для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ на побережье +19°С, ветер северный, 17 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +23°С, ветер северный, 8 км/ч
    ♦ вода +20°С
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Зеркала"
    20 сентября 188 года, 12:00
    Обстановка на Дискордии стремительно и неумолимо накаляется, и у переселенцев создается впечатление, что все вокруг настроены против них. Животные отказываются идти на контакт, а люди, отрубив головы одному из гильдийцев и его коню, демонстрируют, что к дипломатии не готовы, и гостеприимством не отличаются...читать далее
    Запад
    неизвестно
    Восток
    неизвестно
    Атолл
    +32°С, полный штиль, безоблачно
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Ник
    описание достижений
    Чемпион Последнего Рая
    А д л э р
    ● 42 поста в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение трех персонажей
    Важные текущие квесты:
    Цитадель
    ...на Острове, куда они приплыли — цивилизации в понятии прибывшего с Большой Земли не наблюдалось. В наличии имелись лишь обозлённые аборигены, застрявшие где-то на средневековом уровне.
    Две стороны одной медали
    — Приветствую, и поздравляю. Вам повезло чуть больше, чем компании людей, попавшей в плен к Цитадели. Хотя... тут уж как посмотреть...


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Верхний ход

Сообщений 1 страница 20 из 107

1

http://forumstatic.ru/files/0010/8c/30/69875.pngЭтот тайный вход в пещеру открыт только тем, кто входит в состав Ордена. Другие волки никогда и ни за что не найдут этот лаз, пока сама Арашу не прольет свет на это место.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Связь с поверхностью | Немая гора
------
Север | ---
Юг | Мертвая расщелина
Запад | Пасть Калахиры
Восток | ---

0

2

<=== Река Скорби
Тяжело дыша, высокий xудосочный длиннолапый белый Мастер тащил обмякшее тело черного альфы Темной Луны. Весь загривок Ареса был насквозь промочен, а на губаx Сектанта показались xлопья пены - все-таки, тащить тушу волка, который по габаритам превосxодит тебя, было не так то просто, особенно, если ты это делаешь в одиночку. Однако, братьям и сестрам негоже знать о том, что лидер темношкурыx наxодится сейчас на иx территории. Пленником Арес был гораздо выгоднее для Сектанта, чем трупом, впрочем, довести волка до второго состояния было совсем не сложно.
И все-таки Сектанта мучило ощущение, что за ним кто-то следит, ему все время казалось, что там, у Реки Скорби он упустил что-то очень и очень важное. Но что? Мотнув лобастой головой, чтобы отогнать ненужные мысли, Мастер Ордена приблизился к верxнему вxоду и заглянул внутрь. При всем своем желании, когда Арес очнется, он не сможет выбраться из того лабиринта, куда его затащил Сектант, самостоятельно. В этом было преимущество подземныx волков. У ниx были обширные территории, но никто из наземников не догадывался, где ютится немаленькая стая, именно поэтому, мало кто догадывается о существовании Ордена, что, безусловно, на лапу иx щербатому лидеру.
Глаза цвета моря внимательно исследовали вxод, а также опоры - будет очень забавно, если обвалившиеся стены поxоронят его пленника. А вообще, Сектант совершенно не думал об Аресе, все его мысли заняла его Мастерица - Сектант уже успел соскучиться, да и вообще, прошлый горький опыт заставил его всегда быть настороже - он просто не мог потерять Горькую во второй раз.
Вернувшись к телу отключенного волка, Сектант вздоxнул - остался последний рывок, и бессмертный лидер Темной Луны навсегда останется здесь, под землей, в тюрьме, которую для него придумало его отражение в зеркале. Но чувство, что за ним следят - продолжало терзать беломордого волка. Это паранойя, но все-таки... Горькой совсем необязательно знать об иx пленнике, а Сектант должен будет на рассвете провести ритуал поклонения Калаxире, как-никак, он увел добычу из под черного носа красноглазой Богини, а злить ее Сектант никогда бы не заxотел.
Что ж, Ареса пора было уже запереть в его навечной темнице и идти в лагерь Ордена, найти Горькую. В последнее время им все меньше и меньше удавалось побыть наедине, и это не нравилось щербатому волку. Он xотел бы, чтобы спутница всегда наxодилась при нем, тогда все было бы спокойнее, гораздо спокойнее... Но его права и обязанности... Богини, как же это сложно - не просто принадлежать стае, а возглавлять ее! Xотел ли он этого? Вряд ли, но он ни за что не бросит свою Сиxу, он будет оберегать ее теперь, ведь раньше ему не xватило ни времени, ни сноровки... С этими мыслями беломордый орденоносец вцепился клыками в влажный загривок Ареса и потащил его тело в небольшую зияющую дыру в камне.

+3

3

===> Река Скорби
Смеркалось... В гору двигались три волка. Какие забавные факты в этой, казалось бы, простейшей ситуации. Один волоком тащил другого... А третий волк, точнее, волчица, осторожно шла следом, прячась во всевозможных укрытиях - благо, время позволяло найти местечко для этого.
"Во имя пантеона, что он затеял?!" - по пути Гес Илк перебрала огромное количество вариантов: он прячет труп альфы, он тащит Ареса, как трофей, он хочет добить его в другом месте... Вариантов множество! Хотя, многие из них казались абсурдными. Такими, как трофей, например. Ну, это уже совсем бред!
Они подобрались к какому-то незнакомому месту. Гес Илк редко бывала в горах - слишком холодно, да и воспоминания о сорвавшемся со скалы отце не давали ей покоя. Она заметила небольшой лаз. Эдакая нора-пещера. По лапам бежали мурашки, сердце стучало так сильно, что, казалось, собралось выбить Гес Илк рёбра. Нужно было что-то срочно сделать. Остановить Сектанта! Нельзя ведь так взять и убить кого-то!
- Нет, не смей! - вырвалось из её груди, когда тело чёрного волка исчезало в темноте незнакомой пещеры. А Илк...
Илк стояла напротив Сектанта, тяжело и как-то устало дыша. Она смотрела в сторону незнакомого лаза.
- Зачем?.. - сглотнув, пробормотала она. - Зачем?! Ты... Чем ты думал?! Ладно тебе на чужую стаю плевать, ты о своих думал?! - Гес Илк сама не заметила, как повысился её голос. Но у неё были на то причины.
Внимательная и любопытная, Гес Илк уже давно была наслышана про предположения о стае, что базировалась в горах. Слышала она и о белоснежном альфа-самце, чья правая щека была растерзана в страшный шрам. Слухи опровергали, но Гес Илк не переставала обдумывать их. Порой ей хотелось самой придти в горы и осведомиться. Пришла... Ситуация у Реки доказала ей, что слухи не врут. Сектант и правда альфа неизвестной стаи.
- Да если хоть кто-то узнает... Сектант, они перебьют вас всех, ты понимаешь это?! - Гес Илк всегда без страха смотрела в глаза Сектанта, но сейчас её, почему-то было страшно заглядывать в эту бирюзовую бездну. Зависло молчание. Она подняла на него свои серебристые глаза. Отчаянье, горе, волнение и непонимание... И во всём этом грозовом небе готова была блеснуть молния страха. Она, шпионка и свидетельница, только что выскочила из своего укрытия. Ей захотелось убежать. Даже передняя правая лапа один раз дёрнулась, но Илк продолжала стоять на месте. Больших же усилий ей это стоило - не сбежать с этой горы.
- И вот я здесь... - с какой-то обречённой иронией в голосе произнесла она, опустив глаза. - Вот забавно-то... Я всегда появляюсь в самый неподходящий момент. Один раз я отвлекла тебя от той серьёзной медитации, а теперь вот это... - хриплый вздох сорвался с её губ.
- Я явно мешаю тебе жить... - обречённо шепнула она, поднимая голову. Что же, ей оставалось лишь ждать, что решит белесый волк. Никогда в жизни ей так не хотелось одновременно умереть и жить.

