24
переключение фона
МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

Нашему форуму .

Игровой сезон: "Дискордия".
В игре: время и погода
18.05.2019
Объявляется межсезонная
Перекличка

29.03.2019
Обновлён дизайн, все вопросы и пояснения в теме
Обновление дизайна
body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/15761.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010; filter: grayscale(70%);} .punbb a:hover, .punbb a:focus, .punbb a:active, .punbb-admin #pun-admain .nodefault, .punbb-admin #punbb-admain a:hover, .punbb-admin #punbb-admain a:focus, .punbb-admin #punbb-admain a:active {color: #695f50; text-decoration: none;}
body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/20915.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/88015.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/61587.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/67331.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;}


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Лес Вечной Ночи


Лес Вечной Ночи

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/Y3akXXN.png
Нетронутые цивилизацией первобытные джунгли, где деревья растут так близко друг к другу, что своими листьями закрывают солнце. Здесь в любое время суток царит темнота, лишь тонкие полосы света пробиваются сквозь кроны тропических исполинов. Тут нет травы - лишь низкорослые растения, которые приспособлены к жизни в таком полумраке, да вьющиеся лианы. В этом лесу множество троп, но нет ни одной главной - заблудиться здесь очень легко, если не знать местонахождения нескольких ориентиров.
Несмотря на достаточно угнетающую атмосферу, полумрак, и чудовищную влажность, здесь достаточно шумно. Лес не затихает ни днем, ни ночью, но замолкает, когда по округе разносится шум колокольчиков. Поговаривают, что это место сохранилось в первозданном виде на протяжении многих тысячелетий, и застало древних людей и зверей, которые вымерли много веков назад.

Флора и Фауна

Несмотря на то, что недостаток солнечного света создает достаточно суровые условия для жизни, в Лесу Вечной Ночи обитает огромное множество зверей. Здесь не водится чаек, но, как и по всему южному региону, очень распространены попугаи самых разных видов. Помимо них, из птиц здесь обитают кетцали, куропатки, гарпии и ястребиные орлы. В лесу водится огромное количество змей. Их здесь гораздо больше, нежели в прибрежной зоне. Встречаются удавы, крайты, королевские кобры и зелёные мамбы. Богат лес также на скорпионов, членистоногих и самых разных насекомых.
Из травоядных здесь встречаются чепрачные тапиры, кустарниковые свиньи, красные дукеры, карликовые антилопы и окапи, которые изначально на юге не обитали. Иногда сюда забредают огромные антилопы бонго. На ветках деревьев обитает большое количество мелких обезьян, изредка можно увидеть орангутанов. Мелкие грызуны представлены крысами и агути.
Часто встречающиеся хищники - ягуар, дымчатый леопард, оцелот и енот. Иногда на территорию леса заходят тигры.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Тихий ручей (23 км, +1.5 часа для животных | + 4 часа для людей)
↓ Юг | Золотая коса (8 км, +30 минут для животных | + 1 час для людей)
← Запад | Священное Западное  Плато (20 км, +1.5 часа для животных | + 4 часа для людей)
→ Восток | Радужное озеро (15 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
Юго-Восток | Дорога солнца (10 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
Юго-Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Запад | Холмы Махараджи (50 км, +3 часа для животных, +7 часов для людей)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:55:44)

+2

2

В локации ожидаются для игры Каллисто и Осирис.
•●•
Нессель, Зольф, Каала и Тарлах проходят через локацию. Вы оставляете ОДИН пост, в котором сразу ставите переход в локацию Тихий ручей. Очередь игроков не играет роли.

0

3

Оставаться на берегу у волка не было никакого желания - слишком много народу, а когда все высадятся на берег - начнётся хаос, а возможно и резня - не замкнутые в одном пространстве люди с собаками и волки начнут истреблять друг друга, как делали это на предыдущем Острове. Осирис дураком никогда не был, по крайней мере, по собственной воле. Поэтому и было принято решение покинуть побережье и отправиться на поиски воды. Пока что хищник не хотел пить, но пройдёт ещё какое-то незначительное время, и организм потребует пресную влагу. Лучше заранее найти водоём, способный утолить жажду, и заодно разведать территорию, ведь потом будет проще ориентироваться.
- Харт, держись рядом со мной. Я даже представить не могу, какая живность тут обитает. - Негромко попросил кареглазый.
Они остановились в небольшом просвете чащи и вдвоём со спутником разделили трапезу недавно убитым кроликом.
Немного насытившись, пошли дальше, озираясь по сторонам и внимательно изучая местность - две пары глаз всяко лучше одной, пусть и волчьей. К тому же, совы прекрасно видят в темноте, а в густом лесу (а это было ничто иное, как лес) царил приятный полумрак - тут волк чувствовал себя если и не как дома, то точно не чужим - щебетали птицы, кричали какие-то животные и было понятно - лес жив и всё тут относительно неплохо.
Кажется, недалеко пробежало что-то полосатое, но то, что это - тапир, Осирис не мог знать - он такого зверя ни разу не видел раньше. И только по запаху, едва донесшемуся до волчьего носа, стало понятно, что это животное неплохо подойдёт в рацион. Правда, нестись через незнакомую местность, норовя свернуть шею - не лучшая идея, поэтому армеец решил повременить с охотой. Разве что засмотрелся дольше обычного, и из-за этого едва не втулился носом в близрастущее дерево.
Издав тихий смешок на фразу Харта: "Дуралей невнимательный", Осирис сделал глубокий вдох - влажно. Воздух непривычно влажный и плотный, и от того пришлось прочистить глотку тихим ворчанием.
Где-то за спиной послышался шорох и тихий хруст сырых веток - ко-то приближался.
Осирис развернулся всем корпусом, насторожившись и приготовившись атаковать, если приближается какая-то угроза.
Но..
- А, это снова ты.. - Чуть прищурив кофейно-шоколадные глаза, хищник отвел целое ухо к затылку, попутно дёрнув рваным огрызком второго уха.
Кареглазый не считал Каллисто хорошей компанией для изучения новых территорий, но с другой стороны, случись что непредвиденное, два достаточно крупных хищника легче справятся, чем один. О доверии речь не шла - кому-кому, а разноглазой Осирис никогда больше не доверился бы, пока волчица не докажет поступками, что верить ей можно, а в этом волк ох как сомневался - не в правилах смутьянки кому-то что-то доказывать. Она рядом только потому, что ей так удобно и есть из этого какая-то неведомая Осирису выгода. Не больше. Не меньше.
Поэтому расслабляться рядом с Каллисто не стоило ни в коем случае.
- Всё же решила пойти со мной. Что же... Ладно. Это - твой выбор. Но уясни один маленький момент - всё, что было в прошлом, там и похоронено. Под вулканическим пеплом, сожравшим Остров, на котором все мы жили. Здесь и сейчас - новая жизнь, и только твоё поведение определит моё к тебе отношение. - Спокойно разъяснив свою точку зрения на происходящее, крупный хищник развернулся и, вдохнув поглубже, чтобы определить хоть малейший запах водоёма, прислушался - из-за шума птиц и животных сложно было расслышать журчание воды. Но, кажется, уловив что-то похожее, волк неспешно двинулся в сторону звука, ступая при этом тихо и осторожно - много кто приходит на водопои, а привлечь к себе внимание неизвестных обитателей леса раньше времени не хотелось бы.
Харт лишь удобнее уселся на плече Осириса и тоже притих, то и дело смотря по сторонам и выполняя некую роль стража, чтобы ниоткуда не последовало внезапное нападение.

