/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Кладбище сновидений


Кладбище сновидений

Сообщений 41 страница 57 из 57

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/x8lT3OS.png
Пройдя по Западному Плато до самого края земли, на северо-запад, можно увидеть достаточно длинный спуск вниз. Он, по большей части, удобен и безопасен, но то, что находится там, внизу, заставляет многих разворачиваться и бежать как можно дальше от этого места... Самые храбрые, спустившись по крутому каменному склону, попадают на настоящее кладбище кораблей.
Сотни, если не тысячи судов, нашли здесь свой последний приют. Некоторые из них случайно попали в сердце неконтролируемого шторма, другие умышленно плыли в поисках затерянной, подобно Атлантиде, Дискордии. На некоторых судах до сих пор можно найти останки тех, кто ими управлял, и вещи, которые люди брали в дорогу. Однако это место пугает местных вовсе не кораблями. Напротив них, в скале, находится вход в пещеру над которым, в качестве предупреждения, вбит человеческий череп. Это последнее предупреждение, призванное остановить путников. Если же они рискнут пройти дальше, они окажутся в длинном тоннеле, стены которого поначалу выглядят совершенно нормально. Однако постепенно на них начинают появляться следы от оружия, запекшаяся кровь и разводы, явно вызванные магическим вмешательством. В песке начинают попадаться мелкие кости, что неприятно хрустят под ногами и лапами.
Пройдя до конца, путник упирается в тупик, в котором сложена гора костей, а в землю, в определенном порядке, воткнуто совершенно разное оружие, образуя узор. Повсюду на сводах пещеры видны следы древней, но кровопролитной и жестокой битвы.
Помимо того, что Кладбище сновидений является местом одного из самых известных сражений, оно получило дурную славу еще и за то, что вся пещера просто кишит ловушками Цитадели. Они тут практически на каждом шагу и есть слухи, что те, кто заходят внутрь, обратно не возвращаются.

Флора и Фауна

На территории Кладбища Сновидений живут только мелкие тропические рыбы, крабы, морские ежи и морские звезды, а также чайки, которые громко кричат, сидя на отвесных скалах. Крупные травоядные и хищники сюда никогда не спускаются. Изредка можно встретить змей и скорпионов. В летнее время на берег, из-за отсутствия наземных хищников, иногда выползают черепахи.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Океан
↓ Юг | Океан
← Запад | Океан
→ Восток | Скалы
Юго-Восток | Наверх - Священное Западное  Плато (400 метров вверх, +20 минут для животных | + 40 минут для людей)
Юго-Запад |  Океан
Северо-Восток | Наверх - Холмы Махараджи (400 метров вверх, +20 минут для животных | + 40 минут для людей)
Северо-Запад | Океан

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:49:45)

0

41

Шахран чувствовал, как ветер с еще большим, чем прежде, остервенением трепал его шкуру. В воздухе повисло напряжение, но он не мог понять, в чем дело. Коджо по-прежнему был перед ним и не выказывал и малейшего беспокойства. Ран хотел было посмотреть, как дела у Трашь, но тут божество снова заговорило с ним, а потому он опять подарил свое внимание одному ему. Волк только открыл рот, чтобы ответить, однако не успел – земля под лапами завибрировала и буквально начала раскалываться, а ветер теперь был такой силы, что сметал все на своем пути.
Бурый во все глаза смотрел, что происходит с этим миром, и с удивлением отметил тот факт, что ни его, ни Кождо катаклизм не касается. Однако Трашь повезло меньше, и последнее, что видел Шах, это как большая кошка была погребена заживо. Но отвлекаться было нельзя, ведь диалог еще не окончен.
-Хочу остаться собой. – Твердо произнес Шахран. Это то, в чем он был уверен с самого начала и верил в это до сих пор.
Он так долго искал себя и вот, наконец, нашел, поэтому ни за что не потеряет себя. Вся его семья с самого начала знала, кем является и что должна делать. Удел Фрактала – править и руководить; Айры – беречь семейный очаг и быть поддержкой супругу во всех начинаниях; Хэйтема – ломать, повелевать и вершить чужие судьбы. Но вот Шахран понятия не имел, каково его предназначение, во что он верит и о чем должен думать. Пребывая без своего оплота, Ран терзался сомнениями и только недавно обрел смысл, а вместе с ним и покой.
-Я не знаю этого мира, но знаю точно, что он меня не изменит. Возможно, я отыщу тех, кто будет близок мне по духу. – Спокойно проговорил волк, глядя на Коджо.
Он не стремился угодить божеству, которое, вероятно, ждет от него определенного ответа. Он говорил, что чувствовал, и был откровенен с Богом, ведь твердо знал, что нельзя врать тому, в кого поклялся верить. Почитая Варгу, он мог открыть ему все свои тайны и секреты, как лучшему другу, считая, что ему нечего скрывать от того, кого выбрал своей путеводной звездой. Отдавая душу Коджо, Шахран искренне верил, что новое божество займет в его сердце место рядом с Богом Войны. Так можно ли начинать эти сложные взаимоотношения со лжи? Бурый считал, что категорически нет.
Лелеял ли мечту Шахран о своих последователях? Возможно, хотя он не особо представлял себя в роли лидера. Его отец и брат были превзойденными вожаками. Фрактала уважал весь запад, а Хэйтем был бы весьма эксцентричным, кровожадным, но по-своему великим правленцем – совсем как Дикий. Но вот Рана никогда не тянуло на главенствующие посты, хотя он скорее всего справился бы, как он думал. Лидерство было у него в крови, и, признаться, Шаха грела мысль, что, возможно, он обретет круг тех, кого он назовет «своими» и будет горд повести за собой. Однако до этого было еще далеко, а пока необходимо было получше узнать этот мир и сохранить веру в самого себя.

+3

42

Запах огня и паленой крови, да огненный ветер, пожирающий леса - эти атрибуты надолго закрепятся во временном промежутке, где сейчас застряли Трашь и Шахран. Покинув это место, они вернутся в свое время, значительно более спокойное и безопасное, чем то, в которое их перенес древний дух. А тем, кто останется, многие годы придется бороться за выживания в условиях, когда невозможно нормально видеть, слышать и дышать. Коджо, по видимому, не особо об этом беспокоился, игнорируя шум, который поднялся по всей округе - тысячи ящеров оказались под завалами, издавая утробный рев боли и мучительно умирая. И пока пламя пережевывало некогда бескрайние тропические заросли, дым, пепел и пыль, поднимаясь в небеса, погружали мир в кромешную темноту. Они надолго закроют солнце, на многие года, и только пожары, вспыхивающие от ударов молний, будут, подобно факелу, освещать уничтоженный мир. Шахран, находясь подле божества, мог чувствовать себя в полной безопасности - огонь не подходил, деревья ломались в разные стороны, и даже черные хлопья пепла не оседали на его шкуру. Коджо контролировал пространство и время лучше, чем любой, даже самый мощный артефакт. А вот Трашь... Трашь придется несладко. Ее гордыня поставила жизнь кошки под удар - со всех сторон на нее надвигалась стена бушующего огня, а с юга приближалось и нечто иное. Десятки, если не сотни, ящеров, разных видов, размеров и форм, неслись подальше от пожара, подобно армии переваливаясь через обломки леса, ломая его в щепки и утаптывая тех, кто оказался под завалами. Трашь необходимо было срочно бежать, иначе она рискует погибнуть под многотонными паникующими исполинами, или сгореть в огне.
Коджо, впрочем, хоть и обещал доставить пантеру обратно в ее время, не обещал, что доставит в целости и сохранности. И, похоже, помогать не спешил. Выслушав Шахрана, он многозначительно хмыкнул.
- Дискордия - земля контрастов, сохранить здесь "себя" сложнее, чем собственную жизнь. Похвальные стремления, сложнореализуемые. Будет любопытно, - на последних словах божества, воздух вокруг Шахрана и его незримого собеседника потяжелел, а реальность начала слегка расплываться и будто... надрываться, расползаясь и обнажая сверкающую в огненных всполохах мелкую чешую. Расползаясь на волокна, постепенно и медленно, незримая оболочка исчезала, демонстрируя истинный вид божества - огромную змею, во много раз превосходящую и волка, и человека. На вид - метров пятнадцать в длину, такая не поместится даже в автобус, а, разинув пасть, сможет заглотить без особых проблем крупную лошадь. На радость Шахрану и прочим, звери такого размера вымерли много миллионов лет назад, но дух существовал вне времени и пространства, и, судя по всему, до сих пор мог проглатывать неугодных. Одна только голова Коджо была вдвое больше самого Шахрана.
- Вопреки распространенным слухам, свои обещания я держу, и совсем скоро вы оба вернетесь в свое время. А пока... раз уж ты собираешься по жизни нести веру в меня, твоя смерть более не в моих интересах. В моих интересах твоя жизнь. Можешь задать мне три вопроса об этих землях. Любых. О живых и мертвых, о зверях и людях, о магии и реальности. Три, не больше. На долгую дискуссию у нас не хватит времени...

