для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Клятва на крови"
    22 сентября 188 года, 7:00
    Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Радужное озеро


Радужное озеро

Сообщений 81 страница 100 из 117

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/JxIV8WX.png
Радужное озеро - большой пресный водоём, ближайший к береговой линии. Вода здесь чистая, но весной и летом сильно зарастает водорослями, приобретая зеленоватый цвет. Поначалу может показаться, что озеро совсем небольшое, но, на самом деле, оно причудливо вьется между деревьями и скалами, частично уходя под многотонные валуны. Площадь озера - 23 км2, а средняя глубина составляет три метра. Со всех сторон водоём окружают преимущественно тропические леса, с редкими лиственными деревьями. Спуски, по большей части, скользкие, крутые и опасные, но есть несколько удобных троп, оставленных местными животными.

Флора и Фауна


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | ??? (Расстояние Неизвестно)
↓ Юг | Дорога солнца (7 км, +45 минут для животных | +1.2 часа для людей)
← Запад | Лес Вечной Ночи (15 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
→ Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Юго-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Юго-Запад | Золотая коса (5 км, +30 минут для животных | +1 час для людей)
Северо-Восток | Воды озера
Северо-Запад | Тихий ручей (40 км, +2.5 часа для животных | +5 часов для людей)

NPC

+1

81

Костёр мерно и весело потрескивал, облизывая яркими рыжими языками сухие поленья, коптил два плоских камня, что Стрельцов нашел на берегу реки и теперь нагревал их до нужного состояния сковороды. Ожидая мальчишку, Макс поставил на огонь небольшой походный котелок, который походил скорее на жестянку с ручкой, и теперь с шипением урчал, выплёвывая закипающую воду. Открыв вещмешок, Горный достал тряпичный мешочек с сухими травами и кинув природное снадобье, снял подобие котелка с огня, чтоб душистое варево остывало.
Привалившись спиной к широкоствольному дереву, Макс прикрыл глаза, дожидаясь Эла и даже не заметил, как мозг непроизвольно отключился, погружая мужчину в бессознательное состояние. Сколько минут прошло, Стрельцов не знал, может пять, может десять, но из благостного забвения вывело предупреждающее урчание Марса, не агрессивное, но значимое. Резко пробудившись от короткого, спасительного сна, к слову, Горный сразу почувствовал себя гораздо лучше, охотник всё еще туго соображая, обернулся в ту сторону, куда с напряжением поглядывал овчар, непроизвольно взяв в руки ружье снятое с предохранителя. Ломая кусты, из зарослей вынырнул довольно крупный и лохматый зверь в котором Горный не сразу распознал гильдийского пса - Монолита, так называли этот весьма внушительный экземпляр. Знаком с кобелём Макс не был, да видел, да слышал, но всё как-то на расстоянии, поскольку в Гильдию раньше хаживал либо с другими псами, либо вообще брал Крика и даже на Дискордии сработаться не довелось.
- Тебе чего, морда? - отставляя ружье в сторону, после приветственного низкого порыкивания Мони, просто поинтересовался Стрельцов, тут же отдавая Марсу команду "Фу, Марс, свои". Про алабая охотник знал достаточно отзывов, чтоб считать того надёжной боевой единицей и не испытывать на счёт этого грязного и непонятно где и как потаскавшегося кобеля, хоть долю сомнений.
Поглядев по сторонам, всё же собаки редко гуляли сами по себе, за исключением того, когда добывали себе еду, да и такое бывало, ведь с провизией всё обстояло весьма плохо, а потому, зачастую четверолапые помощники вынужденны были не просто людям помогать, но и частично обеспечивать себя провизией, спросил,
- Ты Моня один пришел или как? - это скорее просто были мысли в слух, ведь не рассчитывал же взаправду Стрельцов ответ получить.
- Судя по его счастливой и грязной морде, он - один. - за спиной раздался усталый, но несколько оживлённый голос Элбра, который тащил шесть крупных рыбин, связанных одним прутом, которые через отверстия глазниц были насажены на тот самый прут для удобства.
- На вот, думаю этого хватит. - Армстрог положил перед Стрельцовым уже почищенную рыбу и устало уселся рядом, прислонившись так же спиной к дереву.
- Не слышал, как ты подкрался. - добродушно произнес мужчина, похлопав юнца по плечу подымаясь и тут же принялся запекать две рыбины на камнях, а еще две запекать в черных, источающих жар углях. Аромат стоял такой, что слюни непроизвольно заполняли рот.
На собак Горный не обращал внимания какое-то время, вроде не лаются и то хорошо, видимо уже давно выяснили кто там в каком собачьем ранге и теперь каждый был занят своим делом.
Обед поспел минут через двадцать, пора было уже будить закимарившего мальчишку, есть и выдвигаться дальше в дорогу, они и так задерживались по расчётам Стрельцова на добрый час.
- Эл, просыпайся. - охотник тихонько потряс своего юного товарища за плечо.
- Обед готов, а времени у нас мало совсем. - и пока Армстронг растирал лицо, сгоняя сон, разделал две сырые рыбины на довольно крупные куски, благо рыба оказалась не костлявая и затем, позвал собак.
- Марс, ко мне. Монолит и ты иди сюда, морда. - коротко скомандовал и разложив еду по разные кучки, тут же на землю, выбрав местечко почище, было не до стерильности и прочей чепухи, положил собакам сверху еще и по большому сухарю. "Чужих" собак в гильдии не бывало и даже не смотря на то, что охотник не ходил в походы именно с этим кобелём, но кормить четверолапых помощников был так же обязан.
- Ешьте. Можно. - после чего, отерев ладони о старую тряпицу и сам принялся за трапезу. Рыба оказалась хоть и речная, но вкусная, да довольно жирная, поэтому съев полторы рыбины с сухарями, запив всё это дело уже подостывшим травяным чаем, мужчина почувствовал не только смак от вкуса, но и блаженную сытость. Кинув остатки рыбы овчару, Горный со вздохом поднялся, принялся собирать наспех раскинутую стоянку, тушить прогоревшие угли и в довершение всего пошел к озеру, чтоб хорошенько отмыть руки и заодно омыть лицо, сбрасывая наваливающуюся после еды дрёму.
- Моня, если с нами идёшь, то помыться тебе не помешало бы, товарищ. - скептически произнес Стрельцов и споро зашагал к берегу реки, к этому времени Эл тоже был уже готов и всё еще одолеваемый сонливостью, поплёлся следом.
По расчётам Горного, они сразу от берега и продолжат свой путь, вернувшись на прерванный недавно след.

-------->> Рокот земли (туда, если что)["Переход проставлен однако в преть просьба ставить его как подобает. Он должен работать" - Ад ]

Отредактировано Максим Стрельцов (2020-05-08 21:44:40)

+2

82

Хм. Марс. Знакомый пес, но не лично или же очень близко. Они в общем-то и не охотились вместе да ни разу времени толком не проводили вдвоем, чтобы хорошо знать друг друга. Так, разве что понаслышке.
Интереса четверолапый особого не вызывал так как Монолит несмотря на странности души и мышления все же являлся псом ориентированным на человека, хотелось того или нет. Поэтому подходить и общаться с Марсом алабай не стал, а вот взглядом прилип к людям и, порой, к костру на котором происходили какие-то страсти.
Подняв свой зад Монолит шумно отряхнулся, а затем немного приблизился оставаясь на расстоянии, но при том внимательно наблюдая за костром.
- Думал кошку жарите, обрадовался, пришел на огонек, а тут ничего. Разочаровываете - проворчал Монолит словно ему могли ответить. Он всегда отвечал людям и общался с ними несмотря на отсутствие возможности говорить на равных. С другой стороны хорошо, что люди его не понимали ведь речи животного не отравлены этикетом и манерами, а рубят правду матку прямо в лоб - грубо и безапелляционно.
В очередной раз прислушавшись и обернувшись на заросли пес вновь сел, а затем вовсе лег на живот подгибая одну переднюю лапу. В компании с людьми все же и правда приятно порой находиться. Если тут нет женщин конечно же. Чертовы отродья как только мужики с ними водятся? Всегда оставалось для Монолита загадкой, что люди уживаются со своими женами и не жрут друг друга сырыми после такого.
Звучно зевнув черно-белый вздохнул продолжая рассматривать костер. Он не боялся огня в таком количестве, но при пожарах в его душу иногда вселялся ужас и совладать с собой было трудным, пусть и возможным заданием.
- Да не ищи, я сам пришел. Больно оно мне надо, чтоб их... - фыркнул пес когда приметил действия человека. Он и правда был один. Сам себе начальник, сам себе господин. Пожрать бы только не мешало.
- Конечно один. Вас порой пока дождешься, сдохнешь и протухнешь - нахмурил морду зверь в очередной раз вздыхая точно взывая к совести или демонстрируя какой он утомившийся, несчастный да голодный никому не нужный самец.
"Это я то счастливый?" - покосился в сторону говорившего пес, а после ухмыльнулся. О да, он ведь думал о том, что кошки все имели право передохнуть, а по сему и правда его морда расслабилась в каком-то внутреннем удовольствии и монашеском умиротворении. О да, мир без кошек...Такой мир был бы почти идеален. Тц, но списочек на вымирание у Монолита был бы большой если так то уж. Иногда Творец слишком уж редко проводит естественный отбор.
Лежать долго пес не стал принимая сидячее положение с прищуром втягивая носом воздух. Он иногда уточнял обстановку вокруг, что передавали запахи, но постепенно переключался на запах пищи. О да, как вкусно пахнет. Нельзя назвать Моню любителем рыбы, но сейчас все сгодиться и кажется очень вкусным. Вообще все, что у людей в тарелках почему-то вкуснее, чем в твоей миске. Облизнувшись и потеряв на земле пару капель слюны алабай вновь вздохнул, уже погромче.
"Ну, ты, заметишь вообще, что я тут умираю и страдаю?" - мысленно обратился к шеф-повару пес делая свой вид несчастным и измученным, чтобы ему захотели дать кусочек, а может и не один.
- Ты бы не обхаживал этого засранца так - обратился к Максиму пес посмотрев на "аппендикс" группы. Плевать, что это черно-белый только подключился. Оказавшись в этой своре, назовем так, самец неизбежно нашел лишнего - Эла. Он был молод, был старый знакомый, был воришка и они с Брегом его видели помоложе и ни раз.
- Ты слышишь? Забудь его где-то случайно или в лесу потеряй, так лучше будет - закончив свои нравоучения и обмен мнениями пес поднялся так как увидел, что часть рыбы, кажется, дадут им с Марсом. И правда, жрачка! Перейдя на трусцу Монолит быстро добрался до ближайшей кучки опуская морду и смотря на еду, ожидая заветной команды.
"Да не тяни ты!" - раздражался зверь от чего на спине, между лопатками и по задней стороне шеи шерсть немного приподнялась точно в агрессии. Услышав короткий приказ Монолит принялся обнюхивать еду. Черт, рыба... Сухарю пес оказался рад ведь ему нравилось есть все, что хрустит, а по сему этот кусочек исчез первым. Дальше рыба пошла которая исчезала в пасти очень быстро и, казалось, не жевалась в принципе. Закончив с едой черно-белый обнюхал землю под носом и лапами, осмотревшись не осталось ли чего, а затем уже облизнувшись развернулся к людям. Они доели? Еще нет. Еще и бурду какую-то пьют.
Сев неподалеку пес развлекал себя тем, что смотрел двуногим в рот когда те ели и вздыхал в процессе словно не наелся или его вовсе забыли покормить. Ой, вы только посмотрите! Рыбу жру-у-у-ут. Сейчас конкурс устроим кто пасть шире разевает. А ты, Эл, не подавись там, а то помрешь и бросим тебя здесь. Да и вообще не много ли ты жрешь для своего возраста и любви к работе? Хе-хе. Интересно, если вот этого пассажира на Брега заменить и оставить с Элом так же у озера, они как, подерутся? Уф, скучал иногда по мужику Монолит. Не то, чтобы скучал, но поохотиться вместе хотелось бы. И на старый остров, назад. К привычному...
Тряхнув головой и вырвав себя из ненужных мыслей зверь увидел как люди засобирались. Ладно, сходит с ними и если что так же уйдет в одиночку. Все же мучить своим обществом долго, если ты не нужен, Монолит не собирался. И свои дела могли найтись так как он ведь кобелина занятой!
- ... - нахмурившись на комментарий о помывке пес пробурчал что-то из серии "только после тебя", а затем побежал за людьми, но, держась на расстоянии от воды. Мало ли, что им там в голову стрельнет ведь люди они такие, с тараканами в голове как сами про себя говорят.

-------------------- Рокот земли

Отредактировано Монолит (2020-05-11 12:53:11)

+5

83

Речь Фортуны напоминала голос Разума, только чужого, а не собственного, но для мула, похоже, и это сгодилось. Умение слушать - одна из важных частей. Хэттер не скрывала тихого, скромного восхищения, которое больше напоминало радость. Выражение морды закрытого собеседника менялось на глазах двух неоступных коллег: стена сменилась туманом, густым и непроницаемым, в котором можно было прочесть шум, напоминающий непрерывное шуршание листьев на ветру. Этими листьями были мысли. Волчица чувствовала их колебания, но не нарушала странной тишины в незнакомце. Тот слушал, теперь уже точно, и его глаза теперь смотрели не только с раздражением, а вниманием. К облегчению путешественницы, он пошёл на контакт.
Хэттер подумала: "Слава богу". Хотя, в её мыслях не было никакого бога, но привычка говорить именно так по-особому въелась и сейчас вызвала улыбку, которую не прочесть на морде. У них всё получилось! Волчица не чувствовала себя лишней: она тоже сказала своё, так что к моменту завершения недолгого, но трудного разговора у неё не возникло желания добавить что-то к словам двух собеседников. Все справились по-своему. Только белая задумалась на секунду о словах мула. Тот был по-своему прав: недоверие - один из рычагов к выживанию. Дикарка отнеслась к его отношению с пониманием, забыв о стереотипах. Хотя, внутри вспыхивали угольки ответного презрения, а еще ей хотелось прям закатить глаза демонстративно. Теперь она смотрела на всё это с усмешкой. Столько мелочей, незначительных, могли испортить долгожданное перемирие.
- Сколько же комплексов в нас всех, только подумать. А вопрос главный звучал всегда одинаково, всегда страшно: "честь или мудрость?" - кончик губ, скрытый от парнокопытных, приподнялся, обозначая нежную улыбку, в такт ней веки закрылись, плавно, как опустившееся крыло на сверкающую гладь воды.
Хэтт никогда не была пленницей чужого мнения и могла его принять, даже если оно претило всем ожиданиям и задевало её гордость. Она умела проходить мимо штыков, которые вылезали, чтобы ранить её душу. Только знал бы мул, какой у волчицы был иммунитет, то так бы не старался. Только возмущение возникло в тишине, там же оно и исчезло. Редкие распри являлись борьбой умов, зачастую они были глупостями.
- Я могу подкопать - вызвалась волчица, подходя ближе к колышку.
Она проверила лапами землю. Местами, почва была мягкой.
- Но нужно будет избавиться от веревки. Отцепить её как-то или закинуть так, чтобы она не мешалась. Неровен час, если придётся бежать, то кончик может запросто зацепиться за что-нибудь - позаботилась о безопасности мула она.
Хоть это и вылетело, как констатация факта, но Хэтт не желала умалчивать сейчас ни о чем, тем более о предупреждении.
Волчица начала работать лапами, изредка просовывая нос в темную, взрыхленную, влажно-жёсткую почву. С каждым разом, она совершала всё более резкие движения. Она не забывала вертеться, чтобы сделать подкоп с разных сторон. Параллельно, уши контролировали обстановку вокруг, а вздыбленная холка точно подергивалась, когда случайная птица возилась над ними или нарушала процесс работы своим внезапным криком.
- Никто не должен быть оставлен в одиночестве. Кто знает, что с такими случается.

