/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Лес Вечной Ночи


Лес Вечной Ночи

Сообщений 101 страница 112 из 112

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/Y3akXXN.png
Нетронутые цивилизацией первобытные джунгли, где деревья растут так близко друг к другу, что своими листьями закрывают солнце. Здесь в любое время суток царит темнота, лишь тонкие полосы света пробиваются сквозь кроны тропических исполинов. Тут нет травы - лишь низкорослые растения, которые приспособлены к жизни в таком полумраке, да вьющиеся лианы. В этом лесу множество троп, но нет ни одной главной - заблудиться здесь очень легко, если не знать местонахождения нескольких ориентиров.
Несмотря на достаточно угнетающую атмосферу, полумрак, и чудовищную влажность, здесь достаточно шумно. Лес не затихает ни днем, ни ночью, но замолкает, когда по округе разносится шум колокольчиков. Поговаривают, что это место сохранилось в первозданном виде на протяжении многих тысячелетий, и застало древних людей и зверей, которые вымерли много веков назад.
В локации нет доступа к пресной воде!

Уникальные элементы локации

Кордиерит
https://i.imgur.com/zaiXVOP.png

Камни, которые изредка можно найти в тропических джунглях. Попадают они сюда разными способами, но, в основном, их выкидывают сюда Древние, проходя обряд посвящения в монахи. Считается, что монахам нельзя держать при себе эти камни и, избавляясь от них, они избавляются и от всего дурного. Для остальных жителей Дискордии кордиерит - лакомая добыча, ведь эти камни действительно обладают особыми свойствами и способностью вытягивать из человека или зверя "темный дух" - избавлять от ночных кошмаров, панических атак и психологических проблем. Способен действовать как антидепрессант, и, чем больше негатива этот камень впитывает, тем чернее становится. Считается, что монахи должны сами победить тьму в себе, тогда как другие жители Дискордии охотно пользуются этим камнем, когда жизнь накрывает их проблемами и некуда излить накопившуюся в душе боль.
Получить Кордиерит можно в этой локации один раз за игровой сезон, но найти его непросто, для этого вам необходимо изучить локацию, играя в ней. В конце игрового сезона Гейм Мастер бросит кубики. Если игрок написал 5 постов за игровой сезон, шансы найти камень составляют 40%, каждый следующий пост игрока добавляет 5% к шансу найти артефакт. Разумеется, посты от каждого игрока считаются отдельно и не суммируются.

Флора и Фауна

В этой части леса все еще встречаются многие плодоносные растения - хурма, манго, банановые пальмы и карамбола, а также растут маранги и чемпедаки. Помимо съедобных растений и плодов, есть и ядовитые. Например, манцинелловое дерево - одно из самых ядовитых деревьев на планете. Также лес богат на папоротники, лианы, орхидеи, мхи и лишайники.
♦♦♦
Несмотря на то, что недостаток солнечного света создает достаточно суровые условия для жизни, в Лесу Вечной Ночи обитает огромное множество зверей. Здесь не водится чаек, но, как и по всему южному региону, очень распространены попугаи самых разных видов. Помимо них, из птиц здесь обитают кетцали, куропатки, гарпии и ястребиные орлы. В лесу водится огромное количество змей. Их здесь гораздо больше, нежели в прибрежной зоне. Встречаются удавы, крайты, королевские кобры и зелёные мамбы. Богат лес также на скорпионов, членистоногих и самых разных насекомых.
Из травоядных здесь встречаются чепрачные тапиры, кустарниковые свиньи, красные дукеры, карликовые антилопы и окапи, которые изначально на юге не обитали. Иногда сюда забредают огромные антилопы бонго. На ветках деревьев обитает большое количество мелких обезьян, изредка можно увидеть орангутанов. Мелкие грызуны представлены крысами и агути.
Часто встречающиеся хищники - ягуар, дымчатый леопард, оцелот и енот. Иногда на территорию леса заходят тигры.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Тихий ручей (23 км, +1.5 часа для животных | + 4 часа для людей)
↓ Юг | Золотая коса (8 км, +30 минут для животных | + 1 час для людей)
← Запад | Священное Западное  Плато (20 км, +1.5 часа для животных | + 4 часа для людей)
→ Восток | Радужное озеро (15 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
Юго-Восток | Дорога солнца (10 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
Юго-Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Запад | Холмы Махараджи (50 км, +3 часа для животных, +7 часов для людей)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:55:44)

