/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Золотая коса


Золотая коса

Сообщений 181 страница 196 из 196

1

Территорией владеют: Переселенцы

https://i.imgur.com/hIoy5ZF.png
Золотая Коса — южный берег Дискордии, отделенный от основного острова большим лесным массивом. Во время прилива, океан может подступать к его границе, скрывая под водой чистейший золотой песок. На протяжении трех летних месяцев, с берега можно наблюдать водяные смерчи, которые образуются в океане практически ежедневно. Они несут с собой сильный ветер, но, в целом, не представляют опасности для тех, кто находится на суше.
После прибытия переселенцев, пляж и близлежащие джунгли начали активно осваиваться людьми. Некоторые пальмы были вырублены умышленно, некоторые были уничтожены ударом Цитадели. Так или иначе, и листья, и стволы этих деревьев легли в основу некоторых построек. Активно, хоть и не очень умело, строятся навесы и небольшие шалаши. Не все постройки одинаково стабильны и устойчивы, переселенцы лишь учатся и осваивают основы экстренного и быстрого строительства.
Помимо этого, из крепких веток мастерят клетки, куда сажают пойманную мелкую живность, в надежде получить от них потомство и начать разводить ради мяса и шкур. Тем не менее, многие постройки, включая клетки, регулярно разрушаются коренными жителями, что сильно препятствует развитию цивилизации.
В локации нет доступа к пресной воде!

Уникальные элементы локации

Карликовый кокос
https://i.imgur.com/FZUOUnd.png

Карликовые кокосы, вопреки ожиданиям, не растут на определенном виде кокосовых пальм. Это - плоды обычных пальм, подвергшиеся чрезмерному воздействию магической силы купола, созревают они очень редко и найти такой кокос считается большой удачей. Они воистину карликовые, размером с мячик для тенниса, и, если такой среди ночи падает на землю, его часто уносит волной в океан или заметает песком. Дикие звери тоже любят эти кокосы, ведь они отличаются очень тонкой кожурой, которую можно без проблем разломать. Мякоть этого плода насыщает на неделю, а молоко утоляет жажду на 5 дней, что в условиях тропической жары юга, или в пустыне Астрид, спасает немало жизней. Эти кокосы ценятся у Древних, Цитадели и бандитских пустынных шаек, один такой кокос можно обменять на один спектральный кристалл почти у любого нпс-персонажа Дискордии.
Получить карликовый кокос можно в этой локации один раз за игровой сезон, но найти его непросто, для этого вам необходимо изучить локацию, играя в ней. В конце игрового сезона Гейм Мастер бросит кубики. Если игрок написал 5 постов за игровой сезон, шансы найти кокос составляют 40%, каждый следующий пост игрока добавляет 5% к шансу найти орех. Разумеется, посты от каждого игрока считаются отдельно и не суммируются.

Флора и Фауна


Растительный мир представлен множеством самых разных пальм, что растут вдоль всего побережья. Здесь действительно есть, чем поживиться. Большая часть крупных растений представлена банановыми и кокосовыми пальмами, которые весьма обильно плодоносят. Помимо этого, можно наткнуться на более редкие деревья - манго, хурму и саподиллу. Кустарники представлены большим скоплением высоких широколистных папоротников и более мелких растений.
♦♦♦
Несмотря на все красоты Золотой Косы, здесь не живут ни люди, ни крупные звери. Вода непригодна для питья, а плаванье может закончиться летально - на мелководье обитает огромное количество медуз, которых хорошо видно с берега. Размеры сильно варьируются, от пары сантиметров до полутора метров. Имеют одну общую особенность - разовое касание их щупальцев приносит сильную боль и ожог, многочисленные - смерть. Помимо них, неподалеку от берега встречаются скаты, дельфины, акулы и множество самой разнообразной рыбы
Кроме того, на суше можно встретить скорпионов (в том числе очень ядовитых), черепах, водоплавающих птиц, изредка можно наткнуться на змей. Млекопитающие представлены небольшими грызунами и мелкими обезьянами (мармозетки, игрунки, тамарины). 


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Лес вечной ночи (8 км, +30 минут для животных | + 1 час для людей)
↓ Юг | Океан
← Запад | Западный путь (10 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
→ Восток | Дорога солнца (3 км, +15 минут для животных | +30 минут для людей)
Юго-Восток | Океан
Юго-Запад | Океан
Северо-Восток | Радужное озеро (5 км, +30 минут для животных | +1 час для людей)
Северо-Запад | Священное Западное  Плато (7 км, +30 минут для животных | +1 час для людей)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:19:04)

0

181

Глаза шустро скакали по двум огромным кочкам - длинношейному Шандару, подозрительно жующему что-то во рту, и чудному Свампу - волчица не знала, чего и ждать от таких путешественников? Нет, в их присутствии было много плюсов. Взять хотя бы размеры великана напротив: это не какой-то гривастый, расфуфыренный самец с раздутой шевелюрой, которая под стать выдуманной гордости. Он казался добряком, если посмотреть... Сбоку. Вот так: самка не заметила, как потянула шею влево, будто заглядывая за его спину, но перед этим скользнула снизу вверх. Ну и лапищи, тонкие свиду, а по факту широченные. От неожиданности переселенка аж пригнулась, когда верблюд решил её то ли обнюхать, то ли изучить. Она замерла и не расслаблялась до тех пор, пока тот не отстранился, и то - совсем чуть-чуть. Она усмехнулась на шутку - пожала плечами задумчиво - не в силах ответить на неё. Воспоминания сами не знали, что в куче пережитого правда, а что - ложь. Так уж вышло, что стресс запутал все события, и ушедшее едва ли было им, а настоящее напоминало призрачные остатки. Волчица жила сразу в двух мирах, причем в прямом смысле.
- Тогда у меня были бы сестры-близнецы и братья-близнецы, и все одинаковые с лица - мягко проговорила она, поведя ушами.
Следом заговорил белый волчишко. Грубо говоря, он успокоил безумную и моментами взволнованно-припадошную, чокнутую переселенку в том, что громадина о четырёх ногах и гусиной шеей размером с веревку не стала бы её жрать. В рацион странного существа входило всё, но не пыльная шкура и бедное, наверняка, отравленное мясцо. Депрессивные мысли скакали туда-сюда и снова ушли.
Генетика была бы рада держаться этих двоих, но голодный желудок брал своё. Она понимала, что если не уйдёт, то рисковала остаться без единственного шанса - случая - который мог бы её прокормить.
- Гене - представилась она и хотела добавить еще одно прозвище, да только...
Было и не стало.
Генетика потерянно качнула облезлой головой и вдруг активно ею замотала. Это и случился мимолётный припадок, когда события превратились в орущий клубок и ударили изнутри настоящим взрывом. Она распахнула глаза, расставила лапы. Вот-вот последовала бы отдышка. Но нет. Только тело сотрясала мелкой дрожью. Сложно сказать, что именно творилось внутри. Или... Понимала ли она? Едва ли.
- А? - выдохнула вслух она и заинтересованно оглядела друзей. - Простите, я... Кажется, задумалась. Простите. Да, приятно с вами познакомиться. Но я вас позже догоню...
А самой было стыдно. Ужасно стыдно, ведь переклинило, да так нелепо, да еще перед новыми знакомыми! Вряд ли бы они захотели, чтобы отмороженная изгнанница шла за ними. Если не припадок, так есть что похуже? Они уже разочаровались, из вежливости молчали. Волчица отвела взгляд - так было всегда. Чуть какая странность, так все бежали прочь...
И об этом Шандар и Свамп не должны были знать.
Самой бы забыть.
Да только. Невозможно. Избавиться от своего. Проклятия.
- Я как раз шла по следу, а... Шандар настолько яркая личность, что, к сожалению, не слился с деревом. Квакушка еще навестит вас. Так и дам знать - попрощалась она, подарив напоследок улыбку.
И сорвалась, будто от атаки, резко и весьма стремительно.

Была ли Генетика не в себе? Разве что от нахлынувшего внезапно приступа, а после - эмоций. Частично ей хотелось сквозь землю провалиться, оттого она покинула волка и верблюда весьма эксцентрично, выдавая своё настроение. Хуже, чем есть, уже не будет - они видели всё. Подумаешь, рванула в сторону! Нет, были вещи и похуже. Она снова всё испортила...
И если бы прозвучал вопрос: "А у тебя есть друзья?", то он бы добил итак сломленную горем и позором Генетику. Она поняла, почему всегда была одна, ни к кому особо не привязывалась и почему доброта в итоге опрокинула веру на самое дно. Невоспитанность. Неуравновешенность. Неидеальность.
Она бы ответила: "Да разве они у меня могут быть?".
В любом случае, новые знакомые остались в относительной безопасности. Генетика не могла гарантировать спокойный путь, а обременять чужих зверей новыми, в частности - своими - проблемами не хотелось.

+2

182

Переселенцы жили на Дискордии уже достаточно времени, чтобы сполна оценить полное отсутствие гостеприимства, но недостаточно долго, чтобы узнать о местных жителях хоть что-то существенное. Мартен и охотники знали, что делят юг с какими-то племенами, но численность оных, зоны лагерей, традиции, культура, и какие-либо иные сведенья, оставались абсолютно неизвестными. Любые встречи с аборигенами неизменно приводили к жертвам со стороны переселенцев, но установить причину смерти не удавалось ни гильдийцам, ни медикам. Встречи с теми, кого в лагере называли дикарями, были редкими, но крайне нежелательными, и Мартен со Стивеном пока не решались как-то выйти с ними на контакт, ведь они даже примерно не представляли, с кем имели дело. Те, кому удавалось увидеть кого-то из местных, либо не возвращались, либо бредили, не помня ни своих имен, ни собственной сути. Неизвестно, что именно использовали племена - магию, яды, или нечто совершенно иное, но они не позволяли переселенцам даже приблизиться к себе, давая понять, что говорить они не намерены. Мартен не настаивал, не пытался их специально искать. На чужих, пока еще, неизведанных землях, с ограниченным запасом припасов и боевых единиц, потеря каждого бойца была большой утратой. Терять людей, рискуя, он не желал, хотя понимал, что рано или поздно это придется сделать. К счастью или сожалению для переселенцев, недавние события несколько изменили вектор политических взглядов. Асита - предводитель Древних, был впечатлен гибелью целого отряда Цитадели у самых ворот их фракции. Сама Цитадель могла сколь угодно гадать о том, кто это совершил, но аборигены, имевшие союз с Альянсом, прекрасно понимали - местные фракции к происходящему непричастны. Сила таинственного переселенца впечатляла, но не вызывала ожидаемого трепета. На Дискордии были силы, способные дать прикурить даже легендарному артефактологу, личность которого верхушке Древних была давно известна. В лагере переселенцев было больше шпионов, чем они могли даже предположить. Куда больше Аситу волновал конфликт переселенцев и Цитадели. Это могло сыграть на руку всем, кроме солнечных варваров, и впервые, пусть и очень неохотно, аборигены допустили хрупкую мысль о диалоге. Разумеется, на своих условиях, выгода которых для переселенцев - большой вопрос.

Древние перемещались бесшумно, крадучись. Тише, чем хищные звери. Ловили дуновения ветра, слушали лес так, как не способны слышать обычные люди. Аборигены имели слишком уж тесную связь с миром, что их окружал, говорили с природой на языке, который понимали только двое. Узы, более глубокие и тесные, чем сама человеческая суть. Даже Цитадель, скованная по рукам и ногам собственными политическими амбициями и гордостью, имея значительный перевес силы, не могла отрицать - Древние обладали особыми навыками, недоступными иноземцам. Засечь их приближение раньше, чем они сами позволят это сделать, было практически невозможно. Для подобного требовался колоссальный опыт боевого взаимодействия с племенами, и таких мастеров даже в армии Цитадели были единицы. Переселенцам не на что было рассчитывать, их опыт борьбы сводился к противостоянию с животными и людьми, а аборигены не были похожи ни на одних, ни на других. По части шпионажа, преследования и нападения из засады, равных им не было. Удаленность от цивилизации, жизнь бок о бок со зверьми, поклонение местным богам, местная магия и бесконечная война с Цитаделью, превратили племена в самое смертоносное оружие Дискордии и её интересов, сломить которое не способны ни пули, ни пушки. Древние, воистину, являлись подлинными хозяевами этих земель, посланниками архипелага и мощью, с которой стоило считаться. Не даром Цитадель так неистово пыталась похоронить их, полностью стереть с лица Дискордии. Пока живы племена, им никогда не удастся полностью подчинить себе острова. Разобщенные переселенцы, в отличие от своих солнечных и лунных предков, противопоставить южным хозяевам ничего не могли. Даже если бы битва велась в лагере, на территории жителей старого острова, большинство иноземцев погибло бы мгновенно, не успев понять, что произошло. Не просто так уже много поколений Древние уверенно держат оборону в кровавой войне с заморскими убийцами.