Хэттер вспомнила легенду о молодой, яркой душе, которая ступила в темный лес. Густые, неизвестные ей деревья не зазывали во мглу, не желали делиться своими тайнами.
Путник-светлячок сам отважился вступить на порог неизвестного ему мира. Он долго плутал в тени, задыхался от серости, падал в тумане. Под ногами не было ни одной тропки, на пути никто не вставал. Это было величайшее испытание на способность слышать не только собственный страх, а мир вокруг себя. Способность видеть звезды в каплях плачущих, суровых стволов, глазки скромных жителей леса, который охранял их от чужих.
- Он стал своим.
Легенда оказалась сказкой, она кончилась хорошо. А судьба не имела конца, четко определенного.
- И нам предстоит сделать тоже самое. Всем нам. Всем. Всем, кто прибыл сюда.

+4

84

Недолгий прилив сил, сменился так же быстро упадком, который Эл почувствовал тогда, когда был занят уже разделыванием и чисткой шестой довольно крупной рыбины, однако, не смотря на все трудности сложившегося положения, юный герой весьма споро доделал выпавшую на его долю грязную работёнку, еще раз тщательно вымыл руки и складной нож, после чего направился к костру, где его верно уже заждался Максим.
- Вот. - Армстронг гордо протянул связку на пруте, передавая эстафету старшему товарищу, после чего бросил взгляд по сторонам, подмечая прибавление в виде дородной морды алабая и хмыкнул про себя. Монолит, именно так звали плотного костистого кобеля, не был в ведомстве тех псов, которыми занимался белокурый проныра, а потому, привязанности к этому клыкастому слюнявому "танку" не испытывал. Много было у Армстронга четверолапых подопечных, знал он своё ремесло смотрителя на псарне и знал вполне не плохо, любил этих животных, но давненько не питал того дикого детского восторга от каждой пары глаз вот таких молчаливых друзей рода человеческого, а потому, юнец не зациклился на нежданном госте и закрыв глаза, тут же уснул.
Из блаженного забытья вырвал голос Стрельцова, который не сильно тряс крепкое, но еще по-подростковому костлявое плечо юнца до тех пор, пока тот не распахнул свои синие глаза и не посмотрел осознанно в лицо товарища.
- Да, проснулся, я, проснулся. - буркнул Армстронг, разлепляя веки и почти чертыхаясь, отгоняя сладкую и такую желанную поволоку дрёмы.
- Будь они не ладны, аборигены эти хреновы. - зло растирая лицо и мотая головой, чтоб уж точно сбросить оковы сна, почти рычал этот юный герой.
- Обед готов. - примирительно произнес Макс и широко улыбнулся, это подействовало на Эла умиротворяюще и он подсел к костру, скрестив ноги по-турецки, принял обжигающую руки рыбину, на каком-то широком листе местного дерева и начал жадно уплетать сочное мясо. С насыщением приходило и спокойствие. Как и Горный, мальчишка наелся всего лишь умяв в один присест полторы рыбины, а остатки, то есть еще половину, для порядку кинул Монолиту, поскольку Марс уже облизывался, уплетая подачку с Максовой трапезы.
Зачерпнув ароматный травяной чай подобием черпака, который Горный умудрился вырезать тут же из дерева, пока дожидался мальчишку, Эл с жадностью сделал несколько бодрящих глотков, после чего споро засобирался, закидав остатки костра землёй. Вот в целом вся и не долга. Отряд снова был готов идти вперёд.
- Этот мордастый с нами пойдёт? - спросил юнец кивнув в сторону Монолита, пока снова спускались к озеру, чтоб помыть руки и натереть одежду хвойными иглами, пытаясь перебить лёгкий, но имеющий место быть запах костра. Макс коротко кивнул, расценив поведение чёрно-белого, как готовность идти с небольшим отрядом, на что Армстронг лишь пожал плечами, дескать "да пожалуйста" и покончив со всеми приготовлениями, отправился всё в том же порядке по тропе, единственное что изменилось, так это то, что теперь шествие замыкал крупный алабай, а не Эл.
------- >> Рокот земли 
это карма хД у меня пост отправился раньше времени, куда-то ткнул, пока печатал пост, а в редакции проставить локацию я не смог. Ад, прости, это выше моих сил.

Отредактировано Элбр Армстронг (2020-05-15 19:01:22)

+1

85

Мастеринг для Саммер и Бирна

Стивен слушает Бирна, не перебивая - только изредка кивает, словно примеривается к его словам, думает, как уложить в голове побольше, донести до остальных побыстрее. Отмечает важные вехи, отделяет зерна от плевел, выщелкивает мелкие мошки случайных шуток.
Стивен привык встречать врага во всеоружии – и сейчас он вооружается знанием, как патронами или огнестрелом.
Выражение лица Уинсли серьезное – даже когда Бирн начинает рассказывать нечто больше похожее на сказки и байки.
Стивен не верит сказкам, но верит Бирну – слишком уж связно и плавно тот говорит.
Стивен не верит байкам, хоть и слышит их отовсюду.
В кабаках охотники рассказывали байки о своей удали, дома – о верности, на Золотой косе – о том, что рано или поздно жизнь наладится, и всех переселенцев однажды настигнет по праву выстраданное ими счастье.
Всегда хочется верить в лучший исход. Присыпать песчаной крупкой слезы и кровь; сделать вид, что все идет своим чередом.
Никто из переселенцев не готов пока признать, что эта земля убивает их чем чаще, тем изобретательней.
Никто из переселенцев не хочет тратить свою жизнь понапрасну.
Стивен не любит напрасных трат – ни жизней, ни пуль, ни времени. Но если сведения, полученные от Бирна, однажды помогут уберечься от бед – значит, Уинсли не зря потратился на этот разговор.
Стивен не представляет, сколько еще людей променяло свою кожу на шкуру, но отныне знает, что на Дискордии подобные обращения - что-то из области обыденного.
Охотник пока не торопится гоняться за оборотнями, проверяя их на принадлежность к роду человеческому – ему все еще недостает ориентиров для верной оценки. На Дискордии морские волны слизали четкую грань, отделявшую человека от зверя. И пока люди заново прочертят эти привычные для себя грани, с плеч слетит не одна невинная голова.
Уинсли не хочет полнить отсчет убийств, помноженный на неосведомленность, а поэтому вновь обращается в слух и память.
Хейс говорит о способах, об исцелении, о рыжей волчице. Стивен отмечает, что и сам бы не прочь с ней перемолвиться, из любопытства и из выгоды – выходит, она знает о тайнах Дискордии куда больше медведя.
Хейс говорит об опасности, словно не сознавая, что опасность - она повсюду. Уходя поутру на охоту, ты можешь оставить в шалаше мирно дремлющих жену и дочь, а после доставать из-под вороха песка и ткани их тела, скатанные в кровавый ком орудиями местных. Можешь ринуться спасать раненого товарища – а потом на твой остывающий след будет пялиться мертвая голова этого же товарища, насаженная на кол. Можешь зайти в еще не разведанные дебри вдалеке от лагеря, пытаясь надежно укрыться - и затеряться в них без надежды на возвращение.
- Не знаю, что выбрал бы сам, будь я на твоем месте. Риска хватает и в одном и в другом случае. Вблизи лагеря можно легко натолкнуться на гильдийцев, это правда, но и информации о дальних территориях у нас по-прежнему мало - есть шанс напороться на что-нибудь похлеще наших бравых парней. Я знаю пару уже разведанных мест, куда наших повторно занесет уж очень навряд ли - потому что ловить там особенно нечего, это глухие точки. За бродячих местных, сам понимаешь, не ручаюсь, однако даже такое укрытие все-таки лучше, чем совсем никакого, не находишь?
Куда бы они ни направили свои стопы - риск не перестанет дышать им в затылок. Просто потому что под ногами, над головой и вокруг - Дискордия. Сплошная Дискордия. Полнейшая.
Однако шансы на выживание у этого дуэта сейчас выше, чем у прочих переселенцев - ведь Уинсли, взявшись помогать, вряд ли решится бросить их на произвол судьбы. Своих не бросают, не так ли?
Хейс – свой в доску, а поэтому переселенцам он нужен живым. Значит, и Стивену, привыкшему жить не собой, но интересами многих, он таковым нужен тоже. И из этой нужды и ради исцеления Бирна он готов плутать по дебрям, гоняться за лекарством, слушать птиц, мириться с волчицей и даже, черт возьми, плясать с бубном под луной.
Уинсли - охотник. И одно из его призваний - защищать. В том числе защищать товарища от химер его собственного рассудка...
...защищать даже от его питомицы, позволившей себе внезапный жестокий выпад.
Стивен вскидывает пистолет привычным, отработанным до автоматизма движением - реакция, опережающая связную мысль. Залог выживания. Глаза охотника больше не смеются, губы сжаты в напряженную линию.
Уинсли верит Хейсу, человеку в облике зверя, но пока не готов до конца поверить зверю рядом с этим человеком.
Зверь – он и есть зверь. У зверя иная система смысловых координат, испокон веку лежавшая за пределами Города и человеческого понимания.
Город стерт с лица земли, но не из памяти, и принципы его все еще живы в сердцах бывших горожан.
Стивен не привык стрелять прежде, чем основательно разберется, с чем имеет дело - однажды это уже уберегло шкуры его собеседников. Охотник оценивает со стороны: медведь не порывается перебить волчице хребет, не пытается убежать.
Значит, реальной угрозы бурый не отмечает, или ему и вовсе не впервой.
Значит, для этих двоих подобное - норма.
Однако это поведение может доставить им всем немало трудностей...
Уинсли в очередной раз опускает пистолет.
Шахси понимает намерения соратника без слов – как и всегда. Пугающая эффективность - сорваться с места в два счета, поддеть мордой виновницу переполоха, наддать весом, пытаясь оттолкнуть ее в сторону. Разнять свару.
Дать ее участникам понять – их встреча была чистым листом, вот только теперь на листе этом с каждой секундой все меньше просветов.
Убедить раз и навсегда - все, что их не убивает, пока не нашло для этого достаточно веского повода.
- А мы вот как раз и следим. Чтобы все оставались в целости и сохранности. Все, – Шахси говорит размеренно и холодно. Укрывает готовое вспыхнуть пламя ледяным покровом. Обнажает истину – отныне всех их дела становятся общими - и прячет клыки, просящиеся наружу, - Мы теперь в одной лодке. Не стоит ее раскачивать. И поджигать тоже не стоит, - Рыжая не внушает ему ни капли доверия, и, кажется, намеренно делает все и сразу, дабы усугубить свое и без того плачевное положение…

Уинсли нет смысла даже подходить вплотную – он и без того видит кровь и масштабы последствий. Плохо, очень плохо. Запах крови привлечет хищников.
- Вот уж точно - нужно найти пропитание прежде, чем вы тут съедите друг друга. И еще промыть раны. Придется двигать отсюда как можно быстрее, пока на запах крови не стянулась вся окрестная живность. И, Бирн... я не могу сказать это твоей питомице напрямую, а потому говорю тебе и… вам обоим – давайте-ка постараемся впредь обходиться без резких движений, хорошо? Все мы немного на взводе.