+2

101

Пока он хмурится, слегка сбитый с толку её похвалой, он не видит как она под маской незаметно ухмыляется в ответ на его слова. Скольких она успела повстречать, кто не согласился бы с его словами, высмеял бы, а может чего и страшнее. Мнений порой было больше, чем живых существ на этом клочке земли. И порой было очень опасно выражать его так смело и категорично как Максим.
Добрые люди потому так и малочисленны, и живут относительно недолго: их внутренний свет горит слишком ярко. Обязательно найдётся кто-то кому он будет слепить глаза.
Но Ропот не собиралась поучать своего спутника, читая лекции о многогранности морали. Никогда за свои годы она не брала на себя такую тяжкую роль как учительница, и не думала заниматься этим впредь. Работа эта была неблагодарней и бессмысленней её нынешнего, тайного труда. К тому же, Максим уже большой мальчик. Кому как не ему знать как лучше всего прожить собственную жизнь.
Сама же Ропот придерживалась исключительного нейтралитета, который некоторые бы назвали бесчеловечным равнодушием — чужой властолюбивый эгоизм, чужие мученические страдания или чужая гниль застоя, всё это было для неё одним. Ропот не боялась никого и не брезговала ничем. Она с интересом прислушивается ко всем, но руководится лишь своими интересами.
Поэтому без лишних слов она зашла под импровизированный навес. Ветер жёстко бился в крепления и срубленные стволы, но конструкция была непреклонна и надёжна. Ропот со всей нерасторопностью присела на один из пеньков и повела плечами, чтоб одолженный ей бобровый плащ аккуратно соскользнул с них. Подобрав его с земли, она укрыла им свои ноги словно одеялом, и довольно вздохнула, удовлетворённая уютным положением в ожидании костра. Прикрыв глаза и склонив голову, она вслушивается в барабанный ритм дождя, рычание грома и вой ветра и ищет что-то помимо ритуальных песнопений непогоды. И иногда, в награду за терпение, она слышит шелест листвы, потревоженной чьими-то бесшумными движениями, поскрипывания коры, стонущей от остроты не то коготков, не то зубов, чавканье земли под тяжёлым шагом... Но всё это было далеко и недосягаемо, звуки всегда резко обрывались, проглатываемые чем-то большим — большинству зверей было не до них. Они могли насладиться покоем, пока судьбе не вздумается скрестить их дорогу с отчаявшимся, голодающим хищником. Но отчего-то Ропот думалось, что несмотря на битву небес с землёй, сегодняшний день будет к ним милостив.
Пусть и милость дикой природы была величиной непредсказуемой.
Яркий свет новорожденного огня разогнал потёмки и транс, в который она невольно погрузилась вслушиваясь в окружающие звуки. Мимолётно к ней постучалась мысль, что неплохо бы задокументировать события этого дня. И пусть двое свидетелей в виде коня и молодого мужчины были непривычным фоном для столь личного занятия, разумом Ропот знала, что отлагательства оно тоже не потерпит. Записи надо делать, пока время не успело исказить воспоминания. Не то чтобы, её воспоминания имели какой-либо вес или ценность... но с тех пор, как она покинула Остров, и их связь ослабла, определённая тревога толкнула её на этот шаг.
Из одного из множества кармашков своего плаща Ропот достала квадратный кожаный чехол. На свету блеснул ряд простых металлических пуговиц, с которых она по одному сняла петельки и вытащила наружу аккуратную стопку сшитых вместе грубых бумажных листов. Будто из неоткуда в её ладони появился такой же грубый, почти сточенный карандаш, и она принялась быстро исписывать пустые страницы. Почерк её был мелким и тесно сжатым — при всём желании никто кроме неё не мог его разобрать — время от времени украшенный иллюстрациями и загадочными пиктограммами. В отличие от написанных слов, рисовала Ропот намного вдумчивей и медленней; каждая чёрточка несла в себе большой вес её мыслей.
Карандаш на один момент резко притих, стоило ей почуять запах еды, но вскоре вновь возобновил свой лихорадочных шорох вдоль невидимых строк. Ропот не собиралась просить Максима поделиться с ней едой, и рассчитывала, что у неё будет время на записи, пока он не насытится.
Но когда он, очередным гостеприимным жестом, всё же предложил ей угощаться, она не стала игнорировать его слова. Карандаш пропал из её рук с той же ловкостью фокусницы, с коей же и появился — его место заменил маленький нож, коим обычно срезают травы. Она закрыла страницы и методично выровняла края, прежде чем положить их обратно в чехол. Единым волнообразным движением рукоятки она вернула петельки на пуговицы, отзывавшиеся тихим звоном, и спрятала чехол в глубинах плаща.
Несмотря на свет костра, её силуэт всё ещё оставался укутанным в потёмки её мрачных одежд. Глазные отверстия маски были темны как пустые глазницы черепа, тёмные перья, тяжёлые от дождя, липли поверх прочих украшений плаща, скрывая своим мокрым блеском блеск прочих украшений плаща.
— Благодарю. - в очередной раз отозвалась она, потянувшись за снедью, которую она сперва нарезала на маленькие кусочки, прежде чем отправить под маску. Она заметила, что начала привыкать к его щедрым жестам, в этот раз не почувствовав удивления от его предложения разделить с ним трапезу.
Только головы она так и не подняла, тщательно пряча лицо, и к чаю не прикоснулась.
— Думаю, для простоты можно сказать, что я — ведьма, - без всяких увиливаний начала она, - и я обмениваю травы и магические предметы на знания или иные вещи. Я приплыла на эти земли вместе с остальными переселенцами, но по прибытию покинула их поселение. Моя деятельность требует уединения. - пауза. Казалось, что на этом она заканчивает свой же допрос, но тут же последовали следующие слова:
— Касательно вашего беспокойства: для меня не впервой выживать в недружелюбных лесах в одиночку, но как видите, я до сих пор здесь... в целости и ясности ума.
Молчание. На этот раз её слова были окончательными. Она рассказала ему всё, что ему было необходимо (и возможно даже этого было слишком много) и вдаваться в большие детали о себе попросту не желала.
Если в этом мире ещё и жили потомки её семьи, ни они, ни сама Ропот не знали о существовании друг друга.

Отредактировано Ропот (2021-01-15 19:09:29)

+4

102

Аиша молча выслушала Пепельную. Хоть бывшая ученица и сказала ей, что такие мысли не посещали ее, почему-то травница верила в обратное. Как и ее отец, Пепел частно взваливала на себя больше, чем могли выдержать ее юные плечи, и абсолютно напрасно. Она считала, что ответственна за все происходящее, и если что-то случается, то косвенно виновата именно она. Это было не так, и лисица считала своим долгом это донести до черношкурой. Хотя, может она и ошибалась, и алоглазая действительно так не считала.
-Что думаешь делать? – Спросила Аиша, заинтересовавшись планами, о которых обмолвилась Пепельная.
Что в голове у юной дочери Альтраста? Чего она хочет? Аиша частично догадывалась: наверняка она хочет мести. Что ж, рыжая ее понимала, но должна была предостеречь от опрометчивых поступков.
-Как же быстро ты выросла, - ласково произнесла лисица и чуть приблизилась к Пепел.
Немного поколебавшись, Аиша повернула морду и лизнула бывшую ученицу за ухом. Она хотела успокоить ее, подбодрить, показать, что она не одна в этом мире, и что рыжая всегда будет рядом, готовая прийти на помощь. Они все потеряли многое и многих, а потому должны держаться вместе, как никогда. Аише было жаль Пепельную, что на нее свалилось столько, что не должно сваливаться на молодую лису. Ей действительно пришлось быстро повзрослеть, даже если сама она этого не хотела.
-Помни, что ты не одна, - тихо проговорила Аиша, - Пепельная, ты всегда можешь рассчитывать на меня, правда, - лисица чувствовала некую вину, за то, что бросила остальных почти сразу, как они попали сюда.
Она поставила свое личное горе и переживание выше всего остального, и ни о чем другом, кроме благополучия собственной семьи, она думать не могла. Только вот Пепельная – тоже ее семья, и за нее Аиша переживает не меньше, чем за собственных детей. А здесь, на чужой земле, и сейчас, после всего, что случилось, эта связь была важна, как никогда. Аиша это осознавала и надеялась, что Пепел тоже.
-Я вижу, ты омрачена. Но дело не только в том, что произошло, так ведь? – Острожно спросила Аиша.
Она чувствовала, что ее бывшую ученицу гложет что-то еще, а может, ей просто кажется? Лисица боялась надоесть своей юной собеседнице, что она сочтет ее слишком дотошной и навязчивой. Однако травница каким-то шестым чувством ощущала, что Пепельной есть, что сказать. Что ж, если хочет – пусть говорит, а Аиша обязательно выслушает.