Они занимали позиции, незаметно и тихо. В обликах зверей, в человеческих обликах. Забирались на деревья тише любых животных, цепляясь сильными руками за ветки, безошибочно угадывая, куда наступать, чтобы не издать даже легкого скрипа. Вся суть их выживания сводилась к скрытности, ведь ничто не может быть сильнее и быстрее пули. Единственный способ удерживать баланс в войне - не позволить ружьям и пистолетам выстрелить. Не дать себя обнаружить. Шторм, бушующий на побережье, лишь облегчал аборигенам задачу, скрывая их в темных верхушках растений, среди камней и высокой травы. Боевая раскраска не смывалась дождем, защищая не только от обнаружения. Тонким слоем она покрывала их практически целиком. Не только камуфляж - тоже оружие, с которым спорить не решится даже Цитадель. Древние заняли позиции. Их не сумеют почуять собаки и прочие звери, их не засечь простым человеческим глазом. Ловушка расставлена, на всякий случай. Сегодня переселенцам повезло, с ними хотели говорить, и парочка аборигенов, верхом на лошадях, неспешно приближалась к лагерю. Дипломаты. Они не скрывались, а кони, несмотря на густые джунгли и лютую непогоду, ступали уверенно и легко маневрировали. Поджарые, высокие звери, они были похожи на своих владельцев - таких же высоких Древних. Ноги и руки у них были длиннее, чем у обычных людей, а сами они были значительно более пластичными и гибкими, словно кошки в людских телах. Никаких сёдел, уздечек и другой экипировки - кони шли сами, им не нужно было указывать, приказывать или наставлять. Древние слишком долго жили с миром зверей плечом к плечу, чтобы научиться говорить с ним на языке доверия, любви и взаимопонимания. Они абсолютно не опасались атаки со стороны переселенцев - их страховали везде. С земли, с воздуха, и даже из недр океана. Звери и птицы - с ними заодно, и любой резкий выпад в сторону дипломатов неизменно приведет к тому, что начнется бойня, в которой шансы у Мартена и его людей сводились почти к нулю. Приближение всадников, неспешно бредущих через заросли, охотники засекли быстро, доложив обо всем в лагерь и вызвав поначалу изумление всех, кто там находился, а затем и легкую панику. Терять рассудок или жизнь никто их присутствующих не хотел, а местные жители неумолимо приближались. Времени на подготовку не было и Мартен надеялся обойтись без боя. Отправив Роланда и нескольких охотников к раненым и пожилым, чтобы они могли помочь им отбиться, если потребуется, сам вместе со Стивеном, Шахси и рядом охотников, остались на входе в лагерь. По приказу Мартена, оружие опустили. Если уж и было что-то, что удалось усвоить по прошлым столкновениям, так это то, что если бы аборигены хотели напасть - они бы уже это сделали.

Всадники появились несколькими минутами позже, выходя на открытую поляну перед лагерем переселенцев. Их серые кони в полумраке ненастья казались ослепительно-белыми, выделяя дипломатов на фоне всего остального пейзажа. Они, определенно, не просто не пытались скрываться - они явно делали все возможное, чтобы их заметили. Подъехав близко, на расстояние всего пары метров, они остановили лошадей почти синхронными хлопками по их взмокшим от дождя шеям, подняли взгляд на переселенцев. С такого ракурса жители лагеря уже могли видеть, как сильно от них отличались представители племен. Они были облачены в яркие разноцветные тряпки, которые закрывали только само тело. Руки от плеч были обнажены, ноги - от колен. Никакой обуви не было, но даже в полумгле шторма можно было разглядеть точеные очертания крепких мышц на конечностях. В том, что эти двое прошли суровую боевую подготовку, сомневаться не приходилось. Их лиц видно не было - обоих скрывали крупные маски, обрамленные разноцветными длинными перьями. Безошибочно определив Мартена среди присутствующих охотников и стоявших поодаль зевак, оба устремили взгляд на лидера переселенцев и поочередно кивнули ему в приветственном жесте. Ни одного лишнего движения, каждое - выверено до идеала. Уверенный ответный кивок Мартена, кажется, их более чем устроил. Стивен, как и лидер, сохранял молчание. Он не был уверен, что аборигены их понимают, но хорошо осознавал, что лишний раз их лучше не провоцировать. Пусть говорят первыми.
- Мы - представители фракции, известной на архипелаге как "Древние". Мое имя - Ато. Мой напарник - Матси, и сегодня мы представляем волю нашего предводителя, Аситы Справедливого, который желает говорить с Переселенцами и услышать их голоса. Мы долго наблюдали за вами и вашими действиями, совершенными на святых южных землях Махараджи. Эти земли испокон веков находились под нашим покровительством и защитой. Это земли наших предков и наших детей, и их будущее нам небезразлично. Если Переселенцы желают говорить с нами - мы просим возможности пройти в ваш лагерь. У нас есть к вам ряд вопросов, после которых вы сможете задать нам свои.
Говорил мужчина четко, громко, не сбиваясь и не раздумывая, будто заучивал этот текст наизусть. На самом деле, происходящее было, по сути своей, полностью его инициативой. Асита хоть и отличался достаточно спокойным нравом, в последнее время был на нервах из-за того, что их зажимали в тиски проблемами. Цитадель - извечная головная боль, к которой теперь добавились еще и переселенцы. Купол трещал по швам, боги молчали, безумцы разрушали юг, и терпение лидера постепенно подходило к концу. Узнав о строительстве колодца переселенцами, он отдал вполне однозначный приказ - уничтожить тех, кто посмел это сделать. Колодец был первым признаком того, что иноземцы планируют остаться на юге надолго, и это совершенно не устраивало верхушку Древних. Это неизменно закончилось бы бойней на берегу, если бы Ато - советник Аситы, не рискнул вмешаться. Его крепкая, многолетняя дружба с лидером, была ключом переселенцев к относительно светлому будущему. Ато настаивал на диалоге, не желая, чтобы его фракция уподоблялась врагам, которые уничтожали все, что хоть немного от них отличалось. Он прекрасно понимал Аситу, который переживал за свой народ, но умел успокаивать молодого предводителя, давая шанс гостям Дискордии. Один, единственный. Если ничего не сработает - тех, кто выкопал этот злосчастный колодец, неизменно ждет гибель, а сам колодец будет уничтожен, в назидание Переселенцам. Ато знал - его поддерживают далеко не все собратья по фракции. И любая провокация переселенцев для некоторых бойцов - как красный сигнал для желанной атаки.

GM-Kai

+6

183

- Дровишки, печка, коробок... Вжух, и вышел огонёк! - сидя на корточках и старательно пытаясь разжечь огонь, тихонечко шептала Шелли, внимательно смотря за медленно разгорающимся пламенем. Девочка настолько сосредоточилась на созерцание прыгающих в хороводе искорок, что даже не заметила, как брови сами по себе съехали ближе к изумрудным сияющим глазам и сейчас напоминали две смешные указательные стрелки.
- Ух, горит! - воскликнула Рашель, когда наконец раскалившаяся масса перекинулась на основное количество дров. Правда было это вовсе не с первого раза, далеко нет, раза так с седьмого может... Тем не менее Шелли, которая везде умела находить плюсы подумала, мол вот даже при такой сырой погоде она сумела развести огонь, да ещё и всего лишь с седьмого раза, да этож вообще чудо-чудное!
- Так-с, а теперь займёмся обедом... Щас-щас, щас я такую вкуснятинку забабахаю, пальчики оближете! - воодушевленно заявила Мэддоу, уже собираясь чистить большой кокос.
- Хммм, а всё таки, мой милый Ватсон, мне кажется, что нас с тобой избегают... - прошептала Рашель, прищурившись посмотрев сначало на кипящий чайник, а после на Армстронга.
- Но вопрос почему? - про себя подумала Шелли, запястьем поправляя лезущие в глаза золотистые локоны. Девочка с самого раннего утра серьёзно думала над разными причинами, искала ответы, или хотя бы намёки на них, но так и не смогла понять почему всё же Эл так поступает.
- Отчевожека, он так замкнулся в себе... - рассуждала Рашель, тираризируя кокос, который до жути не хотел избавляться от своей скорлупы. (И нет, конечно она рассуждала вовсе не о кокосе, а об очень занудном человечке.)
- Кажется я поняла! - радостно прошептала Мэддоу, и чуть не уронила кокос, который наконец-то удалось почистить.
- Оооо, божечки, как же я раньше не догадалась! Он же просто переживает после переселения, да и столько всего пережил... Ему же точно нужен надёжный человек, который будет рядом! - заключила Шелли, твёрдо решив одно, то что обязательно не оставив Элбра и с этого момента будет рядом, а также чтобы не случилось поддержит и поможет. После умопомрачительных заключений, Рашель взяв авокадо, которое к слову не так давно нашла во время любования обедающими обезьянками, принялась аккуратно срезать с него кожуру. Шелли планировала приготовить новый придуманный ею рецепт : рыбка с плодами хлебного дерева на гарнир, и салатик из авокадо и мякоти кокоса. И вот спустя час кропотливого труда, по шалашу уже витал приятный аромат вкусного блюда.
- Угощайся, Крикушечка. - сказала Мэддоу, взяв одну из пожаренных рыбин и пару кусков хлебных плодов и положив перед своим любимцем. А после подошла к ещё спящему Элбру и присела на корточки.
- Ты спишь? - тихонько спросила девочка, а после не услышив ответа проверила дышит ли вообще мальчик, ну мол так на всякий случай, уж очень странно видеть так мирно спящих людей, особенно таки эмммм, ну как бы сказать хмурых ворчливых людей.
- Вставай, я приготовила вкусняшку. - на ушко еле слышно шепнула Шелли, чтоб не сильно напугать просыпающегося, а после чуть потрясла мальчика за руку.
- Ну вставай! - в конце концов жалобно заныла девочка, а после встала и пошла раскладывать по тарелкам еду, но вдруг за пределами шалаша раздался странный шум, а позже Рашель услышала :
- К нам приближаются всадники! - кричал какой то женский тонкий голосок.
- Элбр, вставай бегом! - завопила Мэддоу, надевая плащ и одновременно подбегая к Армстронгу.
- Скорее, там... там, кого-то приближается! - кричала Шелли то-ли от волнения, то-ли от паники, поднимая с кровати Элбра и несмотря на его таща его к выходу. С разнообразными ругателствами и одеванием на ходу, подростки нахонец вышли и направились к общему сборищу народа. Что же им предстоит увидеть, было загадкой, которую каждый из этих двух хотел поскорее разгадать...

Отредактировано Рашель Мэддоу (2021-01-24 11:46:22)

+4

184

--->> Вне игры

Лазарет тяготил… Особенно в нынешних реалиях, когда помощь каждого была важна, а Кроу приходилось «прохлаждаться» в бездействии, что выводило мужчину из себя. Хоть его рана и была не смертельной, но оказать помощь охотнику смогли очень поздно, из-за неразберихи и столкновений переселенцев друг с другом, всем было ни до кого, а Брегоран к тому времени уже успел потерять много крови. Он провел несколько дней без сознания, но придя в чувство – оказался в не лучшем положении – духота его донимала нещадно, как и назойливые местные насекомые. Попытки выбраться на вылазку с другими охотниками не увенчались успехом, Кроу запретили покидать лагерь ради безопасности, и хоть он и сам понимал, что в нынешнем состоянии он вряд ли сможет быть полезным, а в критической ситуации и вовсе может стать обузой, но не устроить по этому поводу скандал с видом разъяренного медведя он никак не мог.
Шли дни, силы возвращались, мужчина уже сам помогал раненым, успокаивал беснующийся молодняк, которому так не терпелось идти в наступление, и которые начинали роптать на Мартена, за его бездействие.
«Безумные головы, вас в лучшем случае убьют сразу, а в худшем – не сможете прокормиться и умрете медленно».
Ночью Кроу стал выбираться на границы лагеря и отстреливать волков, что приближались к поселению в поисках пищи, это привычное дело придавало охотнику уверенности и укрепляло дух и веру в будущее. Он видел в лазарете пострадавших от нападения этих хищников, он видел изувеченные клыками тела ни в чем не повинных сограждан, и слышал, как убитые горем дети и старики, рассказывали о кончине своих родственников. Звери вели себя агрессивнее, чем когда-либо, они знали, что человек – легкая добыча, тем более сейчас, когда нет заборов и укрытий. И теперь, когда он, сидя в засаде на границе лагеря, пускал пулю в лоб очередной серой твари, Кроу еле слышно шептал имя убитого волками горожанина.
Как было просто на родине, где кроме волков и сорванцов, ворующих кур, не было больше бед… Здесь же помимо хищных неизведанных земель, кишащих разнообразными зубастыми тварями, были еще и местные жители, которые наносили больше всего ущерба, и по мнению Кроу воевать с ними было бессмысленно, только находить взаимовыгодный компромисс. И все бы ничего, вот только местные на диалоги не выходили, а те, кто сами пытались идти на разговор с аборигенами – не возвращалось. Но исключением оказалось сегодняшний день.
- Там всадники!
- Они не из наших.
- Мартен приказал опустить оружие.

Снаружи куда-то спешили люди, спешно обсуждая происходящее и оставаться в стороне Брегоран не мог себе позволить. Он мигом захватил свое ружье, что все это время хранилось у его импровизированной «больничной койки» и, спешно накинув на себя рубаху, вышел из лазарета и направился туда, куда спешила вся толпа.
- А-ну смотри куда идешь! – прикрикнул он сурово на девочку Рашель, которая, не глядя по сторонам, увлеченная (впрочем, как всегда) происходящим, тащила за собой Элбра, - Лучше бы дома сидели. Не отходите от меня далеко, раз уж пошли.
Охотник перевел свой строгий взгляд на мальчика, плотно сжав губы. Брегорану очень не хотелось бы сейчас спорить с подростками, он был вымотан болезнью, зол на свое ранение, а рубашка уже пропиталась кровью, хоть рана и была забинтована (а когда он менял повязку в последний раз?), и кроме ответа «хорошо», он не смог бы принять.
— Мы — представители фракции…
Кроу успел как раз вовремя. Он не стал пробираться через толпу, ближе к всадникам, а занял удобное положении сзади сбоку, усевшись на ящики с запасенной провизией, чтобы контролировать всю ситуацию и, в случае чего, выпустить пулю.
- Дикари, - пробурчал он себе под нос, проверяя заряжено ли его ружье и с недовольным оскалом вновь взглянул на говорившего, - Вы бы еще через год пришли бы к нам с претензией, что ваши святые земли осквернили. 
Но каким бы не было его отвращение к послам, охотник понимал, что этот диалог был необходим, и лучше поздно, чем никогда. Это у себя на родине Кроу бы мог не раздумывая убить любого чужака, кто вторгся на его землю, но здесь такими чужаками были они все, и скрывая свое удивление, Брегоран был рад, что эти местные оказались не такими как он.

