для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ на побережье +19°С, ветер северный, 17 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +23°С, ветер северный, 8 км/ч
    ♦ вода +20°С
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Зеркала"
    20 сентября 188 года, 12:00
    Обстановка на Дискордии стремительно и неумолимо накаляется, и у переселенцев создается впечатление, что все вокруг настроены против них. Животные отказываются идти на контакт, а люди, отрубив головы одному из гильдийцев и его коню, демонстрируют, что к дипломатии не готовы, и гостеприимством не отличаются...читать далее
    Запад
    неизвестно
    Восток
    неизвестно
    Атолл
    +32°С, полный штиль, безоблачно
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Ник
    описание достижений
    Чемпион Последнего Рая
    А д л э р
    ● 42 поста в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение трех персонажей
    Важные текущие квесты:
    Цитадель
    ...на Острове, куда они приплыли — цивилизации в понятии прибывшего с Большой Земли не наблюдалось. В наличии имелись лишь обозлённые аборигены, застрявшие где-то на средневековом уровне.
    Две стороны одной медали
    — Приветствую, и поздравляю. Вам повезло чуть больше, чем компании людей, попавшей в плен к Цитадели. Хотя... тут уж как посмотреть...


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тихий ручей

Сообщений 21 страница 40 из 43

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/jXW5sUE.png
Совсем маленький ручеек, протекающий между пальмами и папоротниками, в самом сердце тропического леса. Он настолько крошечный, что услышать его порой бывает непросто - крики птиц и других зверей заглушают его круглые сутки. В особо жаркую и сухую погоду, он полностью пересыхает, не оставляя никаких следов. Вода в этом ручье пресная и очень чистая - это единственный безопасный источник воды на многие километры. Однако обнаружить его чрезвычайно тяжело - ручей окружают густые непроходимые джунгли.

Флора и Фауна

Несмотря на то, что недостаток солнечного света создает достаточно суровые условия для жизни, в джунглях, окружающих тихий ручей, обитает огромное множество зверей. Здесь не водится чаек, но, как и по всему юному региону, очень распространены попугаи самых разных видов. Помимо них, из птиц здесь обитают павлины, кетцали, куропатки, гарпии и ястребиные орлы. В лесу водится огромное количество змей. Их здесь гораздо больше, нежели в прибрежной зоне. Встречаются удавы, крайты, королевские кобры и зелёные мамбы. Богат лес также на скорпионов, членистоногих и самых разных насекомых.
Из травоядных здесь встречаются чепрачные тапиры, кустарниковые свиньи, красные дукеры, карликовые антилопы и окапи, которые изначально на юге не обитали. Иногда сюда забредают огромные антилопы бонго. На ветках деревьев обитает большое количество мелких обезьян, изредка можно увидеть орангутанов. Мелкие грызуны представлены крысами и агути.
Часто встречающиеся хищники - ягуар, дымчатый леопард, оцелот и енот. Иногда на территорию леса заходят тигры.
В ручье нет рыбы. Иногда сюда по ошибке заплывают детеныши аллигаторов.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | ??? (Расстояние Неизвестно)
↓ Юг | Лес Вечной Ночи (23 км, +1.5 часа для животных | + 4 часа для людей)
← Запад | Холмы Махараджи (30 км, +2 часа для животных | +5 часов для людей)
→ Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Юго-Восток | Радужное озеро (40 км, +2.5 часа для животных | +5 часов для людей)
Юго-Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:50:57)

+1

21

Податливость этой самки, с одной стороны, тешила и без того заоблачное самолюбие пятнистого, а с другой стороны неимоверно раздражала. Вроде как говорил он непосредственно с хищником, а ощущение создавалось, словно перед ним сидела овечка, поневоле оказавшаяся в джунглях. Неуверенно блеяла что-то, опускала взгляд... даже травоядные, отстаивая свои интересы, на рога могут насадить, а здесь... затеянная ягуаром игра уже не казалась ему такой веселой. Бесспорно, ему льстило такое отношение, и это лишний раз почесывало за ухом его внутренних демонов, но отсутствие фактора риска знатно уменьшало объем приятных ощущений. В конце концов, Фарай любил битвы, любил злобу и ненависть, как ручных цепных псов. Ощущая стальной запах свежей крови, ощущая боль в своем теле и наблюдая, как ломается чужое, он чувствовал себя живым, он чувствовал себя тем, кем всегда хотел быть - машиной смерти, которая с дьявольской жестокостью давит всех, кто попадается на дороге. Здесь давить было нечего, барс была как податливый кусок глины, с которым можно было делать все, что пожелает душа. Во всяком случае, такое впечатление создавалось. Хищник таким быть не должен. Он - охотник, несущий смерть. Убийца от носа до хвоста, душой и сердцем. Не мямля. Те, кто больше всего в себе не уверен, обычно первыми встречают свой конец. Тяжело придется этой серой девице на местных землях. Все, кто хоть немного анализировали происходящее на Дискордии, давно убедились, что здесь победу вырывают ни милосердием, а жестокостью.

Впрочем, Фарай ничего не сказал, просто двигался вперед, вглубь джунглей, поперек всех возможных троп. Сразу было ясно, что он сокращает расстояние до какого-то объекта, но дорогу знает точно - шел кот уверенно, даже не оборачиваясь на временную спутницу. Её шаги он слышал. И не только шаги, но и все остальное. Копошение позади, в какой-то момент, заставило ягуара остановиться и скептически взглянуть на происходящее. Уж неясно было, как эта киса дожила до своего возраста и не померла от голода или клыков конкурентов, но шума она наделала массу, в итоге живописно свалилась то ли в яму, то ли в какой-то древний погреб. Подойдя к краю, Фарай задумчиво осмотрел незваную гостью, которая набивала свои шишки, и брезгливо поморщился.
- Ну и, к кому в гости ты на этот раз заглянула? - тоном, в котором невозможно было не уловить издевку, бросил пятнистый, явно отсылая к недавней встрече у водопоя. - У тебя хобби такое - попадать в неприятности?
Сев чуть поодаль от края, дабы если что не свалиться, усмехнулся Фарай и сладко зевнул, предвкушая, возможно, интересное зрелище. Он не знал, кто мог использовать эту нору как укрытие, но если хозяин живописного логова придет, и увидит такой сюрприз, мало этой серой точно не покажется. Ей крупно повезло, что она не успела сломать ничего, из того, что принадлежит самому Фараю, иначе не гуляла бы сейчас среди тропического леса, а обнимала бы облака.
- Вылезай. Отсюда совсем недалеко. И не шуми, если не хочешь закончить свою жизнь ковром под ногами людей...

+2

22

Время замедлилось, тишина стала тягучей и вязкой, словно масло, которое хотелось разрезать ножом. Полумрак норы очень неудачно рассеивался брешью в потолке, сквозь которую попадал свет и поднятая моим вторжением пыль сейчас медленно оседала на пол в не ярком свете, а чужие глаза, желтые глаза, те что напротив, смотрели не мигая, не добро так смотрели, я тоже таращилась в ответ, пока не решив что с этим делать. Молчание затягивалось, я даже дышать перестала, чувствуя как по спине побежали предательские мурашки страха, а глаза мои медленно округлялись и еще пронзительнее пялились на того, кого скрывал мрак.
От голоса ягуара, там наверху, я вздрогнула и с шумом выдохнула воздух, но оторваться от явной угрозы, что притаилась в пяти шагах от меня не смогла. Почему-то. В другое время, я может бы и обиделась на столь явную усмешку в свой адрес, хоть признать обоснованность пришлось бы сразу, я умела признавать очевидное и пусть меня это цепляло, огорчало и даже расстраивало, но на правду только совсем глупый зверь будет сердиться. Наверное. Надо было бы ответить что-то, хоть что-то и в мозгах даже что-то такое зародилось, промелькнуло, но не истребленное под корень врожденное чувство опасности заставило меня молчать, не двигаться, ловить неясные блики света и тени напротив. Вглядываться. Разумно было бы сбежать, наверное, однако, где-то тлел огонек надежды на то, что видение напротив что-то не существенное, что-то такое, что испугается меня и само сгинет прежде, чем я обращусь в позорное бегство.
Миг и желтые глаза с вертикальным зрачком качнулись сначала вправо, потом так же медленно влево, Впаво и снова влево, я, словно под гипнозом, повернула голову в такт движению. Очередной смешок сверху, от моего провожатого, в этот раз ворвался в обострившийся слуховой "колодец"  через вакуум и лишь отдаленно задел сознание, отцедив из всего сказанного лишь суть - "Выбирайся". Поскольку шерсть на загривке уже ощетинилась пушистой метелкой, а ноздри наконец-то смогли выловить из затхлого сырого дуновения запах обладателя сего логовища, мне и вправду захотелось очень скоро исчезнуть из столь неприятной компании.
- Шшш... - ласково пронеслось еле уловимое и от страха я тоже зашипела, тихо и сдавленно.
Меж тем, желтые глаза стали приближаться, медленно, оценивающе и мне показалось даже как-то плотоядно. В тусклом свете мелькнул раздвоенный язык и я заурчала громче, хвост резко и нервно стукнул о землю, непроизвольно уперлась передними лапами в пол и вжалась в рыхлую стену логовища.
Расстояние сократилось до трех шагов, а я потеряла рассудок, до того меня пронял ужас от показавшихся толстых и перекатывающихся колец змеиного тела, что подползало ко мне очень медленно, но верно. Я ни разу не встречала таких больших гадов, я вообще не любила змей, ни каких, а эта тварь меня буквально повергла в панический шок.
- Шшшшш - ядовито прошипело чудовище, гипнотизируя и без того позорно перепуганную меня. В этот момент я и позабыла про ягуара, про новое место, про всё, оставляя на оголенных нервах только желание выжить. Только я и это нечто. Интуитивно понимала видимо, что владыка сих владений не обязан мне помогать, потому и вспыхнул древний закон выживания - "Или ты или тебя".

