/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Рокот земли

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/uP07nuE.png
Одна из древнейших пещер архипелага. Представляет себе глубокий разлом в земле, образовавшийся во время последнего извержения вулкана Рокко. Названа так еще племенами аборигенов много веков назад, за шум, который издавали куски земли, с грохотом срывавшиеся со сводов. Впоследствии это место своим пристанищем выбрали люди, обустроив разлом и укрепив его потолок и стены огромными каменными глыбами. До сих пор неясно, как именно они это сделали, но некоторые утверждают, что древним жителям помогали спектральные кристаллы.
В данный момент, люди здесь уже не живут, но следы их деятельности, в виде отпечатков рук на стенах, и наскальных рисунках животных, все еще напоминают об их присутствии. Присмотревшись к изображениям зверей, можно заметить силуэты мамонтов, саблезубых кошек и гигантских птиц (*).
* - понять, что это за животные, могут только местные жители и люди с большой земли, так как на Старом острове все эти существа вымерли задолго до появления человека и современных видов животных. Переселенцы, рожденные на Старом Острове, о существовании таких существ знать не могут.

Флора и Фауна

В глубоких разломах Рокота Земли, вопреки достаточно холодной температуре внутри пещеры, нашли приют многие звери и птицы. Близость озера и пресной воды, а также естественное и хорошо укрепленное укрытие, магнитом притягивают сюда зверей. Внутри разлома и вокруг него в большом количестве водятся мелкие обезьяны, летучие мыши, поссумы, карликовые антилопы, скорпионы и пауки. Внутри можно встретить крыс и мышей, реже - саламандр, змей и ящериц. Однако оставаться здесь надолго, и тем более на ночь, не стоит. В эту пещеру частенько забредают ягуары и аллигаторы, которые в избытке живут на берегу озера и в жаркие солнечные деньки буквально заполняют разлом до предела.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Радужное озеро (30 метров)
↓ Юг | Дорога солнца (7 км, +45 минут для животных | +1.2 часа для людей)
← Запад | Лес Вечной Ночи (15 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
→ Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Юго-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Юго-Запад | Золотая коса (5 км, +30 минут для животных | +1 час для людей)
Северо-Восток | Воды озера
Северо-Запад | Тихий ручей (40 км, +2.5 часа для животных | +5 часов для людей)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2020-08-26 13:08:05)

+1

2

Следы стали тянутся более ровной вереницей, словно их хозяева чувствовали себя в безопасности, в то время как их количество так же возросло. Однако даже так, понять или определить их было затруднительно, в то время как клочки шёрстки стали попадаться чаще. Если эти аборигены и были людьми, то у них точно было много шкур в элементах одежды, потому как иначе объяснить это обилие оной вокруг следов было бы затруднительно.  По мимо этого стало точно понятно что местные имели в товарищах четверолапых зверей, их было по крайней мере было несколько и это точно были не псовые. Кто же это был Партия охотников затруднялась сказать. Они пробыли тут всего месяц и изучить новых обитателей и выучить какие следы, которые они оставляют, ещё не успели. С одной стороны это было плохо, с другой стороны хорошо. А как оно окажется на практике сложный вопрос...
След привёл четвёрку охотников в пещере, ну или к чему-то её напоминающую. У входа в неё не было охранников, а рядом не наблюдалось каких-нибудь подозрительных зверей. Было ли это ловушкой или Максу и Элбру с собаками повезло, было не ясно. Но если они подойдут к проходу в пещеру, то увидят, что её пол залит весьма толстым слоем песка, сквозь который были видны контуры больших ступеней, явно рассчитанных на нечто большее чем человек. Вглядываясь в её темноту люди могли заметить, что её стены и своды были укреплены плитами явно рукотворной работы, на которых красовались рисунки животных, которые им были не известны. Но стоит людям оторваться от них в взглянуть на следы как можно было заметить что множество мелких следов шли в беспорядке, в то время как крупные шли зигзагом.  Слух собак мог услышать тихий звук, что шёл из недр пещеры, но разобрать его они не могли. Охотникам предстояло решить спуститься ли в пещеру всем вместе или оставить кого-то снаружи. У обоих этих вариантов были как плюсы, так и минусы, так что им стоило хорошо всё обдумать, прежде чем решить как поступить.

[GM-Ad]

+4

3

Как и прежде, небольшой отряд двигался в напряженном молчании, не спеша, с оглядкой назад и весьма осторожно. Бодрым - назвать движения усталых охотников было сложно, желанная пища и роздых лишь подарили тень мимолётного отдыха, которая очень уж быстро сменилась гнетущим чувством прежней усталости. Слишком быстро. Данный факт весьма удручал Стрельцова и не внушал энтузиазма. Он никогда не был военным, стратегом или каким-то шпионом, он вообще не знал, что есть такие профессии, поскольку на старом острове была незыблемая Гильдия, она же военный орган власти в рядах которой жили охотники, воюющие против зверей. На этом и всё! Не было нужды чинить разборки с людьми, в обширном понятии массовых стычек, так по-мелочи разве что, а ведь это совсем иное дело, но даже будучи не сведущ в таких тонкостях, мужчина понимал, что без сил и внимания против врага не попрёшь.
Максим осознавал так же, что сутки проведённые без сна рано или поздно начнут проявлять себя всё более ощутимо, чем просто потеря внимания время от времени, да тянущая боль в каждой клеточке живого тела, онемение, что хватало за икры и растекалось по напряженным мышцам спины. Если скоро ситуация не сдвинется с места, Горный будет вынужден что-то решать, снова, и от этих решений будут зависеть либо собственные жизни, либо жизни тех, кто только родился и еще даже не сделал ни одного шага под бескрайним синим небом. Сложный выбор.
Положиться на мальчишку-подроста в равной степени как и на взрослого мужика он, конечно же, не мог, да и свои силы нужно было как-то рассчитать и вот это вот, очень сильно волновало Стрельцова, подгрызало сваи и без того не большой уверенности в себе, ведь по сути, ни Эл, ни сам Максим профессиональными охотниками-следопытами не были, топор и долото мужчина умел держать в своих руках куда как профессиональней, поэтому червь страха именно сомнения, сильно одолевал его простую и бесхитростную душу.
Спустя совсем не много времени, цепочка отчетливых и многочисленных следов, дополненная всё новыми отпечатками лап местной живности, словно неизвестные собирались на какую-то вакханалию и набирали численный оборот не спроста, привела к довольно массивной расщелине то ли в горе, то ли в самой земле. Максим разглядывая зияющий вход, сразу это определить не смог. Какое-то время, небольшой отряд сидел притаившись в кустах, рассматривая окружающую обстановку, но на первый взгляд - кругом было тихо.
- Монолит - ищи, опасность! - коротко, но чётко скомандовал Стрельцов, не громко, посылая более матёрого пса на разведку, ведь то, что не заметит человек, обязательно учует и услышит пёс.
Наученный примером охотников-переселенцев, что совсем недавно угодили в плен, сунувшись в пасть неведомой пещеры, Максим осторожничал. Сейчас каждая пара крепких рук была на счету и рисковать понапрасну жизнью, было слишком большим удовольствием. И пока алабай разведывал обстановку, засев в густом кустарнике, подальше от чужих глаз, если таковые имели место быть, Стрельцов устроил с Элом военный малый совет, а Марс неизменно прочёсывал окружающую местность позади охотников в радиусе двадцати пяти шагов.
После десятиминутных жарких споров сошлись на том, что Горный пойдёт в пещеру один, в сопровождении матёрого и видавшего - виды кобеля, то есть Монолита, а Элбр вооружившись картой, которую ему передал Горный, отметив на той уже место разлома, будет ждать снаружи и если товарищ не вернётся через три часа, то Армстронг пойдёт в лагерь за помощью.
Логика Горного была проста: разведать обстановку и оценить ситуацию. Исходя из тех знаний, что были на руках, соваться в "пасть голодного тигра" не имело смысла, ведь количество следов и лап красноречиво показывало перевес противников.
По-большому счёту, можно было оставить разведку уже на том этапе, который достигнут и пойти в лагерь за поддержкой, а не устраивать излишне рискованные затеи, к тому же, пещера выглядела весьма подозрительно и засадно, даже издалека и Максим вовсе не горел огромным желанием туда соваться в одиночку. Мало ли для каких жертвоприношений могло служить данное место?
- Ждём Моню. - выдал Стрельцов, пристально всматриваясь в жерло расщелины и то, как скрылся силуэт пса в каменной пасти.
- Может сразу тогда и рванём к лагерю, главное успеть уйти не замеченными, если что, кто знает что за твари тут обитают.

+3

4

Монолит пока не очень понимал куда они все идут, а так же, что ищут, но просто держался людей и изучал незнакомую местность. Его задача сейчас проста и примитивна - защищать людей и знакомиться с обстановкой. Все. Они даже не охотились ни на кого да и кто тут водился для пса вопрос открытым оставался.
"Угораздило же оказаться в таком дерьмовом месте. Неужели на старом все так плохо и непригодно для жизни?" - пса не поставили в известность по поводу гибели острова на столько, что жить уже там нельзя, а по сему зверь иногда думал о наличии шансов вернуться назад домой.
Вслушиваясь, всматриваясь Монолит больше полагался на нос попутно находя вереницу каких-то следов. Это по ним группка шла когда еще ты был не с ними? Вероятно.
"Много..." - еще и шерсть какая-то.
Марс в виде компаньона был не плох так как Монолит оценил молчаливость временного напарника и ненавязчивость, а по сему и сам первым не лез пока что. Конечно можно было выяснить кто из них в группе выше и относительно кого, но все это сейчас не обязательно.
Двигаясь все дальше от озера группка дошла до странного местечка в виде пещеры которая издалека показалась Монолиту не похожей на человечье жилище. Слишком уж "дико" выглядела.
"Проклятье, там что-то есть" - Монолит замер напрягая слух. Дерьмо, не разобрать. Опустив немного голову пес снова прислушался глядя в сторону странной пещеры. Нет, не слышно толком. Далеко. Опустив голову алабай покружил немного на месте и вокруг себя, людей, стараясь разобраться с запахами часть из которых тоже была неясного происхождения.
Услышав свое имя Монолит остановился и повернул голову на Максима устанавливая с тем зрительный контакт и выясняя, что там этот человек хочет. Нахмурившись алабай казалось не подчиниться, но нет, он сразу же ринулся в сторону разлома.