[GM-Tao]

Отредактировано Game Master (2020-05-17 22:35:10)

+4

86

Внешне благородное и исполненное стати животное, которым теперь был Белек, внутри насквозь исходило пытливым сарказмом и удивлением. Сохраняя гордую невозмутимость на бархатной морде, мысленно мальчишка воздевал глаза к небу, пытаясь анализировать как собственную речь, так и ответные реплики, выходило не очень. Всё больше казалось, что слепой говорит глухому о том, что видел немого, говорящего на пяти языках... Но, как бы парадоксально это всё не смотрелось, человек, волк и мул смогли понять друг друга и даже договориться. Просто у них у всех не было выбора, каждый из них был нужен другому по ряду личных причин и обязывающей к этому ситуации.
- Долго ли, коротко ли... - ехидно поддел Белек текущий склад вещей, видя как медленно, но верно налаживаются новые необычные связи. Всё же, стоя сейчас и прядая время от времени ушами, мальчишка был уже не так уверен в том, что обращение из своей личности во что-то иное - умная затея. Человеком он познал многое, многое освоил, а вот лошадью? Лошадью приходилось все начинать с ноля, а если исходить из идеи масштабных затей, то это вряд ли можно было считать преимуществом, а если учесть разумность всех живых существ, ситуация складывалась совершенно скверная. Еще приходили в голову многочисленные вопросы о том, а что дальше? Каким образом, среди бесчисленных территорий Дискордии найти нужные и верные источники, помощь или на худой конец Ноэля. Утешало бесспорно одно - звери оказались разумными и это давало не мало пищи к пристальному размышлению, к переосмыслению...
Почему она не обратилась к семье Кая? Ведь это был бы самый простой и действенный способ... А вот не смогла, испугалась чего-то...
- Сам дурак. - заявил Белек себе самой и фыркнул.
- Фирменный ду-рак. - и тяжелым камнем ёкнул где-то внутри гулкий удар сердца. Прикрываясь чувством долга, Бел пытался убедить себя в том, что ни капли не волнуется о судьбе того, кто был ещё недавно ВСЕМ, а был ли или до сих пор есть и остаётся?
- Сам придумал, сам и разгребай. - добавив еще и крепкое словцо для связки слов, выругался про себя мальчишка, ощущая всё больший дискомфорт от того, что не в своей шкуре и эта игра ролей трещит внутри ощутимым моральным диссонансом. Хотя, чтоб куда-то идти и что-то делать, всегда надо знать больше, чем просто достаточно, поэтому сожалеть было вовсе не в стиле Бел, он точно знал, что это мероприятие затеяно не зря.
Одна Хеттер чего стоила. Белая волчица не просто проявляла чудеса складного мышления, она говорила настолько хитро и философски, что невольно вызывала у Фортуны удивление, всё же сложно взять и тут же принять очевидность, как неоспоримый факт.
- Ушастый. - чуть было не выпалил по привычке Бел, но заикнувшись, проговорил иное, всё же нужно было вести себя иначе, чем обычно. - Рыжий, да ты у нас подозрительный сатирик, оказывается. - всё еще не войдя в роль другой маски, произнесла кобыла.
- Тебе бы только в разведке служить или врага пытать вопросами. - впрочем миролюбиво пошутила Фортуна и добавила примирительно.
- Тебе ли не знать, что в переселенческом лагере есть волки, что живут с людьми, один Шахси со Стивеном чего стоят, так чего так удивляться? - сейчас Единица говорила об одном из лидеров переселенцев, спутником которого был именно хищник, прославленный и верный. Вот такой нонсенс.
- У тебя просто хорошего человека не было. - парировала в ответ, тряхнув гривой.
- А вот если бы был, ты бы без лишней романтики отправился и в ад и в рай с этим двуногим. - и тут Белек вспомнил Карраша и мысленно перекрестился, поскольку жеребец сейчас ни много ни мало, скорее всего сходил с ума и давал жару Урантару, хотя, дядька и так наверное не меньше самого вороного волновался и чуял Белек, попадёт ему по прибытии в лагерь, ох попадёт. Главное чтоб эти двое, самых близких и любимых ей людей и не людей, не подняли в лагере шум, хотя, стоило надеяться на железные нервы Седого и тот факт, что записку о своём отсутствии она так же оставила.
- Мне жаль, что твоя жизнь сложилась не лучим образом, наверное поэтому ты такой вредный. - констатировала по факту Единица, поглядывая на то, как Рыжий по-тихому проверяет свою привязь. Потом вздохнула. Снова это мерзкое чувство вины, вины перед мулом за то, что он то, как раз, себе такой жизни не выбирал.
- Ты знаешь Кая Фридлева? - и кобыла посмотрела внимательно в карие глаза оппонента.
- Нет. - почти констатировала факт.
- Если ты не знаком с Каем или хотя бы со Стивеном, а что-то мне подсказывает, что это так, тогда скажу тебе, товарищ ушастый, - тут Бел не удержался, - Ты не знаешь людей. - на миг Фортуна приумолкла, словно вспомнила чего.
- Если всё получится, ты обязательно познакомишься с ним поближе и если и этот человек окажется не достаточно хорошим, я соглашусь с тобой в том, что я ничер... Ничего в жизни не понимаю. - более цензурно закончила вороная.
- Осталось совсем немного, узнать как его найти, где его найти и как его достать непонятно откуда. Всё просто. - про себя, весьма не громко, но саркастично проговорила, поскольку это был пока что самый важный вопрос на повестке дня.
- Можно подумать у тебя вообще есть друзья. - парировала на едкое высказывание о женской дружбе между делом и даже насмешливо всхрапнула, не стоило показывать свою слабость. Единица не собиралась отвечать на все вопросы Рыжего, ведь сохранить инкогнито так же входило в планы мальца. Вот поможет Каю и будет считать, что они квиты, на том она порешила поставить личную точку, однако думать о том, что сердце не на месте было вовсе не время и не место.
- Не боишься прожить жизнь просто вот так?.. - вопрос прозвучал задумчиво с пониманием того, что ведь это вправду наверное тяжело, быть разумным созданием и изо дня в день работать просто за еду, без общения, любви, поддержки... Рабство.
- Я могла бы тебе помочь... Частично... Если захочешь. - поглядывая на Рыжего говорила вороная, пока волчица вовсю работала лапами, поскольку Белек понимал, что в данной ситуации острые зубы и лапы - преимущество. Однако, протопав копытами по податливой почве берега, нагнулась к колышку и схватив зубами крепкую верёвку возле него, упираясь на передние крепкие ноги, потянула колышек вверх. Логика была проста, подкопанная деревяшка должна была выйти из довольно мягкого чернозёма в разы быстрее, к тому же, белая волчица не обладала железной тяговой силой, именно поэтому Фортуна взяла это на себя.
- Верёвку бы перегрызть. - согласилась, поддерживая Белоснежную и прислушиваясь к её философским очередным размышлениям вслух, добавила,
- Время покажет, кто из нас кто и думаю, ни кто не останется один, если он того заслуживает. - в тон Хэттер произнес Белек и отчего-то, эта мысль его зацепила за живое.
- Не останется один. - повторила лошадь и подумала про пленника, которого нужно было как-то отыскать.

Отредактировано Амрита Арабэль-Камри (2020-05-24 13:18:56)

+1

87

Итак! Волчица решила подкопать колышек, а мул щедро отошел немного в сторону открывая самке возможность для земельных работ и хотя бы намек на гарантию того, что пленник поверил и не попытается пнуть своими тяжелыми копытами свою спасительницу. Конечно Рыжий находился в напряжении, что без утайки свидетельствовали уши и подергивающаяся шкура на боках, перебирание ногами, всхрапывание, но при том зверь держал себя в узде и не пытался атаковать. Главное совладать с собой. Тихо. Хорошо иметь зрение данное именно травоядным - обзор не плохой, но слепые зоны, увы, тоже есть. Не думать о плохом, не думать о плохом!
Жаль, что Стервятник не умел читать чьи-либо мысли. Он бы обязательно внес едкие поправки, более точные как ему казалось: разговор слепого с глухим связь между которыми пытается наладить немой. Вот так картина складывалась бы правдоподобней.
- ... - на сатирика мул промолчал, но не менее подозрительно чем обычно прищурил глаза смотря на Фортуну. Ох, знал бы он, что на связи с человеком. Ух, что бы было, интересно?
- Это комплимент или наезд? - нахмурился мерин прижимая уши сделав тем самым интонацию таковой словно не понял слов собеседника и готов был обидится. Сам же он скорее опять переходил в наступление. Не на долго мира хватало в связи с тем, что Фортуна словно пыталась постучаться в его голову и душу.
- В любом случае могу с тебя начать, потренируюсь - прижал уши к голове да раздул ноздри Стерва. Пытать вопросами? Вот с тебя и начнем, умница-разумница. Ух, черт, Монолит, зарядил агрессией к женщинам словно одним упоминанием своего имени. Впрочем, мулу вообще было не комфортно с волками и лошадями, а тут оба явились и общаются с ним. А-а-а-А-а-а-А!!!
- И что? - повернул морду в сторону собеседницы рыжий временно перестав вести наблюдение за волчицей, что в отличии от болтливой парочки старалась и работала лапами, а еще, кажется, носом - Мне теперь пищать от радости? Почему бы им тогда не пожениться для полноты картины! - выдохнул воздух трудяга, а затем тряхнул головой сгоняя с шеи назойливых кровососов. Да плевать ему с кем там эти люди возятся!
- Пока удобно - живут, а потом получится прекрасный коврик из волчьей шкуры. Может быть шапка... - резко сменив спокойную морду на хмурую мул коротко бросил - Хотя скорее стельки.
- Хороший человек - мертвый человек. Он и не ударит, и не наворотит дел. - кажется у стервы была стойкая точка зрения которую менять никто не собирался. Хороший человек это какой? Тот, что за облаками может быть? Кто-то говорил ему, что после смерти лошадей там ждет сахар и зеленая трава, но Стервятник в такие вещи не особенно верил.
- Не смеши меня - идти за человеком? Куда-куда? Пф! Кажется, что эта кобылка пытается все же вызвать мула на драку. Чертовы лошади, одни проблемы от них. Черт, совсем забыл! В пылу спора мул забыл о Хэттер. Нет, все еще копается, не пытается напасть. Ну, почти "спасибо" за это. Позволяешь увидеть себя не самой дурной натурой.
- Жаль, хех. "Жалко" находится у пчелки знаешь где? Полагаю, что догадываешься - в мохнатой попке! В очередной раз фыркнув му  опустил голову смотря в сторону волчицы и колышка. Как там у нее идут дела?
"Вредный... Тоже мне" - вовсе не вредный он. Он... Обычный? В любом случае он это он и все. Вот так вот. Фырк. Может быть Стервятник не займет первое место среди гениев-животных, но что-то в его котелке все же плескалось.
- Даже знать не хочу. И можно подумать я искал этих "друзей" - в тон отозвался Стерва. Да что она там о себе возомнила о себе? - Хватит морали читать - наконец сообщил очередную порцию своих мыслей Рыжик. Вернее как там его люди нынче звали? Али Бабаев!
- Как "вот так"? - фыркнул Стервятник, а после издал какое-то громкое и скрипучее ржание, рассмеявшись и вновь замолкая. Он огляделся, спрашивая в пустоту: - Меня кто-то спрашивал? Меня здесь кто-то спрашивал? Я не вижу леса рук. - переводя взгляд на Фортуну зверь прижал уши, констатируя:
- И тебя тоже. Когда твои ноги станут больны, спина провиснет, а ты будешь есть больше, чем работать то пойдешь на колбасу, шкуру или корм собакам, на клей. Откуда такая святая уверенность в то, что люди такие добрые? Они не трогают тебя до тех пор пока ты им интересен. - рыжий и правда был людской раб. Причем не просто с рождения, а с зачатия. За лошадей и прочий скот, а порой и за собак, люди сами решали от кого и когда производить потомство. Волки в этом плане часто свободнее обитателей скотных дворов.
- Вот все то, что ты мне сейчас тут вещаешь расскажи ка курам, уткам, свиньям, коровам, старым собакам, ослам - мул кивнул в сторону где предположительно находились люди там, за зарослями.
- Ты часто видишь в своей жизни петухов которые умирают от старости? А свиней? Я уверен, что у кур срок жизни подлиннее будет, чем два-три года которые люди им щедро отмерили. Что до меня... Обычно люди к собакам лучше относятся. Собака для них хотя бы друг человека и все такое, а вот остальные... История умалчивает кто им друг и они кому. - вновь тряхнув головой Стерва развернулся на сколько позволяла привязь. Он рассердился и не хотел видеть лошадей ближайшие минуты.
Наконец Хэттер удалось раскопать часть кола, а Фортуна начала тянуть. Пора присоединиться и освободить себя от человеческих издевательств в виде этого проклятья на привязи.
Улучшив момент когда кобыла так же старалась мул рванул на себя поднимаясь в процессе на задние ноги и... Благодаря общим усилиям вырвал кол от чего всей своей тушей, сверкнув белым пузом да ногами грохнулся на спину. К счастью тут была земля, остатки травы и полное отсутствие камней, а по сему обошлось без травм. Спешно перевернувшись на бок и поднявшись ушастый взбрыкнул задними ногами так как ему на секунду показалось, что белая все же кинулась на него, но, кажется нет. Развернувшись от места своего падения рыжий сразу же перешел на рысь и скрылся за кустами точно убегая куда глаза глядят.
"Агрх... Чтоб вы все сдохли" - через пару метров Стерва остановился, а затем развернувшись побрел назад со временем выходя из кустов к странной парочке.
- Занесло слегка - низко отозвался Стерва. Он вернулся.

Отредактировано Стервятник (2020-05-24 13:34:54)

+6

88

Мастеринг для Хэттер, Амриты и Стервятника

Слухи о попавших в западню переселенцах уже успели облететь всю Дискордию, как и информация о заложниках, которые находились у Древних. Ни одна сторона этого, в общем-то, не скрывала. Наоборот, гордилась тем, что смогла упрятать за решетку иноземных захватчиков. Волки, люди... Не имеет значения. И тех и других считали практически паразитами, и было еще неясно, кто хвалился своими достижениями больше - Древние или Цитадель, соревнуясь в количестве пойманных, и в строгости их содержания. Альянс был единственным, кто еще не продемонстрировал себя, но Тельши прекрасно знал, что их время еще придет, и когда самая крупная фракция примет решение вступить в конфликт, он должен быть рядом, чтобы предотвратить катастрофу. Находясь неподалеку от озера, он чертовски сильно рисковал. Его появления ждал Маури и другие волки, заточенные на арене, но мужчина вынужден был ненадолго отступить. Древние были не единственной проблемой переселенцев - Цитадель шоркалась поблизости, и если с аборигенами еще можно было попытаться выйти на диалог, то с Цитаделью у Тельши разговор был коротким. Небольшой развед-отряд, численностью всего в пять человек, оседал пеплом на листьях гигантских папоротников. Спектральные кристаллы позволили им преодолеть большое расстояние, но скрыться от бессмертного гильдийца не получилось. И даже костей от них не осталось - только пыль, которую следующий порыв ветра развеет по архипелагу.
- Жестоко ты, - проворчал крупный, черный, лохматый пес, наблюдая за тем, как его напарник избавляется от угроз, которые так или иначе могли коснуться переселенцев. Тельши на это хмыкнул, и слегка затянул повязку, закрывающую глаза.
- Жестоким было наше изгнание. Око за око, - голос мужчины звучал твердо и беспрекословно. На старом острове ему было не с кем враждовать, но он понимал, что рано или поздно достигнет той точки сил, которая позволит ему вернуться домой и посмотреть в глаза некогда родному племени. В отличие от прочих, он знал о существовании Дискордии, ибо рожден был на этих землях много веков назад. И был готов к возвращению, хоть и знал, что не сможет сдержать злости и оставаться равнодушным к этому месту. Кивнув в ту сторону, где находилась Арена, артефактолог бесшумно развернулся и, собирался было отправиться на выручку к тем, кто застрял на арене, но был остановлен своим четвероногим напарником. Тот тоже был бессмертен, и артефакты, которые носил, обладали воистину невероятной силой.
- В южной части, метров семьсот от нас, говорят о Фридлейве, - навострил уши пёс, держа нос по ветру. Собственно, этот артефакт был одним из первых, которые сумел разработать Тельши. Будучи слепым, он нуждался в глазах и ушах, но так и не смог придумать амулет, который вернул бы ему возможность видеть. Гораздо проще было наделить усиливающим артефактом верного друга, что мужчина и сделал. Именно этот артефакт позволял ему долгое время избегать незваных людей и зверей, давая возможность слышать все, что происходило в радиусе километра. И хотя сейчас Тельши был вполне самостоятельным, и его незрячесть компенсировали сразу несколько артефактов, пёс все равно слышал и видел лучше.