Отредактировано Апайо (2020-01-14 00:03:04)

+2

23

Наверное, стоило просто уйти и оставить незваную гостью наедине с ее проблемами. Быть может, все происходящее - карма за то, что она прервала такой сладкий и текучий полуденный сон хозяина этих земель? Как ни крути, а уж больно много было совпадений - обстоятельства явно играли против серой кошки, во всех отношениях. Такое чувство, словно неудачи постоянно шагали с ней в ногу, и кто знает, может это заразно? Еще не хватало подцепить от наивной самки то, что Фарай назвал бы «Нулевым Инстинктом Выживания». Эта проказа была хуже любой болезни, ибо убивала значительно раньше, чем самая сильная хворь.

Услышав шипение, кот лег на землю, скрестив передние лапы и положив на них морду. Увлекательное зрелище. Что может быть интереснее, чем битва на выживание, в которой непосредственно ты сам не участвуешь? Прилив адреналина и какого-то извращенного, садистского удовольствия, заставил пятнистого тихо заурчать. Апайо не смогла бы этого услышать, оно было и к лучшему. Мурлыкающий убийца - совсем не тот образ и не те впечатления, которые Фарай хотел о себе оставить.

Тем временем, барс, похоже, не знала, что ей со всей этой ситуацией делать. Удивительная паника для дикого хищника, привыкшего к постоянной конкуренции. Неестественно и глупо, ведь у нее были огромные когти, против которых змея мало что может противопоставить. Длинные и массивные змеи не имеют яда, они убивают через удушение. Фарай точно не знал, есть ли у этой дряни подобное оружие, так как змей в этой местности водилось слишком уж много, но если Апайо продолжит сидеть и шипеть, ее так или иначе убьют. Тот, кто уходит в полную оборону, обречен на поражение - это закон битвы, ибо любая, даже самая глухая защита, рано или поздно падет.
- И как ты дожила до переселения... вот уж загадка, - поднявшись на лапы, и обойдя яму, произнес ягуар. Он был достаточно высоко, чтобы змея не могла до него так легко дотянуться, зато он мог легко дотянуться до нее самой. Оказавшись с той стороны, откуда полз хозяин логова, Фарай подвинул к яме большой камень, и, ударив его обеими лапами, столкнул вниз. Если он приземлится прямо на змею, то придавит ее намертво, если же промажет... на этот случай Фарай отошел от логова на приличное расстояние. В отличие от барса, он не был прижат к стенке, и был значительно быстрее ползучей твари. Кроме того, змеи, надо признать, были весьма недурны на вкус, а эта была достаточно мясистая, чтобы упускать возможность лишить ее жизни и употребить в качестве обеда. Дотолкав мордой второй камень до логова, пятнистый скинул его вниз вслед за первым. К несчастью для обитателя ямы, в тропических джунглях хватало того, чем можно было швыряться. Обезьяны неоднократно демонстрировали это самому ягуару, а он привык учиться на собственных ошибках и применять полученные знания на практике.

+2

24

Время неумолимо растягивалось... Каждая секунда казалась невыносимой вечностью и в голове вдруг стало обострённо отдаваться: - кап-кап-кап... Где-то поодаль капала вода, я даже умудрилась подумать" Где?", словно это было жизненно важно здесь и сейчас, какая глупость однако. Вот так, смотря мнимой смерти в глаза, думать о том, почему где-то капает вода, и почему от одного взмаха крыльев бабочки, может разрушиться целый мир... Я слышала это от людей. Глупости, конечно, но...
Шипящая гадость подбиралась всё ближе, ворочая плотными громадами колец, а я всё думала про бабочку, сдалась она мне, конечно. Дышать стало нечем, поскольку откладывать момент решительных действий уже было критически невозможно, большой змей на расстоянии двух шагов в весьма тесном пространстве логова, в глазах истончённая полоса чёрного зрачка, колючий расщиплённый язык, сладко тянущийся ко мне и шипение, более оглушительное, да тугие петли мышц, что готовились к броску.
Мысленно взмолилась, впилась когтями в сырую почву и собрав волю в кулак, только решила взвиться в воздух, намереваясь обрушить массу своего тела и остроту когтей и клыков на явную угрозу, как на миг затмившая свет тень сверху, рухнула на большого питона камнем, прилетевшем с неба. Собравшаяся для прыжка, я аж дёрнулась, еще б мгновенье и этот снаряд прилетел бы на мой хребет. От неожиданности, я аж поперхнулась каким-то полудохлым, сдавленным рыком.
Резко вскинула голову, посмотрела мельком в отверстие наверху, мелькнула макушка леопарда и тут же исчезла, я не знала, то ли благодарить, то ли возмущенно что-то выкрикнуть, но отложила всё на потом, поскольку хоть глыба и придавила змеюку к полу, она еще была жива, очень агрессивна и слишком близка ко мне.
Не долго думая, со всего размаху дала питону по голове, которая зло метнулась в мою сторону, словно это я была источником всех бед, зол и триволнений. Удар вышел знатный, но ползучего гада это не остановило, благо я уже успела опомниться от испуга и видя, что манёвренность врага пострадала, почувствовала себя гораздо уверенней и оттого заработала лапами чаще, давая увесистые шлепки аспиду по мордасам и даже когда голова стукнулась о земь, я продолжила для большей убедительности бить её прикладывая правой когтистой лапой, словно заведенная. Это не хитрое занятие прервало падение очередного булыжника сверху, который в этот раз чуть не раздавил меня, успевшую с громким мявом вжаться в стену и даже почувствовать, как каменный снаряд прищемил волоски меха на моём хвосте.
- Ты и меня решил убить, заодно? - немного нервозно поинтересовалась, буквально целуясь с увесистым камнем, от сумбура происходящего непроизвольно перейдя со своим провожатым на ты. Запах крови бил в нос, благо, не моей, это отрезвляло и вовремя прикусив язык, я позволила себе глубоко выдохнуть и начать осторожно выбираться из ставшего еще более тесным пространства. Просочившись мимо камня и брезгливо поморщившись от вида питона, всё еще ощущая на себе послевкусие чарующего взгляда, осмотрела дорогу на верх, за тем, в два больших прыжка, пользуясь одним из земляных рыхлых уступов, далее без приключений оказалась наверху.
На леопарда не смотрела, дав себе пару секунд на то, чтоб принять решение в том, поблагодарить ли его за то, что он меня спас или всё же высказать мысль, что он же меня чуть и не похоронил. Отряхнулась. Дыхание всё ещё было частым, нервным, взгляд настороженным, чуть недовольным и в то же время...
- Спасибо что помог...ли мне. - смутившись своей неблагодарности, всё же произнесла я, опустив пункт о том, что хвост мне по-прежнему нужен не в качестве отбивной.
- Я, это... - короткий взгляд на провожатого.
- Ох, ну как бы это объяснить. - выдохнула.
- Понимаете... - опять замолчала, отвела взгляд в сторону, было дико стыдно и неловко за свои страхи, неумения и меньше всего хотелось сейчас стоять тут и объяснять незнакомому представителю кошачьего рода, что да, я уродилась вот такая неумеха, что биться на арене меня учили, но страха умирать не выбили, что охотиться я умею лишь с чужой подачи, и что я просто большая домашняя кошка, совершенно бесполезная в диком мире. Смешно и стыдно, особенно, когда на тебя так вот смотрят оценивающе, с насмешкой и явно со знанием жизни.
- Я и сама удивляюсь, как до сих пор жива. - совсем сдулась, теряя оставшиеся было крохи боевого запала и желания в чём-то кого-то обвинять, да и  бросив попытки геройствовать тоже, да и к чему это?
- Я готова идти дальше. - понуро опустив голову проговорила я, рассматривая мрачно свои перепачканные землёй лапы и очень желая поскорее оказаться на Золотой косе. Да, мне было унизительно находиться рядом с бывалым охотником дикой природы, который к тому же видел весь позорный крах моего падения, а моя гордость уже оплакивала и без того не высокую личную планку самооценки. Нет. я конечно понимала, что помочь мне сможет не чистый лист, но опыт, однако слышать шуточки в свой адрес не хотелось и так было тоскливо на душе, поскольку ничего не ладилось, хоть я и очень старалась сохранять жизнерадостный настрой или делать вид. Так и стояла мрачно уставившись на свои лапы, ожидая, когда двинемся в путь и очень надеясь, что незнакомец меня больше ни о чем спрашивать не станет, оно ему надо?

+1

25

Фарай от души наслаждался ситуацией. И дело тут было вовсе не в том, что эта юная особа попала в переплет, а скорее в том, что он в очередной раз получил возможность почесать за ушком своего маленького внутреннего садиста. Для этого не нужен был ни повод, ни причина, лишь удачное стечение обстоятельств - и сейчас удача была на его стороне. Наблюдая за тем, как булыжник попадает по питону, кот оскалился, обнажая гигантские, чуть желтоватые клыки, и издавая утробное фырканье, больше похожее на тихий, сдерживаемый рёв. Пятнистый получал искреннее удовлетворение даже когда в битву вступила барс, оставляя на тонкой змеиной шкуре кровавые рваные раны. Не важно было, кто убивал, важно, что убивали. Запах крови дурманил, чувство страха опаляло сознание возбуждающим жаром - кот переминался с лапы на лапу, нервно облизываясь и ожидая, когда же наконец питон падет замертво, и взгляд его замрет под серой, стеклянной дымкой.