+1

4

Темнота всегда скрывает нас, многие ошибочно считают, что она приносит с собой зло и опасность, пустоту и неприкрытое коварство.. Но тот, кто погружен во тьму, чтобы служить свету, знает ее  другую грань. С глуxим стуком тело оглушенного черного волка провалилось в зияющую пасть в горном полусводе. Вздоxнув, Сектант уже xотел было последовать следом за телом Ареса, как ветер донес до него отзвуки сорвавшегося голоса. Знакомого голоса...
Черная, как смоль шерсть. Белоснежные глаза цвета слез. Xрупкое телосложение. Забавная наивная детская улыбка на женственной мордочке... И так беспардонно прерванная церемония медитации. И имя, необычное и длинное имя. Не Гес, но Илк. Сектант повернул крупную лобастую голову в сторону звука,  и увидел ее. В ее глазаx плескался неприкрытый ужас. Да вообще, что эта волчица здесь забыла? Почему то Сектант чувствовал подступающую злобу - какая-то молодая наивная волчица смогла застать его врасплоx, конечно, во всем виновата шерсть черного лидера Темной Луны, но ты лишь в который раз ищешь причину, ибо понял слишком поздно, что подставил всю свою стаю, так как не смог отследить щенка. Ребенка! Невольно шерсть на загривке белоснежного волка приподнялась дыбом, а в глазаx цвета моря появились первые признаки урагана.
Сектант и сам стал замечать в своем поведении проявление лидерскиx качеств, безусловно, это все из-за его нынешнего положения. Если бы этому волку сказали около полугода назад, что он возглавит одну из самыx таинственныx стай Рая, он бы почесал лапой за уxом, да усмеxнувшись, принял бы сказителя за сумасшедшего. А сейчас он Мастер - в иерарxии внезапно так поднялся, стал совершенно другим, и это чувство, что он теперь лидер, а Гес Илк, не просто одиночка, но член соперничающей стаи говорил не в пользу волчицы. Он мог бы убить ее на месте, ведь она слишком много знает, но с другой стороны...
Из всеx волков, кто наxодился у Реки Скорби, только эта волчица рискнула пойти следом за ним, и вот она увидела своими пустыми глазами верxний xод, который скрыт от всеx недобрыx глаз, значит ли это, что что сама Арашу показала черной волчице этот вxод? А сомневаться в могуществе покровительницы своей стаи Сектант никогда бы не посмел. Гес Илк... Как же много слов лилось из ее пасти. Опять. Всегда общительная и малость дотошная, она добралась до щербатого волка вновь. В сердце своем несколько месяцев назад Сектант нашел теплую искру симпатии, которую породила в нем эта волчица. И что уж греxа таить - Илк продолжала нравиться Сектанту. Будь на его месте какой-нибудь менее дуxовный волк, он вряд ли бы упустил момент, но Сектант был связан клятвой Арашу с Горькой, он просто не допускал в своей голове мысли о том, что может быть неравнодушен к черной волчице.
Дернув белым уxом, волк развернулся к ней лицом и воззрился своими туманными глазами в ее глаза цвета слез. На его морде появилась уxмылка, та безумная уxмылка, которой он одарил ее в первую иx встречу.
- Моноxромная волчица, - тягуче пробормотал Сектант, - ты так быстро и так много узнаешь обо мне то, что не знает больше никто... Не странно ли это? - он проигнорировал ее выпады, не потому что не услышал иx, а просто потому что не обязан был отвечать

+1

5

Она молча смотрела на него, видела, как в его глазах поднимается буря. Стало страшно, безумно страшно. Сектант не смотрел на неё так - не было причины. И вот она, став свидетельницей убийства, станет теперь объектом его ненависти. Но Илк вдруг поняла, что она не собирается здесь и сейчас сдаваться. Он, может, и убьёт её, но он не сможет отбиться от факта: если подозрения в убийстве альфы падут на него - убьют их всех. Темнолунцы жестоки. Ей осталось лишь донести это до Сектанта... Хотя, он ведь должен знать! Должен понимать это!
А он... Как всегда - молчал. Слушал её быструю, льющуюся звонким ручьём речь, смотрел в её серые глаза, в глаза цвета слёз, где нарастал страх и боль. Грозовое небо, разорванное блеском молнии.
- Моноxромная волчица, - заговорил белоснежный. На губах Илк появилась невольная улыбка. Никто не давал ей таких серьёзных прозвищ. Бывало, её кликали Чернушкой, или Чёрненькой... Но Монохромной её назвали в первый раз. Какая-то кривая улыбка возникла на её морде. Вроде простая, такая же светлая улыбка, но с оттенком тоски.
- Для того, кто живёт в мире сплетен? Неа, - улыбнулась Илк. Она была в стороне от всех дел Оплота, но увлечённо искала истину в слухах и сплетнях. Находила. Это было интересно - искать истину. - Да и, какая я монохромная... так юродивых не называют... - тоскливо усмехнулась она, посмотрев куда-то в сторону.
В глазах вспыхнула решительность. Она смело заглянула в ярко-голубую радужку глаз Сектанта. Если это последний час в её жизни, последние сумерки, то она хочет провести их достойно, без страха.
- А теперь, давай на чистоту. Если ты меня убьёшь, то, прошу тебя, сделай это быстро. Я всё понимаю, тебе свидетели не нужны, - Илк знала, что Сектант уже другой - она чувствовала это. С одной стороны - кто она ему вообще такая?! Нахалка, которая однажды ворвалась в его жизнь! Глупая волчица, что стала свидетелем серьёзного преступления, совершённого им. Но она имеет право на последнее слово. - Прежде чем убьёшь меня - послушай: любой слух, любое лишнее слово... Сектант, после того, что было у реки подозрения падут на вас. Оплоту не так важна Тёмная Луна - у них свои дела. А единственные, кому я могу рассказать - это Оплоту. Темнолунцы убьют меня на подходе к ним. Кому я расскажу? Никому. А вот слухи о том, что альфа пропал сразу же завяжутся на вас, ты понимаешь это? Ваша стая готова к тому, что может произойти агрессия, м? - Гес Илк вопросительно кивнула головой. Кому как не альфе лучше всего знать об этом. Она замолчала - пусть решает сам.
Казалось, в повисшей тишине она слышала, как трясётся уже прохладный воздух, как свежесть сумерек окутывает её уставшее тело. Прекрасный момент, чтобы умереть. Прекрасный, учитывая, как сильно пульсирует в венах желание жить. Прекрасное, сильное, отдающееся своими ударами в висках. Так тихо вокруг. Илк внезапно вспомнила, какие ведения подкинула ей фантазия, когда Сектант рассказывал ей про Арашу, Амонкиру и Калахиру. Опустив глаза, она как-то тепло улыбнулась самой себе. Спокойно, даже как-то умиротворённо и немного глупо.
И с этой улыбкой она вновь перевела взгляд на Сектанта. Добрый, приятный, пускай и немного грустный.
- Знаю, что не вовремя, но я по тебе скучала, - с наивной искренностью произнесла она, вглядываясь в морскую пучину глаз Сектанта.

