для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Клятва на крови"
    22 сентября 188 года, 7:00
    Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Ник
    описание достижений
    Чемпион Последнего Рая
    А д л э р
    ● 42 поста в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение трех персонажей
    Важные текущие квесты:
    Цитадель
    ...на Острове, куда они приплыли — цивилизации в понятии прибывшего с Большой Земли не наблюдалось. В наличии имелись лишь обозлённые аборигены, застрявшие где-то на средневековом уровне.
    Две стороны одной медали
    — Приветствую, и поздравляю. Вам повезло чуть больше, чем компании людей, попавшей в плен к Цитадели. Хотя... тут уж как посмотреть...


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Лес Вечной Ночи


Лес Вечной Ночи

Сообщений 21 страница 40 из 67

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/Y3akXXN.png
Нетронутые цивилизацией первобытные джунгли, где деревья растут так близко друг к другу, что своими листьями закрывают солнце. Здесь в любое время суток царит темнота, лишь тонкие полосы света пробиваются сквозь кроны тропических исполинов. Тут нет травы - лишь низкорослые растения, которые приспособлены к жизни в таком полумраке, да вьющиеся лианы. В этом лесу множество троп, но нет ни одной главной - заблудиться здесь очень легко, если не знать местонахождения нескольких ориентиров.
Несмотря на достаточно угнетающую атмосферу, полумрак, и чудовищную влажность, здесь достаточно шумно. Лес не затихает ни днем, ни ночью, но замолкает, когда по округе разносится шум колокольчиков. Поговаривают, что это место сохранилось в первозданном виде на протяжении многих тысячелетий, и застало древних людей и зверей, которые вымерли много веков назад.

Флора и Фауна

Несмотря на то, что недостаток солнечного света создает достаточно суровые условия для жизни, в Лесу Вечной Ночи обитает огромное множество зверей. Здесь не водится чаек, но, как и по всему южному региону, очень распространены попугаи самых разных видов. Помимо них, из птиц здесь обитают кетцали, куропатки, гарпии и ястребиные орлы. В лесу водится огромное количество змей. Их здесь гораздо больше, нежели в прибрежной зоне. Встречаются удавы, крайты, королевские кобры и зелёные мамбы. Богат лес также на скорпионов, членистоногих и самых разных насекомых.
Из травоядных здесь встречаются чепрачные тапиры, кустарниковые свиньи, красные дукеры, карликовые антилопы и окапи, которые изначально на юге не обитали. Иногда сюда забредают огромные антилопы бонго. На ветках деревьев обитает большое количество мелких обезьян, изредка можно увидеть орангутанов. Мелкие грызуны представлены крысами и агути.
Часто встречающиеся хищники - ягуар, дымчатый леопард, оцелот и енот. Иногда на территорию леса заходят тигры.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Тихий ручей (23 км, +1.5 часа для животных | + 4 часа для людей)
↓ Юг | Золотая коса (8 км, +30 минут для животных | + 1 час для людей)
← Запад | Священное Западное  Плато (20 км, +1.5 часа для животных | + 4 часа для людей)
→ Восток | Радужное озеро (15 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
Юго-Восток | Дорога солнца (10 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
Юго-Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Запад | Холмы Махараджи (50 км, +3 часа для животных, +7 часов для людей)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:55:44)

+2

21

Осирис не был настроен на конфликт, но чисто инстинктивно люди пугали его - количеством, поведением и костюмами. Калли спряталась за его спиной, и это хоть немного, но вселило уверенность в кареглазого. Он старался следить за всеми и не упускать никого из виду.
Ситуация поменялась, когда вокруг начали собираться звери и жители леса. Все они смотрели на волков, как на чужаков и в пору было почувствовать себя неуютно. В любой другой ситуации армеец бы атаковал, или предпринял попытку тактического отступления. Но сейчас оба эти варианта казались глупыми и не продуктивными. Это - не их Остров и земли тут неизведанные - бежать есть куда, но их быстро настигнут.
Разноглазая смутьянка решила заговорить с местными, наладить контакт.
Люди продолжали молчать, что говорило о том, что ничего они из речи волков не поняли.
Зато звери подняли настоящий шум - все галдели, переговаривались, осуждали? Куча голосов единой какофонией взорвала волчий острый слух, заставляя морщиться с непривычки - слишком громко и близко.
Даже Харт распушил перья и припал к широкой спине волка, чувствуя себя неуютно в окружении такого количества живности.
К удивлению хищника, с Калли заговорила птица - видимо старая, но не слабая телом и сердцем местная обитательница. Осирис прислушался к ее словам, обдумывая каждое слово. По итогу армеец понял, что вопросов у него возникло ещё больше, чем было.
- Они? Кто они? И.. что они натворили? - Зверь увидел, как гарпия расправила крылья и взмыла в воздух, пикируя в сторону Харта. Пришлось припасть брюхом почти к самой земле, чтобы острые когти не коснулись спутника. Впрочем, если бы гарпия захотела поймать сову - поймала бы. Это было похоже на предостережение. Только смысла Осирис пока не понимал - всё и все здесь были ему чужды, но он старался впитать в себя этот шум и стать с ним одним целым. Харт издал недовольное уханье и растопырил крылья, словно обнимая ими шею кареглазого. Пока жив волк, будет жить его спутник. Поэтому смерть не пугала сову. И все же, не хотелось бы получить травмы, потому что потом Осирису понадобится достаточно много времени, чтобы выходить Харта, а кто знает, где здесь водятся лечебные растения. Поэтому сова старалась каждый раз, как над ней проносились когти гарпии, пригибать голову и издавать тихое шипение.
Осирис же не выпускал из виду пернатого хищника, чувствуя, как терпение медленно, но верно закипает.
- И почему мы окружены местными обитателями? Мы ничего плохого не сделали никому из Вас. - Зверь говорил громко и уверенно, не собираясь пресмыкаться перед туземцами. Да, он не нападал и не проявлял агрессию, но и распускать сопли не был намерен - может им с Каллисто, наконец, скажут, почему встретили именно так и что хотят от двух волков?

+3

22

Теперь уже Каллисто с Осирисом не были наедине с непонятными Маугли, ведь к ним присоединились еще и звери. Сначала это вселило некую надежду в волчицу: всякий четвероногий ненавидит человека, и может, это пришла поддержка? Но с первой брошенной корой от мартышки разноглазая поняла, что поддержку ждать не от куда, и все только усугубилось. Здесь не было друзей, одни враги, и унижение пришельцев – лишь прелюдия. Дальше – обиднее и больней, скорее всего. Лист лишь плотнее прижалась к боку Осириса и потрясла головой, когда очередная корка приземлилась ей прямо на макушку.
Призыва к миру аборигены не поняли, но тут подала голос хищная птица. Оказалось, гостей здесь не жаловали из-за печального опыта в прошлом.
-Разве мы в ответе за то, что совершили другие? – Каллисто продолжила диалог, инстинктивно пригнувшись, когда гарпия вдруг спикировала на них с Осирисом.
Острые когти полоснули воздух рядом с белой головой Харта, который едва успел прильнуть к загривку волка. Что за пернатые счеты?
Все присутствующие выражали пассивную агрессию, и Каллисто была уверена, что все – от крыс до антилоп – кинутся на них в один миг, стоит только кому-то отдать приказ. Волчица обвела присутствующих взглядом, пытаясь выявить лидера. Кто он, эта птица? Или абориген, первый вступивший в контакт с волками? Люди и звери выглядели единым целым, и всецело были настроены против них с Осирисом. Вероятно, центровым все же был этот человек, но говорить с ним не представлялось возможным. Будет ли гарпия переводчиком, или она решила поиздеваться над совой сына Амона и не больше?   
-Мы не сделали ничего, за что бы нам пришлось извиняться. – Твердо, но не враждебно сказала волчица, пытаясь оправдать себя и Сири, хотя, по сути, оправдываться им было не за что, - мы – не завоеватели, а жертвы обстоятельств. Что бы делали вы, если бы ваш дом извергался катаклизмами? – Лист не уставала переводить взгляд на каждого из присутствующих, следя за их реакцией. Все молчали, но было видно: они понимают ее. Все, кроме людей, но понимания зверей разноглазой было более чем достаточно. – Мы лишь спасли свои шкуры, только и всего. – Пожав плечами, Каллисто закончила свой монолог, ожидая какой-то реакции.
Все оставалось в лучших традициях черношкурой, она лишь очередной раз призналась в своей сущности. Вся ее жизнь сводится к тому, что она спасает свой зад, и переселение на другой Остров не было исключением. Никто из них не хотел этого, но все хотели жить, вот и явились сюда, где им совсем не рады.