+3

4

Каллисто из последних сил неслась галопом, загребая лапами золотистый песок, а Зум не издавал не звука: он вцепился всем, чем можно, даже зубами, в шерсть на загривке волчицы, чтоб не упасть с нее. Наверное, не самая лучшая прогулка в его жизни, но Листа особо не волновало его мнение, и крыс это понимал. Им нужно было как можно скорее убраться отсюда и догнать Осириса, а значит, не до недовольств.
Черношкурая не знала, сколько по времени она бежала, прежде чем скрыться под спасающей прохладой леса: палящее солнце вкупе с морским воздухом изрядно уматывали. Однако открытый пляж был чем-то, определенно, и хорош: опасность там можно было увидеть за версту, чего не скажешь о чудаковатых джунглях, в коих Каллисто никогда не доводилось бывать прежде. Воздух здесь был тяжелым, сырым, но дышать здесь было не так, как в сосновом лесу после дождя. Повсюду невиданные раньше растения, звуки, запахи. Других зверей волчица пока не видела.
-Может, нужно было остаться с остальными? – Тихо предположил Зум, крепче впившись маленькими коготками в шкуру Каллисто.
-Ага, и стать обедом для Тринити. И для всех остальных. – Фыркнула в ответ разноглазая. – Нам нужно нагнать Осириса, дальше будет проще. – И правда, компания легионера, как казалось, в разы упростит пребывание здесь.
Безухая ускорила шаг, надеясь не потерять запах сына Амона, который было очень тяжело держать, игнорируя все остальные. В этой какофонии новых ароматов привычный запах Осириса терялся, выскальзывал, пытался раствориться. То тут, то там Каллисто норовила принюхаться, дабы узнать что-то новое, и тут же одергивала себя: отвлечется на новое – потеряет старое.
Волчица упорно шла вперед, перешагивая причудливые огромные корни, что тянулись по земле: одни были тонкие, точно человеческие веревки, другие же были похожи на стволы молодых березок, только буро-зеленые. Один раз Каллисто даже споткнулась об один из них, едва не упав. Сил у нее осталось немного, и если в скором времени она, как следует, не поест и не отдохнет, рискует свалиться замертво. Скудный завтрак и лежка под лестницей уже почти исчезли из организма.
Тут запах Осириса стал сильнее, а уже через некоторое время впереди замаячил черный хвост волка. Каллисто стала торопливо приближаться без зазрения совести, не боясь быть замеченной.
-Что-то вроде второго шанса? – Попыталась съязвить разноглазая, подходя ближе и выслушав речь легионера, - после всего этого дерьма он всем необходим, - но вообще, волчице понравилась идея кареглазого забыть старые обиды.
У всех них лапы были по локоть в чужом говне и крови, и, может быть, этот Остров был послан всем им, как надежда отмыться и начать новую жизнь. Каллисто за свою короткую жизнь наворотила немало дел, преимущественно плохих, но искупления достойны все, даже такая паскуда, как она. Конечно, в монахини записать ее не выйдет, но вот заново выстроить разрушенные отношения с Осирисом можно попробовать. В конце концов, он может еще пригодиться для выживания.
Зум притих: еще бы, ведь рядом на спине волка восседал хищный зверь, который таких, как Зум, предпочитает использовать в качестве зубочисток. Каллисто даже подумала, что безопаснее для крыса будет смыться восвояси, дабы не стать закуской голодной совы, пусть и ручной. Вряд ли слово Осириса будет для пернатого запретом. Однако Зум оставался прикован  к холке Листа, решив, что сова – меньшее из зол, которое может случиться здесь с маленьким крысом.
Так и шли они вдвоем, молча и настороженно, оглядываясь по сторонам и ища пресную воду, а в идеале еще и добычу. Но пока их преследовало лишь разочарование, а тропинка, что пролегала через темные дебри, казалась монотонно бесконечной.

+3

5

За то время, они шли, Осирис успел принюхаться и более-менее привыкнуть к разнообразию запахов - сквозь плотность влажного воздуха было не так легко отделить сладкие цветочные ароматы от чуть кисловатого запаха местных птиц, но тем не менее, хищник шёл, низко опустив морду к земле, как какая-то первоклассная ищейка - каждый новый запах откладывался на полочку в памяти, и теперь не вызовет вопросов в дальнейшем.
Лапы тихо ступали по влажному мягкому субстрату, уши то и дело дёргались, улавливая шорохи, звуки и крики животных. Волк шёл неспешно - да и куда ему торопиться?
Позади ступала Каллисто. Харт приметил на её спине грызуна, но так, как успел перекусить зайчатиной, то не стал подрывать более-менее наладившуюся гармонию и тишину перемирия нападением на потенциальный обед. Успеется..
Кареглазый остановился и зарылся носом в какое-то растение, с упоением вдохнув знакомый аромат. Возможно, там, на родном Острове, рос какой-то похожий цветок, но было невероятно здорово найти хоть что-то, что напоминало о доме.
Как бы там ни было, а нужно было продолжать путь. Волк осторожно переступал через лианы, что, словно змеи, оплели землю. Даже вот так просто идти кареглазому невероятно нравилось - привыкший к постоянным патрулям, волк наматывал ни один километр за день, и этих физических нагрузок ему очень не хватало на корабле. Здесь же было где "разгуляться", но для начала надо было найти воду, а потом поохотиться. Да и не плохо было бы отоспаться нормально, чтобы с новыми силами взяться за изучение территории и поиска себе подобных - вдруг здесь, на новом острове, тоже есть волки? А если нет? Тогда следует найти переселенцев, которые вместе с Осирисом плыли на корабле. В конце-концов, он видел и Зольфа, и еще некоторых соплеменников, с которыми так или иначе, но пересекался в прошлом.
Разумеется, о формировании стай говорить рано - пока все осмотрятся и привыкнут к новому месту жительства - пройдёт не мало времени, но лучше позаботиться об этом заранее и выстроить план у себя в голове.
О создании собственной стаи армеец пока не задумывался потому, что не знал даже приблизительных масштабов острова, на который причалили их корабли. Издалека остров казался клочком земли посреди водного пространства, а в реальности мог оказаться даже больше родного острова кареглазого. Да и самих переселенцев, если подумать, было не так уж много - черношкурому было известно, что приспешники Кройца, именующие себя Пожирателями, остались на месте и не отплыли с остальными. Кареглазый был уверен, что они обречены на скорую гибель - добраться на другие земли волкам будет не на чем, если им, конечно, не поможет магия.. но кто знает, что осталось от магии в период природных катаклизмов?
С другой стороны, на этом острове могло быть что-то похожее на Пожирателей.
Каннибалы, например, пожирающие себе подобных, или же что-то пострашнее - Осирис многое и многих повидал за свой недолгий период жизни, поэтому вряд ли особо удивился бы какой-то очередной мерзкой твари. Просто оставалось надеяться, что такая тварь ещё нескоро встретится на пути армейца.