+2

103

- А ты не изменилась, - сказала Пепельная, после того, как Аиша заговорила о том, что юная лисица выросла. Выросла, но разве может быть по-другому? Впрочем, травница имела ввиду нечто другое, что пока вне понимания Пепельной. Со стороны она себя не видит.
Лисица дернула ухом и посмотрела на бывшую наставницу. Очевидно же, что желала Пепел. Она хотела мести за своих сородичей. Хотела наказать убийц, которые решили устроить бойню невиновных. Разве группа лис принесет кому-то опасность? Раньше нет, но теперь… Пепельная обязана придумать, как осуществить задуманное.
- Ты знаешь мой ответ, - сказала Пепельная, - Знаешь, что я хочу дальше делать, но так же знаешь, что не отговоришь, - лисица хмыкнула. Ее никто и никогда не мог отговорить, но со временем, приходилось научиться откладывать задуманное и временно отступать. На одной гордость далеко не уйдешь.
- Да, но… но не уверена хочу ли тебе об этом говорить сейчас, - проговорила Пепел, переступив с лапы на лапу. Опустила взгляд на свои передние лапы, на которых красовалось огромное количество шрамов. – Со временем узнаешь, и оно тебе не понравится.  Поэтому думаю, что лучше тебе оставаться в неведении до самого конца. Слишком душа у тебя светлая, - сказала юная травница и обернулась в сторону спящих Антея и Спаркла. Такие беззаботные, но почему лисице кажется, что брат слушает разговор двух лисиц? Пепельная отвернулась.
- Долго же здесь дождь падает, - подметила  Пепел, посмотрев на затянувшее небо.

+1

104

Случайная встреча. Отложенные на потом дела. Разговор в пору злого, коварного ненастья. А может все не просто так, может линии жизней связывает невидимый ткач на своём станке, выбивая узор? Нет, Стрельцов не задавался такими вопросами, просто принимал и эту жизнь, и этот момент, хотя загадочная личность старушки не могла не вызывать в его душе отклик любопытства, которое бледно отражалось лишь в том, как он внимательно следил за Ропот. Конечно, занятый своим делом, он прекрасно видел, как пожилая леди что-то сосредоточено и кропотливо пишет в небольшой то ли книге, то ли тетрадке, но плотник даже и не пытался подглядеть за чужими мыслями, все это казалось ему  крайне не честно, даже сама идея такого поступка. Возможно, именно поэтому, мужчина весь обратился в слух, когда незнакомка стала говорить.
Сказать, что Максим не удивился, услышав про лесную ведьму - соврать, все же, на своём веку он не встречал тех, кто столь открыто причислял бы себя к людям довольно загадочного жизненного укладка, совершенно не понятного для простого обывателя, а потому, именно эта непонятность и порождала в сердцах людей настороженность и некий страх. Горный не был трусом, но ощутимо вздрогнул, когда старческий голос резанул тишину одним словом "Ведьма". Не перебивая, Максим выслушал краткую и сухую речь повествования старушки, умещенную в две фразы, очень объёмные, лаконничные и конкретные, надо признать.
- И что теперь делать? - подумал плотник, вертя в огрубелых, шершавых руках жестяную кружку с уже подостывшим чаем, крепко призадумавшись, отчего, на переносице залегла глубокая, тревожная, складка. Тут стоило понимать, что перед ним не немощный пожилой человек, который ищет защиты, помощи, тепла, живого участия и сострадания, но кто-то совсем другой... Иной... И возможно не такой беззащитный, как казалось поначалу, что лишь подтверждалось словами самой сказательницы...
На ум Горному сразу пришли ассоциации - слухи об артефактологе старого острова, о Тельши. Но Тельши горожане хотя бы знали, имели мало-мальское представление о его силе и пользе, в конце-концов, Тельши жил бок о бок с городскими, а потому, с ним все было проще... А тут...
Старенькая на вид бабушка, оказалась ещё тем потайным ларцом: добротным, крепким, исполненным тайн и кто ведает каких опасностей?
Максим не был любопытен, поэтому, воспринял слова Ропот прямо и без изысков левой мысли, не рассматривал  новоявленную ведьму в каких-то корыстных целях, по-сути, его до сих пор мучил лишь один вопрос - "А нужна ли его помощь вообще?".
Пожилая особа не выразила желания пойти к переселенцам, хотя известие о том, что бабушка так же часть народонаселения старого острова и приплыла на корабле вместе с большинством - несколько успокаивала, однако, ни как не проясняла тот ступор неясности как поступить в конце-концов, и что предложить, да и нужно ли?
- Я скоро возвращаюсь в лагерь.- решил озвучить свои мысли Стрельцов, не найдя лучшего ответа, чем прямолинейность.
- Не знаю, как отнесутся к вам местные, Ропот, но ваш род занятий лучше не называть столь открыто, не каждый поймёт...- Максим невольно сиделал паузу.
- Это опасно, хотя я уже понял с Ваших слов, что Вы сможите постоять за себя сами. - плотник несколько нервно взлохматил русые вихры волос на голове и продолжил
- Честно, даже не знаю, что должен Вам предложить... Вряд ли ваша личность останется совсем без внимания в нашем лагере, к тому же, покоя там нет и в помине, это означает, что уединения в котле людского быта я уж точно бы не обещал... - Макс снова призадумался, потом чуть устало потёр виски, выдохнул полной грудью и собрав мысли, что разбежались привольным табуном в голове, добавил.
- Поскольку Вы часть нас - переселенцев, я могу предложить пойти со мной, если Вы этого сами хотите, если вам это нужно. - говоря так, мужчина ни на чем не настаивал, оставляя право выбора полностью за лесной ведьмой.

Отредактировано Максим Стрельцов (2021-01-26 01:01:49)

+1

105

Аиша внимательно слушала Пепельную и понимала, что юная лисица вовсе не нуждается ни в ее поддержке, ни в заботе. Либо Пепел хорохорилась, либо действительно настолько выросла, что могла сама за себя постоять и не собиралась никому изливать душу. В какой-то мере лисицу это немного обидело, ведь она хотела, как лучше, зная, что обратиться черношкурой особо то и не к кому. Но настаивать она не имела права, ведь неизвестно, что произошло, пока она скиталась в одиночестве и искала своих детей.
Лиса покосилась на спящего Антея, на которого мгновением ранее посмотрела ее бывшая ученица. Вероятно, связь брата и сестры куда крепче, и ему известно гораздо больше, чем Аише. Ей тоже хотелось сблизиться с Пепельной, но пока это не удавалось.
-Слепая месть не приведет тебя к успеху, - мягко поправила лисица в надежде, что и сама Пепел это понимает.
Она не хотела засыпать ее нравоучениями, однако переживала, что молодая горячая голова будет требовать отмщения и напрочь забудет про тактику, стратегию и холодный расчет. Оставалось надеяться, что юная предводительница сама в состоянии принять правильное решение: только что она ясно дала понять, что скептически настроена к разному роду советам.
-Не очень хорошая идея, мне в неведении оставаться… - В голосе Аиши мелькнула едва заметная обида, - не думай, что я - неженка, Пепельная. – Это было сказано каким-то резко серьезным тоном, и в одночасье травница предстала перед черношкурой в новом свете.
До этого она была в образе заботливой лисички-матери, воркующей нежным понимающим голоском и пытающейся подбодрить. Сейчас же лиса преобразилась, взгляд ее посуровел, да и сама она слегка распушилась.
Если Пепел решила, что она – добродушная внутренняя, не способная принять все реалии происходящего, она глубоко заблуждается.
-Смею тебе напомнить, я потеряла того, кого всем сердцем любила, и до сих пор не знаю, похоронила ли собственных детей. Можешь считать меня сколь угодно доброй, Пепел, но не слабой. Не заблуждайся. – Аиша слегка разозлилась, но эта злость быстро прошла: она не могла долго злиться на дочь Альтраста.
Видимо, она сама виновата, что создала себе такое амплуа, и все вокруг считают ее мягкотелой. Аиша достаточно пережила потрясений в своей жизни, что способна воспринимать негативные новости. Но больше она не собиралась говорить на эту тему: если Пепельная не хочет рассказывать ей правду, Аиша не станет ее уговаривать.
-Не дольше, чем везде, - холодно бросила лисица, снова усаживаясь, но чуть дальше от Пепел чем раньше, и глядя на темную пелену дождя.
Упоминание о Церрите и лисятах погрузило ее в мрачные мысли, хотя она всеми силами старалась отогнать их прочь. Задумчиво всматриваясь в ночной лес, Аиша молчала, практически не обращая внимания на Пепельную.