+7

185

Спать, когда по шалашу витает запах ароматной снеди? Нет! Решительно невозможно. Однако, Эл делал вид, что спит крепко и никакие штучки от компании "Раш Мэд" не тревожат его богатырский сон. К тому же, как ни кто другой, мальчишка прекрасно знал, что светловолосое добро, обязательно разбудит его, такого голодного и достойного всяческих благ, в самую первую очередь, а пока... Отвернувшись к хлипкой стене, чуть ли не носом уткнувшись, слушая как барабанит по крыше из листьев дождь, да весело трещит кострок в самодельный печке, пребывал в полудреме. Мало того, что тело охватывала нега тепла, а голову кружил аппетитный аромат, мальчишка про себя "ражл" как конь, слушая бесконечную болтовню Мэдоу, которая просто не умела молчать. В излюбленной манере, девочка разговаривала с предметами, сама с собой, с псом - полукровкой, строила какие-то странные планы, от одного из которых Армстронг чуть не поперхнулся, услышав жаркую речь о том, что его теперь никогда не оставят в покое! Не часто Элу удавалось вот так позабавляться, правду сказать, это был добрый внутренний смех, смешанный с любопытством, очередной порцией удивления и некоторой растерянности. Шелли была не обычной, ну то есть, не такой как все: даже в плохом она находила хорошее, например - в Эле. Воистину, от Шелли можно было ожидать чего угодно. Не успел Элбр решить, насколько для него критична ситуация с её этим "Никогда его не брошу, как соседка дядю Лёшу", когда Мэдоу будет неустанно о нем заботится, как над ухом уже обрисовалось личико девочки, которая дышала беспризорнику чуть ли не в ухо, тем самым вызывая волны панических смешливых мурашек. Чертыхаясь про себя,  Элбр еле сдерживался, чтоб не рассмеяться или не начать истошно чесать ухо, унимая этот щекотный зуд.
- Ты спишь? - раздался риторический вопрос, отвечать на который девочке ни кто нё спешил, не смотря на то, что Шелли буквально стояла над душой, чем вызывала у Эла внутренний нервный смешок. Что ж, Мэдоу была бы сама не своя, если бы не попыталась ещё и ещё, ну короче раз сто, пока не добьётся нужного эффекта, но синеглазому хулигану было просто интересно, проснётся ли у неё мысль о том, что он просто спит, устал и все в этом ключе. Как и ожидалось, через минуту шепота, его уже ощутимо потрясли за руку, видимо терпение Рашель исчерпало себя, и очень настойчиво пригласили на званый обед. Сделав вид заспанного и хмурого человека, которого подняли в самый разгар сна, Армстронг таки сел, растер лицо руками и взлохматил не чесанную компу  светлых волос. Как ни крути, а кушать хотелось, к тому же, явства, что раскладывала по деревянным тарелкам девочка, выглядели более чем привлекательно!
Внезапные крики и возня снаружи палаток привлекла внимание Эла незамедлительно и ещё прежде, чем Рашель принялась  метаться в поисках своей уличной одежды и что-то невразумительное щебетать, беспризорник успел намотать портянки, сунуть ноги в резиновые сапоги и набросить поверх куртки дождевик. Словно горит родная деревня, Шелли, даже не глядя, схватила Эла за руку и потащил в гущу событий, ну как, точнее она хотела его потащить и быть в центре каши-малаши, однако, едва подростки оказались снаружи хижины, как Армстронг не церемонясь, одернул хрупкую девочку, отчего та чуть не упала назад, но вместо этого, лишь стукнулась спиной о грудь Эла. А руку мальчишка сжимая крепко, держал в своей ладони не собираясь выпускать.
- Ещё не хватало, чтоб ты вляпалась куда. - процедил сквозь зубы, мрачнея на глазах, уже понимая, что возбуждение и некая доля паники в лагере вызвана далеко не смешной картиной. Сдалав несколько торопливых шагов в сторону разворачивающихся событий, подростки пересеклись с Брегораном Кроу, охотник так же спешил на звуки общей тревоги и в извечной манере бесприкословного подчинения своему авторитету, приказал детям держаться рядом. Спорить с Кроу ни кто не стал, да и какой в том был смысл? Скорее, синенлазый юнец был рад находиться поблизости от бывалого гильдийца, про которого уже давно гремела похвальная известность, к тому же, всегда можно будет спросить что, если вдруг возникнут вопросы. И так, коротко кивнув, Армстронг споро зашагал за охотником, при этом теперь уже таща девочку за собой, которая явно  не поспевала за скорым шагом мужчин, при этом, ещё и любопытно вертела головой по сторонам, желая ничего не упустить.
Брегоран очень быстро выбрал удобное для обозрения место и как раз вовремя, поскольку послы от Древних появились сразу и Эл смог оценить вид незнакомцев по-достоинству! Он просто оторопел! Они были воины, живое воплощение какой-то древней и чуть ли не первобытной силы, они не могли не приковывать к себе испуганных и восхищенных взглядов!
Чуть приоткрыв рот, Элбр жадно разглядывал Древних, с каким-то мальчишеским восторгом и азартом, раз за разом пытливо ощупывал взглядом эту стать, грацию и мощь, а потом, присвистнув, ударил себя по коленке.
- Ну и ну! - выдохнул завистливо почесав затылок, но обратился в слух сразу же, едва незнакомцы заговорили.
Удивительное дело! Древние прекрасно говорили на языке переселенцев и теперь байки о племенах варваров странным образом не сильно вязались с тем величием, которое запечатлевалось в молодом и пылком уме.
- Взаправду переговоры? - сам себе произнёс Эл и даже обернулся к Рашель, чтоб увидеть реакцию девочки, ведь если уж его так поразили "дикари", каково же тогда удивление Шелли?
Градус восторгов сбавила реплика Брегорана, отчего, сорванец покосился на сурового дядьку, приподнял бровь, дескать, неужели ничего необычного? Но, охотник казался невозмутимым, лишь отработанным жестом проверил ружье, будто это не послы были невиданных кровей, но все те же волки. Что ж, это тоже в некоторой степени удивляло Эла и даже тайная гордость за таких вот суровых переселенческих гидьлийцев откровенно задевала потайные струны тщеславия.

+4

186

Переселенцы окружили послов с удивительной скоростью, слетевшись со всех концов лагеря и генерируя такой бурный коктейль эмоций, что сложно было вычленить из него какую-то усредненную, общую реакцию. Одни смотрели на Древних с опаской, другие с отвращением и неприязнью, третьи - со страхом. В глазах некоторых читался откровенный скепсис, а часть переселенцев не скрывала враждебности, взирая на мужчин с ненавистью за павших товарищей. В глазах Стивена играло любопытство, в глазах Мартена - нечто неоднозначное. Он не был готов к этим переговорам, он не был уверен, что они когда-либо в принципе произойдут. И как бы его не осуждали товарищи по фракции, он хоть и был лидером, но, в первую очередь, был человеком, способным растеряться. Будто бы почувствовав это, легендарный охотник опустил ладонь на его плечо. И хотя это не могло передать Мартену уверенность друга, он, наконец, поднял собственную руку, командуя прекратить гул и типичную рыночную болтовню.
- Мартен Дискейн. В данный момент я являюсь предводителем переселенцев. Рады приветствовать вас в нашем лагере, - чуть отойдя в сторону, жестом пригласил всадников проехать. Это была первая встреча с местными, без атак, крови и жертв. Не воспользоваться этим было бы абсурдом, даже несмотря на то, что Древние принесли им немало бед. Переселенцы, конечно, крепкие ребята, но Мартен понимал - они проигрывают в численности, у них не так много припасов, нет укреплений и, хуже всего, нет понимания происходящего и местности, на которой они сражаются. Игра полностью на условиях противника, с явным преимуществом. Ни с чем подобным Гильдия не сталкивалась прежде. Одно дело биться с волками, совсем другое - с явно разумными людьми. Говорили они связно, четко. На дикарей не похожи. Разумеется, он не забывал ни на секунду обо всех стычках с этой таинственной фракцией, и чувствовал недовольные взгляды, которыми его одарила часть переселенцев. Пригласил недруга в дом после всего, что они совершили... Далеко не все были готовы закрыть глаза на гибель товарищей, многие хотели выпроводить всадников вон, и не вести переговоров с варварами, но Мартен был непреклонен. Это шанс, который нельзя было упускать, ибо нет ресурса более ценного, чем информация.

Кивнув ему, всадники по очереди проехали в лагерь и спешились со своих лошадей, которые, впрочем, никуда уходить не спешили. Водили ушами, заинтересованно осматривая переселенцев. Они ни на ком особо не задерживались, и никак не реагировали ни на других зверей, ни на детей, сохраняя полное равнодушие, в отличие от животных переселенцев, которых присутствие незнакомцев и новых лошадей несколько переполошило. Ато и Матси это тоже не смущало. Вся эта бравая четверка, кажется, была лишена каких-либо эмоций в принципе, но отличалась внимательностью, выдергивая взглядом из толпы всех, у кого было оружие. У самих Древних видимого оружия не было, но никакого дискомфорта от этого они явно не ощущали.
- Прежде чем задавать вам вопросы, считаю необходимым рассказать немного о нас, чтобы вы имели представление о нашей фракции. Древние - старейшая фракция этого архипелага. Мы жили тут испокон веков, наши предки основали здесь несколько городов разных размеров, но до вашего прибытия дожил лишь один из них. Остальные были разрушены Цитаделью, их руины до сих пор можно найти по всему главному острову, и вы, наверняка, натыкались на них в джунглях. Уже много поколений мы боремся с Цитаделью - фракцией, которая не так давно атаковала южное побережье и, по имеющимся сведениям, схватила нескольких ваших людей в плен у кладбища кораблей. Цитадель тоже когда-то была переселенцами, они высадились на наши острова много лет назад, так же, как высадились сейчас вы. Ее непомерные амбиции и жажда абсолютной власти привели к тому, что уже многие десятки лет мы сражаемся с ними, отстаивая свои интересы и право свободно жить на этой земле. Ваше появление на Дискордии оказалось внезапным и для них, и для нас. Южные тропические джунгли - единственное место, которое наш народ мог считать безопасным, и прибытие еще одной группы переселенцев привело к тому, что баланс сил на Дискордии оказался под вопросом. Мы пришли сюда узнать, кто вы, что из себя представляете, и каких взглядов придерживаетесь. Чем живете, что почитаете, а что считаете неприемлемым? Какие цели перед собой ставите, как хотите жить и как жили раньше? В свою очередь, мы понимаем, что у вас тоже есть к нам вопросы, и мы хотели бы на них ответить. Это касается не только вас, многоуважаемый Мартен, но всех, кто здесь присутствует. Мы готовы услышать голос каждого, - закончив, Ато слегка, почти незаметно, поклонился, замолкая и осматривая взглядом людей, что стояли перед ними. Похожи. Они были похожи на Цитадель, но, возможно, все заморские люди выглядят так? Рано было делать какие-то выводы, рано. Матси, что пока что хранил молчание, отметил про себя, что дисциплина в рядах переселенцев отсутствует как вид. Эмоции они скрывать не умеют, поддаются им. Особенно злости. Война их поломает, научит прятать от окружающих любые порывы души, ибо эмоции - это слабость.

GM-Kai

+5

187

- Ой! - возмутилась Шелли, когда её бесцеремонно отдёрнули назад.
- Элбр, ну разве ты не понимаешь, мы ж спешим?! Скорее! - надув губки, спросила Рашель и уже было хотела продолжить весёлый бег навстречу толпе и тому кто был причиной всеобщего сборища, но её придержали.
— Ещё не хватало, чтоб ты вляпалась куда. — занудно пробормотал "тучка", который всегда умел находить самые, что ни на есть тягостные слова, в самый взволнованный момент.
- Уф, ну и бука! Да, разве ж я когда-то вляпывалась куда-то?! - про себя подумала Мэддоу и смешно нахмурила бровки, но повернувшись к Элбру, лишь мило улыбнулась и сказала :
- Хорошо, хорошо. Не волнуйся. - "прощебетала" Шелли и с новыми силами потянула Армстронга, мол быстрее, быстрее бежим. Куда девочка так неслась не понимала даже сама, но твёрдо знала ей туда оооочень надо, а если вдруг Мэддоу куда-то оооочень надо, то вы должны знать, что так просто она не остановится. И вот "рассекая" огромную толпу, не замечая никого на своём пути, Рашель уверенно продвигалась к огромному скопищу. Но один не верный поворот и девочка врезается в почти двух метрового мужчину.
— А-ну смотри куда идешь! — секундой позже слышится знакомый мужской голос и подняв голову, Шелли видит перед собой Брегорана Кроу, который угрожающе зыркает на девочку.
- Ой, здравствуйте! Извините, пожалуйста. - улыбаясь бормочет Рашель, уже рыская по толпе глазами и намыливаясь продолжить своё маленькое путешествие.
— Лучше бы дома сидели. Не отходите от меня далеко, раз уж пошли. - говорит охотник, и чуть подумав Шелли кивает в ответ, всё таки хорошо когда при таких событиях рядом есть кто-то взрослый. А после дружная компания из охотника, занудки и девочки отправляются на удобную для наблюдения площадку, в их случае это были ящики с продовольствием и наконец, то Рашель видит, то из-за чего сейчас стоит такой шумный говор среди всех, от мала до велика. Прибыли посланники другой фракции, два взрослых мужчины на лошадях, одетые в довольно необычные яркие одежды. Мужчины по виду отличались от людей, которых раньше встречала Мэддоу, их черты лица, да и цвет кожи был совершенно не схож с переселенцами. Они говорили о дипломатичном решение проблем и о переговорах, но у Шелли были какие-то смешанные чувства и в отличие от Элбра, который сейчас восхищённо разглядывал гостей, Мэддоу наоборот скорее испугалась, хотя и доля восхищения тоже неотъемлемо присутствовала в её эмоциях. Но за несколько минут страх смешался с паникой, и эти неприятные чувства взяли вверх над восхищением. Ведь после прихода с Криком в лагерь два дня назад Шелли какое-то время провела возле лекарей, которые занимались пострадавшими, пока Максим с Элом не начали строить шалаш, да и сама девочка являлась младшей медсестрой и оказывала многим больным помощь, поэтому знала, что люди которые сейчас стоят перед ними, те самые враги из-за которых было покалечено и даже убито много народу.
- Может быть они действительно пришли с миром... - успокаивала себя Мэддоу, крепко сжимая руку Элбра и делая шаг назад ближе к Брегу. Девочке стало не по себе и присутствие чужаков напрягло, хоть Шелли и пыталась не паниковать и не боятся, так как всё может быть не так уж и плохо, руки начали чуть подрагивать. Не то чтобы Рашель прям очень сильно была перепугана этими людьми, нет... Наверное, больше даже, чем страха было волнения, которое сейчас и передавалось в мимике, а так же движениях девочки.
- Что же сейчас произойдёт? - возник вопрос, на который девочка захотела, как можно скорее получить ответ...