Краткий экскурс в палеонтологию и краткая сводка по Коджо

Приблизительно 58 миллионов лет назад в сельве Южной Америки появилось настоящее чудовище – змея, которая достигала около 14 метров в длину и весила более тонны! Эта гигантская рептилия, титанобоа, могла проглотить целого доисторического крокодила и, конечно же, без труда справлялась с добычей поменьше.
Змея не была ядовита, жертву или неприятеля она сдавливала своим телом с такой силой, что у него не оставалось шанса выжить. После вымирания динозавров титанобоа была самым большим хищником на поверхности планеты в течение около 10 миллионов лет. А сегодня она считается крупнейшей змеей из когда-либо существовавших на Земле.
Коджо не является первым божеством времени и пространства. Прежнего он поглотил, как и прочие души, а вместе с ним поглотил и воспоминания о более древних временах, чем он сам. Является самым древним и самым могущественным божеством Дискордии.
https://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/0/0/6/6639600.jpg

GM-Kai

Отредактировано Game Master (2020-05-28 20:15:54)

+3

43

Кругом занималась кровавая заря. Словно монстр новых реалий, новой жизни, нового времени. Небо почернело, от голубого небосвода не осталось и следа, солнце скрыло свои лучи и утонуло в непроглядной тьме. Порывы шквального ветра несли рёв гнева, страха, боли; перед носом пантеры пронеслись первые горячие, красные искорки - предвестники разрастающегося пожара. Они кружились в воздушном водовороте, мелькали легкими бабочками неписанной войны и вселяли страх в сердца. Трашь нервно ударила хвостом и вскинула голову, прислушалась, пытаясь определить безопасное направление маршрута, вот только в возрастающем хаосе вселенной, это сделать было почти невозможно.
Я, такая ничтожная и жалкая, жалась к жесткому, ставшему ирокезом вздыбленной щетины загривку своей покровительницы, молясь неведомым богам наших жизней о милосердии. Пантера была в крови, в янтаре её глаз крутились вспышками дальнего марева отголоски всполохов и дыма, подрагивали мерцанием радужки и хищно дышали ноздри, вбирая запах гибели и тлена. Не смотря на то, что мир за секунды поглотил ад, пантера казалась всё так же безумно сдержана, лишь учащенное дыхание и дикая пульсация артерии под толстой шкурой, говорило о том, что адреналин жгучим потоком колотился в разум её сознания. Она не боялась. Она словно предвкушала грядущее событие. Вглядываясь в её словно окаменевшую морду, я с ужасом поняла, Трашь жалела этот мир, но не чувствовала угрызений совести и мало того, она сожалела о том, что этот момент её жизни быть может последний в таком роде. Я словно почувствовала её тайные струны сожаления о том, что этого больше не повторится, что она будет вынуждена жить в скучном мире, лишенная движения, застывшая во времени и своих чувствах. В её потемневших во мраке копоти и гари глазах отражалась работа мысли, всё чаще взор обращался туда, где остался бурый волк и неизвестный... Они были далеко, очень и увидеть их было просто невозможно, впрочем, как и они вряд ли могли созерцать крошечную фигуру Трашь в этом огромном, чужом, враждебном мире. Неведомый бог, специально, случайно ли, но сделал для ледяной кошки бесценный подарок, он подарил ей не просто кусочек жизни, он подарил ей долгие и яркие мгновения настоящих чувств, эмоций, того, за что не обидно было бы умереть и снова пантера колебалась, испытывая ряд противоречивых ощущений. Вряд ли неведомый дух желал ей светлой участи и  доброго здравия, еще больше вероятно, он не хотел ей подарить что-то ценное, но вопреки всему, он подарил ей чувства, а значит жизнь и один раз попробовав этот наркотик, Трашь не была уверена в том, что не станет возвращаться к безумному божеству раз за разом, испытывая эмоциональный голод и ломку. Если выживет...

Небо заволокли тучи чёрной копоти и гари, алые языки жаркого пламени лизали этот грешный мир, сгорая в адском огне плавились древние исполины каменных гор, вскипали источники вод, сгорали живьем тела древних монстров.
Словно все демоны прошлого разом низверглись на грешную землю, затопили её липкой кровью, перемалывая в мясорубке разрухи и гиенского пламени все живое и дышащее.
Как бы не была "прекрасна" увиденная жуткая картина жить хотелось сильнее, чем восходить на жертвенный костёр, о чём я и прошипела в круглое ухо пантеры, та всё еще возвышалась на каком то перекорёженном стволе исполина, очерчивая себя в мерцающем свете призрачным очертанием гибкого силуэта. Всё слышнее становился рёв бегущих монстров, которые пытались спастись от хищного пожара, всё ярче разгорающегося по сторонам.
Гул нарастал и среди бесконечной какофонии сотрясающейся в агонии и муках земли, исходящей трещинами и паром, жаром, который иссушал воздух, мы чего-то ждали.
Вот и первая волна. Под грузным топотом бесчисленных лап самых различных тварей древности, впереди бежали самые скоростные, пусть и не самые огромные из жителей этого проклятого времени. Под живой массой тел трещали щепки, клубилась пыль, с хрустом и рёвом ломались кости менее удачных бегунов, кровь растекалась щедрой дорожкой везде, куда доставал взгляд. Дождавшись подходящего бегуна из числа первых, быстрых, достаточно крепких, крупных и двуногих, что огибали изувеченный остов некогда величественного древесного гиганта, Трашь мощным прыжком спикировала на одну такую спину, что проносилась мимо, выпуская острые когти и готовясь использовать всю технику кошачьей ловкости, грации и желания выжить, пусть и за чужой счёт, она точным броском должна была заземлиться на спине древнего монстра, чтоб продолжить путь навстречу жуткой игре со смертью.

+1

44

Шахран старался не отвлекаться от разговора с Коджо, однако его взгляд периодически направлялся на древних ящеров, что бежали от катаклизмов. Удивительно, как все происходящее не трогало их с божеством, а потому Ран мог только посочувствовать Трашь. Возможно, он бы и хотел помочь пантере, однако понимал, что мало на что способен в сложившейся ситуации. Нет, ему нельзя упускать возможность вести диалог с новым Богом, и выбор был очевиден. Большой кошке придется самой спасать себя, а Бурый лишь мысленно вознесется к Амонкире, прося ее смиловаться и спасти несчастную. Возможно, старые Боги покинули их раз и навсегда, однако Шах знал, что они живы до тех пор, пока жива его вера в них. Но не исключено, что его посыл был отправлен в никуда, но более алоглазый на это не отвлекался. Его внимание вновь всецело сконцентрировалось на Коджо, который был более чем доволен планами Шахрана на будущее.
Волк немного расслабил плечи и шумно выдохнул. Все это время Бог держал его в напряжении, но сейчас, казалось, натянутая струна чуть ослабла и прогнулась, а беседа плавно перетекла в более комфортное русло. Однако расслабляться было нельзя, ведь ничего нельзя предугадать, а потому бдительность и концентрация Рана по-прежнему зашкаливала.
Коджо показался ему. То была огромная змея, величиной с небольшой вулкан. Волк неотрывно смотрел в огромные змеиные глаза, изучал тупорылую голову чудовища, скользил взглядом по гладкому чешуйчатому телу. Люди назвали бы эту тварь Василиском, но у Шахрана не было слова, которое могло описать увиденное. Тем временем Бог продолжал, позволив волку задать три вопроса, какие посчитает нужным. Струна снова натянулась: Шахрану надо было хорошенько подумать, ведь сказанного не воротишь, а спросить надо действительно что-то очень нужное. Возможно, нужное не только для него самого, но и для множества других.
-Позволит ли Дискордия найти свое место прибывшим переселенцам? Хоть один шанс, – Немного подумав, задал вопрос Шахран.
Наверное, это был самый главный вопрос, который будоражил умы всех переселенцев с того самого момента, как первые лодки причалили к песчаному берегу. Сейчас и люди, и звери пытались не только выжить, но и найти общий язык с местными. Кому-то это удавалось, а у кого-то получалось не очень. И все-таки, станет ли Дискордия хоть для кого-нибудь из них настоящим домом? Или это – лишь оттягивание неизбежного финала, и в результате всех переселенцев ждет один конец.
-С нами прибыли и наши Боги. Подвластен ли им здешний мир, или он принадлежит иному Божественному пантеону? Тому, частью которого являешься и ты, - снова подал голос Шахран.
Ему было важно знать, действительно ли его старые Боги обитали здесь, или же им было тут не место, и они стали не более, чем иллюзией в головах староверов. Если Коджо даст положительный ответ, возможно, Шахран пересмотрит свое отношение к нему и Варге, сделав последнего лишь призраком, который будет сниться по ночам, а новое божество станет для сына Фрактала путеводной звездой. Ран не хотел гнаться за несуществующими богами, возносить к ним мольбы и просьбы, если их не слышат. Времена, что Варга был с ним, были чудесны, но если далее Шаху придется идти без него, что ж, так тому и быть.
-Многие из нас владеют магическими артефактами, что имели огромную силу на нашем Острове. Но столь же сильны они здесь, или же стали не более, чем побрякушками? – Шахран перемялся с лапы на лапу и кристаллы, что висели на почти прозрачной нити на шее где-то под густой шерстью едва слышно звякнули.
Всякого рода кристаллики, талисманы и диковинные предметы на старом Острове способны были из калеки сотворить непобедимого война, но не опасно ли ими пользоваться здесь? Ран опасался, что старая магия может со многими сыграть злую шутку, и не стоит проверять это на своей шкуре.
Волк замолк. Он задал, как ему казалось, самые важные вопросы, ответы на которые были очень важны. О местной флоре и фауне он узнает позже, прочувствует их на своей шкуре, однако узнать, с ним ли его Боги или суждено ли ему вообще здесь жить, он может очень нескоро, если и никогда.