+1

106

--->> Вне игры

Идея выйти с рассветом показала себя несостоятельной уже с самых первых минут. Собирающиеся на горизонте тучи грозили если не бедой, то как минимум проблемами и неприятностями, и Такт долго стоял на границе лагеря, тоскливо вглядываясь в горизонт, и безнадежно думая о все растущей необходимости двинуться вперед, в самые недра неприветливых, таких запутанных и опасных джунглей острова. Охотнику пришлось решительно долго бороться с идеей вернуться: к сожалению для него, Гильдия твердо и решительно намекнула ему, что дичи он не приносил давно, а нахлебников мало того что редко кто приветствует в своих рядах, так в нынешней ситуации иметь лишний рот, не приносящий никакой пользы, и вовсе было недопустимой роскошью. Перенести ходку на более позднее время дня тоже было идеей не лучшей - днем вполне может подняться такая жара, по сравнению с которой самый знойный душный день на острове покажется приятной прогулкой по тенёчку. Тоже сомнительная перспектива.
В общем, куда ни плюнь, везде обнаружится выбор сомнительной степени удачности, поэтому, хмуро решив не оттягивать неизбежное, Такт, тяжко выдохнул, поправил съехавшую с плеча верную двустволку, и безрадостной, но твердой походкой двинулся прочь от лагеря, на север. Рядом с лагерем тропы были исхожены, знакомы: по одной из них охотник и двинулся, внимательно поглядывая по сторонам, авось фортуна улыбнется ему и какой-нибудь упитанное и бесстрашное животное мелькнет светлым боком где-нибудь в ближайших зарослях. Но чудо не происходило, а протоптанная колея вела его все дальше и дальше, пока не завела в чащи темного и густого леса. Однако даже в такой непроходимой чаще с кроной, крепко переплетенной в будто бы отчаянной борьбе, чувствовалось, что природа разыгралась не на шутку. Треск веток в какой-то момент получил аккомпанемент из красноречивого шуршания дождя, и очень скоро это шуршание превратилось в шквал. Потоки воды хлынули через ветви, листья, и обрушились на джунгли и на голову одиноко и угрюмо бредущего Такта. Мгновенно одежда промокла насквозь, поле зрения уменьшилось невообразимо, а за оглушительным стуком капель стало крайне сложно услышать шорох дичи или разглядеть ее следы - в такую грозу охота стала практически невозможной. Такт продолжал рыскать взглядом впереди, но, только теперь уже не для того чтобы выследить животное, но для того чтобы найти укрытие от громыхания и большой воды. И - какие бы в этих землях не были боги, но они явно благоволили сегодня охотнику - сквозь серость пелены мелькнул отблеск пламени. Впереди виднелось небольшое, явно искусственно возведенное убежище, и разброшенные вокруг него тут и там бревна и чисто срезанные пни недвусмысленно говорили о том, что это место использовалось для вырубки лесозаготовок. Видимо, сами лесорубы внутри и находились. Отлично.
Подходя к убежищу, охотник слегка замедлил шаг, прислушавшись. Изнутри, ожидаемо доносился зычный мужской голос, - Опасно... Личность..., - однако сквозь шум дождя слова было различить сложновато. А вот второй голос Такт услышать тут, на окраине диких джунглей совсем не ожидал, и аж замер от удивления, прислушиваясь к дребезжащему старческому голосу. Кто в своем уме пустит старика в лес рубить дрова? Чудно. Однако, кто бы там внутри не находился, Костав готов был иметь дело с ними, лишь бы не иметь никаких дел мокрым, пронизывающим насквозь шквалом воды, поэтому он сделал несколько широких шагов ко входу.
- Знатную хижину вы тут отстроили, - заявил голос из темноты с непроницаемым выражением в голосе так, что абсолютно невозможно было понять, действительно ли он считает возведенную руками буквально одного человека постройку впечатляющей, или просто издевается. Вместе с голосом сквозь пелену дождя прошла фигура охотника и остановилась по пороге импровизированного дома.
- Уже и бабулю свою сюда перевез? Ну что ж, с новосельем.
Окинув взглядом скромное жилище, Такт слегка опешил: не так он себе представлял означенную бабулю. Почему-то заместо благообразной старушки в чепце, пред его взглядом предстало скорее существо из странного, возможно кошмарного видения - жуткая, похожая на мешковатый клюв ворона, маска, натянутая почти на самые глаза шляпа, какая-то хламида с перьями и еще черт знает чем.
Осознав, видно, что слишком долго пялится, Костав оторвал взор от причудливой незнакомки, мельком оглядев и парня. Тот был ему не особо знаком, значит не из Гильдии, но, наверняка пересекались где-то, на городских улочках ли, в лагере ли - не важно. Мир тесен, а на Дискордии стал еще теснее.
- Мое почтение, мадам, - наконец произнес Такт без всякого почтения, слегка коснувшись пальцами краев потертой шляпы. Затем он обернулся к молодому человеку, - Разрешите путнику переждать дождь под вашей крышей? - и, не особо дожидаясь одобрения, присел на корточки к костру. Стянув с рук бесцветные перчатки, охотник протянул узловатые ладони к огню, блаженно замерев на несколько секунд.
Снова подняв глаза на людей, он прыгал взглядом от одного к другому, изучая.
- Ну и дерьмовая же погодка. На вашем месте я бы направил вашего славного коня - и себя самих - в лагерь.

