветер исчез по вине этого ходячего бельма, что пыталось показать, как он похож на всех. Что он также чист и справедлив, как премудрые предки. Везде юлил, перед каждым идиотом вертел хвостом. Да разве была у него честь? Думал ли он головой хоть раз? Сайхи скривился. А паззл-то сходится.
В нём ни на миг не утихнет злоба. Она уже не изъедала его, всего отравила, захватила разум, но он не сдался ей - пригласил остаться с ним до конца дней, чтобы никто, ни одна бестолочь, похожая на его брата, не оказалась в идиллии.
Живность точно взбесилась, хотя пару секунд назад всё было тихо. Волк навострил уши. Визжащие, звонкие голоса птах взвились с глухими потоками ветра. Судя по их раздраженным крикам, они либо звали подмогу, либо вспорхнули, потревоженные внезапным вторжением. И последнее уж очень заинтересовало волка, который еще не встречал ни одного хищника на этих землях. Ему стало очень любопытно, вопреки риску быть съеденным. Небылицы. Хотя, если это крупная такая зверюга, типо медведя, то побеспокоиться стоит. Он не предавал особого значения здешней фауне, был посредственным обывателем, который чувствовал себя здесь, как на курорте. Жаль, что никто не развлекает да не привечает. Он решил проверить и, ни минуты не колеблясь, двинулся в сторону шума.
-- Это что же? Дерево живое? Вот так номер, -- процедил про себя зверь, увидев, как одна из веток раскидистого жителя странно дрыгается.
Он даже прыснул смехом.
- Оно, что, машет мне веткой?
Удивившись собственной иронии, Сайхи решил подойти еще ближе. "Это еще что за обезьяна?", человек четко выкрикнул его имя, введя его в ступор, причем во всех смыслах. Он остановился и с непониманием смотрел на недоразумение, которое расположилось на одной из веток. Это явление показалось ему весьма интересным. Что за леший с горы на двух ногах да такой прозорливый? Видящий, что ли? "Вот проверим сейчас", цацкаться с двуногим - терять время. Припугнуть хорошенько, караулить его - может, пока никто не видит, удастся и брюхо набить? К еде он не привередлив был.
- Так-так-так, надо же, - начал он, подходя ближе.
Его хвост размеренно покачивался из стороны в сторону, выдавая намерения хозяина. А он был настроен азартно, считая человека добычей. Видимо, поняв это, парень залез повыше, чем вызвал на лице зверя ухмылку. "На что ты надеешься?", насмешливо процедил зверь. Он мог подолгу выслеживать дичь, а этот заморыш, даже не охотник, на один зубок ему. Судя по всему, он даже выживать толком не умел, ведь против волка недостаточно одного дерева или двух пар ног. Зверь огляделся, но уже не быстро, а внимательно так. Он не обнаружил ничего: ни рюкзака, ни заготовок для ночлега, ни возможных предметов быта. Нетрудно догадаться, что это путешественник с корабля. "Не повезло тебе, сопляк, что я голоден".
- И куда ж ты лезешь? И чего так кричишь? - Сайхи расположился прямо под веткой и наклонил голову на бок, с неподдельным интересом рассматривая его. - Чего ты там верещал? Ну-ка повтори, чтобы я убедился, что ты не несешь отсебятину.
А сам вобрал носом воздух. "Что-то совсем не сходится", от человека пахло псиной, и не то, что бы только ею.
- И ты весьма странно пахнешь...
Сайхи решил про себя, что не отпустит человека. Слишком уж подозрительно тот себя вёл и, помимо потнявых подмых и рыбьего амбре, знал его имя. Он залез выше не по той причине, что увидел волка, который пришёл на крик птах, нет. "Если человек начнёт понимать зверя, то я просто чокнусь с этого острова", хмыкнул волк, как бы мимоходом, а сам зациклился на парне. Даже собственные мысли не могли сбить его. "Имя. И откуда он узнал его?", вот, пожалуй, главный вопрос, который волновал его. "Выясню, точно ли есть между нами контакт, а потом..."

Отредактировано Сайхи (2020-02-23 20:19:04)

+3

44

Как и казалось псу с самого начала, гепард, юноша, который вынужден ныне топтать эту грешную землю в обличии грациозной пятнистой кошки, не расположен к простому разговору от слова «совсем». Какая-то горечь, где-то даже смешанная с обидой и с лёгкой насыпью с чем-то сродни злости, слышалась в его голосе, читалась в этих кошачьих глазах и в некой нервозности действий. Брошенные гепардом фразы определённо хотели сделать больно, надавить на ту больную точку, натиравшую и ноющую, как старая мозоль. Со зла ли? Или в его собственной жизни, случилось нечто настолько паршивое, что теперь он хочет отомстить всему миру, заставив страдать всех и каждого?
Будь Гримарр немного моложе или чуть более импульсивным, то не стал бы выслушивать эти недовольства неопытного юнца, а просто либо оскалил бы зубастую пасть, либо, несмотря на присутствие ретривера, набросился и хорошенько потрепал бы его за короткошёрстную шкуру, выбивая всю дурь. Однако даже в юности Марр отличался некой рассудительностью, а сейчас… А сейчас всем было несладко, кому-то больше, кому-то меньше, а потому пытаться сделать так, чтобы ему было больнее, чем тебе, было бессмысленно и бесполезно. Кангал понял, что парень понимает и его слова, и речь его хозяйки.
– Тебя там не было, и вряд ли тебе известно всё о том дне, – псу нетрудно было догадаться, о ком он говорил и кого имел в виду. В воспоминаниях вновь возникла та пещера, тёмная и неприветливая, в пасти которой остались Кай и некоторые другие люди. Даже Дейзо. Пусть к котам опытный охотник относился с осторожностью, но с рысью были несколько другие отношения, коим способствовала связь его хозяйки с его хозяином. – Да, мы ушли в тот злополучный день, да, ты можешь злиться на нас, но какой в этом смысл?
Кобель подошел к поближе деушке, левым бедром касаясь девичьей ноги. Кареглазый ничего не стал говорить после, приподнимая голову и поворачивая её к Марго. Девушка начала говорить.
– Я не стану пытаться тебя утешить, говорить о том, что мы обязательно всех найдём и спасём, – обращая взор на кота и собаку, сказал обладатель песочной шкуры, его голос был серьёзным, – я понятия не имею, что будет завтра и как трудно будет дальше. Может не сейчас, но я постараюсь сделать всё, чтобы найти тех, кого забрали здешние обитатели, – карабаш был искренним. Он не старался заставить гепарда и его спутницу себе верить, поскольку вера – личное дело каждого. – В одиночку, даже вдвоём – он посмотрел на суку, а потом опять обратился к юноше, – вам не сдюжить, и ты должен это понимать.
Теперь оставалось лишь ждать ответа, если, конечно, пятнистый захочет говорить, а не просто поднимется с засиженного места и уйдёт восвояси, скрываясь за сочной зеленью растений. «Попытайся вразумить его», с некой надеждой Гримарр посмотрел на ретривера, а после короткого вздоха сел подле ног Марго.

+4

45

Некогда крепкая и достаточно стабильная семья, сейчас ломалась на десятки мелких осколков. Сначала откололся Кай, пусть и не по своей воле. Теперь откололся сам Ноэль... опять же, не по своей. Всего за пару суток Дискордия разрушила то, что вопреки всем проблемам старого острова, держалось крепко и казалось нерушимым. Пусть Кай и не знал о том, что у него были сводные братья, блондин успел к нему слишком сильно прикипеть душой. И верил, что даже если бы эта информация всплыла, Фридлейв не отвернулся бы от своих новоиспеченных родственников. И уж точно не бросил бы их загнивать где-то в плену у местных шизиков, которые вели себя необоснованно агрессивно, и при этом пытались казаться адекватными. Зря. Выслушав сначала слова Марго, и молча переварив все то, что ему высказал Гримарр, Ноэль прижал к голове и без того маленькие уши, а на его морде залегли несколько складок. Он не скалился, но был чертовски близок к тому, чтобы продемонстрировать им степень своего недовольства. Как оказалось, длинные кошачьи клыки помогали в этом значительно лучше, чем любая человеческая мимика.
- Окружающие говорят о том, что их толком не касается, да? Удобную позицию ты заняла, ничего не скажешь. У каждого из тех, кто сгинул в той пещере, была семья. Были друзья. Были близкие люди, которые никогда не смогут принять произошедшее. Люди будут об этом говорить. И сейчас, и завтра, и спустя много лет. Они потеряли тех, кто был им действительно дорог. Я сомневаюсь, то Кай был тебе дорог настолько, чтобы это понять. Для тебя случившееся - потеря горстки охотников, для Мартена это потеря четверых молодых бойцов, а для их семей утрата невосполнима. Окружающих происходящее касается даже больше, чем оно касается тебя.