Апайо хоть и была слишком нежная для этих джунглей, отбила этой рептилии все, что только можно было отбить. Кто бы мог подумать, что это кроткое серое создание может быть таким берсерком, когда страх загоняет ее в угол и вынуждает действовать. Любопытно. Нужно будет обязательно проверить несколько смелых теорий, но не сейчас. Пропустив мимо ушей вопрос собеседницы, и облизнувшись, когда последовали слова благодарности, ягуар потянулся и спрыгнул в ту самую яму, откуда недавно вылезла барс. Питона знатно придавило вторым булыжником, но достать его все еще было можно. Схватившись за торчащий кусок огромной колбасы, Фарай потянул его на себя, вытаскивая столько туши, сколько мог вытащить. Он был сильнее барса, и привык затягивать добычу на деревья, поэтому вес взрослой рептилии его не особо смущал. Видали оленей и тяжелее.

Прошло несколько минут, прежде чем кот вылез из ямы, выволакивая наверх ту часть змеи, которую смог выдрать - примерно половину. Остальное осталось покоиться под камнями, но и этого было достаточно.
- Советую подкрепиться. Оставлять тушу - значит, привлечь хищников на мои земли. И, возможно, охотников. Мне такое соседство не нужно. - оторвав кусок от змеи, и отойдя на некоторое расстояние, бросил ягуар. Питоны достаточно мясистые, и неплохо утоляют голод. А кровь... - Кровь утоляет жажду.
Напомнив самке о том, ради чего она пришла на его территории, усмехнулся пятнистый, и отодрал кусок кожи, выбрасывая его в сторону. Ягуары часто поедали змей и крокодилов, а вот для северной кошки это будет почти гастрономическим туром, ведь в горах такая добыча не водится.
- В качестве благодарности... лучше расскажи мне, откуда ты родом и зачем тебе нужно к людям. Они не жалуют диких зверей, - потираясь мордой о тушу и пачкаясь в крови, проворчал Фарай. - Большинство зверей наоборот бегут от золотой косы... Так ли тебе нужны эти двуногие? Они - не самые надежные союзники...

+5

26

Надежды мои, естественно, не оправдались, рухнули словно карточный домик, оставляя наедине с очень задевающим за живое фактом, что сгорать от чувства унижения придется мне еще какое-то время. Оно и понятно, какой нормальный хищник бросит добычу просто так? Этого следовало ожидать, вот только я так спешила убежать от неприятных ощущений собственной уязвленности, что не предала огромного значения столь весомому аргументу. Оставалось смириться с неизбежным и наблюдать за происходящим.
Хозяин территории очень споро и маневренно извлёк увесистую часть змеиного тела и по-доброте душевной, не иначе, предложил мне присоединиться. Я с недоверием глянула на морду местного "берсерка" и подумала о том, какая же обманчивая штука - внешность, благо по "шкуре" не так уж и часто судят, но и не без этого.
Отказываться от столь щедрого жеста было просто неоправданно глупо, поэтому помявшись на месте, я под ехидный смешок, приблизилась к оставленной для моей трапезы части того чудища, которое еще недавно хотело меня сожрать само, но стало вдруг обедом. Не смотря на ужасное чувство голода, которое только обострилось от запаха свежей крови, я вначале обнюхала трофей, потом взглянула на довольно поедающего свежую плоть ягуара и только после этого полизала окровавленную чешую. Поняв, что так дело не пойдет, поставила лапы на сплетение мышц, под скользкой чешуёй и потянула кожу ползучего гада на себя, небольшими резкими толчками отрывая ее, обнажая наконец мясистое тело. Голод заставил меня заурчать, сдавленно и тихо, нет, это был не собственнический жест, скорее чувство глухого восторга, поскольку еще несколько раз осторожно лизнув мясо, далее я уже менее стеснительно принялась уплетать обед. Это было просто божественно вкусно, я даже зажмурилась от удовольствия и позволила себе такую вольность, как откладывание ответов на потом, поскольку меня полностью поглотил процесс. Я не ела нормально уже месяца два, заметно убавила в весе и отощала, перебиваясь буквально на подножном корме и еще всякой дряни. Охотница я была так себе, наверное вправду, такими темпами можно рыть могилу, все же занятие впрок, чем просто так топтать землю.
Наевшись от пуза, так что даже дышать стало тяжеловато, я села и довольно тщательно облизалась, проводя розовым языком по перепачканному в крови рту. Жутко хотелось намыть морду еще и лапами, но я воздержалась от этого, помятуя, что я сейчас не одна и вовсе не у себя дома. После столь сытной трапезы, тело предательски захотело полежать, напоминая его хозяйке, то есть мне, что в последнюю неделю, оно изрядно потрудилось, лазя непонятно где, однако усилием воли и приличия, я заставила себя сидеть на месте.
Довольно тяжело вздохнув, понимая, что откладывать разговор и дальше не выйдет, но краем сознания уже более воспрянув духом, все же чувство сытости настраивает на мирный, более задушевный и радостный лад, я поглядела в разноцветные глаза хозяина территории.
- Я переселенка. - начала негромко и в принципе я всегда говорила довольно тихо.
- И... Я выросла у людей. - добавила со смешанным чувством то ли радости, то ли сожаления.
- Меня не учили выживать в дикой природе, я больше... - призадумалась, как-то печально так. - Я больше домашняя кошка, чем хищник. - невесело улыбнулась.
- Я умею работать с псами людей, я умею драться на арене и совершенно не умею жить в диком лесу. - осознание собственной никчемности не радовало.
- Я уже пробовала выживать, когда меня прогнали...- почему-то доверительно произнесла я, хотя все же сомневалась, стоит ли вообще рассказывать о себе этому суровому незнакомцу. Да и кому интересна чужая жизнь? Решив, что именно моя жизнь ценности и интереса не представляет, постаралась закончить кратко без ссылок на весь отчаянный трагизм моего бытия.
- Люди - они разные бывают.  - переключилась я на конец, уклончиво, изрядно откромсав историю моего предательства и своего рода спасения теми же людьми.
- Ждут меня там. Собака ждет и её хозяин. - скомкано завершила, правда уверенности в том что меня вообще кто-то где-то ждет было ноль. Ну надо же хоть как-то себя убедить в том, что я вообще на этом свете кому-то нужна. Жить же как-то надо, верить то во что-то хочется.
А вот этот суровый хозяин здешних земель, он не так давно, помнится вообще спешил меня сдать с лап на руки, лишь бы не мешала, поэтому не стоит надоедать милостивому чужаку своей компанией.
- Полежать бы. - все равно мелькнула мысль и я чуть сонно моргнула глазами, тело словно издеваясь издало зевок, но я поспешила захлопнуть пасть и сделать подобающее случаю уважительное и сосредоточенное выражение морды, хоть и чуть грустной, но заметно веселее, чем в начале пути.

+1

27

Фарай, несмотря на свой пугающий внешний вид, был достаточно неплохим собеседником. При большом желании, он умел рассказывать о чем-то максимально эмоционально и красочно, да так интригующе, что оторваться от повествования было попросту невозможно. Он мог превратить любую историю в увлекательнейшее приключение, за что и заслужил звание манипулятора. Казалось бы, опасность, исходившая от кота, должна была отталкивать окружающих, но, кажется, она наоборот манила их так же, как свеча манит мотыльков. Ягуар был харизматичен, иногда ему хватало одного взгляда, чтобы приковать чужое внимание и погрузить жертву в некое подобие транса. Слова - сильнейшее оружие, они способны даже самое смелое и сильное существо обратить в труса, а самое трусливое заставить выйти под град смертоносных пуль. К сожалению, подобная эмпатия и умение манипулировать окружающими, проявлялись далеко не всегда. Для этого нужны были особые условия, зачастую план, или хотя бы подходящее настроение. Фарай был подобен змею-искусителю, но даже им не всегда везет. И сегодня он не был готов экспериментировать, что-то в глубине плешивой души подсказывало пятнистому уроду, что стоит сейчас спустить все на тормоза. Для любого, даже самого эффективного хода, нужно уметь подбирать верное время. И даже самая лучшая стратегия может потерпеть фиаско, если с ней поспешить. В этой ситуации следовало избрать иную тактику - тактику чуткого слушателя, что было зачастую даже полезнее, чем заговаривать зубы. Пожив некоторое время среди горожан, Фарай сделал вполне предсказуемый и ожидаемый вывод - и люди, и звери, любят изливать друг другу свои проблемы и чувствовать себя понятыми, и услышанными. Им всем нужно выговариваться, они одинаково ноют и льют свои слезы друг другу в уши. Может, не так уж и велико различие между двуногими и четвероногими? В том, что они одинаково отвратительны и эмоционально нестабильны, кот уже сполна убедился. Поэтому, услышав о том, что Апайо росла в Городе, только хмыкнул. Это было... любопытно.