Перейдя на широкую рысь и опустив голову Монолит задрал короткий хвост сокращая расстояние да подруливая к пещере. Шерсть на его загривке поднялась и сей "ирокез" тянулся так же по спине до поясницы демонстрируя тем самым, что пес раздражен.
Подойдя к пещере пес остановился прислушиваясь и оглядываясь. Прежде чем заходить внутрь он желал убедиться, что на улице ничего нет. Подержав нос по ветру и прислушавшись, всмотревшись в кусты зверь развернулся ко входу обнюхивая траву и камни, что создавали проход. Его интересовали запахи, что находились на валунах и под лапами. Познакомившись с местной "калиткой" без двери пес пошел внутрь.
"Ну что за дыра..." - подумал самец прислушиваясь и не переставая нюхать под ногами, стены и поднимать голову к потолку ловя ноздрями потоки воздуха и то, что те шептали ему. Из этой же пещеры звук доносился когда они снаружи были?
Темновато... И песок под лапами. Будь тут много кошек все бы зассали! Ненавистные отродья, чтоб они все передохли со своими девятью жизнями. Будет их вид отныне не "кошки" а "минус девять!". Подняв голову пес увидел какие-то рисунки. Что это за порнография? Какие-то существа... На охоте таких не было.
"Вот делать то кому-то нечего" - плевался в сердцах пес стараясь идти потише и максимально все разнюхать. Обнюхивая все, что его окружало да прислушиваясь пес опустил голову в поисках более свежих следов и остановился впоследствии лишь для того, чтобы понять как дальше двигаться. Параллельно Моня прислушался не происходит ли на улице чего, вдруг людей там уже волки дерут? Вроде тихо.
"Пока пещера выглядит пустой или кто-то тут хорошо прячется..." - нужно сравнить в своем сознании следы и выяснить свежо ли тут пахнет, а так же как давно тут кто-то был. К сожалению пес не мог оценить возраст рисунков и даже то, что там нарисовано на них.
"Хотя у меня есть гениальный план. Можно нассать вот тут вот, например, а потом придти завтра и проверить" - по логике зверя план хорош и местный хозяин явно переделает его метку официально заявляя: тут занято, чувак!
Впрочем, пока Монолит не стал воплощать его в жизнь, а знакомился с территорией. Главное, чтобы мыши летучие тут не засели, они могут не плохо покусать и заразить бог знает чем. Еще одни отвратные отродья помимо кошек...

+6

5

Прерванное шествие возобновилось весьма скоро, к немалому огорчению самого Эла, который выглядел, впрочем как и Макс, весьма посредственно помятым, усталым и несколько злым? По крайней мере, обычно плутоватый и дерзкий мальчишка вот уже который раз за сегодняшние сутки, казался темнее грозового неба, синий взгляд метал раздраженные молнии, а сами глаза покраснели от попавшихся из-за бессонницы сосудов, а потому, Армстронг выглядел даже для себя совершенно необычно и слегка невменяемо. Но, к чести сорванца, тот храбро поджимал губы и стоически сохранял все свои матные потоки брани при себе, лишь изредка, запнувшись рваным сапогом или нарвавшись на хлёсткую ветку, мальчишка сжимал кулаки и шипел сквозь зубы,
- Чтоб тебя... Мать твою так...
Глаза Эла щипало, пекло и жгло так, словно в них накидали речного песка, поэтому время от времени мальчишка тер покрасневшие веки грязным кулаком, пытаясь отогнать противное чувство тяжелой и одолевающей дрёмы. Как и самому Срельцову, отдых не принес желаемого облегчения, напротив, тело отзывалось еще большим ощущением усталости, что откровенно стало подбешивать белокурого героя.
- Моня, ты можешь не пыхтеть мне в спину свей слюнявой пастью? - не выдержав сопения четверолапого, шепотом процедил сквозь зубы Эл, поворачиваясь и устремляя тяжеловесный взгляд на кобеля. В той, казалось бы прошлой уже жизни, Армстронг весьма добросовестно относился к своим обязанностям, да что греха таить, собак он любил, а потому, вверенные на его попечение клыкастые друзья, всегда содержались в сытости и чистоте, когда дежурство выпадало Элу. Именно поэтому, неопрятный, грязный и слюнявый вид Монолита, вызывал в мальчишке чувство брезгливости и желание прибыть тех, кто за эту боевую единицу отвечал.
- Не могут пса в порядок привести. - почти гневно рычал беспризорник, хотя вероятность того, что кобель самостоятельно мог перепачкаться и сотворить из себя подобие хрюшки было велико, но хоть так, Эл пытался найти выход скопившемуся негативу.
Усиливало накипающую волну раздражения еще и то, что отпечатков становилось всё больше, к тому же, все они были в основном незнакомы охотникам, что не добавляло ясности в происходящее. А не знание, как все уже давно подмечали, всегда заставляет чувствовать себя крайне не уютно, настороженно и нервирует.
Организовав слежку из кустов, люди принялись совещаться, точнее, говорил в основном Максим, а Армстронг лишь иногда задавал вопросы или делал какое-нибудь замечание, не забывая зыркать по сторонам на всякий случай. К молчаливому одобрению людей, гильдийские псы знали свою работу и без предварительной команды, шерстили место стоянки на наличие нежелательных встреч с местными "паразитами".
Действительно, идти в пещеру мальчишка не горел желанием и весьма неохотно согласился с Горным на рискованный расклад, готовый подождать товарища снаружи, хотя видят боги, сердце синеглазого проныры было не на своём месте. От одного воспоминания окровавленной головы, которую прислали в назидание местные "цари" для нежданных гостей, тело охватывала нервная дрожь.
- Да, давай сначала подождём Монолита. Если пёс вернется цел, здоров и спокоен, то ты можешь пойти внутрь, хотя я бы тебе этого не советовал. - вполне серьезно выразился на сей счёт Армстронг, очень волнуясь за сохранность жизни своего друга, нет, почти брата.
- Если это не пещера, а лишь проход вперёд, то мы пойдём дальше вместе, я вернусь за тобой, как только разведаю обстановку. - коротко сказал Максим. Говорить про миллион самых различных "Если" не стали, ведь предугадать развитие событий не обладая до сих пор почти никакими точными сведениями было невозможно. По сути, стоя возле пещеры, Максим и Элбр были почти так же не осведомлены, как и в начале пути и это их угнетало морально, подрывая боевой дух.
Накидав план действий, оба охотника замолчали, не желая нарушать тишину, чтоб не привлечь ненужного внимания, замерли ожидая скрывшагося в темной расщелине Монолита.
- Давай, Моня, давай дружочек. - мысленно поддержал Эл чёрно-белого бойца, вглядываясь в пасть неизвестности и тишины.

+1

6

Что ж, что можно сказать... Макс и Элбр, достаточно старались и пытались, но путь уже отнял большую часть их сил, коих и на его начало, то было не много. Но вот они у входа в неизвестность, но что их там ждёт? Люди, в лохмотьях и палками вместо орудий? Аборигены с топорами и ярым взглядом убийства и ярости? Культ, что безумен и порочен?  Или может кто-то как они, для кого это было заданием сверху? А может там нечто, о чём их умы не ведают? Сила, о которой они не знают, которой не могут противостоять... Что если это дело сил, к которым люди всегда относились с презрением и опаской, но которую сейчас не в силах были отрицать, увидев её мощь? Что из их фантазий таится в этой пещере? А из их ли фантазий вообще? Да и таится ли оно? Что если их путь, всё к чему и почему они шли есть лишь уловка, блеф да усмешка не видимых ими лиц, что всё это время за ними наблюдали, потешаясь над их четными попытками поймать неизвестность за хвост... Что из всего было правдой? А была ли правда вообще? Люди и собаки могли только гадать или не думать об этом, прежде чем делать свой следующий шаг... И не сказать, что не думать о проходившем было лучше, чем гадать, как и наоборот... Это была та неопределённость, с которой столкнулась охотники и их подручные... Но что если в каждый отдельный момент нужно было чётко определиться, что делать? Что если ошибка в одном только суждении как относится к проходящему, может стать причиной вашей смерти? Могли ли об этом догадываться уставшие люди и псы, когда решали, как поступить и куда сделать шаг? Могли ли они различить знаки опасности в новом окружении? Могли бы они подумать, что такая опасность вообще может быть скрыта в столь своеобразном месте?  Я хотел бы сказать, что могли, но лес был к ним глух, а они не были слишком настойчивы и внимательны, чтобы услышать его тонкие намёки... Но даже так полученный ими исход в итоге не будет столь фатальным как мог бы, однако это только начало действа и многое зависит от того, как они поступят услышав первый Гонг. Монолиту же не повезло стать этим самым Гонгом, что знаменует начало более напряжённой истории, где всем придётся решать, чем или кем жертвовать.... 
Люди правильно поступили отправив опытного пса исследовать пещеру, прежде чем пойти самим, это, безусловно, помогло из избежать трудностей в самом начале, однако Монолит оказался слишком беспечным и не внимательным к знакам, что оставили его предшественники, впрочем, никто кроме местных врятли стал бы думать о том, что здесь была подобная опасность. Так или иначе, Монолит, пройтя на два десятка шагов вперёд услышал один очень характерный и знакомый звук, как только поставил свою правую переднюю лапу на песок. И если у любого зверя этот металлический звук отзывался болью и страданием с запахом близкой смерти, то вот гильдейскому псу, он должен был навивать привкус свежей крови добычи и удачной охоты. Вот только было одно "но", в этот раз добычей стал именно он. Капкан под его правой лапой  схлопнулся, не давая своей жертве и шанса на какое-либо сопротивление, самец даже мог в первые мгновенья и не понять, что случилось, пока его лапу не пронзила резкая и неожиданная боль, от которой пес ни мог не вскрикнуть или заскулить, в то время как запах свежей крови наполнял пещеру. В этот момент голоса, что доносились всё время до этого из неё, смолкли. Монолит оказался пойман капканом, что вонзился в его лапу почти по локоть, разрывая кожу и плоть, содрогая кость в ней. Капкан, в который попал пес, не был похож на то, что он видел раньше ни по силе и форме, в каком-то смысле можно было сказать, что это был боевой капкан, и только то, что ему было уже много лет, отделяло псину от того чтобы лишиться лапы в одночасье. Однако прежде чем попытаться двинуться, ему нужно было задаться вопросом: "А один ли он тут такой?".  Тем временем голоса из глубины пещеры возобновились и стали приближаться.  Монолиту нужно было решить что делать... Впрочем, как и людям снаружи, они наверняка слышали голос своего четверолапого товарища, впрочем, как и нарастающие голоса. Теперь им стоило решить что делать. Ежели, они поторопятся то, возможно, успеют спасти мохнатого друга, если же нет, то встретятся с теми, кого так долго преследовали...