Тори, спрятав морду под лапой, даже боялась пискнуть. Ноэль был пацифистом от кончиков волос до самых пяток, на конфликты он шел настолько редко, что даже солнечное затмение приходило в этот мир чаще. Видеть его таким было больно и страшно, потому что даже ему самому было неведомо, как далеко его могут загнать его же эмоции. Самоконтроль блондина был доведен практически до автоматизма, но он никогда прежде не требовался ему так сильно, как сейчас. Ноэль легко принимал даже самые плохие вести, он умел абстрагироваться от негатива и видеть свет даже посреди безлунной черной ночи. Просто сейчас... сейчас ночь длилась намного дольше обычного, и никто не знал, сколько часов осталось до рассвета.
-  А на кого мне рассчитывать, кроме себя и Тори? На вас? Себя хотя бы не обманывайте. При первой же опасности вы быстрее ветра побежите в обратном направлении, бросив и меня, и мою спутницу, как вы уже однажды поступили. И не надо мне рассказывать о ребенке, она - не первая беременная женщина в нашей общине, И моя мать, и мать Кая, и матери многих охотников, и мать самого Мартена, тоже когда-то носили под сердцем тех, кто сейчас пытается всеми силами наладить жизнь на этих мерзких землях. Многим из них хватало смелости продолжать выходить за стену даже будучи в положении. Но откуда вам, иноземцам, знать это? И как после произошедшего вам доверять? Если уж вы бросили Фридлейва, которого знали лучше меня в несколько раз, то моя жизнь цениться будет в разы меньше. Но давайте, расскажите мне "всю правду" о том дне. Расскажите мне, чего я не знаю, чего не знают люди на берегу. Я с радостью послушаю ваш вариант истории, и, разумеется, план, как доставить моего брата обратно домой, желательно живого или хотя бы не по кускам. - Демонстративно сев на землю, и обернув лапы длинным хвостом, закончил свою тираду Ноэль. Он тяжело дышал, и было неясно - то ли это была отдышка после столь длинной речи, то ли он просто сдерживал в себе внутренний порыв высказать еще больше обиды.

Тори вздохнула. Блондин говорил бессвязно, перескакивая с одной темы на другую, что было ему совершенно несвойственно. Он редко говорил на эмоциях, обычно обдумывая свои слова. Но сейчас, кажется, совсем потерял контроль над мыслями. Они путались в его голове, а вместе с ними путалась и его речь. Однако самого юношу это, похоже, совершенно не волновало. Гепард с трудом унял дрожь внутренней злобы, от мысли о том, что вот с этим человеком его брат собирался строить свою семью.

+5

46

Каэль не был до конца уверен в том, что это действительно брат, но что-то подсознательно толкало его к этой мысли. И черты знакомые бросались в глаза, и движения... Быть может, все это было лишь иллюзией, ведь люди часто видят то, что хотят, а не то, что есть на самом деле. Самовнушение не обманывает глаза, оно обманывает разум и сердце. С того момента, как Первый Ветер распался на мелкие группировки, блондин так и не видел свою семью. Какой бы дружной стаей не был Южный Крест, каким бы "своим" не казался Орден, ничто и никто не мог заменить настоящую семью и избавить от всепожирающей тоски. Друзья спасали в трудную минуту, помогали подняться и давали сил идти вперед, но залечить старые раны не могла даже их доброта. Каэль до сих пор винил себя в том, что случилось с матерью. До сих пор винил себя в том, что так и не смог найти сестру. Он обошел весь остров, спрашивал о ней у каждой стаи, но никто и ничего не мог ему ответить. Волчица бесследно исчезла, словно ее никогда и не существовало, словно она была потускневшим, лишенным плоти и крови образом, придуманным ради собственного успокоения. И только эта внутренняя вера, лишенная каких-то опор, заставляла первородного искать снова и снова. Она же бесновалась в душе сейчас, заставляя верить, что этим волком на самом деле был брат.

Несмотря на достаточно "прохладное" расставание, Каэль все еще надеялся, что отношения между ними рано или поздно перейдут из состояния холодной войны во что-то новое. Их отношения никогда нельзя было назвать простыми, но белый не считал это весомым поводом отворачиваться от своей родни. Каэль знал, что ему далеко до идеала, и понимал, что многое в этой жизни делал совсем не так, как это было нужно. Где-то ему не хватало опыта, где-то не хватало твердости, где-то смелости, где-то знаний... И во многих случаях Сайхи имел полное право злиться. Он был психологически старше, и его точку зрения блондин уважал, даже если эта точка зрения шла вразрез с его мировосприятием. Однако это не снимало опасений от возможной встречи. Каэль был мягким и податливым, но не глупым. Он прекрасно помнил, с какой силой брат вгрызался в его спину и холку, пытаясь добраться до горла. У блондина не было такой силы. Он мог укусить, мог отбросить, но никогда не вкладывал в эти действия желание по-настоящему убить своего родственника. Сайхи, наоборот, только этим и руководствовался. Встреча с ним могла окончиться летально, но Каэль ни о чем не жалел. И, когда зверь начал приближаться, а сомнения окончательно растворились, волк в человеческом облике нервно сглотнул, до хруста суставов цепляясь пальцами за одну из веток над своей головой. Ноги подкашивались то ли от страха, то ли от нетерпения. Кажется, он только что помахал рукой перед носом дьявола, но понимал, что поступить иначе было нельзя. Они должны были поговорить.

Чем ближе брат приближался, тем острее Каэль понимал, что нужно залезть на еще одну ветку выше, но руки не слушались. Здесь Сайхи все еще мог попробовать до него допрыгнуть, хоть и это и будет непросто. Если бы руки и ноги так не дрожали, он бы уже давно вскарабкался на самую высокую из доступных веток, и был бы в полной безопасности. Волки плохо лазают по деревьям... по правде сказать, вообще не лазают. Впрочем... может это и не потребуется? Может, время сгладило между ними острые углы и теперь они просто смогут отринуть все прошлые конфликты? "Возможно" - шепнула надежда, "Размечтался" - ответили хором здравый смысл, логика и инстинкт самосохранения.
- Привеееееет, Сайхи, - растянувшись в нервной улыбке произнес Каэль и приветственно махнул ему рукой, хотя сомневался, что волк сможет понять этот жест. - Я оооочень рад, что с тобой все хорошо и ты тоже оказался здесь. С тобой ведь все хорошо?
Несмотря на то, что предложения первородный строил связно, в его голосе слышалась совершенно нескрываемая дрожь. Парень выглядел как школьник перед экзаменом, к которому он не готовился, или кавалер на первом свидании с девушкой. Блондин прямо чувствовал, как под его ногами трещит лед, и если он окончательно надломится, то его с радостью сожрет большая белая акула. Так себе жизненный итог, но выбирать не приходилось.

+6

47

Я твой чертовый маньяк - между нами есть контакт...

Сайхи не прекращал с интересом и скрытой, маниакальной искрой смотреть на предполагаемую добычу, представляя, как хруст веток сменяются хрустом костей. Он на пару минут удивился, что решил потратить своё время - в бородатом прошлом волки могли выжидать свою жертву именно так. А ему и правда хотелось есть, так что позывы изнутри брали контроль. Плюс, никто не докажет его причастность к убийству - на острове полно различных тварей. И стоило ему отбросить все сомнения и поставить мысленный крестик на парне, как тот вновь обратился к нему, но уже более четко. Он не дрогнул. Ухо, точное лезвие, пошло назад. Нервно облизнувшись, белый захихикал нервно, с шипением, почти скрипом:
- Вот, значит, как...
Ему так хотелось добавить "получается". Вернее, всё уже получилось. Его потенциальный обед - братец. "Ну, разве же я буду помышлять каннибализмом?", промурлыкал в мыслях Сай, сдерживая нарастающий гнев престранной забавой. Он покачал головой и привстал, чуть отошёл, чтобы лучше рассмотреть Каэля. Он даже позабыл своё удивление, что зверь и человек контактировали напрямую. Морок или нет - его уже не волновал этот факт.
- Чему ты так радуешься, бестолочь? - вроде бы не злобно, но резко и с поддельным удивлением обратился он к нему.
А хвост-то принялся подметать позади землю.
"Забери свою заботу", Сайхи не собирался смягчаться. Его вновь начало кидать то вверх, то вниз: он то чувствовал, как желал выговорить всю желчь, что обжигала язык, то тихо, как скала, стоять и молчать, наблюдая, в какой пляс да затеи ударялся братец перед ним. Всё-то мир важен был ему, а не семья. Местный герой ради славы мог продать, кого угодно, и начал он с себя - со своей души.
- Хочешь узнать, как я? Так, спустись, поговорим. Или твои слова - очередная лесть? М, братец? - фыркнул, усмехаясь, он.
После чего переселенец кивнул в сторону, приглашая его за собой.
"Даже интересно, какая скатина тебя на дерево-то загнала. Надо увидеть этого умника, с которым такой тупица не смог поладить", подумал насмешливо Сайхи. Только юмор да ирония сдерживала весь негатив, таящийся за его белоснежной шкурой и беззаботным тоном. Клюнет ли на это брат? Или тот в коем-то веке стал учиться на своих ошибках? Впрочем, Сая не это интересовало. Престранное чувство и было знаком, в который до конца не верил одиночка. Так совпало, что Забытый мог сейчас вернуть себе авторитет и стать, как в прежние времена, больной мозолью. Ему захотелось выговориться об этом, выплеснуть процент, тот жалкий, убогий, рвущий его заржавелые нити, процент, ведь именно он не давал покоя. Он желал видеть ненависть к себе, но не улыбку, объятия и заботу. "Да за кого ты меня держишь?!", вскипел Шторм, стискивая зубы.
- А ты всерьёз решил, что я всё забыл?
"Особенно, как ты променивал всех, кто дорожил тобой, на тех, кто был дорог тебе. Ты вертел всеми, как мог. Но не мной. Выходит, весь Первый ветер был на побегушках у тебя? А умного, но злого меня, никто не слушал. Конечно, ведь зло есть зло, в нём такие добрячки, как ты, не способны найти истину. Что ж, копайте дальше могилу себе и тем невинным уродцам, которые пляшут под дудку такого одарённого кукловода. Хе-хе-хе, дали ж мне боги такого братца. Это даже не горе - цель. Только спустись, чёрт двуногий, я сломаю твои кости. Надеюсь, половину грехов и проступков ты выльёшь в криках, остальное - я вытащу из тебя живьём. Ведь так просто тебе не сознаться", Сай знал чуть больше этого сопляка, а в нотации никогда не вдавался. Если же Каэль старался каждому идиоту на пальцах рассказать, что да как, то не он. "Давай, Забытая Звездочка вся Мира, скажи мне, кто по-настоящему был тебе благодарен? Покажи мне их, своих последователей, друзей, тех, кто тебе поддакивал? Где же они? Отчего же ты один? И... До тебя по-прежнему не дошло, кто ты? Не дошло? Я тебе давно стремился это показать. Надеюсь, сейчас - тот самый момент, чтобы ты увидел ВСЁ"