Город относился к диким кошкам с изрядной долей подозрения, но, возможно, в пользу барса играл ее небольшой размер. Она была заметно меньше, чем ягуар, лев, или тигр, и представляла куда меньшую опасность для двуногих. Зато могла дать фору собакам, когда речь заходила об охоте. Прожив столько лет вместе с ними... почему она не умела выживать? Неужели гильдийцы не использовали ее явное преимущество на фоне других охотничьих зверей? Ведь крупная кошка способна справиться с дичью, на которую потребуется бросить сразу несколько собак. Неужели ее навыки настолько уступают навыкам обычного дикого сородича? Дернув хвостом, и проглотив мясистый кусок змеи, ягуар обернулся, и облизал израненную морду, хотя жест этот был скорее символическим - кровь не удалось "смыть", лишь убрать повисшие на шерсти и усах мелкие куски шкуры.
- Я тоже переселенец, и тоже жил с людьми. Недолго, правда. Человек дикому зверю не союзник, и никогда им не сможет быть. Как долго ты уже живешь в одиночестве? Охотничьи инстинкты заложены в наших телах самой природой, чтобы научиться выживать, нужно просто растормошить их, - отодрав очередной кусок шкуры, которая рвалась с легким поскрипыванием, буркнул Фарай, и, удерживая один конец в зубах, резко дернул головой, подбрасывая ее вверх. Взлетев не более чем на метр, кожа впоследствии приземлилась прямо в пасть пятнистого хищника. Фарай до сих пор любил играться с едой. Кажется, какого бы возраста он не достиг, этот элемент детства неизменно останется при нем.
- Если хочешь, я могу дать тебе пару уроков. Джунгли - моя стихия, охотиться здесь - мое призвание. А тебе бы не помешало обрести больше уверенности в своих силах, иначе вечно будешь зависеть от человека. И даже если двуногие водят с тобой хороводы, ты всегда была и будешь зверем. Нельзя полагаться на кого-то полностью, нужно уметь самой о себе заботиться. - поднявшись, кот потянулся, разминая мышцы и наслаждаясь приливом сил. - Ну что, интересует небольшая тренировка?

+3

28

Насыщение пришло довольно быстро и в то время, как я уже довольно и сыто поглядывала по сторонам, мой провожатый все еще продолжал неспешную трапезу. Видя, что время еще есть, а местный хозяин не против, я принялась умывать морду лапой, проводя по шерстке розовым языком, стирая остатки крови. Процедура успокаивала и так было проще бороться со сном.
На сытое брюхо, недавний суровый ягуар, уже не казался столь хищным, хоть благоговейные опасения своим видом вызывал, да и уже как-то смутно верилось в то, что меня станут убивать поле того, как поделились добычей и это определённо радовало и где-то в глубине души грело.
- Надо же, как бывает обманчива внешность. - размышляла я, искоса поглядывая на пятнистого незнакомца, как-то по-новому изучая уродливую сеть шрамов, гибкое изваянное словно из неведомого прочного сплава тело, ту уверенную манеру неоспоримого превосходства и силы. Рассматривая чужака со стороны, я успела проанализировать наше знакомство и пришла к выводу, что этот устрашающий на первый взгляд чужак, хоть и суров, как и пристало местному доминанту, но вполне дружелюбен, общителен и располагает к доверию.
Наверное мне просто снова повезло, опять застигнутая врасплох в своем неумении жить в лесу, я встретила нужного зверя в нужном месте.
- Да, с голоду я теперь не пропаду. - подумала я и даже улыбнулась таким мыслям, но тут же меня враз настигли и другие воспоминания... Совсем не радостные...
Длинный переход к подножию гор... Страх и отчаяние... И он... Его звали - Холод, хотя я чувствовала к нему лишь обожание, тепло и...
Воспоминания слишком живы были еще и резали внутри по-живому и теплому, поэтому я мотнула резко головой, запрещая себе снова впадать в ту чёрную дыру прошлого, слишком близкого еще и совсем недавнего.
Меж тем, ягуар вывел меня из нелегких дум и успел удивить.
- Тоже переселенец? - не удержалась от вопроса я и на миг даже воспрянула духом, всё же совсем другое дело, когда ты знаешь, что перед тобой ни какой-то там незнакомый житель здешних земель, а вполне успешно обустроившийся земляк.
- Невероятно. - почти с восхищением произнесла, мгновенно оценив различие между жизнью на Золотой косе и привольным процветанием этого незнакомца. Даже гордость взяла за то, что и мы не так плохи, и что нам есть что противопоставить местным, а ягуар был тому живой пример. Нет, я ничего не имела против нового острова и его населения, просто сказывалась враждебная обстановка, поэтому всё, что было связанно с прежним местом обитания непроизвольно вызывало тёплые чувства.
- Как долго ты уже живешь в одиночестве? - поинтересовался разноглазый, всё ещё с удовольствием поглощая еду.
- Ну, - я в свою очередь поколебалась, пытаясь ответить, - уже довольно давно я живу в дикой среде, но одна, не так давно. - подобрала правильный ответ, а главное правдиво и коротко.
Дальнейшая речь неизвестного и его предложение, меня застали врасплох, что несомненно отразилось на моей растерянной и изумлённой морде. Какое-то время, молча сидела переваривая услышанное и во мне боролись противоречивые чувства. С одной стороны, ягуар был прав, мне нужно учиться выживать самостоятельно, с другой - а вдруг меня Тори ждет? Что, если я и так уже безнадежно опаздала? А что, если вовсе не ждет и не ждала в общем-то?
Непроизвольно я покосилась куда-то в сторону, потом посмотрела на гостеприимного хозяина, снова посмотрела в густые дебри и опять уставилась в разноцветные глаза. Подумала ещё какое-то время и осторожно поднявшись на лапы, спросила,
- А зачем это тебе? - мне и вправду было невдомёк, отчего здешний хозяин решился помогать такой неумёхе, к тому же, за свои услуги большинство зверей всегда что-то требовали взамен и пусть я была не опытна в жизни, но не глупа.

+1

29

Роль няньки Фараю была абсолютно неприятна, он терпеть не мог ситуации, когда приходилось возиться с другими животными. Однако... одно дело, когда этим животным была мелкая сошка или детеныш, и совсем другая ситуация складывалась между двумя взрослыми хищниками, каждый из которых был рожден, чтобы убивать. Апайо, быть может, и была созданием нежным и робким, как полевой весенний цветок, просто еще не раскрыла своего полного потенциала. Она была прирожденной машиной смерти, поэтому сотрудничество с ней могло быть ягуару выгодным. По факту, сейчас он просто искал способ развлечься, о чем не постеснялся сказать практически в глаза своей собеседнице.
- Не ищи в моих поступках глубокий смысл, мне просто скучно, - зевнул кот, который ничуть не лукавил - он действительно успел отлежать себе все бока на ветках местных деревьев. Появление серошкурой вносило хоть немного разнообразия в его абсолютно пресные будни, наполненные уничтожением надоедливых мартышек. И хотя такой ответ мог бы опечалить самку, он был искренним и правдивым, в какой-то степени. Фарай находился в поиске удобного для него развлечения, и посчитал, что в нынешней ситуации это был наилучший вариант. Отказываться от такого предложения, даже на волне гордости, было чертовски глупо. Чтобы пересечь тропические джунгли этой дамочке нужно многому научиться. Как ни крути, а уродливый пятнистый кот - меньшая из ее проблем. Он хоть и был агрессивным, но был хотя бы "своим", а местные, будь они хоть трижды щуплые и на вид безобидные, с любого переселенца шкуру спустят за милую душу.

- К тому же, переселенцы должны помогать друг другу с выживанием, разве нет? Местные не спешат нас принимать, и я чертовски сомневаюсь, что когда-либо примут в принципе. Так что... считай это редким порывом альтруизма с моей стороны, но "нашим" я симпатизирую больше, чем местным гаденышам... - на последней фразе Фарай поднял морду вверх и, оскалившись, бросил предупреждающий взгляд на шумных мартышек, кучковавшихся сверху. Заметив, как приматы притихли, кот вновь перевел взгляд на свою незадачливую спутницу.
- Ну что, будем учиться? Если да, то давай за мной, - тряхнув головой, дабы избавиться от мельтешащих перед носом тропических мошек, норовивших залезть в затянувшиеся паутины ран, произнес разноглазый. Ягуар двигался медленно и вальяжно, как раз в сторону золотой косы, но слегка отклоняясь в восточном направлении и удаляясь с поляны глубже в джунгли. Он уже успел изучить эту местность в достаточной мере, чтобы знать, где именно находится лучший тренировочный полигон молодого бойца.