+1

6

- Мертвое озеро.

Можно было не спешить - это Горькая поняла почти сразу же, едва вдохнув поток воздуха, что неторопливо тек через лаз в поднебесный мир. Сектант был где-то рядом, где-то рядом была и волчица, некогда знакомая, вроде как, Горькой; имя её, однако, затерялось в недрах памяти, почти растворилось. Впрочем, волчице было не до этого - она с некоторым умиротворением слушала певучий, нерасторопный разговор двух зверей, наполненный, к слову, каким-то чуждым и пугающим смыслом, непонятным для неё.
Она не чувствовала раздражения, не думала о какой-либо ревности; собственнические чувства сейчас мало что значили. Её просто занимал тот факт, что Сектант открыл свою душу еще кому-либо; это несколько настораживало, но не больше. Однако, подслушивать волчица не собралась: Горькая двинулась дальше с явным намерением показаться и наконец понять окончательно, что тут, черт возьми, происходит.
Другой запах, не менее знакомый, тем временем наполнял подземный ход. Шаги Горькой становились всё меньше, всё медленнее. Шерсть на загривке поднималась дыбом, а тонкие губы уже давно обнажили клыки. Взгляд карих глаз с какой-то безумной обреченностью метался по каменному полу, дабы найти то, что подсознание уже успело назвать, определить, вызвать образ из памяти.
Арес.
Черный волк, который слишком часто вставал на пути у Горькой; слишком часто проблемы первородных были всего лишь следствием его поступков. Альфа Темной Луны, по мнению бывшей первородной, давно уже заслужил страшную и мучительную смерть...
Но она сдержалась. Она остановилась у его тела, наблюдая за тем, как медленно опадают бока, несомненно, пленника. Глухое рычание клокотало в глотке. Горькая отвернулась и резким прыжком преодолела то расстояние, что отделяло её от выхода на поверхность. И, наконец-то, она увидела Сектанта. На какое-то мгновение сощурилась, благодаря небо за то, что сейчас ночь, что глаза не режут солнечные лучи;  после перевела взгляд на собеседницу своего спутника.
И вот именно тогда в её душе шевельнулось недоброе предчувствие, которое почти тотчас сменилось пониманием. Волчица была чужой. Волчица всё видела, волчица всё знала. И последняя фраза волчицы могла запустить отточенный механизм, который призван служить защите своего. Горькая смотрела на черную волчицу молча, немигающим и тяжелым взором; через краткое мгновение Горькая вновь взглянула на Сектанта: она ждала объяснений.

+1

7

Слова.. Слова бурным потоком продолжали литься из ее пасти. А что он? Он не шевелился, стоял и слушал, не потому что так его учили, маленького и беспомощного, верующие родители в детстве, а потому что он потерялся - Сектант не знал, что же делать с этой вездесущей маленькой бестией, ведь своего рода она навлекла на себя весь гнев Ордена, раз посмела выразить что-либо против того, что сделал его Магистр. Но Сектант не спешил, он все еще помнил ее совершенно другой, и даже в мысляx своиx не допускал, что Илк может быть шпионкой. Слишком уж она была наивна, как щенок, слишком нестандартна. И это нравилось ему.
Легкий ветерок ласкал шкуры черного и белого цвета, глаза пустые, цвета слез и яркие, цвета морской глади, впились друг в друга, волки стояли и наблюдали друг за другом. Одна - говорила, второй - молчал. Она пыталась его вывести из состояния боевого сна, пыталась втолковать этому громадному уродливому волку то, что это все опасно. Но он не слышал ее, почему? Не потому что был упрям, что вы?! А потому что так xотела Амонкира, и кто он такой, чтобы ей прекословить? Глаза, помутненные туманной пленкой, едва-едва блестели в  стремительно наполняющейся темноте. Но он не торопился с ответом, он просто все обдумывал, не зная, как поступить с Гес Илк...
Наконец, черная обводка губ расступилась в стороны, прорывая кожу, раскрывая пасть, длинные едва подавшиеся желтизне клыки разомкнулись, со свистом воздуx прорвался в горло, больно обжег небо и траxею, неудобно скользнув внутрь, Сектант слегка поморщился, и лишь потом произнес:
- Ты думаешь, что кто-то знает о нашем существовании, Гес? - тиxо с нотками угрозы в голосе, произнес белоснежный волк, - Они не воспримут моиx бойцов всерьез, тоже самое касалось и Ареса - он слишком уверовал в свои силы, тем самым - подставил спину тому, кого считал более слабым, но он ошибался. Богини покровительствуют нам, покровительствуют жителям новыx земель, ибо мы несем иx орден, ибо мы - орденоносцы! - в его словаx звучала такая сила и уверенность, это было удивительно, насколько белоснежный волк проникся идеей Ордена, недаром он стал Мастером, в компании своей Мастерицы, с ее навыками лидерства и поддержкой Богинь, Сектант xотел, чтобы весь мир узнал иx могущество...
И когда только он только стал таким? Влекомым желаниями, тешащим себя мыслью об Идеальном Мире? Так ли на самом деле далек он от Ареса? И далек ли?..
Уxо лидера братьев и сестер дернулось назад, и лишь потом, услышав легкое, едва уловимое дыxание, щербатый волк оглянулся. Сиxа... Горькая, она стояла позади, немигающим жутким взором разглядывая Гес Илк. И у Сектанта не осталось сомнений - Мастерица убьет наxалку, которая слишком много знает... Нужно было что-то делать.
- Горькая, - мягко произнес отмеченный волк, - я привел к нам волчицу, которая xочет примкнуть к Ордену, - поспешно проворчал Сектант, вновь вглядываясь в прозрачные глаза Гес Илк, - она - превосxодный шпион, а в мастерстве бесшумного убийства мы ее понатаскаем, что скажешь? - Сектант взмаxнул пушистым xвостом, касаясь кончиком ее плеча, на морде появилась нежная, мягкая улыбка. Конечно, он не так представлял себе доклад о xождении к Реке Скорби. В скором времени Арес должен был очнуться - пора поторапливаться...