Отредактировано Сайхи (2020-03-14 23:24:52)

+6

48

[indent]Разговор не складывался. Можно было пытаться продолжать говорить, приводить в свою защиту доказательства, убеждать... И даже извиняться. Можно было бы. Если бы на месте Марго сейчас был другой человек. Однако молодая женщина не считала себя виноватой в том, что ребёнок ей в минуту реальной опасности оказался важнее, чем его отец. Не чувствовалось и угрызений совести. Пусть жёны других охотников, их матери и бабушки шли на неоправданное безрассудство и рисковали жизнями нерождённых младенцев. Пусть. Они - не Марго. Ноэлю может стоило бы хоть немного подумать, прежде чем бросаться вот такими обвинениями.  Он говорил о геройстве жительниц Острова, наверняка не проникаясь темой до конца. Скольким из "отважных" после подвигов, совершенных на грани человеческих сил, было даровано счастье увидеть лицо своего дитя? Сколько смогло родить хотя бы одного? А сколько погибло при тяжёлых родах из-за не очень высокого уровня медицины? Сколько из них не потеряло способности к продолжению рода? Не было такой статистики. Мисс Уильямс её уж точно не знала. Да и не хотела знать. Если кто-то готов был ради идеологических соображений идти против разума, поступать алогично... пусть. Это не её вариант. Уж точно.
[indent]По-хорошему, упомянутые случаи не годились для сравнения. Хотя бы по одной причине. На старом Острове женщины выходили за Стену, но при этом риски для них были весьма очевидные - стать жертвой стихии, волков или иных животных. Естественный отбор. Здесь о таком и речи не шло. Непонятная враждебная цивилизация. Неизученный уровень её развития. И много. Очень много магии. Собственно одно из последствий волшебного воздействия сейчас испытывал сам Ноэль...
[indent]Молчала Марго долго. Взвешивала на внутренней чаше весов - стоит ли вообще продолжать беседу или прямо сейчас развернуться и уйти, т.к. радужные мечты как всегда разбились о реальность. Да, ещё не отбили до конца в брюнетке желание верить в лучшее. Некоторые особи ранее способствовали этому процессу. И всё же... всё же... в который раз приходилось убеждаться, что желаемое редко когда совпадает с действительным. Тяжело вздохнув, хозяйка Гримарра ласково потрепала по голове своего защитника и с грустью посмотрела в глаза гепарду.
- Ты. Мне. Не веришь.
Пауза.
- Ты. Меня. Не слышишь.
Отрывистая манера могла дополнительно раздразнить большую кошку, но теперь это уже не так сильно заботило Марго.
- Я могла бы тебе рассказать о своей жизни, о жизни с Каем, о том, что произошло в пещере... Очень хотела бы.
Очень хотела бы подружиться с тобой... Но...
- Конечно, я могла бы здесь устроить стори-тайм. Но не вижу в этом смысла.
А жаль. Очень жаль.
- Я вижу обиду. Вижу, что я как была изгоем - так и им осталась. Почти никто из тех, с кем я знакома - не пытается меня понять. Скажешь, а что я собственно ради этого делаю? Многое. Однако для тебя ведь мои слова - пустое? Ты готов рассчитывать только на себя и на своего спутника и в этом мы очень похожи.
Неприкрытую горечь в голосе сложно было назвать игрой. И, действительно,  бывший агент на данный момент была искренна. Вот только, поверит ли в это собеседник? Да, животные тоньше чувствуют... но Ноэль даже в другом обличье всё равно оставался островитянином.
- В тебе говорит боль потери. Но эта боль и во мне живёт. Веришь ты в это или нет - ничего это не меняет. Боль есть. Просто я не привыкла раскрываться перед  всеми. Не привыкла быть открытой. Отучили когда-то. Жестокие уроки запоминаются, знаешь ли, надолго.
Хватит уже болтовни - ближе к делу надо. А то длинные речи небось его введут в исступление скоро.
-  А что касается плана... Его я предполагала составлять совместно с тобой. Одному не под силу справиться с врагом, о  котором почти нет  информации. Здесь нужно не слово "Я", а слово "мы". Однако если нет изначально доверия - то о какой команде может идти речь? Тебе ведь лучше было бы, если бы я сейчас просто взяла и ушла?

+5

49

Сказать, что Каэль боялся - значит, ничего не сказать. Он и на дерево-то залез не от великой смелости, и не для того, чтобы повеселить своего брата, но из опасений, что разговор между ними может очень быстро вылиться в кровавое побоище. Белый никогда не считал себя смелым или сильным, ему в принципе по жизни не хватало уверенности в себе, и пацифистичный взгляд на мир только еще больше превращал его в большого плюшевого волка, который в сытом состоянии и мухи не обидит. Как-то сородичи из Ордена в шутку сказали, что если бы Каэль мог питаться растительностью, он бы, наверное, давно уже мирно щипал травку на поляне, подле оленей и лошадей. В тот день никто не придал этой фразе большого значения, это был лишний повод посмеяться, бесценный в суровых и мрачных подземельях Ордена. Сейчас, встретившись, наконец, с братом, Каэль как никогда прежде осознал фразу, что в каждой шутке - лишь доля шутки. Он был мягкотелым и нерешительным в тех ситуациях, когда требовалось обнажить клыки. Многие назвали бы это трусостью, и первородный не исключал такого вердикта, но и не готов был до конца его принять. Он не боялся идти в бой, если речь шла о защите, причем любой защите. Он готов был лечь на копье ради того, что было дорого и близко - ради друзей, ради Ордена, ради Сайхи, в конце концов. В этом мире хватало вещей и существ, за которых стоило отдать жизнь, но отдавать ее в глупой драке Каэль все еще не желал.

Он хорошо запомнил их последнюю встречу и сделал свои выводы. Любить родственника меньше волк за это не стал, но понимал, что меры предосторожности принять стоило. Ради этого, собственно, на дерево и полез. Любовь любовью, но безумные поступки редко заканчиваются чем-то хорошим, даже во имя благих целей. А спускаться сейчас вниз было абсолютным безумием. Расстояние не мешало им говорить, но оставляло безопасную буферную зону, и Каэль не хотел ее потерять. Сайхи наверняка воспримет это как трусость, а первородный и отрицать этого не будет. Он не стремился становиться героем, не стремился продемонстрировать свою силу, не пытался что-то доказать окружающим. Тем более, собственной кровью. Он был простым волком, лишенным великих амбиций, не обладающий жаждой славы или признания. Может быть, было эгоистичным надеяться на то, что окружающие примут его "таким как есть" - наивным, бесхребетным, неконфликтным и излишне добродушным, но Каэль не хотел меняться. Не было ни повода, ни смысла. Он видел волков, которых вели вперед злоба и ненависть, но точно так же никуда не приводили. Вздохнув, блондин откинулся на ствол дерева, и слегка потупил взгляд. Он много раз продумывал встречу с Сайхи и... немного не так ее представлял, наивно полагая, что время разрешило их проблемы.