+2

23

Серой волной гарпия со свистом пронеслась над волчьими головами и несчастной совой. Птица могла быть большой помехой, если разразится сражение, когтей совы более чем хватит для того, чтобы выколоть глаза нескольким врагам. Это было недопустимо, но пока переселенцы явной агрессии не проявляли. Для гарпии это было более чем очевидно, численное преимущество давало местным жителям возможность диктовать свои условия. Не будь здесь столь очевидного перевеса сил, волки, вполне возможно, уже пошли бы в наступление. Люди в масках, расположившиеся по всем флангам, обнажили клинки, наставив их в сторону волков, всем своим видом выражая предупреждение. Если мохнатые рискнут напасть на птицу, они атакуют мгновенно, без страха, сомнений и разбирательств. Впрочем, они и вправду никак не реагировали на слова гостей. Либо действительно не воспринимали волчью речь, либо пока не хотели вступать в контакт. Второе вполне могло быть более вероятным. Звери, окружившие аборигенов, совершенно не боялись ни масок, ни острых клинков. Словно они могли контактировать на каком-то совершенно ином уровне, или же заранее обговорили союз.

Сделав два почетных круга над головами Каллисто и Осириса, гарпия приземлилась на одну из низких веток.
- Вы точно такие же... Ваша непричастность временна, рано или поздно вы не сможете оставаться в стороне. Чужаки не умеют уважать чужие законы. Вместе со своими проблемами, они несут на наши земли свои обычаи, традиции, устои и амбиции, ставя собственный комфорт выше чужого, превознося свою культуру и цели. - И хотя птица говорила размеренно и спокойно, в её голосе слышались шипящие нотки, иногда переходившие в угрожающий хрип. - Вас судят по преступлениям, которые вы не совершали, но совершите, потому что такова суть всего живого. Подавлять, вытеснять, отвоевывать свое место. Вы просите справедливости, попав в капкан, но прогибаться под чужой образ жизни не станете. Мы уже пробовали на вкус сладкую ложь о гармонии и мирной жизни с теми, кто когда-то, как и вы, пришел в эти места в поисках спасения. Утратив свой дом, вы начнете создавать его здесь, забывая о том, что никогда не были частью этих земель, и не сможете ею стать. Так говорим вам мы, и так же ответят они... те, кто мог бы понять вас как никто иной.

Звери, все это время наблюдавшие за незнакомцами, хранили молчание, прислушиваясь к голосу птицы. Но, даже несмотря на их невозмутимость, чувствовалось напряжение. Местная живность наблюдала за переселенцами очень внимательно, ожидая вердикта. Если они найдут малейшую причину для атаки - они нанесут удар. Впрочем, гарпия и люди не торопились с вынесением приговора. Как минимум потому, что осознавали - приговор гостям уже вынесли. Правда, не здесь...
- Кто вы такие, откуда пришли, и что собираетесь делать дальше? Никого из нас не волнует судьба вашего дома, его гибель - ваша проблема, которая до сего момента не касалась жителей Дискордии. Теперь... касается. Как вы собираетесь жить на наших землях?
Не было до конца ясно, что именно хочет услышать птица, заведомо настроенная к переселенцам враждебно, но сейчас она давала шанс пояснить и рассказать то, что могло повлиять на судьбу всех новоприбывших. Она четко проводила грань между местными жителями и гостями, давая Каллисто и Осирису понять, что их не готовы принять на этих землях как "своих" и не готовы идти на уступки.

GM-Kai

+1

24

Месяц - это слишком много. Игрок не имеет возможности отписаться, гейм-мастер персонажа не выводит. По многим причинам мне необходимо отписаться, поэтому пропускаю очередь Осириса и надеюсь на своевременный отклик гейм-мастера. Играть все-таки хочется.

Каллисто слушала птицу внимательно, стараясь ничего не упустить из внимания, ведь в ее словах может скользнуть подсказка. Осирис тоже молчал, видимо, размышляя также, как и его спутница. А тем временем гарпия говорила и говорила, неся поток информации в уши пришельцев, явно не очень положительной. Им были здесь не рады, и не потому, что пришли они: когда-то пришел некто другой, и за его грехи теперь судят тех, кто пришел позже.
-Некто изгадил ваш дом, а в дерьмо тычете нас. – Подала голос Каллисто, достаточно громко, чтоб ее слышали все: и те, кто понимает, и те, кто не очень. – Ты рассудительна, - кивнула разноглазая, мирясь с молчанием Осириса. Видимо, переговорщиком быть ей, ну и ладно, ибо вспыльчивый сын Амона может ненароком брякнуть что-нибудь не то. – Но почему рассуждаешь неверно? Негоже судить за грехи других тех, кто не виновен. Ты провидец, раз знаешь, как мы поступим? Мы – не они. Уж не знаю, что вам сделали те иноземцы, но ставить клеймо на нас еще слишком рано. – Не слишком ли Каллисто была многословна?
Она невольно поручилась сейчас не только за себя и Осириса, но и за всех переселенцев, что приплыли сюда. Только поняла она это уже после того, как сказала громкие слова, а потому у нее было не так много времени, чтобы попытаться выкрутиться.
-Не говори за других, и я не буду. Я – Каллисто, а это – Осирис, и конкретно мы не сделали и не собираемся делать ничего противозаконного. – Уж за сына Амона поручиться можно: она лично откусит ему голову, если он поставит их под удар какой-нибудь тупой выходкой, - мы – гости, и жить мы будем по вашим законам. По законам Дискордии, - на последних словах Лист сделала эмоциональный упор, проговорив вслух, видимо, название места, где они находились.
Своими речами она давала понять, что отныне они – часть их мира, и им придется с этим смириться.
-Так пускай наступает холодным рассветом на нас новый день, все останется в этой Вселенной, все вращается в этой Вселенной, возвращается к нам, запуская круги на воде. Ничего не проходит бесследно, ничего не проходит бесследно*, - на распев, тихо проговорила Каллисто, вспоминая строки чудоковатой песни, что пела ей мать.
Вообще, Хуммель не отличалась сентиментальностью, а Лист мало когда ее слушала, но эти строки почему-то запомнила, не совсем понимая смысл. Но сейчас, именно сейчас, когда они стояли на чужой земле, а повсюду были чужие лица, а дальше – тоже все чужое, она начала понимать. Что бы они не сделали, какое решение бы не приняли – им это вернется, аукнется, откликнется. И так будет со всеми и всегда.
Сейчас от их слов зависело, примет ли их с Осирисом новый мир, либо же уничтожит. Каллисто всем сердцем надеялась, что она была достаточно убедительна. 

*Строки из песни Слот - Круги на воде

Отредактировано Каллисто (2019-09-24 16:34:34)

