/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Кладбище сновидений


Кладбище сновидений

Сообщений 21 страница 40 из 57

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/x8lT3OS.png
Пройдя по Западному Плато до самого края земли, на северо-запад, можно увидеть достаточно длинный спуск вниз. Он, по большей части, удобен и безопасен, но то, что находится там, внизу, заставляет многих разворачиваться и бежать как можно дальше от этого места... Самые храбрые, спустившись по крутому каменному склону, попадают на настоящее кладбище кораблей.
Сотни, если не тысячи судов, нашли здесь свой последний приют. Некоторые из них случайно попали в сердце неконтролируемого шторма, другие умышленно плыли в поисках затерянной, подобно Атлантиде, Дискордии. На некоторых судах до сих пор можно найти останки тех, кто ими управлял, и вещи, которые люди брали в дорогу. Однако это место пугает местных вовсе не кораблями. Напротив них, в скале, находится вход в пещеру над которым, в качестве предупреждения, вбит человеческий череп. Это последнее предупреждение, призванное остановить путников. Если же они рискнут пройти дальше, они окажутся в длинном тоннеле, стены которого поначалу выглядят совершенно нормально. Однако постепенно на них начинают появляться следы от оружия, запекшаяся кровь и разводы, явно вызванные магическим вмешательством. В песке начинают попадаться мелкие кости, что неприятно хрустят под ногами и лапами.
Пройдя до конца, путник упирается в тупик, в котором сложена гора костей, а в землю, в определенном порядке, воткнуто совершенно разное оружие, образуя узор. Повсюду на сводах пещеры видны следы древней, но кровопролитной и жестокой битвы.
Помимо того, что Кладбище сновидений является местом одного из самых известных сражений, оно получило дурную славу еще и за то, что вся пещера просто кишит ловушками Цитадели. Они тут практически на каждом шагу и есть слухи, что те, кто заходят внутрь, обратно не возвращаются.

Флора и Фауна

На территории Кладбища Сновидений живут только мелкие тропические рыбы, крабы, морские ежи и морские звезды, а также чайки, которые громко кричат, сидя на отвесных скалах. Крупные травоядные и хищники сюда никогда не спускаются. Изредка можно встретить змей и скорпионов. В летнее время на берег, из-за отсутствия наземных хищников, иногда выползают черепахи.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Океан
↓ Юг | Океан
← Запад | Океан
→ Восток | Скалы
Юго-Восток | Наверх - Священное Западное  Плато (400 метров вверх, +20 минут для животных | + 40 минут для людей)
Юго-Запад |  Океан
Северо-Восток | Наверх - Холмы Махараджи (400 метров вверх, +20 минут для животных | + 40 минут для людей)
Северо-Запад | Океан

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:49:45)

0

21

Сложно было понять, разумен ли этот ящер - в его глазах, безусловно, читались эмоции, но, казалось, отсутствовало самосознание. Вряд ли оно осознавало свою суть, им руководили инстинкты и простое желание попробовать на зуб то, что он никогда прежде не видел. Причем, не было никакой гарантии, что четвероногие шерстяные коротышки будут съедобны и тем более вкусны, но то, что современники называют опытом, так или иначе - результат проб и ошибок, совершенных в прошлом. Заметив, что добыча разбегается, древний хищник издал странный звук, напоминающий смесь фырканья с ленивым, не самым громким рёвом, и заметался взглядом с волка на кошку и обратно. Они оба решили держаться сбоку, и эта тактика была бы весьма неплоха, если бы не была столь очевидна. Никто в здравом уме не сунется ни под клыкастую пасть, ни под мощнейший хвост - это самоубийство. И сами ящеры тоже предпочитали атаковать друг друга сбоку, дабы не нарваться на неприятности. В отличие от маленьких лохматых тараканов, травоядные динозавры чаще всего имели рога или наросты на хвостах и спинах, что делало атаку в бок - самой эффективной из всех.
Тряхнув головой, и поняв, что потерял черную кошку из виду, зверь начал топтаться на одном месте и сдавать назад, переставляя лапы на удивление быстро для такой громадины. Путаться у него под ногами было большой ошибкой - в конце концов, каждая из задних конечностей была вдвое, если не втрое больше пантеры. Поэтому ничего удивительного не было в том, что в один прекрасный момент, нацелившись уже на Шахрана, древний хищник резко отшатнулся в сторону и наступил одним из пальцев на длинный кошачий хвост. Вот только палец этот был чертовски огромным и чертовски тяжелым. Сам ящер этого даже не заметил, кожа у него была очень плотная, а вот самой Трашь наверняка придется туго - она была буквально прижата к земле, как мышь, попавшая в мышеловку. Это было не только унизительно, но и чертовски болезненно - все кости, формировавшие хвост, были не просто сломаны, а раздавлены практически до стружки. Хвост был не просто частью тела - он именно та часть тела, что отвечает за маневренность и координацию движений. Стратегия пантеры была ошибкой, впрочем, стратегии волка еще только предстояло пройти проверку на прочность. Взревев, древний монстр бросился в сторону Шахрана, явно не опасаясь того, что рискует наткнуться на дерево. В конце концов, из точно такого же леса он не так давно вышел.
Над ухом легионера раздался насмешливый фырк - существо, которое их перенесло в этот мир, наблюдало за происходящим и никуда уходить не спешило. Либо ему просто нравилось издеваться над своими собеседниками, либо оно заняло выжидающую позицию.

GM-Kai

+4

22

Каждое утро в Африке просыпается газель, она должна бежать быстрее льва, иначе погибнет. Каждое утро в Африке просыпается и лев, он должен бежать быстрее газели, иначе умрет от голода. Неважно, кто ты – газель или лев, когда встает солнце – надо бежать.

Ящер был явно в сомнении, когда две дичи ринулись в разные стороны. Хищник потерял ориентир, размышляя, за кем же ему последовать. Однако Трашь сумела отвлечь его от Шахрана своей не очень умной выходной. Алоглазый невольно зажмурился, когда увидел, как огромные лапы переминаются в опасной близости от пантеры. Динозавру ничего не стоило раздавить кошку, точно муху, и тогда он останется с ней один на один. В конце концов практически так и случилось, однако Трашь повезло, и она была раздавлена не целиком. Шах видел, как хищницу отбросило на землю брюхом, точно кролика, а огромная ящерица продолжала метаться, в конце концов решив, что Шахран в ее поле зрения куда лучше, чем невесть куда девшаяся Трашь.
У бурого было пару секунд до тех пор, как ящер настигнет его, и в лучшем случае его придавит деревом, за которым он прятался. В голове стучала упорная мысль, что нельзя убегать и нельзя поворачиваться к врагу спиной.
-О, Варга… Помоги… - Еле слышно взмолился Шах, даже не заметив, что невольно обратился к богам, в которых давно разочаровался.
Вероятно, такие события, как данное, возвращают любую потерянную веру, и будешь молиться кому угодно, если это поможет тебе выжить. Сорвавшись с места, алоглазый продолжил свою выбранную тактику, устремляясь по дуге от траектории бегущего хищника, специально не делая круг слишком большим, чтобы не допустить возможности ящеру гоняться за ним. Динозавр был с правого бока от Шахрана, слишком близко, чтобы смочь бежать прямо за волком, но и не слишком далеко, чтобы потерять интерес, хотя дотянуться до него с места он все же не мог. Вероятно, целью Короля было заставить ящерицу топтаться на месте – он осознавал, что рептилия слишком велика, а потому ей нужно больше места для разворота и маневра, нежели тому же Шаху.   
Сердце Шахрана колотило вовсю, он не был уверен в успехе своей стратегии и ждал, что динозавр окажется проворнее, чем думал волк. В жилах бешено стучала легионерская кровь, а в ушах кроме собственного сердцебиения Ран вдруг отчетливо услышал волчий рык. Он так и не понял, почудилось ли ему, или это рычал он сам, но не было времени разбираться. Шахран бежал, бежал, не останавливаясь, решив, что так просто он этому ископаемому не сдастся.

Отредактировано Шахран (2020-01-31 14:57:54)