- Нет, мы поговорим так, - произнес Каэль, стараясь говорить твердо и серьезно, но получалось все равно неуверенно. Сайхи быстро захватил доминирующую роль в этом разговоре и начинал диктовать свои условия. Агрессивный напор, свойственный ему с раннего детства, никуда не исчез, но к нему добавились размеры, вес, клыки, когти и навыки, что автоматически умножало опасность в несколько раз. Каэль произнес это достаточно громко, чтобы его собеседник, даже отойдя на некоторое расстояние, его услышал. И хотя в голосе не чувствовалось дрожи, взгляду первородного твердости всё же не доставало. Впрочем, плясать под дудку родственника белый был не намерен. Он тоже вырос за эти годы, пусть в некоторых аспектах все еще оставался несмышленым и глупым. Мудрость приходит с опытом. Быть может, сейчас он и сможет ее получить, хотя бы пару крупиц.
- Не пойми меня неправильно, я не вижу причин спускаться вниз. Ты слышишь меня, я слышу тебя, для разговора этого более, чем достаточно.

И хотя в словах молодого волка была логика, он все равно полагал, что брат сочтет базу на дереве - признаком слабости. Каэль не возражал. Смелость действительно его не переполняла, а по части психологического и физического превосходства Сайхи всегда был на несколько уровней выше. Стоило ли отрицать очевидное?

+4

50

Обстановка накалялась с каждым сказанным словом, с каждым неосторожным взглядом. Вставлять свои пять копеек в данный момент Гримарр не видел смысла. Кобель понимал и видел ту ненависть, которую испытывал Ноэль к Марго, которую он даже не особо-то и старался скрыть. Будь охотничий пёс помоложе, да более вспыльчивым, пластины тренированных мышц уже бы поднялись буграми под песочной шкурой, а из-под чёрных губ сверкнул бы злобный оскал, не предвещающий ничего хорошего. "Если бы, если бы... Как много этих "если бы" встречается в нашей жизни, как часто мы стараемся представить иную ситуацию, уйти от того, что происходит здесь и сейчас, отдавая свой разум чему-то далёкому, не сбывшемуся... Насколько трудно бывает осознать и принять реальность... А ведь кто-то говорил, что реальность у каждого своя, и каждый будет гнуть свою линию, стараясь убедить другого в правдивости собственной реальности." Марра понесло куда-то в философию, хоть пёс и старался уловить каждое сказанное гепардом слово. И ведь даже он говорил о прошлом, о том, что "а вот были тогда женщины, и они так не поступили бы, как поступила ты". К чему это? Зачем из раза в раз уповать на прошлое, забывая, что тогдашние проблемы были куда серьёзнее нынешних.
Боль, которую испытывал тот, кто когда-то был человеком, слышалась в каждом его слове. Да, своими речами он старался сделать так, чтобы хозяйка опытного охотника чувствовала себя ещё хуже, чтобы она приняла тот факт, что в потере Кая и других виновата она и только она. И тут в голове Гримарра что-то словно щёлкнуло. Инстинкт защитника дал о себе знать. Все вразумляющие слова, которые были сказаны кангалом, сейчас ему самому казались несущественным мусором, глупым сотрясанием воздуха, на который не стоит тратить времени и вовсе.
У всего есть предел.
Сделав несколько глубоких вздохов, запустив через пасть потоки прохладного воздуха, которые прошли по зубам, языку и нёбу, карабаш уже собрался было выпалить пару ласковых находящемуся напротив пятнистому коту, как вдруг до боли родная ладонь коснулась собачьей головы с купированными ушами. Этот жест оказался как нельзя отрезвляющим, подействовав подобно ушату ледяной воды, вылитой на что-то горящее. Вслед за этим Гримарр на несколько мгновений прикрыл карие глаза, позволяя этой кратковременной ласке разлиться по собственному телу тёплой приятной волной спокойствия, которое сейчас было так необходимо псу. "Марго, прости меня, дурака, я почти стал как он... Прости мне мою глупость и заносчивость..." Мысленно обратился кобель к своей дорогой хозяйке, пока та продолжала их общую миссию - вразумить юнца, точнее пытаться. Он слышал, как дрожал голос Марго, как тяжело ей было это говорить, ощущая правду в каждом слове. И от осознания этого, костёр, который вот-вот был потушен в горящем сердце охотничьего пса, начал разгораться с новой силой. И сейчас ни прикосновения, ни старания успокоить себя самого не могли заставить Марра молчать, сдерживаться. "Он... он заставил мою хозяйку, мою дорогую Марго переживать вновь этот пережитый ужас. Не прощу. Никогда не прощу".
У всего есть предел.
Отступив назад на шаг, карабаш потёрся лобастой головой с короткой шерстью о ногу Марго. Затем сделал пару уверенных шагов вперёд, расправив плечи и свернув хвост в тугое кольцо.
- А теперь послушай меня, - начал было кобель, расставив пошире передние лапы, - не мы накликали беду в тот чёртов день, отнюдь. Не из-за нас угодили в ловушку Кай, Дейзо и остальные. Это любопытство наших охотников потащило их вглубь этой чёртовой пещеры, их беспечность и нестерпимое желание засунуть свой нос туда, куда не следовало, вместо того, чтобы помочь бедолаге, которого в результате падения придавило лошадью. - Выдержав короткую паузу, кангал продолжил, - не думай, что я виню их. Вы, люди, падки на всякие загадки и сокрытые от глаз тайны.
Вот так кратко и по делу выдал песочный кобель. Он не говорил с ненавистью в голосе, лишь иногда выделяя некоторые слова для пущей эффектности. Слишком уходить в подробности не было смысла. Но теперь он скажет то, что давно хотел сказать или уже говорил.
- С тобой или без тебя, но мы попытаемся их спасти. И побольше прислушивайся к своей спутнице, она желает тебе лишь добра, - короткий взгляд в сторону Тори, а потом строгий, словно предупреждающий, взгляд карих глаз уставился на гепарда. - Равно как и я не позволю боле сказать что-то дурное по отношению к моей Марго. Она носит под сердцем новую жизнь, - короткая пауза, - от Кая к слову. - Гримарр не знал, в курсе был пятнистый или нет, но не упомянуть о том он не мог. - А потому лишние переживания ей ни к чему.
Основная часть монолога была окончена. Марр сделал шаг назад и сел напротив Ноэля, оставляя за собой хозяйку, подобно каменному изваянию, защищающему её.
- Надеюсь, мы друг друга поняли, - еле заметно дрогнула чёрная губа кобеля, лишний раз подтверждающая, что время шуток и истерик неумолимо подошло к концу.

+3

51

--->> Вне игры

Игровой сезон «Зеркала»
20 сентября, 188 год
12 часов дня

Корни деревьев, будто гигантские паучьи лапы, вырывались из земли и вновь исчезали глубоко под густой растительностью, образовывая нерукотворные арки, с которых свисал мох и самые разнообразные цветы. Каждый раз, проходя это препятствие, Индра прижимался к земле и практически проползал под ним, испытывая чудовищный страх, когда что-то постороннее касалось его спины. И хотя до сего момента тигренок считал себя достаточно смелым и отважным, оказавшись наедине с этим огромным и бескрайним миром, он очень быстро осознал, насколько слаб и неприспособлен к жизни в нем. Все вокруг были больше, быстрее, агрессивнее. Даже звери, которых мать когда-то приносила в убежище, сейчас казались исполинами, способными одним ударом закончить ухабистый, но короткий жизненный путь будущего царя джунглей.

Сейчас, перебежками перемещаясь от одной безопасной точки до другой, Индра не задумывался о том, что он - один из самых опасных хищников, живущих на архипелаге. Лапы были еще слишком короткими, и пузо практически волочилось по земле, а сам тигренок, который всю свою жизнь провел в пещере, бегать еще толком не умел. Путаясь в собственных конечностях, Индра падал каждые десять метров, замирая среди корней, густой растительности и падавших отовсюду теней. Природа одарила его лучшей маскировкой для такой местности - малыша было практически не видно среди коряг, на которых отбрасывали полосатые тени гигантские папоротники. Однако, даже понимая это, и вспоминая слова матери, Индра все равно опасался всего, что его окружало. Услышав шум, он замирал мгновенно, забывая как дышать и чувствуя нестерпимое желание броситься в бегство. Лишь осознание того, что убежать далеко не получится, держало котенка на месте. Длина его лап еще не позволяла перепрыгивать через торчащие корни, и преодолевать хоть какие-то препятствия. Единственным спасением была скрытность и маскировка, чем малыш и пользовался. Наверное, он бы сказал, что таков был его начальный план, наполненный логикой и здравым смыслом, но по факту им руководил простой инстинкт самосохранения и прежний опыт. Во время жизни в пещере они никогда не убегали, некуда было бежать, и единственной защитой была мать, да собственная скрытность. В нынешних условиях, Индра просто пользовался теми навыками, которыми уже обладал. На большее он пока был не способен.