+3

30

Происходящее мне нравилось всё больше и уверенность моя в завтрашнем дне, как-то сама собой крепла, что не могло не сказаться на положительном скачке настроения. Все несчастья не казались уже такими катастрофическими и сужали гастрономический формат до вполне приемлемого, повседневного.
- Есть на свете добрые звери. - подумала я, поглядывая на испещренную шрамами морду ягуара и в который раз укорив неразумную себя в том, что в самом начале было испугалась внешнего неприглядного и грозного вида, такого радушного хозяина, отчаялась в помощи и так быстро и малодушно приуныла. Чувство благодарности переполняло меня, словно в резервуар моей души щедро плескали драгоценную жидкость радости и веры.
Ответ большого и вальяжного кота, меня, не скрою, сперва озадачил, я со смешанным выражением удивления и оценки происходящего поглядывала на него какое-то время, но весь его облик источал ленивую скуку, из чего я сделала правильный вывод - мне не врали. Видимо хозяину здешней территории вправду было скучно, а обучение взрослой кошки, вполне могло доставить этому грозному хищнику вполне такое себе, специфическое удовольствие. Меня ни чуть не задела и не уязвила откровенность бывалого охотника, что плохого в правде? К тому же, он говорил больше о своих буднях, чем обо мне, в данном случае, я как раз служила не плохим развлечением и это самое развлечение в виде меня, было не против приобрести полезные навыки выживания.
Да и с другой стороны, кто ж откажется от зрелища охоты неумёхи? К тому же, роль учителя, она зачастую могла потешить себялюбие каждого третьего, а осознание своей важности в сравнении себя с тем, кто ничего толком не смыслит в выживании и суровых реалиях, так же приятным грузом самоудовлетворения могло возлечь в архив личной гордости.
- Ну, что ж, раз так и тебе не будет в нагрузку меня поучить жизни, то я - согласна. - с благодарностью отозвалась я, с чувством возрастающего азарта и предвкушения поглядывая на незнакомца. Синие глаза тут же ярко вспыхнули и заблестели, словно сейчас мне предложили один из самых вожделенных десертов, от которого сладкая истома разлилась где-то в самой глубине и отразилась в ярких глазах, выдавая себя с "головой". В душе родилось подобие нетерпения и некой странной дрожи, я помню это чувство, оно мне хорошо знакомо. В Гильдии меня всегда накрывала эта охотничья страсть, перед выходом на арену или при затравке, всегда, когда рядом был учитель-человек, который давал команды и я со всех лап спешила их выполнять. Мне очень хотелось быть достойной уважения и доверия, хоть я и не искала почёта и не хватала звёзд с неба, но мне было приятно, когда рука моего человека трепала мою шерсть на загривке и очень довольный голос хозяина говорил о том, какая я молодец. Сама я так не умела, не входила в чувство азарта, во-вкус, но когда дело касалось какой-то слаженной работы, когда я осознавала то, что меня чему-то обучают, во мне просыпалась некая жада знаний, жажда жизни, это был какой-то детский неутолённый голод познаний, который я вбирала с наслаждением, мне просто нравилось учиться, но так сложилось, что вся учеба у меня закончилась весьма рано, уступив место странным прозаичным будням.
На слова доброго хозяина владений, я лишь молчаливо покивала, соглашаясь, не замечая как с нетерпением чуть ли не приплясываю на месте, перебирая пожухлую листву передними лапами. Адреналин от одной мысли, что меня ждёт учёба, разгулялся в молодой крови и настроение резко подскочило вверх, стирая в принципе какие-то дурные соображения или опасения. Принимая предложение чужака, я непроизвольно соглашалась ему подчиняться и слушаться его, ведь как можно чему-то учиться, если ты не согласен доверять тому, кто пусть и на незначительное время становится для тебя неоспоримым авторитетом? Не знаю у кого как, но для меня эта истинна была простой и понятной, без лишних препон и бесконечных "Но". Отбросив прочь сомнения, сделав свой выбор, я предпочитала больше не задаваться вопросами "А Если? А может быть? А что тогда?", раз ступив на выбранную дорожку, зачем поворачивать назад?
- Учиться - будем! - пытаясь скрыть довольство, мягко промурчала я в ответ, но радостные нотки все равно сочились и выдавали мои чувства с головой, прятать эмоции я умела очень плохо, хоть и пыталась сохранить невозмутимый и равнодушный, приличествующий случаю вид.
- А могу я спросить, как тебя называть? - выстраиваясь в хвост нашей малочисленной колонны, поинтересовалась осторожно.
- И может быть, раз уж мы идём учиться, ты расскажешь мне что-то о вот этих странных дебрях? - поглядывая по-сторонам и в этот раз взяв курс след в след за незнакомцем, чтоб не угодить куда не следует, спросила я.

+1

31

Фарай шагал медленно, но длинные мощные лапы позволяли каждый шаг делать воистину гигантским. Кот растягивался, словно жгут, и сейчас даже в этом закостенелом бойце ощущалась та самая кошачья грация и плавность, о которой спето немало песен и написано множество стихотворений. Фарай до сего момента казался полной противоположностью этому идеальному образу, а сейчас, будто окрыленный своей гениальной идеей, воспрял духом. Движения стали более ленивыми и вальяжными, словно он смаковал сметану, словно гигантский домашний кот. По правде говоря, сейчас он действительно был в приподнятом настроении, что случалось с уродом весьма нечасто. Разумеется, Апайо, которая знает его меньше часа, вряд ли сможет уловить разительную перемену настроений, но зато мартышки, кучковавшиеся наверху, уже хорошо читали своего незваного пятнистого соседа. Осознав, что зверь чем-то явно чертовски доволен, приматы настороженно переглянулись. Неужели это создание, лишенное любых чувств, способно на какие-то положительные эмоции? До сего момента он казался бездушной машиной для убийства, сейчас же шаблон трещал по швам даже у несчастных обезьян. Пересвистываясь, они по веткам устремились вслед за ягуаром, который на это лишь равнодушно фыркнул. Более глупых, и лишенных инстинкта самосохранения созданий, он отродясь не видел.

- Меня зовут Фарай, но, как я недавно выяснил, каждый из тех, кто меня встречает, дает мне какую-то кличку или прозвище. По разным причинам. Во многом потому, что я нечасто представляюсь, и не все спрашивают. Часто прозвище возникает раньше, чем мне удается озвучить мое имя. А какое дала бы мне ты? - бросив взгляд на серую, что шла позади, произнес ягуар. Он не помнил и десятка своих прозвищ, но точно знал, что несколько штук ему придумали мартышки, еще парочкой он обзавелся от собак на корабле, не скупились на клички и люди, и звери, что встречались на его пути. И изобретательность, как и фантазия, что у местных, что у "своих" была достаточно скудной. Большинство этих прозвищ звучали обидно и могли задеть за живое... кого угодно, но только не Фарая. Ему было интересно, ведь прозвища - это ассоциации, вызванные его образом. Занятно было наблюдать за тем, какой именно образ видели в нем окружающие.

- Я не так уж много знаю об этих джунглях, так как нахожусь здесь не дольше тебя. Изучил некоторые охотничьи угодья, познакомился с соседями, но за местного ни ты, ни я, здесь все равно не сойдем. Порода не та. Местные ягуары меня стороной обходят. Любопытство их жрет изнутри хуже голода, но кишка тонка подойти и поговорить. От обезьян знаю лишь то, что это - южные земли, и, судя по всему, весьма обширные. Мартышки сказали, что джунгли бесконечны, но я им не верю. У всего на этом свете есть конец, - на последней фразе Фарай остановился. Они вышли на другую поляну, окруженную огромным кустарником, через который не было ничего видно. - Здесь. Остановимся здесь. Прежде чем мы начнем, расскажи, что ты уже умеешь.

Прошептав, и присев на землю, Фарай обвил длинным хвостом свои лапы и дернул ухом, прислушиваясь к окружающим звукам. Видимо, рассчитывая протестировать навыки барса на практике. Судя по многочисленным шорохам, там, за кустами, водилась дичь.

+4

32

Милостивый господин данных земель, величественно шествовал передо мной, уверенный, сильный и весьма привлекательный в своём суровом образе, так и притягивал оценивающие осторожные взгляды. Невольно любуясь отточенными движениями, с виду неторопливой грации, задавалась вопросом, так ли выгляжу со стороны, ведь царственность рода кошачьих должна быть в крови? Меня увлекало все и разом, мир вокруг приобрел оттенок не зловещей ловушки, наверное просто пропал страх за свою жизнь, ведь так или иначе, я сейчас находилась под покровительством радушного зверя с которым было не страшно путешествовать и это в корне меняло дело.
Распахнув голубые глаза, я с удивлением заметила, насколько тенист тропический лес, как он необычен в своих хитросплетениях растительности и совершенно непохож ни на что ранее мне известное.
Покрутила головой принюхиваясь, на обострённом радостном подъеме потянула мокрый, словно исходящий влагой воздух, отмечая густой и насыщенный аромат, уловила жесткий, резковатый запах незнакомца, напомнивший мне острый красный перец, который в детстве я имела неосторожность попробовать. Жжется, надолго оставляя терпкий привкус на языке и море красочных воспоминаний и чувство того, что наступил конец света. Картинка прошлого вызвала невольную усмешку и я еле сдержалась, чтоб не рассмеяться, вспоминая как бегала по дому ища спасения от зашкаливающей ярости жгучего овоща, пока отчаявшись, не сунула "воспламененную" морду в кадку с холодной водой.
Голос ягуара вывел меня из своих мыслей, низкий, но плавный и словно бы с хриплыми нотками, ложился на слух не раздражающе, заставляя прислушаться. Выслушав ответ на свой вопрос, я признаться честно, весьма удивилась и еще раз внимательно прошлась взглядом по суровому хищному облику своего провожатого.
- Вот как? - удивление не смогло сдержаться и выскользнуло из груди негромким изумлением.
Клички... Как правило, давать клички - правила плохого тона, не спросив имени прежде, поэтому меня по меньшей мере смутило такое отношение к столь сильному... Для кого-то противнику, кому-то знакомому... И даже у случайного попутчика не грех спросить имя. Не наученная жизнью плохим навыкам, точнее, всё ни как не привыкнув к реалиям суровой действительности, я как-то не думала о том, что всё кругом может быть мрачно, зло и безжизненно.
- Ты... - озадаченно протянула, опять и опять решая, что же мне пришло бы на ум, не представься большой кот собственным именем.
- Тебе очень подходит это имя - Фарай. - осторожно повторила, немного помолчала и добавила неуверенно, - Но, если бы не знать его, то я бы назвала тебя - «Krieger», что означает "воин". - добавила ни капли не сомневаясь в своей оценке. Просто ничего более подходящего из ассоциативного ряда не шло на ум, поскольку я видела перед собой воплощение силы и величия, что не могло не вызывать затаенного восхищения, все восхищаются воинами, разве нет? Особенно молодые и глупые, точнее верящие в добро личности.
Под познавательную информационную беседу, время летело незаметно, поэтому я несколько замялась, чуть не уткнувшись носом  в спину остановившегося Фарая, дохнув в короткую шерсть и отпрянув. Заслушалась, увлеклась рассказом и совершенно не следила за расстоянием, ступая по следам ягуара поспешно и не заметив, как пристроилась за крупным зверем почти след в след. Чуть ли не подпрыгивая и уже совершенно выбросив из головы думки про вальяжность, соразмереность и грациозность, аритмично перебирала лапами, иногда отставала, потом делала большие прыжки, чтоб сократить расстояние, поглядывала на мартышек и веля себя больше по-котяче, чем взрослая особь подвида барсов. Мне всё было интересно, поэтому головой я успевала крутить довольно резво, иногда тыкала когтистой лапой в непонятные штуки по пути следования, но при этом внимательно слушала Фарая, который все так же размеренно шествовала во главе.
— Здесь. Остановимся здесь. Прежде чем мы начнем, расскажи, что ты уже умеешь. - почти выдохнул мне в морду ягуар, развернувшись и присев, я шлепнулась на мохнатую пятую точку следом, поскольку чуть не столкнулась с котом нос к носу и заморгала от неожиданности.
Фарай был крупнее меня и теперь, в непосредственной близости от хищника, я ощутила себя какой-то мелкой и несуразной, поёжилась, но вернулась к вопросу, косясь иногда по-сторонам, но мимолётно, так, что возвращалась к разноцветным глазам, что ожидали ответа и таращилась в них с видом прилежной ученицы.
- Я больше привыкла к горам и снегу. - исправно и более охотно поделилась опытом я.
- Только там я и охотилась в последний год, точнее училась это делать, а прежде, мне довелось участвовать в травле, но это была командная работа и навык грубой физической силы вряд ли приемлем тогда, когда речь идет о самостоятельном выслеживании и убийстве добычи? - задала вопрос, заискивающе поглядывая, словно ожидая подтверждения, правильно ли рассуждаю.
- Я умею маскироваться... - скептически огляделась и добавила, - В горах. - поскольку серовато-белый мех весьма контрастно выглядел на зеленом фоне самых различных оттенков.
- Умею выслеживать добычу и неплохо ориентируюсь, но пять же в горной местности, а тут... - доверительно поглядела на своего будущего учителя, - Тут меня сбивают с толку незнакомые звуки, растения и многочисленные запахи. - дёрнула ухом прислушиваясь к возне за кустами настороженно.
- И боюсь то, что приемлемо на крутых заснеженных вершинах, совсем не пригодно здесь. - подвела итог.