Фридлейв, Фридлейв... Определенно, эту фамилию артефактолог уже слышал. Мартен первым делом ввел его в курс произошедших событий и доложил об охотниках, похищенных из пещеры. Тельши хорошо знал кладбище кораблей - когда-то именно там его отец проливал кровь в битве за Кокстад, и именно оттуда начался их путь на другой остров. В том, кто именно похитил гильдийцев, артефактолог не сомневался, да и проверить успел. Ловушка такого уровня сможет удержать обычных охотников, но не того, кто умеет ходить сквозь стены. Цитадель была в своем репертуаре, и за такие шуточки заслуживала наказания. Фридлейв, как и несколько других мальчишек, стали невольной жертвой обстоятельств, и их нужно было вытаскивать. Однако раз уж поблизости находился кто-то из его знакомых, стоило попробовать подключить их к этому вопросу... В конце концов, Тельши буквально сходил с ума, пытаясь спасти жизни как можно большему количеству переселенцев, и сейчас в нем нуждались те, кто был на арене. Разорваться надвое он не мог, такого артефакта придумать еще не получилось...

У него ушло несколько минут, на то, чтобы, метнувшись, преодолеть расстояние, разделявшее троицу переселенцев с двумя самыми могущественными изобретателями старого острова. Для волка, мули и лошади, появление собаки и человека должно было стать полной неожиданностью, ведь определить свое местоположение Тельши не позволял никому и ничему. Тем более, трем абсолютно безоружным... животным?
- Не обессудьте, мы имели наглость вас подслушать, и разговор этот нас чертовски заинтересовал... - начал артефактолог, и голос его звучал совершенно спокойно, будто такое неожиданное появление, практически из воздуха, было в порядке вещей.
- Я слышал об участи мальчишки, про которого вы говорите. Фридлейв, кажется? Помню этого паренька еще на старом острове. Хороший, говоришь, парнишка? - подводя издалека, продолжил мужчина. А в это время верный пёс, стоявший рядом, принюхался посильнее, впитывая запах каждого из зверей, и с точностью определяя в них переселенцев. Никто из местных не имел такого запаха. И пока зверь изучал их, прибегая к помощи многочисленных ментальных артефактов, Тельши готовился вслушиваться в ответы. Он прожил уже намного больше, чем любой человек, а отсутствие зрения обостряло все остальные чувства. Если возникнет хоть капля сомнений в честности и искренности их слов... быть беде. Этих ребят мужчина прежде не встречал, и пока еще не был уверен, что эта компания сможет ему помочь, но раз уж они считали Фридлейва хорошим, и льстили ему, сравнивая со Стивеном, попытаться стоило. В конце концов, если что-то пойдет не так, всегда можно накинуть на них парочку артефактов и превратить в новые сапоги.

Gm-Kai

+5

89

Сказки, образы, метафоры - спасители путали растерянное, энергичное сознание, которое кидалось от одной теории к другой. Хэттер никогда не любила рациональность, она привыкла говорить чувствами, касаться через слова душой, не боясь обжечься, а сейчас чеканила факты, обращалась к запылившимся весам, которые сейчас оказались востребованы и блестели, когда она смотрела на них. Она клала на одну чашу свои эмоции и душевные колебания, на другую взгромождала с трудом жёсткость, которая проснулась именно здесь, на острове. В частности, она вздрагивала, когда не слышала себя.

Образ мула навевал сочувствие, которое быстро улетучилось, стоило тому упрямиться и хамить. Часть разговора, Хэттер пропустила в междумирье: она следила за повествованием, и нет. Она стояла, провожая взглядом образы, детали, отворачивалась на какое-то время и снова смотрела. Её взгляд то опускался, то вновь скользил по новым знакомым с сочувствием и нескрываемой искренностью, что живым огоньком горела в пронзительных, холодных глазах. Она смотрела с мягким пониманием, которое виделось им снисхождением. Она смиренно слушала и принимала всё происходящее. Только чувства елозили, скакали с места на место. Это были два титана, несокрушимых и настырных, причем, убежденности в собственной правоте у них хватало. Волчице было бы интересно послушать их дебаты до конца, но она понимала, что им нужно двигаться дальше, а не терять время за бесполезными спорами.

Когда Фортуна заговорила о неком Кае, Хэтт на мгновение навострила уши. Это новое слово-знак заинтересовало её, но лишь на миг, и когда речь снова пошла про плюсы и минусы, то маленький порыв осел внутри. Она нервно и быстро облизнулась. Мул тоже не молчал, всё также язвил и даже чуточку шутил. "И вы ни капельки не устали?", со вздохом подумала белая, оглядывая их тем взглядом, как смотрел волчонок на маманьку и папаньку, которые задержались в разговоре с тёткой и позабыли о семейной прогулке на троих. "Вот и решай, что лучше: дать выговориться, выплеснуть всё и понаблюдать, что из этого выйдет, или же...", когда с колом было покончено, волчица отошла. И вовремя: мул вдруг поднялся на дыбы. Душа Хэтт припала к земле вместе с телом, которое еще ускользнуло в сторону от его выброшенных копыт. Она испугалась одновременно с ним. Она обернулась, проверяя тыл. Но никого позади не было. Белая теперь не понимала, что случилось? Мула будто оса укусила в зад. Он хорошо стукнул задними копытами по земле, давая понять, чтобы за ним никто не шёл, и поспешно скрылся в кустах.

Хэттер как-то обреченно, но понимающе посмотрела на Фортуну. А что они могли сделать? Только освободить его, наладить контакт или понадеяться на чуточку сходства. Единомышленники не валялись на острове и не бежали навстречу. Она пробормотала неуверенно:
- Жаль, что он так...
Хотя, она совсем не это хотела сказать. Всё так быстро произошло, что она толком не поняла своих чувств к этим двоим. Но упрекать сейчас кого-то из них - глупо. Хэттер уважала чужие убеждения, если они были подкреплены весомыми доказательствами. Но она сейчас не желала ни себе, ни другим разборок. Она подумала о слабой доброте, которая бы искала понимания в этом мире. Ей сделалось сразу же мерзко и стыдно: это выглядело нелепо. Почему-то образ возник именно такой: слепой волчонок с отказанными задними лапками. И страшно, и безысходно сталось на душе. Хэттер отвела взгляд, который преисполнился тоски и разочарования. Она на секунду подумала, что любезничала бы с этим хамоватым, но имеющим право на отстаивание себя, мулом, лишь бы тот не наделал глупостей. И, откликаясь на её безмолвные переживания, ушастый драчун вновь показался.
- Фуу-у-ух - тихо выдохнула она.
А потом:
- Нет, ну дал...
Она хмыкнула и улыбнулась. Будто мул и не уходил никуда, а неудачно скатился со склона и, наверняка, довольный собой вышел к ним. "Что ж, рада, что в тех кустах не было ничего", подумала она. И тут же неодобрение принялось дергать за ниточки: "Почему для трепки нервов выбирают именно такие моменты, где другим выгодно волноваться? Или это - лишнее доказательство того, что у некоторых, особо чувствительных особ заместо мозгов - сплошные костры, которые то загораются, то гаснут?", Хэтт не решалась показать того, что была рада его возвращению. Она вдруг сдержалась и подарила мулу безмолвный кивок. Она улыбнулась, он заметил это. Она поприветствовала его, но молча, и это тоже не укрылось от круглых, незащищенных глаз.

Однако, волчица поспешила с выводами. Стоило мулу пройти несколько шагов к ним, как, откуда ни возьмись, на поляне вместе с ними оказались человек и пёс. Хэттер дрогнула: она хотела отойти назад, чтобы кобыла загораживала её, но так и застыла на месте. Инстинкты призывали её к немедленным действиям: перед ней стояли враги, которые... подслушали? Волчица перекрутила этот момент в голове. "Но люди не понимают нас", выдвинула она аргумент, и мысли замолчали. Или? "Нет, это же невозможно!". Она прижала уши, подчиняясь растерянности. Она была совершенно обескуражена происходящим.

Двое пока не нападали, но Хэттер чуть подогнула лапы в напряжении. Фортуне и мулу нечего бояться - человек бы их не прикончил, тем более, охотник. А вот волчице стоило побеспокоиться за свою жизнь. Пока вопрос был адресован Фортуне: ни белая, ни мул не имели радости быть знакомым с неким Каем, судьба которого интересовала двуногого незнакомца. Только слова мужчины звучали с явным подтекстом: тот что-то знал, и это напрягало. Хэттер с трудом спрятала подозрительный взгляд, проскочивший на миг. Можно ли было им верить? Слово было за Фортуной.

+3

90

Говорят чужая кровь пьянит? Нет, она заволакивает разум багровой пеленой, душит сознание, стекает солоноватым и железным привкусом по острию клыков в раскалённую рычанием глотку, застит глаза жаждой рвать и метать. Тебя оглушает биение собственного сердца, клокочущее жаркое дыхание, стиснутые до скрежета зубы-клинки...
Уязвлённая гордость, она была хуже ненависти, хуже плети, она распаляла изнутри всё моё чрево себялюбия до белого каления, молола словно в жерновах страх и даже увесистый толчок в бок со стороны Шахси не смог заставить меня разжать свою хватку. Я видела сквозь пелену и его быструю тень, ощутила тяжесть тела, что врезалось мне в бок, превосходя размерами и массой, превосходя силой, но не мотивацией и желанием "Наказать. Отомстить!".
Бирн догадался скорее остальных и сдался на милость "победителя", хотя то, что я устроила, назвать кроме как потасовкой вряд ли было возможно.
Всё еще рыча, я нехотя выпустила прокушенное бурое ухо из страстных объятий собственной окровавленной пасти, непроизвольно смахивая липкие капли крови розовым языком с узкой морды. Дыша часто, резко выдыхала потоки через горячий нос, всё еще хищно прожигая дыры на буром юмористе.
В воздухе висела напряженная тишина неловкого момента. Краем сознания я отмечала и видела, как Стивен целился в меня, а потом опустил свое смертельное оружие, чувствовала тяжёлый взгляд невозмутимого Шахси и странный, очень непонятный - Бирна. Не обиженный, не гневный, не растерянный... Я не могла объяснить этот скрытый подтекст и не выдержав, разорвала зрительный контакт.
Голос Шахси прозвучал холодно и размеренно, нарушая гробовое молчание, поскольку от недавней какофонии "битвы", даже птицы приумолкли и таращились чёрными бусинками любопытных глаз в нашу сторону.
- Если ты не готов доверить жизнь тому, кого пускаешь в лодку, то... Просто оставь его на берегу, не бери в опасное плаванье. - не добро чуть улыбнулась я и хищно сузились изумруды глаз.
- Мало ли, какая тварь толкнёт тебя в спину во время шторма? - это был почти вызов, в голосе затаилась змея еле уловимого вибрирующего рычания, которая поддельным елеем сочилась через уста. Почти медово, почти нежно, почти обволакивающе.
Слишком оголённые нервы пробил очередной импульс раздражения, который плетью хлестнул по сердцу, выбивая горячую дрожь. Недоверие, оно всегда оскорбляло, унижало, давило на плечи и пригибало к земле. Недоверие...
- Ты думаешь я забыла, что ты теперь лично будешь заниматься моей персоной? А меня ты спросил, хочу ли я такой великой чести, оказанной мне? Хочу ли я доверять свою спину такому, как ты? - я всё еще кипела изнутри, как паровой котёл, пытаясь внешне унять дрожь раздирающих эмоций. Вдоль хребта непроизвольно прошла волна из ощетинившихся жестких волос и спала, усилием воли я всё же спрятала этот непроизвольный наплыв скрытой агрессии.
- Вправду считаешь, что я никуда не денусь? Или на цепь посадишь? Может привяжешь к себе, Шахси? - кажется я не просто качала лодку, но уже повязывала себе якорь на шею, маха лапкой всем присутствующим, готовясь прыгать на дно.
- Ты мне не доверяешь, так зачем я вам в вашей компании? Не кажется, что среди нас четверых, кто-то кажется лишний? Как не верит мне твой человек и ... - я не смотрела в сторону Бирна, но зло выдохнула.
- А на черта вы мне вообще сдались? - мысли вслух были не лучшим выбором моей жизни, но накипь горького разочарования просила срочного выхода наружу.
- Забирайте вашего медведя, к Варгиной матери и уходите, я то вам зачем? Спасти они хотят. Меня. Тоже. - последнее было сказано с такой иронией и сарказмом, что аж захотелось заплакать, да только волки этого не умели.
В голове кружилось и звенело, хотелось уткнуться мордой в горячий бок матери и просто заскулить от бессилия и непонимания того, что со мной происходит.
- Боги, что я творю? Что я делаю? - но голова уже шла калейдоскопом диких горок парка развлечений.
Стивен был как всегда разумен и последователен, жизнь в городе и месяц в теле человека дали свои плоды и я частично разобрала смысл сказанного им. Двигаться с места не хотелось, я вообще была никому не рада, в стиле "Ни кому ни здрасти", и просто грезила тем, чтоб уйти куда-то подальше, затеряться и исчезнуть, да только не смотря на все мои очень ясные намёки, меня вряд ли просто так отпустят.
- Давайте я просто уже уйду, а? - не унималась я зная, что если Шахси даст мне этот шанс, то человек не выстрелит. Нет, ну а что, зачем я им? В конце-концов, я ведь не игрушка Бирна, не его зверь, они ведь не могут меня держать силой?
- Могут. - выдал из недр сознания разум, другой вопрос "Зачем?".
- Сэм, ну не надо. - тихо произнес где-то над ухом подошедший Бирн, я чувствовала, что он рядом и дышит мне в затылок. Подняла на него свой взгляд. Чуть обернулась. Замерла. Покусанный нос, прокушенная бровь и ухо, кровь стекающая по жесткой бурой шкуре и карие такие знакомые глаза. Весь пыл тут же прошел, его смыло волной горечи и чувства близкого к раскаянию. Резко отвернувшись, я уставилась себе под лапы с видом чёрной грозовой, но молчаливой тучи. Помолчала о своём не долго.
- Пойдёмте уже. - передёрнув плечом выдала я смотря в сторону озера и даже отбежала на пару шагов, хоть так пытаясь отгородиться от всех тех, кто сейчас был лишним в моей жизни и голове.