В очередной раз пригнувшись и посеменив вперед, тигренок практически протаранил куст и обосновался в нем, нервно дергая и усами, и ушами. Он прошел достаточно длинный путь, но так и не нашел никого из своих. А впереди... впереди его ждало огромное поле, лишенное высокой растительности и укрытия. Прижавшись к земле и положив морду на передние лапы, Индра издал забавный звук, напоминавший смесь чихания и фырканья - звук, которым тигры друг друга приветствуют. Однако никто на него так и не откликнулся. С юга доносилось много шума - там были люди, об этом еще мама говорила, настрого запрещая выходить на побережье. На север тоже ходить было нельзя - у холмов, которые виднелись даже отсюда, обитали одинокие львы, чьи идеалы были далеки от идеалов дикого альянса. С востока он и пришел, спасаясь от опасности, и единственной дорогой, куда еще можно было отправиться, оставался запад. Бескрайнее поле травы, скрыться на котором невозможно.... И если бы не голод, который спешно подгонял малыша, он бы никогда в жизни даже не подошел к границе леса и западного плато...

Прослушать звук, которым тигры приветствуют друг друга

+3

52

Мастеринг для Индры.

Котёнок был маленький, а мир кругом - огромный и наверное, никогда прежде, Индре он не казался таким большим и враждебным. Внешне, вокруг всё было довольно спокойно. Весело щебетали птицы, перекликались меж собой в небе большие орланы, распарывая небеса тенями от могучих крыльев.
Однако, осторожно пробираясь в этой обманчивой иллюзии всеобщей гармонии, схоронившись меж травы, проползая меж деревьев и следуя от одного укрытия к другому, скользила  чья-то бесшумная фигура. Сверкали затаённым блеском зеленоватые глаза, а чуткие ноздри трепетали, улавливая горячий след. Этот некто дрожал от предвкушения и замирал от каждого шороха, боясь упустить свою жертву. Длинный хвост предательски подрагивал. Когда до слуха неизвестного зверя долетел фыркающий звук, исходящий со стороны разлапистого кустарника, то округлые уши дрогнули, а потом, на морде расползлась вполне коварная и кровожадная усмешка. Преодолев еще двадцать метров с крайней осторожностью, неизвестный субъект подобрался, напрягся для точного прыжка и с хрустом ломая ветки, издав сдавленный рык, прыгнул на маленького тигрёнка. Небольшая тушка вполне ощутимо придавила малыша, обхватив передними лапами по бокам, а чьи-то острые зубки ухватили за ухо с грозным порыкиванием, пытаясь при этом мотать головой из стороны в сторону.
- Грррр. - выдохнул в ухо Индре кто-то. - Съем!

[GM-Sam]

Отредактировано Game Master (2020-04-13 00:14:52)

+1

53

Реакция у тигренка все еще была замедленной - как ни крути, а взрослые тигры - успешные охотники и бойцы, не только в силу своих размеров и возраста, но и в силу опыта, который вместе с этим самым возрастом приходит. Реакция - один из важнейших параметров, и, как и любой навык, нарабатывается со временем, но не дается от рождения. Индра не умел ни охотиться, ни сражаться, и единственным противником, которого он хотя бы теоретически мог побороть, габаритами был где-то на уровне дикой серой крысы. Звук, который издавал полосатый, был достаточно тихим, но, по видимому, таки умудрился привлечь лишнее внимание.

Неожиданно, душу и разум пронзило чувство беспочвенной, неясной тревоги. Списав это на свои переживания, котенок не придал этому значения. Интуиция - слишком сложное понятие для малыша, что по самые уши увяз в чувстве страха и безысходности. Пискнув, он прикрыл глаза, надеясь немного вздремнуть, однако отдохнуть ему было не суждено. Неожиданно, чьи-то лапы, с грохотом, походящим на гром, опустились по обе стороны от тела тигренка, практически зажав его в тиски, а чье-то дыхание опалило спину. Индра и сам не успел ничего понять, но шерсть на его загривке мгновенно встала дыбом, а из глотки вырвался совсем еще глухой рык. Таким не напугать даже комара, но у тигренка не было времени на разработку плана или раздумья, тело двигалось само.

Строило незнакомцу хватануть его за ухо, Индра резко дернул задними лапами. Коготки на них хоть и были маленькими, но уже достаточно острыми, чтобы, в случае попадания, больно резануть горло нападающего. Это не было атакой, скорее, попыткой спастись, убежать. Рвануть вперед и набрать со старта скорость. Котенок не целился в горло, но мог случайно задеть его - уж больно близко находился хищник. Однако целенаправленную атаку Индра все же провернул. Зашипев, он вцепился в одну из лап - ту, что удерживала его с правой стороны. На волне страха, выплеснув все те силы, что у него еще остались, полосатый держал, как ему казалось, мертвой хваткой. Сильнее сжать челюсти он физически не мог. Это не было похоже на полноценную битву, да и какая битва может быть с котенком такого размера? Так, возня... Однако закон джунглей непреклонен - сильный поедает слабого, и Индра буквально пытался выгрызть себе место под солнцем, дергаясь в разные стороны, стараясь вырваться и спасти свою бесценную полосатую шкурку.

+1

54

Мастеринг для Индры.

- Грррр. - ещё раз издало порыкивание неведомое создание, чувствительно ухватив Индру за ухо, но не причиняя вред. В кустах послышалась ощутимая для слуха возня и хруст тонких веток.
- Сдавайся! - воинственно мяукнул налётчик, не выпуская свою "добычу", однако, тигрёнок дёрнулся и мог вполне ощутить боль в ухе, которое до сих пор мусолила чья-то пасть. Однако малыш в долгу не остался, одно дело охотник, представляющий себя охотником и другое - жертва в полной мере ощущающая себя жертвой и ведущая себя со всей возможной отчаянностью перепуганного животного.
- Ай! - зашипел неведомый кто-то, когда острые коготки тигрёнка прошлись по пятнистой шкурке неизвестного, выдирая клок короткой шерсти и оставляя пару царапин, а затем, небольшие но очень острые зубки впились в правую переднюю лапу пятимесячного ягуара, заставив того громко мяукнуть от боли, выпуская ухо Индры.
- Сдурел что ли? - всё еще сидя верхом на малыше, обиженно произнес незнакомец, гневно урча и сверкая желтыми глазами.
- А ну пусти! Как ты смеешь кусать охотника? - мужественно претерпевая боль от покуса, всё еще держа крепко в объятьях свою "добычу" вещал чужак.
- Ты моя добыча, а добыча не должна кусаться. - резонно пытался донести суть происходящего до Индры юный ягуар.
- И тише ты, а то сейчас сюда кто большой нагрянет и будет нам уже не до веселья. - шикнул на тигрёнка и замер прислушиваясь.

[GM-Sam]

Отредактировано Game Master (2020-04-23 22:59:35)

+1

55

Индра сдаваться не собирался. Терять ему было нечего, в конце концов кроме своей жизни у него ничего и не было. Ни своих территорий, ни собственной семьи, ни логова, ни друзей. Оставалось защищать то самое малое, но единственное и от этого бесценное - свое право на существование в этом воистину жестоком мире, о трудностях которого мать рассказывала с момента того, как котята научились не просто слышать её слова, но и понимать их смысл. Тигренок никогда не пускался в философские монологи, уж слишком юным он еще был, чтобы понимать истинную ценность многих вещей. Сейчас за него говорил инстинкт, питаемый страхом от неизбежной боли, которая последует, когда противник наиграется и перейдет в полноценное наступление. О том, какие звери и птицы водятся в южных джунглях, малыш еще не знал. Он видел лишь тех, кого мать приносила в пещеру, дабы прокормить свою семью, но никто из тех зверей не обладал когтистыми пятнистыми лапами... С хищниками Индра дела не имел, и о существовании львов, ягуаров и леопардов, не мог даже догадываться - эти визуальные образы напрочь отсутствовали в голове котенка. Единственное, что он осознавал - за его спиной тот, кто хочет его съесть. И этого было достаточно для новой волны панических выкрутасов.

- Пуфти ме-я, пуфти, пуфти! - вцепившись в чужую лапу вопил Индра, "танцуя" когтистыми задними лапами по чужой шкуре, и извиваясь, как уж на сковородке. Он еще не умел чувствовать габариты противника, иначе давно понял бы, что взрослому оппоненту он целиком в пасть поместится, и разницу между игрой и настоящей охотой тигренок тоже не ощущал - опыт был слишком маленьким. Вернее, отсутствовал полностью. И только болезненный мявк боли, раздавшийся за спиной, заставил котенка прекратить атаку - не из сочувствия, а скорее от шока, что у него получилось своими маленькими зубками доставить противнику проблемы.
- Я охотник! Охотник! - развернувшись, и, наконец, впервые взглянув "в лицо" незнакомца, пропищал Индра. Сравнение с добычей было почти как констатация смертного приговора. Однако, присмотревшись к внешности нападающего, малыш дернул носом и любопытно встопорщил уши. Этот пятнистый был похож на маму. Уши маленькие, морда квадратная, да и глаза такие же. Только габаритами он был втрое меньше, а так - тигр тигром, разве что не полосатый.
- Ты... ты неправильный тигр. Где твои полоски? - засопев, и забыв о битве, буркнул Индра, принюхиваясь. Сейчас противник не кусал его, не нападал, а сам котенок прекрасно его видел, и это слегка снизило градус напряжения, позволяя зверенышу определить запах собеседника, окончательно разделив его с запахами, витавшими по округе. Ничего примечательного или настораживающего, в этом аромате малыш не обнаружил, но шерсть на загривке все еще стояла дыбом, а длинный хвост был похож на веник. И полностью расслабляться тигренок, судя по всему, совсем не собирался.