+2

45

Дослушав последний вопрос Шахрана, змей чуть склонил голову набок, всматриваясь в те самые кристаллы, и не наблюдая никаких отличий между тем, что привез с собой волк и тем, что то и дело находили на просторах Дискордии. Впрочем, оно и понятно было, в конце концов, оба острова когда-то были частью единого целого, и родина переселенцев некогда также находилась под куполом. По факту, все они были родом с Дискордии, ведь их остров имел прямую связь с архипелагом, был его частью. И хотя бывший дом Шахрана и Трашь долгое время существовал обособленно, Дискордия все равно была родиной их магии и богов, а, как следствие, домом для их предков. Коджо не отличался добродушием и гостеприимством. Питаясь душами мертвых, он был бы чертовски рад, если бы архипелаг начал тонуть в крови и наполняться смертью. Однако несмотря на скверный характер, он все еще являлся божеством, и это накладывало на него определенные обязательства. В частности - выполнение уговора. Коджо мог бы слукавить, соврать или переиграть партию так, как было бы выгодно ему, настроив все фракции друг против друга, но он не видел в этом никакого смысла. Все, кто сейчас бродят по архипелагу, рано или поздно окажутся в его власти, и торопить события не стоило. Охота, междоусобицы и болезни, приносят ему достаточно душ, чтобы не опускаться до лжи ради наживы. Сложно было представить, что у такого божества есть честь и гордость, но змей, пожалуй, был единственным существом на этих землях, что не готово было опуститься до подстрекательств и обмана ради достижения выгоды, потому что выгода неизбежна при любом раскладе.
- Нужные вопросы задаешь, молодец. Широко мыслишь. Дискордия... намного более древняя, чем все нынешние фракции, чем все остальные боги, чем люди и волки. Место, которое ты видишь вокруг - это тоже Дискордия, и на протяжении всей своей истории она становилась домом для совершенно разных существ. Из воды вышли мелкие ящеры, что позже стали теми, кого ты можешь лицезреть сейчас. Гиганты, шаги которых раскалывали землю, ходили по этим землям намного дольше, чем люди и звери, которых ты наблюдаешь с рождения. И, несмотря на их силу и размер, до которых далеко ныне живущим, они погибли от буйства природы совсем как ваш остров. На смену ящерам пришли многие другие звери. И волки, ваши далекие предки, были среди них, - с земли вокруг Шахрана начала подниматься пыль, принимая причудливые формы совершенно разных зверей. Некоторые из них, хоть и были больше похожи на привычную живность, казались уродцами и не имели аналогов в реальном времени. Другие - вполне себе. Необычные шерстяные носороги; гигантские кошки с огромными, похожими на ножи, клыками; огромные олени, втрое превосходящие нынешних собратьев... И, разумеется, волки. Более крупные и массивные, чем Шахран, но практически неотличимые от нынешних, своими песчаными мордами беззвучно выли в затянутое черным дымом небо.
- На протяжении всей своей истории, на Дискордии рождались и уходили целые экосистемы, возводились и разрушались империи. Ваши древние сородичи тоже имели свои фракции, и ни одна из них более не существует. Дискордия одинаково благосклонна ко всем, кто ищет на ее просторах свой новый дом. Так повелось от начала времен. Шанс у вас будет, и не думаю, что единственный. Люди и звери, населяющие эти места, способны на те же эмоции, на которые способны вы сами. Я бы не назвал этот путь легким, но даже среди нашего... воинственного и недружелюбного населения, найдутся те, кто готовы будут понять вас и помочь.
Мир вокруг Шахрана и Трашь начал стремительно распадаться на мелкие детали, и началось все с самих ящеров, которые внезапно начали покрываться синим светом и рассыпаться в пыль, устремляясь в небо. Все до единого - не просто декорации прошлого, но души, поглощенные Коджо за многие годы его жизни. И если Шахран мог просто наблюдать за миллиардами синих частиц, стремившихся к небу, Трашь пришлось несладко - динозавр, на котором она восседала словно ковбой, растворился вместе с остальными, обрушив ее на землю и поломанные деревья. Растения, в отличие от животных не исчезали, ибо души у них не было. Признаться, Коджо будет скучать по этой кошке. Эта игра с судьбой была чертовски забавной, и змей с удовольствием потрепал бы ее сильнее. Вопреки возможным мыслям о нереальности происходящего, умереть в этом мире было абсолютной реальностью, и безрассудство кошки только еще больше раззадоривало божество. Но обещания надо держать, а значит, придется вернуть ее обратно в свой временной промежуток.
- Ваши боги, как и магия, родом отсюда, с Дискордии. Кристаллы, что ты носишь с собой, многие миллионы лет извергал из себя вулкан Роккоко. С помощью них вы и прошли через купол, у вас... по сути своей, был ключ от древнего замка, и вы, сами того не понимая, миновали шторм благодаря своим кристаллам и артефактам. Однако... все не так просто. И с богами, и с магией. Ваш остров когда-то тоже находился под куполом, когда тот был намного шире. К сожалению, со временем, купол сильно уменьшился, оставив вас за бортом нашего чудесного корабля, а вместе с тем оставив за бортом и ваших богов, и вашу магию. Вы существовали обособленно от нас достаточно долго, и это имеет свои последствия. Так как природа и у ваших, и у наших артефактов одна, вполне возможно, что вашим побрякушкам удастся вернуть былую силу. Вам нужно на Атолл попасть, поговорить с древними черепахами, они лучше всех ныне живущих разбираются в магии, и не делят на "своих" и "чужих" тех, кто обратился к ним за помощью. Возможно, они смогут их починить. Вернуть ваших богов... задача куда более сложная, но все еще посильная. На Дискордии нет особого пантеона, есть единый пантеон архипелага, а ваш остров был, и все еще остается, его частью. Если хочешь узнать больше о возвращении ваших богов - тебе следует разыскать вашего мальчишку с артефактами. Тельши его зовут, насколько я знаю. Уникальное создание, стоящее между миром живых, миром духов и миром богов. Чудовище, порожденное ошибками Цитадели, ее ночной кошмар во плоти. Найди его, он знает, как вернуть ваших богов, если тебе это нужно...
Неожиданно голос Коджо стих, и мир вокруг снова завертелся и закружился, на сей раз, в обратную сторону. Сюжеты из прошлого проносились перед глазами Шарана и Трашь так быстро, что уследить за ними было практически невозможно. Несколько мгновений спустя, они оба оказались на том же месте, где их "поймал" змей. И если Шахран выглядел сносно и почти невредимо, Трашь была... значительно более помятой жизнью, но, хотя бы, живой. И относительно целой, хотя добить ее ничего для Коджо не стоило.