[GM-Ad]

+2

7

Обговорено с Элом.
Ожидание потянулось напряженными и томительными минутами словно застывшей во времени тишины, настолько оглушительной, что казалась давящей на перепонки и кричащей во вне, неуловимо и остро режущей обострившийся слух. Лежащий возле Горного мальчишка неустанно ёрзал на месте, выражая крайнюю степень нетерпения и всё возрастающего беспокойства, в свою очередь, сам Максим был неподвижен, он неотрывно смотрел на вход в расщелину и лишь серые глаза, что впивались в пространство, словно норовя его раскроить силой мысли, выдавали в них не меньшую концентрацию внимания.
Марс сновал неподалёку всё время держа нос по ветру и прислушиваясь, молодой кобель был по меньшей мере обеспокоен, что выражалось в его тихом недовольном ворчании и ежеминутном замирании на месте. То и дело, овчар крутился вокруг своей оси, словно пытаясь поймать миллион звуков и запахов, что окружали малый отряд тесным кольцом опасности.
Происходящее не нравилось ни людям, ни собаке. Серое небо затянутое облаками не добавляло красок в унылую картину, но с другой стороны, нет ничего более отвратительного, чем получить удар в спину в солнечный денёк, который не предвещает совершенно никаких бед, а обстановка располагала к тому, чтоб все участники событий держали себя в тонусе и не расслаблялись.
Гулко ухало в груди сердце, а иногда, Стрельцов ловил себя на том, что задерживает дыхание и почти до боли в ушах прислушивается, пытаясь выловить в ходе времени хоть какие-то нужные и правильные звуки. Непроизвольно ладони сдавили ружье, костяшки побелели, а линия губ превратилась в тонкую полоску, выражающую напряженную работу мысли. Время неумолимо тикало сквозь зыбучие пески невозврата, а Монолита так и не было. Элбр ёрзал на своём месте заметно сильнее, то и дело машинально трепал полы засаленной охотничьей куртки, словно собственные руки ему мешали.
- Всё будет в порядке, не переживай. - проговорил Стрельцов весомо, похлопав мальчишку по плечу, всё же охотник знал особое отношение своего товарища к четверолапым и приободрить сорванца было совсем не лишним.
- Вот разведаем обстановку, вернёмся в лагерь, плотно поедим и наконец выспимся. - жизнеутверждающе улыбнулся Макс, грезя уже о том, чтоб беды закончились и началась привычная, размеренная, такая простая и понятная жизнь, так, как было раньше. С особым теплом вспомнился уют деревянного дома, запах большой и жаркой печи, аромат свежего хлеба и мама, что неизменно встречала на крыльце с её уже не молодыми, чуть шершавыми, изрезанными морщинами руками, до сих пор хранящими любовь и заботу, ни чуть не меньше, чем в далёком детстве.
Всю благость дорогих сердцу воспоминаний развеял в пыль лай Монолита, грозный, взволнованный и предупреждающий. Поднялся какой-то то ли вой, то ли гам, приглушенно прилетели с порывами ветра отзвуки голосов или это некий гул казался эхом голосов, разобрать было сложно. Самые неприятные догадки охотника находили весомое подтверждение, это ясно читалось по миг посуровевшему лицу Горного, который лишь подкрепил свои опасения глядя на Марса, вздыбившего холку, оголившего клыки и рычащего в сторону пещеры вполне недвусмысленно. Угроза была явной и неоспоримой, идти к врагу в "пасть" не имело совершенно никакого смысла.
- Мы возвращаемся, нужно собрать отряд. - коротко скомандовал Горный, с сожалением обернувшись, чтоб кинуть взгляд на природную ловушку Дискордии, еще одну, отнявшую у переселенцев новую боевую единицу, боевого товарища, пусть и четверолапого. Жертва разведки. Так бывает. Переселенцы сейчас находились на войне, они каждый день сражались, кто-то умирал... Такова была цена их новой жизни и как бы тяжело Максиму не было от осознания своей беспомощности в сложившийся ситуации, как бы не глодали его душу сожаление и жалость к верному псу, пожертвовать понапрасну жизнями он права не имел. Это война, она беспощадна и жестока.
- Идём. - Горный развернулся чтоб покинуть это гиблое место, когда вдруг осознал, что Эл куда-то исчез.
- Элбр! Постой! - хотел было прокричать Стрельцов, но вовремя сдержался, смотря почти с отчаянием в спину бегущего к жерлу пещеры мальчишке. Где-то внутри охотник знал, что Армстронг не остановится, а догнать его уже Макс не успеет, нужно было делать выбор, опять.
Гул из пещеры возрастал, страшно было представить, что за напасть, твари, какое зло притаилось в коварных недрах и хотело поглотить пришлых. По спине градом покатился пот перемешиваясь с толпами крупных нервных мурашек. Скрепя сердце, сжав кулаки и обуздав панику, Стрельцов развернулся и насколько это было возможно побежал к лагерю, кажется, так скоро он не бегал еще никогда в своей жизни.
- Главное успеть! Во что бы то не стало! Спасти Эла! - гулко и быстро билось о рёбра сердце, страх сжимал тисками волю, в горле саднило от хриплого дыхания, лёгкие жгло, словно огнём, но Макс бежал. Мальчишка был почти братом для Горного, он чувствовал к нему едва ли не отцовские чувства, поэтому накаченный адреналином страха за маленького безрассудного друга, бежал, бежал и бежал, молясь небесам о спасении и помощи.
- Только успеть! Спасти!

извиняюсь, снова забыл проставить переход, сначала отправил пост, потом вспомнил, что мне нужно в другую локацию--------->>> Золотая коса

Отредактировано Максим Стрельцов (2020-06-08 23:23:07)

+1

8

Говорят по какой-то там книге жертвенником регулярно был ягненок, что безвольно отдавался в руки того кто убьет его и, например, вымажет стены своего обветшалого дома кровью, чтобы ангел смерти прошел мимо. Монолит же напротив из категории тех жертв, что не склоняли своей головы перед палачами. Он не невинная овца.
Запахи, что попадались в нос не смущали пса, а песчаный пол хотя бы не так откровенно шумел как предательски это делала листва и ветки на старом острове. Еще немного вперед прежде, чем... Да, все же на полу оказался капкан, что не удалось распознать носом. Он возник так же внезапно как в глазах разных людей возникал зад Монолита. Прям "жопа-фантом" кто-то ее видит, кто-то нет. Все потемнело на несколько секунд словно в пещере наступила кромешная тьма. Удар оказался настолько сильный, что перебил лапу животного разрывая мышцы, кожу и все, что находилось на пути. Единственное, что уцелело так это кость, но вот остальное... Кровь хлынула на землю своей скоростью давая псу понять, что травма серьезнее, чем хотелось бы. В этот миг Монолит пожалел, что капкан не сломал еще и кость. Это бы упростило ему задачу. Что ж, все "мышечные реки" оказались разорваны вместе с плотью.
"Что, уже пора, да?" - криво ухмыльнулся Монолит когда сознание вновь начало соображать, а огонь в лапе на секунду отступил. Вот и зрение вернулось назад, на базу. Рванув лапу на себя зверь попытался оторвать капкан от земли, что не вышло. Стараясь не поддаваться животной панике и не перескакивать через капкан да свою же лапу Монолит схватил врага зубами, но что те могли против стали?
Уши уловили нарастающий гул. Дерьмо. Он вскрикнул или нет? Не запомнил. Не важно. Эти идиоты, вернее один из них, не отягощенный интеллектом точно рванет сюда прямо в эпицентр. Как бы к Элу Монолит не относился, но подумал именно на него и несмотря на их "пикантные" отношения в прошлом алабай не мог позволить людям затупить и придти сюда на смерть.
Решено было поднять лай и бучу словно здесь схватка с медведем, нет, тремя или кем-то еще страшнее. К счастью пещера отлично подхватит эхо и сделает его лай громче, сильнее. В конце концов людишки не знают, что он в капкане и могут подумать, что САО догонит как решит проблему. Избрав для себя такой расклад пес начал громко и яростно лаять демонстрируя тем кто снаружи, что это место - опасное, ну а для тех кто внутри... Попытаться запугать, чтобы не приближались.
Заливаясь лаем и теряя слюну Монолит еще раз рванулся стараясь делать это по траектории своих старых следов. Была предпринята попытка снять шкуру с лапы точно перчатку снимает противная телка, но силы рывка не хватило. Рывок, еще рывок. Нет, так не пойдет. Ладно.
"Сейчас подойдут и усыпят небось" - бился в конвульсии черно-белый, а уж затем полностью переключился на свою конечность открывая пасть и внедряясь в кость зубами точно во врага. Боль пронизывала тело все сильнее пробуждая ярость в ответ на то, что ощущалось. Чем больнее было, тем сильнее и агрессивнее шла череда укусов. Как жаль, что не перебита кость, шкуру перегрызть было бы легче, но сейчас уже не об этом. На секунду вспомнилась та волчица без лапы. Как ее звали, Гюрза?...
- Я буду молиться, чтобы ты умер - вспомнились слова того черного беса. Твоих рук дела, фанатик чертов? Ничего, ничего, хоть Монолит не самый верующий на свете пес, но сейчас он верил в одно - однажды они встретятся и поквитаются с соперничком. Главное было убрать отсюда людей. Серия лая и резкое затишье, словно Монолита убили. Конечно то была уловка, но может быть у людей хватит ума не сунуться сюда? Давай, Максимка, задержи Эла. Пес уже покойник. Желание расстаться с лапой было обусловлено тем, что ты хотя бы сдвинешься с места и сможешь броситься, атаковать до последнего, но пока сил не оставалось, чтобы закончить со своей лапой.
Тряхнув головой алабай попытался отогнать от себя слабость. Перебитая плоть содержала в себе артерии, что так же судя по всему разнесло в клочья. Можно уже не пытаться грызть свою конечность, хватит. Тяжело дыша и смотря в сторону голосов, что сейчас почему-то казалось наоборот затихали пес невольно начал думать о совершенно посторонних вещах. Сейчас нельзя лаять, он мертв и эти двое должны уйти. Одна надежда на Марса, чтобы не допустил этого дерьма со спасением. Может разорвать себе вторую лапу или язык откусить? К черту, лишнее.
"Крови не меньше чем со свиньи" - правда песок жадно впитывал все это с такой скоростью, что лужа простаивала достаточно мало.
- Забирай слова назад.
- Ага. Щас... - буркнул Монолит глядя в темноту. Галюны, что ли? Он не мог тут оказаться. Он же сдох на старом острове!
- Проваливай, черный козел... - отогнав наваждение Монолит опустился на пятую точку рядом со своим железным мучителем. В голову ворвался старый остров, шум того самого места где все собирались после охоты. Вот это ноги знакомого хмыря, а это козел, рядом с ним подкаблучник, с другой стороны, прямо рядом с Монолитом ноги Брега. Куда же ты делся, чтоб тебя. Нельзя с бабами снюхиваться было, нельзя. Пес скучал по нему и в своей фантазии сейчас находился там где все были вместе. Мужики выпивали, что-то обсуждали наверху, за столом, а он лежал на деревянном полу втягивая носом амбре запахов. Иногда ему что-то перепадало со стола, а то и миска пельменей! Вот тот остров был тем, что не хотелось терять, а остальное так, шелуха да мышиная возня.
Боль отступала, но вместо нее в густую шерсть запускал длинные пальцы холод. Пес не боялся неизвестности, ему достаточно было сравнить все, что есть, было и будет со сном, чтобы понять истину.
- Ты боишься?
"Я не боюсь смерти, но мне немножко страшно умирать" - хмыкнул в сознании пес припоминая странный диалог, что состоялся в пылу ссоры. Оказалось, что и умирать не так уж и страшно когда смерть такая, тихая. Главное теперь, чтобы если кто вошел и увидел его ушел обратно. Здесь больше не на что смотреть. В любом случае Монолит надеялся, что паренек вспомнит о том, что тащить алабая на руках  - не выйдет, лечить это все явно нечем, перетянуть возможно тоже ровно как и чистоты не обеспечить. Антисептик, если таковой привезли, нужно сберечь для людей, а не для того кто может умрет не сейчас так позже, от грязи с капкана в ране. Сколько лет он тут валялся? Здоровая лапа подкосилась, а зверь упал на бок выворачивая несчастную конечность. Все, морда уткнулась в песок, а сам зверь затих. Когда-то все представлялось не так, но на радость Стервятнику все же произошло раньше, чем мул отправился на колбасу. Единственное, что мул явно расстроится тому, что Монолит умер не из-за баб. Вероятно черно-белый был спокоен на своем одре.
Я здесь, а ты - там! Нет, это я здесь, а ты - там. Эй, это я там, а ты - здесь! Мы все здесь! И нет ни тебя, ни меня.