+4

56

Переминаясь с лапы на лапу, Ноэль с большим трудом сдерживал внутренний гнев и злобу, которые будто копились в нем на протяжении многих лет, умело подавляемые подчас натянутыми и искусственными улыбками, доведенными до идеала. Блондин привык справляться с болью физической, и, как ему казалось, хорошо знал, как залечить душевную. На протяжении многих лет он был для этого мира тем, кто не знал поражений, во всем находя что-то хорошее, из всего извлекая какую-то пользу, и заражая своим оптимизмом окружающих. Многие в Городе называли Ноэля маленьким земным солнцем. Яркая внешность, лучезарная улыбка, и добрые глаза, несвойственные суровым жителям старого острова, покорили немало сердец. Ноэль всегда считал свой путь правильным, и верил, что ненависть и злоба не способны решить проблемы, что это - психологический и социальный тупик, но сейчас... сейчас он не видел альтернатив. Не мог сдержать в себе внутреннюю обиду и горечь, источником которых была полнейшая безысходность.
- План? Со мной? Что. Ты. Такое. Несешь? - точно так же, по слогам, передразнивая Марго, произнес Ноэль. - Чудная перспектива, отправиться вместе спасать моего брата. Мне как раз не хватало в команде беременной женщины, которая при первой же опасности побежит так далеко, как унесут ноги. Или... мы отправимся в логово врага после родов? Младенец нас прикроет, ели что. Он же ребенок Кая, а все мы знаем, что боевые навыки передаются по наследству, и он появится на свет уже с ружьем в руках и отвагой в сердце. Самой-то не смешно от своих же слов? Что ты, в своем нынешнем положении можешь сделать? Как мы можем верить тебе и доверить тебе свои спины, зная, что ты бросишь нас точно так же, если опасность будет угрожать тебе или ребенку? С таким союзником врагов не нужно.
И хотя градус агрессии сменился таким же высоким градусом иронии и сарказма, в них чистейшим образом читалась неприкрытая злоба. Ноэль и сам не понимал, что спускает на Марго пар. С момента высадки произошло чертовски многое. Из-за него погиб лисенок, упавший в океан, а потом и сам Ноэль чуть не отдал концы. Кома, мучительное пробуждение с многочисленными переломами, в облике кота. Новости о похищении и возможной гибели брата, расставание с семьей, беготня по этим чертовым джунглям и от местных, и от "своих", желающих застрелить оборотня. Насыщенная позитивными моментами жизнь, которая острыми копьями заколола остатки доброты и оптимизма.
- Ты и нескольких дней в этих лесах не продержишься, и своего спутника в могилу сведешь. Здешние леса куда опаснее лесов старого острова, и тебе в них делать нечего. Сиди на Косе под охраной Мартена и венки из ромашек выплетай, план она составлять собралась...
Ноэль прекрасно понимал, что идти одному неразумно и глупо. Будь у него морок более крепким - можно было попробовать прорваться, но гепард - не боец, и малейшая травма станет началом медленной и мучительной голодной смерти. Но он не мог довериться Марго, не находил ни единой причины доверить ей свою спину или спину собственного брата.
- Материнский инстинкт выше планов и уговоров, и что бы мы сейчас не придумали, в минуту опасности ты от нас обоих отвернешься. И от меня, и от Кая. Если возникнет хоть малейшая угроза тебе или ребенку, ты сделаешь то, что однажды уже сделала - выбор. Не в нашу пользу. Ты ничем не сможешь ему помочь. Лучшее, что ты можешь сделать - это забыть о существовании нашей семьи.
Возможно Ноэль и остыл бы. Отчасти он понимал Марго и в глубине души осознавал, что ведет себя как идиот, и никак этим брату не помогает. Однако в эту минуту, эмоции, переживания и обида имели над ним больше власти, нежели здравый разум. Потом, через какое-то время, блондин будет очень жалеть обо всем, что сейчас высказывал, и лучше всех это знала Тори, которая молчала и не вмешивалась, понимая, что если гильдиец и дальше будет нести в себе эту злость, она рано или поздно погубит их всех. Однако любые шансы на мирный разговор окончательно обратились пеплом, стоило только Гримарру сменить свою линию поведения. Расставив в стороны лапы, он принял практически боевую стойку, и шерсть на загривке кота мгновенно встопорщилась, а пасть приоткрылась, обнажая клыки. Он не собирался нападать на беременную женщину, которая, между прочим, носит его племянника, но терпеть угрозы был не намерен и предупреждающе зашипел.
- Ваше счастье, что свои любопытные носы в эту пещеру первыми сунули охотники, обученные боевому ремеслу, а не женщины и дети, которые шастают по Плато целыми группами и суют носы везде, куда могут их физически засунуть. Кроме пещеры. Интересно, почему? - на рычащих нотках, медленно произнес Ноэль, чувствуя, как в нем с новой силой закипает злоба. - Лишь благодаря гильдийцам Мартен знает о том, что там находится ловушка. Лишь благодаря им об этом знаете вы, и сотни тех, кто сейчас находится на золотой косе. И, если охотники еще живы, они вытерпят пытки. Я верю в них, потому что сам был охотником... Нас с детства учили идти вперед, ради тех, кого мы защищаем. Не бежать, и не прятаться, даже если под угрозой находится жизнь. Ради того, чтобы такие как вы могли сидеть в своих хижинах и чаи лакать в семейном кругу, не опасаясь, что вас сожрут медведи, волки... Или пристрелят местные жители. Я хожу по этим лесам и вижу, как гильдия ежедневно рискует, добывая вам еду и пресную воду, выискивая ловушки и постепенно нанося на пергамент карту, чтобы ВЫ могли ходить спокойно, а не трястись за свою жизнь и жизни своих детей. И каждый из этих мальчишек выполняет свою работу, чтобы потом услышать на своей могиле "Умер, потому что идиот и полез туда, куда не нужно". Не хочу вас больше видеть. Вас обоих, и этого ребенка, даже если это мой племянник. Лучше сдохнуть в одиноком бою, чем прорываться в одном отряде с вами.
На последней фразе, предупреждающе клацнув зубами, Ноэль развернулся и угрюмо побрел на север, нервно дергая хвостом и явно не желая больше вести каких-либо диалогов. Тори, поднявшись, гавкнула ему вслед, надеясь привлечь внимание, но гепард неожиданно перешел на рысь, а затем на галоп, и стремительно скрылся вдалеке. Вздохнув и поднявшись, собака практически прижала к животу хвост. Ноэль еще никогда не оставлял её одну... Бросив взгляд на явно агрессивного Гримарра, собака начала пятиться назад, прижимаясь к земле и стремительно увеличивая дистанцию, пока не почувствовала себя в относительной безопасности.
- Он сгоряча, он не хотел. Думаю, он все понимает, но... не готов пока это принять. Если у вас... Если есть какой-то план... Я выслушаю. Может смогу его убедить. Может, меня он послушает... Я.... я помочь хочу - сбивчиво и нервно бормотала ретривер, переводя взгляд с женщины на ее спутника, и обратно. Тори знала, что Марго ее не понимает, а Гримарр ее откровенно пугал, и от каждого его движения она дергалась, чтобы вовремя успеть убежать. Ноэль, конечно, очень невовремя решил устроить пробежку...

+5

57

Мастеринг для Индры.

Некоторое время, под крики потревоженных вознёй некрупных птиц, под шум ломающегося кустарника, где происходило сражение "всех веков и народов", по крайней мере для двоих царапающихся, кусающихся и урчащих котят, маленький тигрёнок оказал достойное и неожиданное сопротивление нежданному противнику. Мало того, не рассчитывающему на такую прыть котёнку ягуара, выпало большой неожиданностью и то, как полосатый извернулся, упёрся задними крепкими лапками в грудь своего "пленителя", больно царапая лоснящуюся шкурку.
Некоторое время Шерисар, так звали малыша ягуара, когда возня прекратилась и оба замерли, рассматривал Индру с не меньшим, а то и большим интересом, чем сам тигрёнок, поскольку оба пусть еще и не больших, но хищника, сейчас смотрели друг на друга впритык, точнее нос к носу.
- Охотник? Охотник... - задумчиво и чуть удивлённо профырчал Шерисар, потянув носом незнакомый запах чужака, после чего скатился с Индры и усевшись напротив, наклонив голову, еще более любопытно стал таращиться на бывшую "добычу". Никогда прежде, желтоглазый малыш не встречал тигров, хоть и слышал про них, поэтому вполне достойная "жертва", ну так казалось самому ягуару, ведь Индра был относительно него тоже весьма не маленьким, оказалась еще и драться умеет. Не то чтобы Шерисал всерьез затеял охоту, хотя инстинкт сработал верно, он скорее понадеялся на удачу и пока только пробовал свои силы и скудные навыки.
- А я и не тигр. - гордо заявил пятнистый полосатому. - Я - ягуар, а ты - тигр. Мы разные. Понимаешь? - с видом взрослого и более умного самодовольно промяукал котёнок, сразу от осознания своей взрослости, в относительном конечно плане, почувствовав к Индре покровительственный интерес. Ведь всегда приятно ощущать себя более сильным, более знающим, более весомым.
- Ты откуда тут взялся, кстати? - уже дружелюбно, но все в том же тоне взрослого, произнес юный хищник и чтоб произвести еще больший эффект, начал водить ушами и принюхиваться.
- Никого. Можешь не бояться. - уверенно произнес и продолжил,
- Меня Шерисар звать, кстати, а ты кем будешь? А хочешь, а давай, мы вместе охотиться пойдём, а? - от одной мысли о совместной охоте, яркие глаза почти полыхнули азартом.
- Мы вместе знаешь кого поймать и съесть сможем, знаешь? Да я, да мы! Мы целого оленя завалим! Вдвоем. конечно, один я еще не справлюсь. - последнее малыш произнес чуть замявшись и сконфужено, однако "хорошо помечтать" не запретишь.