+1

25

В рядах зверей и птиц, что прибыли на своеобразное собрание со всех уголков леса, поднялся гул, в котором сложно было разобрать хоть что-то. Одни насмехались над новоприбывшими и их обещаниями, другие проявляли очевидную и нескрываемую агрессию, третьи взволнованно советовались друг с другом и осыпали товарищей вопросами. Очевидно было одно - единого мнения в рядах зверей не было, но оставалось нечто общее - неприязнь к незнакомцам. Они были хищниками, и уже продемонстрировали свои навыки на деле... это не вызвало радости ни у травоядных, ни у местных охотников. Одни кричали о возросшей угрозе, другие о конкуренции в лесах. Первые не желали погибать от волчьих клыков - хватало местных охотников. Вторые же хорошо по себе понимали, что лесу придется кормить еще черт знает сколько голодных ртов, а, значит, изобилие медленно может превратиться в голод. Молчание Осириса играло ему на руку, звери теперь обратили свой взор на Каллисто. Но, вместе с их вниманием, она рисковала получить и их недовольство, в полном объеме. Выслушав ее, гарпия, зашипела, и встопорщила перья, напоминая меховой шар.
- Так смело говоришь о готовности следовать законам наших земель, даже не зная этих законов... - в голосе птицы скользнули хорошо слышные нотки презрения. - Пустые слова. Ты говоришь то, что хочет услышать толпа. Наш закон к чужакам жесток и непреклонен, и это единственное, что в равной степени уважаем и мы, и они... Здесь вы не найдете ни сочувствия, ни понимания. Сейчас на вас смотрят те, кто рискует попасть к вам на ужин, и те, для кого ужином станете вы сами. Как вы намерены жить в мире с теми, кто не хочет, чтобы вы жили?
Звери вновь зашумели, с крон деревьев на волков снова посыпались ветки, фрукты, ягоды, древесная кора и прочий мусор, но на сей раз ни люди, ни птица, не вмешивались, позволяя мартышкам развлекаться. В конце концов, никто из присутствующих не любил голословных утверждений. Дискордия, многие годы питавшаяся кровью воюющих народов и племен, долго жила по законам джунглей, где рамки дозволенного ограничивались лишь совестью каждого конкретного жителя. Многое было уничтожено, прежде чем все стороны конфликтов рискнули сесть за стол переговоров и сформировать свод законов. Направленный сугубо на благо тех, кто уже проживает на землях, он оказался смертельно-несправедлив для тех, кто решил прийти сюда извне.
- Мое имя - Ариона. Моя должность вам пока ничего не скажет, но у меня достаточно полномочий, чтобы похоронить вас в морской пучине. Не думайте, что нам не хотелось бы вам верить, но дважды в одну и ту же ловушку попадает только глупец. Расскажи мне, Каллисто, о доме, который вы потеряли. Как и чем вы жили, и что привезли на эти земли, а что оставили там? Я хочу знать, кого мы встречаем на нашей земле....
Обезьяны снова затихли и разбежались в разные стороны - их припасы кончились, а остальные звери успокоились, переключив все внимание на Каллисто. Никто из них не признается в том, что заинтригован. Как ни крути, а очень давно на эти земли не ступало ни ног, ни лап чужаков. Любопытство - не порок, и сейчас только оно удерживало исходящую от местных агрессию. Неясно было, что именно местные жители хотели услышать, но гарпия внимательно смотрела волчице в глаза. Она искала в них ложь, и легко найдет, если зверь начнет увиливать от ответа или придумывать его на ходу. Худшее, что можно сделать по отношению к местным - начать знакомство со сказок и лжи.

Осирису отводится 5 дней на пост - до 5-го октября. В противном случае, персонаж будет выведен из игры. Гейм Мастер не несет ответственности за то, как именно персонаж будет выводиться из игры. Убедительная просьба выйти на связь через вконтакт или дискорд.

GM-Kai

Отредактировано Game Master (2019-09-30 17:07:29)

+1

26

Каллисто слышала приглушенный гул толпы, что переваривала сказанное волчицей. Но, судя по общему настроению, им верить никто не собирался. Осирис молчал, видимо, решил доверить Листу и дальше вести диалог. Когда гарпия заговорила, волчица нервно сглотнула: ее сентиментальность никого не разжалобила, и все только усугублялось.
-Мы в заднице, - подытожил Зум, все это время тихо сидевший на холке черношкурой.
Сказал он это настолько тихо, что услышать могла лишь Каллисто, ибо лишний раз болтать в полный голос крыс боялся. Если тут волками хотят закусить, что уж говорить про маленького беззащитного грызуна. Им эта гарпия с удовольствием почистит клюв.
-У меня сейчас нет никакого инструмента, кроме слов, - пожала плечами волчица. – Что мне еще остается кроме того, как говорить? Пока вы не дали нам право доказать сказанное на деле. – Голос разноглазой звенел уверенностью.
Она не боялась? Боялась, еще как. Она еле сдерживала дрожь в лапах, но под шкурой у нее все ходило ходуном. Но Каллисто не могла позволить себе показать страх окружающим, иначе их сожрут на месте. Она должна показать чужакам, что они готовы вести конструктивный диалог, а не зажиматься в кустах. Слабый всегда погибает, и если эти товарищи живут по таким суровым законам, то это правило здесь работает неукоснительно.
-Да, мы не знаем ваших законов, но разве это что-то меняет? У нас нет выбора. Либо мы будем жить так, как здесь принято, какими бы законы ни были, либо умрем. Третьего не дано. – Каллисто обвела взглядом присутствующих, - а жить, как известно, хотят все. – Волчица позволила себе улыбнуться.
Она всячески пыталась расположить к себе толпу, показывая всем своим видом, что пришли сюда они без злых умыслов. Неужели на таком большом Острове не найдется места для двух невинных волков? Листу было откровенно наплевать, что будет с теми, кто приплыл с ними. Сейчас ее волновала собственная жизнь, ну, и жизнь Осириса, потому что в одиночку все-таки тут будет туго. Вот за их две жизни она и поборется, а остальные переселенцы пусть выкарабкиваются из этого дерьма сами.
-Жили мы каждый на своем болоте. Несколько стай, поделивших Остров между собой и живущих на своей территории, а в центре располагалось поселение людей. Стаи и люди старались не пересекаться между собой, иначе быть беде. Ну, были, конечно, и исключения, - Каллисто улыбнулась, вспомнив городских волков, - но в целом все подчинялось единому закону территории, за нарушение которого регулярно карали. А так, каждая стая жила своими идеями и планами. Кто-то мирно сидел и собирал травки, а кто-то безумно желал поработить мир. – Волчица пожала плечами, - к слову, последних не прибыло, только один, это хорошо. – Мысль, что ублюдок Крест со своей шайкой остался на старом Острове, не могла не радовать. Остальные фракции не представляли такой угрозы, в отличие от Пожирателей. – Вся наша принадлежность осталась там, в руинах бывшего дома. Здесь все стали никем, и придется начать заново. – Интересно будет на это посмотреть, как разношерстная компания вновь обретет свою веру и идеологию, которые были разрушены. Конечно, если их не уничтожат.

+1

27

Гарпия не перебивала волчицу и не позволяла этого делать другим, издавая предупреждающий клёкот, когда кто-либо пытался вмешаться в диалог и что-то выкрикнуть. Неизвестно было, почему эта птица пользовалась таким авторитетом и уважением среди местной живности, причем не только среди зверей, но и среди людей, которые даже не попытались атаковать. Они стояли без движения, и сейчас напоминали скорее резные фигуры, нежели что-то живое. Если бы не яркие маски, которые привлекали к себе внимание, они бы сумели замаскироваться среди этой многотонной зелени без особых проблем. Кажется, обстановка постепенно начала разряжаться, и некоторые звери расслабились и поутихли. Возможно, переселенцы и местные сумели бы разойтись без потерь, если бы не выпущенные у западного плато сигнальные ракеты. Отсюда не было видно, что это именно они, но звук, напоминающий взрыв, явно исходил от побережья. Издав громкий клёкот, гарпия распушилась, ударив по воздуху крыльями.
- Этот пир вседозволенности не мог продолжаться долго без их вмешательства. Не знаю, чьих лап или рук это дело, ваша ли вина, или вас кто-то подставил, но кто-то выдал ваше местоположение Цитадели, а это чертовски плохо, для вас, в первую очередь... - встопорщив перья, произнесла гарпия, наблюдая за тем, как звери и птицы начали разбегаться, следуя к северным землям, подальше от берега. Лишь несколько из них стояли, не двигаясь, да люди не проявили к сигнальным ракетам никакого интереса. Они знали, что этот хищник не по их душу.
- Вы можете доказывать что угодно друг другу, можете попытаться доказать что-то нам, но им вы ничего доказать не сможете. Ни словами, ни поступками. Когда-то давно, они прибыли на эти земли подобно вам. Из шайки глупцов они сколотили империю, не ведающую ни сострадания, ни пощады. Они не умеют сопереживать и сочувствовать, не воспринимают чужую боль и не боятся собственной. Вам придется пройти с нами. Вам, и тем чужакам, которые зайдут в лес дальше дозволенного. У меня нет права распоряжаться вашей судьбой, пока за вами нет еще грехов. Но тешить лишними надеждами не стану тоже - если ваше присутствие приведет к новой войне на архипелаге, я лично отдам приказ истребить вас всех, до последнего. Да покарает меня Раджа за мою жестокость, ваши жизни стоят меньше, чем жизни тех, кто родился на этой земле.
И хотя птица говорила спокойно, без ноток агрессии, тон её все равно отдавал сталью. На последних словах, тот самый человек, что первым нашел волков, издал утробный рёв, обращаясь, видимо, к гарпии. Она не ответила, только взмыла в небо, и, сделав два круга, пролетела над одной из мартышек. В этот миг Каллисто могла заметить, что обезьяна подбросила в небо что-то фиолетово-золотое, бесформенное. Ловко поймав неведомый предмет, птица сделала еще один круг и резко пошла на снижение. Вцепившись когтями в бок Осириса, она буквально толкнула его на Каллисто, и в следующую секунду все трое исчезли, словно их никогда и не было. Оставшиеся звери и люди устремились на север, оставив переселенцев в покое.
Тем временем, Каллисто, Осириса и их спутников забросило в совершенно иную местность - на голое поле, со всех сторон окруженное стеной. На вид, не меньше семи метров. Взобраться по ней было невозможно, никаких выходов, зацепок или дверей не было обнаружено - глухой и очень толстый камень отделял переселенцев от руин огромного древнего города. Помимо Каллисто, Осириса и их спутников, здесь уже находились Нессель, Зольф, Тарлах и Маури. Никто из местных пока перед пленниками не появился, но это было делом времени.