+2

6

[indent] В этот лес никогда не заглядывало солнце: шатёр из широких листьев на невообразимой высоте скрывал богами забытый уголок, отрывая ползающих тварей от неба, света и мнимой свободы. Здешний воздух, казалось, впечатывал в землю, давил и угнетал. Лапы запинались о толстые лианы, столь сливающиеся с растительным покровом и полумраком, что поначалу казалось, будто мимо проползают гигантские змеи. Среди древних крон то тут то там мелькали незнакомые птицы причудливых раскрасок, обезьяны, которых Нессель встречала впервые, а затем она стала замечать ещё кое-что: лианы, свисавшие с этих крон, не всегда были лианами… А щекотка под лапами зачастую была вызвана насекомыми, столь причудливыми, что от их количества голова шла кругом, ведь валькирия не привыкла, чтобы вокруг, на ней или под ней в таком разнообразном составе кто-то ползал. Её всё время тянуло чесаться, она ёжилась, недовольно сопела, мотала головой и периодически раздражённо, тихо рычала.
[indent] Её бесило ещё одно обстоятельство: вот уже около получаса как они не слышали весточки от Зольфа — он приказал им покинуть берег и… Что дальше? Неужели даже в такой ситуации он пытался мирно наладить контакт с людьми? Он что, так же головой ударился, как и Маури?..
[indent] «Людям нельзя доверять, болваны. Смотрите, стоило им только оказаться в безопасности, так они сразу же на нас напали. Лживые, эгоистичные, слабые создания. Я удивлена, что они — с их разобщённостью — смогли построить корабли и доплыть так далеко».
[indent] Несс остановилась и вскинула голову к предполагаемому небу. Она надеялась, что спутники, оставшиеся с Зольфом, помогут им найти друг друга, но, видимо, даже птицам в этом лесу было не так-то просто ориентироваться.
[indent] — Надеюсь, с остальными всё хорошо… — неосознанно выдохнула Несс вслух. Под «остальными» она, конечно, подразумевала её товарищей, но рядом стоящая Каала могла думать совсем о другом, ведь их представления об «остальных» сильно разнились. Каким-то чудом бывшие валькирия и орденка оказались в одной связке на незнакомом острове в пропитанном опасностью лесу. Нужно было действовать сообща, но они совершенно не знали друг друга и, логично, не доверяли.
[indent] Несс не стремилась заводить дружелюбный диалог и не напрашивалась в приятельницы: ей нелегко было знакомиться, вообще плохо давалось общение с другими. Она предпочитала конкретно в этой ситуации держаться отстранённо: если вдруг с ними что-то случится, рисковать своей жизнью ради чужачки валькирия не желала. Ей хотелось поскорее найти Зольфа, скинуть Каалу на её стаю — Веледе — и найти тех, с кем Несса изначально путешествовала.
[indent] Её желание отчасти сбылось достаточно быстро: когда Несс вновь возобновила движение и прошла уже приличное расстояние, она, в определённый момент обернувшись, не обнаружила Каалы позади. Ринулась назад, позвала орденку несколько раз, попробовала поймать её запах — но воздух был сырой и запахи будто бы не впитывал. Кричать громче валькирии расхотелось, когда она мельком заметила хищные силуэты, извивавшиеся среди деревьев и лиан. Несс пришлось спешно покинуть участок, в котором всё источало скрытую угрозу в её сторону, и продолжить путь самостоятельно.
[indent] Чем дальше она шла, тем более не по себе ей становилось. Волчица пожалела, что у неё нет крылатого спутника, который мог бы запросто осматривать местность на километры вперёд и докладывать обстановку. Удручал и сам лес: он вроде бы гудел, шуршал, шептал множеством голосов на разный лад, но было в нём, таком шумящем и живом, что-то необычайно наигранное. Будто дождевой гигант спрятал что-то под маскарадной маской, и, если бы Нессель не поспешила отсюда выбраться, тотчас бы столкнулась с этим «чем-то» — страшным, враждебным, гибельным.
[indent] Вскоре она поняла, что заблудилась. Охватившая всё её существо паника заставила амазонку застыть на месте, глядя себе под лапы и собираясь с силами. Восстановив сбившееся дыхание и приведя мысли в порядок, Несс продолжила путь. Она была упрямее, чем казалась. Наградой ей было едва различимое журчание ручья. Пахло пресной водой, он был, казалось, совсем рядом — за поворотом просеки. И там чувствовалась жизнь.
[indent] Волчица, ощутив нестерпимую жажду, устремилась к источнику.

Каала выведена из игры. GM-Saf

Отредактировано Нессель (2019-06-23 22:10:04)

+3

7

Тарлах не долго простоял на берегу в ожидании и вскоре покинул его, направившись своим путём. Он пошёл в северную часть острова из интереса, что же там ему перепадёт. Раньше он экспериментировал таким образом: не по считалочке выбирать направление, испытывая итак ленивую, обидчивую Фортуну. В этот раз ему хотелось угодить ей с выбором, или чтобы она соблаговолила ему в хорошем пути. Но эта чертовка невидима, её нельзя услышать, предугадать, к ней невозможно обратиться, и путешественнику, прибывшему в неизведанные еще ни кем края, оставалось лишь понадеяться, что с ним всё будет хорошо и он дождётся Нессель.
Мысли вернулись автоматически к рыжей волчице, которой он не дождался. Во время плавания та не просто сопровождала его, а натолкнула обзавестись скромной компанией в лице неё и одиночки Маури (по крайней мере, ни в Альянсе, ни в Пантеоне он этой морды не встречал). Теперь он чувствовал, что так долго ни с кем не общался, именно по-настоящему, почти отвык от этого. В первом разговоре с ней волк чересчур открыто себя вёл, не думая о своей собеседнице: просто вылил всё то, что было в его тёмных и непостоянных мыслях, все ассоциации, которые выскакивали из-под неизвестного механизма, генерирующего все образы и мысли.
Волк сошёл с пляжа в тень, и вот под лапами была жесткая, неровная, тёмная земля. Как из блаженного, миролюбивого и радушного сна его закинуло в суровую, темную, недружелюбную реальность. Смена обстановки напрягла его, и мир вновь сделался для него таким, каким всегда был, на прежнем острове. Отбрасываемые тени, обилие голосов разных животных, в особенности птиц. Тарлах чувствовал себя заново родившимся, изучал мир без взрослых, которые могли бы помочь ему в исследованиях, направить на безопасную тропу. Нет, здесь всё не так. Это захватывало его необузданный дух: он почти забыл об опасностях, которые таятся вокруг него. В каждом нелепом, раскидистом кустарнике, в сомкнутых над головой ветвях, даже на этой странной почве. "Забудь", думал он, вертя головой в разные стороны и не забывая контролировать ситуацию под лапами. "Здесь всё будет иначе".
Деревья сплетались где-то там, вверху, создавая странную духоту и тень, которая спасала волка с шубой от палящего солнца. Это так странно, когда лучи, пытаясь пробиться сквозь листву, отбрасывали маленькие точки на землю. В тени хоть и было прохладно, но недостаточно: волку за счёт шкуры всё еще было жарко, в горле повисла палящая, гнетущая засуха. Он через каждые пять секунд нервно облизывался, смачивая горло. Этого слишком недостаточно.
Какие странные, словно черные змеи, внешние корни устроились на неровных, тощих стволах. Волк на миг остановился, присмотревшись к ним. Они как будто свисали, были отдельной частью. Словно сплетены с десяток, а то и больше отдельных ветвей. Из любопытства, зверь приблизился к ним носом и обнюхал. Вроде как, пахнут, как надо, странно, правда, затхло, с сухими отголосками. Глаза детально рассмотрели эту недо-ветку: она слишком объёмная, эластичная на вид для "руки", без всяких веточек и листочков. Она показалась очень мерзкой для него, ввиду своей неестественности. Волк фыркнул, если не чихнул на неё, и отпрянул, возвращаясь к намеченному маршруту.
Дикий, некультурный до неприличия лес. Пусть тут также свежо, как на старом острове, душновато, зелено, но обилие тени и незатихающие голоса, которые начались, как только он ступил лапой сюда, напрягали его, и он рысью посеменил вперед, высунув язык. Чертова жажда, пропади пропадом это солнце и жара. Слева от него вдруг щелкнула ветка. Волк распахнул глаза и совершил рывок вперед. Более он задерживаться тут не собирался.