------------------- вне игры (смерть)

Отредактировано Монолит (2020-06-08 01:31:14)

+3

9

Как же хотелось курить, курить, курить, выдыхать табачный пар и занимать мысли какими-то родными и знакомыми картинами прошлого. Так же хотелось выпить чего-то крепкого и в пьяном бреду свалиться в кровать, чтоб мысли раз за разом, по одному и тому же кругу не гудели навязчивым роем не самых радужных рассуждений. Отдохнуть от забот, снять груз ответственности, которая по ощущениям уже покрыла железной коркой юношеское тело, придавливая бременем тревоги к земле всё сильнее.

Болезненный и яростный вой развеял тишину, затмил мерное пенье птиц, разбивая в клочья надежду на хороший исход, буквально затапливая осознанием опасности, отбирая надежду на светлое будущее и отсутствие проблем.
- Чёртов остров! Проклятые дикари, чтоб вас жарило и коптило на том свете!- выругался Элбр, вмиг посуровев и сжимая кулаки. Плохо осознавая, что делает, поддавшись нахлынувшим чувствам и стремительному порыву злости, Армстронг сорвался с места, словно спеша на клич четверолапого товарища. Пусть Монолит был пёс, пусть он был один из многих, да плевать, какая беспризорнику была разница? Алабай был одним из фрагментов прошлого, хорошего, привычного, того, что с теплотой называют "дом". За свой дом, Элбр был готов рисковать, именно поэтому, прежде чем голова успела осознать действия, мальчишка уже мчался ко входу в пещеру, сверля синим яростным взглядом ненавистную ловушку. Там был его товарищ, один из немногих уцелевших, один из тех, кто тоже был переселенцем и кого нужно было спасать. С точки зрения логики глупо было спасать пса, который был послан как раз туда и затем, чтоб предупредить путь людей об опасности, было глупо менять жизнь человека на жизнь животного, хотя те порой были гораздо лучше людей и достойны жизни больше, чем двуногие, но... Эл об этом не думал.
Усталость словно накрывала мальчишку огромным тяжёлым покрывалом, валила с ног, с каждой секундой становилось всё невыносимей и сложней бежать вперёд. Нервы были на пределе, голова раскалывалась колющей и клюющей в висок болью, отдавая казалось бы во всё тело мелкими острыми занозами. Элбр погрузился в бурю своих захлестывающий разум эмоций и подавшись им рванул в раскрытую пасть пещеры. Да безрассудно, да глупо, но он рвался, рвался спасать, защищать, подставить своё надёжное пусть и слишком юное плечо, хотел дать понять верному псу, что тот не один, что поддержка рядом. Хоть не свою собаку, пришёл на помощь, желал уберечь, что-то исправить... Отчаянно бежал, желая успеть и вовсе не думал о последствиях, лишь о псе находящемся там, где-то в глубине этой чёрной бездны. Мальчишка молчал, а хотелось кричать, хотелось позвать пса, хотелось, чтоб тот выбежал на встречу и всё было хорошо...
- Потерпи, подожди, я обязательно приду, я помогу, я спасу тебя, слышишь? - хотелось закричать мальчишке, но он не мог, сковывала внутренняя боль и гнев, поэтому он продолжал молча бежать. Лишь вырывалось сиплое дыхание, словно в лёгких мигом закончился кислород.
- Я смогу, нет мы сможем, Моня, мы выберемся, только погоди немного! - пронеслось в мыслях беспризорника.
Элбр любил собак, в этом также была своего рода проблема, он ведь всегда хорошо, добросовестно и тщательно заботился о псах, не раз они защищали его и рисковали жизнью, не раз... Да, возможно это просто работа, но не для него, нет... Для Армстронга это было что-то большее, более ценное и значимое. Он отдавал себя целиком работе на псарне и никогда не позволял себе принебрежительно относиться к тем, кто заслуживал уважения. Именно поэтому, он так безрассудно рванул к Монолиту. Шаг, ещё один, другой и вот мальчугану почти удалось войти в пещеру... Но тут Элбру пришлось резко остановиться, поскольку его путь преградил собой Марс, овчар оскалил зубы и предостерегающе зарычал.
- Отойди, прочь! - чуть не закричал на собаку Эл, но вовремя стиснул зубы и весьма внятно, властно зашипел на своего провожатого.
- Уйди, я говорю. - время потянулось рваными лентами, пока синие глаза мальчишки тягались с тяжелым и таким внимательным взглядом молодого пса.
Марс рычал, скалился и упирался, перегородив собой путь, никак не давая Армстронгу попасть внутрь, делая всё для того, чтобы беспризорник не смог совершить ошибку о которой потом может жалеть.
- Нет. Прочь, убирайся! Чёрт тебя подери! - и когда из жерла расщелины снова донесся очередной сиплый лай и резко стих, Эл просто отпихнул ногой Марса, а тот так и не посмел укусить молодого, но человека и тряхнув головой, нехотя кинулся следом в зияющую дыру пещеры. Обогнав человека, овчар устремился по следу Монолита, внимательно следя за тем, чтоб Эл шел следом.
Мимо мелькали какие-то древние стены, с непонятными изображениями странных животных, на что сейчас мальчишка не заострял внимания, все его мысли занимала тревога, которая с каждым шагом лишь росла, почти машинально он отмечал про себя различные отпечатки на песчаном полу, удивился несоразмерно большим ступням одних из них, но мчался следом за Марсом, только вперёд.
Монолит лежал на окровавленном песке с вывернутой лапой, где-то вдали уже слышались голоса, которые приближались и приближался гул и жуткое эхо. Мальчишка кинулся на колени и приподнял массивную голову кобеля, положил себе на колени и постарался понять, жив ли пёс. Марс нервничал, рычал и поминутно озирался.
- Рядом, Марс! - скомандовал Армстронг, сам же прислушался к еле уловимому дыханию азиата, который вот-вот должен был испустить последний дух.
- Как же так, Моня, как же так? - только и произнес, неосознанно гладящий умирающего пса по лобастой морде. Скупая слезинка скатилась по перепачканному лицу, грудь всё ещё бурно вздымалась от быстрого бега, а в глазах расплескалась душевная боль, отчаяние и грусть утраты.

+2

10

Глупость, неосторожность, решимость и поспешность. Всё это смешалось в хреновый коктейль который выпил каждый из присутствующих, и каждый поступил так, как считал нужным не оглядываясь на чувства и желания другого. В итоге никто из них не добился в своих действия ни благого исхода, ни удовлетворения, лишь Максим, что бросился прочь на Золотую Косу, мог оставаться хоть сколько логичным и правильным.Остальные же проседали в пучине собственных чувств ожиданий и надежд, коим было не суждено сбыться, как минимум в том виде, каком они себе их представляли.
Потому сейчас, сжимая морду уже почти покинувшего этот мир пса, что хотел чтобы его оставили здесь, Элбр сам того не понимая сводил смысл его жертвы на нет. Хотя Монолит будет искренне думать что всё пошло по плану, а потому он не сопротивлялся хватке смерти, и потому его уже было не спасти... Элбр же об этом явно не думал, как и не думал о том почему пес Марс так отчаянно его не пускал, ведь собака в отличии от человека знала, что его собрату уже не помощь, знала что он решил пожертвовать собой для того что люди ушли. Однако всё это было не важно ведь в итоге они поступили так как они хотели. и каждый должен был теперь пожимать плоды своих действий.
Монолит испустил последний дух на руках у Элбра. Его тело обмякло, а на морде можно было заметить застывшее удовлетворение, которое не разделял никто из присутствующих в пещере. Теперь оставаться здесь хоть секундой дольше было проявлением крайней глупости и неуважения к жертве пса, что до последнего верил что она была не напрасна. Особенно если учитывать что сейчас его уже ничего не могло спасти, сейчас он был не более чем пустой оболочкой, которую держал Элбр. Тем временем голоса в туннеле стали значительно громче, и теперь парень мог точно сказать что кто бы там не был  он говорил не на их языке. Он вообще мало отдавал человеческим. Или может он и правда им не являлся? У Подростка пока ещё было время чтобы уйти  и тогда он сможет уйти от преследования. Однако если он этого не сделает кто знает что его ждёт. Кто его ждёт...