[GM-Sam]

Отредактировано Game Master (2020-05-01 12:15:00)

+1

58

Чему Каэль точно не научился за прожитую так бездарно жизнь - выбирать слова и собеседника. Сначала старший брат подумал об этом с легкой иронией, пытаясь согнать раздражение, но потом всё больше убеждался, как план о спокойствии проваливался на глазах из-за сопляка и его поведения.
Больше всего на свете он ненавидел в чем-либо разочаровываться - это так разъедало душу, в которой, несясь с нехилой высоты, об дно разбивались бочки дёгтя, и вся дрянь расползалась по стенкам, её становилось с каждым разом всё больше, пока она не доходила до разума. А потом наступала злость, долгожданная и мерзкая, коею волк жил последние годы, потому что на равнодушии никому далеко не удавалось уйти.
В тайне ото всех, даже от себя, безумец с клеймом Злодея бился от порывов: его подхватывало негодование и обида. Они давно пленили его. Сначала тёмный художник начертил изогнутую, сгорбленную палку такими же, как он, черными, сверкающими чернилами, а на деле оставил знак-шрам. Неровная линия вилась змеей на глазу волка, а внутри был рубец, на который напоминал бессмертный, проклятый ожог, на месте его ничего не росло. Тогда ученик Зла вслух задавал вопрос, который произносил так тихо, чтобы никто, кроме него, не слышал его. Он говорил так: "Если бы я только мог САМ что-то изменить, разве это сложно? Отдать себя, чтобы на миг избавиться от необъяснимого проклятия, что отравляет меня? Знал бы кто, что внутри? Но никто. Вокруг меня - никого". Его объяснения обрывались на мысли об избавлении от того, что он сам в себе породил. Что-то было не так - неизвестная ему сила каждый раз путала тропки внутри, и ответы сами собой уходили из-под носа, когда до них оставался всего шаг или два. Он выныривал, хватая пастью воздух, и опускался в омут, на самое дно. Путь наверх, к истине, казался ему непостижимым. Он никогда не задерживался там, где мог почувствовать себя... настоящим собой?
Пропасть - вот, что было каждый раз, когда он смотрел на мир. Обреченный безумец ходил вдоль черты, а когда хотел разогнаться, чтобы её перепрыгнуть, то она росла, края обваливались, а пути к той стороне исчезали, как и мир вокруг. Тогда всё погружалось в белую вспышку, что приводила его в оцепенение. Он слышал только собственное дыхание, сбивчивое моментами, хриплое, захлебывающееся, равномерное, с присвистом-сквозняком, что вырывался из его приоткрытой пасти, когда ему не хватало вымышленного кислорода.
Разве можно было стать пленником самого себя?
Никому он, такой запутавшийся, увязший в трясине, не был нужен, и это придавало ему сил. Он понял, что быть непохожим на всех, другим, когда шкура не оправдывала внутреннего мира - достояние. Он давно сложил все попытки подстроиться под всех, о чем не предупредил бестолкового Каэля, который вырос настоящим лицемером. Одного не понимал изгой - зачем обманывать других, играть на их чувствах, а потом говорить о морали?
Искажение доброты - та еще агония, которую Сайхи проглотил в своё время. Она по сей день выводила из него всю дрянь в судорожных порывах ярости и маниакальном, безумном желании.
Из крайности в крайность швыряло Шторма.
Сайхи смирился - ему никогда не удастся себя вернуть. Он принял нового себя, несмотря на отчуждение, которое начало приходиться ему по душе...
Всеобщая надежда превратилась в клинок, сверкающий и гордый, о его происхождении, подлинном, история предпочитала умалчивать, в то время как воин никогда не доверял своему оружию, которое было с ним с самого детства. Оно раскололо семью, не стало защитником.
Великое Зло не склонило голову перед Тёмной Добротой.
- ТАК?! - вырвалось с уст Сайхи разъяренное негодование.
Это была не злость - крик, который вдруг обозначил всё накипевшее за короткий миг. Тысяча мыслей вспыхнули одновременно, едва не выбив из волка дух.
Но затем на его морде расползлась недобрая, грустная, легкая улыбка.
- Это после того, сколько времени прошло? Ты до сих пор считаешь меня тем же злом, братец? Не доверяешь? И не хочешь мне совершенно НИЧЕГО сказать? - его тон моментами поднимался и с трепетом, что прослеживался в дрожании ноток его голоса, опускался, будто он хотел что-то сказать быстро, на одном дыхании протараторить.
Но внутренние порывы прерывали его.
Сай огляделся. Он простоял больше десяти минут, но никого не дождался, хотя волк был уверен, что мелкий не ходил один. "Кто же еще с тобой? Кого ты ждёшь? Спрашивать, конечно, тебя бесполезно. Я поступлю другим путём", и безумец начал издалека:
- Что ж, раз ты так мне не доверяешь, я поставлю вопрос ребром: целостность твоего тела будет зависеть от твоих слов. Я могу с тобой спокойно поговорить, если ты будешь со мной предельно откровенен, без всего лицемерия и боязни огрести.
Сай умолчал о том, что он больше всего в собеседнике ценил открытость - брат никогда бы не поговорил с ним именно так. Он не верил в это.
- Или ты упустишь момент поболтать со мной адекватно? Кого ты там, наверху, сейчас из себя строишь? Недосягаемую звезду, или что? Ты выглядишь ты убого, ведя себя именно так, со мной. Я бы на твоём месте спустился. Либо же... ты опять лицемеришь, изворачиваешься и врёшь, и на самом деле ты ни чуть не рад мне. Я, поверь, могу и уйти...
И белый задумчиво, точно нехотя, принялся разворачивать корпус, при этом не сводя внимательно взгляда с парня.
- Ведь из всей семьи ты боишься именно меня...
Когда его морда оказалась вне досягаемости глаз Каэля, Сайхи расплылся в ухмылке.
- И правильно делаешь.
"Я выслежу тебя. Если не сейчас, так потом", такую дичь, как мелкий, надо было брать внезапностью. "Видимо, у него действительно тут дружки есть, раз он сидит так высоко. Что ж, тогда он точно спустится, если я по дороге встречу кого", в мыслях роились планы, один лучше другого, и Сайхи только ликовал, представляя, как он осуществлял всё поэтапно. "Ты сам виноват в том, что не можешь спуститься. Ты, ты и только ты. Я могу повторять это вечно. Пока ты сам не признаешься. Во всём", правда, на этой ноте волк засомневался: так ли ему нужна была эта правда? Он желал выместить всё накопившееся на младшем, чтобы тот понял все свои проступки глазами того, кто понимал, терпел и...
Исчез? Горевал бы Каэль по брату, которого еще можно было спасти? Горевал бы он по тому, кого... не спас?