Отредактировано Тарлах (2019-06-23 23:20:32)

+2

8

- Даже не надейся... - фыркнула кобыла и, схватив веревку, которую держал в своей руке "человек", вырвала её из рук. Она достаточно быстро смекнула, что перед ней явно чужак, ведь люди не понимали речь лошадей, а этот, судя по действиям, всё прекрасно слышал - подводил её к огромным листьям, где собиралась вода, позволяя утолить жажду. Подводил к странным растениям, которые сильно отличались от растений старого острова. Маури, может, и не хотел палиться, но сам невольно раскрыл, что человеком он не являлся, несмотря на наличие двух рук, двух ног и всего остального базового пакета "среднестатистический мужчина". Сделав вид, что он не услышал возмущения, бурый вновь попытался взять веревку и потащить свою незадачливую напарницу, но та ударила копытом в землю прямо под его ногами. Да уж, общаться с другими животными для Маури было сложнее, чем с людьми... Вот только выбора не было.
- Осторожнее, кем бы ты ни был. Клыков у меня нет, но шею я тебе переломаю, чудовище... Рассказывай, что ты за тварь, и чего от меня хочешь. - выпалила лошадь, приблизив морду так, что жгучий поток воздуха, вырвавшийся из ноздрей, обжог лицо волка. Тот, подняв руки, и отступив на шаг назад, вздохнул.
- Я зверь, застрявший в этом теле. Слышала, уже, наверное о таких... чудесах. Весь пляж и корабль гудит...
- Будь капельку честнее - не зверь, а волк. Назови хоть одну причину, по которой я не должна затоптать тебя насмерть..
- Мы причалили к тропическим джунглям. Из того, что я успел заметить, пока мы шли - здесь достаточно тяжело добывать пищу. Людей и собак высадилось много, им сложно будет найти пропитание на всех, и идти дальше. Есть очень большая доля вероятности, что ты, как и твои сородичи, окажешься заменой тому вяленому мясу, которое они сбрасывали с кораблей.
- Смерть от руки человека, и смерть в пасти волка... есть ли смысл выбирать?
- Я не смогу тебя убить и съесть, подняв пальцем губу и продемонстрировав отсутствие клыков, произнес Маури. - Но я могу снять с тебя все веревки и позволить уйти, чтобы свою жизненную судьбу ты определяла сама.
- И что же я должна отдать за это заманчивое предложение? - в голосе кобылы явно чувствовалась ирония и напряжение. Джунгли ей не нравились, здесь было темно, сыро и шумно. Но на берегу, под палящим солнцем, было еще хуже.
- Мне нужно догнать подругу, но сам я недостаточно быстрый для этого. Все, что мне нужно - это доехать до нее раньше, чем она попадет в неприятности. Я прошу о помощи, и клянусь, что в долгу не останусь.
- Я не смогу бежать - лес слишком густой и тёмный. Найди себе другой транспорт... - развернувшись, кобыла собиралась было уходить, но столкнулась взглядом со свисающий с ветки змеей. От неожиданности встав на дыбы, лошадь ударила передними копытами в ствол дерева, придавив к нему змею и нанеся ей смертельную травму. Однако это, кажется, немного сбило с неё спесь. Возвращаться одной назад было опасно, они отдалились от косы уже на достаточно большое расстояние. Бросив на волка уничтожающий взгляд, лощадь подошла и встала боком.
- Залезай, и никому ни слова. Если об этом узнают мои сородичи - я найду тебя даже на краю света, - бросила кобыла, фыркнув и встряхнув головой. Маури дважды повторять было не нужно. Используя корни одного из деревьев как подставку для ног, он забрался на спину своей попутчицы и первым делом ухватился за веревку, натянутую вокруг шеи. Трогать гриву он не стал, опасаясь получить за свои выкрутасы. Лошадь, заметив это, издала едва заметный смешок.
- Что мне делать дальше? Я никогда не ездил верхом.
- Сидеть, и постараться не сползти на землю, иначе я случайно наступлю тебе на голову, а мы ведь не хотим этого. Не так ли?
Ворчливо пробормотала кобыла и двинулась вперед.

Джунгли однозначно были отвратительным местом для верховой езды. В основном, лошадь шла, переступая через лианы, корни и других зверей, а Маури, сидя высоко, бился головой о ветки, лианы, и животных, что были повыше. В восторге от происходящего он не был, но внутри поднималась какая-то волна простого детского счастья, когда конь переходил на рысь. Правда, длилось это от силы несколько секунд, после чего они все так же вяло тащились по тропическому лесу, цепляя растения, насекомых и всякую прочую гадость, что росла поблизости. И, наверное, их молчаливое путешествие продолжалось бы еще долго, если бы они не заметили впереди идущего человека. Или не человека вовсе? Они шли в одном направлении, посреди леса. Это явно был не горожанин - они все держались вместе и опасались джунглей. Тоже волк под мороком? Скорее всего... Однако подбирать первого попавшегося путника Маури не собирался. Единственным, что пролило свет на личность незнакомца, был попугай. Маури хорошо помнил его еще с корабля, и принадлежала эта зверюга Зольфу. Указав лошади, которая что-то проворчала, на другого волка под мороком, бурый подъехал к нему и поравнялся. Лошадь шла быстрее человека, поэтому ей пришлось сбавить темп.
- Запрыгивай. Мы как раз идем за Нессель.
- Что значит запрыгивай?! Я двоих тянуть не подписывалась...
- Значит, будем ехать по очереди. Я уже набрался сил и могу идти быстро. Потом поменяемся, - спешившись, произнес Маури, и позволил Зольфу залезть на импровизированное транспортное средство. Выносливости, конечно, не хватало, но вряд ли Несс бежала через джунгли во весь опор. Рано или поздно они догонят её, главное - не останавливаться. Лошадь и пара людей привлекали очень много внимания, отчего Кутти - маленькая спутница Маури, нервно копошилась в кармане его летней куртки, которую он нашел еще в трюме. Разумеется, в ней было немного жарковато, но птица быстро облюбовала ткань, и бурый принял решения ее не снимать. Так они и двинулись дальше - ворчливое трио - Зольф, Маури и кобыла. И три пернатых спутника, которые кружили над ними.

+2

9

Каллисто уже потеряла счет времени, а они все также молча шли по незнакомым зарослям. Волчице на миг показалось, что все это бессмысленно, и если они хотят выжить, надо было оставаться на пляже вместе с остальными. Здесь была куча незнакомых запахов, то и дело шуршали неизвестные животные: то далеко, то совсем рядом, не было ни намека на какой-то водоем. Сколько им суждено так пройти, прежде чем оба рухнут от усталости и безысходности? Не знаю, как Осирис, а вот Каллисто была готова повалиться хоть сейчас, ибо те призрачные силы, что были у нее, начали исчезать.
Только она подумала над тем, чтобы остановиться, как прямо перед ней выскочил неизвестный зверек: чем-то похожий на крысу, но без длинного лысого хвоста. Грызун вел себя весьма храбро, или неосторожно: вероятно, в здешних краях на них охотятся мало, либо он просто бесстрашный, раз решил выскочить под лапы хищнику. А может, это подарок судьбы для умирающей Каллисто.
Инстинкты сработали раньше, чем разноглазая успела сообразить, и вот в пасти уже болтается теплая тушка неизвестного зверька: откуда волчице было знать, что она поймала некую агути.
С Осирисом делиться она не собиралась. Даже если бы армеец перед этим не сточил зайца в одну харю, она все равно бы не поделилась: в кои-то веки свежая добыча и вся ее. Она достаточно насытилась объедками Пожирателей и каких-то отходов и субпродуктов на корабле, чтобы сейчас с кем-то разделять эту царскую трапезу.
Улегшись на брюхо и зажав убитую агути между передних лап, Каллисто жадно вгрызлась в нее, пытаясь растянуть удовольствие, но тушка была слишком мала, а голод волчицы велик, чтобы это получилось. Сползший с загривка Зум обошел тушку с другой стороны, пытаясь урвать крошечный кусочек, но волчица утробно зарычала, крепче обхватывая грызуна лапами. Разве крыса волку соперник? Однако Безухая потеряла рассудок от голода, и была готова не подпускать даже Зума, однако бесстрашный крыс все равно урвал шмоток от своего названного собрата. Видимо, Зум настолько проголодался, что ему было наплевать, что есть, даже почти такого, как он сам.
Не прошло и минут пять, как от агути не осталось и следа. Каллисто чувствовала, как в желудок упало что-то теплое и приятное, и это чувство наполняло ее изнутри. Волчица ощутила заметный прилив сил, хотя этого было мало. Грызун только раздразнил аппетит, и теперь черношкурая хотела есть еще больше. Но больше такой удачи не последовало, и надо было смириться с тем, что следующий обед будет, вероятно, не скоро.
Осирис ее не ждал, но ушел он недалеко, и потому Каллисто быстро нагнала его, а настроение ее улучшилось. Осталось найти воду, и тогда дело в шляпе. Они прошли еще немного, прежде чем Зум, который снова восседал на загривке, шепнут на ухо волчице:
-Смотри, какие большие листья. А вдруг в них есть вода? – И правда, они наткнулись на растение с листьями, похожие на человеческие лодки.
Подойдя ближе, черношкурая опустила нос в листовую нишу, и с облегчением заметила на дне небольшую лужицу. Вероятно, дождевая вода.
-Осирис, вода, - окликнула волчица армейца, прежде чем начать жадно лакать.
Листьев на уровне волчьих голов было не так уж и много, а воды в них едва хватало на пару глотков. Но это лучше, чем ничего, а потому что нужно было использовать любую возможность. По-честному оставив легионеру вторую половину листьев с влагой, разноглазая жадно опустошала свою часть листьевых лодочек.