+2

23

Кругом ревело и грохотало. Моё обострившиеся восприятие не просто кричало, нет, вопило об опасности, а мне так не хотелось умирать, ведь я едва начала жить. Однако, Трашь... Трашь выглядела сумасшедшей. Всё происходящее забавляло её, не иначе, иначе, откуда этот дикий полный предвкушения и огня взгляд, эта кровожадная и дерзкая улыбка суицидника, который стоит на краю пропасти? Я молилась всем не известным мне богам и как могла плотнее вжималась в надежную цепь, при этом исторгая шипения и поминутно резко поворачивая голову на множество всполохов, звуков и гула. Монстр не отдалялся, ну конечно, ведь Трашь неслась не просто за ним, а как оказалось прямо под него.
- Чем она думает? - мне явно было неведомо, приходилось полагаться на более опытную хищницу, в конце концов, я всего лишь детёныш кобры, а она... У черной кошки явно был свой расчет и взгляд на всё происходящее. Я точно чувствовала, что в могучем теле нет сомнений, прыжки мягкие и четкие, местами рваные и резкие, несли столько уверенной и дикой силы, что я невольно восхитилась выдержке этого существа. Пантеру не смутил ни рёв ящера, ни его чешуйчатое тело в недопустимо опасной близости. Трашь не боялась, я это видела, чувствовала, её забавляло всё происходящее, она словно играла с огнем, а ценой этой игры была жизнь. Раз и большим прыжком пантера взвивается в воздух, два и мягко пружинит возле самых ног чудовища, три и серия точечных бросков в сторону от огромных лап... Всё кажется замедленным. Пыль вьется столбом, кружится в свете миллионом частичек, что блестят в дневном свете и не успев осесть, вновь взлетают вверх от очередного толчка огромной лапы. Трашь словно танцует, она все время лишь на секунду впереди, её лихорадочно блестящие глаза и ощеренную в роковой улыбке пасть, то и дело окутывает пылевой столб, лапы накрывают черное стремительное тело тенью, грозя раздавить, но она дико и остервенело пляшет. В этом неописуемом безумии, прыжок за прыжком, уворот за уворотом, на миг от вечности, на мгновение от столкновения с когтями или непомерной тяжестью, на самом последнем выдохе всё время уходит в сторону. Рассекаемые толщи воздуха от могучих конечностей дрожат свистом, шерсть Трашь колышется от этих незримых волн, опасность слишком близка, она лижет тело незваной гости раз за разом, почти касается, но хищница всё время остается цела.
Досадный рёв и рептилия замирает. Дыхание шумное, словно меховые кузни, мне даже кажется, я слышу как по венам этого исполина перекачивается кровь. Трашь лишь на мгновение замирает, вскидывает голову, а затем, пользуясь моментом, делает очередной прыжок вперед. Словно почувствовав, рептилия начинает сдавать назад и топает ногами, но пантера бдит и снова серия прыжков и снова на грани... Вот уже перед глазами спасительные непролазные дебри огромных деревьев, там вполне можно затеряться, тем более, если ты мал, относительно подросшего "нового мира", только бы успеть. Словно выскальзывая из пещеры, несёмся между расставленных задних лап, над головой покачивается увесистый хвост. Почти выдыхаю, вроде всё удалось, чувствую, что мышцы Трашь, хоть и напряженны, но не кажутся уже сплавом стали и металла. Последний прыжок и тут удача изменила, слишком коротким оказался заключительный кульбит и слишком большим оказался шаг назад гигантского зубастого ящера. Пантера замерла, за грохотом шагов монстра, хруст раздавлеваемых костей чудесного длинного хвоста большой кошки слышен конечно не был. Агония. Я вижу, что хищница вначале не обращает внимания ни на свою позу, ни на то, что от её части тела осталась лишь перемолотое крошево. С ревом, угроза уносится от нас прочь, переключаясь на незнакомого волка и тогда, по морде Трашь проходит болезненная судорога. Дыхание становится прерывистым, она начинает часто часто дышать приоткрыв пасть, затем, хлопнув до хруста челюстями, да так, что из плотно сомкнутой пасти сочиться алая кровь, оборачивается назад. Скорее инстинктивно отмечает происходящее и будто бы через силу, совершает прорыв в пару тройку крупных скачков до ближайшего укрытия из поваленных стволов каких то деревьев. Ей надо спрятаться. Переждать. Агония всё еще бесится в теле, давая немного времени для того, чтоб не сойти с ума от той болезненной судороги, которая овладевает плотью и заставляет часто, мелко и дробно вдыхать и резко выдыхать.
Вот и спасительное укрытие, мощный рывок и Трашь взвивается вверх, лапы вонзающие когти приземляются на поваленный ствол,  оставляя неглубокие борозды в деревянном мертвом теле, еще миг и черная тень исчезает. Оказавшись в безопасности, хищница прижимается боком к спасительной древесине, буквально сливаясь с ней и утонув в её тени. Из под ствола видна брешь, в которую я наблюдаю рассвирепевшего ящера, что бросается в погоню за нашим недавним собеседником. Не смотря на дикую боль, что дрожит в потемневшей желтизне глаз, что тонко пульсирует на ощеренной пасти, я прекрасно понимаю, что когтистая хищница не жалеет, она вполне довольна результатом и мельком брошенный в прореху взгляд горит не только мукой от истерзанного хвоста, но и чертовской насмешкой. Я не верю своим глазам, но Трашь расплывается в улыбке шире, её ни кто не видит кроме меня и улыбка её кровожадна. Да она рисковала, возможно не оправдано, но по удовлетворению в коротком смешке, видится мне и цель и результат, на войне все средства хороши, не так ли?
Кошка не боялась смерти, а если даже мука доставляла ей специфический экстаз, что ж, значит это ей для чего-то было нужно. Однако, долгой садистской эйфории пантера предаваться не стала, дернула с ошейника талисман исцеления и раздавила в зубах прозрачный кристалл. Недолго полежала неподвижно, наблюдая за манёврами огромной рептилии, внимательно и чуть задумчиво осмотрелась, а потом произнесла
- Ты необычайно мудр. - сказала не громко, в полной уверенности что тот, кому она адресовала свой посыл, её точно услышит.
- Твоя власть велика, если даже время повинуется тебе и древние животные приходят на зов. - продолжала через короткие болевые выдохи кошка, сохраняя в голосе бархатные нотки. Говорила ровно, размеренно, в голосе звучал лишь такт учтивости.
- Мы бессильны перед могуществом богов и древних артефактов. Спорить с тобой было бы глупо и бессмысленно. - ровно добавила хищница.
- Мы гости на твоей земле, пусть и нежданные и кто бы ты ни был, ты вполне можешь как наказать нас, за непрошеный визит, так и принять с миром. - окак бы невзначай заметила Трашь, разговаривая с пустотой. Делала она это максимально осторожно, словно прощупывая каждым словом границы дозволенного. Понимала, что бороться с тем, кто властвует над временем бессмысленно.
- Ты можешь быть карающим мечем, о великий хозяин, а можешь быть добрым покровителем к заблудившимся путникам. Путникам, которые потерялись во времени и у которых есть неразгаданные вопросы, на которые дети прошлого острова уже не в силах найти ответ.

Отредактировано Трашь (2020-02-01 21:59:56)

+2

24

Ящер был в ярости. В ярости от непонимания и невозможности отследить мельтешащую пушистую букашку. В конце концов, не только хищник был огромен, огромными были и растения вокруг. Маленький волк, размером немногим крупнее ногтя, легко терялся среди кустарника, заставляя древнего исполина свирепеть, громогласно топать и издавать рев, по громкости сравнимый с запуском небольшой ракеты. От его криков резало уши до слез, но самое ужасное в происходящем было то, что на рев этого ящера откликались другие. Судя по всему, в сторону Шахрана и Трашь со всех сторон пробирались другие жители этих лесов,и вряд ли они были травоядными, что предпочитали спасаться бегством, едва услышав шум со стороны мясоедов. А вот другие клыкастые древние исполины вполне могли прийти на зов сородича, чтобы отобрать добычу.
Фыркая, как старый гигантский трактор, динозавр неожиданно ударил хвостом по одному из молодых деревьев как раз в том месте, где бегал Шахран. С противным скрипом, оно начало заваливаться прямо на бегущего волка, которому нужно было либо прибавить ходу, либо выскакивать на поляну, чтобы не угодить под ветки. Убить не убьет, но к земле точно приколотит, как гвоздь. А дальше дело будет за малым - останется только достать забавную лохматую штуку из под завала. Ящер даже не знал, съедобны ли мелкие букашки, но относительно маленький мозг работал сугубо на инстинктах. Все новое обязательно пробовалось на зуб.
Тем временем, по всей округе начал раздаваться треск и хруст - кто-то приближался, но видно гостей еще не было.

Заметив, что Трашь залечивает раны, незримый генератор приключений что-то проворчал себе под нос. Хвост действительно восстановится, и это было грустно. Признаться, хотелось, чтобы гигантский хищник превратил самодовольных переселенцев в изысканные коврики, но они неплохо справлялись с испытаниями. Мерзким было это признавать, но правда не всегда приятна на вкус. Слова пантеры только вызвали ехидный смешок.
- Как мы запели, стоило только обстоятельствам измениться... В этом едины и вы, и местные лицемерные уроды, которые готовы опускаться до сводящей зубы, приторной лести, и все ради того, чтобы хоть немного облегчить правила игры... Дискордия - древняя земля, существовавшая с тех времен, когда ни вас, ни даже ваших видов, еще не существовало. И испокон веков, самые самоуверенные и наглые первыми превращались в добычу. Ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем, никому из вас не выжить. Падет Цитадель, рухнет Кокстад, и волчий вой навсегда утихнет в северных горных хребтах. - фыркнуло таинственное существо, после чего на секунду затихло. - Вы прыткие и упрямые, но выживаемость заключается не в этом. Качества, которые требовались для выживания на разных этапах жизни, отличаются и постоянно меняются. Сейчас, маленький волк, твоя самоуверенность - ошибочная тактика.
Загадкой оставалось лишь одно - говорило ли существо о нынешней битве с ящером, или же речь шла о том времени, в котором переселенцы высадились на Дискордию.

GM-Kai

+5

25

Ужасный рев хищница разрывал барабанные перепонки, но у Шахрана не было времени, чтобы даже голову повернуть и посмотреть на ящера, что топтался у него сбоку. Любое промедление могло стоить легионеру жизни, поэтому он сконцентрировался на беге и старался не отвлекаться. Но тут удар и громкий хруст заставили Шаха встрепенуться, но, слава Варге, не остановиться. Краем глаза он видел, как над ним опасно навис огромный ствол дерева, что вот-вот рухнет прямо Королю на голову. Сердце пустилось в такт с новой скоростью, того гляди норовя выпрыгнуть из груди. У волка была лишь доля секунды, чтобы принять единственно верное решение, и он долго ждать себя не заставил. Врывшись в землю всеми четырьмя лапами, бурый резко затормозил и вытолкнул тело мощным прыжком в сторону от ящера и падающего и дерева. Траектория легионера изменилась: ему пришлось бежать от динозавра, а не вдоль него, чтобы не угодить под рухнувший ствол, но он посчитал это лучшим, нежели бросаться хищнику под лапы или, чего лучше, в предусмотрительно открытую пасть. На какое-то время алоглазый оказался спиной к ящеру, чего ни в коем случае нельзя было допускать, поэтому, когда Ран выбежал из-под упавшего дерева, он постарался вернуться на исходную, однако теперь его дуга была несколько шире, нежели раньше.
Тут послышался рев со всех сторон – похоже, рептилия позвала на помощь своих товарищей. С одной стороны, это льстило юному волку: значит, в одиночку справиться с двумя переселенцами не вышло. С другой, задница, в которую они с Трашь попали, в одночасье стала раз в пять больше. Силы Шахрана начали о себе давать знать, и бурый понимал, что бесконечно наворачивать круги вокруг динозавра он не сможет. А тут и еще несколько хищников, желающих поживиться диковиной добычей. Скорей всего, живыми с этой лесной поляны им с пантерой не уйти. Кстати, где она?
Черная кошка до сих пор не показалась – может, ее все-таки затоптал ящер? Однако отдаленно Шахран слышал таинственный голос невидимки, что разговаривал с ними на побережье, однако не мог разобрать слова: толи незнакомец говорил так тихо, что не разобрать, то ли Ран не мог вслушаться из-за стука собственного сердца в ушах. Он услышал только обрывки фраз, и они ему не понравились. Кажется, там было что-то о вечном затихании волчьего воя.
-Это… Не самоуверенность! – Пропыхтел алоглазый, пытаясь ускориться и вернуться на дугу, которой следовал ранее. От бега его речь была прерывистой, - А желание выжить! – Зарычал Король, собирая все силы в своих лапах, зная, что сейчас от них зависит как раз его жизнь.