+5

107

Пепельная неподвижной статуей сидела и смотрела на стену дождя. Слегка прижала уши к голове, а хвост нервно подергивался. Юная лисица была в бешенстве, но четко ответить, что ее взбесило в разговоре с Аишей, она не могла. Пепел просто разошлись, и сейчас пыталась взять себя в лапы, параллельно ведя диалог с Дерис, которая только потешалась.
Темная богиня совершенно не против, чтобы Пепельная рассказывала о ней. Наоборот, ей это только на лапу. Пусть больше говорит, чтобы новые лисы узнавали о существовании Темного Божества. Чтобы переходили на темную сторону и почитали Дерис. Чем больше последователей – тем сильнее она станет и добьется своей цели. А потом… а потом уже никто о Пепельной не вспомнит, и для  всех останется только одна лиса – Дерис. От таких мыслей, лисица ощущала радость.
- Ха? Считаешь, что смелая? – Пепельная резко поднялась и развернулась к Аише. Вздыбила шерсть, оскалилась, но нападать не собиралась. Она подошла ближе к бывшей учительнице. – Наставница… нет, Аиша. Я также не стояла на месте и изменилась. Настолько, что тебе не понравится. Откуда знаю? Так ты же моя наставница и было бы глупо не знать тебя, - проговорила Пепел, смотря в глаза лисице.
Красные глаза Пепельной – потускнели, словно кто-то в одно мгновение забрав весь насыщенный цвет. В этот момент, Аиша могла ощутить, как что-то тянет ее вниз, окутывая темнотой. Мир вокруг исчез в мгновение, и лисица видела только одну Пепельную… нет, это уже не была ее ученица. Это нечто другое. Чужое существо, которое вселяло страх.

+1

108

Мастеринг для Трашь

Слова Трашь поднимали еще большее беспокойство в рядах местных зверей, и, видимо, многим было что сказать, и многие хотели спросить что-то, но не решались, удерживая в памяти тот факт, что перед ними - хищник. Сейчас она окружена, и у нее нет выбора, ведь диалог - единственное, что может спасти ее от неминуемой гибели. Как бы она не была сильна, ей не сладить с таким количеством зверей, объединенных если не общими целями и взглядами, то уж общими страхами так наверняка. А дальше что? Как она себя поведет, оказавшись на свободе? Скольких из тех, кто выскажется ей наперекор, ждет вечный сон? Ей не доверяли, но историю о переселенцах, впрочем, слушали внимательно, и сложно было не согласиться с доводами черношкурой, ведь все, кто пришел сюда по ее душу, точно так же искали способ выжить. Они действительно были похожи во многом, ибо как бы далеко не жили звери и люди друг от друга, некоторые вещи неизменны и заложены самой природой. Инстинкт самосохранения, желание жить - оно ведь едино для всех, независимо от места рождения и фракционной принадлежности. Трашь говорила верные вещи, правильным языком, но одного диалога мало, чтобы искоренить в сердцах и душах местных зверей страх перед безумцами, который взращивался и укреплялся годами. Звери переглядывались между собой, ища поддержки и среди друзей, и даже среди незнакомцев. Беда-то у всех одна, а беды, как водится, объединяют. Понимание того, что перемены необходимы, зрело у всех уже давно, но...
- Одно дело - рассуждать о переменах, и совсем другое - что-то делать. Ты говоришь, что мы ничего не добьемся, если не попытаемся, но неужели ты думаешь, что все эти годы мы спокойно принимали происходящее, как неотвратимую данность? Неужели ты думаешь, что мы не задавались идеями о переменах? Можно сколько угодно рассуждать о том, что жить так нельзя, но мир куда более сложная штука и не всегда можно что-то изменить, просто пожелав этого. Даже приложив усилия. Если ты веришь в идеи, которые пытаешься до нас донести, если действительно хочешь понять нас - выйди к этим ублюдкам и почувствуй то, что чувствуем мы. Они не знают ни пощады, ни жалости, они лишены того, что делает живое существо по-настоящему живым - души и чувств. Это марионетки в руках чистого, абсолютного безумия, и оно ими движет, и оно за них принимает решения. Ни разума, ни эмоций, ни понимания. Ты не найдешь в их глазах ничего. Если вы высадились на эти земли и хотите сделать их своим новым домом, наши проблемы становятся вашими. Безумцы - это общая напасть. И если ты знаешь, как ее решить, покажи нам. Быть может, у тебя действительно есть что-то, чего не хватает нам... - олень закончил, смотря на Трашь с вызовом. Он явно не опасался того, что хищник может запомнить его и наказать за дерзость, превратив в сочный обед. У него не было при себе сложных и сильных артефактов, не было никаких выдающихся способностей, но была воля и гордость за тех, кто жил на Дискордии и боролся, не смотря ни на что. Новые жители архипелага могут сколько угодно рассуждать о правде или о том, как стоит действовать в тех или иных случаях, но они не жили их жизнью и не знают о местной борьбе. Не переселенцам учить их выживанию и отстаиванию своих интересов, дискордийцы были сильны и духовно, и физически. Унижать их такими очевидными советами, олень не позволит.

GM-Kai

+2

109

Трашь дрожала под струями холодного ливня, но то был не страх! То разливался под плотной чёрной шкурой алый, вязкий огонь! Ох! Как она ненавидела длинные речи, она в принципе не склонна была вести диалоги, хотя... Сейчас, когда внутренний демон сыто урчал, довольно облизываясь, вбирая элексир топящего ледяную корку адреналина, когда хищница могла вновь чувствовать зачастую позабытые эмоции, дышать полной грудью без панцыря непроницаемого равнодушия, или не задыхаться от петли пожирающей энергетической жажды, Трашь на мгновение задумалась, а так ли все было на смом деле? Услужливая память накидывала в отголоски воспоминаний множество фрагментов, когда хищница не носила в себе древнюю реликвию, когда могла просто и нежно тереться мордой о ногу человека, словно самая простая домашняя кошка, когда мурчала, подставляясь под добрые руки или забавно мяукала, музыкально и бархатисто выражая свои мысли, увы, не услышанные, но понятые людьми. Да, давно, словно в прошлой жизни, пантера умела и любила говорить, но все это, покрытое россыпью осколков, казалось уже чем-то позабытым, растерзанным в клочья, чужим, развеянным по-ветру...
Боль, для кого-то она наказание, но только так зачастую хищница понимала, что все ещё живёт, что не просто бездушной обледенелой тенью существует на земле. Своя или чужая, но именно боль заставляла её жить немного лучше, чем хладные трупы, лишённые всяких чувств и забот. Всё те животные, что окружали Трашь, были для неё несравненным источником внутренней силы, личностной силы, готовые её убить - они лишь качали по венам кошки хрустальные осколки запредельного адреналина, способного усыпить похотливую алчную жажду твари, что поселилась внутри древней реликвией. Это существо яростно озиралось, насыщалось страхами и болью окружающих, но и само мутило разум Трашь отголосками инстинктивного опасения за собственную шкуру, но пантера не позволяла завладеть этой силе своим разумом, хищница прекрасно чувствовала сытость неизвестной тёмной сути внутри себя, вызванной аффектом использования реликвии, что укоренилась в ней и своими эмоциями, Трашь давала понять той, что не даст убить себя просто так и эта чёрная вторая сторона сущности, что приросла словно второе сердце, верило и кивало головой - соглашаясь.
Что ж, речи были сказаны! Мысли озвучены. Трашь сказала свое слово, Дискордийцы сказали свое - против её! Все честно, настал черёд действовать! Глаза окружающих зверей сомкнулись кольцом на хищном теле пантеры, теперь, озираясь по-сторонам, кошка уже не считала бой с фанатичной компанией бредовой идеей, там были шансы выжить, а вот сидя на дереве - уже нет!