Квест считается завершенным. После отписи Трашь и Шахарана, и выведения персонажей из игры, в данной теме будет объявлен итог. Благодарю за увлекательную и динамичную игру.

GM-Kai

+4

46

Шахран с вопросами не прогадал, и Коджо ответил, весьма полно и информативно. Внимательному волку оставалось только слушать и мотать на ус, а в его голове тем временем собирался паззл, который поможет ему в дальнейшем понять мир, в котором он чудесным образом очутился. С каждой новой божьей фразой у бурого складывалось более-менее понятная разуму субстанция, которую можно будет назвать настоящими знаниями о Дискордии.
Оказывается, они не очутились на новых неизведанных землях. Дискордия – давно покинутый ими дом, в который они теперь вернулись. За время их отсутствия многое изменилось, и нынешние обитатели острова не собирались делить его с прибывшими. Однако после услышанного у Шахрана значительно прибавилось уверенности. Он не будет ни у кого ничего просить, а возьмет свое по праву. Сын Фрактала, как и любой переселенец, имеет полное право жить здесь, ведь это было их домом испокон веков, пусть и почти навечно забытым. Волк стоял там, где стояли его далекие предки, отцы и деды его дедов. Кровь, что течет в жилах Короля, текла по венам и тех, кого он сейчас видел в виде бестелесных образов.
-Мы – не чужаки, - выдохнул он тихо, не намереваясь перебивать Коджо.
Действительно, они не являлись пришельцами извне, как думали все – и местные, и сами прибывшие на кораблях. Только об этом пока никто не знает. Никто, кроме Шахрана и Трашь. Они все – братья и сестры, некогда существовавшие вместе, но по какой-то причине отделившиеся друг от друга.
Один остров, один купол, одни боги… Полученная информация стучала по вискам острым топорищем, чуть ли не пробивая голову насквозь. Закипела легионерская кровь, зачесались лапы в преддверии быстрого утомительного бега. Шах не мог больше ждать, его распирало от того, что он только что узнал. Молодому волку не терпелось взяться за дело и найти свое место там, где оно всегда было, только его кто-то занял, пока бурый отсутствовал. Но теперь он вернулся, а значит, кому-то придется подвинуться, нравится это ему или нет.
И Варга… Варга с ним, он никуда не уходил и существует не только в голове Рана. Его мольбы и просьбы к богу Войны реальны, а сам он – не плод воображения отчаявшегося легионера. Осталось лишь сделать то, о чем рассказал Коджо, и вернуть былую силу и власть магии, что они привезли с собой, а вместе с ними и величие своих Богов. В отличие от остальных, Шахран всем сердцем желал, чтобы о Варге еще услышали, а потому он во что бы то ни стало найдет этого Тельши, отыщет Атолл и черепах, что там обитают, и сделает все остальное, что будет в его силах и власти.
Когда мир вокруг начал вращаться, Ран понял, что его встреча с новым божеством подошла к концу. Благодаря Коджо он многое узнал, что перевернуло внутри него все вверх дном, а потом тотчас расставило по полочкам.
-Спасибо, Коджо! – Прокричал Шахран в надежде, что вихрь не заглушит его слов.
Вера в этого бога точно возросла, а потому алоглазый собрался нести эту веру и дальше с собой. Вместе со знаниями, который ему дал Коджо, он отыщет Варгу, а дальше, с поддержкой двух богов, нести знамя легионерского война будет уже проще. Вся семья ждала от Шахрана великих дел, а теперь вся семья мертва, однако Ран от своего предназначения не отказался.
-Я рад, что ты жива. – Повернулся волк к кошке, что стояла рядом с ним не совсем в презентабельном виде. – Мне пора. До встречи, - волк знал, что они еще встретятся, но сейчас им было не по пути.
Алоглазый знал, что пантера сможет сама о себе позаботиться, а ему нужно отправляться в путь. С чего начать? Шахран не знал, но намеревался узнать. Он бросился в чащу джунглей, не думая останавливаться. Ему нужно было узнать больше о местных жителях, ведь только они подскажут, как разыскать Атолл и древних черепах. С них-то он и начнет, но для этого необходимо поработать над хорошей репутацией…

--->> Вне игры

+3

47

Порой боги играют странные шутки и создаётся впечатление, что иногда, даже богам бывает очень скучно. Как еще можно объяснить то, что время от времени они вмешиваются в ход жизни простых смертных заставляя по своей воле и прихоти изменяется не только окружающую реальность, но и время, эту поистине не поддающееся воздействию мистерию. Некую ткань неуловимого пространства, которая подобно древней книге содержала на своих страницах всё-то, что называлось жизнью и памятью.
Если бы времени было больше и можно было бы предаться размышлениям на тему того, что и богов должны связывать какие-то рамки, законы, обязательства, то скорее всего, я пришла бы к выводу, что такой самый произвол неминуемо должен был бы привлечь к себе внимание некоего правосудия. От чего-то , мне казалось, что прямое вмешательство богов в незыблемые законы мироздания, должно быть так или иначе наказуемо, хотя кто знает, есть ли тот самый талмуд сводов и ограничений правопорядка в поднебесном мире. Если считать нормой то, что творилась сейчас, даже по меркам вечности, в которую мы непременно когда-то уйдем, этот фрагмент нашей жизни, что крохотная крупинка в реке огромного мира времени вселенной, но даже несмотря на это, всё что происходило сейчас, казалось мне чем-то противоестественным.

Кругом, сменяя друг друга, сотрясая ревом и топотом землю, устланную густейшим слоем пепла, покрытую трещинами и закипающий лавой, неслись огромные древние ящеры, время которых прошло уже очень и очень давно, на фоне этих монструозных созданий, жизнь которых канула в лета тысячи лет назад, мы казались чем-то совершенно лишним, не правильным, однако попадание в прошлую эпоху никого кроме нас не смущало. Словно надоедливые блохи на теле великана, вцепившись в шкуру когтями, мы неслись на спине одной из таких вот древних тварей, обдумываемые нестерпимым жаром раскалённого воздуха сквозь марево из пепла. Было настолько чудовищно жарко, что даже кровавые раны на теле Трашь ссыхались корками, а жесткая шерсть так и осталась торчать в разные стороны, словно её уложил невидимый мастер и закрепил фиксирующим средством. Разобрать в рёве и хаосе что-то, что хоть отдалённо бы напоминало  общую картину, было совершенно не возможно, кроме того как, то и дело кто-то падал, через кого-то мы перепрыгивали, кого-то оббегали стороной, не мы конечно, а наша "лошадка". Ошмётки кожи, крови, кишки и прочие атрибуты небесной войны с миром живых, оседали на наших шкурах и уже через пять минут панического бегства из эпицентра природного катаклизма, я и Трашь были похожи на залитых кровью и прочей требухой монстров, что пировали на кровопролитном празднике прожорливого бога войны, разрушения и смерти. Однако, любому везению наступает конец, хотя та заварушка в которую мы попали, с самого начала не напоминала хоть что-то отдалённо напоминающее то самое "везение", двуногий монстр споткнулся тогда, когда под ноги ему рухнуло очередное тело, инерцией Трашь подкинуло в воздух и запульнуло вперёд. В полёте хищница сумела орудуя всеми четырьмя лапами и хвостом несколько ослабить инерцию и сгруппироваться так, чтоб опуститься на круп очередного гиганта впереди, но не всё так просто, на лету нас подкинула вверх чья-то морда, одним мощным толчком перечёркивая попытку на спасение, зависнув на пару секунд в вышине, мы живописно рухнули вниз на нескончаемый поток бегущих, ревущих, топчущих и толкающихся гигантов. Вот уже показалась чья-то огромная распахнутая в рёве пасть, в которую мы имели все шансы угодить, при этом гигант вряд ли почувствовал бы даже наш вкус, настолько ничтожны и незначительны были наши размеры, но прежде чем завершился наш последний полёт, древние рептилии стали очень быстро тускнеть и истаивать призрачным синим светом, словно искры задрожали силуэты и потянулись в небо уменьшающимися голубоватыми искорками огоньков.