Отредактировано Рашель Мэддоу (2021-02-04 17:07:21)

+3

188

Брегоран слушал посланников оскалившись, явно не испытывая к ним ни уважения, ни доверия.
- Не уберегли свои города от таких же переселенцев как мы… - скептически ухмылялся он себе под нос, - Очень показательная мощь для господ здешних лесов, да, Рашель? – вопрос к девочке был скорее риторическим, для того, чтобы она отвлеклась от своего напряжения и хоть немного ослабила хватку, с которой вцепилась в руку Эла.
«А их Цитадель, видимо, крепка, раз уничтожила уже почти весь народ. Но вряд ли сильной фракции потребуются такие союзники, как мы, чего не скажешь об этих вот…»
У охотника было много вопросов, но вряд ли стоило все озвучивать. Из рассказа посланника он понял, что Древние, как они себя называют – умирающая фракция, которая уже однажды оступилась и боится делать подобные ошибки впредь, что вполне можно считать логичным. Что до Цитадели «жаждущей абсолютной власти…» Кроу пока не понимал причину их агрессии, ведь разрушив поселения Древних, они даже не стали их использовать себе во благо, а просто забросили, оставив только лишь руины. Но на эти вопросы лучше всего ответила бы другая сторона, а пока мужчине было о чем спросить тех, кто явился в их лагерь самостоятельно.
- …Мы готовы услышать голос каждого, - закончил свою речь посланец и замолчал, осматривая людей и выжидая ответа.
- А нам не нужна война ни ваша, ни Цитадели, - раздался громкий решительный голос из толпы. Кроу уперся здоровой рукой в ящик, на котором сидел, и помог себе сойти на землю, -  Мы – мирные люди. Мы не стреляем в людей и не отрываем им головы, как жители этого дикого острова, - в его раненой руке было ружье, охотник опустил его дулом к земле, когда не спеша шел мимо людей к Древнему народу, -  Но, если придется, то станем делать и это.
В небе снова загрохотало, сверкнула молния и подул ветер, проникая под просторную, пропитавшуюся кровью и потом, рубашку Брегорана, и раненое плечо снова разразилось острой болью.
«Чертов подонок, умудрился же подстрелить меня так не вовремя. С большим удовольствием повалялся бы в постели в нашем родном лазарете с приятной медсестричкой под боком. Но не сейчас же…»
- Может быть, мы все из-за вас погибнем, но погибнут и ваши люди, - продолжил он, выходя вперед из толпы, - Вам всего этого хочется? – высокомерие сменилось непониманием и трагичной обреченностью, - И кому вы делаете одолжение, начав войну с нами? Цитадели, которая воспользуется вашей слабостью после битвы. Так просто мы не сдадимся.
Кроу замолчал, стараясь рассмотреть в глазах Ато и его спутников реакцию. Внутри охотника все кипело, гильдиец еле сдерживался, чтобы не ляпнуть что-то лишнее. Переговоры – дело ответственное и лучше бы этим занимались те, кто это умеет, но в той неразберихе, что творилась в рядах переселенцев, уже не поймешь кто есть кто. И будь Кроу моложе лет на пятнадцать-двадцать, вероятно, переговоры уже переросли бы в драку с этим высоким и статным Древним, но с возрастом голова несколько остыла и пришло понимание того, что кулаки не всегда решают проблемы, хоть они порой и чешутся.
- Нам нужна небольшая территория, - продолжал гильдиец, - Где мы сможем начать строительство поселения, - в мыслях о возможном доме, Брегоран смягчился. «Как же я устал от всего этого дерьма», - Это может быть взаимовыгодный союз для всех нас. Мы все убережем своих людей от бессмысленной бойни, которая не нужна ни вам, ни нам.
Раз Древние пришли к ним сами, то, конечно же, вряд ли для того, чтобы объявить о своей вражде (которая и так уже идет). Единственная причина, по которой воюющие стороны идут на диалог – это обсуждение мира. Интересно, на каких условиях эти аборигены согласятся на нейтралитет?

+6

189

Стоило бы уже попривыкнуть к стонам гнущихся на побережье деревьев, к постоянному хрусту ломающихся веток над головой, к тёмному пронзаемому зарницами небу и яростному шипению больших, просто огромных волн, что чуть не сожрали с песчаного берега половину поселения ближе к утру. Стоило бы, но не выходило. Угрюмый норов разыгравшейся непогоды лишь усугублял тревожность происходящего. Отродясь не видевший гневного шипения восьмиметровых волн, Эл до сих пор внутренне содрогался, слыша этот рев, совсем неподалёку от наспех перетащенного в более безопасное место лагеря, но надёжности это все не вселяло. Одна мысль о том, что море может плеваться волнами и повыше и посильнее, грозясь слизнуть горстку переселенцев, не давала Элбру покоя, правда, это на трезвую голову. Именно поэтому, мальчишка сугубо пожалел о том, что не спёр у Дитмара бурдюк с крепким алкоголем, вот бы выпить ещё и вообще, выпасть из картины ужасной реальности. С одной стороны - стревозная стихия, с другой - Древние, просто "Шах и мат", как хочешь, так и живи.
Нервно передернув плечами, Эл закрыл глаза и потёр их, все же, протрезвение дело такое, непростое.
- Уууу, проклятущая погода. - недовольно пробурчал Элбр, натягивая капюшон посильнее на голову, но назойливый ливень, все равно барабанил по плотной плащевой ткане так, словно по нервам. Однако, это лишь раздражало, но вовсе не мешало сорванцу обернувшись, с весьма забавным видом проследить за тем, как бледнеет Рашель, как распахиваются от испуга зелёные глаза, а тонкие руки сжимают его ладонь все крепче. Хмыкнув себе под нос, не смотря на столь комичный жест в непростой обстановке, Эл цепко держал Рашель за руку не собираясь отпускать до конца эпопеи. Поди потом, отвечай перед Максимом, почему не доглядел эту мелкую паникершу, пусть уж лучше рядом постоит, посидит, полежит, как там ей удобнее будет, чтоб не выслушивать за неё от Максима выговор,
поскольку Меддоу была источником различных неприятностей.
- Что ж, пусть боится - смирнее будет. - решил Элбр и не стал ни как успокаивать Рашель, зато, переключив вектор внимания, цепким оценивающим взглядом, упёрся в небритое, больное, слегка осунувшееся лицо Брегорана Кроу. Вот кто не поддавался на провокации, стойчечки сносил плети непогоды, расправив широкие плечи, гордо держа осанку с неким вызовом смотрел на внушительных Древних, так это всем известный охотник, это был Кроу! Даже сейчас, едва вставший с больничной койки, он всем своим видом весьма воодушевлял, да так, что глядя на его промокшую одежду, на которой неприятно распласталось в кровоподтеках пятно, у Эла аж перехватило дыхание и ком встал в горле. Армстронг почувствовал какое-то щемящее чувство гордости, боли, что сгробастала его отчаянное сердце, покалывая противными иголочками жалости и в то же время утраты товарищей. Многие, многие славяне охотники и простые люди погибли на берегах Дискордии, пали жертвой непонятной войны, что охватила переселенцев, как пожар в знойный летний месяц. Многих, многих унесла бессмысленная война, хотя, со слов послов, у каждой стороны были мотивы чтобы сражаться, весомые доводы, но все понимали одно - людям оставшимся без дома, некуда отступать, а потому, они будут с отчаянием утопленника цепляться за любую соломинку, чтобы выжить.
Безотчетно, Элбр распрямился, выпятив тошую грудь вперёд и когда Кроу, с видом несломленной гордости начал пробраться сквозь толпу собравшихся, Эл шикнув на девченку, силком поводок ту следом за охотником. Ну уж дудки! Он очень хотел оказаться рядом с Берегораном, когда тот, а тот шёл с видом решительной неотвратимости, будет говорить свою речь дальше, собственно, так оно и случилось.
Ух! Вблизи послы выглядели ещё более внушительно, чем чуть поодаль, прикрытые частично спинами толпящихся, поэтому, Эл лишь рвано выдохнул, восхищаясь и одновременно негодуя на коренных жителей архипелага, когда оказался в первых рядах и теперь жадно следил за смуглокожими варварами. Ненависть и восхищение, презрение и невольное уважение, желание узнать что-то новое о незнакомцах, о их быте, образе жизни, о их навыках и в то же время, гордость, что шепчет и шкребет когтями где-то внутри,   говоря "Да мы лучше них, мы и сами с усами".
Нервничая, мальчишка свободной рукой полез за пазуху, под полы плаща, извлекая на потертом кожаном шнурке небольшой железный крест старинной работы, который и сжал в ладони, чувствуя, как привычный металл впивается в кожу ладони и тем самым, сбавляет градус напряжения.
Как бы то ни было, Элбр стоял молча, в простонародье говоря - развеся уши и глазея по сторонам, при этом, не забывая шикать на Шелли, чтоб та стояла смирно и не мешала ему вникать в общественный процесс переговоров, которые омрачались погодой и потому, слышно было так себе порой.

+4

190

Сделав свое чёрное дело - обляпав стены жилища комьями грязи, Крик шумно вздохнув, улегся с противоположной стороны от спящего, точнее дремлющего Элбра, почему спросите дремлющего? Все просто, полукровка прекрасно слышал как мальчишка время от времени сбивается с дыхания, которое было не глубоким и равномерным, как положено во сне, ведь пса было сложно провести в отличае от Шелли, что сновала по маленькому наспех сколоченному жилищу, орудуя по-хозяйству. Уложив косматую голову меж вытянутых лап, Осколок из под  кустистых бровей следил, как часто бывало, за жизнерадостной и расторопной девочкой, за тем, как бойко она разговаривает сама с собой, как забавно разжигает самодельную печь. При мысле о еде, Крик облизнулся, чувствуя, как неприятно внутри свело спазмами живот, однако, продолжил терпеливо выжидать, лишь чёрный нос время от времени ходил из стороны в сторону - принюхивался. Как бы то ни было, Рашель не забывала между делом, то так, то эдак пусть мимолетно, но провести рукой по всклокоченной и спутанной шкуре Изгоя, на что получала в ответ нежный оскал, но она давно не боялась  такого проявления чувств, считая, что клыки у Крика красивые, а оттого и улыбка, пусть и звериная, но очень ему идёт.
Наконец, свежая, пусть простая и довольно во многом не привычная, еда была готова. Кобель встряхнувшись, скидывая блаженное оцепенение, что разморило тело от тепла, поднялся. Навострилв уши, вновь облизнулся еле скрывая нетерпение, уж слишком заманчив был запах снеди, что ещё исходила жаром на деревянных тарелках. Ждать своего любимца Шелли не заставила, полюбовно преподнёся одну из рыбин и подобие лепешек, разламывая те на кусочки, чтоб кобель не обжегся. Однако, Крик, как обычно, не притронулся к еде, пока девочка не положила ту на пол хижины, не притронулся и тогда, когда она заботливо присела рядом, обняла и начала что-то щебетать, лишь глубое ворчание было ответом, и лишь когда злотовласое чудо ушло по своим делам, пес принялся за неспешную трапезу, хотя был порядком голоден. Уже столько времени полукровка жил с людьми, но дикий нрав слишком сложно ломался в его характере, не грибком, черством, почти неподдатливом.
Едва Осколок проглотил свой скудный, по его меркам, обед, как внезапно уловил встревоженные голоса с улицы и ещё задолго до того, как Шелли с Элбром что-то поняли, выскользнул в бушующую ливнем непогоду.
Первое, что Крик сделал, так это застыв на какое-то время - огляделся мрачно бороздя свинцовым взглядом медленно разрастающийся в лагере переполох, после чего, чёрной невидимокой, чуть пригнув голову и постоянно вбирая влажный воздух носом - принюхиваясь, заспешил в разведку. Из-за шума ветра, гудения веток, что часто ломались в прибрежной полосе прямо над головами переселенцев, из-за гвалта самих людей и шума дождя, расслышать что-либо подозрительное было решительно невозможно, впрочем, нюх так же оказался совсем бесполезен, поскольку проливная стена влаги не давала ходу чувству обоняния, поэтому, Осколок решил ориентироваться на зрение, которое все по тем же причинам барахлило. Рассмотреть что-то дальше чем на тройку метров вперёд - сложно, однако, бегло просачиваясь меж кривеньких построек, ящиков, каких-то телег, подобия изгородей, Отщепенц не нашёл ничего подозрительного, хотя разрастающаяся суета, нервировала Крика и заставляла холку щетениться колючим репейником.
В груди поселилась тревога и неприятные предчувствия саднили мелким клокотанием в красной глотке. Развернувшись, бросив догляд прорех в подобии забора, кобель довольно споро устремилися снова к жилищу Стрельцова, где остались подростки, но не застав тех во времянке, сквозь толпу людей промчался всадником преисподней и уже там, без особого труда, нашёл Элбра и Рашель. Пусть кругом и бушевал ливень, но Изгой смог сориентироваться в скоплении народа, вычленил знакомые запахи и вот, продравшись сквозь лес ног, оказался как раз рядом с Армстрогом. Внимательный и дотошный взгляд-выпад на детей, все в порядке, они просто пришли из любопытства, все их взгляды прикованы к незнакомцам, меж тем, как сам Осколок успел уже и окружающих окинуть увесистым взором. Вот стоит Брегоран Кроу, охотник с которым у Отщепенца были не самые лучшие отношения, а потому, зверь лишь злобно зыркнул на статного мужчину, прижал плотнее уши к голове, да отстранился подальше, сделав пару шагов в противоположную сторону. Удостоверившись, что подросткам ничего не угрожает, кобель осторожно направился к представителям Древних. Все его тело было напряжённо. Пёс смотрел опасливо, оценивающе и в отличае от некоторых брехливых собак, подходил совершенно бесшумно, близко. Когда визитеры спешились и начали свою речь, Осколок оказался совсем рядом, но не остановился в первых рядах людей. Все так же осторожно, но не выказывая агрессии, полукровка подошёл на расстояние пары шагов и принялся жадно вбирать в себя запахи врагов. Они пахли почти неуловимо - словно самой природой, словно всем и ничем! Чуть пригнувшись, Осколок игнорируя скопление людей и их шум, сделал ещё шаг и так же внимательно принюхался к скакунам, невольно оценивая мощь животных и их наездников. Если большинство собравшихся питало интерес и любопытство к новоприбывшим, то Крик изучал тех с вполне конкретным, холодным расчётом.