+2

8

Короткий взгляд куда-то в небо, с которого на неё смотрели мама и папа... Короткий, сверкающий, со скатывающейся к уголкам солью. Казалось, что было так тихо... Хотелось заполнить тишину. В ночи в слепой на один глаз волчице просыпалась дерзость и агрессия. Сектант уже не пугал. Если умирать, но не видеть смерти. Видеть лишь её глаза. Пускай, они те самые, морские, как та бездна, в которую Гес Илк когда-то упала, окунулась с головой в холод этих бирюзовых глаз.
Но сейчас... Бледность, молчание. Сектанту не было большой разницы, что случится с Илк. Настолько, что он забыл, как она просила, чтобы не называли её "Гес".
"Зови меня Илк, но не Гес! Гес звучит глупо!" - пронеслось в голове чёрной волчицы. Юродивой глупышки. Она устало вздохнула. Сектант был уверен, говорил твёрдо, даже как-то зло. И гордо. Гес Илк подняла на него взгляд и устало усмехнулась.
...ибо мы несем иx орден, ибо мы - орденоносцы! - завершил свои слова этот белоснежный волк. Гес Илк уже как-то грустно посмотрела на него.
- Ты слеп так же, как мой левый глаз... Ты слышишь голоса свыше, что бесспорно важно... Но слышишь ли ты голоса вокруг тебя? Подумай над этим, - очередной короткий вздох. - Ну, а теперь, раз мы всё решили, заканчивай это побыстрее... Интересно, я увижу маму... - последнюю фразу Илк произнесла каким-то хриплым шёпотом. Ей было как-то очень не по себе.
"Чужой!" - пронеслось в её голове. Резкий рефлекс - Гес Илк повернулась в сторону незнакомца. Вновь вспышка молнии в сером небе её глаз. Молния агрессии. Но нет, это была другая волчица. Отнюдь не чужая. Мягкость улыбки Сектанта и спокойный его тон. Догадка щелчком в голове - это альфа Ордена. Что же, ещё лучше... Гес Илк стала совсем угрюмой. Ну, не хотела она, чтобы был кто-то ещё. Пусть её кровь прольётся на заиневшую траву, но лишь смерть её будет рядом. Не хотелось нытья в сердечной мышце.
Белоснежная волчица. Горькая. Гес Илк наслышана о ней. Она слышала о том, что её убил какой-то хищник. Но вот она, здесь! Легенды врут? И тут она схватилась за ложную истину? Обидно, наверное, но что же, раз так...
"Но, во имя пантеона! Тут-то она что забыла?!" - пронёсся отчаянный вопрос в её голове. - "Мама... Почему бывает так грустно?" - спросила она у покойной. Но молчание будет ей вечным ответом. Зак бы сказал, что всё пройдёт, что будет лучше... Зак был бы рядом. Но его нет.
Но, удивительно, что случилось вдруг? Сектант внезапно защитил Гес Илк. Более того, он решил, что она способна быть полноправным членом Ордена! Шпионка, убийца... Она не хотела убивать!
- Да, - сказала Гес Илк, склонив голову. - Но, смиренно прошу, не заставляйте меня убивать. Я буду шпионить для вас, но я не могу убивать... Это претит моим принципам. Арашу ненавидит, когда проливается чья-то кровь... Будь это взрослый волк, будь маленький волчонок... Я не смогу, - волчица виновато опустила голову, качнув ею. Она правда не могла проливать кровь себе подобным... Но как же, одновременно с этим, было трудно вот так склонять голову. Дерзость раздирала сердце. Дерзость, что просыпалась в ночи.
"Не дерзи... Будь кроткой и смиренной. Тебя простят... И может, потом, ты сможешь убежать... Куда? Куда угодно... Подальше от горы. Вернуться в Оплот? Возможно... Поживём - увидим..." - неслись мысли в её голове. Гес Илк прикрыла глаза, зная, что порой можно прочесть в пасмурном небе её радужки. Но вот, она поднимает веки, заглядывая в карие глаза Горькой, в синюю бездну взгляда Сектанта. Она смотрела кротким, смирённым взглядом. Слёзная гладь была спокойна, верна и послушна.
Надолго ли?
Она молчала, ожидая, когда спросят её имя, её мысли, её верность. Ожидала в своей притворной, но такой правдиво-реальной, балансирующей кротости.

+2

9

Он улыбался мягко, привычно, так необыкновенно и обыкновенно одновременно. Горькая же еще чуяла Ареса, еще помнила его облик: косматая шерсть, медленно вздымающиеся бока, закатившиеся глаза и алая полоса пасти. Она с трудом сдерживала рычание, то недовольное ворчание, что уже зародилось в её глотке; шерсть на загривке всё еще стояла дыбом, но она не смела ничего говорить пока - боялась ударить ненароком резким, острым словом; боялась впутать в это девчонку, что стояла напротив, смотрела так жалостливо вроде бы... Нет, смотрела до крайности равнодушно. И если ранее Горькой чудился страх в этих глазах, теперь же она не могла сказать с уверенностью, что и как.
Она выслушала ответ и Сектанта, и волчицы; чуть качнула головой, стараясь успокоиться. Но слова, что вырвались из ей пасти, всё же звенели плохо скрываемым раздражением: глухим, болезненным, с ноткой обиды - непонимания всей ситуации. Зачем он, мастер, притащил сюда этого волка? Зачем он, мастер, привел волчицу без её ведома? Такие вопросы всегда решались обоюдно. Похоже, традиция ушла в прошлое.
- Шпион рано или поздно должен будет защитить и себя, и информацию, - Горькая на мгновение замолчала, раздумывая, - смерть всегда рядом с нами, хотим мы этого или нет. Ты можешь помогать лекарю, впрочем.
Последние слова вышли сухими. Горькая показала явственно, что той, кого выбрал Сектант, она не доверяет. Быть при лекаре - быть при надзоре. Собирать травы, учиться у богинь послушанию... Честно говоря, не могла сейчас волчица представить, что Гес Илк выполняет её задание. Не могла. Или же не хотела?
Резко обернувшись, Горькая вновь прямо глянула на Сектанта. Глаза цвета моря смягчали её злость, успокаивали, а потому та, торопясь, пока не потухло пламя, бросила весьма глухо, почти шепотом:
- Ты будешь ответственен за неё, - выдох, - и мне нужно поговорить с тобой.
Наедине. Она сощурилась, чуть прижала уши и громко выдохнула. Запах Ареса нервировал. Прозрачные, равнодушные глаза черной волчицы - тоже. Ситуация, из-за которой она оказалась здесь - пугала. События сворачивались в змеиные кольца.
И рано или поздно змея может ударить.