Приземление сложно было назвать приятным, хотя слой копоти и пепла всё же несколько смягчил падение, но вот хруст древесины от этого не стал менее безболезненным. Меня ощутимо тряхнуло вместе с телом моей покровительницы, которая не сумела сдержать болезненный рык в своей пересохшей глотке. Вообще, удивительное дело, что во всей этой кутерьме не поддающимся описанию событий, я выжила, наверное некоторые способности спутника сказались, а так, быть бы мне трупом. От всполоха небольшой ударной волны, взметнулись к чёрному небу алые раскалённые искорки, живописно закручивающиеся в лёгкую спираль, что устремлялась к небу. Жутко и красиво...
И снова время побежало словно вспять, на этот раз отматывая сцены с невообразимой скоростью обратно, ровно до того момента, пока Трашь не оказалась распластанной на том самом месте, откуда и началась наша сегодняшняя история. В сравнении с Шахраном, тем бурым волком который составил нашему дуэту компанию, мы выглядели совершенно не сопоставимо, словно черти выбравшиеся из ада, из той его части, где заживо расчленяют, жгут и плавят... Весьма контрастно.
Тяжело, фырча и потряхивая головой, слизывая запеченную кровь с разбитого носа, Трашь поднялась. Хищно сузились жёлтые яркие газа и очень внимательно, пытливо прошлись по шкуре бурого знакомого, отмечая того вполне сносный и можно сказать на нашем фоне цветущий вид.
- Я рад, что ты жива. - произнес волк, при этом вид его показался мне очень довольным, пантера некоторое мгновение помолчала, а затем, медленно кивнула, словно принимая его слова, после какого-то своего анализа. Порой мне казалось, что я знаю Трашь уже очень давно, непонятным образом, я словно чувствовала её настроение и ловила сокрытые посылы мыслей и мне показалось, что в Шахране она имела какой-то свой интерес, именно поэтому закипающая на мгновение яростная волна поглотилась каким-то внутренним расчётливым спокойствием.
- До встречи. - глухо обронила кошка, смотря как наш малознакомый знакомый поспешно уходит в сторону леса и было в её взгляде что-то такое, чему я не смогла найти объяснение, но то, что встреча состоится я, почему-то, не сомневалась.

------>> Вне игры.

млин, опять забыла переход.

Отредактировано Трашь (2020-06-29 16:54:03)

+1

48

Квест Шахрана и Трашь объявляется успешно завершенным. В процессе игры было открыто новое божество - Коджо, а также получена информация о возможном возвращении старых богов и артефактов. Описание локации вскоре будет обновлено. Персонажи получают 2 балла за этот квест, что позволит открыть две ячейки в лотерее или обменять эти баллы на очки для межсезонного аукциона.

Краткий сюжет и итог квеста:
Трашь и Шахран попадают в "лапы" Коджо, который не только является божеством пространства и времени, но и пожирателем душ. Схватив незваных гостей, змей отправляет их во времена динозавров, позволяя помериться силами с рексом и увидеть падение того самого метеорита, что погубил ящеров. Оказавшись в прошлом, кошка и волк применяют совершенно разные тактики поведения. Шахран пытается выстроить диалог и, в итоге, добивается расположения божества, получает его покровительство и множество важной информации. Трашь же, наоборот, избирает путь противоборства и не выносит из этой встречи ничего полезного, лишь новые травмы.

+2

49

Игровой сезон завершен

0

50

--->> Вне игры

Сезон "Клятва на крови"
22 сентября 188 года

"Плач о потерянном исчезнет, стоит ему объявиться. Так это работает?"

Если бы только я умела вести дневник. Я бы начала его со слов: "Безразличие почти задушило меня". Я так давно не слышала слов, не понимала, жила ли вообще? И тут же отвечала: "Да, жила, из последних сил". Зачем мне продолжать путь, ради чего? Надежда, ты слепа, и я тоже.

Круги уже не вокруг, а внутри, я наворачивала их каждый день, убивая в себе спокойствие, сжигая терпение. Сколько слёз должно было пролиться, чтобы некто откликнулся на мой зов?
- Ненавижу - прошипела я сквозь зубы.
Я хотела, чтобы мир узнал, какая я сильная и озлобленная, и какими бы ни были удары, я стояла на лапах.
Тогда бы я задала вопрос тебе, дневник: "Что бы ты сделал, если б тебя хотели изжить со свету?". Ничего. Ведь мысли, заметки на определенном полотне - слишком жалкое зрелище с мнимой верой. Стоило мне такое сказать вслух, как я ощутила себя им. Это упрек или бред? Немного подумав, я продолжила: "Ты бы отдавал все, чтобы жить и наполняться смыслом. Тебе везет - у тебя есть причина жить. А от меня она каждый раз ускользает. Ты бы хотел стать мной, а я - тобой. Глупо. Глупо, что мы не ценим то, что у нас есть". С другой стороны, зачем ценить то, что причиняет мне боль?

Волны шипели, десятком когтей взрыхляя песок, они желали его забрать. Я устало наблюдала, как ненасытная вода пожирала его с каждой новой волной, которая обрушивалась на него. Открытая местность осталась позади, и я маломальски удивилась. Лапы довели меня до пещеры близ воды. Немного потоптавшись на месте, я решила отойти в дальний, сухой угол, куда буря не дотягивалась холодными стрелами из капель. Я легла за камень, который хоть немного сдерживал злобные порывы.

Я любила шторм, дома частенько наблюдала его с возвышенности. Ветер точно хотел меня унести, я боялась, что так и случилось бы, если б не опекун. С ним мне было спокойнее, хоть он и не разделял моих безумных тяг и желаний к разрушениям, стихиям и детскому, своеобразному безумию, ибо я очень хотела летать. Как листочек, я бы в один миг взлетела, подхваченная порывами, затерялась бы в грозовых облаках, увидела бы духов, которые раскрывали зубастые пасти и стреляли молниями. Что такое гром? Я думала, что это - ожесточенный бой между двумя волками, которые ударяли друг друга об своды небес, желая низвергнуть на землю, и проигравший становился бы смертным.

Шторм - симфония невысказанных слов, потаённых чувств, противоречия. Это не просто взрывы поднебесья, а возможность принять свои капризы, ругань такими, какие они есть, понять себя, как никто другой. Была ли я одинока? В глазах опекуна я видела замешательство и думала, что он не должен был тут быть. Он не понимал меня - не желал почувствовать бурю. Я подошла тогда к краю, совсем близко и... Я желала прыгнуть. Всего порыв или неосторожный шаг отделяли меня от верной гибели.

Безразличие внутри - передышка от всего того, что терзало меня. Я пролежала в своём укрытии не так много, в последние дни мне не приходилось нигде отдыхать. Мне не с кем было посоветоваться, поэтому я старалась отгонять навязчивое желание воспользоваться чужим опытом. Я скучала по дому, уютным норкам, относительно безопасным землям. Когда вокруг меня были волки, я не желала ни с кем знаться, а теперь хныкала.

Дневник, тебе никогда не приходилось оставаться в одиночестве по своей вине? Так знай: это не зависит от тебя, а только от того, нужен ли ты кому-то или нет. Все мы - объекты использования, я уж не могу отделаться от этого. У всех есть срок годности. Вопрос в том, как он вычисляется: по собственному желанию или делу случая? Все мы от кого-то отказываемся или от чего-то. Ужасно это признавать, дневник, но я сама такая. Мой опекун вкладывал в меня душу, отдавал всего себя, а я сбежала от него. Правда, я бы так хотела, чтобы он сейчас оказался рядом...

Моё тело задрожало под градом всхлипов, потом я заскулила. Мне станет легче. Я прижала уши к голове. Обязательно станет, просто надо поплакать. Я приоткрыла глаза, положив голову на лапы, и смотрела на крутой мыс. Ничего не случиться.
- Я хочу домой...
Я прошептала его имя:
- Господин...

+3

51

Сколько слез должно было пролиться, чтобы некто откликнулся на ее зов? Ни одной, или, быть может, целый ливень? Так или иначе… кто-то все-таки да откликнется. На счастье или на беду, но все же.
Нужно всего лишь подождать - буря непременно настигнет призывающую ее, где бы той ни пришлось скрываться - за куполом ли, за пеленою дождя, за пещерным ли камнем...

Из укрытия Аманотер открывался полноценный обзор на сценическую площадку разыгрывающейся драмы.
Быть может, Чужая еще не предполагала, что с каждым мгновением превращается из случайно заглянувшей на представление зрительницы в непосредственную участницу действа. Она узнает об этом немного погодя. Ну а сейчас...
...недаром ведь говорят, что невзгодья слетаются на слезы, как мотыльки на огонь. А тени сползаются на чужое горе.
Одна такая тень уже спешила на вершину мыса – на удивление массивная волчья фигура, напропалую несущаяся через хлещущий шквал шторма. Очертания нечеткие, не силуэт даже – так, небрежный расплывчатый мазок живой акварелью на пропитанной сыростью панораме местности.
Шерсть, потемневшая от влаги, прилизанная к телу языком дождя; морду в деталях через пелену ливня не рассмотреть толком - да и откуда, с такого-то расстояния? Благодаря шторму и дальности обзора мчащийся навстречу обрыву зверь оставался незнакомым. Надежно неузнаваемым. Что он делал здесь? Зачем? Бежал от кого-то, загнанный в западню? Когда всем остальным будто самой природой было приписано сидеть по укрытиям, пережидая ненастье, этот безумец рвался напрямик, совершенно не замечая непогоды, но то и дело оглядываясь через плечо и по сторонам – в какой-то странной, почти судорожной спешке.