Отредактировано Крик (2021-02-14 15:35:19)

+4

191

Очередной каскад молнии серебряной паутиной поделил черное от ненастья небо на сотни осколков, проглатывая гул толпы, и отвечая на него рёвом морской пучины, да раскатами облачного грома. Жизнь на побережье - это, безусловно, тяжелое бремя. Даже удалившись от береговой линии в тропические джунгли, переселенцы постоянно находились под угрозой, а их жизнь полностью зависела от случайных стечений обстоятельств. Вокруг золотой косы хватало пещер и построек, оставленных аборигенами, и оставленных далеко не в пылу сражений. Тропические джунгли, пожалуй, были самым беспощадным домом из всех возможных. От ледяной стужи северных земель можно было спастись, облачившись в звериные шкуры, как в прямом, так и в переносном смысле, а вот от летнего зноя южного побережья умирали долго и мучительно. Незваные гости оказались чертовски крепкими и было очевидно, что к суровым условиям жизни они привычны. Если верить рассказам, что передавались из поколения в поколение среди племен, эти ребята были даже более опытными, чем Цитадель в свое время. Подобные мысли рождали очевидное беспокойство, ведь переселенцы могли куда быстрее Цитадели разрастись в группировку, представляющую опасность для других жителей архипелага. Сейчас они выглядели жалко, но Асита и высшее руководство Древних хорошо понимали, чем им может аукнуться малейшая ошибка. Лучше переоценить противника, чем недооценить его. Лучше уничтожить его прежде, чем у него появятся мысль о том, что он может на что-то претендовать.

Ато внимательно осматривал всех, кто пришел на эту странную аудиенцию, но такой формат разговора был выбран специально. Он позволял оценить главное - сплоченность и единство возможного врага. Беседа с Мартеном дала бы им понимание ситуации, но беседа сразу со всеми открывала куда больше дверей во внутренние конфликты фракции, чем можно было себе представить. Дипломат внимательно подмечал каждый тяжелый и колкий взгляд, брошенный на него или... или на самого Мартена. Не все были довольны текущим положением вещей, и хотя о стычках и переселенцев друг с другом Древним регулярно докладывали шпионы, оценка не только снаружи, но и изнутри, была бесценной.
Понять истинное положение переселенцев можно было, понаблюдав за их речью. Как бы враждебно и предупреждающе не смотрели в сторону дипломатов некоторые члены фракции, большинство все же опасалось и даже не пыталось выйти на контакт. Сколько у них тут реальных бойцов, которые не боятся смерти и крови? Пара сотен? Женщины, дети и старики - добрая часть группировки - не похожи были на тех, кто бесстрашно возьмет в руки ружье и выстрелит. Физическая подготовка низкая, да и взгляд... взгляд выдает мирный люд. Они не отобьются. Если атака будет реальной, направленной на уничтожение, а не запугивание, они не отобьются. Гул вокруг Древних, тем временем, нарастал. Люди обсуждали информацию между собой, но первым, очевидно, высказался Мартен, чего и следовало ожидать. Он вел себя настолько спокойно и мягко, насколько позволяли обстоятельства.

- В первую очередь, я благодарю вас за прибытие и за саму возможность обсудить события, происходящие на этих землях. Наши люди еще не покидали юга, и знания об обстановке на острове у нас были и остаются весьма поверхностными. Мы понимаем, что наше прибытие застало вас врасплох, но у нас не было иных вариантов, мы покинули родные земли вынужденно, не по собственному желанию. Мне хотелось бы узнать больше о войне, которая охватила эти земли. В чем кроется причина вашего конфликта с Цитаделью, почему вы не сумели с ней поладить? В чем заключаются непомерные амбиции, о которых вы говорили, и какие цели она преследует? Я не хотел бы ворошить болезненное для вас прошлое, но только поняв, что привело к нынешней войне, мы сумеем не допустить новых конфликтов. Мы не хотим враждовать с вами и уважаем ваше право на эти джунгли, но мы мало знаем о жителях этих земель, и можем оступиться, сами того не осознавая. Расскажите нам о вашей войне и о том, что стало ее причиной, - закончив, Мартен обернулся к Стивену, с немым вопросом "Тебе есть, что добавить?", но, получив от него теплую улыбку, вновь повернулся к Ато. Гул позади предводителя переселенцев начал стремительно нарастать, и мужчина вынужден был снова поднять руку, чтобы унять его. Помимо самого лидера, никто пока не сумел сформулировать конкретных вопросов или предложений, многие до сих пор были шокированы тем, что враги сами пришли в их лагерь. Вскоре, правда, обстановка резко накалилась, ибо голос Брегорана, подобно новому раскату грома, озвучил мысль, которая заставила Матси, второго дипломата, нахмуриться. Хоть этого и не было видно под маской, его конь, будто бы чувствуя настроение хозяина, нервно потоптался рядом с ним на месте. Ато, впрочем, остался невозмутим и выслушал тираду охотника спокойно. Этот точно был боевой единицей. Интересно. Бросив на него оценивающий взгляд, и ненадолго задержавшись взглядом и на Рашель, дипломат кивнул Мартену и повернулся к Кроу.

- Жители этого дикого острова стали такими не потому, что хотели стать, а потому, что так сложились обстоятельства и эта жестокость была необходима нам для выживания. Если вы действительно хотите остаться здесь, жить здесь, что-то строить и развивать, вам придется принять эти земли, и все, что на них происходит, включая все конфликты и проблемы, с которыми сталкиваются жители архипелага. Наши люди живут войной, наши дети учатся защищаться и убивать раньше, чем читать, и каждую секунду своей жизни они живут пониманием того, что могут не дожить до заката. Если между нами и вами возникнет конфликт, наши люди погибнут, это правда. Но все они готовы умереть, а их близкие готовы проводить их в этот путь. Мы не хотим лишних жертв, но перспектива сражения нас не пугает, и, если потребуется, мы на это пойдем. Цитадель уже не раз ломала о нас зубы, даже когда мы были ослаблены обстоятельствами, и поломает их снова. Сейчас ты говоришь так, как в свое время говорили они, и сходства между вами становится все больше. Вы хотите строить укрепления на наших землях, питаться тем, что растет на наших землях, охотиться на тех, кто живет на наших землях, но при этом участвовать в войне не хотите, потому что она не ваша. Цитадель не позволит вам строиться, она уже наносила удар по побережью и нанесет его вновь. Чем глубже вы пойдете в земли Дискордии, тем сильнее будут ее удары, потому что только на юге ее власть упирается в наше противодействие. Если мы позволим вам строиться и укрепляться на Дискордии, нам придется отдать вам часть собственных земель и пищи, и защищать и их, и вас, от захвата со стороны противника. В чем наша выгода и что вы можете нам предложить взамен на такой союз?
Ато говорил все так же плавно и размеренно, без угроз и без предупреждений, хоть и понимал, что его слова явно истолкуют враждебно. Однако пояснить переселенцам их позицию на Дискордии, прежде чем отвечать на вопрос Мартена, считал необходимостью. Они, пока еще, были самой малочисленной силой. Среди них было мало хороших бойцов. Хорошо если несколько сотен. Это в несколько раз меньше, чем способна выставить в бою на центральных землях Цитадель или Древние. Они сами не знали, в какой западне сейчас находились и как мало, в действительности, нужно было Древним, чтобы похоронить всех незваных гостей. Это была битва на их поле боя, с численным перевесом и пониманием принципов работы местной магии. Переселенцы от этого конфликта понесут заметно больше потерь, чем Древние, и отдавать им земли сейчас было все равно, что посадить себе на шею нахлебников, которые будут бесконечно потреблять ресурсы, но ничего не смогут дать взамен. Именно поэтому на последнем своем вопросе, Ато повернулся к Мартену, задавая его не только Брегорану. Любой союз должен быть взаимовыгодным, не так ли? Выгода от союза с Древними для Переселенцев очевидна, а вот обратная - уже нет.

- Цитадель заинтересована в полном уничтожении всех остальных людей, живущих на этих землях. Не уверен, что вы поверите в мои слова, но Дискордия накрыта куполом паранормальной древней силы, и сила эта черпается из залежей спектральных кристаллов. Это особые камни, способные управлять всем, что известно людям - природными элементами, физикой вещей, сутью живых существ, временем и пространством. Их можно использовать разными способами, для разных нужд, но любое применение этих кристаллов влечет за собой последствия и катаклизмы. Они смертельно опасны, если не уметь ими пользоваться, или пользоваться неразумно. Цитадель претендует на все кристаллы, что есть на архипелаге, так как они дают практически неограниченные возможности. Мы выступаем против массового использования этих кристаллов, так как это нарушает баланс природы, вредит нашим землям и представляет реальную угрозу для всего живого на Дискордии, - подвел к вопросу Мартена Ато, даже не обратив внимание на пса, что принюхивался к ним. Зато его конь, приметив собаку, что осторожно копошилась рядом, встопорщил уши, и потянулся к Крику мордой, шумно выдыхая в его сторону.
- Привет, лохматый, - дернув головой, тихо фыркнул зверь, на что получил суровый взгляд со стороны Матси. Не хватало еще, чтобы переселенцы-люди услышали его бубнеж.

GM-Kai

Отредактировано Game Master (2021-02-17 20:24:15)

+5

192

Бушующая стихия всё никак не унималась, резвясь и балуясь, как малое дитя, которому всё дозволенно. Кидалась острыми молниями, что рассекали плотные мрачные тучи, освещая те короткими вспышками света. Как из ведра лил сильный холодный дождь, который миллионами капель разбивался о землю, будто бы пытаясь добраться до всех и каждого, кто не дай бог оказывался в такой ураган без укрытия. Ветер раскачивал точно на головокружительном аттракционе кроны тропических деревьев, ломал ветви и скрывал листья, неся всё в сторону ревущего океана, который в свою очередь посылал огромные страшные волны, захлёстывающие добрую часть побережья...
Капюшон небрежно упал с головы девочки и сейчас по пшеничным волосам тонкими струйками стекали дождевые капли, превращаясь в золотые быстрые потоки. Тело было напряжённо, и чуть подрагивало от волнения. На лице Шелли было беспокойство, и тем не менее девочка с интересом не отводя глаз рассматривала говорящих, при этом пытаясь максимально выразить панике : "Стоп!" Но выходило не очень, поэтому пред Древними, если бы те в этот момент смотрели на Рашель предстала бы картина перепуганного ребёнка, похожего на дрожащего кролика, который не моргая смотрел изумрудными увеличившимися от страха глазами на ничего ещё не сделавших мужчин.
— Уууу, проклятущая погода. — пробормотал Элбр, опять жалуясь на бурную погоду. Посмотрев на мальчика и одновременно поправляя капюшон Мэддоу чуть отвлеклась, на то, что в любых ситуациях Армстронг остаётся букой, которая всегда находит повод повозмущаться. Всё же рядом с Элбром и Брегораном она чувствовала себя не так плохо и слыша их голоса волнение отступало, поэтому через краткий промежуток времени Рашель успокоилась и даже ослабила хватку, но тем не менее не отпустила руку, да и Армстронг крепко сжимал её ладонь.
  После того как послы закончили свою довольно разумную и логичную, как показалось Шелли речь, девочка немного осмелела ведь угрозы для жизни с их стороны она не чувствовала, а также они хотели добиться решения путём переговоров, а не силы и это тоже было не мало важно, но доверять прибывшим по-прежнему не собиралась. Чуть погодя в разговор с Древними вступил и Кроу, выступая вперёд, отчего Элбр тоже решил подобраться ближе, да бы лично постоять рядом с храбрым охотником, а также по лучше рассмотреть прибывших. Но вот в чём была проблема Рашель не желала, того же, ведь хоть она и пришла в себя, страх по отношению к чужакам всё ещё присутствовал, а также Шелли не считала хорошей идеей приближаться.
- Элбр, подожди. Давай останемся тут... - испуганно прошептала Мэддоу, когда мальчик собирался пойти вперёд, но вместо понимания, получила от мальчишки только "шик". Тогда Рашель решила отпустить руку и не идти с Армстронгом, на что тот силком потащил её сквозь толпу.
- Отпусти, я не пойду! - занервничав сказала девочка и попробовав остановиться, но ничего конечно же не вышло и два подростка продолжали нестись вперёд.
- Элбр, стой мне страшно! - разозлилась Мэддоу, и уже сильней пытаясь вырваться, при этом свободной рукой отцепляя от себя ладонь мальчишки. Но ничего не выходило и вскоре на глазах девочки выступили слёзы, Рашель стало очень обидно, потому что даже когда она что-то просит Элбр никогда не слушает, а сейчас ей было очень важно чтобы он услышал и понял её. Вскоре осознав что вырываться бесполезно Шелли, плача и тихо бормоча себе под нос шла за Армстронгом. И вот шаг за шагом, а скорее суматошный бег приблизил подростков к послам и они оказались чуть ли не в первом ряду собравшихся, только после этого остановившись. Рашель вновь подняла взгляд на Древних заметив, как один из них, которого кажется звали Ато ненадолго остановился на ней свой взор. Девочка несколько секунд смотрела в глаза послу, а после вздрогнула и отвела взгляд. После девочка быстренько осмотрела заплаканными глазами территорию вокруг и заметила знакомую тёмно-серую шкуру.
- Крикушечка...- пробормотала Мэддоу увидев своего любимца совсем близко к Древним, а после попыталась освободить руку, чтобы подойти и осторожно позвать пса к себе, но Эл в очередной раз не отпустил.
- Пожалуйста... Пусти, там - там же Крик... - хлюпая шептала Рашель в надёжде смотря на мальчика, она запаниковала и совсем не хотела, чтобы её Крикуша находился слишком близко к послам... Но вот как поступит Армстронг?...