+3

26

Пока неизвестный говорил, Трашь выжидательно молчала. Она внимательно слушала всё, что говорил неведомый "куклавод", с хмурым видом водила ушами, внимая звукам треска деревьев и реву новых приближающихся хищников, хотя и одного орущего во всю глотку было вполне достаточно, чтоб свести с ума чуткие уши лесного народа.
- Мы не властны над обстоятельствами. - тонко заметила Трашь, всё тем же спокойным и деловитым тоном, словно не замечая сарказма в словах своего оппонента. Повела плечами, разминая позвоночник и приподнялась, осматриваясь. Упругий хвост, резко прошелся плетью, охаживая лоснящийся бок в кровоподтёках.
- И мы, не знаем правил игры, в отличие от того, кто так искусно ведет свою партию. - тонко намекнула хищница на несколько неравную расстановку сил.
- Было бы очень не плохо, если бы Вы снизошли до "игрушек богов" и поведали им те самые незыблемые истины. - пользуясь небольшим количеством времени, кошка пыталась вести умственную дуэль, ведь в данной ситуации, воевать с тенями или противником заведомо физически сильнейшим тебя, она считала бессмысленным. Мне не казалось, что дикая кошка очень сильно привязана к жизни, что она её любит или восхищается ей в полной мере, но риск - это блюдо было ей по-вкусу.
Казалось, что беседа её увлекает, некий огонь интереса явно отражался в желтых углях её глаз, а смотрела она в прозрачную воздушную пустоту так, словно пыталась кого-то разглядеть. Мелькнувшее разочарование, отразило досаду, но это был настолько краткий миг, который затерялся вновь на ставшим равнодушным выражении морды.
- Мы все умрём, рано или поздно. - грациозно и величественно кивнув головой, согласилась Трашь, посматривая на изматывающую гонку Шахрана с древней рептилией, но испуга в ее размеренном говоре так и не наблюдалось. Она была само спокойствие и равнодушие.
- Однако, когда у богов не станет игрушек для развлечений, не станут ли они сами целью друг друга? Целью на поражение и уничтожение? - рассуждала моя хладнокровная защитница, ничуть не смутившись ни тоном ответа, ни очередным жестом власть имущего. В глубине глаз, меж тем, промелькнула нотка то ли сочувствия, то ли сожаления к красному волку, хоть какое-то подобие на просыпающиеся чувства. Да, Трашь уже была менее льдиста, чем в момент встречи. Самой ей, принимать участие в данном марафоне явно не хотелось, может поэтому, спрыгнув на землю, она остервенело потерлась боками о широченный ствол, пытаясь соскрести с себя запекшуюся кровь, а потом тщательно вывалялась в прелой листве, тут же, у основания поваленного дерева. После чего, под ставший уже очень явным и близким шум нового вторжения, новых фигур, изворотливо и споро поменяла дислокацию, уходя прочь от окровавленного места прежней лёжки. Далеко уйти естественно, не вышло, да и смысла не было. Скользнув мягким очертанием тени между разлапистыми плющами, высотой в человеческий рост, пантера залегала возле очередного толстого сваленного ствола какого-то древнего исполина, торчащего по всему периметру обломанными ветками, словно ощеренными пиками копий, с той стороны, которая была расположена лицом к открытому месту. Идущие из леса монстры, должны были идти с другой стороны, как раз с противоположной, где притаилась клыкастая. Рассчет был прост, вряд ли гигантские ящеры будут скакать через такую преграду, даже для них - весьма объемную, да еще и с препятствиями, а если и будут, то переступая через ствол, переступят и через верткое, компактное по сравнению со всем этим громоздким великолепием тело клыкастой. Да и кому придет в голову искать букашку в укрытии, когда прямо перед глазами орёт призывным набатом великан, а где-то там, мелькает юркий, отчаянный в своем спасительном решении Шахран?
Нееет, Трашь явно выбрала себе иное поле сражения и оно отнюдь не физическое.

Отредактировано Трашь (2020-02-17 16:45:59)

+1

27

Услышав слова волка, существо усмехнулось, и неожиданно гигантский ящер замер на месте - лапы его сковало невидимой цепью, а разум отключился, будто рубильник дернули в обратную сторону. Мир вокруг переселенцев затих, и полностью замер, растворяясь в абсолютной, некомфортной тишине. Утихли крики за горизонтом, и даже ветер больше не игрался в кронах исполинских деревьев, весело шумя листвой. Тропический лес погрузился в вакуум, и даже дышать в нем стало тяжело. Биение сердца и собственное дыхание колотили по разуму сильнее, чем крики гигантских зверей. Незнакомец по-прежнему оставался невидимым, но Шахран мог ощутить на себе тяжелый, выжидающий взгляд. И если раньше он казался нейтральным, с примесью интереса и любопытства, то сейчас в нем четко прослеживалась колкая опасность. Так смотрят хищники на тех, кого планируют сожрать. С аппетитом, с каким-то ожиданием неминуемой расправы, с диким огнем и нотками бескомпромиссной жестокости, на которую способен не каждый зверь.
- Только звери знают как выживать и приспосабливаться... - медленно повторил слова переселенца незримый собеседник, и голос его был ниже точки замерзания льда. - Люди, устроившие резню на берегу, высокомерны и самоуверенны, но ты разделяешь их пороки, сколько бы этого не отрицал. Твои попытки выжить вызывают лишь жалость, им далеко до совершенства, им далеко до идеала. Навыки выживания оттачивались и зверьми, и людьми, с начала времен, и все, чем владеешь ты - лишь крошки с барского стола эволюции. Правила игры были просты - выжить, не победить. Вы безрассудны, и вместо того, чтобы бежать туда, где можно было бы оторваться от погони, приняли бой на чужой территории. Отличать храбрость от глупости - первое правило выживания, а умение анализировать свои силы - первый навык. У вас у обоих нет ни того, ни другого, так чем же вы лучше людей? Вы делите одни и те же пороки, и совершаете одни и те же ошибки. - обладатель странного, угрожающего голоса, внезапно затих, и звуки начали постепенно возвращаться в этот мир. Шелест листьев, шорох веток под ногами, крики зверей и звуки их приближающихся шагов - постепенно, раз за разом, мир вокруг вновь оживал, и обретал вполне себе реальные черты. Очевидным было то, что эта реальность отличалась от привычной, но то, что полученные здесь травмы причиняли реальную боль, Трашь уже поняла на своем опыте. Очевидным было и то, что незнакомец, по видимому, давал им вторую попытку переиграть его в игре на выживание. Гигантский ящер очнулся от полудремы последним, и начал озираться, шумно принюхиваясь. Он потерял из виду обоих, и теперь, раздраженно фыркая, будто каменный гигант топал вокруг, пытаясь обнаружить свою добычу. Хоть он и казался неповоротливым, обоняние у него было достаточно хорошим, чтобы уловить аромат Трашь. Глухо, утробно прорычав, ящер направился в сторону пантеры, выдыхая из приоткрытой пасти трупный смрад.
- Я не обязан ничему вас учить, за великодушием и уроками жизни вам к другим божествам. Махараджа охотно разжует вам прописные истины, обучать мелких сошек - его задача. Моя задача... А, впрочем, это не так важно. - отмахнулось бестелестное создание, - Мне не понравились ваши слова, и, к вашему несчастью, я обладаю достаточной властью, чтобы поиграть вашими жизнями и немного поразвлечься. Таких как вы, я повидал уже очень и очень много, и ваша жизнь для меня стоит не больше, чем грязь, на которой вы сейчас стоите. Мне все равно, будете ли вы жить, или погибните, пока что я более чем удовлетворен тем, что я вижу и чувствую. Ваши сердца так аппетитно заходятся в бешеном танце... Вы даже не представляете, насколько они сейчас вкусны...
На последней фразе существо явно усмехнулось и буквально через несколько мгновений Шахран мог почувствовать чужое дыхание на своей морде. Оно было холоднее вековых льдов, и жарче самого пламени. Его невозможно было описать словами, но можно было описать чувствами. От этого дыхания сердце непроизвольно спотыкалось, пропуская удар, а спину сковывала непонятная дрожь. Будто тело знало то, чего не знал разум.
- Не важно, какую игру затеют боги дальше, не важно, сколько пройдет поколений. Даже если исчезнет все живое - меня уничтожить не сможет ничто и никто. Во мне бьются тысячи сердец. И скоро... будут биться... ваши...

GM-Kai

+4

28

Очередная перемена картины произошла столь же стремительно, как и все происходящее прежде. От перепада звуков, было неуютно, поскольку в ушах теперь повисла зловещая звенящая тишина. Мне это всё не нравилось, с каждым разом, я все сильнее обвивала граненную цепь на могучей шее и всё отчаянней пласталась вжимаясь в смольную шкуру. Однако, Трашь не выказывала признаков беспокойства, на морде её проступило скучное скептическое выражение и она даже закатила глаза, в молчаливом жесте показывая своё отношение к частым сменам декораций.
Какая-то злая невозмутимость пантеры, в сотый раз поразила меня и я решила, если выживу - неприменено стану такой, как моя покровительница: холодной, бесстрашной и неуязвимой? Коль скоро я была бы повзрослей, то знала бы, что у каждого страхи свои, личные, персональные, а еще, мне было бы ведомо, что Трашь неспроста так презрительно относится к жизни и смерти, что есть на то веские причины, но я этого не знала и её ироничное отношение к ситуации, мне казалось верхом некой отваги.
Слова неизвестного "кукловода", Трашь выслушала на этот раз молча, но на морде отразилась неподдельная маска презрения и недовольства услышанным, из чего я сделала вывод, что хищница не согласна со словами льющего в чужие уши. Её хвост нервно заходил стуча по земле оглаживая лоснящийся бок. Желтые глаза зло сверкнули и разлились потаенным презрением, которое так и переливалось через край, хоть морда по-прежнему сохранила отпечаток холодного участия в происходящем.
Звуки начали оживать и принимать превычно-реалистичные очертания. Трашь вновь подобралась, метко выцепив из реалий оживающего ящера, не сводя горящего взора, следила за ним, при этом уши её настороженно вбирали упавшие разом на наши головы звуки.
Опасная, гибкая и уверенная, она ни в чем не сомневалась и очередная угроза, лишь наполнила тело свирепой хищницы новым "огнем". Притаившаяся, Трашь следила за каждым приближающимся шагом рыскающего поживы ящера, хищно раздувала ноздри и топрощила усы.
Готовая уворачиваться, сражаться, рисковать, она вдруг тихо рассмеялась, откровенно, едко, презрительно, чем вызвала моё недоумение.
- Твои слова, бестелесный пожиратель чужих сердец, мне не понравились. Да. - ровно и холодно проговорила Трашь, без страха, но с явной усмешкой, в какой-то величественно-царственной манере.
- Мы - грязь, как ты сказал, но из этой грязи ты и состоишь. Без чужих жизней, ты - прах и пыль, ты ни что. Поэтому, ты должен нас уважать, поскольку мы - твое дыхание и твоя жизнь. Мы и такие как мы. Мы сейчас и те, что были до нас. Обесценивая - ты унижаешь сам себя, а если ты не ценишь себя, кто станет тебя величать? - желчи в словах хищницы прибавилось.
- Забирай наши сердца, что ж, они станут вечными, они будут жить в тебе. Стать бессмертными, вполне достойная плата за стук наших сердец. Обрести вечный покой. Власть. - коварная усмешка растеклась по тонким черным губам, обнажая кончики белых клыков.
- Вполне достойная смерть - стать частью божества. Однако и ты, не забывай, став частью тебя, какая-то часть тебя, может тебе же и отомстить, однажды. Всё в жизни может быть и даже в бессмертной жизни.  - почему-то мне показалась, что большая кошка не сомневается в том, что говорит и в её глазах, было столько решительности, что мне стало страшно, я подумала.
- Да ни как ты решилась умереть? Здесь, сейчас? - от таких мыслей все внутри меня похолодело, однако, сковавший меня мороз ни чуть не добавил смятения в душу самой пантеры. Напротив, она просто таки загорелась каким-то решительным и рискованным отчаянием, словно жаждала смерти, ждала её с маниакальным предвкушением и ни капли не думала о том, что жизнь прекрасна. Можно было подумать, по тому как хищно она облизнулась поглядывая на приближающегося ящера, что когтистая сама не прочь его сожрать, прямо тут и желательно живьем.
- Сумасшедшая. - прошипела я в ужасе, глядя как желтые глаза хищно прищурились, а мышцы напряглись.
По всему выходило, что Трашь собиралась умереть, но напоследок, затеяла что-то на грани фола, последнее развлечение на краю пропасти и если б я была телепатом, то убилась бы от того, что смогла б увидеть в прошлом этой свирепой хищницы, эти её отчаянные попытки риска в поисках адреналина, в поиске чувств, жизни. Если это её последняя игра, то она решила её сыграть на громкой ноте и рискованней, чем прежде.
- Ну штошшш, поиграем? - мягко промурчала Трашь, хищно улыбнувшись.
Замерев возле широкого бревна, словно стянутая перед броском пружина, пантера дождалась того момента, пока зубастый двуногий ящер вплотную не приблизился к нашей компании, не нагнулся низко, дыша смрадом в нашу сторону и только тогда, клацнув зубами, стянула с тонкой нити один из талисманов - талисман охоты, раздавила его мощными челюстями, а потом, проскользнув перед самым  носом клыкастого ящера, мимо его разинутой слюнявой пасти, вскочила на плечо, затем на хребет гиганта за тем, чтоб намертво вонзить все четыре когтистые лапы в загривок монстра, пытаясь вгрызться зубами в дубелую кожу древней рептилии, чтоб словно клещ, удержать равновесие и позицию на выбранном "скакуне".