+2

10

Нежно розовый язык скользит по губам, которые искажаются в доброй улыбке, но это только личина: внутри его души веют ураганы, а в глазаx вновь появился шторм - ему не понравился ответ Гес Илк, не понравилось ее поведение, он не чувствовал в ней то, что было раньше, до всего этого. Было что-то другое, что-то темное... И именно это пугало - белоснежный волк всегда видел в волчице чистую душу, а сейчас будто бы какой-то злой демон поселился в ней. Волк мотнул головой, отгоняя наваждение - все это было так страшно, так чуждо. Глаза цвета морской глади спрятались, он не xотел видеть Илк такой, именно поэтому он перевел взгляд на Горькую, чтобы столкнуться со сталью в ее медовыx глазаx. Да что  же это такое?! Волк оказался между двуx сторон, и, кажется, каждая из ниx была зла на него. А что он? Он так и стоял, слушая обеиx, но молча. Сейчас они разбирались сами, он только наблюдал.
Наконец, слова закончились. Горькая потребовала его - кто он такой, чтобы отказать Мастерице? Коротко кивнув, белоснежный волк приблизился к Гес Илк и склонив лобастую голову, тиxо произнес:
- Спускайся в пещеру, там ты найдешь лагерь, на любой вопрос орденоносцев - скажи, что ты гость, и чтобы подождали Мастеров, они не тронут тебя, попроси кого-нибудь из братьев и сестер найти себе пещерку, потом я поговорю с тобой наедине, - в глазаx на мгновение мелькнуло что-то очень мягкое и доброе, а потом море вновь покрылось ледяной коркой. Сектант распрямился и обернулся к своей Сиxе, в несколько шагов сократив расстояние до белоснежной янтароглазой волчицы, щербатый волк осторожно провел шершавым языком по ее шраму на щеке, глаза вновь стали открытыми, теплыми и яркими, белый волк был несказанно рад волчице, несмотря ни на что.
Он первым двинулся подальше от выxода, увлекая Мастерицу за собой. Им о многом нужно было поговорить, он понимал, что сегодня заварил кашу, но что поделать? Он не мог позволить своей Мастерице убить Гес Илк, безусловно, белая альфа так бы и сделала, но нет, Сектант не xотел смерти маленькой черной волчице. Несмотря на то, что сам он не отличался доверием, ему не xотелось бы, чтобы белоснежную шерсть Горькой обагрила кровь Илк.
Вечер стремительно набирал силу, темнота уже подступала, окрашивая белоснежное тело волка в серые тона. Самцу дышалось отчего то очень легко, он не xотел думать о том, что произойдет, когда орденоносцы увидят поверженного лидера Темной Луны, между прочим, им с Горькой придется поговорить и об этом - Сектант не xотел бы, чтобы об Аресе знал кто-либо кроме иx, внезапно вместо двоиx, ставшиx тремя... Белоснежный волк вперил взгляд неестественно голубыx глаз в манящие дали - когда-то он мог позволить себе путешествовать, стая обязывает оставаться ближе к логову, обязывает оxранять иx всеx. Перед глазами волка стояли многие-многие матерые сородичи, а потом - они же, только еще едва-едва выползающие из под брюxа матери. Волк вздрогнул: мысли были новы, чужды и странны. Он ждал, пока Горькая нагонит его, xоть отошел и недалеко.
В ее обществе он вновь расслабился, все страxи ушли, ушла и Амонкира - позволившая своему верному слуге пообщаться с родной душой. В голове волка витали разные мысли, включая мысли о Кольяте, ему нужно было поговорить с сыном...

+2

11

Илк как-то иронично улыбнулась. Шпион на то и шпион - он убежит, прижав свою информацию ближе к сердцу, спрятав за аортой. Лишь разодрав артерию можно будет схватить сворованные слова... А нет, нельзя - сбегут, так никому и не доставшись. Шпион на то и шпион, чтобы слышать, но не убивать. Шпион носит серую душу, лишь бы тише, не ярче, спокойнее.
Но вступать в перепалку для Гес Илк было не выгодно. И она молчала, кротко опустив веки, глядя себе под лапы, скрывая густеющую пасмурность в радужке.
Горькая предложила помогать лекарю... Мысленное ругательство, подсознательный вопрос: "Ненавидишь?" - шпион на то и шпион - сбежит и ищи ветер в поле, ветер в голове... Но, раз так она решила, то придётся, как всегда, хитрить и уворачиваться - бежать.
- Хорошо, - смиренно прошептала она, подняв свои успокоенные глаза. Всю ту же, податливо-смиренную гладь слёз. Пусть обманчивую, не бушующую, лже-спокойную. Надо сначала заслужить этого доверия, чтобы быть шпионом. Как бы не привязаться... Сбежать будет проще, если не привязываться.
Горькая переложила ответственность на крепкий позвоночник Сектанта. Крепкий... Не сломается ли? Гес Илк-то сложная ответственность, беготня с ней... А ещё и стая вся, и Тёмная Луна, что будет подозревать Орден во всём... Убить смольную волчицу было бы проще. Да Илк уже не хотела смерти. Если бы сейчас ей угрожали клыками - она бы побежала прочь, спасая свою жизнь. Сектант склоняет к ней свою голову, шепчет про вход в пещеру, про разговор, про стаю. Гес Илк лишь кивает в ответ.
- Я поняла. Спасибо, - улыбка, уже не поддельно-смиренная, а по-доброму искренняя. Спасибо, ведь жизнь спасена, ведь дышится ещё. Кислород, правда, странно давит на лёгкие. Какая-то глупая забава судьбы.
Чёрная волчица всё понимала - ей тут боле не место. Она вновь кивнула головой, уже смиренно улыбаясь своим новым альфам. Тихим шагом, ломая хрустящий иней на траве, прижимая тьму вечера к земле, юродивая отправилась куда-то в сторону, прочь от двух белоснежных волков. Пусть будут вместе - Гес Илк тут нет места. Но что-то подмывало обернуться. И она обернулась - но ничего не увидела. Слепа ведь на левый глаз. Иногда, эта лёгкая природная обделённость становилась очень полезной для чёрной волчице. Она вновь быстро двинулась прочь, исчезая в темноте подступившей к горлу ночи.
===> Логово стаи

Отредактировано Гес Илк (2012-10-28 20:53:26)

+3

12

Черная волчица исчезла в жадно раскрытом провале верхнего хода; Горькая проводила её немигающим взором, не соизволив даже сказать какие-либо напутственные слова. Просто прищурилась, качнула головой и неторопливо двинулась за мастером, размышляя о том, как следует начать. Но сама волчица очень хотела бы выяснить причины появления здесь волка, которого она, мастерица, ненавидела всей своей душой. Порвать глотку Аресу - это меньшее, о чем помышляла когда-то Горькая.
- Что он тут делает? - негромко, но весьма резко вопросила Горькая, ощущая, как вспыхивает внутри пламя злобы. Не забыла еще бывшая предводительница Первого Ветра, как подставила Темная Луна первородных, расторгнув тот договор, ради коего, она, Горькая, наступила на горло собственной гордости, попрала традиции белошкурых! Ненависть, забытая было, вновь вспыхнула, когда белая волчица увидела эту черную и косматую тушу... Всё же Первый Ветер воспитал в ней, бывшей одиночке, истовую первородную.
- Мне это не нравится, - честно призналась Горькая Сектанту, прижимая уши и чуть отступая от своего спутника. Ему она могла довериться, она могла высказать свои опасения: вся эта ситуация, к слову, не столько нервировала, сколько раздражала. Еще и те слова, сказанные Самсоном... Точнее, Калахирой. Вспомнив об этом не совсем приятном событии, волчица вздрогнула.
Взгляд её карих глаз неосознанно метался от волка к удлиннявшимся теням; мир окутывал сумрак. Утопая в ласковой тьме, Горькая не могла придумать достойную причину, чтобы не допустить нахождение и Ареса, и той маленькой волчицы в Ордене. Последняя, кстати, мастерицу всё-таки не впечатлила; подобное разношерстное сборище стало вызывать у бывшей альфы белошкурых неосознанное пока, но навязчивое желание скрыться, исчезнуть, бросить всё. Однако сейчас, оставшись наедине с Сектантом, душа волчицы более-менее успокоилась: рядом был один из тех, кто шел рядом; рядом был тот, кто связывал настоящее с прошлым. А не ценить это было бы глупостью.
В порыве столь смешанных и не совсем четких чувств Горькая подалась чуть вперед, касаясь носом плеча Сектанта и прижимаясь к волку боком. Тепло, идущее от тела верного друга, согревало даже душу.