Отредактировано Рашель Мэддоу (2021-02-19 20:31:50)

+4

193

«Да ты толкаешь нас в войну, о которой мы даже не слышали!»
Возмущению не было предела, Брегоран стиснул зубы от ярости, прикусив язык, чтобы не ляпнуть чего-то лишнего, чего еще не успел наговорить. Охотник был голоден и изможден, как и все остальные его соратники, и его терпению приходил конец. Каждый день мучений на этом острове давался переселенцам с трудом, Древние об этом знали, но, по мнению Кроу, хотели поиздеваться над «лежачими», и если бы не Мартен - негласный лидер, держащий все в своих руках (по крайней мере старающийся), то охотник бы за себя не отвечал. Но, начал участвовать в переговорах – стал ответственным за его исход и за жизнь людей.
- Да, мы отличаемся от вас. Мы защищаем слабых и не отправляем младенцев на бойню, хотя, поверь мне, каждый из наших женщин, стариков и детей, сможет постоять за себя. Да этот мальчишка управляется с оружием не хуже вашего, - тяжелая ладонь Брегорана легла на плечо Эла, что стоял совсем близко.
«Будет стрелять. Сможет. Повоюем, если придется.»

За спиной кто-то невнятно и тихо бормотал в такой-то тревожный момент, когда у Кроу даже скулы сводило от напряжения. Это Рашель не унималась, но ее нельзя было в этом винить, что делать ребенку на переговорах, тем более в такую погоду? Скучно и сыро… Хотя, взгляд мальчишки говорил об обратном, на его лице охотник видел довольно смешанные чувства: Элбр и восхищался увиденным и негодовал одновременно. Но Кроу показалось, что негодование паренек перенял от него самого, и в душе светловолосый искренне жаждет знакомства с этими странными и чарующе-пугающими людьми, что во всей красе сейчас стояли перед переселенцами.
- А вы давайте, дуйте отсюда, - тихо обратился он к детям, строго посмотрев на Рашель, пытающуюся выкрутиться из цепкой хватки Элбра, - Ничего интересного тут уже не будет.

Как же было больно осознавать, что все, кого он знал (а знал он если не всех, то добрую часть бывших горожан) могут уже очень скоро погибнуть, и он, гильдиец Кроу, просто не сможет им помочь. Беспомощность и злоба. На старом острове чужаками были только волки, убивать их было легко и просто, но стрелять в человека… Моральные устои дали трещину и скоро весь уклад жизни рассыплется на миллиарды осколков, которые больше никогда не получится собрать воедино.
На, исполосованном волчьими клыками, лице образовались морщины, как при зверином оскале, но рука все еще держала верное ружье, которое внушало своему владельцу спокойствие и уверенность, и пальцы напряглись, сжимая сильнее основание приклада.
- Искать себе союзников посредством угроз – политика не верная, но кто я такой, чтобы судить и раздавать советы… Я всего лишь охотник, чей долг защищать всех этих людей. И если между нами больше сходства с этой вашей Цитаделью, то, может, нам следует и мир заключать с Цитаделью, а не с теми, кто пришел пугать войной?
Подсознательно охотник ждал, когда встрянет Мартен и попросит Кроу заткнуться и свалить, пока еще ничего не испортил, ведь самолично взять себя в руки мужчине было очень нелегко, когда ему напрямую угрожают его родным и друзьям. Но лидер, к сожалению, молчал, а Брегоран даже не хотел посмотреть в его сторону, чтобы не пересечься с ним взглядом. Охотник закрыл глаза на мгновение и глубоко вдохнул, стараясь успокоиться и унять внутреннюю дрожь.
- Мы оказались здесь вынужденно, - продолжил Кроу уже намного спокойнее и тише, - Мы не завоеватели, и никогда ими не были на своей родине. На предложение союза вам лучше ответит Мартен, и я думаю, что вы сможете прийти к какому-то решению.
«Мы-то на что угодно сейчас будем согласны, - подумал охотник, но вслух, разумеется, не стал это озвучивать, - Такое вот не завидное положение у нас».
- Появись вы у нас на пороге – давно бы пили брагу за знакомство на сытые желудки. Наши обычаи встречать гостей немного отличаются от ваших, - Кроу скривился в язвительной недовольной ухмылке, нахмурил широкие брови, отворачиваясь от послов, и закончил тихо, - Между нами слишком большая разница.

+6

194

- Да, чтоб тебя! - Элбр выругался сквозь сжатые зубы, буквально подтягивая упирающуюся и дрожащую от страха девченку к себе поближе.
- Дернула, нечистая связаться с тобой. - и Эл подтащив зеленоглазое чудо природы одним сильным рывком, заключил Шелли в импровизированное обьятье, почему обьятье? Да, потому что, крепко прижал девочку одной рукой, чтоб не отвлекла и не трепыхалась, мешая слушать разговор, который был слишком важным и интересным, чтобы что-то из него прослушать.
- Стой спокойно! Леший тебя дери, ничего не случится, слышишь? - это Элу пришлось уже произнести Рашель куда-то в макушку, меж тем, как взгляд самого Элбра был окончательно и бесповоротно прикован к сцене разворачивающихся событий. Чем больше говорили Древние с Мартеном, тем сильнее разгорались в груди мальчишки костры противоречий. Мысли жадно скакали по кругу, но однознанчных решений не приходило. Словно качели, то вверх, то вниз, точно так же скакала оценочная планка, отчего, мальчишка лишь хмурился, да сильнее сжимал крест в кулаке, словно тот мог помочь ему принять какое-то решение или чью-то сторону. Синие глаза, вначале тревожно глядели на Мартена, когда тот выступал от лица всех переселенцев и молчаливо Элбр полностью поддерживал своего лидера, в глазах теплилась надежда на мирный исход, грешным делом, Армстронг уже успел помечтать о новом городе, где будут дома, налаженный быт, тёплая постель и горячая еда... Он изредка утвердительно кивал, словно бы своим мыслям, но все же ставил незримую точку после вопросов или ответов Мартена, непроизвольно соглашаясь в разумности сказанного и в дельности вопросов. Но вот, снова начинает диалог один из Древних, голос его будоражит сознание и как бы ни было мальчишке тяжело согласиться со словами загорелого Варвара, но он также чертовски прав! Они - Переселенцы, они здесь ни кто, ни званные, и нет, ни гости, а самые настоящие нахлебники, которые приплыли не на день и не на два... Конечно, Древние в своём праве, это их дом и их земли, ясное дело, к гадалке не ходи, но именно никому не нужные нахлебники, почти сродни саранче или завоевателям, и тут уж сталкиваются интересы...
- А что, что мы можем предложить? - хороший вопрос, который поставил Армстронга в тупик...
Куда ни плюнь, но везде кто-то или что-то имеет цену, вполне закономерно, что за свои земли, еду и прочие богатства, что пренадлежали этой фракции, она хотела получить что-то взамен, но у переселенцев, кроме собственных тел и душ, совсем было нечем платить, ну, разве что знания со старого острова, но и те были далеко не заурядные. У переселенцев была своя идеология и она была не рабской, поэтому, сдаться трудовыми единицами, вряд ли хотелось хоть кому-то. Поэтому, вопрос "Что мы можем предложить взамен, любой из фракций?" - оставался в светловолосой блондинистой годовое открытым.
От не лёгких мыслей, снова стало противно на душе, тяжёлая лапа какой-то обречённости вновь сковала цепями, ведь народ переселенцев не был воителями, не был закален в частых и беспощадных битвах с людьми, а потому, психологически это выматывало и утомляло. Сражаться с не погодой, стихийными аномалиями, хищниками - да, и то, в Поселении все эти беды переживались проще, да и по мере укрепления городских стен - реже, не то что теперь, каждый день, как на минном поле.
Оставалось надеяться, что Мартен сможет что-то предложить визитерам, а не то... Эл тяжело и рвано выдохнул...
- Вот пакость. - заприметя Крика возле Древних, почти закатил глаза беспризорник, снова цыкнув на Рашель, которая так же увидела своего любимца и теперь желала его немедленно оттащить с места происшествий.
- Стой ты, уже, в конце-концов! - почти рявкнул в макушку Эл,
- Если этот, твой дурень, схватит ближайшего посла за ляжку, нам хотя бы бошки не открутят. - внушительно шёпотом заметил Элбр, однако, нервов присутствие полукровки лишь добавило, ведь Армстронг знал про скверный норов пса, принадлежащего девочке и теперь, нервно косился на того понимая, что совершенно бесполезно давать команды этому осатанелому чертяке, который не особо кого и слушался. Хотя, где-то в глубине души, беспризорник понимал так же и то, что Крику они все же были не мало обязаны, ведь он не раз уже помог членам семьи в весьма не простых ситуациях, поэтому, как бы не держался Эл холодно и даже враждебно с полукровкой, но беспокойство за кобеля имело место быть.
События развивались стремительно, толпа перешептывалась и шумела, взволнованно обсуждая происходящее, однако, открыто высказывать свое мнение ни кто не смел, внушительный вид древних вселял робость, страх, сомнение и лишь единицы подавали голос из общей толпы. В очередной раз, на фоне общей неуверенности, подал голос охотник Кроу, и в который раз, Эл гордо вздернул подбородок, ведь так удачно стоял рядом с мужчиной, что выделялся из толпы всем своим видом, и теперь, все глаза были прикованы к говорившему и невольно, Армстронг, что крепко держал Рашель, так же стал предметом этих взоров. Голос низкий, громкий и уверенный - пробирал до мурашек! Эл даже дыхание затаил, чувствуя, как бешено скачет его сердце от каждого слова Кроу, чувствуя, как и на его слова дико отзывается внутри гамма бесконечно противоречивых чувств, как один клубок из противоречий перекручивается с другим, образуя мешанину в голове! Все перемешалось! И это злило мальчишку, ведь самое неприятное - непонимание происходящего, когда ты совсем не знаешь, как поступить, что думать и чувствовать, когда внутри тебя чёртов котёл страстей, а ты не можешь выбрать нужных ингредиентов!
- Мы защищаем слабых. - меж тем, уверенно ораторствовал Кроу, а Армстронга это неприятно полоснуло по сердцу давней обидой! Конечно, когда дело касалось глобального вопроса, Гильдия защищала слабых, но почему тогда так обидно было самому белокурому юнцу за свое детство? Кто его защищал? Всем было плевать на безотцовщину, таких как Элбр было не мало, ведь озаботиться тем, что после каждой случайной вместе проведённой ночи может родиться ребёнок, задумывались не так уж и много людей. Обычное дело. Эл не был исключением, он знал кто его мать, но не знал отца и в тайне, ненавидел, ведь именно этот презренный червяк не удосужился взять на себя ответственность за его судьбу! Он сам рос, как мог и как умел! Другое дело, Брегоран! Авторитет, что никого не боится, защищает слабых и всегда на стороне простого люда.
- Этот мальчишка управляется с оружием не хуже вашего. - и вот, на плечо легла широкая ладонь, а Эл удивлённо глянул на выдающегося охотника, но вот, в синих глазах тут же появились воинственные огоньки, словно в подтверждение сказанных слов. Да, если потребуется он будет стрелять, конечно далеко не так хорошо и метко, как лесные визитеры, но будет стараться, стараться, пока случайная стрела не оборвет его юную жизнь, мечты, стремления. К слову, ограниченное количество оставшихся пуль и пороха, очень сильно страшило многих охотников, ведь привычные к ружьям, с прочими приспособлениями, такими как лук или арбалет, были знакомы далеко не многие, а в условиях ливня, такого как сейчас, стрелять было зачастую затруднительно, особенно с тех ружей, в которые нужно было порох засыпать. Да, была и такая древность.
И вот, пока Эл был накрыт волнами личных переживаний, а диалог принимал крутые повороты, вдруг прозвучал все тот же голос,
— А вы давайте, дуйте отсюда. - и конечно, это Брегоран пытался отослать подростков подальше от центра заварушки. Элбр не был бы сам собой, если бы сделал хоть шаг в направлении ретировки. Он лишь недовольно стрельнул глазами, из коих тут же испарился весь восторг, уступив место недовольству и поджал губы, всем своим видом красноречиво давая понять Кроу, что и не подумает куда-то уходить. Ни за что!
Появись вы у нас на пороге — давно бы пили брагу за знакомство. - заканчивал свою речь охотник, а белобрысый мальчишка все ни как не мог сложить в светловолосой голове два плюс два, поскольку смутно представлял, так ли бы на самом деле встречали они гостей, общим числом так, эдак тясяч в пять... Одно дело, когда на старый остров попадали единицы людей с другого, большого по их словам материка, людей, которых не сложно было пристроить и прокормить, тех, кто не представлял угрозы, лишь вызвал своим появлением любопытство, а другой вопрос, когда на берег высаживается целая рать... Элбр был согласен с Кроу, что Переселенцы - простые и радушные, но с другой стороны, смотря на Древних он отчего-то не видел в них врагов, хотя кругом шла ощутимая война. В тайне, но он не мог подавить чувство восхищения и бесконечного любопытства, которое лишь усиливалось, по мере того, как Элбр рассматривал незнакомцев, оценивал их разговор, а ещё у них были очень классные кони, оторвать взгляд от которых было сложно! Совсем по-мальчишески, Армстронг одновременно хотел научиться выживать на новом острове, понимать его, природу, этих людей вокруг, ему хотелось владеть искусно луком и стрелами, управлять так же лошадьми, без удил и стремян, но вместе с тем, он чувствовал, что Переселенцы - его родной народ, а он неотьелимая часть своего народа. Возможно, это было странное чувство, обманчивое и все заключалась в атмосфере переговоров?
- Аш! Черт! - выругался Элбр, раздираемый изнутри неясностью.
- Черт! Черт! Черт, ну почему так сложно?! - невольно выпалил, досадуя на то, что в отличае от того же Брегорана, не имел хоть сколько-нибудь понятного для него самого чувства!