+1

29

Казалось, мир замедлял свой бег вместе с Шахраном, силы которого стремительно заканчивались. Он двигался в очень быстром темпе, и немудрено, что скорость начала сдавать. Однако ящер также замедлился, впав в какое-то оцепенение – он более не стремился напасть на Шаха, а топтался на месте, явно дезориентированный. Но теперь бурый чувствовал на себе взгляд, который прожигал его насквозь, а потом услышал уже знакомый голос. Судя по настроению невидимого существа, рассчитывать на помилование им с Трашь не приходилось. Более того, дух продолжать угнетение и унижение переселенцев, что не могло не выводить из себя.
-Судить одних за проступки других – это так не дальновидно. – Прорычал алоглазый, - мы не повинны в грехах тех, кто жил с нами на одной земле. – Это было правдой, хочет того незнакомец или нет.
Волки никогда не были в дружбе с людьми ни на старом, ни на новом Островах, и эта политика никогда не изменится.
-Раз ты настолько всемогущ, то заглянуть в наше прошлое не составит тебе труда. – Волк стоял, переводя дыхание, пользуясь паузой, которая стремительно заканчивалась и все возвращалось на округи своя, - и ты увидишь, как мы жили. Уживались с людьми, - волк сделал паузу, а затем продолжил, ибо жизнью назвать это было не совсем правильно.
Среди всех есть предатели, и волчий род – не исключение. Дети Города предали своих предков, но боги их уже наказали. Но виновны ли другие стаи? Шахран считал, что нет. Запад всегда был против людского поселения и вел ожесточенную борьбу с ним, так что назвать Легион родней людям – это оскорбить его память. Этого Король допустить никак не мог.
Тем временем динозавр активизировался, завертев огромной уродливой головой в поисках потерянных жертв. На этот раз его выбор пал на Трашь, которая все это время отсиживалась в тени, однако теперь ей пришлось выйти на передовую.
-Стоит ли травиться нашими гнилыми сердцами? – Съязвил Ран. Он не боялся это божество, как оно того, видимо, хотело, и не думал преклоняться перед ним. У него были свои собственные боги, и он будет верен им, где бы ни находился.
Видимо, Шах так громко думал об этом, что невольно почувствовал чье-то еще присутствие. Не-е-ет, это был не тот адовый невидимый зверь, что дыхнул ему в морду ледяным пламенем, это было нечто другое, что мог почувствовать только сын Фрактала.
Существо стояло рядом с ним, невидимое, но вполне осязаемое только разумом Шахрана. Он каким-то шестым чувством ощущал присутствие мощного Дьявола, что стоял с ним плечом к плечу, и оба они глядели в невидимый глаза демона, что потешался над ними. Вероятно, это были предрассудки Рана, не более, его личные галлюцинации.
-Варга, - прошептал алоглазый, поворачивая голову в сторону, где, по его предположению, стоял великий Бог Войны.
Скорей всего, незримый обитатель Дискордии даже не понял, что бурый пробормотал и счел, что он бредит. Может, Шахран действительно бредил, ведь откуда здесь Варге взяться? Наваждение прошло также быстро, как и появилось. Волк вновь ощутил, что здесь только он, Трашь, гигантская ящерица и бестелесный дух-задира. Никакого Варги нет, а может, и не было?
Тем временем пантера пошла в наступление, буквально вскочив ящеру на загривок, вцепившись в него когтистыми лапищами и клыкастой пастью. Мысленно Шах ее уже похоронил, ибо не считал, что это было здравой идеей. Но, по крайней мере, теперь хищник полностью занят новой жертвой. Ран же колебался, стоит ли ему броситься на помощь Трашь, также совершив нападение на ископаемое. Без магии и божественной помощи они этого исполина не одолеют, и никакие клыки и когти не проникнут через этот панцирь. Скорее, они лишь еще больше разозлят чудище. А незримое божество вряд ли будет помогать переселенцам, которые пытаются одолеть его цербера. Стало быть, единственный выход – говорить дальше. Шах использовал то время, подаренное атакой Трашь, чтобы вновь обратиться к невидимке.
-От живых толку больше, чем от мертвых, - произнес Шахран, - уверен ли ты, что мы действительно так бесполезны, что не заслуживаем даже шанса показать, на что способны? – Хотя, пантера уже показала.
И, вероятней всего, в ее поступке бог Дискордии увидел лишь безрассудство поступка. Вступать в открытый поединок с существом, что больше тебя раз в двадцать, не имея при этом силы Антея за пазухой? Сыну Фрактала это казалось неразумным, но, может, пантере есть, чем удивить их всех?

+2

30

Слова Трашь должны были, по видимому, вызвать какие-то эмоции у незримого существа. Разбудить в нем совесть, злобу или же отвращение? Кто его знает... Пантера с таким упоением подбирала, как ей казалось, самые колкие и острые выражения, что разочаровывать её было даже жалко. Немного. Самую малость. Усмехнувшись, да так, что Шахрана ударило в морду ледяным ветром, существо вздохнуло, демонстрируя этим обреченность текущей ситуацией и идеями, которые звери вкладывали в свои слова.
- Я состою из времени и пространства, я соткан силами, к которым падаль вроде тебя никогда не сможет прикоснуться. Я древнее чем ваш род, древнее самой Дискордии, древнее Махараджи и его гипертрофированной справедливости. Я - само время, пространство и суть этого мира, и я, деточка, никому ничего не должен. - произнес зверь, и в голосе его чувствовалось явное пренебрежение, однако услышав слова пантеры о вечности, власти и мести, громко расхохотался. Настолько громко, что смех его напоминал раскаты грома. - Меня всегда забавляло, как любят романтизировать смерть те, кто еще живы. Наделять свое сердце и душу какими-то особыми свойствами - вершина наивности. Твой разум живет в твоей голове, твое сердце - лишь плоть, не способная испытывать эмоции. Твоя душа - лишь абстрактная сущность, лишенная собственной воли, самосознания и памяти. Ради чего ты так спешишь умереть? Ради сказок, в которые так удобно верить?
На этих словах пантера пошла в атаку и действительно проскочила под ногами ящера, и даже сумела взобраться ему на спину. Гигантский хищник, впрочем, не то, чтобы всерьез беспокоился, укусы кошки были для него не больнее укуса мыши для человека. Неприятно, но терпимо. Встряхнувшись, он попытался сбросить наездника, однако когти держались за грубую шерсть как за кору дерева. И тогда ящер с грохотом шагнул в кусты, в самое сердце джунглей. Ветки деревьев, безвредные для гиганта, полоснули Трашь и с каждым движением исполина они лишь сильнее раздирали её плоть.
- Ничему вы не учитесь. Ради чести, гордости и чувства собственного достоинства, вы готовы жизни свои отдать, но только не бежать. Ведь бегут только трусы, так ведь? Как же поразительно... приземленно сознание живых существ. Честь и гордость, с которой вы так отважно идете на риск, в случае неудачи вонзится в ваши глотки сильнее любого врага. Безрассудство и глупость.

На фоне Трашь, Шахран выглядел значительно более рассудительным. Его слова заставили незримого зверя хмыкнуть, прежде чем снова обернуться к волку. Он мог почувствовать это по новому дуновению ветра.
- Все вы так говорите. Все вы за справедливость, за "не суди меня по поступкам других", когда вам это выгодно. Вы очень удобно выкручиваете из справедливости нечто совершенно иное, используя ее как щит от всех проблем, и охотно избивая этим щитом окружающих. Не завидую я Радже, хоть и мерзка мне его морда до неприличия. Ваше прошлое мне известно. Я видел расцвет и закат Легиона, видел твою жизнь от первой секунды и до сегодняшнего дня. Я знаю ваших людей, знаю ваших богов. Варга тебе не поможет. Война - мой главный союзник, а я - ее главная помощь. Мое имя - Коджо. Я - тот, кто пожирает души умерших, тот, кто идет со смертью бок о бок. Ни одна война не обходится без моего визита, и, поверь, нам нечего с ней делить. - перед носом Шахрана мелькнули два ярких оранжевых пятна, прежде чем обрести форму - это были глаза. Огромные, янтарно-золотые, с тончайшими черными сосудами и вертикальными полосками зрачков. Они не оставляли сомнений в том, что существо перед волком действительно есть, и оно достаточно большое, чтобы сожрать своего собеседника в один присест.
- Ты нравишься мне все больше и больше, маленький волк. Чем же вы можете быть мне полезны?