+4

10

Неожиданно, в ближайших к Каллисто кустах, раздался шорох, и в полуметре от нее, прямо из густой растительности, показалась красно-белая маска. Сильный запах, издаваемый листьями растений, в которых скрывался наблюдатель, не позволил волкам обнаружить его.
Поднявшись в полный рост, человек, вытянул вперед руку, и покачал пальцем практически перед носом Листа, явно предостерегая от каких-то действий. Секунда - и незваный гость рванул в сторону, бесшумно перепрыгнув на один из корней, в метре от волков. Только сейчас его можно было разглядеть полностью - это был низкорослый человек, возможно, подросток, с очень крепкой и хорошо очерченной линией мышц. Одежда - исключительно тканевые штаны, никакой обуви или майки. Вместо нее, на голый торс была нанесена бурая грязь с вкраплениями зеленых кусочков травы, а лицо полностью скрывала огромная красно-белая маска, с большим количеством перьев по всему периметру. Из оружия - несколько клинков, натурально привязанных к поясу. И никакой попытки заговорить, только фырканье, клёкот и редкие махи руками, которые означали черт знает что.
Хлопнув в ладоши, и подняв руки к небу, он неожиданно указал на то место, где недавно Каллисто поедала добычу, и, издав свист, похожий на птичье пение, снова покачал пальцем. Несмотря на то, что анатомически незнакомец был похож на людей старого острова, его движения были намного более четкими, резкими и отточенными. Сложив руку в кулак, и постучав ею в области сердца, он внезапно встал на четвереньки и зарычал так по-волчьи, по-звериному, что в человечком происхождении паренька легко можно было усомниться.

GM-Kai

+2

11

[AVA]http://s3.uploads.ru/ZpKTF.png[/AVA]
Ни один человек не посмел пуститься за ним в погоню. Люди всегда боялись необузданной силы природы и темноты, вполне понятно, почему древние джунгли внушали им ужас. Зольф же ощутил облегчение, оказавшись в сени высоченных деревьев и вдыхая прелый запах растительности, не тронутый людским присутствием. Длилось оно, однако, недолго. Убедившись, что погони нет, Багровый сменил бег на быстрый шаг. Ноги, все еще словно чужие, норовили зацепиться за корни могучих деревьев и лианы. В следующий раз, когда носок сапога зацепился за корень, волк потерял баланс и упал, едва успев предотвратить встречу лица с землей болезненным приземлением на локти. Раздраженный рык, донесшийся из его глотки, мало чем отличался от звериного... Привычной вспышки злобы, однако, не последовало. Старший просто перекатился на спину и растянулся на земле.  Голубые глаза уставились в кроны деревьев. Правый глаз наконец-то раскрылся, когда волк смог разлепить ресницы, измазанные ссохшейся кровью. Антей всемогущий, какие же высокие деревья... Зольф лежал на спине, впитывая звуки и запахи этого чужого леса всем своим существом, как он умел и любил это делать на родном Острове. Однако впервые, наверное, с далекой поры его детства, он ощущал столько чужеродного вокруг себя. Чужие джунгли, звуки незнакомых существ, иные запахи... Все это просто оглушало. Он ощутил, что кроны деревьев перед его глазами начинают вертеться, будто соприкасающиеся ветви были городскими жителями, которые взялись за руки и затеяли хороводную пляску. Старший зажмурился, прогоняя наваждение... И наконец-то сел. Заозирался по сторонам. Отметил, что зрение в новом облике у него стало чуть получше, но не сильно. Нюх же наоборот, малость притупился, как и слух. Зольф нащупал длинными паучьими пальцами ухо. Сидит на голове сбоку, как приклеенное, не пошевелить. Поэтому и слышно хуже... Он раздраженно зыркнул на собственные, но такие чужие ноги. Длинные... А еще эта идиотская обувь, как любят носить люди... Кстати, а ведь действительно, Багровый никогда не видел, как выглядят человеческие стопы. Осторожно, словно он имел дело с ядовитой змеей, он стянул сапог с ноги... Стопа оказалась длинная и узкая. Плоская и голая, как практически все человечье тело. Зольф пошевелил пальцами, наблюдая за тем, как они дергаются. Да уж, своеобразное зрелище. Провел указательным пальцем вдоль стопы. Щекотно. Кожа нежная, наверняка легко поранить. Теперь понятно, почему люди носят на ногах обувку. Пораздумав немного, он натянул сапог обратно на ногу.
— Нашелся!.. Живой!
Хлопанье крыльев окружило его внезапно и сразу со всех сторон. Сначала он увидел яркое красное пятно, краем зрения, и сразу признал в нем Роджера. Наглый попугай, однако, не стал приземляться на плечо или голову Зольфа, как привык это делать. Сел на землю, в метрах трех от ноги волка (человека), нервно топорща яркие перья и глядя на своего уже не четвероногого товарища слегка исподлобья.
— Выглядишь хреново, — проскрипел попугай и, впервые, Багровый просто не мог не согласиться с его замечанием.
Кривая и некрасивая улыбка, по-звериному скалящая зубы, растянулась по его лицу. Выглядело жутковато, учитывая, что половина лица у Старшего была залита кровью, на фоне которой ярко-голубые глаза выглядели еще более пронзительными.
— Поверь, не только выгляжу. Ощущаю я себя не менее херово.
Казалось бы, ответ Зольфа разом уничтожил возникшее между ними напряжение. Издав резкий пронзительный звук, который у попугаев явно считался за мрачный смешок, Роджер вспорхнул на его плечо, еще более твердое и костистое, чем раньше, но зато и еще более широкое, и с интересом начал осматривать ссадину над глазом, оставленную камнем и рассекшую светлую бровь. Даже придирчиво дотронулся до нее клювом, после чего также несколько раз подергал слипшиеся от крови и покрасневшие светлые пряди на лбу. Тем временем, Зольф заметил тетку и Атхаата, которые до этого деликатно находились неподалеку, сидя на свисающих толстых лианах. Он нахмурил брови.
— Где Хаста и Сафари?
— Они отправили нас к вам, чтобы передать послание. Но сейчас их нет на берегу, видимо, они убежали после возникшей суматохи, ты сам видел, что там произошло... — проговорил Атхаат скрипучим вороньим голосом.
— Нужно найти их, как можно быстрее.
— Если кто-то посмел хоть пальцем тронуть Хасту, — заухала Тетка, распушив крылья. — Я выклюю ему глаза и съем на завтрак.
Улыбка снова растянула губы Зольфа, на этот раз более сдержанная, но и более мрачная. Ему нравился настрой этой храброй птахи.
«Поверь, если кто-то ее тронет, я сам сделаю с ним что-то гораздо более страшное...»
Когда ему надоело сидеть без дела посреди незнакомых джунглей, он поднялся на ноги, которые постепенно начинали подчиняться ему все охотнее и охотнее, и побрел сквозь джунгли. Атхаат и Тетка летели высоко, выше крон деревьев, просматривая лежащий впереди путь и наблюдая за тем, не покажутся ли впереди Хаста и Саф, или же Нессель и ее спутники. Роджер же остался сидеть на плече Багрового.
Внезапно, Зольф затормозил на месте, весь напрягаясь. Он услышал громкий хруст, совсем недалеко. Вскоре он повторился. Резко развернувшись, Старший, с участившимся сердцебиением, уставился в темноту. Увидел мельтешение между стволов, а спустя пару секунд увидел и лошадь со всадником, в каких-то двадцати метрах от себя. В желудке похолодело. Кто-то из людей осмелился в одиночку выйти в джунгли?.. Или, быть может, он не один?.. Что делать, бежать? Куда бежать? Нет, надо нападать, использовать преимущество неожиданности, вцепиться клыками в глотку...
«Идиот, у тебя больше нет клыков, а своими новыми конечностями ты скорее сам себе вред нанесешь, чем ему, тем более верхом на лошади»
Роджер смолк, болезненно сжав когти на его плече. Лошадь вдруг сделала пару шагов по направлению к нему, Багровый же, рефлекторно, отступил назад. По привычке, он втянул воздух, слегка приоткрыв рот, пробуя его чувствительным небом будто бы на вкус. Запах показался ему знакомым, и исходил явно не от лошади. Зольф остановился, пытаясь что-то припомнить, но тут человек заговорил:
— Запрыгивай. Мы как раз идем за Нессель.
Светловолосый уставился на человека, как на сумасшедшего, но уже через секунду все встало на свои места.
— Маури... — прошипел Старший не без раздражения, которое было вызвано собственным испугом и было направлено на самого себя, а не на волка, как и он, застрявшего в человеческом теле, но тому о его страхе было знать вовсе не обязательно. — Вижу, времени зря ты не терял.
Ему было очень интересно узнать, как он умудрился взгромоздиться на кобылу, учитывая, что та явно была недовольна своим внезапным сотрудничеством с "очеловечившимися" волками и о своем недовольстве заявляла громко и четко. Удивительно, но устал Старший настолько, что даже не стал отнекиваться и просто напросто залез на лошадь. Неожиданно ловко, ведь с его новоприобретенным высоченным ростом оседлать животное было действительно проще, даже если ты делал это впервые в жизни. Но он все же покачнулся, когда лошадь тронулась и ее спина заходила под его задницей ходуном. Роджер недовольно вскрикнул и слетел с плеча Зольфа, решив, что его крылья - более предпочтительный транспорт.
— Надеюсь, что с Нессель и остальными все в порядке, что их не застрелили сбрендившие горожане, или не съела какая-нибудь местная тварь...