+3

195

--->> Вне игры

Светлая кожей, но сегодня бледнее обычного, отчего веснушки на носу стали отчетливей, каменным изваянием она тихо стояла и слушала из-за чужих спин, не смея встречаться ни с кем взглядом. Это стало уже привычным. В непогоду шрам на лице чувствовался сильнее, но история собравшихся здесь была написана именно шрамами, словно древними иероглифами, тонкими, ровными и уродливо-кривыми нитями связывая всех воедино, несмотря на противоречия. Иногда невидимыми для глаз. Шрам ее поднывал, реагируя на непогоду, а тепло ушло из тела, делая конечности бесчувственными и чужими. Ким была там, в толпе, но не встречалась ни с кем взглядом, не пялилась на незнакомцев, но впитывала в себя каждое их движение, будто воду, льющуюся с неба впитывала в себя ее одежда и волосы. Впитывала их тембр голоса, энергетику, которую они распространяли вокруг. И отсекала ненужное, как в том что видела, так и в том что слышала. И чувствовала.
Как шелуха с нее сходили переживания о пареньке, которому ночью врачи приняли решение отрезать руку. Совсем еще молоденький, но гангрена — дело нешуточное. Он держался молодцом. Его выдержке могли бы позавидовать многие охотники. И слова старого Грея, который обещал мстить убийцам его брата, история его жизни — еще один шрам в книге судеб переселенцев. Осадок, оставшийся после его молчаливых слез. И безумие женщины, потерявшей детей. Пустоту в ее глазах. Взгляд Кроу на больничной койке. Плачь детей, их бесконечные, искренние вопросы, на которые нет ответа. Привычные монотонные движения, ненавистные движения — связать куском тряпицы ноги, чтобы проще было уносить из импровизированного лазарета труп. Переменчивость настроений у переселенцев, их сомнения и неуверенность, их стереотипы и неумение видеть дальше собственного носа. И сейчас думать об этом было нельзя. Нельзя. Происходило что-то важное, что навсегда изменит их жизнь и судьбу. Ким казалось, что она слышит, ощущает всем своим существом этот момент. И переживания этой ночи, всех этих дней отхлынули. Собственные обиды, боль, нежелание говорить, видеть людей, всех этих людей, в которых она разочаровалась. Мысли о Люке, который хныкал все утро и просил ее не уходить. Он слишком маленький, чтобы понимать происходящее. Никакие взрослые доводы с ним не сработают. Он называет ее мамой, потому что не помнит свою или потому что ему так легче? Малыша нужно было просто-напросто успокоить, отвлечь. Сколько еще дети выдержат? Не думать, не думать. Отбросить все, хорошее и плохое, впитывать в себя как губка происходящее. Позы, неуловимые движения Древних, напряжение, царившее в воздухе, мощь, исходившая от посланников, их различия. Напряжение в словах Брегорана, прекрасно понимая как непросто ему сдерживаться, насколько он и многие здесь находятся на грани. Страх, много страха, ужаса, боли, ненависти и отчаяния. Она не смотрела на Рашель, но ощущала ее переживания, ту дрожь, что охватила девочку, которая передавалась Райдер как по проводам, сотрясая ее изнутри. И не только ее: многие просто были более сдержаны, чем девочка, но испытывали те же чувства. Не смотрела на Элбра, но его досада переплеталась в воздухе с досадой Брега, Майка, Зеда, Мартена, всех тех, кто находился рядом, сплетаясь в причудливую, удушливую сеть, в которой застреваешь как в паутине. Тупик.
Ким чувствовала как электризуется вокруг пространство, рассекаемое жалящими молниями эмоций, непонимания, противоречий. Словно две цивилизации говорили на непонятных для друг-друга языках. И тогда она осознала, как осознают люди свое предназначение. Не заранее, а в момент первого шага. Все было ради этого. Остаться в тени, в привычной и безопасной, остаться невидимой для всех этих людей, под маской напускного безразличия, значит - совершить ошибку. А на Дискордии за каждую слишком дорого приходится платить. И сейчас, Райдер поняла это остро, внезапно, но совершенно ясно - сейчас совершается еще одна.
Бояться чужаков не было смысла, но не испытывать перед ними трепета было бы просто невозможно чисто интуитивно. Интуиция, чувство самосохранения умоляли ее, невысокую, незаметную, вечно прячущую ото всех взгляд и свой уродливый шрам, свои уродливые, неприглядные чувства, остаться на месте и промолчать. Оставаться невидимой и незаметной, как делала это в последнее время. Высокие, выше Кроу и Мартена, рядом с которыми она чувствовала себя порой как в стране великанов, исполненные величия и силы, они вызывали в ней животный ужас. Они не были людьми. Смотрели на всех них как на мух, разглядываемых под лупой, видя все их несовершенства и недостатки. Их разобщенность и растерянность. Казалось, взгляни Древние на нее, они увидят и ее изнанку, а это то, на что не позволяла она смотреть даже самой себе. Но другого пути не было. Нужно быть максимально искренней и отпустить прошлое.
Легко просачиваясь сквозь плотную толпу, проходя мимо Йоши, коротко пожала его руку, отчего мужчина опустил напряженные плечи. Почти незаметно коснулась плеча Сьерры. Та вздрогнула от неожиданности, но выдохнула, расслабилась, когда поняла кто это.
— Между нами слишком большая разница.
Притормозила лишь рядом с Брегом, чтобы когда он повернулся, спокойно взглянуть на него, зная уже каждый шрам на его лице и понимая его реакцию. Одного из немногих, от взгляда которого она не пряталась никогда. Слишком многоговорящим было выражение его лица, но для того, чтобы понять друг-друга не обязательно бросаться словами или, как пятилетка Люк, объятьями. Можно было понять друг-друга и так, совершенно молча. Не смотря на всю ту разницу, которая всегда была между ними. Не смотря на все их подколки, споры, ошибки и разногласия. Не смотря на все это, он ворчал, вздыхал, но отправлялся в ее экспедиции или закрывал глаза на какие-то на его взгляд несуразности. Вытаскивал из такого дерьма... Когда-то очень давно, в прошлой жизни на старом острове, много лет назад... Когда она была совсем еще глупой девчонкой. Но ведь это никуда не делось? Это было. Не смотря на всю их разницу, которая никогда никуда не денется, они по-прежнему будут друг-другу откуда-то вытаскивать, если понадобится.
Помоги мне. Дай шанс для всех нас. Это нужно, просто необходимо, чтобы выжить сегодня. А завтра - это будет завтра. Мы подумаем об этом потом. Я знаю, что делаю. Я в это верю. Я буду говорить на их языке.
- Нам есть, что вам предложить, - говорила она все еще глядя в глаза Брега, но так, чтобы ее услышали все, - И мне есть, что сказать.
Нужно было продолжать. Во чтобы то не стало продолжать говорить. И как есть, как получается. И ничего, что ее сердце, как ей кажется, своим грохотом уже заглушает ее сиплый голос. Древний ее услышит, теперь она в этом уверена.
- Я видела земли, на которых вообще нет богов. Огромные земли, на которых столетьями живут люди, похожие на нас, но которые не верят ни во что, что невозможно пощупать и доказать. Ни артефактов, ни перевоплощение в зверя и в человека, ничего этого там нет. Я выросла среди таких людей и была такой же. Но однажды я вернулась домой, на остров, узнала всех этих людей, что стоят перед вами, и тех богов, что живут там, их силу и мудрость. И тогда для меня все изменилось навсегда. Я поверила в то, что не просто так оказалась там. Что все было переопределено и произошло не случайно. Но это моя история. И я вынесла из нее урок.
Она заставила себя с усилием воли повернуть голову и взглянуть на того Древнего, что представился Ато.
- В вашей истории тоже есть, казалось бы, такие случайности, которые те люди с большой земли, слепые и невежественные, приняли бы за совпадение. Недоразумение, которое произошло. Но уже не я. И наверняка не вы. Раз вы здесь.
Под взглядом его было неуютно и жутко, но Ким не прекращала смотреть. Ей скрывать и бояться нечего. Некуда дальше. Главное, чтобы свои не стали спорить. Чтобы поняли. И она знала, что люди старого острова отличались от людей с большой земли. Да, многие из них верили. Слышали все эти истории не раз и видели своими глазами чудеса острова и силу богов.
- В вашей истории есть те, кто пришел на ваши земли и принес хаос. И теперь появились мы, чтобы все изменить. Я верю, что не просто так. Верю в предназначение и волю богов. В мире, в котором есть боги и такие силы, не бывает испытаний, в которых нет смысла. Мы - ваше испытание. Ваш второй шанс. И поэтому мы вам нужны. Мы - шанс для вас все исправить. Помочь нам, да, поделиться знаниями, чтобы мы могли выжить и крепко стать на ноги. Будем ли это путь войны или нет, покажет время, и мы решим сами. Мы - такие. Разные, непохожие и упрямые. У нас есть своя удивительная история, свое прошлое, боги и непохожая на вашу природа, наша суть. Мы больше схожи с теми, кто засел в Цитадели, чем с вами. Вот он ваш шанс взглянуть на все происходящее с другой стороны, нашими глазами, с нашей, такой отличающейся от вашей точки зрения. Понять нас и узнать, чтобы понять и узнать своего врага. Поверьте, это вовсе непросто. У нас есть слабости, но есть и сила. Мы разные и очень сложные. Но не воспользоваться шансом обменяться знаниями, было бы величайшей ошибкой и проблемой не только для нас, но и для вас. Мы здесь неспроста. Научите нас, что такое ваш баланс, чтобы мы понимали вас. Что такое древняя сила, эти кристаллы, и дайте нам шанс на выживание. Возьмите учеников, заключите мир, выгодный нам всем. Мы об этом просим и этого хотим. А мы научим вас и, возможно, это поможет вам. И если бы вы не думали также... Вас бы здесь не было сегодня. Вам ничто не стоит нас уничтожить. За один день стереть с лица этой земли, как будто никогда и не было. Но вы знаете, что я права. Что богам и их неожиданным, порой не самым приятным решениям, нужно довериться. Вы же здесь.
Кажется, она вместе со словами выплюнула сердце, так оно высоко билось в горле на последней фразе. Ким хотелось больше всего сделать пару шагов назад и снова скрыться в толпе, перестать чувствовать на себе острые взгляды. Сделать пару вздохов, как будто воздуха уже не хватало. Снова стать невидимкой и надеть спасительную маску.