GM-Kai

+4

31

В ноздри пахнуло жаром чужого разгоряченного тела. Большая кошка с явным удовольствием вскарабкалась на мощную шею рептилии, изрядно забавляясь и выглядела она так, словно ей подарили самый лучший подарок, нет, даже не подарок а просто мечту - билет на долгожданный аттракцион. Что уж тут скажешь, забава была поистине безумной и диковатой, хотя и сама Трашь не выглядела верхом благоразумия, но главное, что она очень довольно порыкивала, уцепившись за плотную шкуру всеми своими природными крюками-когтями и клыками-кинжалами.
Большому ящеру такая компания в виде наших морд сидящих у него на закорках понравилась мало и он стал отряхиваться, правда пантера очень крепко держалась на мускулистом теле и так просто спрыгивать не собираясь. Неизвестное и бесплотное существо снова заговорило и по словам его становилось ясно, что он ждал от нас чего-то иного, но мы, а точнее Трашь, явно не собиралась оправдывать чьих-то там надежд, будь это божество трижды властелином мира. Своё отношение она обозначила лишь негромким фырчанием, но казалось, слушала уже с меньшим интересом, более увлеченная катанием на загривке. Если бы я не была перепугана вусмерть, то бесстрастным взглядом со стороны, смогла бы заметить, что кошка перестала реагировать и на "тлен" и на "пыль" и на "ни что", в целом, рано или поздно всему приходит конец и пожалуй, единственное что её могло несколько огорчить, так это то, что некая неведомая тварь, что забавлялась сейчас в этом месте, ни как не сдохнет в своем безвременье и пространстве, хотя, на счет "сдохнуть" - вопрос спорный.

- Время. Пространство. Надо же, как высоко забрался. - подумала я, сладко грызя жесткую шкуру. Конечно причинить вред двухлапой тварюге - не причиню, но когда еще доведётся поездить верхом боги знают сколько тысячелетий назад на древнем динозавре? Вот и я не знала, но пользовалась моментом.
Холод почти отпустил моё тело и мою душу и теперь на дне вечной мерзлоты и обледенелого кратора потухшей души моего спящего вулкана , где-то в глубине закипала лава эмоций.
- Да хоть сам бог Самтарахора, не важно. - подумала я, - Пусть хоть миллион раз помноженная бесконечность, главное, есть миг в который я могу жить. - где-то в потаённой глубине мелькнуло ощущение, нет даже не мысль, что пожалуй, этой самовлюбленной тварюге можно было бы служить, если бы за счет эмоций я могла бы снова жить... Однако, неведомый безликий был не самым удачным божеством этого мира и вряд ли мне захотелось бы стать его марионеткой, чтоб терзать, убивать и сокрушать лишь за тем, чтоб снова чувствовать, видеть и слышать... Я знала верное средство, способное мне помочь, слегка пробудить, приоткрыть полог тёмной и плотной завесы, разбудить себя ото сна, но это претило мне... Становиться монстром не хотелось, даже в таком моём закостенелом состоянии, временами обостряющейся агрессии, непонятного безумства, я еще не до конца потеряла веру в то, что можно меня как-то вернуть к нормальной жизни, к более светлому существованию. Нет, я отчетливо понимала, что след останется несомненно, наложит отпечаток на все последующие дни моей жизни тот нестерпимый холод и равнодушие, но...Мне хотелось верить, пусть самым потаенным кусочком почерневшей души, самым краешком обугленного сознания.
Я еще помнила руки, что кормили меня, помнила, как эти самые руки я растерзала, раздирая клыками человеческую плоть, предавая в ярости самое ценное... И сейчас мне стало больно от этих воспоминаний и яростно одновременно. Я забыла эти чувства, скованная панцирем непробиваемого равнодушия и не эти чувства я хотела удержать и воскресить, ни эти....

Слова безликого я восприняла без веры в то, что он говорит и кем бы он нас не считал, я осталась при своём мнении. Что ж, вечность и время, они на мой взгляд равномерны и бесстрастны, а этот то ли бог, то ли дух, то ли еще чёрти что, явно был о себе очень высокого мнения. Но, застигнутая совсем неожиданными эмоциями, я потеряла интерес к этому вопросу.
Черная злость от картинок прошлого, затопила меня медленно, хищно и неторопливо. Радость померкла, сменившись яростью на то, что я сделала со своим человеком, как я посмела причинить ему боль. Захотелось жить и убивать одновременно, это перемешивались во мне словно две сущности и одна из них, уж точно была не рада тому, что проснулось что-то на подобии совести.
Очнулась быстро, от боли. Гигантская рептилия оказалась не совсем безмозглой, хотя, в лесные дебри податься её заставили скорее инстинкты, чем мозги. Мою шкуру терзали колючие ветки больших деревьев, оставляя раны, но боль я словно не замечала, крепко держась на шее титана. Однако, игра пошла не по-плану, да и мрачнеющее до состояния чернильницы настроение, огнем пожирающее кровь бегущую по венам, поубавило радости от задумки.

Дождавшись, когда древний монстр углубится в чащобу, Трашь резко сорвала с шеи очередной кристалл, талисман сокрытия, и до хруста сжала клыками, крошки-хрусталики зеленоватого цвета осыпались на задубевшую шкуру чудовища. Пантера резко развернулась и в два больших прыжка, черной тенью метнулась назад по спине ящера, оттолкнулась от его поясницы и прыгнула в сторону в ближайшую поросль кустов, подныривая снизу, чтоб не пораниться, проползла немного пригнувшись, стелясь по влажному ковру подлеска и затаилась, зло сверля ящера позади себя янтарными бусинами почерневших глаз. Осмотрелась, принюхалась и вновь осторожно устремилась вперед, пролазя и изгибаясь словно змея между крючковатыми и толстыми корнями, уходя всё дальше от ящера. Где-то там, на поляне, остался волк и безликий, а здесь, в лесу, были мы и зубастый недруг, что лично меня не радовало. Хотя, кому повезло больше, было под вопросом. Кажется большой кошке надоела и игра с древним ящером, и безликий дух и время вспять, по тому, как она сдержано и утробно вибрировала голосом, еле уловимо даже для меня, я сделала вывод, что Трашь раздражена и кажется, вознамерилась уйти подальше от всего происходящего.

Я сердилась. Я жила и чувствовала. Но меня злило одно - мои собственные мысли. Эйфория сменилась тяжелым осознанием того, что этот невидимый мучитель, как ни кто другой, из встреченных мной прежде, подходил мне для воскрешения моих эмоций. Но идея была плоха сама по себе и вряд ли этот кусок вечности, захочет увидеть "пыль" в виде моей морды у себя под ногами в другой раз. Да и мне этот "шутник" был не по вкусу, однако, в голове пришлось уложить безусловно самоубийственный вариант, вернуться сюда в крайнем случае и поискать эту бестелесную массу, если выживу, когда приспичит. Навалившиеся эмоции, словно налетевший шквал сейчас мешали, хотя кто бы ведал, как долго я ждала подобие того, что творилось со мной сейчас, но разворот "конницы" переключил довольный тон "голодных игр" и теперь я уже не ощущала того смака от ощущений, который еще недавно сотрясал мою плоть. Надо было подумать, хорошо подумать.

Отредактировано Трашь (2020-03-15 03:11:23)

+2

32

Конечно, невидимый зверь насмехался над поступком Трашь, который, если честно, и для Шахрана выглядел более чем безрассудным. Волк видел, как ящер устремился в густые заросли, и не позавидовал пантере, что сидела у него на спине. Однако она выиграла для них время, так или иначе, а значит у сына Фрактала была возможность продолжать разговор с неизвестным. Тем более, раз тот пошел на контакт. Сейчас бурому предстояло не оборвать ту тонкую нить, что ему удалось протянуть к неизвестному существу, и любое неверное слово может все разрушить в одно мгновение.
-Собственная шкура – не самое главное в жизни. Есть вещи и поважнее, - негромко ответил Шахран, хотя знал, что существо обращается к Трашь.
Он был воспитан так, что нельзя убегать. Убегают только трусы, и лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Конечно, он знавал и таких, для которых собственная жизнь – превыше всего. Таких, которые ради спасения никчемной душонки пойдут по головам и даже сердце у них не ёкнет. Например, бывшая Валькирия по имени Каллисто. Ран был наслышан о ее достижениях и о том, как она стала заклятым врагом для многих. Неприметная волчица, такая же, как и все, смогла натворить столько гнилых дел, что ее имя звучало на западных, а потом и на восточных землях куда чаще, чем могло бы звучать имя неприметной волчицы. Поговаривают, что она даже до сих пор жива, тогда как многие ее недруги уже давно слегли в могилу. Но нужна ли такая жизнь? Ей, видимо, да, а вот Шахран бы так не смог. Он считал, что это – не жизнь, а просто существование. Физически она жива и, может, здорова, но что с ее душой и есть ли она вообще?
-Мое имя Шахран, - ответил волк, прекрасно осознавая, что существо и без того знает, как его зовут. Однако он считал, что может и должен представиться сам, раз уж существо изъявило желание с ним наконец-то познакомиться. – Калахира бы стала верной твоей спутницей, будь вы в одних измерениях, - волк позволил себе немного улыбнуться, - то, во что я свято верю, поможет мне всегда. – Твердо ответил Ран. Он был не согласен с божеством, которое старалось лишить его любой поддержки, и всячески отстаивал свою позицию. Каким бы страшным и всесильным не казался этот невиданный зверь, он не заставит Шахрана отвернуться от его жизненных принципов и идеологии.
Тут перед носом бурого мелькнули глаза, пугающие, страшные, вселяющие отчаяние. Коджо показался ему, почему? Не потому ли, что понял, что незримым он не вселяет в маленького волка того страха, на который рассчитывал? Вероятно, теперь его взгляд должен был пошатнуть уверенность Шахрана?
Алоглазый набрал в грудь побольше воздуха. Он не храбрился – эти глаза действительно его передернули. Вообще, когда к тебе обращается кто-то из божественного пантеона, своего или чужого, это всегда волнует и пугает. Присутствие чего-то неземного, потустороннего может оставить равнодушным только самоуверенных глупцов.
-Богам, какими бы ни были их намерения, всегда нужны приспешники на земле, - Шахран не назвался «слугой», ибо служить он никому не собирался, - любой лидер ничтожен, не имея армии за своей спиной. – Шахран стойко смотрел в глаза, что вырисовывались перед ним, и не смел отводить взгляд.
Что, сын Легиона напрашивается в ряды армии Коджо? Было похоже на то, но связано ли это с желанием спасти шкуру или оно было искренним? Что-то внутри подсказывало Рану, что это – правильно, и что Варга будет им доволен. В словах нового Бога Шах услышал что-то, что зацепило его, и, вероятно, он понял, что должен это принять. Спасать свою шкуру любыми способами – это удел таких, как Каллисто, а сын Фрактала будет поступать так, как велит ему легионерская душа.