- Выйди к этим ублюдкам и почувствуй то, что чувствуем мы! - говорил все тот же голос и в этом призыве чёрная хищница словно почувствовала зов! Словно внутри забили неведомые барабаны войны. Янтарь глаз алчно и остро блеснул, разжигая внутренние косты пожарищь! Если Трашь выживет, эти животные станут частью неё, частью её силы, она ещё не знает как, но чувствует это внутри себя! Проклятье, что-то шепчет, но кошка не может разобрать этих слов, но ощущает, что может каким-то образом повернуть, нет не время вспять, но обратить чёртово клеймо во что-то сильное, грандиозное, направленное не в погибель! Сердце Трашь, оголенное на время критической ситуацией смертельной угрозы, бухает часто, сильно, бьётся в груди, терзая кошку желанием не становиться монстром, не убивать просто ради крови и агонии мучения выбранных жертв! Ведь она способна на что-то большее? Просто нужно услышать этот зов, понять свое истинное предназначение, ведь убивать и истязать - совсем не то, чего хочет она сама, её истинное я?
- Они лишены того, что делает живое существо по-настоящему живым — души и чувств. - врезается все тот же голос в грозную картину реалий, находя живой отклик у клыкастой бестии.
- Как же мы похожи. - так подумала Трашь, невольно чуть оголив клыки.
- Это марионетки в руках чистого, абсолютного безумия. - и снова ритмичный бой барабанов в груди.
- Похожи даже больше, чем я думала. - и округлые уши ловят шёпот вокруг, внемлют тому, о чем говорят собравшиеся, нужно подготовится. Это будет решающий бой. Она должна победить, выжить любой ценой, она ещё заявит свое право на новые земли, но больше всего, Трашь хочется найти себя, ведь кажется, что именно теперь она близка к какому-то слишком важному для себя открытию! Именно теперь, она впервые не желает себе проклятой кончины!
- Быть может, у тебя действительно есть что-то, чего не хватает нам... - лишь тень предположения, но глаза говорящего полны недоверия, он не видит в гостье из-за моря ничего, что могло бы её отличать...
- У меня есть моё проклятье и моё личное безумие. - думает Трашь и впервые улыбается монстру внутри себя. Она зовёт его с собой на битву, взывает к его скрытой силе, просит выжить любой ценой, кошка точно знает, что эта тварь не даст ей принять смерть слишком просто!
Громогласный и раскатистый рык сотрясает окружающее пространство, только теперь Трашь не зовёт себе в подмогу ни Тельши, ни богов, ни демонов, она лишь вооружается своим безумием, окунается в него, надевает словно невидимые латы. За её спиной есть она сама и что-то ещё...
Далее, без лишних слов, являя собравшимся грозную решимость, пантера стремительно начинает спуск, разгоняя своими яростными движениями зверей, что поменьше, да пристротлись на ветвях - с дороги. Нет, она не убегает, это слышно в её поступи, это видно в лихорадочном блеске глаз, в том, как утробно рычит зверь внутри неё, как оглашает простор рыком, который значит лишь одно - призыв к бою.
Тэхи, что уже давно не показывала себя, взволнованно зашипела, показалась над макушкой пантеры маленькая острая  головка, раскрывшая очковый капюшон. Совсем юная, кобра ощутила сильнейшую энергетику и жар, что шёл от её покровительницы и это волновало её, будоражило эмоции. Змея готова умереть вместе со своей госпожой, так говорит её крохотное сердце, маленькое, но храброе, именно так решила она для себя, когда  лапы Трашь вновь коснулись земли. Что ж... Остаться на дереве, спуститься на землю, пойти в бой против фанатиков - риски были одинаково хороши.

Отредактировано Трашь (2021-03-04 00:35:34)