[GM-Ad]

Отредактировано Game Master (2020-06-20 23:32:49)

+2

11

С последним тихим замирающим вздохом Монолита, силы как-будто покинули и самого Эла окончательно. Голова закружилась, смазывая реальность в водовороте ускользающих образов, создавая из них неясную лепнину происходящего. Вполне возможно, на пределе сил, на максимальной "громкости" эмоций, на пределе нервов, Эл попросту потерял сознание, пусть на краткий момент, всего то пара секунд, но этого хватило, чтоб в ушах повисла пауза вакуумом, а потом звуки обнулились, сначала отголосками, словно из неоткуда, нарастала волна непонятных голосов, пока из самых тёмных задворков подсознания не вылезло очумевшее самосознание.
Хлопая синими глазами, Армстронг не сразу смог понять кто он, что происходит и где находится, мысли медленными жирными тараканами неспешно ворочались на самой глубине, словно не желая спешить вытаскивать своего юного хозяина на свет божий. В ушах неприятный звон смешивался с уже вполне различимым шумом и наконец, воспоминания медленно, но верно, стали возвращать безотцовщину в действительность.
- Марс. - отчего-то сипло, испытывая невыразимую жажду, позвал мальчишка. - Мааарссс. - овчар тут же подбежал к юному человеку и уткнулся головой тому в плечо, словно желая подбодрить и в то же время, всем своим видом показывая, что нужно уходить. Элбр лихорадочно вцепился в широкий ошейник обеими руками, скручив пальцы, так и застыв, глубоко и тяжело дыша, словно собираясь с силами и мыслями, плотно прижался ко лбу пса.
- Хороший мальчик. - подбодрил четверолапого мальчишка. Всё ещё испытывая потрясение от произошедшего, эффект накопления стрессовых ситуаций как нельзя сильнее дал о себе знать, Эл шатаясь поднялся на ноги, цепляясь каким-то неверящим и полупустым взглядом за тело умершего Монолита, с трудом заставил себя оторвать взгляд от трупа и выпрямиться в полный рост. Руки непроизвольно шарили по неровной каменной стене, ища опору, а ноги не хотели слушаться, а потому, мальчишка удерживал равновесие с трудом. Ружьё так и висело за спиной на плотном кожаном ремешке через плечо, в то время, как Армстронг ухватил Марса за ошейник левой рукой и принялся озираться кругом. Бежать сил у него не было, точнее, какой-то внутренний коллапс сковывал каждое движение, в конце концов, если учесть что у преследователей были ручные звери, то далеко уйти он всё равно не сможет. Эхо голосов отражаясь от стен - приближалось, разрывая и сокращая пространство и пропуская через себя время, сокращало его и так утекающее с каждой секундой.
- Ну что ж, в конце концов, хоть смогу посмотреть в глаза тем, кто сжег наши жилища, похитил наших детей, в глаза тех, кто отнял жизнь одного из верных товарищей. Видит высокое небо, рано или поздно, они заплатят за это. - Эл сжал кулаки сильнее и выпрямился, всем своим видом являя образец силы духа, воли и решительности. Левой рукой он всё так же крепко удерживал овчара, плотно прижавшегося к его ноге и тихо рычащего, а правой крепко ухватился за один из выступов каменной стены, чтобы не упасть от одолевающей слабости, если встречать врага, то только вот так - гордо и с достоинством.

0

12

Это не то, к чему всё должно было прийти... Они должны были победоносно вернутся с младенцами на руках, а после получить фанфары спасителей, но где-то что то пошло не так... И теперь неизвестно кто из них вернётся домой... Как и то что было их врагом, а что стало с детьми? Кто они и зачем их забрали? Всё это могло остаться без ответа, если бы люди убежали отсюда, как желал того Монолит. Однако один человек не услышал его мольбы и теперь, без сил, но гордо стоя, ожидал своей участи. И пусть его дух был силён, но его тело было измотано чтобы сделать что-то ещё. Это можно было назвать героизмом, если бы это не выглядело так глупо со стороны.
Ещё одна жертва неизвестности... Безусловно именно так бы подумал каждый, кто увидел бы его состояние. Ни возможности убежать, ни шанса дать отпор, только стоять и смотреть, ждать и ожидать... Ожидать того что произойдёт дальше, несмотря на весьма предсказуемый исход... Это хорошая сила воли, но весьма странный способ её проявления...
И вот, постепенно приближаясь ближе, голоса вдруг резко и мгновенно замолкли. Элбр мог догадаться что это значило... Его нашли. Но он всё ещё не мог в темноте никого увидеть или разобрать, ведь он мог хоть сколько ясно видеть лишь немного дальше трупа Мони, потому напряжение продолжало возрастать. Элбр мог чувствовать на себе множество пристальных взглядов, но не мог увидеть их хозяев, пока к трупу пса не выдвинулась маленькая тень. Сначала человек не мог разобрать кто это, но когда оказалась в двадцати сантиметрах о трупа, то стало возможно разглядеть. Это была маленькая обезьянка сантиметров двадцать пять в холке, что подошла к псу и осторожно коснулась того лапкой, словно проверяя жив он или нет, после чего она подняла озадаченный взгляд на подростка и быстро отскочила назад, вновь исчезая в темноте пещеры. Такие действия малышки могли немного удивить юношу, а может и нет. Ведь было не так много людей, что были готовы признать что интеллект животных что Старого Острова, что нового, был практически равен их собственному. Это многими отвергалось, ведь люди привыкли, что звери это поддающиеся лишь инстинктам дикие существа, которые не могут ничего чувствовать. Так как в этом случае их истребление людям давалось без каких-то угрызений совести. Однако чем больше прошло времени с момента переселения, тем очевиднее был факт того, что раньше они были не правы, и далеко не всё были готовы столкнуться с такой действительностью. Ведь означает принять факт того, что каждая убитая тобой утка или кабан, была равноценна обычному человеку. И вот ты из благородного охотника превращался в простого серийного убийцу... И если у животных на этот счёт всё уже давно устаканилось и никто не осудит тигра за то что он убил от голода лань, то вот у людей с этим было определённо сложнее...И вот когда малютка исчезла, подростку предстояло встретится с тем что звери далеко не так просты, как им могло всё время казаться... 
Примерно через пять секунд после ухода малютки, юноша мог услышать тяжёлую и быстро приближающуюся поступь, пожалуй будь у него силы он бы мог попробовать в этот момент вознести ружьё и встретится с ним как настоящий герой, но  всё что он мог, это еле держаться на ногах и смотреть. Из темноты показался сначала один силуэт затем два и так пока это не увеличилось до пяти. Поначалу они напоминали людей, что правда почему-то передвигались на четвереньках, но чем ближе они становились, тем понятней становилось что это не люди. Три гориллы и два орангутана, появились перед подростком и передвигаясь зигзагами шли прямо на него. У Элбра не было сил что сражаться, и наверно он был готов принять свою смерть, а потому когда его настигли и сбили с еле держащих его ног, он мог уже попрощаться со своей жизнью, но вместо этого ощутил как его перевернули на живот и заломили руки, затем чем-то их связав. Возможно ещё не конец? Мог бы подумать подросток ощущая такую реальную боль в запястьях. Похоже у этих обезьян были на него какие-то другие планы. Возможно они приведут его к своему хозяину и тогда Элбру удастся узнать кто же за этим стоит. Но что если их цель в ином? Но тогда за чем им подросток? Не затем ли что и младенцы? Человек мог ещё попытаться немного порассуждать пока его силой не подняли на ноги и не повели в глубь пещеры, не давая ему ни возможности удрать, ни возможности освободится, однако своеобразные улыбки на их лицах точно говорили о том, что дальше его ждёт нечто неприятное...

[GM-Ad]

+1

13

Шаги были уже совсем близко. Внезапно непоколебимость в глазах Элбра дрогнула, нет, он не решил убежать, да и не мог он этого сделать в с моём теперешнем состоянии, никуда не делся потайной страх перед неизвестностью, да и с жизнью прощаться он все же не хотел, но мог. Именно этот ключевой фактор побудил его опустить голову и посмотреть на оскаленную морду Марса, на вздыбленную холку и море отваги, что расплескалось в карих глазах верного пса. Ещё один четверолапый товарищ, готовый отдать жизнь за человека.
- Ну, уж нет. - твёрдо проговорил Эл и разжал хватку пальцев левой руки, - Ещё одна смерть нам не нужна. - синие глаза заблестели очередной накатившей волной негодования.
- Марс, ищи Макса! - тоном не терпящим возражений, чётко, почти ровно произнёс мальчишка. Собака вскинула морду, вопросительно и недоуменно поглядела на юного охотника.
- Марш домой! Иди! Иди к Максу и охотникам, приведи их сюда! - повысив голос, почти крикнул на овчара синеглазый паренёк, видя то, что пёс готов оспорить его решение.
- Поверь, друг, сейчас ты мне не помощник, ты нужен мне живым. Помоги нашим людям дойти до этой проклятой пещеры, а я постараюсь дождаться помощи. Я выживу и мы еще поспорим с местными о том, кто тут главный. - на этих словах, Армстронг поджал губы, знаменуя полную готовность к сопротивлению неминуемой гибели, человек и животное смотрели в глаза друг другу, отчего то Эл ни капли не сомневался, что Марс понял каждое его слово, да и глаза пса глядели настолько по-человечески, что становилось несколько не по себе.
Развернувшись, овчар, бросился к выходу из западни и в тот момент, когда силуэт пса растворился во мраке, только тогда мальчишка выдохнул свободно и почти обессиленно оперся о стену пещеры, дожидаясь неизвестных врагов. Оставалось совсем немного, он уже слышал их поступь, ощущал хриплое и шумное дыхание...
Внезапно шум стих. Чужаки были где-то совсем близко, Эл кожей ощущал их присутствие, их взгляд и от этого ощущения, мурашки побежали по спине, а на висках выступили крупные капли пота.
Ожидание повисло и растянулось в пространстве густой полутьмы... Несколько долгих мгновений ничего не происходило, а потом, из вязкого мрака появилась небольшая обезьянка, Эл не удивился этому, поскольку многочисленные следы, по которым он с Максимом следовал уже большую часть дня, напоминали отпечатки приматов, да и шерсть на кусках деревьев тоже говорила о том, что среди группы неизвестных явно были животные.
Довольно миловидное создание с глазами-бусинками, осторожно приблизилось и заинтересованно потрогало остывающий труп Монолита, после чего, наткнувшись на пристальный взгляд синих сосредоточенных глаз - ускакало снова во мрак. Элу не хотелось, чтоб чужие руки трогали тело его славного товарища, но похоронить верного пса, мальчишка не мог, ему просто не хватало сил, да и обстоятельства не позволяли, однако, Армстронг твёрдо решил, что воспользуется возможностью, если таковая выпадет и проводит в последний путь алабая, предав его прах земле.
Ноты тревожной грусти по ушедшему прервало появление поистине мощных, огромных обезьян. Никогда в жизни Элбр не видел ничего подобного. Большие звери со взглядом разумных, почти человеческих глаз приблизились, чувство неправильности жутковато прокатилось волной недоумения по замутненному усталостью разуму.
- Не люди, но и не звери. - подумал сирота, разглядывая мускулистые шерстяные тела и всё ни как не решаясь причислить данный вид существ ни к людям, ни к обезьянам.
- Да, кто же они? - додумать Элу не дал легкий удар в бок, который без труда свалил юнца на колени, а затем и на живот, впрочем, осознавая всю бесполезность сопротивления, Армстронг просто подчинился тому, что с ним делали животные. Он ожидал всего, что угодно, что его растерзают, съедят живьем, станут рассматривать, словно живую игрушку, но ни как ни того, что большие лапищи приматов свяжут ему руки за спиной.
- Какого чёрта? - не сдержал возглас удивления Эл, поразившись настолько, что не сразу понял, как изумление заглушило даже страх, вытеснив одним большим вопросом остальные эмоции.
- Хотя, кто сказал, что человекоподобных мартышек невозможно обучить подобным трюкам? - тут же почти успокоил себя человек, всё ещё пока не допуская мысли о том, что звери могут быть разумны настолько, насколько и сам человек.
- Что ж, скоро я всё узнаю. - процедил сквозь зубы маленький упрямец, когда его вздёрнули на ноги и под конвоем куда-то потащили.
- И всё таки, это все чертовски странно. - само то, что волосатые громилы стерегли пленника, было уже в корне не правильно с точки зрения развития и цивилизации.
- Хорошо, хоть не олени. - почти хмыкнул Элбр, закатив глаза к потолку от такой комичности бредовой мысли.
- Даже интересно, кто из местных аборигенов сумел так выдрессировать обезьян? - поскольку трепетать за свою участь смысла не имело никакого, Эл с утроенным вниманием разглядывал мощных обезьян, расписанные стены и то, в какой необычной зигзагообразной манере двигался отряд.
- Надо как можно больше запомнить. - думал Эл, - Мало ли пригодится.