+2

33

Трашь всеми силами старалась держать ситуацию под контролем, и даже несмотря на то, что она, оседлав ящера, удалилась на некоторое расстояние от компании, грохот шагов древнего исполина все еще доносился до Шахрана и Коджо. Последний, кажется, уже потерял интерес к кошке - с ней разберутся другие. Видимо, она позабыла о странных криках, что не так давно доносились из древней лесной глуши. Сейчас они стихли, но лишь потому, что существа, которые их издавали, вышли на след своей добычи. Они больше не переговаривались, не предупреждали сородича о своем приближении - они просто стремительно двигались в сторону Трашь. И уже когда ей удалось спрыгнуть со спины гиганта и спрятаться от него, они, наконец, показались из темноты. Несколько пар желтых глаз, напоминающих змеиные, сверкали из джунглей. Существа, которым они принадлежали, были меньше того зверя, что находился на поляне, но смертоносностью ему не уступали. А, быть может, даже превосходили. В какой-то момент, прямо перед носом кошки из кустов выпрыгнул некрупный двуногий ящер. Он был примерно по плечо среднестатистическому человеку, обладал мощными задними лапами, и тонкими, но длинными передними, на которые зверь не наступал. Принюхиваясь, он издавал странные звуки, похожие на птичий клекот, и забавно наклонял голову. По сравнению с предыдущим зверем этот казался абсолютно безобидным. Может, это не он так истошно кричал некоторое время назад? Слегка пригнувшись и водя хвостом из стороны в сторону, он двинулся в сторону хищницы, попутно курлыкая, почти как гигантский голубь.

И пока Трашь вовсю занималась изучением местной флоры и фауны, Коджо, заинтересованный своим новым собеседником, как-то язвительно усмехнулся. Глаза его, и без того яркие, на мгновение сверкнули сильнее прежнего, а зрачки сжались в тончайшую вертикальную полосу. Он изучал молодого волка, но нападать пока не собирался, да и ящеры как-то ретировались с места событий, переключившись на строптивую  своенравную кошку.
- За моей спиной уже есть армия... хочешь на нее посмотреть? Я могу показать тебе больше. Больше того, что ты видишь сейчас и больше, чем когда-либо сможешь увидеть в мире настоящего времени, - почти лениво произнесло божество и красная паутина вен изрезала зрачки на мгновение. - Но мне нравится ход твоих мыслей. Я благосклонен к своим последователям, но вера - не та цена, за которую можно купить мое расположение. Хочешь ты того или нет, мы еще обязательно встретимся. Мои союзники отдают мне нечто куда более ценное, чем преданность, разум или даже жизнь. Знаешь ли ты, что значит - быть моим приспешником?
Слова зверя казались текучими, как вода - впервые он говорил спокойно, без ноток иронии или холодной дикой злобы. И лес вокруг, кажется, успокоился вместе с божеством. Удаленный рёв и грохот сменились стрекотанием огромных стрекоз, размером крупнее многих птиц, да звуками, что издавали мелкие ящеры, шоркая коготками по деревьям, как белки. Даже удивительно, что этот жуткий мир, мог быть таким умиротворенным.

GM-Kai

+2

34

Оставив зубастого гиганта позади, в достаточном отдалении, пантера вновь замерла и прислушалась. Я приподняла голову и потрогала влажный воздух раздвоенным языком, запахов было слишком много и большинство казались мне совершенно незнакомыми, однако, тепло своей покровительницы я ощущала растекающимся жаром на тонкой чешуе, впитывала и вновь запоминала. Её терпкий, словно пряный запах, я уже никогда и ни с чем не спутаю, особенно тогда, когда она мягко говоря раздражена. Я чувствовала её пульсирующее желание, желание мести, одиночества и охоты.
Трашь вслушивалась и всматривалась в покрытые словно расписной вуалью света и тени джунгли, вбирала в себя краски приглушенного на "дне" мира бликования, сливалась с ним, расползаясь черной массой у подножия могучих деревьев, стоящих достаточно близко друг ко другу. Наверху, в могучих и высоченных кронах, гулял ветер, в то время, как здесь, внизу, воздух казался стоячим.
Кончик длинного хвоста хищницы нервно и мелко подрагивал, пантера явно была чем-то недовольна. Влажный чёрный нос с шумом втягивал воздух, а жёлтые глаза чуть прищурено горели живым огнем, полыхая на сумрачной зелени местной растительности подозрительным взглядом. Уши, небольшие и круглые, неторопливо поворачивались на массивной голове, словно локаторы, а вибрисы торчали в разные стороны, как-будто большая кошка вот-вот готова заулыбаться острым оскалом клыков.
За гигантскую тварь Трашь не переживала, она была уверена в действии талисмана, к тому же, ящеру вряд ли понравится бегать за столь мелкой добычей сквозь весь толстоствольный лес, её явно волновало что-то другое, судя по тому, как подозрительно и осторожно хищница кралась вперед. Конечно, я была более чем уверена, что пантера рассчитывала на более длительное развлечение за чужой счет и сам факт того, что всё закончилось слишком быстро, её несколько разочаровал, однако, отделаться от слюнявого двуногого уже было само по себе не плохо.
Застыв возле очередного, обхватов в десять человеческих рук дерева, узловатого, местами корявого, но достаточно ветвистого, метров с полутора от земли, имеющего высоко наверху несколько пригодных для лежания развилок меж могучих ветвей, хищница вдруг напряглась и выпустив лезвия когтей в один мощный прыжок очутилась на самой нижней ветке и как оказалось вовремя, поскольку почти одновременно с прыжком Трашь, из кустов выскочил еще один двулапый монстрик, правда в разы меньше того, от которого удалось совсем недавно избавится. Пантера оказалась с рептилией почти нос к носу, благо выбранная высота давала преимущество, которым черная зверюга не мешкая воспользовалась.
Резко обернувшись, я увидела как за первым непрошеным "гостем" пожаловали и еще несколько, чьи выразительные глаза уже отчетливо красовались в кустах по-соседству. От охватившего меня ужаса, я вновь сдавленно зашипела, словно в ответ наглому курлыканию, такому мягкому, но подозрительно настораживающему. Трашь лишь мельком задержала взгляд, хищный, опасный и свирепый на новоприбывшем, который с интересом разглядывал нас, но не задержалась ни секунды, за первым прыжком  последовал сразу второй, третий, четвертый, она устремлялась выше и выше по толстым веткам могучего дерева-великана. Я была солидарна со своей покровительницей, на земле слишком опасно, хотя, судя по хмурым взглядам, которыми пантера окидывала просвечивающее сквозь силуэты ветвей небо, от него она тоже не ждала ничего хорошего. Хоть движения Трашь и были быстрыми, она с лёгкостью перескакивала с одной ветки на другую, но бдительность наращивала, подозрительно изучая то место, куда хотела прыгнуть.
Не являясь в этом временном промежутке наверху пищевой цепочки, Трашь вела себя куда осторожнее, ведь одна большая угроза - проще, чем множество не таких больших, но от этого всё же более опасных. Плюсом этого мира было то, что когтистая хищница могла с лёгкостью перескакивать с одного дерева на другое, скользя силуэтом по надежному пути из толстых веток, поскольку крупноствольные великаны буквально обнимались в тесной компании друг друга, а их толстые ветки служили прочными висячими мостами, которые могли избавить от наземных врагов. Высокие и плотные кроны, сплетенные меж собой, так или иначе защищали от воздушных атак, по крайней мере, очень хотелось в это верить, однако, неприятностей стоило ожидать всегда и Трашь явно была настороже.

Отредактировано Трашь (2020-03-31 02:08:45)

+1

35

Шахран не отводил взгляда от божества, которое говорило с ним, а это значит, что им с Трашь удалось выиграть время. Хотя, судя по делам пантеры, ее расклад был несколько хуже, чем у волка. Ран отвлекся, повернув голову в сторону большой кошки, что была в компании уже не одного ящера. Сначала алоглазый хотел было спросить Коджо, за что хищнице такие страдания, но потом передумал: если он сейчас переключится на другую тему, то вернуться к прежнему разговору возможно не получится. Трашь Шахрану не подруга, и даже не близкая знакомая, и вообще, если бурый сейчас хоть о чем-то договорится с местным Богом, это может спасти шкуры обоих. В любом случае, сын Легиона действовал исключительно в собственных интересах.
На предложение Коджо волк задумался. Действительно ли он хочет стать приспешником нового для себя бога, или это было сказано лишь для того, чтоб притупить его бдительность? Последствия могут быть необратимы – божество Дискордии ясно на это намекнуло. С другой стороны, что Шахран терял?
-Я и не собирался тебя покупать, - честно ответил бурый, - разве божье расположение продается? Я считал, что нет, - Шахран позволил себе слегка улыбнуться.
Боги на то и Боги, чтоб видеть земных насквозь, и Коджо вполне мог удостовериться в том, что сын Фрактала не лукавил. Божество нельзя обмануть или провести вокруг пальца, и только истинная вера в него есть подтверждение тому, что земные последователи свято верят в своего идола и все, что с ним связано. По крайней мере, именно так учили Шахрана и с такими мыслями он вырос и жил до сих пор.
-Не знаю. – Тихо ответил алоглазый. – Так позволь мне узнать. – Подняв голову, легионер посмотрел в страшные глаза Коджо каким-то новым взглядом, уверенным и твердым.
Значило ли это, что Шах принял правила игры нового божества? О, да, бурый решил для себя, что новый знакомый ближе ему по духу, чем он мог бы себе представить. На этой земле Шахран – чужак, и почему бы не принять сторону того, кто к себе располагает? Ран давно хотел стать больше, чем он есть сейчас, и Варга ему в этом поможет. Алоглазый чувствовал присутствие своего Бога всеми фибрами души и понимал, что тот принимает его выбор. Волк знал, что поступает правильно, продолжая свой путь уже на новой земле. Он охотно посмотрит на армию Коджо, как тот предложил, и пополнит ее ряды, даровав ему все, что тому требуется.