Отредактировано Апайо (2020-03-23 18:44:28)

+1

33

Оказавшись на поляне, Фарай неустанно водил ушами, пытаясь, видимо, одновременно выслушать собеседницу и не упустить возможную дичь. Питон был, конечно, неплох, но это не та добыча, ради которой стоило сильно изгаляться. Они были медленными и достаточно неповоротливыми, чтобы забить такую тушу не требовалось особых навыков или усилий, достаточно было просто думать на пару шагов вперед и остерегаться захвата. Питонов легко было брать измором, в отличие от других видов зверей. Дослушав слова барса до самого конца, Фарай поднялся и потянулся...
- Чтож, я тебя понял. Выжить в джунлях с твоей расцветкой действительно будет тяжело, но и чтобы добраться до гор тебе придется научиться охотиться, иначе ты умрешь от голода по дороге. Учитывая настроение местных жителей, я сильно сомневаюсь, что кто-то из них поделится с тобой пищей. У них тут свой мир, в котором нам не рады, - в который раз разминая спину и лапы произнес ягуар. По правде говоря, ему просто нравились ощущения, когда сила перетекала по мышцам, будто патока, и суставы пощелкивали, принося ни с чем несравнимое блаженство.
- Собственно, и в снегах, и в джунглях, и на открытом пространстве, задача у хищника одна - как можно дольше оставаться незамеченным, чтобы совершить самый главный, смертельный рывок. И ты, в снегах, и я, в лесах, убиваем добычу одинаково, И даже путь мало чем отличается - мы оба сидим в засадах и нападаем в ту секунду, которую считаем лучшей. Меняются лишь декорации, но это влияет на принцип нашего поведения. Ты сможешь забить жертву, ведь клыки и когти у тебя остались еще со старого острова, залог твоего успеха - скрытность, и вот ее придется осваивать практически с нуля. Сейчас здесь нет снега, а ты выделяешься на фоне зелени. Тебе нужно стать менее заметной, чтобы попробовать поймать нечто более интересное, чем глупая змея.
Проследовав к кустам, ягуар лег на землю, прижав к голове уши и смотря вперед через ветки. густой растительности. Она отлично скрывала зверя, и даже Апайо могла безбоязненно наблюдать за тем, как вдалеке, прямо напротив них, паслось небольшое стадо оленей. Они не видели опасности, или же не обращали на нее внимание, что позволяло хищникам особо не спешить.
- Тебе нужно подобраться к ним как можно ближе... Есть идеи, как именно ты будешь это делать? - дернув хвостом, прошептал Фарай, неотрывно смотря на, возможно, будущий обед. Если они все сделают грамотно, то можно будет претендовать не на детеныша, а на крупную самку или даже самца. Впрочем, хорошая награда полагается за хорошую работу, ведь добраться до дичи будет непросто. Впереди яркая и шуршащая от любого движения зелень - минное поле, где каждый шаг может обесценить всякие усилия.

+4

34

- Почему нам не рады? - поинтересовалась я, поглядывая на то, как Фарай разминается, поигрывая буграми мышц под лоснящейся шкурой.
- На нашем прежнем острове, зверь и человек был отзывчив, я не раз слышала истории про тех, кто прибыл с большой земли и каждому старались оказать помощь. Я понимаю, что кругом война за территории, за жизнь, за место под солнцем и всё же... - задумчиво повела ушами, прислушиваясь как и большой кот к шорохам, что несколько сбивали с мыслей.
- Как бы ни случилось, а вот ты сейчас помогаешь мне, так неужели в этих местах что-то устроенно совсем иначе? Другие боги, животные, люди? - наивно удивилась, вправду недоумевая, делая акцент на своих умозаключениях, поскольку незнакомец не в первый раз говорил о враждебно настроенных жителях Дискордии.
Проследила за неспешными движениями хищника и направилась следом, попутно внемля низкому и приглушенному голосу наставника, который разжевывал мне прописные истины, словно маленькой и несмышлёной кошке, впрочем, примерно так я себя и ощущала, поэтому умей хищники краснеть, невольно вспыхнула бы от смущения вызванного очередной порцией неоспоримых фактов. Какого-либо подтверждения собственных доводов с моей стороны Фарай не требовал, мне даже не нужно было кивать или мямлить что-то в стиле "Да. Так и есть. Ты прав.", этому одиночке совершенно определённо было до "лампочки", что я думаю на сей счёт. Сказать и объяснить - его дело, а уж разумею ли я всё сказанное дело моё, личное.
- Мне бы и глупая змея подошла. - тихонечко вздохнув, пластаясь возле кустов на животе, рядом с ягуаром, ответила я, подумывая о том, что готова есть змеиное мясо, лишь бы такая роскошь была в моём распоряжении хоть иногда.
Вперив взгляд через изрезанное ветками пространство, я с хищным любопытством поглядывала на стадо оленей, но ответ учителю дать не могла, поскольку совершенно не предполагала, как можно добраться до лакомой жертвы так, чтоб не выдать своего присутствия.
- Слишком открытое место. - выдала наконец очевидное. - Там много травы и почти нет кустов, а моя расцветка слишком яркая, чтоб мне удалось подобраться незаметно. - добавила слегка грустно и с обидой на такую незадачу.
- Может, можно обойти стадо с другой стороны и спугнуть их в твою сторону? - предположение и вопросительный взгляд.
- Или есть шанс очень медленно ползти в траве, а затем совершить бросок? - но эта идея выглядела в моем исполнении, даже мысленно, столь жалко, что в голосе виделись просто тонны сомнения. Говоря так, я снова искоса поглядела на Фарая, ища в его мимике или словах ответ на свои не очень остроумные и смелые идеи.