+1

14

Самозабвение, отважность, глупость, обречённость, это то что должно было ждать Элбра в его последнем пути. Это то, чего бы ожидали все кто бы увидел эту историю, но конец не настал... Человека вели в неизвестность, пока он сам был в неведении ни кто его вёл, ни куда, ни зачем. Его ноги просто неохотно месили песок в полной темноте, в которой сложно было хоть что-то разглядеть кроме спин идущих впереди орангутангов, в то время как две гориллы держали и вели самого юнца, а последняя обезьяна замыкала их строй. И пускай сам юноша этого не осознавал, но его захватчики понимали каждое слово. Они были  готовы насмехаться над ним и издеваться, если бы могли, но им был дан другой приказ, потому они просто вели его, предвкушая то что будет дальше.  Вскоре их процессия завернула в один из проходов и в его конце был виден свет. Элбр мог бы подумать, что скоро уведет тех кто был хозяином этих животных, однако прежде он мог услышать тихий детский плачь. Это произошло всего за десять шагов до входа, когда его глаза ослепли от внезапного света и на несколько секунд сделали его слепым. Когда же глаза привыкли и зрение восстановилось, то, то что он увидел был трудно описать. Эта был большой зал с потолком в четыре метра, и большими ступенями, что спускались к алтарю в центре помещения. Но удивительней было не только само место, но и те кто был в нем, ибо заполнено оно было большим количеством самых разномастных обезьян, что устремили на человека свой взгляд. Однако сколько бы Элбр не разглядывал их, он не мог найти среди них ни одного человека. Постепенно юношу подвели к алтарю, а после заставили опуститься на колени и склонится головой в пол, на что его ослабшее тело не могло сопротивляться. К нему подошла старая и обвешенная костяными ожерельями обезьяна. Она внимательно осмотрела юношу и выслушала доклад горилл, после чего провела когтем по его плечу и дала им указания. Человек не мог понять их речи, как и то, насколько она была осмыслена, он не мог разглядеть их выражений лица, однако устремив свой взгляд в правую сторону, на шум детского плача, подросток увидит двух младенцев лежащих на подстилке из листьев, чьи головы были украшены цветочными венками. Постепенно место превратилось из тихой заводи, которую тревожил лишь детский плач, в бурный поток, в котором переплетались звуки издаваемые недовольными и радостными обезьянами. Похоже эта старая обезьяна решила судьбу юноши, и её решение было встречено неоднозначно. Кто-то был рад ему, кто-то раздражён, однако крик одной из гориллы, что привели его сюда, смерил пыл обоих сторон и место снова погрузилось в тишину, а морды приматов обрели пугающий оскал, что можно было принять за устающую улыбку. После этого, голову Элбра резко подняли и заставили посмотреть на алтарь, попутно завязывая ему рот несколькими длинными, но плотными листами какого-то растения, позволяющие ему только мычать и стонать в них. Но юноша уже не был в силах хоть что-то предпринять, а потому, мог лишь лучше рассмотреть то что ему представляли. Алтарь, что был посреди этого зала, был формы пирамиды с отсечённой вершиной на которой красовалось весьма своеобразная большая купель овальной формы на  обоих концах которой было по несколько осколков кристалла крови и души. На её правом окончании были осколки души что были в неё воткнуты, по левую кристаллы крови установленные таким же образом.  Сама купель похоже была сделана из дерева и в неё легко могли уместиться два младенца. Так же на ней был какай-то узор, но Элбру не дали возможности его рассмотреть, так как его снова подняли на ноги и заставив поклонится ни то алтарю ни то старой обезьяне, что похоже была в роли жрицы, усадили того в первом ряду, явно желая чтобы юноша видел происходящее дальше во всех подробностях, но ничего не мог сделать, ведь по правую и левую руку от него сели гориллы, что продолжали его держать, на случай если он решит хоть что-то предпринять. 
Всё началось с речи жрицы, что обратилась к собравшимся и упомянула с особой злобой и улыбкой Элбра, указав на него рукой. Элбр не мог понять их речи, однако мог сделать вывод, что это точно небыли выдрессированные обезьяны, это обезьяны, что действовали по собственной воле, у которых был лидер и социальный строй, и которые сейчас готовились проводили какой-то ритуал. И по улыбкам и взглядом в свою сторону ритуал этот был не во имя братства мира и единства. Закончив свою речь, жрец начал заговор, а его помощник взял и приподнёс к нему двух плачущих младенцев. Эти двое беззащитных и невинных детей издавали плачь и пытались двигать своими ручками и ножками, протестуя перед тем что должно было произойти. Они не хотели быть здесь. Они хотели вновь оказаться в руках своей матери и Элбр был одним из тех кто должен был это осуществить. Но вот сейчас он сидит и смотрит на них слышит их печальный и горестный плачь будучи неспособный что-то сделать, будучи неспособным их спасти. Тем временем жрец рисует на их телах красной краской узор, сначала на одном потом на другом, продолжая заговор. После жестом руки подзывает к себе второго помощника и став у алтаря начинает говорить заклинание, которое повторяет каждый присутствующий примат, наполняя пещеру эхом искажения и гомоном, что многократно отражаются от её сводов и возвращаются обратно. Постепенно Взгляд может заметить что в руках второго помощника оказывается каменное лезвие, которое он протягивает жрецу, что нежно берёт младенца в одну руку, а каленный кинжал в другую, после вознося первого прямо над купелью и проводя лезвием по шее плачущего чада, забивая его жизнь и пуская его чистую и невинную кровь прямо к купель. После осторожно укладывая его туда и забирая венок с его головы, вешая его на правое окончание купели. Затем произнеся ещё раз заклинание которое все повторили, берется за второго младенца, что всё ещё отчаянно протестовал и поворачивает голову к Элбру, искажённую оскалом, делая шаг от алтаря и показывая тому окровавленный кинжал. Жрец словно приглашал человека посмотреть, насладится, ощутить боль и присоединится. Словно давая ему шанс кого-то спасти, но в тот же момент обращает каменный нож к горлу младенца и напоказ прерывает его жизнь, наблюдая за реакцией юноши, словно желая увидеть от него чего-то, чем он не обладал. После чего кладёт уже мертвого младенца к его брату и тем самым заполняет купель их телами и кровью, что активирует кристаллы на её концах и заставляя чистую и невинную кровь ниточками течь к ним, заполняя собой каждую трещинку и узор купели. В то время как жрец подходит к юноше и рисует на его лице кровью младенцев с кинжала, несмотря на его сопротивление и отражение. Когда это узор кровью на его лице был закончен, жрец отошёл от него и стал наблюдать за преображением купели, за которой мог наблюдать и человек...

[GM-Ad]

Отредактировано Game Master (2020-07-01 15:54:59)