+2

12

Кажется, Каллисто удалось поймать мелкую добычу. Осирис не претендовал на тушку, поэтому у волчицы не было оснований скалиться в его сторону - зверь вообще был занят другим - его нос чутко улавливал разные запахи. Абсолютно все они были новыми и непривычными, но черношкурому удалось более-менее систематизировать их в своей голове.
"Осирис, вода".
Это заявление заставило армейца отвлечься от изучения новой местности и обратить внимание на разноглазую смутьянку - она жадно пила с какого-то огромного листа, напоминавшего по форме своей лодку. Благодаря этому на дне таких листов скапливалась влага и вода.
Вероятнее всего, дождевая.
Происхождение этой влаги вовсе не имело значения. Главным было то, что вода не отравлена, а то, что её мало.. ну, ничего, всяко лучше полного отсутствия источника для утоления жажды.
В отличие от своей "спутницы", которая старалась как можно быстрее вылакать воду из своих листьев, Осирис действовал иначе - утоление жажды не приходит со спешкой. Поэтому волк сперва обнюхал лист, чуть клацнув зубами, а потом принялся осторожно пить, не торопясь. Глотки его были размеренные и не слишком большие. Двух таких листьев хватило, чтобы утолить жажду, а после этого кареглазый облизнулся, едва слышно фыркнув, когда капелька воды скатилась по кончику носа. Не ясно только, как она умудрилась туда попасть.
- Джунгли полны влаги, я уверен, но листья - это лишь временные источники. Нам бы найти что-то посерьёзнее. Но теперь это не к спеху. - Осирис заставил себя улыбнуться едва заметно уголками чёрных губ.
Впрочем, всё хорошее настроение кареглазого пропало почти сразу, стоило ближайшим к Каллисто кустам зашелестеть - там явно что-то было.
Или кто-то.
Верхняя губа волка дрогнула, поднимаясь вверх и обнажая клыки в беззвучном рычании. Секунду спустя в глотке заклокотало - кто бы не находился в кустах, армеец предупреждал - на них с разноглазой лучше не нападать, не подумав хорошенько.
Оторопел Осирис в тот самый момент, когда нечто (или некто) рвануло в сторону, едва успев показаться.
Сориентировавшись так быстро, как позволяла ситуация, волк отпрыгнул в сторону, прижав целое ухо и ошмёток второго к затылку - он и злился и был напуган одновременно.
И вот, буквально в метре от них, вырисовался интересный и пугающий одновременно персонаж - человек. Только пах он не как двуногие с родного Острова Осириса, а... иначе.
Первой в глаза бросилась маска, скрывающая лицо человека.
Явно местный. Наши так не разгуливают. - Сделал умозаключение армеец, неуверенно перемявшись с лапы на лапу. Взгляд моментально переместился на клинки - оружие, способное нести потенциальную угрозу.
Хищник медленно перевёл взгляд с клинков на "лицо" маски.
Странные звуки, издаваемые аборигеном, были встречены вопросительным взглядом карих глаз и лёгким наклоном головы сперва влево, а потом вправо - не понятно ничерта!
- Харт.. этот, кажется, по твоей части - ты тоже так щёлкаешь и машешь крыльями. Поговори с этим.. этой... короче.. тебе должен быть понятен этот язык. - Негромко процедил волк, но смотрел неотрывно на незнакомца.
- Знаешь, не хочу тебя расстраивать, но я не понял ни слова.. если это были слова - это не птичий. Это вообще не пойми что. - Харт распушил перья и стал похож на крупный белый пушистый шар.
Внезапно Маска начал (волк был уверен в том, что это существо мужского рода) хлопать и так резко поднял руки к небу, что Осирис снова зарычал, хоть и приглушённо.
- Калли.. оно нам что-то пытается показать.. - Кареглазый снова склонил голову на бок, предварительно облизнув нос, чтобы уловить запах эмоции аборигена - страха, к примеру, или нервного возбуждения. Но.. ничего.. - Кажется, тут.. нельзя охотиться на птиц? Эээ... - Ещё большим было удивление волка в тот момент, когда Маска встал на четвереньки и так бойко зарычал по-волчьи, что армеец и вовсе усомнился в человеческом происхождении этого существа. - Может, он - шаман? - Шёпотом обратился Осирис к Калли.
А потом..
Решил попробовать обратиться к Маске.
- Эм, кто ты? Что пытаешься сказать? Нам не убивать тут птиц? - Зверь выдохнул, раздраженно дёрнув ушами. - Ты понимаешь наш язык? - Эти же слова по-птичьи повторил и спутник Осириса - сова по имени Харт. (заявка на обращение к аборигену)