+1

35

Фарай, услышав вопрос барса, перевел на нее задумчивый взгляд. Он уже давно не видел столь наивного существа, тем более, в таком возрасте. Те, кто полагаются на чужую доброту и верят в светлое "в каждом" рано или поздно получают нож в спину, ибо большинство незнакомцев похожи на глубокий тихий омут, и кто водится на его дне - загадка порой даже для них самих.
- Кому-то на старом острове действительно оказывали помощь, но сколько прибывших с большой земли пропали бесследно... тебе тоже никто не расскажет. Таких подсчетов не вели ни люди, ни звери. Побеждает сильнейший - это закон джунглей, который един для всех, и работает здесь. Мы - новые претенденты на землю, пищу и воду, которые сдвинут слабых еще ниже, чем они были, и заставят сильных подвинуться. За это нас не любят ни те, ни другие. Понаблюдай за тем, что происходит вокруг Золотой Косы. Не прошло и месяца, а люди уже сожрали всех и все, что физически могли переварить и достать. И это - только начало. Мы расплодимся по этим землям со скоростью крыс, и будем съедать все, что попадается нам на пути. И уничтожать то, что будет представлять для нас опасность. Закон джунглей. Переселенцы обладают силой, их сила в численности. Насколько я могу судить, это побережье не защищено ни одной из местных фракций, здесь каждый - сам за себя. И многие из них уже мертвы. Прямо сейчас охотники с собаками разоряют все земли, до которых физически могут добраться. Я не защищаю их, и не осуждаю, сам не безгрешен. Но, будь это твой дом, как бы к подобному отнеслась ты сама?
Фарай не привык говорить много, и не привык кому-то что-то объяснять, но, так уж повелось, что друзьями он обрасти на Дискордии пока не успел. С этим у ягуара всегда были проблемы... А мысли-то излить кому-то было нужно. В конце концов, он постоянно следил за передвижениями охотников - его потенциальных врагов. И видел, что люди, со скоростью саранчи, уничтожают все то, что жило и дышало до их прихода. Фарай и сам этим активно занимался, просто аппетиты у него были несколько более сдержанными. По правде говоря, ему даже интересно было, к чему все это приведет. Хоть он и был переселенцем, однозначной стороны в противостоянии пока не принял, но негласное предпочтение отдавал "своим" и каждая их победа слегка почесывало его внутреннюю гордыню.
- В этих местах тоже могут найтись те, кто тебе поможет. А могут встретиться те, кто убьет. Просто последних больше. Законы везде свои, и наша задача принять их быт и отказаться от нашего, или навязать им свой. Пока что никто не преуспел ни в первом, ни во втором.
Впрочем, разговоры разговорами, а обед, как говорится, по расписанию. Высмотрев нужного оленя, самого крупного, Фарай плотоядно облизнулся, оценив его как самый лакомый кусочек. Он давно наблюдал за этим стадом и успел пронюхать их слабые и сильные стороны, равно как и узнать о некоторых секретах, которые могут сыграть им на руку.
- Мы совместим. Твоей задачей будет подкрасться к ним и погнать на меня вон того, самого крупного. Вдвоем мы его точно сможем одолеть, нужно только подойти поближе, и для этого... Пользуйся тем, что этот мир тебе дает. - на последних словах кот завалился набок и перевернулся на другую сторону, обмазываясь в грязи и пыли. Мелкие ветки, старая трава, мох и листья, прилипали к его шкуре, отчего золотой мех становился менее ярким, и более подходящим для засады. С более светлой шкурой трюк сработает еще лучше.
- Твоя задача - подкрасться к ним как можно ближе. Ветер дует с севера на юг - более чем подходящие условия, учуять тебя они не смогут. Все, что от тебя потребуется - двигаться тихо и осторожно. Я буду ждать на этом месте.
Озвучив последнюю фразу, кот демонстративно лег на землю, прижимаясь к ней и явно выделяясь еще меньше, чем прежде. Пятна на шкуре отлично ложились под тени деревьев, позволяя ягуару практически слиться с землей. Только яркие глаза, сверкавшие как фонари, все еще выдавали в нем живое существо.

+3

36

Фарай говорил медленно и весомо, не сомневаясь, не приуменьшая и не преувеличивая, доступно, просто и так, как есть, донося до моего сознания самые элементарные и простые истины. Мне же лишь оставалось глядеть на него не мигая и усваивать "не жуя" то, что было так просто и очевидно. Суровая морда, покрытая сетью красноречивых шрамов ярче всяких доказательств свидетельствовала о практичном опыте моего наставника, а я... Я в какие-то моменты отводила взгляд или рассматривала собственные кончики лап, пряча глаза, просто потому, что реальность была сурова и мне очень не хотелось её признавать. В груди у меня копошились странные чувства, сплетаясь в клубок противоречивых сомнений, они взрывали пласты самых разных дум и перемешивали всю эту хаотичную крошку в еще более неуютную кашу подвешенного состояния. Заблуждаться, ведь это так сладко...
- Но, будь это твой дом, как бы к подобному отнеслась ты сама? - и разноцветные глаза посмотрели словно бы пытливо, я лишь потупилась, ведь Фарай был во всем прав, да и как ему можно возразить на это? Да, мы пришлые, да, по закону природы свято место пусто не бывает и что бы нам жить, кто-то должен умереть.
Тяжело вздохнув, я тихо произнесла,
- Так же, как и они. - ну, по крайней мере, я должна была поступить именно так, хотя рациональность моя дала сильный крен очень давно и будь на то моя воля, то я бы с радостью стала питаться солнечным светом, чем убивала кого-то. Парадокс. Нелепость.
И всё же, как ни крути, я с ясностью понимала, что случись выбирать, то конечно я выберу своих - переселенцев, встану на их сторону и буду отвоёвывать место и пищу рядом с ними, лапа к лапе и плечом к плечу. Задумчиво задрав морду вверх, поглядела на голубое небо... Здесь оно было совершенно такое, такое же как там, дома... Дома, которого у нас не осталось.
Уверенность и размеренная речь ягуара действовала успокаивающе и даже бодрила, ведь он не сомневался ни в завтрашнем дне, ни в успехе задуманного нами, точнее им, мероприятия. Сейчас он еще больше напоминал мне некоего воина, у людей таких называли начальниками, а в человеческих книгах - генералами. Мне нравилось слушать людей, особенно разные сказки и сказания из книг, как ни странно там, на нашем старом острове, человеческая речь была понятной, а вот на Дискордии - нет. Только оставшиеся в памяти значения слов... Здесь многое было совсем иначе...
Хищно поблёскивая звериными глазами, Фарай смело поставил "жирную" цель сегодняшних "развлечений", продемонстрировав то, как надо применять с выгодой окружающую обстановку. Смотря на него, я повторила не хитрые манипуляции с грязью и травой, покривив конечно душой, перепачкалась исправно и утратив "чистоту", серым пятном снова улеглась на живот, продолжая слушать план действий. На словах выглядело всё просто и понятно, вот только какое-то левое чувство шептало где-то внутри, что ничего "простого" не случится.
"Увешанная" полученными знаниями, покивав в знак понятливого согласия, припав к земле, я медленно двинулась в обход кустарника. Ступала не слышно, так, чтоб приятный ветер, насыщенный запахами трав и мускуса задувал в морду. Через шагов пятнадцать, в живой изгороди обнаружилась подходящая брешь, в которую я очень изящно и аккуратно вползла, так же на брюхе, бесшумно переставляя мягкие подушечки лап. Не крупные уши на небольшой голове насторожились, ловя каждый шорох, да и сама я старалась больше походить на тень, внимательно глядящую сквозь колышущееся море травы. Словно змея, выверяя каждый шаг, я очень медленно переставляла лапы, пласталась и сливалась с окружающим, подбираясь к стаду не в "лоб", а чуть с правого боку по большой дуге, замирая раз за разом на длительное время после каждого нового шага. Нос затопило миллионом растревоженных рецепторов обоняния, жар хлынул где-то из подсознания и охватил горячим своим "пламенем" внутренности, пуская в кровь адреналин. Голубые глаза засверкали ярче и уже более хищно.
- Как можно ближе. Ещё ближе. Ещё немного... - я старалась максимально приблизится к стаду, чтоб в нужный момент выскочить и спугнув, погнать добычу в условленное место.

0

37

Наивность - губительное чувство, особенно для хищника. В мире травоядных меньше заговоров и интриг, ведь трава и деревья растут повсеместно. В большинстве своем, их не нужно искать несколько суток, она доступна всем в равной степени, отсюда меньше враждебности, меньше погони за пропитанием. Плотоядные - совсем иной лагерь, иной жизненный уклад. Убивай или будешь убит. Победа означала жизнь, поражение - голодную и мучительную смерть. А пищи на южной части Дискордии оставалось все меньше и меньше. В таких случаях принято говорить " ничего личного", ведь действительно, личного ничего не было. Апайо была лишь одной из многих кошек, отличаясь от прочих только повышенной доверчивостью и детской непосредственностью. Никакой злобы к ней ягуар не испытывал, лишь чувство неподдельной и сильной жалости. Чтож, может, происходящее преподаст ей урок... Разумеется, если она при этом останется в живых.

Фарай пристально следил за каждым ее движением, и с позиции Апайо видеть его было уже невозможно - пестрая раскраска отлично прятала его среди тропических зарослей. В конце концов, ягуары рождены королями джунглей, они идеально приспособлены к скрытному образу жизни среди бесконечной зелени и лиан, в отличие от барсов, которым существовать здесь мешает не только серая шуба, но и климат. Звери, привыкшие к зимним пейзажам и горным хребтам, стремительно слабеют в условиях жары и чудовищной влажности. Сейчас ирбис была не более, чем занозой в лапе. Она не знает местности, не умеет охотиться, и чертовски наивна для дикой кошки. То, что произойдет дальше, должно было быть занимательным зрелищем, но ждать его Фарай не собирался. В отличие от других переселенцев, он уже хорошо изучил местную живность, и местные законы, и предпочтет оказаться подальше от этого стада.

Припав к земле, кот бесшумно развернулся и так же бесшумно двинулся назад в лесную чащу. Оказавшись на некотором отдалении от места, где они изначально залегли, Фарай приметил удобное крепкое дерево, и несколько секунд спустя скрылся в кронах тропических исполинов, оставляя Апайо разбираться с проблемами в одиночку. Никаких угрызений совести он при этом не ощущал - убивай или будешь убит, так ведь? Эту фразу можно было перефразировать иначе.
Устраняй конкурентов, или они устранят тебя.