+2

15

Мысли, очень много самых разнообразных мыслей роилось в утомлённом мозгу, пока соблюдая определённый ритм и порядок шествования, Эла вели по довольно тёмной и сырой пещере. Всё так же чавкал порванный ботинок, забирая в свои внутренности песок, но подобные мелочи в данный момент времени мальчишку мало волновал, ему было не привыкать. Слишком много возникло вопросов по поводу его конвоиров и он всё ни как не мог отделаться от странного ощущения, что родилось где-то на уровне подсознания, что, что-то тут явно не так, что-то не сходится и всё не так просто, как показалось на первый взгляд. Если на входе в расщелину света было достаточно для того, чтоб рассмотреть изукрашенные настенными рисунками стены, то теперь, эта возможность пропала и единственное что мог лицезреть наш маленький герой, так это то, как перед его носом красовалась одна из широких волосатых, мускулистых спин.
Внезапная вспышка света, что ударила яркой волной по глазам, уже успевшим привыкнуть к полумраку, выбила слезу из глаз юнца, столь стремительно и неожиданно контраст резанул чуткое цветовое восприятие. Проморгавшись, Армстронг постепенно привык к весьма яркому освящению и сначала щурясь, а потом уже полностью, распахнул глаза и тут же огляделся по сторонам. Место куда попал сирота было удивительным, удивительно тем, как контрастно отличалось от самого обычного входа, в самую, казалось бы, обычную пещеру, если не считать всё тех же рукотворных рисунков невесть каких зверей и того, что бродить по каменному лабиринту нужно было не абы как, а соблюдая определённую последовательность, что еще в самом начале пути поразило юнца.
Огромный зал, неровной овальной формы, с довольно высоким потолком, освященный светом факелов, пара из которых как раз красовалась на стене у входа, откуда и вышел конвой, далее, по всему периметру находились ступени уходящие подобием колец, амфитеатра, вниз, где посредине залы стояло сооружение напоминающее подобие алтаря, которое и оказалось в последствии им. Бегло кинув взгляд на устройство помещения, Армстронга поразило и то, что весь этот зал был забит не кем иным, как множеством обезьян самых разных мастей и размеров! Тщетно мальчишка пытался разглядеть среди множества морд хоть одно человеческое лицо и чем дольше взирал Эл на меховое собрание человекоподобных зверей, тем всё более его охватывал ужас, тем жутче ему становилось... В который раз юнца пробил холодный пот, поскольку приматы не просто сидели на ступенях, это было не самым страшным, они сохраняли молчание! Смотрели на него и молчали! А вот это, помимо вообще всего, что тут происходило, было уже совершенно не правдоподобно, не объяснимо! И от очередного чувства некоего осознания происходящего, от попытки разобраться, отчего-то Элу стало дурно...
Рассказывать долго, но на самом деле, всё произошло довольно быстро и без промедления. Подгоняемый тычками в спину, по довольно крупным ступеням, Армстронг в сопровождении всё тех же горилл, спустился к пирамидообразному алтарю, к которому его буквально швырнули, отчего он упал на колени и вот тут, внимание, тут! Приматы ощутимо приложили его любом к песчаному полу, явно заставляя выказать уважение священному месту!
- Черти! - невольно воспринимая зверей больше, чем просто животных, выругался сквозь зубы Эл, отплёвываясь от песчаных крупиц, которые попали в рот, поскольку он ну ни как не ожидал, что чьи-то руки будут его тыкать носом в песок. А дальше... А дальше было всё чудесатее и чудесатее! У общества приматов оказалась своя вполне схожая с людьми организация, это Армстронг понял в тот момент, когда смог разогнуться, однако с колен встать ему не дали, удерживали почти пудовыми лапищами в весьма унизительном положении.
- Плевать. - думал Эл, даже страх потеряв от нереальности происходящего и только и делал, что смотрел по сторонам даже не зная за что зацепиться взглядом, чтоб остаться в трезвом рассудке.
- Просто невозможно! - отмечая всё новые и новые детали, то ли восхищался, то ли негодовал юный герой. Однако, очередную мысль прервала подошедшая к мальчишке жрица, старая обезьяна увешанная побрякушками и раскрашенная на некий варварский манер.
- Да быть не может! - не выдержал Армстронг, поминутно проклиная всё на свете, следя за тем, как старая ведьма зачем-то трогает своими когтищами его плечо, а потом на гортанном языке, что-то произносит в "народные" массы, вызывая в них приступ возмущенной и радостной волны. Вопли приматов напоминали оживлённый спор, который стих по первому же требованию одной из горилл-провожатых, которая на своём тарабарском языке что-то рассказывала, после чего все взоры обратились снова к Элу и костлявая длань ветхой жрицы указала на него, чем вызвала новую волну криков со стороны публики.
- Кому расскажи - не поверят. - только и смог выдать Эл, расширенными от удивления глазами, словно это вовсе не он жертва сегодняшнего вечера, а зритель. Как-то в голову ему до сих пор не влазила и не лезла мысль о том, что он вполне сгодился бы на роль самого лакомого куска, что его не так просто притащили в место тайного сбора какого-то племени и уж явно ведут себя по отношению к нему не как к дорогому гостю, что явственным образом отражалось в алчном и кровожадном блеске десятков, а может и сотен звериных глаз, да в их улыбках, которые больше походили на плотоядно ощеренные пасти.
Еще прежде того, как Армстронг сумел осознать, что так привлекло его внимание, какой странный звук наполнил ужасом и содроганием сердце, мохнатые твари, только подумайте, эти твари завязали ему рот! От возмущения Эл даже задохнулся и не сразу смог унять волну гнева, что накатила вскипающей и огонезирующей лавой.
- Мне, кляп в рот? Это я то, пленник?! - от таких мыслей, синие глаза опасно блеснули, но во всполохах дрожащего света факелов утонули ни кем не замеченные. Не смотря на внутренние горячие распри, что терзали юную душу, держал себя новоиспеченный пленник спокойно, стараясь сохранять гордый и отстраненный вид, словно с ним ничего такого уж необычного и не происходит, однако, всё напускное спокойствие спало разом в ту же секунду, когда он услышал детский плачь!
Дети! Оба младенца лежали на листовой подстилке, недалеко от триклятого пирамидального сооружения, маленькие и беззащитные и отчего-то самые худшие опасения Эла крепли и росли в душе с каждой секундой, что он находился в обществе приматов. Когда мальчишку подняли на ноги и согнули в поклоне жрице, тот даже дёрнутся попытался, но что такое человеческий подросток в сравнении с размерами и силой крупной обезьяны? Вот именно - ни что! Легко, словно невесомое перышко, Элбра усадили на ближайшую к алтарю ступень, точнехонько в первый зрительский ряд, чтоб его людские глаза наверняка запечатлели всю суть происходящего.
Всё остальное беззаконие, звериное действо, что творилось на его глазах, назвать иначе чем мракобесие было сложно. Элу хотелось закрыть глаза, не видеть того, как хищно блестит жертвенный клинок в руке жрицы, как мерно и речетатитивно она что-то напевает, а хор голосов собравшихся, дружно повторяют непонятные для Эла мантры, преисполненные чего-то тёмного, животного, чуждого ему. Он хотел не видеть того, как кричат ни в чём неповинные дети, не хотел видеть, как им жутким быстрым движением вспарывают горло, лишая жизни, не хотел... Не хотел, но смотрел, заставлял себя смотреть и запоминать, запоминать каждую деталь, всё, до последней крупицы всей картины и последней капли крови тех, кого должен был спасти, но не смог, не смог, поскольку был слишком слаб.
Неестественно ровная осанка, играющие желваки и сжатые до скрежета зубы выдавали всё то, что творилось внутри человеческой души. Руки, так же связанные за спиной, побелели, сжатые в кулаки, а синие глаза подростка, буквально полыхали пожаром внутренней ненависти. Именно в этот момент Элбр решил, что если выживет, то станет одним из лучших охотников переселенцев, станет одним из лучших шпионов и однажды вернётся к этим человекоподобным тварям и убьет их всех. Не дрогнет его сердце от страха, не дрогнет рука, которая выпустит пулю в каждый из лбов таких зверей, что приносят жертвы младенцев на алтарь неведомого бога. Он не успокоится, не покинут его уши плачь двух малюток до тех пор, пока он не отправит к праотцам всех тех, кто повинен в их смерти.
- Я вас всех убью и изничтожу всё ваше племя, всех ваших паскудных детей, такие существа не должны жить на земле, как и их семя. - думал Эл, продолжая сидеть неподвижно. С его уст не сорвалось ни единого стона, ни единого крика, лишь холодной синей сталью и решимостью заострилась та синева глаз. Если он останется жив, то у него будет цель: он убьёт их всех, всех убьет, ибо такая мерзость не имеет право на жизнь и разумное существование
- Твари. Паскудные твари. - и сейчас Армстронгу было уже не важно, что он совершил открытие того, что животные на Дискордии имеют свой социальный строй, свою религию, свой уклад и что они - разумны.
Выжить, сейчас он старался выжить, именно поэтому сохранял такое тяжелое, гробовое спокойствие. Не сопротивляться, быть покорным - да, он пойдет и на это, но лишь для того, чтоб найти путь к большой мести.

+2

16

Безучастность, беспомощность, покорность и ненависть наполняли зал своей чернотой, ожидая завершения ритуала. Элбр не подозревал что те чувства что он сейчас испытывали были схожими с чувством каждого из присутствующих. Человек не представлял что обезьяны ненавидели Переселенцев точно также как он их. И что корни этой ненависти куда глубже чем кто было мог себе представить...
Сегодня здесь в свете факелов балом правила ненависть. Чистая и почти неприкрытая, но в тоже время такая взаимная...
Обезьяны хранили молчание и все до единого смотрели на купель, которая медленно стала преображаться. Дерево из которого она была сделано казалось ожило и стала давать короткие ростки, что чуть позже превращались в прекрасные белоснежные цветки с кровавым отблеском, которых становилось всё больше, а кристаллы на окончаниях купели стали тускнеть и распадаться на множество частиц, покрывая цветы словно расой. Постепенно наполненная кровью купель превратилась  в странный цветочный куст с белоснежными цветками с кровавым отблеском, что были усыпаны частицами словно расой. Это завораживало и могло показаться прекрасным если не знать его историю.
Когда же цветы заполнили всё купелья последняя пылинка кристалла осела на цветок, пламя факелов дрогнуло, а цветки легонько покачнулись словно от ветерка, а в следующий миг стали осыпаться, превращаясь в полёте в мельчайшие частицы, что вскоре совершенно исчезали. А когда опал последний цветок все могли заметить, что на месте купели теперь ничего нет. Ни крови и тел младенцев и намёка на то, что здесь недавно произошло кровавое жертвоприношение. Всё это исчезло и было принято божеством в качестве подношения, и теперь ничего нельзя было вернуть обратно. Ритуал завершился и теперь на Элбра снова устремился взор множества глаз, чьи морды искажала улыбка, что предвкушали его чувства что радовались его потери. Обезьяны были определённо довольны произошедшим, но всему когда конец и им нужно было уходить. На этом моменте юнец заметить кровожадный взгляд у некоторых из них. Неужели его таки убьют, после всего показанного, после всего пережитого. Неужто в конце этой истории его жизнь останется здесь в вечных мучениях так и не получив права на отмщение? Неужто всё и правда закончится так?
Элбра снова подняли на ноги и подведя к алтарю насильно заставили пасть на колени и склонить голову, на которую жрица надела два венка что ранее были на младенца после отошла от него и показала знак  одной из горилл...
- Неужто всё и правда закончится так?  - могло проскользнуть в голове юноши, после чего по его  затылку был нанесёт глухой, но сильных удар, а в глазах Элбра потемнело. Человек определённо не собирался вот так сдаваться, но создание упрямо удалялось в дать, оставляя только темноту...
Дальше была непроглядная и холодная тьма в которой не было понятно жив ли он или уже нет. Ждет ли его что-то ещё или он так тут и останется. Пока его слух не уловил знакомый голос что звал его... Постепенно к юноше вернулось ощущение собственного тела, а затем пришла сильная головная боль, однако открыв глаза он поймёт что перед ним Был Макс, а рядом отряд собранный в подмогу. Вот только этим людям удалось найти только его... И больше никого... Ни дитей, что были невинны... Ни Монолита, что пожертвовал собой... Ни тех кто совершил кровавый обряд... Придя, отряд нашёл только Элбра без сознания у входа в пещеру с двумя венками на голове... А так же множество следов что вели в самые разные стороны... Юноша мог быть счастлив что был жив, но в тоже время мог быть несчастным за то что выжил только он...

[GM-Ad]
Я не мог оставить эту историю без должного конца, прости Кай...

Квест Элбр Армстронг, Монолит и Максим Стрельцов  объявляется завершенным.  Персонажи получают 1 балл за этот квест, что позволит открыть две ячейки в лотерее или обменять эти баллы на очки для межсезонного аукциона.
Персонажи выведены из игры.