Отредактировано Саммер (2020-05-27 02:40:49)

+2

91

Не смотря на весь трагизм ситуации, не смотря на то, что у каждого из тройки собравшихся явно были свои весьма "острые" проблемы, настроение Бел прогрессивно улучшалось, не в духе авантюриста было унывать, гораздо интереснее было искать плюсы, пусть даже в самых нелепых хитросплетениях судьбы. Хотя бы пытаться их искать, если таковые не находились.
- Рыжий, а ты не пробовал смотреть на мир легче? Ну там, радоваться солнышку, травке, а не просто считать себя куском мяса? - не удержался от шпильки Бел, выслушивая негодующие речи мула, который видимо хоть и был чаще всего одинок, но не стал от этого непроходимым занудой и замкнутым нелюдем.
Натягивая плотные волокна верёвки, Единица искоса смешливо поглядывала на недовольного и хмурого Рыжика, отмечала про себя то, что у животных весьма выразительная мимика и один взгляд карих глаз копытного, порой рассказывал ей больше, чем тысяча слов, неприятных слов, надо сказать.
Хеттер же напротив, была очень выразительно-молчалива в своей потаённой задумчивости, в каждом взгляде светилась мысль философских суждений, некой нотки отстранённых дум. Она казалась воздушной, неуловимой, словно облако недосягаемой и в то же время материальной. Странными были все эти подсознательные образы, они бередили в душе Белека противоречивые эмоции и в который раз, ощутимо разрезали его внутреннюю целостность на два берега противоречий.
- Надо же, как занимательно. - думал про себя мальчишка, хотя не сказать что это открытие его поразило, ведь он ужа давно считал своего коня Карраша если не человеком, то демоном в звериной шкуре и назвать жеребца глупым, даже до этого личностного открытия, язык бы не повернулся.
Пока Фортуна усердно тянула триклятую верёвку, успела несколько раз воздеть очи в небо и состряпать морду явно выражающую килотонны сарказма. Рыжий нравился ей всё больше, но уже не за вредность, а за чёрный юмор, исходя из которого, каждая одомашенная тварь являлась либо ковриком, либо куском мяса, что несколько смешило кобылу, но она воздержалась от дальнейших дебатов и замечаний, занятая делом.
Общими усилиями была одержана первая совместная победа над маленьким противником в виде плотного колышка, что пленил свободу мула. Едва повеяло духом свободы, как Рыжий взбрыкнул и скрылся с треском в поросле плотных кустов.
Непроизвольно отшатнувшись в сторону от буйно ломанувшегося капытного, Фортуна сейчас стояла всхрапывая и прислушиваясь, но в голове лошади не роились полчища гневных или осуждающих мыслей, в конце концов, на месте этого самого Рыжика, она может, поступила бы точно так же, и к тому же, не сказать что общество двух "милых" дам, ему понравилось, поэтому Единица лишь всхранула, да тряхнула роскошной гривой приготовившись идти дальше.
- Вы, - Фортуна поглядела на волчицу сверху вниз и чуть наклонила голову, обдавая белоснежную горячим дыханием из широких ноздрей, - лесные звери всегда свободны, у вас больше прав, чем у тех, кто живёт бок о бок с человеком, наверное, вам неведом режим рабского ошейника и поводка. - говорила кобыла это с ноткой сожаления, но так уж повелось, не каждому животному под покровительством, если это можно было так назвать, везло стать товарищем, любимцем или другом, чаще всего, животные были больше рабами потребностей людей и их режима.
- Хотя... Каждый из нас, раб и заложник обстоятельств и устоев того или иного общества... Всё в мире подчинено законам и порядку. - философски прокомментировала Единица, резко оборачиваясь на шум. К немалому удивлению, мул вернулся с видом гордым и независимым, как герой, что собирался спасти несчастную принцессу, которую пытался сожрать дракон.
Белек лишь хмыкнул на такой эффектный выход в свет.
- Рада тебя видеть, дружище. - почти ехидно, пофыркивая всхрапнула вороная, игриво ударив копытом землю, отчего мелкие комочки рассыпались в сторону и хотела добавить что-то еще, когда из неоткуда, прямо перед мордами ошарашенной троицы появился человек с чёрным псом.
Белек замер, каждая клеточка нового тела напряглась, а в голове лихорадочно понеслись самые разнообразные мысли и догадки, которые пока что, не находили ни одного логичного отклика в лошадиной голове с человеческим разумом.
- Чертовщина. - подумал мальчишка, разглядывая мужчину с завязанными глазами платком, спокойно стоящего перед явно нервничающими и не знающими чего ожидать от этой двоицы, животными.
— Не обессудьте, мы имели наглость вас подслушать, и разговор этот нас чертовски заинтересовал... - голос неизвестного был таким же уверенным и спокойным, без видимой агрессии, как и сам облик, что вселяло надежду на то, что этот "волшебник" из страны "из неоткуда" не станет рубить головы неким "призрачным" мечом, а почему бы и нет? троице едва мало-мальски знакомых копытных и клыкастых животин.
- Люди не понимают зверей, значит ли это, что перед нами морок? - такое предположение несколько успокоило напрягшегося Белека, всё же встретить человека сейчас было бы крайне плохим совпадением, что рушило бы все планы, однако, на заднем фоне размышлений, мелькала еще одна догадка, за которую сам Белек ухватиться не успел.
— Я слышал об участи мальчишки, про которого вы говорите. Фридлейв, кажется? Помню этого паренька еще на старом острове. Хороший, говоришь, парнишка? - сказанные всё тем же голосом слова, вмиг выхватили  Фортуну из лихорадочных объятий умозаключений и вороная напряглась еще больше, быстро покосилась по сторонам, отметила реакцию Хеттер, той явно было не по себе и сделав шаг вперёд, чуть наискось, чтоб загородить собой хоть немного волчицу, всё же Белек чувствовал некую толику ответственности за новоявленную и доверившуюся ему хищницу, вскинув голову и чуть сузив тёмные лошадиные глаза, внимательнее поглядел на эту двоицу.
- Слышал про Кая... Знал, на старом острове... - Фортуна ответила не сразу, но поразмыслив, медленно кивнула, всё еще не сводя цепкого взгляда с неизвестных.
- Человек с завязанными глазами и пёс... Странная парочка и вроде я что-то такое слышал про... Неужели? - в тёмных глазах отразилась толика удивления, а взгляд еще более острый, забегал от фигуры мужчины к его попутчику - псу, увешанному какими-то артефактами.
- Тельши? В самом деле он? Артефактолог прежнего острова. - такие предположения многое бы объяснили, но не смотря на крепнущую уверенность что перед ним "свои", Бел решил быть весьма осторожен, всё же, Дискордия настолько умела ошарашить различными "подвыпердами" , что стоило оставаться на чеку.
- И вам доброго. - разбавляя молчание, произнесла Единица, ведь по-сути, Фридлейва знала лишь она и значит, спрос будет с неё же
- Да. Кай отличный человек. Я знала его. - словно по тонкой грани льда, осторожно произнесла Фортуна, чувствуя, как напряжение так и не отпустило, а напротив, сковало всё тело неким ожиданием.
- Мне бы тоже хотелось знать, с кем имею честь и отчего наш разговор вам показался занимательным? - тоном учтивым, в рамках приличия, поинтересовалась в свою очередь. Догадки-догадками, но если она права, лишним подтверждение из уст в уста не будет. Эта встреча могла сулить Белеку или большую, почти невероятную удачу или... Или огромные проблемы.

+1

92

Я лежал прикрыв глаза пытаясь отогнать концентрацию боли в покусанных местах. В голове разливалась волна муторного раздражения, некоей звериной агрессии, которую, впрочем, было не трудно контролировать. В воздухе повис тонкий аромат солоноватой крови, которая стекала по шерсти и застила багровой пеленой правый глаз, но я стойчески терпел. Забавно было наблюдать, словно со стороны, как могучее тело напрягается, как по спине пробегают волна за волной вздыбленные шерстяные валы, а из горла вырывается приглушенный недовольный полурык. Всё же ощущать себя зверем - необычно, вот например, беснующаяся и изголяющаяся сейчас над моим несчастным ухом волчица, пахла словно бы предгрозовым ветром и порохом, такая необычная, терпкая связь ароматов, а будучи человеком, бъюсь об заклад, я различил бы лишь запах шерстяной псины.
- Сэм, Сэм, как много у нас пережито и как хрупка в итоге связь? Человек и волк... Волчица и охотник. Ирония судьбы... В прошлом, далёком прошлом, где люди далеки от природы, это звучало бы насмешкой. - кожаный нос набрал побольше воздуха, а затем, я шумно выдохнул горячий пар, но остался недвижим.
Медленно но верно, яростные рывки несчастного уха утихли, вскоре исчезло и злое, негодующее рычание рыжей волчицы, по совместительству моей лесной подруги, но я всё так же изображал дерево, непоколебимое и монументальное.
- Сработало. - довольно подумал сам себе, еще не успев сильно удивиться тому, как все же похожи все эти женские сущности и не важно, звериные они или людские.
- Какова она была бы в мороке... Женском? - отчего-то приспичило поразмышлять о земном, наверное это здравый рассудок давал о себе знать, иного объяснения происходящим в моей голове перестроениям я не мог найти.
Саммер уняв свою ярость, отошла таки от моей тушки, сменив вектор озлобленности с моей персоны на Шахси; открыв глаза, я лишь тяжело вздохнул, сочувствуя волку, всё же Сэм временами была просто невыносима и являла собой не самую привлекательную спутницу.
Грузно встав на все четыре лапы, я-медведь потряс тяжеловесной башкой, разбрызгивая алые рубиновые брызги по сторонам, дабы вернуть зрение сразу двум глазам, но горячая струйка из прокушенной брови всё равно не давала глядеть на этот мир в оба глаза. Небольшое пространство недавней баталии красовалось выдранными кусками моей шубы, глубокими бороздами от тупых мощных когтей и переломанным кустарником, красочно, ничего не скажешь.
- Живописно. - усмехнулся я криво, поглядев на Стивена.
Смирившись с оказией в виде невидящего глаза из-за багровой кровавой пелены, чуть наклонив голову вниз, спешно направился к своей рыжей подруге, которая пыталась словесно испепелить Шахси. Смотря на волка, я сделал, насколько это вообще было возможно, очень умоляющую морду-лица, дескать "Ну прости дружище, что с бабы взять?" и примирительно окликнул Сэм, чувствуя всем нутром, что данную стервозную истеричность хищник терпеть долго не станет. Непроизвольно, я вновь навис над хрупкой, такой мелкой по сравнению со мной фигуркой, всем своим видом выражая полную защиту данного самовоспламеняющегося "объекта", прям таки выражая своё к ней доверие и расположение.
- Если не я, то кто же о ней позаботится, такой глупенькой? - недавняя свара подействовала на меня, как ушат воды, всё же стало немного неловко перед рыжей за свои шутки, хотя видят боги, не думал я цеплять за живое, но раз уж вышло, что теперь поделать?
Когда мои глаза, точнее один глаз, столкнулись с горящими зелёными углями знакомых очей, то на краткий миг я буквально восторжествовал, поскольку мне показалось, что в глазах рыжей бестии мелькнуло раскаяние, после чего она замолчала и присмирела. Конечно озвучивать то, как она теперь будет у меня вымаливать прощения я не стал, всё же пусть ценит моё великодушие и страдает раскаянием за содеянное. Да, да, удержаться от небольшой мести, которая созрела за секунды, не смог, однако, приятнее было считать месть лишь последствием, что упраздняло совесть.
- Мы уже всё выяснили, больше заминок не будет. - спокойно произнес я, давая Стивену понять, что мы готовы идти и я полностью беру на себя ответственность за свою зеленоглазую спутницу.

+1

93

Посмотрев на выглядевшую удовлетворенной волчицу Рыжий вспыхнул и переключился полностью на относительного сородича. Что она такое несет? Она действительно в это верит? В того у кого скоро с возрастом спина начнет провисать из-за двуногих, заболят копыта и суставы? Или он окажется в собачьем корме? Детка, ну ты же лошадь, откуда в тебе эти бредни. Тебе мозг женщина-хозяйка промыла? Ой, рассуждаешь как Монолит уже! Фу-фу-фу.
- Скажи, а у всех лошадей такие розовые восприятия любых навозных куч? - спросил тут же мул в очередной раз прижимая уши и отвечая колкостью на колкость. Ну а что? Человек у нее там какой-то замечательный, мир так и вовсе потрясающее местечко. Может быть и спит она так же в кровати как люди? И одежду носит, и ножом с вилкой пользуется и... Какие там у них еще извращения есть? А, руки после туалета моют.
- Давай, помечтаем. Утром я встаю и ем то, что выбрал человек. Потом меня одевают в какую-то штуку и я целый день таскаю всякую чепуху на себе, кстати, а после меня сажают за ненадобностью в стойло, загон с уже вытоптанной травой или привязывают прямо там где я стою. Если я не нужен для таскания их задниц или чего либо я либо на привязи, либо в сарае. Самое лучшее это, конечно, загон для лошадей, но на мою честь это все выпадает не часто. И вишенка на этом чуде кондитера - кнут если ты вдруг чем-то недоволен. И еще могут тебе на морду что-то надеть, что ты половину не видишь! - фыркнул мул вновь вступая в дебаты. Хватит его воспитывать, черт подери! Людей хватает с их колкостями, а тут еще и она начинает.
"Между прочим у меня регулярно нет настроения и плохое самочувствие, но такое бывает только у людей, а мы так, твари дрожащие" - ах как заводит и бодрит очередная порция дневного гнева!
- Дружище? - опустил одно ухо рыжий параллельно приподняв одну из бровей. Ха-ха-ха! Дружище! Это было очень забавно, но он не рассмеялся лишь отвернул морду показывая своим видом, что пока еще не этот вот ваш "дружище". Как-то внутри все сжималось и претило отзываться на подобные вещи. Дружище. Дружище у тебя в нагрудном кармане. Пфе.