+1

110

Ропот задумчиво потирала скрытый маской подбородок, наблюдая как Максим растерянно переваривал её слова. Ещё до того как он решился заговорить вновь она поняла, что совершила ошибку. В погоне за ясностью и отсутствием вопросов она выдала за раз слишком много. Слишком много для простого человека вроде мужчины напротив неё. Жизнь — всегда жертвы в пользу одного и в убыток другого, но раньше... Всего лишь пару месяцев назад Ропот ничего не стоило бы разгладить складку в чужом уме, вызванную её неосторожными словами. Только она не любила прибегать к этому способу. Конечно, и мечом можно резать хлеб, но слово Спящей — не игрушка для бездумного баловства и не половая тряпка, чтобы тереть каждое пятнышко. Это даже не вопрос уважения, хотя и оно имело место быть.
Другая рука, размеренно стучавшая пальцами по колену, прервала свой ритм. Ропот не чувствовала ни капли досады, хотя казалось бы с годами ошибок должно быть меньше и размерами они должны быть не больше досадливой мошки. Но Ропот было скорее весело. Как быстро отшелушилось сострадание и покровительство по отношению к её персоне. Как напряжение едва заметно исказило её собеседника; и пусть его руки не искали топорище, а ноги не гнали по-животному прочь, в недра дождливого леса, она знает — боится. Опасается того, что могут прятать тонкие лепестки божьего одуванчика.
Блаженно сушившийся у костра Пряник, краем уха уловивший её слова, лишь буркнул подтверждающе:
— Так и знал, что с ней что-то нечисто...
Сколь отрезвляюще. Эксперимент был незапланированный, но его результат определённо пришёлся Ропот по душе. Она всего парой слов окунула простого человека в омут, о котором он догадывался, но знать навряд ли хотел. Что это сделает с ним будущем? Что же это будет значить для их следующей встречи?
Ропот стряхнула несколько травинок с бобрового плаща и сложила руки вместе. Чтобы узнать ответ на эти вопросы для начала надо завершить эту встречу. Велик был соблазн просто встать и уйти, оставив молодого мужчину одного со своими думами и тревогами. Скрыться за пеленой ливня и воя ветров, добавив его уму только больше вопросов и, возможно, ещё больше причин для опасений. На Старом Острове она, скорее всего так бы и поступила, оставив напоследок небольшой дар за интересные впечатления.
Веселье приутихло стоило осознать, что она не дома. Она — незваный гость на чужой земле. Местное зверьё ей больше не поможет выкрасть из Города те ресурсы, в которых она нуждалась, но не могла создать сама. Ей было нечего предложить местному зверью, чтоб сподвигнуть их к сотрудничеству.
Слишком многое изменилось в её мире, сделав выживание в нём сложнее и опаснее. Не то чтобы Ропот было, что терять кроме воспоминаний, но кто знает, что могут отобрать у неё эти земли. Как уместно, что именно Максим теперь поучает её об опасности. Ошибки интересны, но ошибки могут и дорого стоить. Ропот легонько кивала на слова Максима, давая знать, что понимает и принимает к сведению. Её пальцы снова неслышно тарабанят по мягкой поверхности чужого плаща.
— Даже если мне не будет покоя среди ваших товарищей, я хочу переждать ненастье у вас в лагере, - озвучила она наконец своё решение, но тут же добавила: Если вам будет спокойнее, обещаю не будоражить людей так, как только что взбудоражила вас.
Обещание было скорее символическим, и больше намёком на то, что она не намерена повторять свою ошибку. На этом Ропот отворачивается от слепящего света костра и вновь её внимание уходит в глубь мрачного, истязаемого стихиями леса. На момент она чувствует, будто нечто изменилось в гласе ветра и в ритме дождя, и некий, совершенно иной танец свыше начался в ответ на что-то... Что же? Что же могло происходить, когда лес словно вымершим казался? Или всё же, наперекор погоде, где-то кипела деятельность неподдельной важности? На Старом Острове даже находясь внутри клыкастой пасти катастроф, зверьё и люд продолжали плести интриги, союзы и новые страницы истории.
Какие же строки Ропот прочитает на следующий день?
Думы о будущем быстро разбились об происходящее в настоящем: она не заметила как к их укрытию подкралось новое лицо. Уже с его самых первых слов чувствовалось насколько иной нрав у того был, нежели у более прямолинейнего и добродушного Максима. Пока он пялился на Ропот, она в свою очередь не отрывала взгляда от него, словно кошка, испытывающая выдержку в бессловесной перепалке. Цепко она наблюдала за малейшим движением его лица, рук, тела, изучая и потихоньку складывая первые кусочки его портрета. Дерзкие замечания охотника её не смущали, скорее обещали, что взаимодействие с таким контрастом будет интересным.
Ропот наклонилась к костру, подняла жестяную кружку с чаем, что предназначалась ей, и протянула охотнику.
— Максим заварил нам чай, но вам вижу нужнее. Согрейтесь и изнутри, - голос Ропот был вежливым, не без ожидаемых ноток сопереживания. - А что же вас выгнало под такой ливень?

Отредактировано Ропот (2021-03-04 18:57:25)

+4

111

Ведьма. В который раз глядя на Ропот Максим понимал, что   сухое и точное пояснение со стоны старушки избавило ту от  лишних вопросов, отсекая львиную долю, если не сказать почти все. Всего одно слово и плотник, который старался не заострять внимания на внешнем виде незнакомки по причине неловкости, погружен теперь в думы ни о том, почему наряд старушки так необычен, а что она скрывает за ним. Ужасное старческое лицо или что-то из ряда вон выходящее?
- Ведьма... Ведающая... Но что? - в голове прочно засели различные слухи о том, что такие женщины отлично разбирались в снадобьях, травах и прочем лесном богатстве, да не обошлось без магии, да ещё поговаривали, что с духами да лесным зверем дружили такие вот... Бабушки...
Максим невольно тяжело выдохнул. Снова устало провел шершавой и мазолистой ладонью по лицу, в который раз пытаясь согнать поселившуюся во всем теле усталось. Вот только ведьм в его жизни сейчас не хватало... Не любил он всякие ребусы, да шарады и без того в жизни хватало заморочек от которых кругом шла голова, ему бы простое что, бесхитростное, а не все вот это все... Обезъяны, фанатики, Древние, Цитадель и прочая непонятная для Переселенцев нечисть... Нет, Горный ничего не имел против Ропот, все же перед его глазами до сих пор так и сидела махонькая старушка, которая на вид была божьим одуванчиком, открывающая в его сердце некую долю благоговения и почтения к преклонным годам, и в то же время, было что-то в голосе неизвестной, в её поведении, что-то такое, что на мгновение показалось прочнее стали...
- Даже если я не спрашиваю... Это не значит, что не спросит кто-то другой. - удрученно подумал Стрельцов, ожидая ответа. Старушку было без сомнения жаль, даже против воли, против того, что она и сама могла за себя постоять, вон как остро смотрят глаза в прорезях маски, словно два скрытых жала, но у Горного в лагере семья, друзья, все те кого он любит, знает и поэтому, зверь страха не чуждый ни кому живому, терзал его изнутри. Нет, не за себя, за ближних своих...
Страх и тревога. Такие свойственные простому человеку чувства - не отпускали. С одной стороны, воспитанный определённым образом, наученный помогать всегда ближнему, Стрельцов хотел, как и всегда, помочь Ропот, но с с другой стороны, внутри грызло сомнение, все же не простой человек сидел перед ним, кто знает, какой силой владеет та, кому под силу выживать одной в лесах, где и умелый охотник зачастую может сгинуть безследно.
Имел ли он право вести неизвестную гостью или не имел такого права, если незнакомка все же согласится пойти с ним? Вот в чем вопрос...
Даже если мне не будет покоя среди ваших товарищей, я хочу переждать ненастье у вас в лагере. - наконец ответила старушка, отвлекая своим скрипящим голосом мужчину из вязких раздумий. Признаться честно, плотник был почти уверен в том, что эта таинственная незнакомка, что явно была не из тех, кто разговаривает в стиле бабы Мани, привечая детишек, хотя Горный мог ошибаться на сей счёт, что Ропот покинет укрытие в одиночку, поэтому, ответ ведьмы его удивил. Впрочем, эмоции явственее всяких слов отразились на заросшем щетиной лице, давая понять неизвестной, что чувствует её случайный спутник, возможно поэтому она захотела добавить к уже сказанному не менее весомый кусок.
- Ясно. - коротко произнёс Максим, кивая головой, все ещё не определившись до конца, что он чувствует. С одной стороны - он сам предлагал бабушке пойти с ним в лагерь, с другой - был почти уверен, что та не захочет и вот теперь выглядел несколько обескуражено. Однако, ещё раз прокрутив в голове аргументы в пользу Ропот, отметив про себя, что старушка в здравом уме и светлой, дай то бог, памяти, поэтому прекрасно осознает к кому и куда идёт, да что её может ожидать в толпе очень любопытных граждан, ещё раз кивнул, больше соглашаясь со своими мыслями, чем давая понять сбеседнице, что все ещё в силе.
- Тогда, будем собираться в дорогу? - как бы подытожил плотник, поднимаясь и оправляя по привычке свитер и рукава. За коротким разговором, Максим не заметил, да и как тут услышишь в реве ветра и шуме  проливного дождя, как к их укрытию поспел ещё один человек. Горный как раз повернулся к тёмному проему входа, когда оттуда показался мужчина, весь промокший из-за непогоды. На некоторое время повисло молчание, пока каждый пытался рассмотреть другого и молчаливо поприветсвовать.
- И тебе здравия. Проходи. - произнёс Стрельцов, чуть отступая назад, все же хоть укрытие и было построено просторным, но ровно половину занимал конь, поэтому для троих людей тут места хватало, но едва ли столько, чтобы не ощущать дискомфорт.
Это был охотник, что забрёл погреться, но одно то, что этот человек был из своих, из переселенцев, уже успокаивало и без того расшатанные за последние тройку месяцев нервы.
- Максим. - коротко представился плотник и привычно протянул руку для рукопожатия.
- Мы как раз и собирались отправится в лагерь. - чуть усмехнувшись, заметя ступор и замешательство на лице незнакомца, произнёс Стрельцов, видел какими глазами тот смотрел на Ропот и осознание того, что он не один такой "чудик", кого удивила славная бабушка, все таки успокаивал.
- Я как раз коня сделать собираюсь. - отозвался на предложение озоника мужчина, подходя к Прянику, поглаживая того по крутым бокам.
- Ну что, согрелся? Домой-то пойдём, друг? - спросил и протянул корку хлеба коню, которую тот благодарно пофыркивая съел, а потом ткнулся носом в ладонь, дескать "Давай еще".
- Нет больше. - извиняющимся тоном произнёс Максим и обернувшись, спросил уже у Костава.
- А ты сам то, в лагерь не пойдёшь? Погода совсем испортилась, вряд ли чего сегодня удасться поймать... Не рисковал бы, а то станешь обедом для какой-то кошки, мы вот с Пряником еле спаслись. - закончил Стрельцов и принялся неспешно собирать вещи, да инструмент. Сиди не сиди, а у него всегда работы - только поспевай.