+2

36

Попытка взобраться наверх и спастись от рапторов на дереве была хорошей идеей - ящеры не умели по ним лазать. Во всяком случае, так же ловко, как это делала кошка. Однако просто так они сдаваться не собирались и вскоре собрались внизу, заняв выжидательную позицию у корней. Они могли ждать долго, и, в отличие от гиганта, были куда более заинтересованы в пище небольшого размера. Кроме того, их мозг был крупнее, на что намекала командная работа, свойственная только весьма разумным существам, готовым распределять обязанности и организовывать атаку группой. Поэтому они следили за ветками очень внимательно и готовились преследовать пантеру пока она будет перескакивать по деревьям дальше. Однако у самой Трашь были проблемы и посерьезнее - взобравшись наверх, она могла увидеть, насколько же велик лес. Зеленые кроны простирались до самого горизонта, крупнее них были только исполины с длинными шеями, что возвышались над джунглями. По сравнению с ними, даже двуногая громадина казалась мелким тараканом, настолько велики были существа, обитавшие чуть поодаль от места действия. Впрочем, они были не единственным поразительным открытием. Взглянув на небо, Трашь обнаружит красно-золотую точку, пока еще совсем тусклую, но с каждой секундой увеличивающуюся в размерах.

Тем временем Коджо, услышав слова своего собеседника, только насмешливо фыркнул. В реплике волка было столько наивности, что древнее божество даже удивилось столь... неожиданному утверждению. Интересно, у всех переселенцев так мозги промыты?
- Продается. Все в этом мире покупается и продается, просто цена у божественного расположения будет выше цены за мясную лепешку. Слышал про дары и подношения богам? Или про молитвы и обряды, направленные на их благосклонность? Это ведь всё, по сути своей, не только демонстрация веры, но и плата, - произнес Коджо, прежде чем рядом с ним возник маленький синий огонек. Затем еще один. И еще. И еще. Огни, словно светлячки, появлялись вокруг незримого зверя, вокруг Шахрана, и постепенно заполоняли всё пространство вокруг, уходя за видимые и невидимые пределы - в самые глубины лесной чащобы.
- Цена за мою помощь - твоя душа. После твоей смерти, она полностью отойдет в мое пользование. Она станет моими глазами и ушами там, куда я не могу попасть, и пополнит ряды моей величайшей армии, которой нет равных ни в мире живых, ни в мире мертвых.
Огоньки, что до этого мирно пылали, начали разрастаться, принимая самые разные формы. От исполинских ящеров, до волков и людей. Количество видов не исчислялось сотнями, но десятками тысяч, если не миллионами. Неожиданно, нечто холодное коснулось спины Шахрана и обхватило его, как маленькую игрушку, поднимая в воздух. Обратив взгляд вверх, волк увидел бы гигантское существо, напоминавшее смесь ящера и птицы, размерами с хороший такой самолет. Неизвестный зверь был полупрозрачным, но осязаемым, а внутри был наполнен чем-то, что переливалось подобно северному сиянию. Создание подняло его так высоко, что кроны деревьев и ящеры с длинными шеями, остались далеко внизу, а синее свечение душ уходило за горизонт, покрывая леса, поля и даже океан. Несколько минут волк парил в воздухе, и мог рассмотреть мир с высоты птичьего полета, но затем был спущен обратно и бережно посажен на землю. Как только лапы легионера коснулись земли, и гигантская птица-ящер, и другие души, разом исчезли, будто их никогда и не было.
- Души - мои напарники, союзники и величайшая мощь этого мира, и в пределах Дискордии, и там, с внешней стороны купола. И чем больше времени проходит с зарождения жизни, тем больше и разнообразнее она становится. Как видишь, ваша смерть - в моих интересах. Душа без тела сопротивляется недолго, какой бы сильной она не казалась при жизни. Однако живые последователи мне нравятся гораздо больше... Мертвых у меня и без вас достаточно, а вот живых... живых много не бывает. Я согласен отпустить вас обоих и вернуть обратно в ваше время, если обрету хотя бы в одном из вас верного последователя. Обмануть не получится, я все узнаю. При жизни или после того, как ее у вас отнимет время. Свои условия я уже озвучил. Выбор остается за тобой. Душа - самое ценное, что есть и у живых, и у мертвых. И я не намерен торговаться.

GM-Kai

+2

37

Хищные двуногие рептилии, что сновали у подножия деревьев, напоминая собой слаженную стаю волков, не теряли бдительности и рыскали на земле в поисках лёгкой добычи, но Трашь по прежнему оставалась вне досягаемости, ловко шествуя большими скачками по тропе из могучих деревьев. Судя по недовольному урчанию, быть внизу пищевой цепочки было ей непривычно, а потому, время от времени шипастый гребень из вздыбленной шерсти вырастал на мощном загривке, знаминуя никуда не девшуюся неприязнь.
Адреналин приятно грел стылую кровь и теперь чёрная зверюга на долгие пару-тройку дней точно будет эмоционально удовлетворена, что давало вероятность того, что искать жертв ей не придётся. Как бы там не повернулось в итоге, но Трашь не могла не испытывать чёрной благодарности к мучителю с убийственным чувством юмора, да, она была довольна и даже чуть не оставшись без хвоста, испытывала неописуемый прилив сверх сил и сверх эмоций - в её понимании.
В мире простых смертных, Трашь была не простого, но древнего рода, а потому, прекрасная и опасная, могла бы вызвать трепет у каких-нибудь аборигенских племён и сама сойти за божество. А божества не привыкли кланяться никому, кроме себя, но такое чувство было у пантеры глубинным, сокрытым, потаённым, родовым и природным. Кошки - особый вид единоличников и властителей мира.
Случайная встреча с бурым волком осталась позади, но исходя из поведения моей покровительницы, его судьба её видимо не волновала, поскольку пантера не оборачивалась назад и не выказывала признаков интереса к тому, что случилось с нашим случайным попутчиком. Странное бестелесное божество занимало её разум гораздо больше, хотя чувства вызывало далёкие от восторженных и нежных. Скорее противоречивые. Если бы я могла забраться в чертоги её тёмного разума, то знала бы наверняка, что на счёт Шахрана, в самом начале пути, у неё были свои планы, так же далёкие от самопожертвования, однако, судьба распорядилась совсем иначе и теперь, двое переселенцев - игрушки неведомого кукловода. Как это было не комично и не парадоксально, но Коджо украл у Трашь "жертву" этого дня, что невольно уязвляло её охотничьи собственнические порывы, взывая к внутренней ярости на посягательство второй стороны. Однако, полученный драйв сторицей возмещал моральный ущерб.
Трашь была не религиозна, она не поклонялась богам и даже не ставила их на какую-то отдельную ступень, чем и было вызвано такое отношение к миру духов, однако как с любым противником осторожничала.
Нужна ли была Трашь свобода? Я знать этого не могла, быть может у могущественного бога и было что ей предложить, да вот только не любое блюдо возможно подать к столу так, чтоб оно выглядело аппетитно, а пантера явно была избирательна в том, кого и как есть. Хотя для того же самого Коджо, Трашь, скорее всего, являлась всего лишь прахом и пеплом под ногами, но себя она ценила ровно так же, как и ненавидела порой.
И так, поглядывая на мелькающие внизу тени зубастых преследователей, мы стремительно уходили всё дальше и дальше сквозь зелёное бескрайнее море деревьев-великанов и конца края такому лесу не было, как не было просвета впереди. Впрочем, смысла идти за тридевять земель тоже не было, ведь везде на этих землях скорее всего обитают аналогичные твари, так думала я, но Трашь, сдается мне, была со мной в этом согласна, поскольку облюбовав одно из деревьев, устроилась среди узловатых развилок веток, в довольно плотном переплетении и буквально утонув в поднебесной черноте, стала следить за происходящим. Кошка старалась держаться все время посередине "воздушно-древесного пути" , поэтому не могла оценить размах бескрайнего леса и конечно не довелось ей лицезреть еще более крупных рептилий с длинными шеями, Трашь предпочитала любопытству - осторожность, не собираясь сейчас рисковать, тем более выгодным для себя такой поступок она так же не представляла, хотя случись ей прыгнуть на Рэкса еще разок, то непременно повторила бы то же самое. Однако тут были разные мотивы, но откуда мне знать?
Слившись с игрой света и тени, среди стволов и лиан, пантера различила среди могучих крон, высоко в небе какое то движение, однако продолжала лежать неподвижно, ведь маскировка была более чем идеальной, да и добраться любой воздушной твари на средний ярус лесного полога было бы затруднительно, тем более, если эта тварь большая. Но интерес к новому месту возможного жительства, чем Коджо не шутит? Был таким, какой испытывает любой нормальный хищник на новых территориях.

+1

38

Шахран слушал Коджо не перебивая даже несмотря на то, что тот позволял себе насмехаться над словами юного легионера. Что бы не думал себе этот Бог, бурый оставался при своем мнении, пусть более вслух его не озвучивал. Он был не совсем согласен насчет того, что обряды и традиции есть плата богам, но предпочел промолчать. Было и так понятно, что воспитывались они в разных мирах и у них были совершенно разные представления о божьем служении. Что Шах знал наверняка, так это то, что Коджо – божество здешних земель, и служение ему необходимо, если он, Ран, хочет на этих землях жить. Уже давно было принять тот факт, что в родные западные края ему вернуться не суждено, ровно как пополнить ряды Легиона и сражаясь, прославляя великого Варгу. Все это кануло в лету, как и сам Остров, и поэтому образ Бога Войны в голове Шахрана – единственное, что осталось у него от прежней жизни. И он никогда не откажется от этого, однако понимал, что долго на этом образе не проживет. Надо было двигаться дальше, принимая здешнюю веру и порядки, если хочешь продолжать жить. Род Шахрана вымер и остался только он, так зачем ему погибать, когда есть возможность жизни, а вместе с ней и познанию нового. Рану эта перспектива нравилась больше, чем просто глупо слечь в землю к своим родственникам. Довольно. Слишком много волков погибло, некоторые из них напрасно, а потому алоглазый мог позволить себе ступить на ту же дорогу, что и они. Нет, он пойдет своим путем, единственно верным, и в этом ему помогут Варга и собственный ум.
«Думай, думай…» - То ли шептал, то ли рычал голос в голове Шахрана, пока он слушал речи Коджо.
Он не мог различить, действительно ли Варга разговаривает с ним в его сознании, либо же Шах настолько уверовал в это, что выдает собственные мысли за голос своего Бога. В любом случае, думать надо было и хорошенько, ведь от ответа Рана зависит не только их с Трашь судьба, но и вся дальнейшая жизнь алоглазого. Умереть сейчас или до конца своих дней служить Богу, которого он едва знает? Перспектива мрачная, как не посмотри, и простой, на первый взгляд, выбор, заставил Шаха крепко задуматься.   
Тем временем Коджо, для пущего утверждения своих слов, призвал бестелесную армию, на которой так хотел посмотреть Красный Король. Образы обступили его, а один в виде большой крылатой ящерицы поднял легионера в воздух. У Шаха в груди сперло дыхание, когда он потерял землю под лапами, а сердце рухнуло куда-то в пятки. Дух поднял алоглазого высоко над деревьями, и его взору предстала удивительная картина. Однако полет был недолгим, и вскоре Ран снова стоял на своих четырех. Что ж, представление, организованное Коджо, весьма впечатлило Шахрана, и он этого не скрывал. Во все глаза глядя на полупрозрачные фигуры, волк перевел взгляд на божество, которое закончило демонстрацию своих сил и теперь ждало ответа от сына Фрактала.
Да только не знал, видимо, Коджо, что свою душу Шахран уже давным давно продал. Варга владел ею и не собирался делиться. Так значит ли это, что проданную душу можно продавать еще и еще? По сути, да. Ведь Варга жил исключительно в воображении Рана, а, как он думал недавно, далеко на этом воображении не уедешь. Пора обретать более реальных союзников на этой неприветливой земле, которая совершенно не желала видеть переселенцев в своей обители. 
-Ну, - коротко начал Шахран, внимательно смотря на Коджо, - одного верного последователя ты только что обрел. – Волк коротко кивнул в знак заключенного условия.
Да, он принял правила игры нового Бога, который казался бурому весьма интересной личностью и, что самое главное, весьма близкой. Алоглазый чувствовал фибрами своей души, что выбор его осознанный и основание его совсем не желание спасти свою шкуру. Если бы Рану это было не надо, он предпочел бы погибнуть, но остаться при своем.
Кто-то в голове Шахрана одобрительно рыкнул. Сам Варга хвалил сына Фрактала за сделанный им выбор. Или, может, молодому волку это просто показалось…