Обмен странным спокойствием был резко нарушен, а ведь только все более-менее разговорились и один из троицы даже вернулся как произошло что-то неясное.
Какого черта?! Перед взором появился какой-то странный тип от чего Стервятник сразу же поднялся на задние ноги махнув передними да попятившись. Казалось, что день хуже уже не может быть, но это если не знать, что твой враг Монолит вот-вот издохнет. Впрочем, как говорил кобель сам - охотничий пес старым не умирает. Мул же не разделял таких патриотических настроений к своей работе да людям, а по сему и умирать не очень-то спешил.
Всплеск адреналина едва не заставил сорваться с места в автоматической попытке бегства, но... Почему все стоят?! Казалось, что волчица одомашнена в пятом поколении, а лошадь в сто двадцать пятом и они готовы общаться с любым, даже самым подозрительным типом, что выйдет сюда из-за кустов. Это настолько пленило рыжего, что тот и сам не стал убегать повинуясь глупому стадному чувству. Сделав несколько шагов назад, чтобы тем самым худо-бедно  увеличить расстояние между собой и эпицентром опасности Стервятник прижал уши и чуть опустил голову внимательно наблюдая, принюхиваясь. Что за чертовщина? Как он не услышал этого двуногого? И что за штука у него на лице? Он не видит?
Еще и с блоховозом подъехал! Именно так подумал про себя рыжий немного всхрапнув в раздражении. У него плоховато было с собаками и напрягали те разве что чуть меньше, чем волки.
"Такой же отличный как сорная крыса на вертеле..." - съязвил про себя Стервятник когда раздалась фраза о том, что Кай - отличный человек. Да кто этот Кай вообще?! Почему его который раз она нахваливает? Говорит так, словно это не человек, а возлюбленный жеребец! Ох, кажется Стерву сейчас вырвет. Он даже на секунду оскалился из-за странного комка в горле, но ничего, прошло. После таких рассказов ушастому иногда даже начинало казаться, что и правда интересно посмотреть, что там за Кай такой.
-... - не сводя глаз с пришельцев Стерва остался хранить молчание.

+3

94

Мастеринг для Саммер и Бирна

Опасное плавание. Шторм.
Слова, пробуждающие где-то там, в самой глубине естества, память о недавнем переселении.
Каждый из участников этого переселения мог по собственному опыту рассказать, каково это – остаться в одиночестве посреди неистового шторма.
Рассказать, как одним своим существованием он вытеснял из сколоченной наспех «лодки» кого-то другого, кто был слабее, нерешительней, не столь полезней или изворотливей. Но все-таки был.
И Тому, кто был, хотелось жить так же, как и Тем, кому посчастливилось попасть на борт, возможно даже сильнее.
Вот она, неприглядная правда жизни. Гильдия вытолкнула из лодок тех, кого посчитала бесполезными и непригодными.
Множить распри и еще раз выталкивать кого-то куда-то в тот миг, когда переселенцы отчаянно нуждались в единстве, казалось вовсе кощунственным.
- Сложно сказать, - ведь бояться того, что окажешься за бортом во время шторма и быть к этому готовым – все-таки разные вещи, - Но, кхм, твари придется уж очень постараться, чтобы застать меня врасплох, – Шахси отнюдь не намеревается вступать в очередную перепалку. И даже не преследует цели задеть гордыню и нервы своей собеседницы. Он просто дает понять, что отныне и впредь будет готов к разного рода «сюрпризам» с ее стороны, – Впрочем, иногда попутчиков не выбирают.
Недоверие…
Люди не выбирали компанию диких зверей, пробравшихся на борт. Однако им, в конце концов, пришлось смириться с подобным положением вещей. Желание жить оказалось сильнее праведного гнева и жажды расправы, грозящих унести на дно все то, что всеобщими усилиями удалось сохранить. Мало кто из переселенцев оказался готов доверить свою жизнь ближнему, однако выбора ни у кого не оставалось. Ты либо смирялся и выстраивал взаимодействие, либо шел ко дну вместе с гордостью, недоверием и землями, которые раньше были твоим родным домом.
Выбрали бы Бирн и Саммер компанию Шахси и Стивена, если бы нужда и обстоятельства не сковали их всех воедино? Кто знает...
- Думаю ли я, что ты забыла? Нет, я так не думаю, - черному хотелось присовокупить к уже сказанному еще что-то в духе «такое не забывается», однако излишнее обострение обстановки было сейчас вовсе ни к чему. Вместо пространной отповеди на слова Саммер, волк неопределенно повел мордой куда-то в сторону, мол, иди, если так желаешь. Выпрыгивай за борт прямиком в объятия стихии, если уж выискалась такая смелая. Что и кому докажет твое упрямство, твоя попытка в одиночку совладать с царящей вокруг опасностью?
Рыжая могла спрыгнуть еще несколько минут назад, когда ей взаправду представлялась такая возможность, но не сделала этого. Значит, не сделает и теперь.
Ирония судьбы. Как и люди-переселенцы в прошлом, в нынешнем Саммер также нуждалась во времени, дабы смириться с общество тех, кто находился с ней в одной лодке. Ей, судя по всему, нужно было одиночество.
Нужно было обдумать все как следует.
Шахси не собирался мешать ее размышлениям. Угроза была обезврежена. Какой-никакой порядок восстановлен. Хотелось верить, что продержится он достаточно долго. Желательно до того момента, как ситуация с поисками лекарства успешно разрешится. Но, учитывая характеры и взаимоотношения между всеми четырьмя путешественниками, подобные надежды казались чем-то из области фантастики.
Раз уж конфликт разрешился, пришла пора приниматься за дело.
Черный занимает место впереди маленького отряда. Стивен следует вторым, благоразумно уступая место впередсмотрящего своему четвероногому товарищу. Уединение Саммер было решено не тревожить, а потому ей досталась роль замыкающего.
– Рад, что мы все выяснили, – Уинсли улыбается словам Бирна. На мгновение сквозь образ сурового охотника проступает простой городской парень. Усталый, до дыр истертый свалившейся на его плечи непосильной ответственностью.

Хорошо все то, что хорошо кончается.

Шахси ведет отряд к озеру уверенно и четко, мимоходом то и дело оглядываясь назад – не решила ли рыжая, плетущаяся в конце отряда, втихомолку отколоться от их общества. Вряд ли, конечно, но посматривать за ней все-таки стоит.
Все-таки.
Путникам оставалось миновать небольшой пригорок, за которым до воды было всего-то ничего – рукой подать.
- Почти пришли, – попытался приободрить импровизированный отряд Стивен.
То, что после свары и выяснения отношений их общая лодка неслась по течению более чем плавно и безмятежно внушало некий оптимизм.
Вряд ли охотник испытывал бы столь же радостные чувства, если бы вовремя догадался о том, что в "лодке" кроме двух волков, человека и медведя уже обосновались и другие попутчики...

***
Первым, как и заведено, грозящую опасность засекает Шахси. Остановившись как вкопанный, прижав уши к голове и глухо зарычав, волк предупреждает об опасности идущих позади него. Стивен, не теряя времени на раздумья, покрепче перехватывает ружейный ремень на плече.
Источник запаха, по прикидкам черного, приближался навстречу довольно стремительно.
Шли ли эти неведомые некто на запах крови, дабы поохотиться, или их любопытство было привлечено громкими звуками недавней перепалки?
Можно было разобраться с этим на месте, можно было отступить подальше и не тратить на столкновение время, или же вступить в переговоры, раз уж среди отряда нашлись те, кто понимает речь звериную и человеческую, можно было бы...
Но было уже слишком поздно.

Прямиком на пригорке показались виновники треволнений. Львы. Спереди шествовал самый крупный из них, слева и справа – особи чуть поменьше. И, судя по всему, явились они явно не просто полюбопытствовать. Взять, к примеру, их видок. Тот еще. Гривы свалялись неровными колтунами; на боках, прямиком поверх застарелых шрамов, алели намалеванные круги, спирали и уроборосы.
И, сдается, что выполнены эти узоры были точно не ягодным соком...

Если охотник и его соратник брали качеством, то эти звери, судя по всему, количеством. Если считать по негромким голосам и шелесту листвы, раздававшимся за пригорком, позади воочию показавшей свои морды троицы, все из незваных гостей были самцами, и в общей сложности их было семеро. Однако...
- Где Карн Восьмой? Он должен быть здесь, с нами. Участвовать в охоте.
- Не спрашивай меня, Карн Второй. Видимо, он отстал по дороге.
- Кого принесло сюда, Карн Первый?

Взгляд самого крупного льва (который, видимо и именовался Карн Первый) с какой-то удивительной ленцой и презрением скользнул по волкам, по человеку и, наконец, замкнулся на шкуре медведя.
- Наконец-то, братья... ДОСТОЙНЫЙ ПРОТИВНИК!
Вся округа тотчас же заполняется торжествующим ревом.
Кажется, простая прогулка за водичкой принимает весьма неожиданные обороты, не так ли?

[GM-Tao]

Отредактировано Game Master (2020-06-08 22:52:03)

+2

95

Мастеринг для Хэттер, Амриты и Стервятника

Если уж быть совсем искренним и откровенным, Тельши не особо волновали имена людей, которые попали в загребущие руки Цитадели, и теперь ждали своего, лишенного радости и надежды, приговора. Попав на Дискордию после магического коллапса, он первым делом выяснил, как обстояли дипломатические дела переселенцев. Дома они строить умели, пишу и воду добывать тоже, а вот вести диалог с другими племенами... вот это им было в новинку. На старых землях не было других поселений, только изолированный от цивилизации Город. И уже успело вырасти поколение, которое совершенно не умело говорить с другими людьми. Ораторские навыки приходят с опытом, с практикой. А практиковаться они могли лишь на друг друге, ибо враждовать и что-то делить было не с кем. Как и ожидалось, на дипломатическом фронте переселенцы терпели сокрушительное поражение, и вина лежала отнюдь не только на них. В отличие от всех остальных переселенцев, Тельши был рожден на Дискордии, и корнями уходил в Цитадель, прекрасно разбираясь в местной дипломатической кухне. Он хорошо знал, что из себя представляют все три основные фракции, и прекрасно осознавал, что даже высший ораторский талант переселенцев неизбежно упрется в агрессию со стороны местных. И если с Древними еще можно было пофлиртовать, то Цитадель понимала только язык силы. Узнав о том, что они утащили нескольких гильдийцев, слепой артефактолог только тяжело вздохнул. Он был уверен, что часть охотников еще жива - Цитадель была жестока, но любопытна, и не станет так легко убивать взрослых, обученных боевому искусству, парней. Таких она обычно бросает в авангард во время сражений, как пушечное мясо, чтобы погибали с пользой. Тем более, до суда в святыне Раджи, у них были связаны руки, а уж с Раджой Тельши намеревался поговорить лично, как только разберется с пленниками на арене у Древних. Имена пленных людей он так же запомнил - их, как и волков с арены, нужно было вытаскивать на свободу.

О самом Фридлейве Тельши знал не так много - то, что ему рассказал Мартен. Молодой и сумасбродный мальчишка, достаточно успешный охотник, но нрав как у вьючного упрямого осла. Пережил амнезию, от которой недавно оправился. Иногда адекватен, иногда ведет себя так, что хочется пересчитать ему зубы. В общем, ничего примечательно - типичный молодой гильдиец, у которого в башке попеременно чередуется рациональность, смесь юношеских гормонов, и строптивая жажда независимости. Вопреки ожиданиям, Цитадель таких любит. Братство самодовольных ублюдков, в которое идеально вписывается пацан с вагоном гонора за своей спиной. Какое-то время местные его потерпят. Остальных мальчишек Мартен описал примерно так же, а лично Тельши никого из них не знал, поэтому своего отношения сформировать пока не успел. По правде говоря, он просто хотел вытащить из плена "своих" и готов был положить болт на их характеры и прочий изменчивый ширпотреб. Дело принципа. Цитадель пошла на агрессивную дипломатию и принимать ее правила игры артефактолог был не намерен.