Отредактировано Максим Стрельцов (2021-03-06 22:14:13)

+3

112

[indent] Громко. Слишком громко и тесно стало в его бедной, несчастной черепушке. "Ситис", "танцуют", "поют" - вытеснили другие мысли, и зажатый в тиски Цицерон, с хрипом повторял их, словно молитву. Это не придавало хищнику уверенности, не унимало заячьего биения сердца, но всё-таки кормило веру. И она крепла, когда холод пронизывал его тело от кончика хвоста до самой макушки, не оставляла, когда хватка Отца Ужаса ослабла и сын его провалился в Великую Бездну. Пустоту. Падение паяца, как и пребывание в этом месте, в наказание должны быть вечны. Никогда больше не возьмет его себе в услужение Ситис, потому как не справился Хранитель со своими обязанностями, подвёл. Не уберег Мать Ночи, тем самым совершив самый страшный грех. Теперь-то он это точно знал, чувствовал, что тело её сгнило, смешавшись с почвой, там, где-то на Старой Земле, которая была ему домом. И от данного знания сердце Цицерона, прежде бившееся в бешеном ритме, болезненно сжалось в груди, не давая вдохнуть - пытка, ничем не хуже огромных, стягивавших тело тисков.
Но всё снова резко изменилось.
[indent] Нижнюю часть туловища опоясал холод, но не тот, что был в Бездне, а другой, такой... материальный. Цицерон сначала усомнился в чувствах, однако хруст под лапами подтвердил странное подозрение. - Ситис, поют, танцуют - повторял он хриплым и низким, непривычным даже для собственного слуха голосом, и попытался открыть глаза. - Это не Пустота! - злобно прорычал он неизвестно кому, будто был разочарован внезапно прервавшимся наказанием в виде бесконечного одиночества. А между тем, глаза неистово щипало от яркости, а по щекам не успевали стекать слёзы, примерзая к шерсти. "Надо же, как трудно оказалось обратиться к свету после не слишком уж и долгого пребывания в обители Отца." Волк хмурился и мотал головой, искал на задворках сознания спасительный хохот, который уберег бы от страха перед закружившим его калейдоскопом мест и событий. Но не мог, не слышал. Непривычная ясность поражала своей чистотой. Не путались слова, не складывались весёлые рифмы... В этом путешествии Цицерон, кажется, потерял подарок Матери. Или, может, его забрали?
[indent] Он обернулся на шорох перьев, и, пусть всё ещё щурился, но видел на белом полотне сову, почти с ним сливающуюся. Её выдавали огромные, внимательные глаза, и кажется, в них мог бы отразиться весь мир, как сейчас отражается он сам, но разноцветные блики, которые легли на снег и её тельце, отвлекли внимание волка на себя. "Это было не море?" - удивлённо подумал самец и резко крутанулся на все сто восемьдесят градусов. За его спиной оказалась стена, где-то гладкая, где-то резко заостряющаяся. Будто огромный букет из кристаллов. И там, в их плену, были застывшие тела с символом, который Цицерон уже видел. Видел, перед тем, как нос к носу столкнуться с кораблём, нырнуть в разноцветную жидкость, быть проглоченным чудовищем и кануть в Бездну.
[indent] — Тебя не должно здесь быть. Не должно. Не должно, - молвит строгий голос за его спиной, и Цицерон вновь отвлекается на неё, глядит через плечо с таким видом, будто удивлён, что птица вообще может говорить. - Не должно, - соглашается хищник, медленно к ней поворачиваясь, и, возможно, впервые за долгое время пытаясь осмысленно установить контакт глазами. Однако, сова смотрела куда-то сквозь него. Может, даже сквозь пространство и время, через которые не так давно пронёсся он сам. И почему-то его это радовало, как и слова о том, что он в этом месте лишний. - Но что касается их, пташка-милашка? - он игриво, кивком головы указал себе за спину. И вопреки этому фамильярному дружелюбию, шерсть на слипшемся, обслюнявленном каким-то древним существом загривке медленно вставала дыбом. - И тебя, разумеется - с этими словами верхняя губа волка поднялась, обнажая желтые клыки. Он не имел представления о том, кто перед ним на самом деле - божественное создание или обыкновенная птица, но какая-то его обретшая здоровый рассудок часть хотела это выяснить прежде, чем толкать потрёпанное приключением тело в атаку.

Отредактировано Цицерон (Вчера 01:18:58)

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Лес Вечной Ночи