+3

13

Каллисто продолжала жадно лакать,  даже когда лист был пуст, она облизывала его, надеясь урвать еще немного. Но нет, воды больше не было, и неизвестно, когда они снова найдут ее. Волчица была так увлечена своим занятием, что не сразу заметила, что рядом с ней кто-то был. Только когда незнакомец оказался в непосредственной близости от черношкурой, она вздрогнула и повернулась в его сторону. Неожиданное появление чужака заставило разноглазую оцепенеть: она настолько обалдела от такой близости, что растерялась. Чудак протянул к ней руку, а Лист боялась пошевелиться, молча наблюдая за его действиями. Когда палец незнакомца чуть ли не коснулся носа волчицы, только тогда она вышла из астрала и пошатнулась, боязно пятясь подальше от неясного объекта. Резко дергаться она опасалась, боясь спровоцировать неизвестного.
Но тот сам отскочил от нее, взобравшись на валун и принявшись творить какие-то непонятные действия. Сначала Каллисто смотрела на него с бешено колотящимся сердцем, боясь, что размалёванный охотник кинется на них и тут же сожрет, но по истечению времени ее взгляд приобретал больше выражения «какого хера ты делаешь» вместо страха. Волчица смотрела на сумасшедшего, пытаясь понять, какой смысл вложен  эти странные движения, звуки и эпатажную внешность.
Тем временем Осирис пытался найти контакт с неандертальцем, выводя его на диалог и произнося вслух свои домыслы. Каллисто же молчала, неотрывно наблюдая за местным придурком, надеясь, что чем пристальней она смотрит на него, тем быстрее поймет, что  с ним происходит.
Когда нечисть опустилась на четвереньки и зарычала, подобно сородичам Каллисто и Осириса, Безухая и вовсе усомнилась в том, что перед ней – реальный человек.
-Может… это… - Промямлила Каллисто, пытаясь проглотить ком в горле, - …морок местного зверя? Не только ж нам перевоплощаться в двуногих… А мода у каждого своя, - вообще, дурацкое предположение, но другого у волчицы не было.
Прижав остатки ушей к голове, черношкурая вдруг оскалилась и зарычала, громко и утробно. Все, что неизвестное – потенциально опасное, такое у Листа было понятие. Рыча, она сделала несколько шагов назад, а лапы ее чуть подогнулись. Это был не акт агрессии, а самооборона: волчица показывала, что боится, но в случае нападения даст отпор, а не убежит, поджав хвост.
Увеличив дистанцию между собой и аборигеном, Каллисто зашла за спину Осириса: если придется драться, армеец первый на себя примет удар. Это было в духе волчицы – не подставляться первой, и принципам она своим не изменяла. Разговаривать с пришельцем она не пыталась, предоставив сыну Амона право на сумбурные переговоры.

+3

14

-- В каких монстров ты веришь?
-- Что за вопрос?
-- Отвечай.
-- Монстры бывают внутри и снаружи. Во тьме разума и вполне реальные, материальные существа, которые угрожают мне. А что?
-- Если бы я был монстром, что бы ты сделал?
-- В зависимости от твоих намерений.
-- Но ты же их не знаешь. Так?
-- Верно. Я бы убил.
-- Вот как.


-- Вот как, вот как, во... ка...к... так...та...
Тощий подбородок дрожал, язык лакал из невидимого источника знаний. С тощего, свисающего набекрень, задевая клыки, капала, сверкая при лучах солнца, слюна; уродливый несуществующий хрусталь столь мерзок в ясный день и одновременно прекрасен, как миг, и вот, снова пустышка, растворённая в чернеющей земле, которая с виду выглядела совершенно обычной. Нет, это не так. Его лапы и худощавое, уродливое, как у старика, сгорбленное телосложение говорили о том, кто он, зато природа вокруг не отзывалась дружелюбием, скорее осуждающе глядела на него сквозь изгибы стволов, палящее солнце и влажную, шершавую кое-где поверхность, из которой иногда торчали камни или лежали дугой, спрятавшись неким, несуществующим лицом внутрь. Растения скользили по его шкуре, очерчивая по ней когтями узоры-царапины, лезли в глаза, заставляя его отфыркиваться от них. Птахи беспорядочно, громко, истерически орали, давили на хрупкую черепушку изнутри, которая становилась горячее с каждой секундой. Невыносимо жарко. Если на корабле его спасал ветер, то здесь всё угнетало.
Монстры. Странная тема, которой обычно запугивают, но не посвящают в более глубокие и непроходимые, неопознанные коридоры. Да, без сомнения, с этим словом ассоциируется также опасность, коварство, кровожадность, ненасытность, жестокость и беспощадность. Список может продолжаться бесконечно, а кровь, которая очерчивает новые детали, -- проливаться, но живой, наверное, так и не поймёт, что каждый живёт по своим законам. Пожирателей Смерти тоже боялись, они были полноправными хозяевами со своим нерушимым уставом. Так их создали. Сунгат чувствовал в себе монстра, потому что мог убить и почувствовать сладость энергии, которая застынет сначала на языке, а после струйкой стечет по горлу, затем устремится потоком, в котором будут плескаться, шкворчать и хлюпать куски мяса с шерстью, впитавшую запах смерти и земли, алые слезы на которой останутся на память тем, кто потерял и кого вкусили. Каждый сам решает, кем ему быть: выжившим или убийцей. Новоиспеченный Змееуст хотел увидеть в себе того, кто способен поразить своей уродливостью, которая станет особенностью, и повергнуть в ужас жестокостью, которую в нём воспитывала стая. Вобрать злость фанатиков и жалких актёров, заполнить свой разум их мыслями, вылетевших с раскоряченных, неосторожных и гнилых языков, зарычать, как будто только голод клокочет в его груди, смотреть пронзительно, вскрывая всё, что он видит, тысячью клыков. Пусть безумие властвует над ним в полной мере.
"Я жажду этого", услышал в голове сутулый волк собственный голос, в котором проскользнули шепотки иного, желанного, потустороннего. В его разуме спало чудовище, которое он ото всех скрывал. Теперь он понял, что зря сдерживал себя, осторожничал в каком-то смысле, поэтому со стороны казался убогим, нелепым и слабым. И тени сгустились, зелень сменилась на тошнотворно-лимонную завесу, черты растительности расплывались, превращаясь в кляксу.
Омерзительный мир глазами инвалида стал еще более невыносимым, нереальным, до ужаса тошнотворным. Птицы еще не прекращают верещать. С песчаного берега в сумрачную тень.
Лапы сами несли его, насыщенный карий сверкнул терпкой, застывшей кровью. На миг он подумал, что даст отпор всему миру. Разгромит, раскромсает, низвергнет на него всё, что скопилось под его пепельной и облезлой шкурой. Он ощутил явный трензель во рту: люди как-то дергают лошадей за узду, те запрокидывают поневоле голову назад, когда веревка натягивается до упора. Невидимая железка во рту рвала десну, но волк упорно в мыслях сопротивлялся этому.
Пора отбросить прошлый образ жизни. Но герой не предполагал, что от того, к чему он привык, так трудно отказаться.
Сила привычки. Она присуща тем, кто живет паразитом и не способен принять изменения, вдохнуть новый воздух, шагать уверенно по неизведанной земле. К чёрту всё это!
Сунгат перешёл на рысь, устремляя взгляд вперед. Он пройдёт через эти джунгли сам, двое Пожирателей будто не существовали для него. Ему не хотелось с ними разговаривать. Ведь, правильно, как они на него посмотрят? С усмешкой, они не способны воспринять его иначе. Пусть же подавятся этим, а он бы мог на досуге более сдержанно, с терпением так отнестись к тем. Конечно, если те заслужат от него этого. Пока сутулый был молчалив, занят дорогой, на которую уделил максимум внимания.
У них не было никакого плана, это видно. Сунгат знал, что троица, включая него, плывёт по течению. Пока его это устраивало, он положился, отчасти, на долю неизвестности, которая сейчас вела их. Что они ищут? К чему стремятся? Зачем вообще вместе идут? Почему молчат, когда нужно обсуждать дальнейшие действия? Отчего такое разобщенное поведение? В нём вновь заиграла осторожность. Ему не хотелось терять образ вдумчивого, сосредоточенного следопыта, и стать забитым малолеткой, которому только плевки в рожу и отправляй. Но в мыслях не было ничего, что бы он хотел сказать своим попутчикам, хотя это желание проскочило в нём уже раза три за период шествия. Но нет, ничего. Ничего-ничего-ничего.
Джунгли скоро кончатся. Будет следующий этап.