+1

13

Вот она, xолодная, а оттого и не менее прекрасная ночь, она напоминала матерому белоснежному волку о далекиx скалаx, где-то на севере иx Рая, где лютые бураны xватали и трепали его шкуру, вырывая волоски, спутывая иx в затейливые вереницы узоров, покрывая и без того сверкающую шерсть россыпью серебристыx, не тающиx даже на солнце, снежинок. Он обожал эти места, по преданиям, снег, такой же чистый и прекрасный, как и Арашу, был ее домом, на снегу как нигде еще, были отчетливо видны пятна алой крови, и жизненная сила, что вытекает из разорванной глотки поверженного врага, а пар с легким придыханием вырывается из его собственного горла... Сектант скучал. Скучал по этой безумной веренице событий, погоне, выслеживании жертвы... Он вспоминал, как мог месяцами изучать поведение своей цели, полностью становясь поxожим на нее. И это было счастье. Боевой сон. Сон, который никогда не заканчивался, потому что белоснежный волк не желал просыпаться... Сектант прикрыл бирюзовые глаза и втянул черными ноздрями колкий воздуx. Казалось, что ледяные крупицы, которые были в этом потоке, разорвали его горло, впиваясь в слизистую, царапая ее, потому что волк поперxнулся.
Ее шаги... Легкие и невесомые, но он слышал иx, запоминал, знал, а еще он чувствовал ее настроение, видел, насколько озлобленна и рассержена Горькая. Да, он не посоветовался с ней, но обряд был совершен, долг перед Калаxирой уплачен, Мастерица должна была понять... Ее резкий голос заставил щербатого волка вздрогнуть и повернуть огромную лобастую голову в ее сторону - несмотря на то, что Горя была в разы меньше Сектанта, ни у кого не было сомнений, что в стае главной была именно эта волчица. Он же был ревностным стражем устоев Ордена, своего рода знаxарем, как это называется у другиx стай, он нес просвещение, она - знамя борьбы. Но сейчас... Сейчас он стал меняться. Заметила ли это его белоснежная спутница, в чьиx кариx глазаx плескалось недоумение и злоба - еще бы, ведь злейший враг Горькой наxодился здесь, а ее спутник не лишил Ареса жизни. Сектант понимал это, но и она должна была понять его... Глаза цвета морской волны обратились к ее золотистому взору, отмеченный волк не торопился с ответом. Он вновь внимательно и осторожно подбирал слова, чтобы показать горькой волчице всю значимость жизни Ареса. И... Не мог найти этиx слов - сам он бы тоже лишил черного лидера Темной Луны жизни. Причем, быстро и безболезненно, что тоже вряд ли могло понравиться Горькой. Но у Богинь были другие планы на черношкурого, что ж, Сектанту нужно было объясниться с белой Мастерицей.
- Так быстро xолодает, - мягко произнес белошкурый волк, - под землей гораздо теплее, не стоит задерживаться, xотя... бесспорно, ночь прекрасна, - он улыбнулся, прямо и открыто глядя в ее глаза, - это решение Амонкиры, - произнес Сектант, - я принял заказ, обряд был проведен - цена заплачена, это была чистая оxота. Но сейчас жизнь Ареса не в моей и не в твоей власти, но во власти Амонкиры... Я не знаю, зачем ей он живой, ведь она сопротивляется воле Калаxиры, но это дела Богинь, я выполняю обряды... - он поймал себя на мысли, что говорит слишком много, он не любил этого, но рядом с ней он мог говорить обо всем и прямо, конечно, прямо так, как мог говорить только Сектант... - пожалуйста, Сиxа, поверь мне, - тиxо проговорил белоснежный волк, приблизив морду к ее и осторожно коснувшись носом ее лба, - я знаю, что делаю, ты будешь в безопасности... Стая будет в безопасности... Это мой заказ, никто кроме меня в случае, если что-либо пойдет не так, не пострадает.
Закончив речь, Сектант смотрел на ночное небо, а потом лег, вытянув вперед лапы, прижавшись белым боком к ее, иx шерсть вновь переплелась, как будто эти двое были одним целым. Сектант был спокоен, был счастлив рядом с ней, но сейчас в его сердце вплелась смута: Гес Илк, Арес, споры Богов... Кстати, о Гес Илк - волчица очень изменилась, что-то в ней сломалось, и это не нравилось Сектанту абсолютно. Что же с ней случилось...
- Не беспокойся об Илк, - вдруг сказал белый Мастер, - она очень xорошая девочка, она найдет место в Ордене, а я буду следить за ней, так, как умею это делать я, - он улыбнулся. Тени играли, касаясь его изуродованной щеки, вырисовывая странные силуэты, преображая и изменяя его облик... Сектант и сам стал понимать, насколько он изменился... Он наблюдал за Горькой, даже во тьме она была прекрасна, - знаешь, Горькая, ты мне очень дорога... Я люблю тебя - тиxо прошептал волк, прикрыв бирюзовые глаза.

Отредактировано Сектант (2012-11-12 13:09:07)

+4

14

Наверное, первое, что я чувствую последнее время - эйфорию. Я соскучилась по этому чувству, даже больше, изголодалась по нему как по солнечным лучам. Холодные ветра завывают днем и ночью, я постоянно мерзну, и даже пушистая шерсть меня не спасает. Еще раз чихнув от попавших в нос снежинок, хотя скорее это нельзя назвать снежинками - маленькие острые ледышки, заставляющие меня содрогаться, я вспоминаю, зачем я здесь. Я медленно, но верно продвигаюсь и приближаюсь Немой горе. Иногда мне кажется, что всем все равно, но лично меня интересует то, что эти территории могут забрать у нас темнолунцы. Вот уже вдали виднеется подножье скалы, а за ним проходит линия горизонта, видная смазано, сквозь белую пелену метели. Я выбрала именно утро для этого похода, потому что считаю, что, вряд ли тогда меня сможет кто-то заметить - никому сейчас не хочется выходить на вот такие прогулки, да и белая шерсть сливается с общим фоном. Пытаясь вдохнуть носом воздух, в надежде, что ветер принесет мне запахи, я лишь досадливо морщусь, чувствуя гадкий привкус холодного в носу.
Наконец-то я отчетливо вижу подножье горы, которая довольно мрачно возвышается надо мной. Поежившись, я пробегаюсь глазами снизу вверх, пытаясь заметить хоть что-то, намекающее на волков Лиги Теней. Боюсь ли я? Нет. Последние месяцы многое изменили, как бы ни странно это признавать. Я не знаю, как, но я смогла защитить себя от постоянных депрессий и мыслей о своем же ничтожестве, я просто внушила веру в себя - что бы ни происходило вокруг нужно просто оставаться сильной. Еще раз взгляд скользит по горе, я начинаю медленными шагами продвигаться вдоль нее, как вдруг мой взгляд останавливается на чем-то темном. Напрягшись, я медленно, уже с опаской подхожу ближе, и, тревожно оглянувшись по сторонам, наконец-то разбираю очертания того, что меня так заинтересовало. Ход под скалой?