Игровой сезон завершен

● Персонажи выведены из игры.
● Квест завершен успешно. Каллисто получает 5 рандомных кристаллов за успешное завершение квеста [Выбрать кристаллы нельзя, уже начислены], и сезонный бонус. [Будет выдан во время переклички].
● Количество сюжетных постов: Осирис (5), Каллисто (8). Один персонаж получает бонус для участия в дополнительной лотерее.
● Открыта таинственная группировка животных и людей. Открыты руины неизвестного древнего города. Открыта возможность перемещения на неопределенное, пока, расстояние.

+1

28

--->> Вне игры

Сезон «Зеркала»
20 сентября 188 года

Огонь найдя в других,
Клянись любой ценой хранить зеницы ока.
Пусть не понял ничего ещё,
Но ты в себе хоронишь чудо света для чудовищ темноты.
В своем безумстве присутствует голод, и повод есть
Собраться снова, а значит – ад пуст и все бесы здесь.

Pyrokinesis – Ад пуст и все бесы здесь.
Пусть с момента встречи троицы Пожирателей с одними из главных хищников здешних земель прошло порядка месяца, воспоминания о нём глубоко врезались в и без того нездоровый рассудок одноглазого волка. Невольно перед взором всплывали картины прошлого, вспоминались мистические рыси, которые, стоит признать, помогли Чужим, когда их положение, мягко говоря, было более чем просто паршивым.
Когда же объявилась Ламия, мрачные мысли немного отступили, а состояние волчицы заставило Врана окончательно вернуться в реальный мир из обиталища грёз и мечтаний. Но кровь молодого изувера закипала. Он винил себя в том, что не был рядом, когда черношкурую взяли в плен, что не смог защитить, но вместе с этим возрастало и желание разорвать в клочья того или тех, кто посмел пленить Бесовку. Когда Нити думал о том, что же произошло с остальными, к глотке подступал неприятный горький ком. «Ракшаса, Хашим, Крест… Где они сейчас?» в очередной раз задавался вопросом хищник. Четвёрка не спешила углубляться дальше, как и не особо отсвечивала у берега, понимая, чем это может быть чревато. Однако на дальнейший путь толкало желание отыскать состайников. Что же до Грешника, то он был преисполнен желанием пролить чью-то кровь, в мгновение пресечь чью-то никчёмную жизнь, но не убить, чтобы съесть, а лишь забавы ради.
Несмотря на то что из-за кардинальной смены обстановки и практически полной потери маломальской связи с остальными соплеменниками Помешанный стал менее вспыльчивым, несколько пунктов определённо прибавилось в графе «безумие». Одноухий истосковался по убийствам ради убийства. Сумасшествие зверя не превратило его в безмозглое существо, неспособное оценивать собственные силы и готовое полностью игнорировать лежащую на его серых плечах ответственность. Да, искусанный огнём ублюдок был в ответе за Ламию, Сунгата и Шанти банально из-за того, что был сильнее. Но более весомым аргументом выступало то, что они были его семьёй, его тёмным братством, в котором каждый служит первозданной тьме во имя хаоса и разрушений. Да, сейчас они были в меньшинстве, но что-то подсказывало, что остальные где-то рядом. Пока Пожиратели живы, они будут творить свои чёрные дела, приспосабливаясь, подобно вирусу, практически к любым лютым условиям.
Тяжёлой уверенной поступью Тринити с тремя состайниками брёл всё дальше, но чем глубже звери ступали в Лес, тем настороженней становился каждый из них. Пусть сейчас над их головами где-то высоко висело полуденное солнце, до них добирались лишь тонкие струйки света, скользившие сквозь густые заросли деревьев. Полумрак и влажность окружали хищников. «Ты слышишь, мальчик мой? Этот лес жив», раздался голос Бога, заставивший самца приподнять в очередной раз голову и оглядеться. Это место завораживало, ведь сюда не смогли пробраться цепкие людские руки, в противном случае оставившие бы здесь незаживающий шрам цивилизации. Жизнь, созданная природой, кипела чуть ли не у каждого дерева. Птицы всех цветов и мастей, которых не всегда было так просто разглядеть, но можно было услышать, о чём-то переговаривались, как и другие здешние обитатели, завидев четырёх пришельцев.
Грешник и Ламия шли чуть впереди, опалённый хищник шёл справа от самки, через некоторое время опуская голову на уровень спины. За Шанти и Сунгатом следовал Данте, перелетающий с ветки на ветку, скользя подобно тени. Это место прекрасно подходило для маскировки. Ворон иногда держался позади, порой был прямо над волками, а хлопки чёрных крыльев заглушались шумом, который издавало другое зверьё. Чуткий же волчий нос улавливал множество запахов, но определить, какой из них может представлять серьёзную опасность, не всегда представлялось возможным. Вскоре Ламия и Тринити разминулись с двумя другими. Однако что-то внутри, что-то сродни предчувствию, вынуждало одноглазого Врана передвигаться немного медленнее. На изуродованной морде растянулись сухие губы, расчертив шутовскую широкую улыбку, обнажившую зубы. Либо показалось, либо Нити учуял знакомый запах, способный превратить сию беззаботную прогулку в нечто более опасное.

+2

29

--->> Вне игры

Сезон «Зеркала»
20 сентября 188 года

После побега из людских лап парочке варваров не долго пришлось блуждать по незнакомым землям, что таили вс себе множество опасностей, в одиночестве. Буквально в тот же день Ламия и Такеши повстречали состайников, в морде которых пред ними предстали - Шанти и Сунгат. Поприветствовав которых и кивнув им головой, лишь в душе черношкурая была очень рада видеть серую, эту малышку, осознавать то, что с ней все в порядке. Но куда больший восторг испытала узнав, что тут они не вдвоем, Тринити был с ними. Встретить своего безумца, как же она была рада вновь увидеть его, вкусить его запах. При встрече уткнуться носом в его грубый мех. Ну а Еши, он и есть Еши, как всегда на веселе, как всегда отшучивался лыбяст во все свои зубищи.
Встреча с состайниками придала ей сил. Ламия постепенно начинала поправляться и набираться сил, после своего заключения. Но не давала себе слабины, и уж тем более никогда не показывала этого, и всегда шла на ровне с варваром. Она варвар, пожиратель, пусть и на другом клочке суши, но варвары они всегда будут варварами, куда бы их не закинуло. Все ли члены их стаи сейчас где-то тут? Никто не знал. Оставалось лишь верить в то, что их раскидало не сильно далеко по этим чужим и не очень дружелюбным местам.
Лес, в который они зашли, был настолько мрачным и темным, что порой сложно было различить день сейчас или же ночь. Даже шумные птицы и зверьки не давали никакой подсказки, словно не спали сутками. Лишь редкие, пробившиеся сквось густые кроны и стволы деревьев, лучики сонца, давали хоть какое-то разъяснение времени суток. Но Ламию как раз таки это не чуть не растраивало, ведь она любила ночь, пусть порой это была и всевдо ночь, но все же вокруг царил полумрак, столь приятный и успокаивающий. И столь убаюкивающий в минуты отдыха.
Смольная шагала легко и плавно, словно плалы тень в этих джунглях, бок о бок с тем, кого покусало пламя, оставив на его теле свои отпечатки. Ну а полосатый гиен шел позади всех, нагло и не скрываясь, пялился на пушистый зад серошкурой цыпочки, что так прелестно виляла хвостом при движении, не скрывал он так же и своей ехидной ухмылки, ведь ее мог видеть лишь Данте, что пархал туда сюда, словно волчий надзиратель. Когда же Трин опустил голову, пытаясь уловить чей-то запах, а губы растянцулись в улыбке, обнажая забы, сука пустила свой кожаный кончик но ветру, так же пытаясь уловить запах того, кто мог представлять сейчас для них опасность. И то, что сейчас она была не одна, и даже небольшая группа варваров могла постоять за себя, не давало им право расслабиться. Еши не заметил когда волки замедлили свой ход, а потому тут же вошел носом в мягкие булочки самки, расплываясь в довольной улыбке, его довольная морда, сильно отличалась от выражений морд других членов маленького отряда. Опускаясь на пятую точку медленно протянул:
- И шоооо мыыыы встаааалииии?
- Трин, - тихо произнесла смольная, - ты тоже это почувствовал? Запах... - в голове тут же всплыли картинки их стычек с южанами. Столь знакомый и столь ненавистный.