+1

39

Примечание: Данный пост написан сторонним мастером, в связи с необходимостью срочной временной замены текущего. Следующий круг снова поведет Кай. Приносим извинения за возможные доставленные неудобства.


Рвущий небеса рокот - голос смены эпох. Граница, где кончается одна эра, и начинается новая, воздвигнутая на толстом слое запёкшейся крови и пепла. Рёв древних ящеров, сотрясавший воздух миллионы лет, неумолимо тонул среди раскатов грома, от которых дрожал даже воздух в лёгких. Волку неведомо было, что синеву неба - единственное, что было неизменно и в прошлом, и в будущем - будто лезвие рассекал гигантский камень, стремительно приближавшийся к земле. Отсюда едва заметный, такой незначительный, крошечный и ничтожный... Его можно было принять за далекую птицу, или романтично назвать падающей звездой и загадать желание, любуясь необычной, редчайшей красотой - длинным огненным шлейфом. Отливая золотом на свету, он походил на гигантские крылья неведомого зверя. Такого же таинственного и загадочного, как и время, в котором они сейчас находились. Множество глаз наблюдали за тем, как красная точка разрасталась, не понимая, что перед ними - последние строки древней, как этот мир, книги. Лишь Коджо, усмехаясь нараставшим порывам ветра, знал финал наперед. Он перечитывал эту книгу множество раз, смакуя, наслаждаясь ею, но испытывая особый трепет лишь открывая последнюю главу. Яркую, насыщенную, горячую во всех смыслах и отношениях. И конечно же, чертовски аппетитную.
- Я более чем удовлетворен таким итогом, а сейчас... поговорим о тебе.
В словах божества появились новые нотки - ирония сменилась опасным дружелюбием, одновременно ласкающим и режущим слух. Так гладят ягнят перед ритуальным забоем, нашептывая на ухо молитвы, успокаивая, отвлекая внимание от блестящего, идеально заточенного лезвия. Коварное истязание ни в чем неповинной души. Вот только ответить сразу Шахрану возможности не представилось. Касание камня к земле - грандиозный финал величественной эры. Почва под ногами волка пошла каменной волной, с грохотом трескаясь, прорезаясь через зеленую траву. Вздувалась венами, паутиной расползаясь вдоль и поперек, ломая самые слабые молодые деревья. Немногим довелось услышать, как трещит по швам земля, с каким рёвом она поднимается, оседает и сталкивается, уходя из под ног, образовывая гигантские расколы. Люди будущего нарекут эти шрамы "каньонами", звери прошлого - вратами в ад, из которых таинственный бог огненным языком слизывает с планеты жизнь.
Шахрану повезло - почва под ним потрескалась не более, чем земля на пересохшем озере. И ветер, налетевший смертельной косой, и превративший непроходимый лес в груду обломков, лишь слегка потревожил его шкуру. Метеорит упал далеко - это было спасением и для Трашь, но деревья вокруг сравняло с землей одной секундой, погубив под завалами всех, кто находился внизу, и обрушив на кошку осколки древних зеленых гигантов. Коджо, глаза которого следили за каждым ее шагом, незримо оскалился. Попытка обойти правила его игры дорого ей обойдется. Долгие века загробной жизни научили его терпению, с которым не сможет тягаться даже самый упрямый осёл.
- Бежать и прятаться нужно было раньше. А теперь... вернемся к тебе, - прошипело божество, глядя на невредимого Шахрана, вокруг которого буквально рушился мир. - Скажи мне, чего ты хочешь добиться на Дискордии? Амбиции. Поговорим о них. Хочу знать, кто будет нести веру в меня дальше в мир живых. Твое прошлое мне известно, а будущее... несколько не по моей части. После этого... я отпущу тебя. И то, что останется от твоей подружки...
Яркие глаза моргнули еще раз, прежде чем воздух вокруг божества стремительно начал нагреваться, рассыпаясь миллионами мелких огоньков.

+4

40

В прохладной тени дерева-великана, Трашь развалилась вальяжно и словно издеваясь, презрительно щурила желтые глаза, да скалила саркастично белые кончики клыков, поглядывая на подножие своего пристанища, взобравшись высоко, она ни капли не страшилась двуногих ящеров, весьма аппетитно глазеющих снизу на наш дуэт. Гибкий хвост неторопливо покачивался, свесившись с толстой и словно бы монументальной ветки, пантера чувствовала себя надежно и сейчас пребывала в состоянии философского размышления о том, куда бы пойти и с чего бы начать.
Широкий холодный нос время от времени тянул в себя воздух, прислушиваясь к незнакомым запахам, уши ловили новые звуки, пытаясь отфильтровать и обработать информацию, а я, я вообще уже давно перестала подавать признаки жизни, от страха замерев живым обручем на переплетении нашейной цепи.
Прошло совсем мало времени, но снова что-то вокруг изменилось. Трашь нервно вскинула голову и подозрительно вгляделась в небесную синеву, хищнице явно что-то не понравилось, поскольку расслабленность словно рукой сняло. Мышцы налились твёрдостью, уши плотно прижались к обтекаемому черепу, усы встопорщились, а хвост жгуче хлестнул лоснящийся бок. Ни минуты покоя, если и было у этого острова проклятье и нечистый одержимый дух, то имя ему - Коджо.
Кажется Трашь прочла мои мысли и зло зашипев, бросила негодующий взгляд куда-то назад, словно пытаясь преодолеть расстояние, что отделяло нас от очень жадного и алчного до чужих судеб божества.
Я могла себе представить всё что угодно, но до глобальных катаклизмов мой юный ум не дошёл, слишком диким выглядело всё происходящее, слишком невероятно-потрясающим во всех смыслах.
Издав утробный рык, пантера вскочила и резко стала взбираться по гигантскому стволу устремляясь ввысь, словно желая осмотреться. Небо разрезал огненный шар, который стремительно приближался, оставляя за собой яркий, бордово-золотистый шлейф, просто неописуемо живописный и смертельно опасный. Воздух всколыхнулся от растревоженного рёва множества ящеров, задрожала рябь нарастающего волнения, мир вокруг встрепенулся ожиданием неминуемой катастрофы, загудел, распадаясь на рёв и шипение. Даже сквозь море зелёных гигантов, начали накатывать порывы жаркого ветра, а чудовище в небе росло и ширилось, приобретая всё большие размеры.
Трашь ошалело взбиралась вверх, перескакивая с одной толстой ветки на другую и сдаётся мне, уже сожалела о той дозе "наркотика" чувственности, что ей выпал, вот уж вправду, где нужно было быть хладнокровной. Смотреть в глаза вечности с видом равнодушным и отстранённым куда проще, чем в изобилии эмоционального шквала.
Сокрушительный грохот сотряс основание земли, разверзая тёмное чрево словно бы самой преисподней, разом выпуская своих верных слуг - разруху, боль, хаос, смерть, утрату, тысячами посеченных линий выкашивая огромные пространства лесов, низвергая в раны земли водные массы и исторгая оттуда рокот пробуждающихся гор.
Словно соринка на лоне земли, мы кубарем погрузились в мясорубку катаклизма, среди щепок и скрежета исковерканных деревьев не было видно ничего, глаза застилала пелена пыли и всевозможных перекорёженных стволов. Нас крутило, тащило и кувыркало в водовороте воздушной волны, и когда грохот прокатившись, ретиво понёсся дальше, мы не сразу смогли прийти в себя. Какое-то время большая кошка, в прежнем, а теперь лишь мелкая букашка застрявшая во времени, лежала неподвижно, я тоже не шевелилась оглушенная всем происходящим, но вот, черный нос дрогнул, с трудом распахнулся янтарный глаз, а потом, хищница задышала часто, потом приподняла массивную голову и помотав ей, принялась трясти, стараясь прогнать звон в ушах и хоть немного прийти в себя. Давалось это ей не просто. Взгляд был мутным и не чётким, слух не желал возвращаться, а из ставшего горячим носа текла кровь. Среди "скошенного" леса, мы лежали где-то ближе к поверхности, засыпанные трухой, щебнем и еще всяческими "атрибутами" небесной войны, словно погребённые временем.
- Вставай, Трашь. - зашипела я, пострадав наименьшие всего. - Вставай, слышишь? - от моих слов, кошка повела ухом, ведь я чуть ли не залезла ей в ушную раковину, пытаясь донести своим тихим шипением суть. Как бы я ни старалась, Трашь пришла в себя не быстро: сначала прояснился взгляд, стал осознанным, понимающим, затем, кажется стал возвращаться и слух, а уж потом, понтера выуживая тело из под обломков, стала протискиваться на всё еще непослушных лапах к поверхности. Вилась и просачивалась сквозь хитросплетения деревянных тел, обмазывалась в чужой крови и грязи, оставляя на колючих занозах куски своей чёрной шерсти. В воздухе запахло жаром и к этому моменту мы, не без труда, вынырнули из моря завала.

+1


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Кладбище сновидений