Наблюдая за тем, как напряглись волчица и мул, черный пес дернул ухом и, вывалив набок язык, потянулся.
- Не нервничайте вы так. Никто вас не тронет, мы по одну сторону этих абстрактных баррикад. И волки, и мулы, и кони, и люди. И старые дряхлые псы. Не нас вам бояться нужно, а местных, что продадут за "спасибо" любому, а многие и даром сдадут, лишь бы избавиться.
- Я стою между жизнью смертью, застряв в потоке времени. Меня не интересует охота и бессмысленная вражда, и для меня не имеет значения, человек стоит напротив меня, или зверь. Я не вижу никого из вас, могу лишь чувствовать и слышать. Люди говорят на своем языке, звери на своем, но есть точка, где миры пересекаются. Эмоции, чувства, страхи... Они едины для всех языков, для всего живого. У меня было достаточно времени, чтобы на основе своих суждений собрать артефакт, способный понимать окружающих на совершенно ином уровне, - подхватив дискуссию, которую начал черный пес, Тельши приподнял платок, что закрывал ему глаза и лоб до середины, позволяя присутствующим убедиться в собственных словах - глаза мужчины были светло-серыми и безжизненными, а нижнюю часть лба украшал небольшой золотистый камень - одно из сотен улучшений, которое Тельши применил к себе. Став бессмертным, научившись играть с пространством и временем, он перестал опасаться за себя, и часто использовал свое тело в качестве объекта для экспериментов, отдав за хороший результат всё свое здоровье и силы. Кто-то скажет, что жертвовать собой ради науки - бессмысленное и неблагодарное дело, но сам мужчина ни о чем не жалел.
- Мое имя Тельши, хотя на старом острове мне давали десятки прозвищ и кличек. Не знаю, под какой из них меня знаете вы, и знаете ли вообще. Мой напарник - Безликий, мало чем отличается от меня самого, именно он и услышал ваш диалог, именно он и определил в вас переселенцев. По запаху. А я подтвердил это. По поведению. Я слышал о том, что произошло с молодыми охотниками от Лидера, их свобода - в моих интересах, как и свобода каждого переселенца, независимо от того, сколько конечностей он использует для перемещения по этим землям. У меня есть несколько артефактов, способных тем или иным способом помочь вернуть нашим пленникам свободу, но мне нужен кто-то, кто знает этих мальчишек лично. Или хотя бы кого-то из них. Если вы подходите под этот параметр и готовы оказать помощь своей фракции - мы перейдем на другой этап нашего диалога.
Тельши говорил настолько размеренно и спокойно, что казалось, будто никто и ничто не способно вывести его из состояния душевного равновесия, однако Безликий, сидевший подле хозяина, прекрасно знал, что просто так, даже переселенцам, артефактолог не доверит столь сильные амулеты. Как ни крути, а он прожил уже достаточно долго, чтобы избавиться от любой наивности. Не все переселенцы заслуживают того, чтобы на них полагались, а Тельши прекрасно читал присутствующих - ловил малейшие изменения в тембрах и интонациях, в эмоциях, и даже в дыхании. Изучал. К тому же, сам Безликий не просто так сопровождал своего владельца - он пристально следил за глазами и движениями собеседников. Ну и использовал парочку пассивных ментальных артефактов, разумеется. Дабы удостовериться в искренности чужих слов на всю сотню процентов.

GM-Kai

Отредактировано Game Master (2020-06-12 19:52:32)

+1

96

Для скорейшего завершения квеста, по договорённости, за Бирна будет играть в постах Саммер.

Ко всеобщему удовольствию, к моему в особенности, промедлений больше не возникло, как не возникло вновь завязок ненужных бесед или бесцельного трёпа, хотя последнее было маловероятно, поскольку Шахси и Стивен были весьма сдержанными и мрачными на мой взгляд типами, а Бирн уже отговорил своё и теперь молча переваливался с боку на бок, явно размышляя о чём-то личном. Мне нравилась в Хейсе его миролюбие и отходчивость, в принципе одиночные шутки, не всегда пригодные на мой вкус, были вполне безобидны, да и доброе сердце не скроешь, поэтому я уже пожалела о содеянном, но как говориться, потерянного не вернёшь.
Слегка успокоившись, я трусила в конце процессии, замыкая шествие нашего небольшого отряда, так сказать и уже за одно то, что Стивену и Шахси хватило такта меня больше не трогать, хотя, возможно просто я замолчала таки вовремя, я была им благодарна. Когда волна ярости и раздражения начали сходить, словно волны отползая назад, оставляя после себя лишь осколки оголившихся иных чувств, я почувствовала укол досады на себя, на свою несдержанность и совершенную бестолковость. Я прекрасно понимала, что зачатую в моих поступках почти нет логики, лишь голые чувства и эмоции, что не могло не будить в душе тревогу. Нельзя так жить, совершенно не мыслимо надеяться выжить в суровом мире, когда в голове лишь радужная круговерть амбиций, лишенная порядка, но наделённая самоуправством.
Размышляя о произошедшем, мне совершенно не хотелось признаваться в том, что я слегка погорячилась, хорошенько оттрепав Бирна по умильной морде, но не смотря на то, что мне было частично жаль за содеянное, в глубине души ехидно шептало,
- Так ему и надо. Сам напросился. - растянув черную линию губ в улыбке, я лишь хмыкнула про себя. Сковавший изнутри панцирь жуткого напряжения медленно разжимал свои клешни и дышать становилось легче.
Всё больше ситуация приобретала черты комичности, где сама себе я казалась совершенно нелепым действующим лицом.
Неосознанно, поглядывая в след идущим с цепким интересом, теперь уже совершенно иного качества, ведь всё то время, пока наша четвёрка старалась понять кто кому враг, интерес был исключительно оборонительно-враждебного порядка, теперь же, несколько расслабившись и понимая, что очень быстро наша тусовка не распадётся, я рассматривала Стивена и Шахси совершенно по-другому. Ловила взглядом их шаги, манеру держаться и даже косые взгляды со стороны волка, что находили толику вновь проснувшегося интереса в зелени изумрудных глаз. Каждый раз, когда Шахси проверял моё местоположение, вроде бы как ненароком, я очень показательно задирала нос и фыркала, правда в искорках глаз стали вновь плясать чёртовы смешинки. Еще негой растекалось ожидание еды, сама мысль о том, что можно будет утолить жажду и голод, на несколько градусов воскресили из пепла мою душу, которая медленно оживала вполне мирными красками.

Очередная остановка выдернула меня из волн наплывающего успокоения. Непроизвольно обострилось звериное чутье и даже Бирн вскинув голову, принялся принюхиваться, пытаясь уловить нарастающий шум со стороны неизвестных личностей. На этот раз я была почти безмятежно спокойна, ведь рядом стояла легендарная пара - охотник и его волк, лучшие из лучших, так спрашивается, чего было бояться? Я почти лениво проводила взглядом облетающий еще зелёный лист, успела философски порассуждать о том, что ему еще было рано отрываться от древа жизни, чтоб сгинуть в безизвестности... Но...
Вот как только показались морды львов из-за пригорка, как только обозначило себя их количество, тут во мне разом возопили все мыслимые и не мыслимые инстинкты. Не сказать, что в прежней жизни на старом и таком понятном острове я дружила или честь имела состоять в каких-либо отношениях с кошками, но общие понятия о силе и мощи тех же самых тигров - да. Львы напоминали собой каких-то всклокоченных путников, что совершали дальний переход, настолько странным показался их вид, а еще, непонятные знаки на теле, совершенно не ясно, что обозначающие. Имена были не замысловатые, но их порядковый номер навел на то, что где есть Карл первый и восьмой, отчего не может быть Карла трехсотого?
- Ты что-то понимаешь? - забыв про недавнюю ссору, тихо спросила я у Бирна, чувствуя, как непроизвольно хвост мой превращается в щетку, а по хребту бегут привычные гребни оборонительной щетины. Хейс не ответил, лишь помотал косматой головой и запыхтел рядом, впервые за сегодняшний день, это пыхтенье показалось мне таким родным, что снова захотелось укусить этого бурого за бочок, правда в этот раз от смешанных неких тёплых чувств. Неприятное ощущение очередной каверзы судьбы, стучало медной поворёжкой по алюминиевой кастрюле оголенных нервов, расползаясь в груди учащенным сердцебиением. Перед нами всё явственней обрисовывались могучие силуэты свирепых кошек, даже название которых я могла вспомнить с трудом, поскольку в тех местах, где мы жили львы попросту не водились. Что я, что Бирн не спускали глаз со Стивена и Шахси, поскольку в данной ситуации эти двое явно занимали лидирующее положение и мы, видит небо, непроизвольно готовы были стать с ними за одно во имя спасения собственных шкур.
Когда косматые звери обозначили себе в противники Бирна, бурый явно обалдел от такой новости и шумно засопев, привстал на задние лапы, огласив округу медвежьим протестующим ревом.
- У нас есть какой-то план? - поинтересовалась я у Шахси, не спуская глаз со странных противников.

0

97

Мастеринг для Саммер и Бирна

- У нас есть какой-то план?
- Выжить. Желательно нам всем. Так что не геройствовать... и не подставляться, - отзывается Шахси, стараясь говорить как можно тише, -Ситуация - полнейшее дерьмо. Количественно. Стив, вероятно, захочет позвать подмогу. Меня они знают, а вот вас..., - волк красноречиво промолчал, предоставляя Саммер и Бирну самим угадывать, чем может закончится встреча с непосвященными в таинство морока, но вооруженными до зубов охотниками для бурого и его спутницы, - если так случится - сидеть в кустах и не высовываться... пока мы все не утрясем, - местность, к слову, убежищами особо не изобиловала – спереди пригорок, позади и справа – мелкая зелень, которую и кустарником-то толком не назовешь, зато невдалеке слева мерещился по-настоящему гигантский шатер из густых зарослей, в которых вполне можно было затеряться даже особо крупному зверю. Рискованным был и этот план, однако в случае экстренной ситуации выбирать особенно не приходится. Есть вероятность, что аромат тропической растительности перекроет собою запахи волчицы и медведя. Да и спешащие на помощь люди, скорее всего, не пожелают тратить драгоценные минуты, дабы продираться через подобные дебри, предпочтя обогнуть их стороной.
Конечно было бы проще, если бы Стивен и Шахси сражались только вдвоем - но даже в этом случае численность противника играла явно не на стороне дуэта. Живые легенды на то еще и живые - потому что не переоценивают свои собственные силы. К тому же, как ни печально было это признавать, но сейчас боевым профессионалам приходилось приглядывать не только друг за другом, но еще и за Саммер с Бирном - ведь только недавно им была обещана защита и поддержка.
Чутье подсказывало Уинсли и его черному сотоварищу, что полномасштабного боевого опыта у их подопечных было не слишком-то много. Впрочем, длительность случайного знакомства не способствовала каким-либо очевидным выводам, а потому охотник и его волк вполне могут ошибаться - возможно, Бирн уже научился бойко управляться со своим медвежьим телом, а его "питомица" блистала не только огненными искрами на шерсти, но и победами в сражениях.

К слову, о сражениях.
Кажется, громогласный рев действительно послужил сигналом к началу атаки. Да и, в общем-то, все поведение львов мало походило на проявление сугубого любопытства. Скорее – на целенаправленную бойню. Что ж – бойня так бойня. Стивену и Шахси не привыкать.
Вся компания Карнов почти синхронно тронулась с места и перешла на стремительный бег, видимо желая как можно быстрее сократить расстояние до своих потенциальных жертв. Что называется - неслись вперед, видя цель и не замечая препятствий.

Голова Уинсли работала на холостых оборотах. Приходилось прикидывать возможные варианты развития событий буквально за доли секунд, с поправкой на то, что со львами ни сам охотник, ни его верный волк до этой самой поры дела не имели. С тиграми - это да, это было, и даже не один раз, так что тактика избиралась на основе впечатлений от охоты на крупных полосатых кошек.
Снять с плеча ружье, прицелиться и выстрелить – дело нескольких мгновений. Главное – правильно выбрать цель. Мысли цеплялись одна за другую, как звенья цепи – расстояние, толщина черепа, движущаяся мишень…
Первым под пулю нарывается самый ретивый лев, мчащийся напролом. Удачное попадание, счастливый случай – один из Карнов медленно оседает на траву, выбывая из охоты. Надолго или навсегда – разбираться времени не было. В особенности, когда с пригорка несется еще как минимум шесть размалеванных кровью морд. Точное их количество до сих пор оставалось неизвестным - возможно, в пространстве Дискордии существовали также и Карн Десятый, Карн Пятнадцатый и далее по списку.

..и, что самое странное, Карны эти, захваченные боевым пылом, вовсе не обратили внимания ни на павшего товарища, ни на человека с ружьем, ни на черного волка, метнувшегося наперерез одному из противников, намереваясь, при особо удачном раскладе, зайти к нему с бока. Словно львы в самом деле почитали и волка, и человека ничтожными и недостойными себя, словно единственный, кто их в действительности интересовал, и вправду был…
- Бирн! Что за чертовщина? – эти львы и бурый, они что, уже виделись раньше? охотник в образе медведя успел когда-то насолить этой чудной компании, и теперь представители местной фауны решили свести с незадачливым переселенцем свои старые счеты? Из того, что сейчас происходит, Стивен не понимал решительно ничего – ну, разве только то, что Хейс в своем нынешнем обличии мог разбирать язык и людей и животных, и, возможно, мог бы рассказать, что, в сущности, творилось ныне вокруг его персоны.

Пожалуй, Бирну и самому будет о чем поразмыслить – не только из-за того, что достойным противником был объявлен именно он, но и потому, что вся гривастая армада даже на бегу не переставала громко твердить что-то малоразличимое, но больше всего похожее на… молебен?!

Чудны дела твои, Дискордия! В особенности – для непосвященных в тонкости местного быта переселенцев…

[GM-Tao]

Отредактировано Game Master (2020-06-17 04:43:06)

+2

98

Да, это был Тельши, человек-легенда, тот, которого мало кто знал в лицо, тот, о котором ходили слухи и шепотки и тот, с кем редко кому по счастливой случайности удавалось иметь дело. Разве это не ожившая сказка? Человек, возраст которого сокрыт тайной, человек, могущества которого справедливо опасаются все разумные переселенческие живые существа, а может и не только живые, человек, который силен в артефактах настолько, что вызывает страх, им пугают маленьких непослушных детей, словно именно он - справедливый волшебник способный наказать юных ослушников обратив тех в зверят?
Непроизвольно, едва лохматый пёс завёл общую для всей троицы собравшихся едва знакомых звериных морд речь, всё внимание вороной полностью переместилось на новоприбывших. Она больше не следила за робкими и опасливыми движениями Хеттер, не озиралась на недовольную морду мула, но вперила открытый и беззастенчивый взгляд на артефактолога и его верного помощника. С почти детским интересом, Амрита разглядывала артефакты, внешний вид, повязку на лице мужчины, прислушивалась к звукам голосов. Запоминала. Ей нравился этот человек, впечатляла его манера держаться в разговоре, спокойный, уверенный голос. Необычайность происходящего, для неё, придавала всему особую остроту восприятия, большую яркость и весомость. Нет, она не походила на фаната, раскрывшего рот, обливающегося слюнями при виде кумира, но искренней заинтересованности и природного любопытства было не занимать.
С каждой секундой узнавания в мужчине артефактолога прежнего острова, глаза Белека разгорались с новой силой, в крови плескался азарт очередной авантюры, а в груди ухало сердце, в котором крепла надежда на спасение близкого человека, хотя признаваться себе именно в этом Бел не собирался. Каждый раз, когда сердце хотело трепетать от одного заветного имени, самого простого и смертного человека, Бел выливал ушат черной грязи на свой самый любимый образ, что несколько унимало предательскую дрожь.
Да, мальчишке необычайно повезло! Вот он тот самый шанс, верное средство, ведь нет среди переселенцев никого сильнее Тельши!
На несколько долгих мгновений Амрита вспомнила про Кая, снова, пусть и вскользь, про то, зачем она здесь и ещё до того, как артефактолог что-либо предложил, в груди отчаянной Единицы уже окрепло чувство того, что она просто так отсюда не уйдёт, еще до того, как оказалось, что её личная цель совпадает с целью самого Тельши, Бел знала, что будет пытаться заручиться поддержкой именно у него. Она пойдёт до конца, ведь только так, посмотрев в лицо человека, который стал выше любого бога, для неё, только развеяв этот миф, она сможет откинуть прочь прошлое, сможет обрести полную свободу от темницы собственных чувств. Она отдаст Каю долг и на этом их пути разойдутся. От этих мыслей, утянувших на несколько секунд сознание, Фортуна принялась даже копытом рыть землю и всхрапывать, благо что опомнилась она очень скоро и снова замерла, слушая на этот раз самого Тельши.
Непроизвольно, не контролируя новые привычки животного облика, Белек потянулся лошадиным носом, подался навстречу делая несколько шагов вперёд тяжеловесными копытами, пытаясь вобрать широкими ноздрями запах, словно желая запомнить. Замершие торчком на макушке уши, ловили каждое словно, с жадностью и одолевающим любопытством. Бел смотрел на Тельши, внутренне почти ликуя и прославляя небеса за просто неслыханный подарок в виде такой нужной в этот жизненный момент встречи.
- Я знаю Кая Фридлейва. - без тени сомнения, едва артефактолог договорил, произнесла Единица.
- И я готова помочь этому человеку и фракции переселенцев. - в этот момент, Белек как никогда понимал слова слепого мудреца о том, что каждый, будь то зверь или человек, каждый важен. Открытие того, что звери разумны и по иронии судьбы, не сильно отличаются от людей, потрясло мальчишку и теперь, вызволение товарищей по несчастью, тех, что просто стали родными по причине родства со старого острова, стало для него важно настолько, насколько может стать важна участь твоего народа.