Игровой сезон завершен

+1

17

--->> Вне игры

Сезон "Клятва на крови"
22 сентября, 188 год

Анга хищно улыбалась, а с ее губ и щек потоками стекал тропический дождь. Пелена ливня застилала глаза, и дальше собственного носа волчица ничего разглядеть практически не могла. Рядом плечом к плечу вышагивал Велес, за которым алоглазая старательно пряталась от порывистого ветра. Брат с сестрой, вдоволь удовлетворившись друг другом, решили осмотреть местность, а потому брели вперед, совершенно не зная, что их ждет впереди. По пути их настиг дождь неимоверной силы, и теперь оба думали лишь о том, где можно переждать ненастье. Сердце Анги пело в такт стихии, она ликовала, ибо считала это предзнаменованием их скорого с Чертом правления. Волчица мечтала покорить новые земли, взобраться по трупам на престол и править, точно черная королева, а рядом с ней всегда будут Велес и Варга, в глазах которых волчица будет читать восторг и одобрение. Именно об этом мечтала Анга и старалась не думать, что брат не совсем разделяет ее точку зрения и планы на будущее.
Несколько дней встретившиеся вновь после долгой разлуки, они предавались любви, похоти и нескончаемой страсти, отвлекаясь лишь на еду и сон. Это были блаженные дни, но и они имеют свойство заканчиваться, ибо нужно двигаться дальше. Пока Велес и Анга вкушали запретный плод эротики, они не говорили о своих мыслях по поводу того, что делать теперь. Анга молчала, ибо боялась спугнуть тот интимный момент, что воцарился между ними, а она ведь так долго грезила о нем. Так что волчица решила, что наполеоновские планы по захвату мира подождут, и можно заняться земными прелестями.
Но вот они окончены, и теперь самое время обсудить с подпалым, что делать дальше. Сейчас разговору мешал шторм, однако Анга уже начала прокручивать в голове диалог, что вскоре между ними начнется – стоит им только найти укрытие. Алоглазая потерялась во времени и не знала, сколько они уже так шатаются по джунглям, насквозь промокшие, но вот впереди она заметила пещеру – единственный подходящий вариант переждать непогоду.
-Пошли туда, мой милый, - пыталаясь перекричать рев дождя, Анга легко толкнула Велеса плечом, указывая на черный проем в скалах, что виднелся впереди. Не долго думая, они оба направились туда, ибо других вариантов у них не было.
В пещере было темно и сухо. Вглубь Анга не пошла, ибо неизвестная темнота ее не привлекала, оставшись на пороге пещеры.
-Предлагаю остаться здесь на время. – Обратилась волчица к брату и отряхнулась.
Взъерошенная черная шерсть топорщилась во все стороны, а алые глаза полыхали решительным огнем, по которому Велес мог понять, что на уме и языке вертится у его сестры. Этот неприятный разговор был лишь вопросом времени, и вот, кажется, его время настало.
-Что думаешь? – Начала Анга. – Что будем делать? – Волчица хотела прежде всего услышать мысли Елса, а уж потом озвучивать свои собственные.
Она настолько была поглощена собственными идеями и желанием поделиться ими с Чертом, что совершенно не думала о том, чтобы проверить пещеру на наличие кого-то еще.

+3

18

--->> Вне игры

Сезон "Клятва на крови"
22 сентября, 188 год

Все стало как раньше, но в то же время слишком непохоже на прошлое. Велес знал, что его взгляды, его сущность и естество сильно поменялись за время длительной разлуки и путешествия по собственным дорогам судьбы, но по прежнему боялся признаться в этом. И себе и сестре, хотя червь недосказанного точил его изнутри ото дня в день. Ни радость встречи, ни горячие объятия черношкурой не могли затмить это чувство, как бы Змей ни старался. Анга может быть и догадывалась о его терзаниях, однако по обыкновению своему была слишком воспламеняющей в новых идеях, что бы замечать крупицы под своими лапами. Те дни... Дни проведенные с волчицей наедине пусть и могли, но не заставили Елса вновь заглянуть в глаза своим призракам. Он продолжал умело уклоняться и бежать от них прочь, в тайне надеясь, что ему удасться выудить из их лап и свою родную сестру.
Вода лилась с неба сплошным потоком, давно подпалый не чувствовал на своей шкуре столь сильные удары теплых капель. Где-то в воспоминаниях показались отрывки тех дней, когда его белый мех навсегда был окрашен черной краской в наказание за грехи и в напоминание о них же. Он сохранил тогда часть самого себя, хоть значительно меньше нежели Херш, но гораздо больше, чем сестра. Смолянистая шкура и алые глаза пылающие огнем- вот дар богов, которые обещали могущество и власть взамен на их каменные сердца. Они получили лишь боль и страдания, смерть тех с кем шли лапа о  лапу, но Анга.. Глупая девчонка все еще верит в проклятого Варгу, даже после того как Старый Мир канул в лету... И этот тропический ливень не смоет ту червоточину, что живет в ее сердце и разуме.
Дождь застилал глаза, Велес понуро брел чуть позади сестры глядя как лапы чавкают по черной грязи. Он не смотрел по сторонам и лишь изредка реагировал на восклицания Анги глухим угуканьем или бессмысленной улыбкой направленной в никуда. Вот и сейчас, стоило красноглазой окликнуть его, как Змей молчаливо пошел за ней вновь, очнувшись от дум лишь тогда, когда лапы ступили на сухую каменистую землю. Пещера... Что может быть лучше, чем спрятаться от непогоды в большом сухом гроде?
Черт отряхнулся, рассыпая мириады брызг по серым стенам, потянулся и повел носом воздух.
-Предлагаю остаться здесь на время.
Серые глаза внимательно скользили по покатым стенам всматриваясь в непроглядную мглу глубин пещеры. Здесь было тихо и пусто, что почему-то как-то тревожно. Терпкое чувство того, что что-то должно произойти сковало горло в тиски не давая сглотнуть.
Что будем делать?- Голос Анги стал настойчивее, звонче, ворвался в голову Змея шальной птицей, заставляя волка отвлечься от сгущающегося мрака и обратиться к сестре.
- Не знаю. Дождь пережидать. - сухо отозвался самец будто нарочно пропуская суть вопроса мимо ушей.

+4

19

Хрупкое уединение Анги и Велеса было неожиданно нарушено шелестом перьев, раздавшимся в глубине пещеры. Через пару мгновений непроглядный мрак выплюнул в обозримое пространство перед волками необыкновенного обитателя грота -  ворона не самой здоровой наружности. Как он еще был жив – непонятно. Ну, разве что в силу привычки. Тощий, со встопорщенными перьями, с глазами заплывшими иссиза-белой пленкой бельма; пернатый уродец, неуклюже подмахивая крыльями и поднимая облако вековой пыли, с трудом взгромоздился на выступающий невдалеке каменный карниз и вдохновенно прокаркал что-то, похожее на связные слова:
- Ибо всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится.
Над тропиками в очередной раз пророкотал гром; мир за пределами грота озарился белесой вспышкой. Свет молнии на краткий миг просочился внутрь пещеры, слегка рассеяв непроглядную темноту. Чудная птица повернула голову на утихающие отзвуки грохота, выдержала паузу, и прибавила, – Вот, посылаю вам посланника моего. Кто вытерпит его пришествие? Ибо он - как огонь расплавляющий, – что, впрочем, также не внесло никакой ясности.
Вдогонку туманным откровениям пернатого, из глубины пещеры послышалось тихое фырканье, больше смахивающее на едва сдерживаемый смех. А вслед за ним раздался голос – удивительно звонкий и чистый, с дурашливо-непосредственными интонациями, легко выдающими юность его обладательницы:
- Ах, прошу, простите моего друга. Декард, он… понимаете, не совсем в себе, - еще одно грозовое озарение выдало приближающиеся очертания таинственной незнакомки. Волчица, кажется. Удивительно миниатюрная особь. Иных примет во мраке было не разглядеть, - но в одном он все-таки прав. Сегодня все мы - немного жертвы. Жертвы непогоды, - силуэт волчицы приблизился ещё ненамного. Незнакомка почтительно склонила голову набок, словно этим жестом желала лишний раз извиниться за своего спутника и его бесцеремонное вторжение в личное пространство двух переселенцев, - Мое имя - Дэлеб. С Декардом вы уже знакомы. А вы…? – назвавшая себя Дэлеб шумно потянула воздух носом, как следует принюхиваясь, - Вы ведь совсем-совсем не из этих мест, не так ли?
Почти каждый на Дискордии, так или иначе, был наслышан о прибытии к берегам таинственных путешественников. Не все хотели с ними мириться, и не каждый был готов принимать их на своей территории.
За редким исключением новоприбывших встречали откровенно враждебно, либо старались и вовсе обходить стороной – ради собственного же блага. Однако Дэлеб, хоть и держалась на границе непроглядного мрака, но прятаться все же не собиралась, как не собиралась рвать и метать, упирая на чье-то чужеродное происхождение. В голосе ее промелькнула разве что лёгкая нотка настороженности, разбавленная поистине жгучим любопытством. Двое чужаков, пережидающих бурю в пещере, ее явно интересовали – к добру это, или к худу.

[GM-Tao]

+3

20

Анга оголила передние резцы, а шерсть на загривке встопорщилась. Ответ Велеса ее не только не устроил, а дико возмутил, и волчица открыла рот, толи для того, чтобы ответить что-то язвительное, толи намереваясь цапнуть нерадивого брата за то, что тот всячески уходит от разговора. Волчица была уверена, что Елс сразу сообразил, о чем был ее вопрос, но позволил себе включить дурачка и ответить буквально. Горделивая слуга Варги не терпит, когда ее водят за нос, точно волчонка, а потому нахальная фраза Черта не могла не остаться без последствий.
Однако их прервал шелест крыльев, и вскоре к ним кубарем вывалился либо очень старый, либо глубоко больной ворон. Проорав что-то несвязное, птица посеяла в умы переселенцев лишь сомнение и непонимание, однако Анга, глядя на страшного пернатого, лишь хищно ухмыльнулась. Зазывающие речи ворона веяли религиозностью, а верующая до мозга костей волчица очень ценила поклонение темной материи.
Тут из глубины пещеры раздался еще один голос, однако он звучал более приземленно и связно. Признаться, лозунги птицы заинтересовали Ангу даже больше, а потому она раздраженно дернула ухом, недовольная, что речевку пернатого прервали.
-Хищник никогда не будет жертвой, - агрессивно прорычала черношкурая, вглядываясь во тьму, пока оттуда не выступила обладательница голоса.
То была хрупкая волчица, ниже Анги чуть ли не на голову, а то и две, однако бывшая Валькирия более не могла разглядеть никаких признаков, по которым могла бы составить описание незнакомки. Она держалась под защитой темноты пещеры, готовая юркнуть обратно. Анга не знала, что находится там, дальше, и был ли там тупик, так что судить, кто находится в более выгодном положении, было трудно.
Волчица принюхалась. За мыслями о их с Велесом будущем она совсем позабыла об элементарном – проверить, одни ли здесь. Сейчас алоглазая чувствовала запах волчицы, но он ей был не знаком. Также она не смогла определить, был ли тут кто-то еще, и незнание определенно Ангу бесило.
-Вы нарекли нас переселенцами, - ответила волчица, до конца не решившая, как общаться с незнакомкой.
Анга не считала себя переселенцем, и слово «завоевательница» ей нравилось куда больше. Однако хитрая черношкурая была слишком умна, чтобы опрометчиво кидаться на амбразуру, не зная, что ее ждет. Слепая агрессия – это не про нее, и прежне, чем нанести удар, она должна быть уверена, что победит.
-Мое имя Анга. – Чуть помедлив, снова заговорила волчица холодным, стойким голосом.
Она не спешила раскрывать всех карт, предоставив право голоса старшему брату. Обиженная на него за то, что он уходит от откровенного ответа, черношкурая не собиралась отдуваться за них двоих. Пусть уж тогда Черт объясняется, кто они и что тут делают, а Анга заодно тоже послушает. Раз он не отвечает ей, возможно, с новой знакомой он будет более разговорчив.

+3