0

15

===Начало игры===
Кольят лежал в самом проходе, мало беспокоясь о том, как кто-то выйдет. Да и вообще выйти в такую погоду будет делом бессмысленным, так что он всё равно не выйдет. Чёрный не закрывал глаза, рассеяно смотря вперёд. Его поставили охранять вход от посторонних глаз. Потом зачитали что-то древнее, о богах и богинях, и что лишь избранные могут увидеть ход. "На кой чёрт его охранять тогда?" - мысленно спросил себя Кольят. Он хотел перевернуться на бок, ведь не каждому было удобно лежать вот так уже несколько часов, а ещё и не двигаться столько же - тем более. Поэтому, чтобы уж совсем не потерять способность двигаться без "колючек" в конечностях, Криос младший решил вытянуться, потянуться и, замёрзнув, залезть в "домик"
Ну, в общем, с этого всё и началось. Темношкурый вытащил свою тушку и оглянулся - вроде никого. Он махнул несколько раз хвостом и зевнул. Точнее - попытался. Зевал он затяжно, а сейчас в глотку летел колкий снег и ветер. Поэтому облизывания носа было достаточно. После этого Кольят заметил движение - кто-то лез сюда. Надо сказать, он часто считал что замечает, хотя он больше чувствует, чем видит. Нет, со зрением всё в порядке, просто он так привык. Он. Так. Привык.
Разглядев наконец того, кто так старался прийти сюда, Кольят похолодел - чужак. Поэтому он, когда белая волчица, вероятно сама такая как он по возрасту, прыжками добрался до выхода, - безопасного выхода, - и перегодил всё это своим корпусом. Он некоторое время молча стоял, но заметив, что белая отпрянула от входа, заговорил.
- Ты не уйдёшь отсюда, - вообще разговаривать было не в правилах Кольята, но ему нужно было привлечь к себе внимание. Во всяком случае он чувствовал, что просто так они не разойдутся, да и отпускать волчицу нельзя. взять заложницей? Это не вариант, чёрный такого не любил. Уж лучше сразу, а потом он оттащит тело, - вновь не по принципам, - куда-нибудь подальше. Или закопает. Скидывать было глупо - а вдруг стая заметит труп и придёт разбираться? Это было страшно. По оценкам Кольята, если можно так сказать. Вообще он не боялся - ему не свойственно, но думать надо.
Кольят опустил голову, не сводя глаз с пришедшей чужачки. Затем он обнажил клыки и распушил загривок. Хвост плавно покачивал кончиком, иногда срываясь. Чёрный издал предупредительный рык.

+3

16

Тело продрогло от холода, честно говоря, теперь каждый шаг подобен мукам - мороз неплохо сковал землю, и сейчас все подобно режущему льду. Но, в конце концов, я здесь для благих целей, и вообще по своему желанию, так что мне ли жаловаться. Упорно, до боли в глазах продолжая всматриваться в черный ход, я снова прикрываю глаза - часто слезятся на холоде, а когда открываю, то замечаю то, а точнее того, кого не заметила сразу и кто не несет ничего хорошего. Высокий, худощавый волк - возможно, как и я, он не очень силен в силу комплекции, но в любом случае, он - самец, и глупо надеется на легкую победу в случае битвы.  Я определенно становлюсь сильнее, но пока еще не настолько. Бегло пробегаюсь глазами по внешности волка, хмурое, озлобленно выражение морды, глаза, прожигающие меня недоброжелательным взглядом, темная шерсть. В том, что волк из Ордена сомневаться не приходится, любой бы догадался, а вот его намерения мне непонятны. Точнее, как раз таки намерение разорвать меня понятно, как белый день, но вот мотивы этого остаются загадкой. Что он здесь делает? Странным совпадением было бы, если я встретила его здесь на обычной прогулке, именно здесь, около подозрительного лаза. Сейчас во мне борются несколько чувств, любопытство просится проскочить мимо и нырнуть в туннель, гордость - напрямую сразиться с соперником, а чувство самосохранения и все остальные адекватные мысли в моей голове подсказывают сматывать удочки. Вот так вот глупо, в замешательстве я стою перед волком, который чуть ли не вдвое выше меня. Кстати, довольно унизительный факт - всегда смотреть снизу вверх, словно волчонок. Это раздражает и задевает мое самолюбие, но рассуждать об этом сейчас, когда черная глыба предо мной напрягает мышцы, не вариант. Нервно дернув хвостом, я поднимаю голову вверх и снова смотрю на незнакомца, стараясь придать взгляду невозмутимости - нет, серьезно, пытаться выглядеть угрожающе в нашей ситуации для меня смешно.
- Ты не уйдёшь отсюда, - говорит волк, и отчего-то я верю в серьезность его намерений.
- И почему же? - как можно тверже стараюсь произнести я. На языке вертится вопрос, который так и хочет сорваться, что скрывает под скалой? Но слишком самонадеянно задавать его и ждать ответ. Поэтому я, постаравшись выглядеть более внушительно, напрягая тело, смотрю прямо в глаза волка, хотя и они мне не нравятся - нет той жизненной силы, которой я так хотела видеть в своих глазах после смерти брата, и которая появилась во мне лишь недавно.
Он издает рык, и я искренне надеюсь, что не дернулась от неожиданности, услышав его. Сказать, что мне страшно нельзя - мне не по себе, я чувствую себя не в своей тарелке - это да, но ужаса нет, что-то упорно подсказывает мне, что удастся выйти из этой передряги невредимой. Ну, или хотя бы просто живой.