+2

30

Многих волков раскидало по неисследованным землям, многие не смогли найти всех своих друзей или состайников, бродя по незнакомой и чуждой земле тройками да двойками, в поисках своих друзей. Однако мало кто находил их несмотря на то что уже прошёл уже целый месяц. Но это не значит что эти волки никого не встречали на своем пути... Недоброжелательные и покой агрессивные местные, старые друзья или же старые враги, Все они попадались на пути всех волков, кому-то повезло повстречать сначала друзей, кому-то не повезло сразу напороться на врагов. Тройка из бывшего Пантеона, оказалась из первых и смогла прожить этот месяц без особых осложнений, но морально они давно были на грани безумия, гонимые местными, преследуемые людьми и некоторыми другими "нейтральными" группами. От чего все они были в ссадинах , но преисполнены духом окропить свои клыки кровью тех кто им по зубам. Это троица волком пантеона сейчас неспешно шла по полу-мрачному лесу в поисках утешения своего самолюбия и чести, как бывших стайных ветеранов "могучего" Пантеона. Вел этот "отряд"  Шарки, которому уже перевалило за 6 лет и что считал себя отличным воином юга, так как был крупным самцов ростом почти в метр, широким на плечи и грудь. Слева позади него шла охотница Рау, среднего роста и габаритов волчица, что отличалась хорошей скоростью и ловкостью лап и клыков, она была немного молода, 4 года, но считала себя достаточно опытной. Справа позади от Шарки шел воин Грапк 5 летний самец которому в свое время хорошо промыли мозги известные личности Пантеона, а потому он можно сказать самый рьяный верующий в то что Пантеон и на новой земле обретёт силу.  Шла это троица не просто так, а за забавой и наживой, чтобы почувствовать себя наконец чем-то большим нежели тряпками для битья, а потому когда Рау почувствовала знакомый запах на её мордашки проблескивала улыбка.
- Ахаха... Вы чувствуете кажется волчьи боги даже тут услышали наши мольбы и ниспослали на нас добычу... - произнесла волчица вглядываясь в темноту леса. Пожиратели были от них не так уж далеко, будь они в поле может смогли бы уже увидеть друг друга. Два её соратница остановились  и повели носом по ветру принюхиваясь, глядя темноту, по ка на их мордах проблёскивала устрашающая улыбка перерастающая в оскал. Наконец они нашли то что хотели того кого можно без угрызения совести разодрать и оставить гнить в этом темном лесу.
С такими мыслями тройка изменила свой маршрут и стала пробираться к Пожирателям, стараясь идти тихо, но порой срываясь на приглушенный смех.

[GM-Ad]

Р.С.

Прости что так долго отписывался в преть постараюсь так не задерживать посты

0

31

Шаг. Другой. Третий. Запахи становились всё чётче, они уже не казались порождением больного рассудка искусанного пламенем зверя, а были вполне реальны. От осознания этого где-то глубоко внутри разрасталась злоба, отравляющая и без того поражённое хворью сознание. На фразу полосатого, вызванную негодованием, Тринити отвечать не стал.
– Этих выродков и сюда забросило, – вместо односложного «да» или «нет», ответил одноглазый на вопрос Ламии. – На свою погибель, – скорее прошипел, нежели сказал серошкурый, облизывая смертоносные зубы.
Разделяться им троим сейчас было равносильно поражению, поскольку здешняя тьма могла таить куда большую опасность, нежели отрыжка Пантеона. И вновь в мыслях возникли образы встреченных ранее парочки львов. И, если Пожирателям дозволили уйти без кровопролития и излишних потерь, то в случае с давними соперниками, нельзя быть точно уверенными в том, что пантеоновские прихвостни не подлизали никому из гривастых котов в качестве платы за защиту. «А Тринити бы на это взглянул…» Одноухий изувер усмехнулся собственным мыслям. Безымянное Божество пока молчало, но всеми фибрам своей чёрной души Варвар чувствовал его, ощущал, что Он тоже наготове. Сегодня они решат всё раз и навсегда. Пантеон поплатится за все совершённые грехи, за то, что когда-то они посмели изгнать Пожирателей с их родных земель, будучи уверенными, что им просто сойдёт это с лап.
Грешник встал чуть ближе к смольной самке, понимая, что злоключения последних месяцев не самым лучшим образом сказались на ней. Однако он был уверен в ней, в её силе, в её безумии.
– Их кровь окропит эти земли, а мы потом спляшем на их костях, завывая песни под Луной, – не в силах сдерживаться, Помешанный издал протяжный смешок, вгрызаясь единственным оком, полыхающим расплавленной магмой, во мрак.
Через несколько секунд искалеченный хищник осёкся, превращаясь в слух и нюх. Для радости ещё будет время. Сейчас же не время расслабляться.
– Еши, – обратился Тринити к гиене, не поворачивая уродливой головы, – гляди, чтоб с тыла ублюдки не повыскакивали.
Троица была готова, а где-то наверху, над предполагаемым полем брани, парил чёрный ворон, готовый в любую секунду ворваться в бой и выклевать глаза ненавистным врагам.

Отредактировано Тринити (2020-01-06 10:13:45)

+2

32

Еще несколько медленных, но уверенных шагов в направлении того, что теперь не могли забыть и уж тем более забыть и пройти мимо, варвары уже четко знали, кто там впереди, выродки, прогнавшие их с их земель, убившие не одного из их стаи, а одного из даже прямо перед ними, одним из жесточайших способов, она даже сейчас помнила его белый мех, что окрашивался в алый. И ее мысли как раз подтвердил Трин. Ламия облизнула свои смертоносные зубки, предчувствуя на них кровь южных выродков, и ей было все равно те же самые ли это были, или новички, ей было абсолютно плевать, Пантеон есть Пантеон.
- Месть будет сладкой, как их кровьь, - тихо произнесла самка, а последнее слово было словно пропето, так сладко и так мелодично, уже сейчас вкушая его металлический привкус, что пьянил ее разум.
- И чо там? - все так же сидя и вытягивая шею словно жираф, Еши пытался заглянуть волкам через плечо и таки увидеть то, что видели они. - Опять будем драться и пускать кровушку? А жертвоприношение потом устроим? - в своем репертуаре отшучивался полосатый, сидя с широко натянутой улыбкой во все зубищи. Ведь он тоже помнил тех самых ублюдков, и то, как они пытались покалечить его смольную самочку, которую не позволено обижать никому, и даже этому обгорелому. Гиен уже сейчас в голове прокручивал кого из обитателей подземного мира можно призвать, дыба устроить им неплохую пакость, и чтобы жизнь и предстоящий бой медом не казались.
Грешник встал ближе и Ламия ощутила его жар своей шкурой, что тут же разливался по ее жилам, она впитывала его настрой, сейчас они становились чуть ли не одним целым, готовым рвать глотки всем, особенно Пантеону. После его слов, когда тот издавал смешок, смольная лизнула ему единственное ухо, - это будет прелестная ночь, - прошипела в ответ, и так же как и ее партнер, сейчас ее льдистый взор был направлен во мрак.
- Окаааай, - медленно протянул полосатый и так же медленно начал поднимать и поворачивать свою пятую точку в противоположную сторону, - можешь рассчитывать на меня. - На этот раз он уже не садился, а становился в оборонительную позицию, готовясь в любой момент броситься в бой.

Отредактировано Ламия (2020-01-06 15:33:12)

+2

33

--->> Вне игры

Начало игры


Зеркала - отражение, мнимое, а по сути противоположное. Так скоро смертный принимает свой лик. Он улыбнулся ему лишь раз, затем - исчез в осколках. Взорвавшись изнутри, болью острой впились сверкающие и беспощадные слёзы в его тела, уничтожив внутреннее зеркало, ведущее во внешний мир. Всё скрылось в темноте. Так он узнал, что по ту сторону зеркал. Пропасть. Он исчез навсегда.