Незнакомец пробежал еще немного, еще раз оглянулся и, неловко притормозив передними лапами, замер у самого края обрыва. Вытянув шею, взглянул вверх, словно что-то выгадывал еще и там, в небесах, а после – обратил взгляд вниз, высматривая неведомое нечто еще и в бушующих волнах.
Вновь оглянулся назад, дрогнул всем телом так, что было заметно даже издали, и снова вперил взор в неистовую стихию. Помедлил без движения, словно пытался собраться с духом, а после...

...раскат грома заглушил и последние слова самоубийцы, и его предсмертный вопль, и хруст костей – прежде чем рухнуть в море, тело в полете запнулось о каменный выступ, выгнулось под немыслимым углом, медленно сползло вниз с препятствия, и, наконец, очутилось в объятиях стихии.
Ничего не случится?
Для этого зверя - уже точно ничего.

[GM-Tao]

Отредактировано Game Master (2020-09-13 20:15:37)

+1

52

Но, знаешь... Путь самоубийцы - путь лезвия и птицы. Путь мухи, путь мокрицы. Не станешь ты героем - твой страх заполнен гноем (с) Климбатика - Путь самоубийцы.

Случалось думать о смерти, когда бессилие нашептывало о прекрасном мире, в котором не было бы меня. Даже сейчас почти невозможно представить, как смотреть, если нет глаз, дышать, если ты - есть всё и в тоже время ничего, или жить без сердца. Наши тела - смертельный вирус, поразивший систему лишь раз, а перезапуск был отложен, но совсем не нами. Изначально мы рождены в рабстве и мечтали о полноправии. Оттого я думала, что суицид - шаг к освобождению... В пустоту.

Такая малая, а уже забиваешь голову всякой чушью.
И что? Зато нахожу повод улыбнуться.
Я ищу себя в мелочах. Будто пытаюсь воссоздать утерянный образ той девчонки, которая желала познать справедливость. Что есть она? Никто не задумывался об этом столь досконально, как я. Сначала мои поиски основывались только на том, чтобы повзрослеть поскорее. А теперь я уж не знаю, на какой стадии? Наверное, между взрослым и ребенком. Или ни чем. Ведь ума так и не прибавилось: наивность также бьёт мои лапы, а эмоции льются через край.

Мне случалось думать...

Случалось думать о том, что всем было бы хорошо, когда вина сжирала меня. Но мир не исправился б: не стало бы меня - гнобили бы кого-нибудь еще. Существовали в мире бесконечные циклы, один из них я знала хорошо: цикл добра и зла. Чья-то боль, мимолётное счастье, война иль перемирие, спасение и предательство - вот основа-основ Великих Рычагов, которые заставляли меня жить. Извечная борьба и неравномерный поток взаимодействовали также нескладно, как я реагировала на различные события. Мне никогда не удавалось насытиться, исчерпать смыслы или образы, и каждое воспоминания открывало со временем новые детали, дразнило паранойю и тянуло меня то извиниться, то дополнить ругательства. Ох... Сходила ли я с ума? Едва ли. Была в рассудке. Едва ли.

Случалось и отдыхать, как сейчас.
Я никогда не считала себя нормальной. Отнюдь, клеймо или призвание - сии понятия переплелись соблазнительными терниями меж собой. Клеймо давало общество, тот же опекун, нередко - сам разум. Призвание же я находила сама. Оно напоминало маленькую веру в себя. Сейчас я нарекла себя искательницей. Этот титул не давал мне пасть духом, и если б не воодушевленные голоса, я бы не набрела на столь огромное для меня убежище.

Девчушка оставалась хрупкой, фарфоровой куклой, но уже беспризорной и не такой чистой и привлекательной. Стихия буйствовала, не замечая хрустальных слёз. Капельки инея застывали на кончиках мыслей, и шерстинки нервно дрыгались, смахивая их. Они разбивались о холодный, тёмный камень и больше не возвращались ко мне.

Детство — забота. Я привыкла к постоянно теплому боку заботливого опекуна. Прерывисто затрепетала грудь, хныкая, подобно забитому, обиженному щенку, и тоска вернулась. Она с новыми силами обрушилась ураганом, хотя казалась прохладным, сухим бризом. Наивность никогда не была в плюс, и я снова обожглась. Снова нет его. Я ждала вопроса и теплое дыхание ласковых слов на ухо: «Что с тобой?». Я бы повернулась, а он улыбнулся. И я с содроганием бы замерла, услышав это: «Ты всегда можешь рассказать мне, что чувствуешь». Он был так мил. Неудивительно, что со мной, чертовкой, которая даже за собой уследить не может, никого теперь нет. Поделом. И никто не сохранит теперь мою тайну. Об одиночестве...

Я снова подумала о смерти.
Но глупо было бы умирать... Сейчас.

Сквозь раскаты донесся крик. Он когтями открыл рану, и тревога взвыла раненным зверем. Её чудовищный вой смешался с гулом ветра, но я уже замерла. Парализованная неизвестностью, я глядела перед собой. Маленькая точка сорвалась с обрыва вниз. В тот миг, когда тело находилось в одном миге от смерти, раскололась надвое черепушка. Я готова поклясться, что слышала хруст костей, низкий и гулкий "бух" об бетонную воду. И снова зашумели волны... Только в них теперь переворачивались кости и внутренности.

Я не могла избавиться от ужасной картины и подорвалась. Не желая более находиться у самого берега, к которому должно было прибить изуродованное тело, я выбежала из-под навеса и нашла путь наверх. Остановившись около камня, я в нерешительности подняла лапу. В моих действиях не было никакой логики. А что делать? На моих глазах какой-то волк разбился насмерть! Я и правда не знала, стоило ли позвать на помощь или остаться, надеясь, что тот выплывет? Нет. Тоже бред. Грудь кротко вздрагивала, и слёзы навернулись на влажную шерсть. Дождь скрыл мои кровоточащие ранки. Мне было больно: я не понимала, как вообще такое возможно? Это же страшно! Быть в пустоте...

Я так и не тронулась с места. Прижав уши к облезлой, мокрой голове в пристыженном жесте, я внимательно осмотрелась. Никакого намека на спасение средь белых гребней и темнеющих впадин. Он мёртв. Он был, чёрт возьми, мёртв. Утонул. Глаза закрылись.
- Совсем не знаю, что делать - прошептала я. - Совсем не знаю... Господин.
Он бы сказал, что стоит уйти подальше от этого места. Если совершено убийство, то проклятие мгновенно произрастает там, отравляя всё живое. Но как забыть то, что я видела собственными глазами? Как смириться с тем, что произошло? Мне так больно, так страшно! Я... Ничего не сделала. И за это снова... Ненавижу!

Отредактировано Аманотер (2020-11-08 02:43:25)

+4

53

Волны баюкают закоченевший труп, пустота раскрывает ему объятья. Это страшно, наверное, так глядеть в глаза смерти, дитя, да?
Дождь здесь больше не ласков, он не скрывает раны; ветер злобно кусает зрачки и тело – выжимает плач и немножко бруснично-алого. Это так ты хотела, да?
Неприятности любят хрустальных девочек. Хрупкость, наивность – лакомый их кусок.
Неприятности любят пробовать на зубок.

Это только в сказках все опасности счастливо минуют принцессу, выскользнувшую на волю из своего воздушного замка, сюда, в дивный и жестокий мир. Если это не сказка - ну что же, принцессе однажды придется худо.
Впрочем, разве можно вообще говорить о счастливых исходах и безобидных местах на Дискордии – архипелаге, зарифмованном с опасностью в одну строфу.
Дискордия полна капканов и страхов, особенно для той, что только недавно улизнула из-под безопасного крылышка своего опекуна. Теперь над ней, вдыхающей морскую соль напоенную кровью самоубийцы, простирает свое крыло опасность.

Стоит только случиться одной беде – она тут же откроет ворота другим, протянет с собой незримую нить совпадений и данностей. И сейчас Аманотер придется убедиться в этом воочию.