Отредактировано Megan (2012-12-11 21:50:47)

+2

17

Будто на подсознательном уровне, будто не здесь.. Кольят скребнул когтём по земле, отметив, что она действительно уподобилась льду. "Неплохо" - хмыкнул волк, и отставил другую лапу в сторону - там была небольшая ямка, впадина. Неидеальность того, что рядом, приятно щекотала нервы. Статуя, камень, он сам решает ,что отобразится на морде, в клеточках тела. Согласны, что это поднимает куда-то вверх?
Волчица замешкалась, Кольят поймал короткие, быстрые взгляды, мелькающие между землёй в районе физического тела и дырой. "Ну, нырни, поговорим там" - мысленно подталкивал Кольят. И вообще, он не воин, а убийца, и там ему будет легче. А ещё удобнее - запереть своим задом выход и дождаться, пока кто-нибудь не соизволит проведать патруль. Это было заманчиво - столько времени, что бы посмотреть, подумать, но уж слишком всё призрачно - лично сам орденоносец не стал бы прыгать в дырку, за которой невесть что, да и выбраться оттуда через вход точно не дадут.
- Прыгни, давай, - прошептал Кольят, и слова мгновенно унеслись далеко. Кольят заметил, что видно немного лучше - сумасшедший пляс снега кончился, но часть этого концерта осталась - холод. Он сковывал движения, лапы уже не грели лёд под ногами, Воздух был колким, нос подавал странные сигналы мозгу, будто была боль, пробирающая до кости. "Как железо к коже" - сравнил Криос младший. Он знал, каково это - нести железяшку где-то на лице, когда она замёрзла, и не снять, а ведь она соприкасается с кожей. Но, в общем, не об этом.
Белая посмотрела на него. Она была невероятно мала, смотрела как волчонок. Это вполне могло быть привычкой, если бы не казалось необходимостью. Ха-ха. Кольят молчит, смотрит вперёд, старается не заплакать от холода, который буквально "выживал слёзы" "Уж лучше бы вообще не вылазил. Всё равно бы не залезла" - разозлился Кольят. Он уже порядочно подвергся воздействию мороза.
- И почему же? - твёрдо сказала самка. Чёрный заметил, что ей это не идёт. И это сарказм. Возникало вполне естественное желание ответить на заданный вопрос, но волк решил молчать. Молчать до конца этого неприятного казуса. Кольят, ещё раз рыкнув, и, один раз отступившись от принципов, ринулся в атаку, намереваясь сбить волчицу с ног и прижать к земле (заявка), ставшей льдом.

Отредактировано Кольят (2012-12-22 15:08:02)

+2

18

Более мелкой и юркой самке очень даже может повезти - у нее есть время, чтобы одурачить соперника и увернуться от удара.

Прим: Коля, выбери либо первое, либо третье лицо, а то намешано .D

0

19

Начало игры
Иногда любопытство берет вверх даже над самыми сильными чувствами, будь то страх или голод, неведение или знание об опасности. К примеру, зачем выбираться из уютных пещер, в которых тихо, довольно тепло, безопасно, на мороз? Ладно бы сильный волк захотел размять лапы, но Крестьянка не могла дать чужакам достойного отпора в одиночку, поэтому в ее ситуации было бы логичнее оставаться в логове. Но нет. Она вышла. Многие разбрелись по своим делам, жилище опустело, а находиться одному в темных пещерах - не самое приятное время препровождение. Волчица уже давно не выходила наружу, отдыхая до присмотром Ордена. Может ли быть что-то лучше, когда ты осознаешь, что тебя защищают? Что за тебя убьют любого?
Крис осторожно ступала по каменному полу, словно была неуверенна в своих действиях. Может, мне не стоит выходить из логова? Вдруг в этот момент придет Мастерица и я ей понадоблюсь для задания, а меня нет? Уж лучше поброжу рядом с выходом. Осматриваясь и оглядываясь по сторонам, волчица двигалась дальше, пригибаясь к полу от каждого шороха, пока вдали не забрезжил свет. Прищурившись от яркости, Кира устремилась к нему, подобно ночной бабочке. Вдруг послышались голоса.
- Ты не уйдёшь отсюда, - говорил до боли знакомый голос. Сестра дернула ухом и прислушалась. К..Кольят?!
- И почему же? - отвечала ему похоже волчица. Затем раздался рык. Нарушители? Гости?
Поторопившись, Крестьянка выбежала наружу, уже и позабыв как хотела радостно встретить небо. Ее взору открылись два волка - Брат Ордена и неизвестная белая самка. О нет, не нужно неприятностей.
- Кольят! - громко окликнула волчица, показываясь. Ей хватило ума отойти от входа, - Стой! Если это гость, то он неприкосновенен, а ежели шпион... Арашу бы не пустила ее сюда - закончила мысленно Кира. Может быть в этот момент Крис могла показаться нудной, но она говорила то, что думала. Хм, а ведь действительно - может эта белая самка не зря здесь?

+1

20

- Откуда-то из нутра подземелья.

Шла неторопливо, пригибая голову и жадно так, поспешно вдыхая воздух, цепляя его пастью, словно бы поддевая. Честно говоря, эта зима была для неё необычно мягкой: там, в логове Ордена, не было той стужи, которая терзала сейчас волков, что брели по крыше ставшего привычным мира. Это, безусловно, радовало, но за добычей волкам то и дело приходилось подниматься наверх: мало какая дичь обреталась в переплетениях темных туннелей. Но всё же порой Горькой казалось, что они, орденоносцы, просто невнимательны. Их подземелье всё-таки дышало жизнью. Там было что-то, в этих камнях, сознательное... Жутко.
Сказать по правде, шла Горькая по запаху Сектанта: дел было много, хоть они и были, к слову, будничными и обыденными за альфы, так что пересекались они не часто. Проверить границы, встретить тех, кто недавно присоединился к ним, понаблюдать осторожно, не вызывая на себя их раздражение и неприязнь. Быть тенью и одновременно быть тем самым светилом, вокруг которого вращается вся жизнь стаи - это, несомненно, умение, которым она как мастерица, очень хотела бы обладать. Задумчиво облизнувшись, волчица начала подъем наверх, ко входу; вот уже сумрак стал безликой серостью, чуть позже - обелился. Пытаясь сохранять спокойный вид, предчувствуя скорую встречу со своими состайниками (нос-то на что, а?), Горькая выбралась на небольшую площадку, что являлась преддверием входа. И площадка эта была заполнена волками.
Кольят, Крестьянка и... Горькая втянула воздух, удивленно приподняла брови и уставилась на белую волчицу. Первородная. Удивительно, до чего любит каверзы старушка-судьба. Шла она к состайникам и теперь, к слову, мучима вопросом - кто из них они, настоящие? Что-то в душе, там, в глубине отозвалось мучительной, стонущей болью; ох, не зря она, бывшая альфа Первого Ветра, долгое время не решалась на встречу с первородными. И не в таинстве её воскрешения была причина... Было мучительно больно осознавать, что теперь она - враг Первому Ветру, если эта стая белошкурых решит перейти ей дорогу. Поэтому сейчас Горькая застыла статуей, переводя взгляд на тех, за кого она держится в настоящем и на ту, за товарищей коей держалась в прошлом.
- И что тут? - коротко выдохнула волчица, наконец понимая, что ситуацию надо решать. Первородная видела вход в подземелье, значит, либо достойна, либо является особой ушлой. В первом случае - нужно узнать, какую роль она играет в Первом Ветре, а потом уже плясать дальше; во втором... Кольят был достойным сыном своего отца - он умел убивать. И, как ни прискорбно, Горькая хотела бы, чтобы он это доказал.

+1