20 сентября 188 год

Сунгат шёл молча. Уже не интересуясь, зачем они выбрались на сей раз из временного укрытия. Ряды пополнились на одну душу, коей оказалась Ламия. Стоило ему увидеть в первый раз её (вернее, ощущения как раз были именно такими), как он тут же загорелся надеждой увидеть других Пожирателей смерти, включая отца. Когда Трин привёл волчицу, Сутулый едва не сбил их с лап, накинулся с расспросами, которые адресовал им обоим. Он смотрел на Ламию, как на девятое чудо Света: её присутствие могло изменить многое. Но нет. На вопрос об остальных членах стаи оба затруднялись ответить. И он остыл далеко не сразу. Никогда еще он так не вспыхивал, в положительном смысле. Так жизнь обожгла его: вместо надежды подарила очередную утрату. Сжав зубы и спрятав от окружающих обиду, безумец притих. Он вёл себя, как обычно, но нервозность время от времени выдавала его. В определенный момент, он подумал, что Яшкур вряд ли бы узнал его. Раньше он не наводил морок, даже не спрашивал о нём, а тут, вместо уродца вышел такой недурственный, прямо скажем, зрелый парень лет 28. Особенно выделялись его волосы цвета спелого колоса и разноцветные глаза (один темно-янтарный, другой - янтарный). Лицо худощавое, заостренное к подбородку, с резким, неровным носом, который напоминал вострый штык. Он изменился до неузнаваемости, и всё из-за любопытства побыть в человеческой шкуре. Эксперимент оказался на редкость ужасным и успешным одновременно. Нельзя не заметить, как два слова идеально и точно констатируют и комментируют факт, ведь быть другим Сунгату не понравилось. Впервые он соскучился по своим четырём и странному горбу, и ощущение, что из пасти ничего не торчит, тоже угнетало его. Во всём виноват остров.
Сейчас он босой шагал по земле, почти не обращая внимания на серебристый бок своей попутчицы. Да, он уже не спрашивал её, куда они идут.
Они снова погрузились в эту тень. Она изменилась: лианы туже затянули путы на неровных, выпуклых фигурах деревьев, почва под ногами вдруг стала невыносимо твердой. С непривычки, гладкая подошва приносила ему дискомфорт. Стоило ей попасть на что-то жесткое, как на лице проскальзывал оскал. Он сразу морщился, фыркал, издавал еле слышный хрип.
- Дьявол, - шикнул он в очередной раз, напоровшись на камень.
Насладиться прогулкой не получилось. Хотя, парень изначально не рассчитывал ни на что приятное.
- Как ты, Шанти? - непринужденно, низким тоном спросил он её, отведя взгляд в сторону. - О чем ты думаешь?

+3

34

--->> Вне игры

Сезон «Зеркала»
20 сентября 188 года

[indent]В лесу на Старом Острове Шанти было приятно гулять в любое время года. Радовали и снежные зимы, и воодушевляющее весеннее возрождение, и летнее буйство запахов и красок, и осенний красочный "ковёр" из листьев... В здешних же джунглях... В здешних джунглях тоже можно было найти, чем удовлетворить любопытство. И там, и там природа поражала разнообразием и неизменной красотой. Волчице всегда было интересно наблюдать за лесными жителями и изучать неизвестные травы. О да, ароматы листвы, грибов и других растений манили и порой даже пьянили. Отвлекали от грустных мыслей. Отвлекали от мыслей о том, где же сейчас остальные Пожиратели и в особенности Хашим. От мыслей о будущем... и прошлом.  Не очень-то хотелось теребить старые раны - ведь Судьба по сути представила возможность начать жизнь "с чистого листа" так сказать... Вот только родные просторы казались всё же милее сердцу. И порой серошкурая даже жалела, что не представилось возможности остаться на гибнущем среди океана участке суши - ведь тогда не пришлось бы решать многие вопросы и терзаться очередным выбором.
[indent]Впрочем, бывшая валькирия вполне отдавала себе отчёт о том, где она находится, с кем и зачем. Связи с реальностью до конца никогда не теряла. Хотя на вопрос Сунгата и не сразу ответила. Тот, надо сказать, не переставал удивлять. И если поначалу голубоглазая весьма настороженно относилась к Змееусту, то с каждым днём всё больше и больше находила в нём... родственного. То же одиночество. Та же отрешённость. Та же осторожность. И в итоге, несмотря на обещание ни к кому больше не привязываться, Падшая всё больше переживала за состайника. Особенно после того, как тот не смог превратиться обратно в волка. Хорошо хоть удавалось ещё вот так беседовать.

- Как ты, Шанти? О чем ты думаешь?
Серошкурая фыркнула, когда "человек" что-то прошипел себе под нос. Стараясь не особо скалить пасть в ухмыляющемся оскале - растянула её типа в дружественной "улыбке". Ну прям почти как домашний пёсик. Вот только цапнуть этот пёсик мог "на раз". Свободный дух вытравить из волка  мало кто может...
-  Как я? Неоднозначно.
Врать тому, кто достаточно близок к тебе стал в последнее время по складу мыслей - глупая затея. Поэтому и предпочитала говорить правду. Знаете, это очень помогает иногда. И не только в плане разруливания какой-то проблемы...
- О чём думаю? О том, что тебе не мешало бы сделать, найти... ну или украсть обувь. Это спасло бы твои ноги от травм и помогло бы в случае чего  двигаться так быстро, как ты сможешь.
Шанти жадно втянула носом с заметной отметиной на кончике воздух и нахмурилась.
- А ещё я полагаю, что мы зря разделились. Чем больше команда - тем она сильнее.
Впрочем, если Тринити просто хотел побыть с Ламией наедине - это я тоже понимаю. Вот только правильное ли время для этого было выбрано?
- Впрочем, и мы с тобой не так просты, как кажемся, правда?
Волчица боком потёрлась о ногу парня, подбадривая его, и продолжила путь. Продолжила не просто так, а мысленно обращаясь к своему спутнику.
- Бран, ты можешь проверить ближайшие заросли? Скажем, в радиусе нескольких десятков метров? Только не геройствуй. Мне нужно лишь знать, есть ли опасность поблизости или нет. Очень поможешь.
- А если не соглашусь? То что?
- Погибнем все глупой смертью, - не поддалась на провокацию Корица.
- Ну ладно. Ладно. Уговорила.
Ворон исчез в зарослях и оставалось только ждать его отчета. Подтвердятся подозрения или нет...

+2

35

Пожиратели в итоге оказались не глупы и достаточно сосредоточены, может о них и ходит много слухов, но вот как убивать и не быть убитыми эти волки похоже знали намного больше нежели предполагал Пантеон. Троица коих явно осмелела поняв что их противников тоже трое. Можно сказать что их давно чесавшиеся зубы наконец взяли верх над их изнемождённой головой, а потому Пантеоновцы появились перед Тринити и Шанти полным составом, особо не скрываясь и пуская слегка приглушённый смех, что переходил на рык. Даже принявшие оборону Пожиратели не вернули им разум скорее заставляя насмехаться. Ведь оба самца присутствовали на изгнании этих кровожадных шавок с их земель, а потому просто не могли бояться этих психов что не смогли дать им сдачи в прошлый раз.
- Ахах... грязные шавки вот мы и встретились снова,на этот раз мы не будем столь милостивы и не позволим вам бежать, поджав хвост оставит подыхать кого-нибудь из вас в наших зубах. Ведь в прошлый раз вам хватило наглости забыть нашу милость и попытаться показать зубы. В этот раз мы похороним и обломаем их навсегда. - торжественно сказал  Грапк, издевательски насмехаясь над парой волков перед ним, словно за ним снова было пара десятков волков. Однако с ним была только четырёх летняя самка и ветеран, что явно уже нашёл себе хорошего противника, а потому пристально вглядывался в Тринити, словно оценивая куда укусить будет не так противно. Рау же в свою очередь играла плечами и облизывалась в сторону Ламии, желая позабавится с ней и показать на что она способна. Только гиен остался пока без должного внимания, но о нем не забыли просто пока он не мешал, Грапк так же смотрел в сторону Тринити, но его взгляд был полон отвращения, будь его воля такого выродка загрызли бы ещё тогда на старом острове и сейчас бы не было никаких проблем с этими остатками страшилок. Пантеоновцы были самоуверены своими прошлыми победами и  превосходством, но сейчас их все же стоит недооценивать Пожирателям, в конце концов только один из них был слишком глуп и самонадеян, чтобы не обнажить клыки и не принять стойку, однако сразу покарать его за такую неуместность не представлялось возможным, Гиене тоже стоит быть начеку, ведь не только у Трин и Ламии есть спутники, но вот только вопрос в их качестве пока остается открытым.