Отредактировано Сунгат (2019-07-04 00:41:16)

+2

15

[indent]Жара. Несмотря на то, что волки шли сквозь лес - жажда никуда не делась. Пребывание на берегу под палящим солнцем давало о себе знать. Как и голод. Шанти всё никак не могла решить, чего же на данный момент её тело требует больше - еды или воды? Лучше всего, конечно, и того и другого. И можно без хлеба. Однако больше физических потребностей угнетали душевные. Неопределённость угнетала. Хотя чего собственно требовать от ситуации? Зачем гневить Богов - своих и чужих? Живы и славно. А остальное... Остальное - исправимо. Корица всегда отличалась удачливостью и надеялась, что на новом Острове она ей не изменит.
[indent]Высокая влажность. Полутьма. Десятки докучливых насекомых, укусы которых вполне могли быть ядовитыми. Множество незнакомых запахов. Неизвестные травы, непонятные звуки... Сложно в такой обстановке ориентироваться - ведь мозг постоянно обрабатывал огромное количество информации. Шуршание в кустах нервировало, пожалуй, сильнее всего. Впрочем, несмотря на усталость, реакция у волчицы оказалась всё же достаточной для того, чтобы инстинктивно клацнуть зубами и в итоге поймать нечто, напоминавшее крысу. Надеюсь, это съедобно, -  думала Падшая, а трепыхающееся тело и кровь, стекающая по пасти, заставляли действовать лишь активней. Весь мир временно перестал существовать и серошкурая даже остановилась, чтобы полакомиться внезапной добычей. Это могло подкрепить силы и тогда она уже точно не станет обузой для Врана и Змееуста. Тогда ей точно не придётся надеяться во многом на своего спутника. Мысль о Бране заставила немного "очнуться" от жадного поедания довольно маленькой тушки и выделить ворону кусочек...
[indent]Всё это заняло не так много времени - ведь наблюдая удаляющиеся силуэты, дочь травницы понимала, что ей ещё догонять товарищей надо будет. Остаться одной... Подобная альтернатива и прельщала, и пугала одновременно. Как-то всё же присутствие рядом попутчиков успокаивало. Типа не убьют сразу. Сдохнуть просто не получится, ага. Ни у кого. То, что Пожиратели дорого продадут свои жизни - факт.  Такие жизнеутверждающие мысли появились у Шанти после "трапезы" и она достаточно резво стала догонять уже почти исчезнувшие в зарослях фигуры состайников. Теперь бы  источник ещё найти... Неотравленный. И тогда - полный порядок...

+2

16

Переводя взгляд с одного волка на другого, незнакомец громко сопел, словно пытался принюхаться. Хотя то, как маска лежала на его лице, намекало на то, что волчьей, или какой-то иной звериной морды, за ней не скрывается. Сквозь небольшие прорези можно было разглядеть вполне себе человеческие глаза - яркие, зеленые, и достаточно себе миролюбивые, на первый взгляд. Абориген смотрел на волков с интересом, и не скрывал своего любопытства. Не поднимаясь, он двинулся в их направлении, и его движения были абсолютно непохожи ни на волчьи, ни на человеческие. Он ровно держал спину, отчего под тонкой кожей перекатывались каменные, четко оформившиеся мышцы, а его таз находился на уровне плеч. Он не касался коленями земли, отводя ноги дальше, и больше всего его движения напоминали кошачьи - плавные, уверенные. Незнакомец был, однозначно, чертовски гибким и пластичным, в отличие от крупных городских охотников. Они превосходили местного жителя в росте и весе, но, наверняка, не смогли бы сделать и пару таких же плавных шагов на всех четырех конечностях. Отметив вполне себе человечьим смешком то, как Каллисто ловко юркнула за спину Осириса, незнакомец потряс головой, отчего перья и листья, украшавшие маску и предплечья, отвратительно зашуршали.

Подойдя вплотную к Осирису, человек поднял одну руку, и снова покачал пальцем у его морды, указав на Каллисто и затем на него самого. Он больше не издавал никаких звуков, но, обойдя волков кругом, и осмотрев их со всех сторон. снова вернулся к прежней позиции. Сев перед самым носом кобеля, он поднял с земли камень, и, прямо поверх мха, начал выводить узоры. Поначалу было неясно, что именно он пытается изобразить, но затем рисунок начал обретать вполне себе четкие очертания. Незнакомец рисовал собакоподобное существо, в котором с трудом угадывались очертания волка. Через несколько секунд рядом с первым рисуном появился второй - силуэт человека, более уверенный и четкий, несмотря на то, что в некоторых местах камень не доставал до земли, и рисунок получился смазанным. Когда работа была закончена, абориген несколько долгих секунд смотрел в глаза Осириса, после чего двумя рывками перечеркнул изображение с двумя силуэтами. В ту же секунду отскочив, человек остановился в нескольких метрах от волков и, снова покачав пальцем, указал на кусты позади них. Обернувшись, Каллисто и Осирис увидят еще двух таких же незнакомцев в масках. Еще двое выглянули из кустов, что росли на востоке. Они были заметно дальше, чем первые трое, но наверняка не уступали им в скорости и ловкости. Ударив себя кулаками правых рук в области сердец, все пятеро громко зашипели, словно гигантские змеи.

GM-Kai

+3

17

Через какое-то время палящие лучи знойного солнца и обжигающий лапы песок пляжа сменились влажным, даже несколько душным, лесом. Кожаный нос продолжал вдыхать чужой воздух, изучая и запоминая новые образы здешней местности. Внешне Тринити оставался спокоен или нет, не так, его уродливую морду продолжала периодически расчерчивать злорадная улыбка, вот только и она казалось более отстранённой, нежели отражающей истинное моральное состояние её обладателя. А о нём можно было говорить долго, ибо уместить его в одно короткое слово не представлялось возможным. Внутри безумец испытывал практически полный спектр эмоций, который только мог ощутить.
Одними из первых в одноглазом играли любопытство и интерес, эдакий вызов самой Судьбе, что же она подготовила на этот раз, и чем в итоге всё закончится. "Чужую землю топчут Чужие, вот уж игра слов и смысла", едкий смешок Безымянного Бога лишь заставлял его подопечного сделать следующий шаг в неизвестность. Однако природная осторожность и расчётливость удерживали от поспешных решений не хуже тугого поводка, стягивающего шею. Он был буквально вырван из зоны комфорта по причине нелепого стечения обстоятельств, помешав какой-то предательнице перегрызть глотку той, с которой когда-то выбирался из пещеры, но в воспоминаниях о которой явно видна брешь, то, что словно кем-то было подменено или изменено, а теперь выдавалось за действительность. От этих мыслей, что на самом деле было, а чего не случалось и вовсе, улыбка в мгновение ока сменилась оскалом, сдержанным, но подрагивающая верхняя губа говорила об отсутствии полного контроля над ситуацией со стороны Помешанного. Разорвёт ли в клочья любого, кто посмеет с ним заговорить или же просто перегрызёт глотку тому, чей взгляд не понравится Врану, пока желающих это проверить не находилось, а посему одноухий буквально заставил себя успокоиться.
Данте, что всё это время находился на спине обожжённого хищника, видел, что Пожиратель взбешён, но причину его гнева ворон так и не распознал. Чернопёрый видел, как Сунгат, прибавив ходу вот-вот поравняется с одноглазым изувером, о чём и сказал негромко, чуть склонившись над единственным целых волчьим ухом.
- Этот серррый сейчас тебя догонит, - после этих слов самец прислушался, слыша приближение сзади, а вскоре увидев и состайника, который двинулся дальше. Что-то внутри заставляло Тринити наброситься на него, да хорошенько за уши оттаскать, но, чем больше он об этом думал, тем более бессмысленным казалось это действие в нынешних условиях.
Грешник был здесь никем, и он сам это понимал. Нити тряхнул головой и посмотрел на спину Змееуста. Насилие, по отношению к своим особенно, ничего не решит. Здесь, вдали от родных мест, титулы, звания были лишь пустой вибрацией воздуха, что точно не гарантировало выживания.
- Главное – поскорее миновать этот чёртов лес, - фыркнул он; эта фраза звучала достаточно громко, чтобы её услышал и Сунгат, и отставшая до недавнего времени Шанти.

Отредактировано Тринити (2019-07-11 22:06:38)

+1


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Лес Вечной Ночи