Апайо продолжает игру вместе с Гейм Мастером

--->> Вне игры

+4

38

Стадо оленей, к которому Фарай привел Апайо, действительно не было обычным. Оно было на удивление многочисленным для тропического леса, а среди оленей мирно паслись и другие травоядные звери, которые обычно не ходят группами. Присмотревшись, барс могла заметить чертовски много молодых особей, а в процентном соотношении их было едва ли не больше, чем взрослых. Подобный состав стада был настолько необычен для дикой природы, что это могло на какой-то момент шокировать и вызвать неподдельное изумление, ведь молодняк чаще всего гибнет от зубов хищников, он не способен защищать сородичей или оказать сопротивление врагу, тем самым навлекая беду на взрослых. Поначалу могло показаться, что приближение барса действительно осталось незамеченным... либо же ее присутствию никто особого значения не придавал. Лишь несколько взрослых самок время от времени поднимали головы от земли, но не испытывали никакого напряжения - не водили ушами, не принюхивались, не оглядывались. Видимо, они не привыкли к ощущению жертвы. Может, охотников в этих местах было немного? Отнюдь. Гармонию и покой этому стаду обеспечивал лишь один олень.
Взрослый зверь, наделенный роскошными ветвистыми рогами, обладатель мягкой, но уверенной поступи, он был самым крупным из присутствующих здесь. И хотя настороженным он не выглядел, опасность засек достаточно быстро. Этот лес был набит хищниками под завязку, и вожаку не нужен был ни ветер, ни зрение, чтобы засечь недруга. На его спине и рогах восседали десятки маленьких, разноцветных птичек. Они прилетали, улетали, менялись - лучшие информаторы, которые с высоты своего полета видят больше, чем любой наземный зверь.
Несмотря на то, что оба кота были обнаружены, олень позволил одному из них уйти, а второй приблизиться достаточно близко. На расстояние, где она вполне могла на что-то рассчитывать, при должной удаче и хорошем прыжке. Однако больше медлить было нельзя, и неожиданно пичуги сорвались с рогов и спины копытного, пересаживаясь на ветки, только чтобы увидеть как в следующую секунду олень делает резкий разворот и рывок, становясь в свечку мордой к Апайо. Стоя на задних ногах, чуть опустив голову рогами вперед, олень был воистину огромен и смертоносен. Дернувшись вперед, он опустился на все четыре ноги, и, копнув копытом землю, начал надвигаться на кошку, явно собираясь показать ей, какую ошибку она рискнула совершить. Опасная ситуация, да и бежать барсу было уже некуда - остальные самцы, обступив ее со всех сторон, опустили головы вниз, создавая непреодолимую стену из рогов.

GM-Kai

+3

39

За каждым шорохом травы, за каждым дыханием, что вырывалось из трепетных и чутких ноздрей, за каждым пройденным шагом, я ощущала опасность. Кралась тихо и осторожно, боясь лишний раз дышать и чем ближе к цели, тем нерешительней. Огромное стадо оленей, просто невероятное, оно было похоже на живое море из стати, рогов и копыт. Время от времени, я оборачивалась, кидала взгляд сомнения назад, туда, где остался учитель, вздыхала и приняв на веру слова "избитого" жизнью ягуара, снова двигалась вперёд. Я мало знала жизнь и даже когда она отвешивала мне хлёсткие пощёчины, не теряла веру в светлое будущее, жизнь не могла выбить из меня всю наивную дурь и твёрдую святую веру в то, что ни кто не должен в этом мире оставаться без верной поддержки. А может, просто я боялась остаться одна? Всегда искала в ком-то опору? Может, я старалась не думать об этом, в конце концов, кто знает, что принесёт нам завтрашний день? Хуже смерти - одиночество, хуже врага - сомнение. Не родилось в моей голове даже мысли о том, что Фарай мог поступить со мной как-то бесчестно, ведь, как это жить без веры? Боясь провалить возложенную на меня миссию, я ползла к стаду не размышляя о странностях вовсе не потому, что остров был иной, чем наш прежний дом, а поэтому, что откуда знать было мне, кошке с заснеженных гор, какой может быть этот новый мир?
Инстинктивно, я всё больше жалась к лесной кромке, ловя небольшими ушами голоса леса, но в какой-то момент, настало время изменить траекторию и немного углубиться в овальное "тело" поляны, приближаясь к стаду. Решение далось не легко, инстинкты вопили об опасности, слишком много парнокопытных, смелых и сильных, но ведь и мне нужно было лишь напугать, задать направление, не больше. Что поделать, если цена твоей жизни - чья-то смерть? Каково это, выбирать каждый день кому жить, а кому умереть? Хищник не говорит со своей жертвой, с добычей, какие могут быть разговоры с тем, кого намерен убить?
Замерев на расстоянии крупного броска - выжидаю, лишь мерцают голубоватыми гранями глаза, вбирают жадные воздушные струи хищные ноздри, да мелко дрожат напряженные тугие мышцы, но я медлю, не знаю с кого начать, как посеять панику в этом живом море тел? Лежу застыв, сровнявшись с травой, вижу могучие ноги многочисленных жертв, которые одним ударом копыта вполне могут отправить меня в мир иной, не решаюсь, стыжусь своей слабости, но что-то удерживает меня на месте. Страх, он крепко впивается в моё подсознание, но хуже его - стыд, стыд того, что я не смогу оправдать чужих ожиданий.
Мерно колышется трава, слетают с могучих ветвистых рогов стайка маленьких птиц, я провожаю их взглядом, словно оттягиваю неизбежный момент, пытаюсь сосчитать крохотные пёстрые тельца, что уселись на корявые ветки древнего деревянного исполина. И вот, закрыв на миг дневной свет, на меня надвигается страшная тень. Не сразу осознаю, что присутствие моё раскрыто, а мощные копыта грозят раздробить мой череп. Расширенными от испуга зрачками, лихорадочно меряю расстояние, сгибаюсь пополам, пячусь, не сводя взгляда с разъярённого властелина данных владений. Затравленно озираюсь и вижу, как плотное кольцо острых рогов и копыт окружает меня, сжимаюсь выгибая спину, словно хочу стать меньше, начинаю метаться лихорадочно, выискивая брешь в живой стене из угрожающих тел, но тщетно, выхода нет. Круг сужается, я чувствую острые тычки на своей шкуре от изогнутых рогов, чьи то копыта пытаются на меня наступить, затравленно и приглушенно шиплю, припадая к земле. Впереди меня разъярённый вожак, вокруг - непроходимая стена, что я могу против него? Хищники не говорят со своей жертвой, испытывая желание выпустить кровь, а жертва ставшая "хищником" вряд ли пощадит ту, что решилась посягнуть на её жизнь, это простой и непреложный закон. Пытливо ищу хоть проблеск надежды, но вариантов нет, либо погибнуть от копыт, бросаясь по-низу, либо быть нанизанной на рога, взвиваясь в воздух. Замираю на месте, сдаваясь на милость победителя, склоняюсь и принимаю собственную участь, припав к земле, изогнув спину и завернув под себя хвост, с осознанием и покорным проблеском в звериных глазах жду мощных ударов копыт. Я не боец и никогда им не была, жалкое одомашненное создание, признающее за травоядными право на собственную расплату, ведь каждый раз утоляя голод, уносила чью-то жизнь, настала пора платить по счетам. Что ж, рано или поздно, но и сама я стану кормом для тех, кому несла смерть.
Я смотрела в глаза вожаку, с пониманием и осознанием его силы, природная робость не давала мне заговорить, хотя, может это были остатки моей гордости, не пытаясь умереть в бою, я не унижалась тем, чтоб молить о пощаде. Глупая кошка.

Отредактировано Апайо (2020-06-09 02:30:40)

+2

40

Дождавшись момента, когда кошка перестала метаться и успокоилась, олень резко выдохнул, поднимая с земли облако пыли, что только придавало его образу мощи и устрашения. Он смотрел на Апайо в упор, немигая, и в глазах его не было никакого намека на сострадание или жалость. Фарай, однозначно, не просто так выбрал именно это стадо. И хотя клыков у оленя не наблюдалось, в отличие от братьев, терроризировавших старый остров, копытное все равно было настроено... зверски агрессивно, с каким-то хищническим запалом, противоестественным для пугливого травоядного.
- Какие же вы все жалкие. Вся ваша шайка, опустошающая тропики, словно гигантская саранча. Не по плану все пошло, да, киса? И дружок твой свалил уже давно. Птицы его далеко от этого места нашли. Жалкие вы, отвратительные. И местным жить мешаете, и друг другу. Что теперь будешь делать, когда с тебя сбили всю спесь, м? Хотела же загнать кого-то из наших и кишки пустить, так борись за это право. Вроде кошка... А ведешь себя, как побитая псина.
Неожиданно, олень поднялся на задние ноги, и, подавшись вперед, ударил передними ногами прямо у морды Апайо. Он явно промахнулся умышленно, уж очень плавно прошел удар - атака была обдуманной. В отличие от серебристой кошки, другие хищники знали о несколько необычных свойствах этого стада. Олень, руководивший им, и сейчас провоцировавший хищницу на атаку, был рожден на свет человеком, и не был очередным чудаком под мороком, коих на Дискордии водилось чертовски-много. Он был одним из высшего офицерского состава Древних, и, в свое время, захватил в плен Нессель, Тарлаха, Маури и Зольфа. О его происхождении знали все, кроме переселенцев, за которыми он и следил на протяжении целого месяца, попутно присматривая за будущим поколением своей фракции. Многочисленные травоядные, что нетипично паслись вместе с оленями, также были людьми, что еще привыкали к своему мороку. В основном, это были дети, которые оберегались как величайшее сокровище от любых внешних угроз. Местные хищники обходили стадо стороной, а переселенцы регулярно пытались утащить из стада тушку-другую, за что жестоко платили своей свободой, и даже жизнью. Пока было неясно, какой вердикт в итоге зверь вынесет молодой кошке. Вызвав ее на бой, он получал возможность оценить силу еще одного представителя незваных гостей. Однако ему ничего не стоило перебросить ее на арену к другим пленникам, превратив, в самом худшем случае, в новый коврик для ног.

GM-Kai

0