[GM-Ad]

+2

36

И вот будущие противники явили свои морды.
– То-то гнилью за километр веяло, – насмешливо бросил одноглазый, – вот, собственно, и её источник.
Несмотря на отсутствие левого глаза, Грешник, как и всегда, был внимателен. Единственное янтарное око уже привыкло к здешней темноте, а потому разглядеть троицу волков было не так уж сложно. Лобастая голова хищника немного повернулась влево, дабы зрячий глаз видел стоящих супротив во всей ненавистной красе.
– Давить большинством, подобно рою муравьёв, что бессильны в одиночку, – продолжил Жрец, – Если бы ещё ваше количество тогда соответствовало качеству… Хотя и сейчас Тринити в этом сильно сомневается, – сплюнул зверь, отчётливо ощущая пытливый взгляд на своей уродливой шкуре.
Пожиратель встретился взглядом с одним из самцов. Да, его неприязнь к персоне одноухого была почти осязаема, что вводила оного в настоящий экстаз. «Ты чувствуешь, мальчик мой?» раздался в голове до боли знакомый голос Бога, «Чувствуешь презрение этого смерда к нам? Разве оно не прекрасно... Да, они были единым целым, что придавало обоим разрушительную силу, кою на своей шкуре вот-вот испытают пантеоновские выродки.
Он был готов, сосредоточен и на удивление спокоен, несмотря на разрезающую от уха до уха дьявольскую улыбку. Растянутые сухие губы обнажали крепкие белые зубы. Повёрнутая голова была немного опущена, закрывая уязвимую глотку, из которой доносился приглушённый предупреждающий рык. Единственный глядящий исподлобья глаз вперился в пантеоновца, изредка поглядывая на доселе говорившего. Опалённые огнём передние лапы были расставлены чуть шире плеч, дабы была возможность и отразить удар, и обхватить ими врага в губительных объятиях. Задними же не менее уродливыми конечностями изувер был готов любую секунду отскочить в сторону, отталкиваясь от земли. Помешанный не мог позволить себе сплоховать, особенно сейчас, особенно находясь вдали от родной земли. Ринуться вперёд равносильно поражению, оказавшись в окружении тех ублюдков, что когда-то посмели позариться на территории Чужих. Тринити ждал первого выпада от них не потому, что боялся, отнюдь, а потому что выпяченная грудь и безрассудное геройство никогда не были действенной комбинацией на пути к достижению цели.
Благодаря чёрному оперению Данте без особых трудностей скрылся среди множества ветвей, наблюдая за своим напарником. В памяти обладателя тёмно-багровых глаз ещё свежи воспоминания о том, как он мог бы погибнуть после первой встречи Пожирателей и Пантеона, если бы не его бессмертие. Потому чёрный птиц жаждал кровопролития не меньше, чем его спутник.

Отредактировано Тринити (2020-01-26 22:09:48)

+4

37

- Запашок аж нос режет, - смольная поморщилась, одновременно скалясь и обнажая клыки. Еши же, лишь мельком глянул на тех, кто явил им свой поганый лик и помешал прогуливаться по столь прекрасному, мрачненькому и завораживающему лесу. Его не оставляла мысль, что от этих ублюдков можно ожидать любой подставы и грязных уловок, а потому хоть и скаля морду своей ехидной улыбочкой, гиен  оставался на чеку. Он больше не позволит навредить его черной самочке, и тем более оставить шрам на столь прекрасном мехе смольного цвета с бронзовым отблеском. Такеши принял оборонительную позицию, из которой легко будет атаковать, будь то появившихся из-за спины волков, или же развернувшись броситься на одного из той троицы, что сверлила взглядами его напарников. Издав очередной ехидный смешок, ведь он чуть ли не задницай чувствовал сильную неприязнь от некоторых из них.
- Ахаха... Трин, да ты в прекрасной форме как я погляжу, наводишь ужас одним своим видом, - и полосатый вновь расплылся в улыбке.
Ламия тщательно рассматривала каждого из них, предварительно оценивая их силу и проворство, ветеран, самка, что судя по всему была примерна того же возраста, что и она сама. И судя по всему с ней то ей и придется вступить в битву, но после той битвы смольная не тратила время попусту и практиковалась, становясь куда сильнее большинства особей ее пола. И единственный более-менее боеспособный из них, что являлся лидером этой троицы. Но как и говорил, Нити, они обычно давят большинством, а значит еще несколько грязных крыс легко может выскочить из ближайших кустов, ударя при этом в спину. Хотя ветер не приносил более аромат волков, кроме тех, что уже и так стояли пред ними. "С ними другая живность? Вполне вероятно может и так". Их спины были прикрыты, а потому можно было сосредоточиться на тех, что стояли сейчас перед ними. Смольная дернула хвостом, слегка коснувшись лапы Тринити, от нетерпения расправиться и пустить их поганую кровь по этой земле, принося кровавую жертву, может остров приняв ее раскроет свои густые заросли в нужном направлении, и пожиратели смогут найти остальных варваров.

+3

38

Тринити и Ламии несказанно повезло, что их оппоненты решили показать себя, в отличие от тех, что преследовали Шанти и Сунгата. Разделяться им, действительно, не стоило. Волку и человеку тяжело работать в связке, тем более в джунглях, где их неопытность, вкупе с ограниченной маневренностью, может сыграть с обоими злую шутку. По их душу шел всего один волк, но зато какой - крепкий пятилетний Асхитар, крупный белый кобель. Он был значительно крупнее Шанти, и мог доставить им массу проблем не только этим. Из под его шерсти блестели десятки артефактов - после землетрясения он занимался мародерством - находил, и снимал их с тех, кому амулеты были уже не нужны. Сила белошкурого была в его магии, слабость - в его неосведомленности. Он берег эти артефакты на пожирателей, на битву с ними, и не опробовал их, из предусмотрительности, что тесно переплеталась с жадностью. Засев в засаде, и дождавшись, когда Шанти и Сунгат будут проходить близко, он неожиданно вылетел из ближайшего густого кустарника, и бросился на волчицу. Один из его амулетов засиял, и сложно было сказать, какой из них он активировал, но допрыгнуть до противницы Асхитар не смог.
Упав на землю, и выплюнув мешок крови, он неожиданно начал сильно худеть и лысеть. Несколько секунд - и его некогда прекрасное тело стало напоминать мумию, зловонную и отвратительную. Не нужно было даже присматриваться, чтобы увидеть, как из глаз и носа полезли личинки и черви, поедая плоть как саранча - стремительно и жадно. Жадность была пороком волка при жизни, и стерла его с лица земли после смерти. Всего минуту времени спустя, перед Шанти и Сунгатом лежал обглоданный, идеально-белый скелет того, кто напал на них так опрометчиво и наивно. Впрочем, опасности на этом не закончились. Артефакты, что висели до этого на шее пантеоновца, оказались на земле и, впитав в себя энергию Дискордии, зажглись. Наливаясь светом и слегка подрагивая, они пожирали местную энергию и энергию друг друга, прежде чем взорваться и отбросить обоих пожирателей в разные стороны. Сунгату повезло - он приземлился весьма мягко, лишь немного подвернув ногу. А вот Шанти сильно ударилась грудью и боком о ближайшее дерево и осела на землю, потеряв от взрывной волны сознание. Сунгату необходимо было срочно утащить ее куда-нибудь, ведь враг мог быть и не один....