Панорама безрадостного утра исторгает из себя, помимо почившего волка, еще два нечетких силуэта, почти сливающихся с песчаной местностью вокруг, словно они и взаправду были сотворены из песка да дождевой воды – фигуры, замершие двумя точками золотисто-коричневого оттенка. Ветер яростно дует в их сторону, словно наделяя эти безликие отраженья душой и силой – и силуэты обретают скорость и проворство двигаться по направлению обрыва, прямиком к Аманотер.
Это страшно, наверное, так близко увидеть львов?
Каждый шаг их порывист, неровен – ветер хлещет прямо в бока, заплетает лапы петлями, их тела худы – так, что позвонки все напересчет, так, что от грив уже давненько остались лишь жалкие пряди. Но несмотря на это – они быстры. На удивление даже. Водят мордами направо-налево, словно пытаются высмотреть что-то или кого-то…
Издали раздаются их голоса; слова, рассеченные по слогам лезвиями дождя и ветра:
- И где тебя носит, а? Покажись, ну-ка? Эээй... – кого они ищут, пока неизвестно. Вариантов масса, истина одна – и голоса, и львы неуклонно приближаются.
- Эй, тебе не спрятаться..., - в тоне окриков так и напрашивается игривый настрой, однако за всем показным озорством нет-нет да и чудится нота сокрытой угрозы. Кличущие не играют, нет, отнюдь не играют, только навешивают на себя маски приторного добродушия, за которыми скрываются самые лютые из дьяволов - дьяволы безумия.
- А вот и ты! - оба льва, наконец, подловив волчьи очертания на окоеме мыса, разразились дьявольским торжествующим смехом, с жутким, тягучим подвывом на верхних нотах.
Ловушка захлопнулась, игра в прятки завершилась, и трепещущей жертве больше некуда скрыться. Или это только так кажется? Ведь есть еще путь назад. Есть еще время. Совсем чуть-чуть.

[GM-Tao]

Отредактировано Game Master (2020-11-27 01:17:21)

+1

54

- Что я опять сделала не так? Что? Что я сделала не так, отчего ты не отвечаешь мне? Но я клянусь, клянусь, клянусь, всё исправлю! - короткими вдохами говорили мои озябшие уста.
Я не слышала ни раскатов грома, ни завывания ветра. Только перекошенная рожа неизвестного мне страдальца, как на зло, предстала моему взору. Я видела её: глаза, в которых копошилась мелкая рыбешка, оголодавшая в столь жуткий шторм, и пушистые ошметки водорослей. Другие же обхватили раздробленное тело: разделенный живот держался на двух кишках, которые чудом не порвались, в отличие от других, что парили, а на самом деле - шли ко дну. Я потеряла ощущение вкуса, но и рвать внутренностями не хотелось. Следом - застыло дыхание. Я хотела бы сказать, что и сердце моё остановилось, но оно билось. Всё еще билось, несмотря ни на что...

- Ха! - откашлялась. - Ради чего?!
"Ради чего ты погиб", хотелось мне сказать. "Ради чего предпочел зубья счастливому, следующему дню! Или ты это сделал... Не нарочно? Во имя кого-то? А этот "кто-то" так был тебе благодарен, за то, что ты сделал? Он о тебе даже и не думал, иначе бы побежал за тобой в бурю! Глупец!", меня взяла злость, та самая, которая затмевала любой страх. В такие моменты я переставала бояться своего господина и воспринимала его, как равного себе. Еще я знала, что это - не я. Я бы такого не сказала: не нагрубила бы, не повысила голос, скорее уж смиренно лепетала и пыталась бы понять! Но не сейчас. Это было несправедливо. Так несправедливо, что хотелось разнести весь мир, перевернуть его вверх дном, чтобы у него закружилась голова! Всё, чтобы доказать, что - несправедливо - лишать кого-то жизни в угоду себе.
Ах, видел бы меня мой господин!
И не узнал - пришёл бы в ярость и огрел по морде своими клыками.
Видел бы он такую меня - ушёл. Потому что передумал бы видеть.

Я активно дышала, расставив перед собой лапы. Еще выдох - снова вдох, через силу - вдох, испуская дух - выдох. Сжимаю зубы - хочу, чтобы стало легче. Не получилось - я слишком ничтожна, слаба, как и говорил господин. Все надо мной издевались, потому что я не могла дать сдачи - не было сил. В надежде, но исподлобья я смотрела на море - я не пыталась уйти. Не пыталась бороться. И так - всегда.
Подорвалась, и конечности поехали вперед, к волнам, что мечтали поглотить и меня. Ненасытное море, беспощадное, равнодушное и тёмное! Я вглядывалась в него, намеренно подчиняясь гипнозу. А оно только пуще шипело...
- Ха - устало теперь вырвалось у меня.
Кончено.
Собрала под себя кости, покрытые шерстью, включила Его, развернулась.

Бога сломил бы Умысел. Вселенную - собственный режим самоуничтожения. И я была подобна этим двум Величиям - они пели во мне. Так что внезапный топот не проник под озябшую шкурку жалкой переселенки (меня). Недобро сощурившись, она остановилась (я) и решила вроде бы подождать незваных гостей. Она слышала их ранее - заранее уготовила речь. "Гребанная игра", процедила в мыслях, сдерживаясь, чтобы не закусить губу. Лезвие в глазах сменилось на поддельно-детское удивление, и я заплясала на месте:
- А вот и я!
Мой хвост раскачивался активно из стороны в сторону.
- Но игра не закончена - более тише хмыкнула она (я).
Затем - рванула наискосок, туда, откуда забралась на мыс.
"Но почему бы не сделать так, чтобы прятки переросли в догонялки? Выбора-то у меня не так много. Да и у тебя. Не дрейфь, я знаю, что делаю", уверенно заявила Она (я), придавливая мощной лапой растерявшуюся девчонку. Дурочка малолетняя! В таких ситуациях - быть собой - той Тварью, которую так любил Единственный Господин - лучшее достояние, но обесцененное, к сожалению.

Отредактировано Аманотер (2021-01-12 15:49:40)

+2

55

Когда-то Аманотер спрашивала у незримого собеседника: «что бы ты сделал, если б тебя хотели изжить со свету?»
Теперь же, когда саму Аманотер пытаются изжить со свету двое бродячих безумцев, незримый собеседник наверняка бы поинтересовался у нее в ответ: а что бы сделала ты?
Поинтересовался бы - и тотчас узрел ответ: Чужая, как по команде, собралась и рванула обратно, туда, где таилась в темноте несколькими минутами ранее. Решительный ход.
Но… если говорить начистоту, то шансы спуститься с мыса целой и невредимой у нее были достаточно… невелики. Та еще задачка – стремительно нестись по крутому склону, когда подводят не только погодные условия, но даже собственный вес предательски толкает тело прямиком вниз – только и успевай лапами перебирать, а не успеешь – ну, тогда-то неприятности себя ждать не заставят.
Вопрос в том, когда именно эти самые неприятности – в виде мелких осклизлых камней да рытвин - дадут о себе знать.
Судьба миловала – досадное недоразумение в виде подвернувшегося под скорую лапу камня явило себя почти к самому концу спуска – придется-таки прокатиться кубарем пару-тройку мгновений.

Какой-нибудь суеверный местный житель наверняка сказал бы – сами земли услышали тебя в тот миг, когда ты вела в голове монологи о смерти, дитя.
А жители Большой Земли бы добавили: мысль материальна, а потому незачем удивляться тому факту, что смерть уже дышит тебе в затылок.
И кто-нибудь обязательно бы провозгласил: Дискордия – территория выживания и первоклассный учитель во всем, что касается борьбы за собственное существование - телесное или духовное, это не важно. Важно иное - тем, кому доселе еще не приходилось отстаивать свою шкуру, архипелаг преподносит жестокие, но сугубо действенные уроки… или уничтожает.
В зависимости от того, толковый попался ученик или нет.

Дискордия не потворствует даже минутным слабостям и особенно сурова к тем, кто самовольно и опрометчиво начинает игру со смертью. Наглядный пример – сама Аманотер, запнувшаяся на бегу, потерявшая опору под лапами и кубарем приближающаяся прямиком навстречу своему убежищу.
Все ближе и ближе – каждая секунда знаменуется болевыми ощущениями и обретает на теле зримое воплощение, буквально вколачивая в волчицу очевидные истины:
удар
НЕ
еще один удар
СТОИТ
тупой толчок куда-то в район задней левой лапы
ИГРАТЬ
а клыки опекуна едва ли острей царапин от камней прибрежной гряды
СО СМЕРТЬЮ!
...а если и ввязываешься в эту игру – имей готовность выстоять все испытания до конца, ибо цена преждевременного проигрыша заведомо известна и не нуждается в подробном представлении.