+3

59

Индра не знал, кто такие ягуары. Слышал от матери какие-то отдаленно похожие слова, однако никакого визуального образа с ними сопоставить не мог - не видел. И слово было такое забавное, необычное, непохожее на все прочие слова, которые полосатый слышал за свою еще очень короткую жизнь. Оно, почему-то, напоминало котенку крики чаек, что постоянно бесновались у побережья и над логовом хищников, издавая забавный звук, напоминавший то ли «И-ааа», то ли «Й-ааа». Ягуар на птицу похож не был. И внешне, и повадками. Даже мяукал почти как самый настоящий молодой тигр, непроизвольно вводя Индру в еще большее заблуждение. До сего момента он практически уверен был в уникальности собственного вида. Как же так получилось, что этот ягуар был похож на тигра как две капли воды? Задумавшись о чем-то явно очень сложном, малыш прищурился, смотря на собеседника с подозрением.
- А если я поменяю полоски на пятна, я тоже стану игуаром? - подняв свою лапу, на внутренней стороне которой были пятна, произнес тигренок, демонстрируя, что они похожи даже больше, чем могло показаться на первый взгляд. Со временем пятна растянутся и приобретут совершенно иную форму, но на животе вполне может сохранить розетка широких пятнышек. Может, у тигров их и вовсе быть не должно?
События последних нескольких минут, вылившихся в столь жесткое противоборство, совсем вылетели из головы Индры. В конце концов, он был еще совсем маленьким, и его внимание легко переключалось на абсолютно новые вещи. Зверское любопытство было, к тому же, своеобразной вишенкой на торте его поведения, а контролировать себя зверь еще не научился. Нельзя сказать, что Индра доверял своему новому знакомому, в нынешних обстоятельствах он не верил до конца даже самому себе. Однако Шерисар уже не казался таким страшным, злобным и опасным, как несколько секунд назад. Принюхавшись, котенок начал обходить его вокруг, рассматривая пятна на спине и длинный хвост, напоминавший его собственный.
- Меня Индрой зовут. Не знаю, откуда взялся. Мы куда-то шли... А потом побежали... И я оказался здесь, - медленно произнес котенок, и это было всем, что ему удалось вспомнить. Он был так напуган, когда убегал с места атаки, что половину пути пролетел на одном дыхании, не разбирая дороги и не дожидаясь своей родни. Обойдя ягуара кругом, и услышав его предложение, тигр принюхался, а затем как-то удрученно прижал к голове уши.
- Я не умею... охотиться. Совсем, - тихо, едва слышно фыркнул полосатый, и желудок, будто решив подтвердить слова малыша, недовольно заворчал на всю округу, вгоняя своего обладателя в еще более неловкую ситуацию.

+1

60

Каэль всегда знал, что их встреча простой не будет. С того самого дня, как почувствовал клыки брата на своей шкуре и увидел его глаза, полные ненависти и злобы. Уничтожение Первого Ветра стало не только большой трагедией и утратой для всего острова и уцелевших первородных, но и началом абсолютно новой жизни для тех, кому суждено было выжить в тот день.   Детство - период, когда наивность, в большинстве своем, не осуждается - прошло. Новая реальность отвергала Каэля, а его пацифизм из силы, которая восхищала и радовала родителей, превратился в обоюдоострый меч, раздирающий в мясо руки того, кто его держит. В пылу того сражения с братом Каэль понял, насколько же слаб и беспомощен, когда дело доходит не только до выживания, но, в том числе, до защиты собственных убеждений. Тогда грубая сила Сайхи одержала сокрушительную победу над миролюбием и пацифизмом. Следы от той схватки до сих пор не сошли с белой шкуры, и не сойдут уже никогда. Это - напоминание о поражении. Не в битве за свою жизнь, а в битве за свои убеждения. И Каэль нисколько не сомневался, что мировосприятие брата по-прежнему чертовски сильно отличается от его собственного. Разница была лишь в том, что детская наивность и вера в всепобеждающее добро уступила место опыту и рассудительности. И если падение Первого Ветра стало первым витком к началу новой жизни, то теперь, наверное, настала очередь второго.

В тот день из поступков и жизни Каэля ушла не только мягкость и наивность, но и вера в себя. Вера в правильность собственных слов, действий и суждений. Чувство вины за гибель семьи, и горечь утраты, опустили волка на самое дно собственного самосознания, где он долгое время планомерно изводил себя, уничтожая весь тот свет, который в него закладывали близкие. Тот самый свет, который так не любил Сайхи, стал ненавистен и самому Каэлю. Детство перешло в юность - период апатии, депрессии и душевных терзаний, но и он оказался не вечным. И новая встреча с братом, по видимому, станет тем самым рубежом, где кончается юность и начинается взрослая жизнь. То, к чему Каэль так долго шел. То, ради чего он учился принимать себя. То, ради чего он так долго разбирался в своих собственных чувствах. И то, что он, наконец, готов был признать. Раз уж брат хотел искренности - он её получит.
- Раз уж целостность моего тела будет зависеть от моих слов... я, пожалуй, останусь здесь. Потому что моя искренность может прийтись тебе не по нраву. Ты никогда её не любил, - начал Каэль, пытаясь унять очевидную дрожь в собственных руках. Он еще никогда не давал отпор своему брату, никогда ему не перечил. Отчасти потому, что видел в этом путь к их примирению. Долгое время первородный свято верил в то, что если он будет слушаться Сайхи и делать как тот велит, они сумеют подружиться, и брат, наконец, поймет и примет своего родственника. Каэль никогда не чувствовал ценности собственных убеждений, и в детстве он готов был отказаться от них, если бы только мог. Устоявшийся характер сложно переделать, и сколько бы малыш не пытался походить на старшего, он не мог стать таким же. Сейчас понимал - не сможет никогда. Сайхи сразу пошел в атаку, и пару лет назад Каэль бы поддался на шантаж, спустился бы вниз и держал бы рот на замке. Но не сегодня. Возможно, это было безрассудством - говорить со своим братом в такой манере, но они давно уже не дети, и это накладывало определенный отпечаток на поведение обоих.

- Я никогда не считал тебя злом. Ни в детстве, ни после того, как наши пути разошлись. Я никогда не хотел себе другого брата, и еще в те времена, когда был жив Первый Ветер, я гордился тем, что ты был именно таким. Смелым, крепким, сильным и уверенным в себе. Именно такой должна быть опора стаи и именно такие волки отстаивают ее интересы. Я... всегда был слабым, и не мог стать таким, как ты, как бы сильно этого не хотел. Тебе было присуще все то, чего я был лишен, и так и не смог обрести. Я не стал сильным, не стал крепким, и отваги у меня не прибавилось. Но у меня появились те, кого я хочу защищать. Именно поэтому я к тебе не спущусь, - произнес Каэль, так и не озвучив последнюю фразу - "Мне есть ради кого жить". Он не был уверен, что Сайхи попытается его убить или атаковать, но и проверять этого не желал. Как ни крути, а он уже доказал, что способен на это. Тогда, несколько лет назад, его остановил только голос деда. Сейчас, если они схлестнутся в схватке, их уже никто не сможет остановить. И Каэль знал, что победить ему не суждено. Как минимум, пока он не принял свой истинный облик.

- Можешь считать меня трусом - мне не стыдно. Я еще помню твои клыки на своем горле, и рубцы шрамов - лишнее напоминание мне об осторожности. Я не доверяю тебе. Раньше, в детстве, верил. Сейчас... другие обстоятельства, и возраст уже не тот, чтобы я пошел на лишний риск, когда могу говорить с безопасного для себя расстояния. И сейчас я с тобой - максимально искренен и открыт. Я не хочу с тобой драться, и терять я тебя тоже не хочу. Но и свою жизнь ставить на кон не намерен. Я все еще считаю тебя своей семьей. И все еще люблю, хоть ты и не поверишь. Тогда, в детстве, я не замечал твоего к себе отношения. Хотя нет... Не так. Замечал. Но не знал, как его описать. Не понимал, что оно из себя представляет. Сейчас, оглядываясь назад, понимаю. Ты презирал меня. Презирал и стыдился, что я не такой как ты, что я слабый. Что я не способен на те поступки и слова, на которые способен ты сам. Не знаю, любил ли ты меня когда-нибудь, и, признаться, боюсь услышать ответ, хотя и сам его, скорее всего, знаю, - на последних словах Каэль слегка потупил взгляд. С высоты нынешнего опыта, оглядываясь назад, он действительно не чувствовал в тех отношениях никакого намека на любовь. Это не раздражало и не злило, лишь удручало. Ведь сам первородный ценил и любил всю свою семью, и никогда не думал, что попадет в немилость и осуждение от самых близких.
- Я никого из себя не строю, и не пытаюсь казаться смелее и лучше, чем я есть на самом деле. Я не доверяю тебе, и боюсь тебя. Потому что я совсем тебя не знаю. Ты отдалился от меня еще в детстве, а я был к тебе всегда открыт. Никогда не боялся показывать себя таким, какой я есть на самом деле. Без прикрас. Никогда ничего не скрывал. И сейчас не скрываю. Я - трус. Трус и слабак. Всегда таким был и, возможно, останусь. И раз уж я с тобой искренен и открыт, давай это будет взаимным. Скажи мне, Сайхи... Ты когда-нибудь испытывал хоть капельку радости, что я - твой брат? Беспокоился ли обо мне? Скучал ли?

Этот разговор был тончайшим лезвием ножа. И сейчас Каэль не просто шел по нему... практически прыгал. Осознанный риск, но иначе было нельзя. Слишком долго молодой волк держал в себе свое мнение, и слишком долго он бежал от самого себя. Признание своих слабостей - несложный процесс, и для первородного практически безболезненный. Он и так знал обо всех своих недостатках, и порицания со стороны Сайхи не боялся. Брат уже давно осудил его за все, что заслуживало осуждения, и Каэль свыкся с тем откровенным презрением. Терять ему было уже нечего, кроме жизни, которую он берег. И даже когда брат развернулся, собираясь уйти, блондин остался на ветках.

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Священное Западное Плато