Тем временем Тринити, Ламию и их спутника-гиену, начала окружать тройка Пантеоновцев, занимая разные фланги и планируя атаковать со всех сторон. Пожиратели выбрали хорошую тактику - спина к спине, но это могло стать как их спасением, так и большой проблемой, ведь маневрировать, не задев друг друга, будет сложнее. Да и попасть по большой мишени проще, чем по маленьким. Облизнувшись, Грапк чуть припал к земле, и встопорщил шерсть - она встала на загривке иглами, а хвост превратила в огромный ёрш. Верхние губы всей троицы были уже подняты, демонстрируя ряды смертоносных клыков.
- Никого. Не. Щадить... - практически прошипел Шарки, и в тот же миг с хриплым рыком бросился в сторону Тринити. Рау и Грапк сорвались с места в ту же секунду, стремительно сокращая расстояние и набирая скорость уже когда дистанция оставалась совсем незначительной. В последний момент, будто повинуясь единому порыву, и выждав, когда Тринити и Ламия сосредоточатся на тех, кто бежит прямо в их пасти, каждый из нападающих резко сдал вправо, меняя оппонента и атакуя его соседа сбоку. Шарки буквально врезался в Ламию, и схватил ее за загривок. Шерсть там была достаточно плотная, чтобы выдержать атаку, но Шарки явно был крупнее и теперь пытался повалить суку на землю. Рау, врезавшись в гиену, впечатала его в Ламию, и сама оказалась слишком уж близко к ее морде. Клацнув челюстью, она попыталась дотянуться до смольной, зажимая Такеши между собственным телом, телом Ламии, и телом Шарки, как сардину в банке. В таких условиях даже развернуться будет чертовски тяжело.
Грапку же достался в соперники Тринити, и волк этому был более чем рад. Налетев на него, и практически вдавливая в стоящих позади, пантеоновец сразу устремился к горлу, но вместо этого, так как голова Тринити была предусмотрительно опущена вниз, схватил его за нос и встряхнулся, пытаясь, видимо, сломать противнику челюсть резкими рывками.

В связи с загруженностью Адлэра временно беру этот эпизод под свой мастеринг.
Шанти выведена из игры.
Сунгату необходимо написать еще один пост и решить, выходит ли он из игры вместе с ней, или оттаскивает Шанти в сторону и идет на помощь Тринити и Ламии.

GM-Kai

+3

39

Что-то перемкнуло внутри Сунгата, когда он получил ответ от Шанти. Если бы не первое слово, что так зацепило его, крючком, ловко и точно, то он бы начал безмятежно нести свой бред или ответить наспех. "Только ли на ней сказался разрыв с Пожирателями?", он вспомнил о Ламии и Тринити и понял, что те были в том же положении, в странной неоднозначности. Только он не скучал по стае, оттого ему сделалось ровным счетом также. Он вспоминал из десятка глаз и шкур именно отца, который до сих пор не уходил с головы. "Никому бы не признался, что так скучаю по нему". На душе скребли кошки, и скрежет от их когтей нарастал, как сейчас. Только он стал уж слишком невыносимым, и парень не сдержал вздоха.
- Что ж, я...
Змееуст не закончил, как услышал, что хрустнула ветка. В ту же секунду он не почувствовал шерсти подруги у своей ноги и понял, что сделал лишний шаг. Всё похолодело, когда дорогу им перешел зверь. "Как на зло ведь, а!", выругался в сердцах парень, зная, что он не перекинется обратно в шкуру. А четыре лапы сейчас бы очень пригодились и ему, и подруге. Он настраивал себя на битву голыми руками, хоть не особо представлял, как с помощью них можно положить "на лопатки" самого себя. Закрыть пасть? Налечь всем весом? Он почувствовал, что его рассуждения убоги, даже нелепы. А противник напротив отнюдь не хлюпик. "Ладно", успокоил сам себя парень, зажёвывая губу. "Разберусь по ходу дела. Мне ничего не остаётся, кроме этого".
А шея незнакомца была увешана различными побрякушками, и только дурак не признал бы в них артефакты. "Болван", процедил Пожиратель, когда противник решил вот так, на ровном месте и без предупреждений воспользоваться своими "орденами". В тот же миг, когда одна из вещиц слетела с лохматой шеи, парень загородил собой волчицу, желая принять весь удар на себя, как зверюга упал в нескольких метрах от них. Вернее, шлепнулся. С коротким гавком или рыком, тот выплюнул наружу сгусток крови, который напоминал не то легкое, не то сверток. Впрочем, Сунгат долго не разглядывал отход, скорее обратил внимание на самого носителя артефактов, с которым начали происходить очень страшные вещи. Как только из глаз и ноздрей того полезли опарыши, парень, не помня себя от ужаса, отвернулся и зажмурился. Он чувствовал, что дрожал. Прямо как щенок! И если бы его толкнули в плечо или пытались достучаться, то ни единого слова не вылетело б из уст его. Поэтому он не обнаружил главного - последней волны, которая подхватила его и отнесла в сторону.
Змееуст пришёл в себя только от резкой боли, что пронзила его бок. Вскочив на четвереньки, Сунгат подполз к Шанти, которая лежала в нескольких метрах от него без сознания. Он коснулся её шерсти, пошарил по ней, а после пытался растолкать. Бесполезно. Тогда его рука легла в район сердца. Беспокойные ритмы доносились из-под светлой, тонкой шкуры, которая показалась ему такой... уязвимой? Он вздрогнул в такт наплывшим ощущениям и провёл ладонью её живота. "Я никогда не позволю себе потерять её. И тебе... отец", ведь она - последнее, что будет возрождать его воспоминания. Её жизнь - маяк, который всегда будет гореть в темноте. "Хотя, признаться честно... я снова испугался".
Сунгат оттащил волчицу в сторону, ближе к корням, да с такой стороны, чтобы её тела не было видно. С его позиции - изогнутый корень, по другую сторону - тоже торчала коряга. Удостоверившись, что та находится в относительной безопасности на определенный срок, он решил продолжить путь. Кажется, недалеко он слышал возню. По дороге он решил вооружиться лианой и толстой веткой. Если придётся кого-то скрутить - он воспользуется самодельной веревкой. А уж по голове кого огреть такой деревяшкой - запросто. Да ему на какую-то часть стало спокойнее с этими вещами, хоть и держал он их первый раз в руках. "Вот, значит, как чувствует себя человек? Что бы в руках у него ни было, он силён? Весьма странно. И глупо", несмотря на скептичные комментарии, он ловил себя на мысли, что ему придётся действовать, как человек - посмотреть на себя совершенно с другой стороны.

+4

40

Время шло медленно, как-будто кто-то свыше нарочно оттягивал момент начала кровопролитной битвы. Однако, чему быть ‒ того не миновать, тем более в свете развернувшихся событий. На комментарий Такеши одноглазый изувер лишь усмехнулся, оставаясь в прежней сосредоточенной позиции, поскольку сие мнимое спокойствие может в любую секунду смениться на скрежет клыков и мучительные стоны поверженных. Тринити ощутил прикосновение Ламии к его лапе. А нетерпение смольной хищницы ринуться в бой было почти осязаемо и вполне понятно.
- Пора вернуть ублюдкам должок, - коротко процедил сквозь зубы Пожиратель, видя, как пантеоновские выродки начали действовать. И надо отметить, довольно стремительно.
Единственное око Варвара продолжало смотреть на того, с которым не так давно состоялась дуэль взглядов. Однако по мере приближения противников, в разуме Грешника поселилось на какое-то мгновение семя сомнения. И эта заминка в данном случае могла бы стоить Помешанному, если не жизни, то целой глотки уж точно. Действуя словно единый механизм, троица пантеоновцев практически синхронно ушла в сторону, налетая на соседнего из Чужих. Если бы Нити не отвлёкся на этот манёвр, то наверняка не оказался бы в таком, пусть не столь паршивом, но отнюдь не самом приятном положении, ведь его врагом стал именно тот, о котором одноухий думал с самого начала.
Какая-то возня началась прямо за спиной Тринити, но ни обернуться, ни уж тем более помочь, по крайней мере сейчас, для него не представлялось возможным. Жар, смешивающийся с болью, волной начал разливаться от волчьего носа, далее по переносице. "Что ж, давай поиграем..." промелькнула в больном разуме мысль. Несколько мгновений искусанный огнём зверь двигал мордой почти в унисон с головой захватчика. Но затем, выставив левую заднюю лапу чуть вперёд, хищник оттолкнулся от земли передними и обхватил ими нижнюю челюсть волка, тем самым не позволяя противнику дальше мотылять башкой. Одноглазый, проникая в открытую пасть с обеих сторон, впился когтями в язык и принялся давить на челюсть вниз, а собственную морду начал тянуть наверх, пытаясь не только раскрыть, но и вовсе порвать пасть противнику. Помешанный, несмотря на не совсем удобное положение, следил за ситуацией и был готов в любую секунду вернуть передние лапы в исходное положение, дабы не остаться без пальцев.

+4


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Лес Вечной Ночи