Когда "спуск" наконец завершился, ветер принес в уши Амы ее собственные мысли: глупо было бы умирать… сейчас.
Ветер принес и пищу для размышлений – ведь если ты пытаешься бежать, если пляшешь на кромке лезвия, если не ведешься на гипнотическое притяжение волн, жаждущих тебя поглотить, значит... где-то внутри тебя все же теплится искра жизни, пусть и плотно заключенная в темницу дурных мыслей. Значит, все-таки есть ради чего жить… быть может, осознание этого придет далеко не сразу, но все же.

Когда-то одна потерянная и сбитая с толку волчишка говорила: я слишком ничтожна, слаба, я не могла дать сдачи. Мне так больно, так страшно.
Одна потерянная и сбитая с толку волчишка хотела стать сильнее и злее. Хотела научиться преодолевать себя. Преодолевать боль, проедающую червоточину где-то там, глубоко внутри ее существа.

Ну что же...
Дискордия, эта изобретательная на пакости шельма, сполна научит свою новую воспитанницу преодолевать боль. Начнем, пожалуй, с телесной – задняя левая лапа пульсирует болью, будто свежеобожженная.

Одна потерянная и сбитая с толку волчишка говорила еще много разного и спорного, но в одном она была несомненно права…
Игра не закончена, игра только начинается.
А смерть, воплощенная в обличьях двух львов, уже несется по пятам, подначенная дерзким окриком и распаленная предчувствием легкой добычи.

[GM-Tao]

Отредактировано Game Master (2021-02-02 00:21:32)

+1

56

Ok er þau kómu til hans, þá kastaði hann orminum
Í inn djúpa sæ er liggr um öll lönd

Когда Аманотер очнулась, то летела на бешеной скорости вниз со склона. Лапы ругались, шкворчала подлая грязь. Как вдруг, острый камень так впился в подушечку, что малышка взвизгнула и потеряла равновесие. Она кубарем покатилась вперед, сама не зная, куда. Жар распалял грудь, пока всё тело содрогалось от настойчивых, грубых толчков со всех сторон. Будто некие духи этого места врезались в неё, чтобы лучше координировать падение. Она скулила, моментами издавала гавкающие выкрики. Кроме раскатов, ничего не было слышно. Хотя, ей казалось, что сквозь шелест доносился топот. Что-то неизвестное, огромное преследовало её, отчего сердце падало в пятки. Протяжный крик разбивался на отдельные ниточки, каждая из которых тянулась к другой; подгоняемые ветром, но безвольно вздергивающие ослабевшими шеями, сверкающие концы отлетали друг от друга, пока Ама совсем не замолчала, поперхнувшись собственным дыханием.

Падение закончилось, а волчица лежала, ни живая, ни мертвая. Теперь её тело колотила дрожь вовсе не от холода. Она замерла, парализованная болью. Она никогда не чувствовала себя такой беспомощной. Едва ли она могла вспомнить, о чем думала, когда отступала. Почему голос звучал так уверенно, а теперь едва ли напоминал единое целое... Едва ли напоминал звук, даже больше! А она, она была повержена самой собой. Встать в этот раз не так просто.

Откуда взять сил? Откуда обычно приходило мужество, освещая тернистый путь? Откуда... Аманотер не верила, но мама ни раз повторяла ей о том, что: "Дом, помни свой дом". Какими бы ни были опасными новые земли, и как бы гром ни пугал - тот, кто знал, откуда он родом был, всегда видел свою тропу. Это напоминало зов судьбы. Его можно услышать, даже если в голове царил бардак. Всхлипывая, малышка приподнялась. Каплями стекал с неё страх, что смешивался с грязью под лапами. Черные рубцы между фалангов - раны, наверняка. И единственным выходом...

- Да - тихо пролепетала она, глядя на море. - Как бы поступила я?
А может, тот бедняга сбросился с обрыва, потому что бежал от того, что и она? От неизвестности? Или самого себя? Тогда отделилась тень от живой материи. Благодаря Богам или собственному могуществу, полупрозрачная материя обрела свежую плоть, и эго уничтожило своего хозяина, забрало в свой собственный разум. Аманотер поежилась. Нет, такой участи она точно не хотела. Более того, это не поддавалось логике, ведь безумец осознанно сделал шаг за черту. Но здесь иная черта - линия двигалась навстречу. Тогда нужно переступить через иной рубеж. Волчица исподлобья посмотрела на море, а после - назад. Безумная идея посетила её голову.
- Шторм - еще не самое страшное. Захлебнуться - тоже. Но может... Мне удастся прилипнуть к одному из тех валунов, торчащих из воды? Каждый раз всплывать или...
Сама едва ли понимала, о чем рассуждала! Чтоб проплыть, жмурясь от морской пены, против волны...
- Да, Ама, только ты так можешь. Господин бы оценил. Хотя бы, потому что это не пришло б ему в голову.
Волчица приободрилась и с трудом заставила себя окончательно встать на лапы. Даже если останутся следы на песке - не проблема. Их смоет волна. Но тогда нужно отбежать как можно дальше и замести свои отпечатки хвостом, прежде чем ступить в воду и двигаться к одному из камней, стоящих в воде. И Аманотер приступила к осуществлению своего плана. Она старалась бежать, как можно быстрее, несмотря на боль и раны. А страх во многом играет на лапу - возрождает адреналин и великий инстинкт выживания. Выжить любой ценой. Но не сдаваться, нет.

Поражение чуть не сломило Аманотер. Она внушала себе, что способна была на большее, поднимаясь с земли от жестоких ударов, которые терпела от тех, кто был сильнее неё. А сейчас, в ненастную, зловещую непогоду, которая не давала ни намека на возможное преимущество, она решила испытать себя. Уже не просто бегство - стратегия, пусть самая рисковая, выпала на её долю. Переселенка не противилась ей - приняла своё одно из самых опасных испытаний с честью.

+2

57

Так пляшет смерть.
Тело безумца, всё никак не желающее упокоиться где-то на дне морском или у берега, непрестанно колышется прямиком на поверхности, словно издевательски пританцовывая на белесых штормовых гребнях.
Волны без устали баюкают на своих спинах и голову самоубийцы, отделившуюся от туши и пустившуюся в свободное плавание.
Из глазницы таращится каким-то чудом уцелевшее око – прямиком на Аманотер таращится, между прочим, если хорошенько так присмотреться. Или это только кажется?
А если хорошенько прислушаться к своим ощущениям, то можно почуять, как по спине ледяной змейкой то и дело проскальзывает смутное ощущение, что за ней действительно наблюдает кто-то. Или что-то.
В самом деле, не глаз мертвеца же?

Возмущенная вода хлещет на песчаный берег прямиком под лапы, и устремляется обратно, словно завлекая волчицу за собой. Мигом позже за одной волной следует и другая, подальше пробравшаяся - уже понаглее, понастойчивее, и куда опаснее предыдущей.

Есть на Большой Земле такое меткое выражение: «чувствую, как земля уходит из-под ног». Тот, кто его придумал, наверняка знал, о чем говорил. А теперь это чувство на собственном опыте предстоит познать и Аманотер – далеко отбежать у нее все-таки не получилось, зато уж следы-то оказались смыты наверняка: верхний слой песка слизывает с берега обратно в океан – а вместе с ним сумасшедшие воды утягивают и волчицу, в очередной раз потерявшую опору под лапами.

Жители Большой Земли наверняка бы оставили здесь предупреждающую табличку. С надписью: «Купаться запрещено». Или же «Осторожно, волны-тягуны, мертвое течение, высокоопасно»… или же…
Впрочем, кто знает, кто знает. Пока что жители Большой Земли вместо таблички оставили здесь только свои жизни и остовы кораблей всех времен и народов – силуэты громадных посудин, не сумевших когда-то пробиться сквозь купол архипелага, темнеют на горизонте, отчетливо выделяясь даже на фоне хмурого неба и черных вод.
Настоящий мертвый город в сердце пучины.
Гнилой город корабельных остовов, доселе мало кем изведанный.

После активных бултыханий и отчаянной борьбы за глоток воздуха окажется, что смертельный рубеж приблизился совсем уж вплотную, а камни, за которыми так хотелось спрятаться, остались где-то далеко за спиной.

А между тем, борьба Аманотер за собственное существование продолжается...

[GM-Tao]

+3


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Кладбище сновидений