+6

196

Обстановка на Золотой Косе накалялась так стремительно и ощутимо, что даже воздух, кажется, густел, застревая в легких. Ато чувствовал, что разговор свернул куда-то не в то русло, куда-то очень далеко от мирной беседы, и это могло стать для переселенцев началом конца. Он считал справедливым пояснить позицию незваных гостей на архипелаге, в этом не было никакой угрозы - лишь констатация факта, основанная на политике, что многие годы царила на этих землях. Либо с нами, либо против нас - таких же взглядов придерживалась и сама Цитадель, она сказала бы абсолютно то же самое, заранее обрисовав обстановку на островах и указав новоявленным жителям на их место. Эти земли им не принадлежали, здесь не было ничего, что они могли бы считать своим, а потому их место было незавидным, а место получше нужно еще заслужить. Переселенцы этого не понимали. Они хотели, чтобы их приняли такими, какие они есть, не требуя ничего взамен, просто по доброте душевной. Без гарантий, без договоренностей, без союзов, без обязанностей. Они хотели жить на чужих землях, питаться тем, что на них растет, обустраиваться и налаживать быт, но взамен отдавать ничего не хотели. И война эта не их, а чужая. И законы у местных варварские, и образ жизни дикарский. На таких тезисах невозможно строить союз. Охотник строил все свои доводы на упреках. Переселенцы не режут голов, переселенцы не отправляют младенцев на бойню, переселенцы всех защищают. Непогрешимые альтруисты, встречающие любых гостей с распростертыми объятиями, готовые дружить со всем миром. Потому что...
- Вы не знаете, что такое война. Вы не знаете, что это такое - терять тысячи людей. Не за месяц, не за неделю. За одну ночь. Вы не знаете, каково это, видеть как насилуют ваших женщин или детей, а потом сжигают их на кострах потехи ради. Вы не знаете, что это такое - жить с мыслью, что близкий тебе человек в пожизненном рабстве, из которого его невозможно спасти, не отдав еще добрую тысячу жизней. Вы не знаете, каково это - жить хуже, чем дворовые собаки. Без еды, без воды, на привязи. Прежде чем осуждать нас за то, что наши дети берут в руки оружие, пройдите наш путь. Потеряйте десятки тысяч и проживите всю свою жизнь с мыслью, что на другом конце этого острова кто-то до полусмерти избивает вашу родню и друзей, заставляя работать до тех пор, пока не начнут отказывать органы. И даже после. Похвально, что вы защищаете слабых, этим можно гордиться. Мы занимаемся тем же самым. У нас тоже есть те, кто нуждаются в защите. Не нужно судить нас за черствость взглядов, не пережив и каплю того кошмара, который пережил наш народ и продолжает переживать до сих пор. Когда гости, что пришли к вам с миром, многие годы ели с вами за одним столом, начнут резать вашим людям горло - вы трижды подумаете, с кем выпивать за знакомство. Наши дети берутся за оружие не от хорошей жизни. Наши дети берутся за оружие, чтобы выживать и защищать тех, кто им дорог. Если вам ближе политика, которую в отношении других жителей Дискордии диктует Цитадель - вы вольны отправиться с предложением о союзе к ним, но я предупрежу вас, что дороги обратно уже не будет. Однажды у Цитадели уже были союзники, которые верили им, делились с ними, и пригласили их жить под одной крышей. Если вы хотите повторить наш путь - я - не тот, кто в праве удерживать вас от этого. В таком случае, мы с вами встретимся на поле боя, - Ато все еще сохранял трезвость ума, но чувствовал, как напряжен Матси, стоящий поблизости. Его задели слова этого переселенца, который будто бы пытался упрекнуть их в лишней жестокости. Что-то он сам не выглядел радостным и добродушным, проживая в тех условиях, в которых сейчас проживал. Не нравится, да? Утомляет? Сколько прошло с их высадки... месяц? Чуть больше? Половина из них уже морально и психологически надломаны, а ведь то, что они переживают - жалкие отголоски того, что испытывали Древние и Альянс. Им на этих землях никто и ничем не обязан. Достаточно того, что они пользуются дарами богатых южных джунглей, а платить за это желанием не горят. Нахлебники, которые хотят только потреблять, жить за чужой счет, но жить хорошо и безопасно. Настроение второго дипломата портилось стремительно и неумолимо. Он, в отличие от Ато, не был настроен на союз с этими выскочками, которые пытаются усидеть на десятке стульев разом. И он несомненно передаст Асите, как новоявленные соседи воспринимают их народ. Как варваров, лишенных морали и принципов, способных только убивать и ущемлять, унижать и уничтожать святых безгрешных иноземцев.

Настроение молчаливого напарника Ато, кажется, мог уловить любой присутствующий, а он его и не пытался скрывать. Обернувшись к товарищу, Матси сложил на груди руки, смерив своего соратника тяжелым взглядом.
- Предлагаю завершить на этом диалог между нашими фракциями, я услышал достаточно, - равнодушно и холодно произнес мужчина, намекая на то, что Цитадель славилась своим жизненным принципом "брать и ничего не давать взамен". Эти пошли той же дорогой. Воевать они не будут, потому что не хотят. А вот объедать своих соседей - отличная стратегия развития, надежная. Они превратятся в Цитадель, нужно только немножечко подождать, и объедать они начнут уже по крупному. Сегодня они воруют бананы и абрикосы, а завтра начнут воровать кристаллы или женщин для плотских утех. Всё начинается с малого, разве нет? Ато, впрочем, не разделял его взглядов. Он все же надеялся на то, что ситуацию удастся выровнять, и не спешил уходить. Как минимум, не услышав ответа со стороны Мартена, который мог как поддержать политику своего товарища, так и выступить в этой дискуссии более нейтральным противовесом. Холодный взгляд Диснейна скользнул по фигуре Кроу. Он уважал гильдийца, и хорошо знал, что перед ним - отнюдь не дурак, но эти провокации ставили под угрозу и переселенцев в целом, и Элбра в частности. Они уже хлебнули горя от аборигенов, которые доказали, что они - хорошие бойцы, способные сражаться на равных, а в некоторых аспектах даже превосходить жителей старого острова. Кто знает, какие у них тут обычаи и традиции. Могут и на бой вызвать, чтобы продемонстрировать свою силу, и тогда Элбру придется несладко. Зачем искушать судьбу, зачем идти на риск, не зная, кто перед тобой? Мартен не во всем был согласен с политикой Древних, но и Цитадель его пока ничем хорошим не впечатлила. Они убили раненого охотника и издевались над его трупом, они похитили целый отряд, угнали корабли и обстреляли из корабельных пушек побережье, похоронив и ранив множество людей. И, в отличие от Древних, на переговоры они пока не явились. Избегать возможного союза с аборигенами, находясь на их земле, с ограниченным запасом ресурсов, было, может, и гордым поступком, но, вероятнее всего, последним в жизни и без того израненной фракции. Совсем скоро у них кончатся патроны, и огнестрелом можно будет лупить, как дубиной. Или могилы копать, тут уж как придется. Они зажаты в угол, между гипотетическими врагами и океаном. Если Древние пойдут на них войной, им даже бежать будет некуда. Только к медузам, да на акульи зубы. Ругаться с соседями сейчас было делом последним. Заключать с ними полноценный союз - тоже. Нужно было узнать их получше и позволить им узнать получше тех, кто пришел жить на их земли.

- Прошу простить моего подчиненного, мы все... немного на нервах из-за всего, что происходило и происходит. В конце концов, эти земли для нас - нечто абсолютно новое, и мы только начинаем изучать быт и культуру тех, кто жил здесь до нас. Мы ни в коем случае не хотели задеть вас или выставить ваш народ в негативном свете, у нас действительно никогда не было такой войны, и некоторые вещи нам сложно понять и еще сложнее принять, на это нужно время. Нам очень жаль, что вам приходится переживать все эти испытания, каждый погибший - невосполнимая утрата и горе. Я не прошу вас слепо довериться нам, и судить вас за недоверие не могу. Жить на вашей земле и пользоваться ее благами, не отдавая ничего взамен - несправедливо, и ваше недовольство понятно и оправданно. Однако чтобы понять, чем именно мы можем вам помочь, нам необходимо узнать вас лучше, и позволить вам узнать лучше нас. Я благодарю вас за то, что предоставили так много информации о том, что происходит на этом архипелаге, это позволит нам иначе посмотреть на события, которые происходят вокруг нас. Однако одной беседы недостаточно, чтобы понять вашу богатую культуру, что складывалась и развивалась поколениями. Могу ли я попросить вас... прислать нам несколько представителей вашей фракции? Не дипломатов, но обычных людей, которые могли бы пожить с нами, показать нам свой быт и увидеть наш? Нам сложно что-то предлагать вам, не зная, в чем вы нуждаетесь или что могло бы сослужить вам хорошую службу, но через такое сожительство мы сможем найти ответы на многие вопросы, заполнить пробелы и обрести связи друг с другом. Мы не хотим вражды, и почтем за честь принять в своем лагере ваших людей. Я лично буду ручаться за безопасность каждого из них, и, быть может, этот договор станет началом чего-то куда более крепкого и прочного, - чувствовалось, что Мартен, за этот краткий промежуток времени, пока Древние находились поблизости, несколько осмелел и набрался определенной уверенности. Оценивая то, как вел диалог гильдиец, и какую ответную реакцию его слова вызывали, он разрабатывал собственную тактику ведения диалога, опираясь на свои ощущения, как лидера. Как бы он отнесся к чужакам, что обосновались на его землях и активно ее используют? На старом острове они принимали к себе иноземцев, да. Однако масштабы были несопоставимы. Одно дело - приютить у себя маленькую группу, которую легко прокормить и интегрировать в общество Города, и совсем другое - приютить у себя целый народ, со своими тараканами и загонами. Те, кто попадал на старый остров и оказывался среди городских стен, принимали жизненный уклад того места, где они находились, а по нынешнему настроению переселенцев Мартен видел, что принимать местный уклад у фракции желания нет. Это - большая проблема, и ничего удивительного в том, что их расценивают как угрозу, не было. Это не означало, что нужно молча приклонить колени и принять любое дерьмо, которое им предложат хозяева этих земель, но забывать о том, что они хозяева, все же не следовало. Тут надо аккуратно, постепенно и медленно налаживать контакт, демонстрируя, что они не опасны и постепенно знакомясь ближе с теми, с кем им придется жить вместе. Потому что Древние никуда не денутся, и пропускать переселенцев дальше они не станут, пока сами этого не захотят. Брегорану можно было дать пять из пяти баллов за искренность, но очень уж резко он вел себя с теми, кто мог уничтожить их, практически не приложив усилий. Смелость - это хорошо, но иногда она способна выходить за рамки здравого смысла. Понимал ли Кроу, как сильно подставляет переселенцев словами про союз с Цитаделью? Мартен не готов был пока выбирать, на чью сторону они встанут, но Цитадель еще никогда не приходила к ним на переговоры, и далеко не факт, что была в них заинтересована. Злить Древних, угрожая им примкнуть к противнику, однозначно не стоило. Можно, конечно, выпятить грудь колесом и набить себе цену, но ничто не мешает Древним перебить их всех следующей ночью, еще до того, как диалог с Цитаделью состоится. Это не та ситуация, в которой стоило так рисковать и играть с судьбой. Они не в том положении, и даже это ужасное положение - шаткое. Гипотетической вероятности союза Переселенцев и Цитадели хватило аборигенам для того, чтобы взять их в тиски на этом клочке земли. Если такая вероятность будет уже реальной... Мартен и думать не хотел, что с ними сделают зашуганные соседи. В их отношениях достаточно было крохотной искры, чтобы разжечь пламя.

Реакция Древних была ожидаемой. Ато и Матси совершенно не спешили принимать решение и соглашаться на такое предложение. Оно было, по сути, весьма выгодно Древним, ведь они ничего не теряли, зато обретали возможность взглянуть на переселенцев под другим углом и расширить собственный кругозор. Они могли прислать сюда любого - от стариков до элитных войнов. Даже сейчас ситуация на юге была под их полным контролем, опасаться им было нечего, но, видимо, все, что касалось военного дела и Цитадели, было для аборигенов делом принципа. Между двумя фракциями и так был раскол, сейчас он стал еще шире. Древние закономерно задавались вопросом, а нужна ли им такая головная боль, если можно просто уничтожить её и продолжить жить так, как жили прежде... Мартен очень опасался, что Ато послушается своего товарища, поставив на этом диалоге крест, но ситуацию спасла внезапно вмешавшаяся Ким. Замолчали переселенцы, послы обернулись в ее сторону, вслушиваясь в каждое слово. Сейчас любое из них могло качнуть чашу весов в любую из сторон, сейчас каждая фраза - решающая в судьбе целого народа. Мартен опасался, что она пойдет по стопам Брега, разделит его позицию, и предчувствовал, что в этом случае не сможет вытянуть переговоры. От слов Ким сейчас, в буквальном смысле, зависела жизнь каждого, кто приплыл сюда с иных земель. Никто не перебивал, дал возможность высказаться до конца. Ато, бросив вопросительный взгляд на Матси, и услышав, как тот тихо цикнул себе под нос, вздохнул.
- Мы пока не готовы принимать у себя ваших учеников и заключать мир, но видим ваше стремление к нему и уважаем это. Мы пришлем в ваш лагерь несколько наших людей, чтобы вы могли поближе узнать нашу культуру, традиции и обычаи, а они, в свою очередь, узнают больше о вашем образе жизни, мировоззрении и стремлениях. В зависимости от того, каким будет это сотрудничество, мы вместе примем решение о возможности более прочного союза, расширении ваших владений и совместных выходах вглубь архипелага. Мы передадим нашему предводителю всё, что услышали здесь. Возможно, он захочет поговорить с вами, Мартен, лично. Однако сейчас я считаю, разумнее всего будет завершить эту встречу. Мы действительно надеемся, что вы не пойдете по стопам Цитадели, и этот маленький договор станет началом крепкой дружбы между нашими фракциями. Быть может, вы правы, и вместе мы действительно сможем всё исправить, - закончив свою речь, Ато чуть поклонился Ким в знак уважения. Какими бы агрессивными не выглядели Древние, они не стремились к вражде, если ее можно было избежать. Ходя под защитой и покровительством богини любви, в своей жестокости раз за разом упирались в стену. Они жили не ради войны, они жили для того, чтобы ее закончить. Ато понимал, что сейчас у них был шанс достичь хрупкого соглашения. Останься они подольше - вполне возможно, линию раненого охотника подхватит кто-то еще, и тогда мирное небо станет роскошью недоступной и недостижимой. Нужно было закончить здесь, не накаляя обстановку дальше. Матси чувствовал настроение своего коллеги и незримо усмехался под маской. Он-то переселенцев совершенно не жаловал и понимал, что напарник просто подыгрывает им, стремясь покинуть переговоры, пока они не выкинули что-то, что пустит судьбу новоприбывших окончательно под откос.

Они покинули лагерь через несколько минут, попрощавшись с присутствующими и пожав Мартену руку в знак закрепления договора. Несмотря на то, что им удалось достичь какого-то соглашения, атмосфера на Золотой Косе все еще была напряженной, и риск возможного сражения был слишком велик. Нужно было дать обеим сторонам переварить информацию, которой, за столь короткий диалог, оказалось чертовски много. Проводив дипломатов, и бросив усталый взгляд на Стивена, Мартен вздохнул. Он не был уверен в том, что хорошо держался, но хрупкий мир был лучше неопределенности и вражды. Получив ободряющую улыбку своего близкого друга, лидер переселенцев молча двинулся в сторону своего "дома". Ему нужно было побыть наедине и разложить произошедшее в голове по полочкам. А затем... затем подготовить народ к тому, что скоро в их лагерь прибудут новые жители, от которых он пока и сам не знал, чего ожидать.

GM-Kai

+5


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Золотая коса