Отредактировано Амрита Арабэль-Камри (2020-06-29 17:04:44)

+1

99

Для скорейшего завершения квеста, по договорённости, за Бирна будет играть в постах Саммер

Впервые за сегодняшнюю встречу, я была полностью согласна с Шахси и не имела ни малейшего желания оспаривать его точку мнения, напротив, морда моя приняла весьма серьёзное и сосредоточенное выражение и с такой вот довольно комичной для меня миной лица, полной взрослости и осознанности, я просто коротко кивнула, в тот краткий момент, когда взгляды наши с матёрым пересеклись. Если бы не вся трагичность момента, то можно было бы подраматизировать и романтично поахать на тему того, как героично и мужественно в данный момент выглядит попутчик, в "лодке" под названием жизнь, как порыв ветра треплет его тёмную шерсть, как сталь решительности застыла во взгляде. Одним словом, развлечения для, можно было подурковать, повеяв на свой мысленный разгуляй ароматом призрачных духов тайной поддельной неприязни с пряными нотками исковерканных и уязвлённых симпатий, однако, сейчас было вовсе не до таких шуток.
Замерев и инстинктивно собравшись в одну кучу, словно нашествие львов вмиг объединило столь недавно скептически настроенных нас, мы замерли в ожидании. В ушах эхом отдавались раскаты громогласного рыка, который вырывался из дюжих красных глоток, заставляя кровь стыть в жилах и нервно дергать ушами. Хищники по мере приближения воплощались в чёткие силуэты, а потом и фигуры, настолько внушительные и мускулистые, что невольно хотелось провалиться под землю, подальше от мыслей и сравнений того, что могут сделать такие вот зубы-кинжалы и когти - крюки с простыми смертными нами. Полуоткрытые пасти, косматые густые гривы и тугие бугры словно стальных мышц, я нервно облизала пересохший нос, не смея оторвать своих расширяющихся от ужаса глаз, природное чувство интуиции буквально выло сиреной об опасности и подсказывало бежать и желательно как можно быстрее и лишь силой воли я заставляла себя стоять на месте, не смея уйти от тех, с кем попала в общую "лодку".
Непроизвольно, в какой-то момент я всё же попятилась и прислонилась своим боком к Бирну, всё плотнее вжимаясь в его бок, поскольку из всей местной флоры и фауны и вообще, на всем этом белом свете, пока что, я знала только его, точнее, знала я многих, но вот роднее него, в последние пол года, у меня никого не было. Хейс в виде бурого, наклонил голову и скосил на меня свои смешные, такие тёплые миндалевидные глаза и заулыбался, что-то фыркнув себе под нос. От этого мне стало значительно легче, всё же, хорошо ощущать себя с кем-то за одно.
И вот, акустическое рычание надвигающейся армии львов прервал короткий резкий выстрел ружья Стивена, один из недругов тут же повалился в пыль, пролилась первая кровь. Я сотни раз видела как умирают звери, как замирает в судорогах добыча, но именно в этот раз, смерть и брызги алых капель оказали на меня некое гипнотизирующее действие, словно всё происходящее носило какой-то сакральный смысл. Вот уже впереди мелькнул чёрной вспышкой Шахси, пытаясь привлечь внимание одного из грозных противников, который явно по всем параметрам был не только крупнее, но и сильнее и опаснее матёрого волка. Однако, львы не остановились, не склонили головы над павшим другом, братом, они продолжили свой бег и жадно взирали на Бирна, словно он стал неким центром вселенной и теперь вокруг него всё быстрее и яростнее вращалась вся непонятная круговерть событий.
В рёве и шуме происходящего, время словно бы замедлилось, хотя все что произошло, заняло буквально чуть больше пары секунд, послышался голос Стивена:
— Бирн! Что за чертовщина? - и этот окрик вывел меня из ступора. Видя полное замешательство на морде Хейса, его откровенно недоумённый взгляд и отголосок того, что он пока решительно не вкуривал что же делать, тем более в теле косолапого, сердце у меня лихорадочно застучало, пытаясь выпрыгнуть через глотку. Паника пронзила мозг острой стрелой и заозиравшись по сторонам, оценивая ситуацию с какой-то по истине космической скоростью, я увидела, что львы видят перед собой целью моего человеческого друга и не обращая ни на кого из нас, ни Шахси, ни Стивена, ни меня, ни малейшего внимания, прямиком осуществляют марш-бросок к бурому виновнику "торжества".
- Беги за мной, Бирн! - рявкнула я ему под ухо, от чего, Хейс вздрогнул, взгляды наши скрестились и он снова поверил мне, он мне всегда верил и доверял свою жизнь, и в этот самый момент, я почувствовала, как же он - человек беспомощен сейчас, в таком непривычном для него обличи. За Уинсли и его помощника я не переживала, только слепой бы не увидел, что им сейчас ничего не грозит, в отличие от распрекрасной задницы Бирна, которую я вознамерилась спасти любой ценой, ведь и ёжику понятно, что перестрелять единоразово такую орду сильных и ловких тварей даже Стивен не сможет, а гарантий того, что Хейса к тому времени не растащат по кусочкам - никакой.
Мы дружно ломанулись влево, на самой возможной максимальной скорости, на которую, вот тут внимание, на которую был способен медведь, я бежала рядом, хотя скорость у меня была в разы скорее, чем у косолапого и поэтому, посекундно озираясь, подбадривала Бирна как могла, не всегда приятными и лестными сравнениями. С треском мы вломились в густую заросль кустарников, не щедя шкуры, оставляя клоки бурой и рыжей выдранной шерсти, расцарапывая бока об острые ветки и усеивая морды тонкими порезами, влезли в самое густое гнездо кустарников и сипя, еле переводя дыхание от бега на приделе возможного, всё еще расширенными от страха глазами, принялись сканировать происходящее. Пока мы давали дёру, я видела лишь обрывками, как следом буквально по пятам, за нами следовали те, кто явно пылал к нашим персонам не самыми добрыми намерениями.
Ощерясь двумя пастями, мы приготовились обороняться.
- Бирн, дорогой, может ты спросишь у твоих преследователей, чём ты им не угодил или какой честью обязан? - громко рыча, в дуэте, предостерегающе, спросила я не сводя взгляда с того прохода, который мы проложили собственными телами. Медведь словно бы пожал плечами, потом тряхнул тяжеловесной башкой и громко проревел,
- Уважаемые львы местных земель, перед тем как я погибну дорого продав свою жизнь, может быть вы ответите мне, отчего я удостоен чести, быть подвергнутым охоте царей животных, на свою скромную персону? Может быть, мы можем договориться и как-то уладить возникшее недоразумение?
На этих словах я закатила глаза к небу и даже хихикнула, что было скорее нервное, однако моё фальцетное рычание стало мягче и тише, не смотря на угрозу для жизни, мне стало несколько смешно.

Отредактировано Саммер (2020-06-20 00:24:57)

0

100

По мере ожидания, Хэттер присматривалась к незнакомцам. Её нос так и плясал, отбрасывая блики. Он не мог уловить ничего такого. Остатки замешательства спрятались за любопытством. Страх отступал. Двуногий и его верный товарищ не нападали. Они наблюдали за зверями, прямо как за нашкодившими детьми. Ассоциации на счёт охотников тревожили разум.

От людей можно было ожидать всего, тем более, на этом острове. Жизнь на нём раскрывалась далеко не с самой безопасной стороне. Оттого путешественница только пропускала мимо себя огоньки. Это были мысли с элементарными плюсами и минусами, вот последних оказалось больше. "Ты же хотела мулу помочь", упрекнула она себя. Глупо, конечно, сравнивать копытного работягу с человеком, но, если бы на месте него был бы привязанный бедолага?

"Но они выглядят странно", глаза не обманывали её: контур их тел просвечивал. Или это уже голову глючило? Она позволила себе отвести взгляд и оглядела своих знакомых. Те выглядели относительно спокойными. "Что ж", нерешительно проскочила мысль. Хэттер очень не хотелось проблем сейчас, она призналась, что была достаточно вымотанной. Но на её памяти люди никогда не заговаривали первыми. Они ударяли. Сразу. Выстрелами.

"Попытаться стоит", верткий разум уже соорудил клетку, прутья которой прогрызали клыки убедительности. Волчица думала, что у неё был выбор, но, по факту и благодаря совести, он сузился до ничтожных размеров. В частности, она могла бы уйти, но оставила бы в беде Фортуну и мула. Ведь те не спешили трогаться с места. Правильно ли они делали, что позволили завладеть своим вниманием?

Когда заговорил пёс, Хэттер невольно взяло негодование, и она сделала характерный шаг назад. Она уже не доверяла четвероногому дальнему родственнику, который видел чувства. Её даже не вдохновила мысль о том, что они застряли между мирами. Этот факт не имел никакого значения, кроме как возможность ловить и убивать, когда вздумалось. На миг, она почувствовала себя Стервятником и подумала, что он бы точно не промолчал. Возможно, тот желал высказаться позднее. Несмотря на дипломатический тон, волчица не была уверена, что все они действительно находились по одну сторону так называемых "баррикад". В частности, если эти двое каким-то образом подслушали их, то это уже говорило о том, что действовали они только в своих интересах. А случайные переселенцы оказались легкой мишенью. Но нападать на них - дело пустое. "Это бессилие... так бесит. Чёрт, что же вы молчите?", прошипела Хэттер, которая уже пустилась в переживания за своих попутчиков.

Да, сначала люди могут помочь, но лишь раз. А другие убивали сразу. Хоть бы эти двое подбросили один факт, ведь смутной и общей фразы недостаточно. По крайней мере, только для волчицы.

- Вы подслушали нас, а в моих кругах это далеко не признак доверия. Назовите хотя бы один аргумент, чтобы мы могли вам доверять, - с вызовом сказала Хэттер.
Её вопрос прозвучал колко, но не без тихой тревоги, сдержанной такой. Они должны были этого ожидать от переселенца, который пережил достаточно тревожных событий. Раз они знали, как тут жилось новеньким, то отнеслись бы с пониманием.
Хэттер не требовала к себе ничего из вышеперечисленного - проверяла на подлинность стоящих перед ней путешественников во времени.

Последующие слова остудили пыл белой справедливости. Хэттер немного смягчилась, но не отпускала из виду остатка напряжения. Человек представился, более точно объяснил, как тем удалось выйти на них, и это, отчасти, успокоило нервы. Но Хэттер по-прежнему было интересна цель данного визита. Собрать единомышленников, потому что некий Кай влип по полной?

Фортуна сразу вызвалась помочь. Она знала Кая, но Хэтт почувствовала острое желание пойти против неё. Её как будто иголочкой укололи в зад. Но она себя остановила от слов, попутно упрекнув. Разве она могла решать за других?
"Раз ты так боишься за неё, то иди с ней", подытожили мысли. Волчица сделала глубокий вдох. Мул явно не собирался с ними продолжать, у него были свои планы. Что ему до какого-то человека и его единомышленников?
- Я тоже не хочу стоять в стороне - ответила после недолгого молчания белая. - Но хотелось бы получить ответ на предыдущий вопросы. Ничего личного: ради того, чтобы убедиться, что вы действительно те, за кого себя выдаете. Ибо я бы, например, приняла вас за шамана этих дикарей. Всякого ожидать можно, верно?
Не сказать, что она хамила, но слова приходилось смягчать изо всех сил.
- Я боюсь не только за свою шкуру - намекнула она на Фортуну. - Если постараетесь объяснить, то у Кая будет маленькая поддержка в виде меня.

Недоверие отступало из-за пробудившейся справедливости, и Хэттер невольно с Фортуны перескочила на всех остальных переселенцев, даже на тех, кого не знала, а таких было много. И она хотела помочь всем, но сейчас - узнать, где они были. Кобылу отпускать в такую опасную экспедицию - отвесить плевок собственной душе. И вот это ассорти как нахлынуло на неё, так путешественница готова была упорствовать до конца.
- Значит, ни у кого нет шанса тут найти безопасное место? Всякого, кто задержится где-либо, найдут? - спросила далее волчица.
Она хотела это узнать для Стервятника. Если тот не пожелает с ними пойти, то эти двое, раз заинтересованы в спасении переселенцев, должны подсказать, какой стороны тому лучше держаться.

Отредактировано Хэттер (2020-06-20 13:44:01)

+3


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Радужное озеро