18

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления мая:
14.05.2018
Большая ПР-сходка!
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Око бури".

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Запад Острова » Лунные холмы


Лунные холмы

Сообщений 301 страница 320 из 337

1

http://satirics.net/d/img/957a667e850ef2ead45f.png

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Городские поляны
Юг | Нижний Сумрачный лес, Темное озеро, Шуйский лес, Междулесье
Запад | Верхний Сумрачный лес
Восток | ---

0

301

Адлэра критиковали и немного порыкивали, но это было правильно и он продолжал ждать. Ждать и слушать. Как бы там ни было их миссия зашла в полный и безвозвратный тупик, в котором ещё и стены с бесконечность. Действия были прочитаны, выводы сделаны и осталась услышать ответ главной виновницы всего этого, которая почему-то колебалась. А Аиша уже вся извелась, но это было правильно, поскольку это было опасно и страшно.
- Это так, наверно... - откликнулся Чёрный на возмущения своей соратницы и встал, предвкушая конец всей сегодняшней истории о неудачном возвращении блудного лисёнка.
Но нужно ли её отпускать?- этот вопрос висел где-то на задворках сознания, но ни имело под собой более оснований, ведь всё решено, а лисы народ не простой. Лисья обида живёт и не тлеет долгое время, а скорей преуменьшается. Адлэру же не хотелось что бы Пепел ненавидела свой дом, и только одно это хватало чтобы не оскалить зубы и принести очерствевшего лисёнка к матери, который только и будет ждать момента как улизнуть. И возможно это решение и примет её мать когда настанет время. А сейчас стряхивая снежинки с меха лис готовился в путь, ведь в голове Пепельной наконец назрело решение.
- Нет, я в Город не пойду, но и на Лисий остров не вернусь, - сказала Лисичка, глянув на Аишу на последних словах и затем продолжила, – Я останусь здесь, на Волчьем острове и ни один ваш ультиматум не поможет изменить мое мнение. И силой не потащите. Я уже не лисенок, чтобы меня можно было за холку поднять. Уходите  и оставьте меня в покое. Я нашла свой дом, и он будет таким, пока я не изменю, сама, свое решение. И маме так передайте, - закончила она, сделав несколько шагов назад и приготовившись бежать.
- Вот видишь, Аиша, она не пошла на поводу, - с ухмылкой промолвил Ад, будто это и было его задумкой. А может и было. Кто его знает? А после продолжил всё с той же ухмылкой и лёгкими повиливаниями хвоста, - Что ж, Пепельная передам, если меня конечно не опередят. - на этой фразе черный косо глянул на рыжую лисицу и продолжил, всё в той же манере, - Пепел, постой ты только не беги при нашей следующей встречи, хорошо? - сказал он и широко зевнул, выставляя напоказ свои зубы, и одновременно с этим потягиваясь.
Теперь можно было идти в путь, но куда и как? Это было очень хорошим вопросом, ведь у него не было при себе ни одного артефакта, что было этаким намёком на "нищету" лиса на различные находки и подарки. Хотя, признаться честно, он их и не искал, да и не выпрашивал ни у кого. Но это не то что могло его сильно беспокоить или задевать, ведь ему  и без них пока неплохо живётся.( я ни на что не намекал!)
- Аиша,- обратился Черной к свой спутнице, повернувшись к ней, - А ты что собираешься делать? Это было тоже весьма важно, в конце концов.

Отредактировано Адлэр (2017-01-25 13:59:11)

0

302

К огромному облегчению Аиши, Пепельная отказалась искать своего отца в Городе. Как лиса и думала, ученица не захотела возвращаться на Лисий Остров, предпочтя оставить нейтралитет и остаться в стороне от всех лисьих проблем. Наверное, это было немного эгоистично с ее стороны, но переубеждать ее травница была не намерена. Пусть делает, что хочет, в конце концов, она сама просила ее об этом, только бы та не шла за городскую стену.
-Поступай, как знаешь, - неохотно кивнула Аиша, отпуская Пепел в свободный полет.
Вернется, никуда не денется. Когда-нибудь она соскучится по своим родным и захочет их увидеть, а может, поймет, насколько опасно находиться здесь, среди волков, без защиты. На фразу Адлэра лисица лишь закатила глаза.
«Браво, возьми за это медаль», - про себя огрызнулась лиса, но ничего не сказала.
Можно подумать, он знал об этом с самого начала. Ему повезло, что Пепельная не согласилась, иначе бы в конец разъяренная Аиша надрала бы ему хвост.
-Я… - Запнулась лисица, думая, что ей теперь делать, - я вернусь к лисам, но через некоторое время. – Уклонилась от прямого ответа Аиша, отходя в сторону.
Она решила, что настало время побыть немного наедине. Она понимала, что Адлэр сейчас не намеревался возвращаться на Лисий Остров, а Аише хотелось оттянуть тот момент, когда ей придется смотреть в глаза Ульфсаар и говорить, что ее дочь не пожелала возвращаться домой. Она не хотела видеть эти материнские глаза, полные горечи и печали, а еще ей не очень хотелось погружаться в ту напряженную, негативную обстановку, что царила у лис с момента пропажи Альтраста. Сейчас там не было ни Церрита, ни Пепельной – никого, с кем Аиша могла бы скоротать время и не слушать постоянные склоки и перепалки. Честно, она не хотела пока возвращаться, хотя, признаться, тут ей было страшно и не по себе. Но она была готова перебороть себя, настолько сильным было ее желание оттянуть неприятный момент.
-Увидимся, Адлэр. Удачи тебе, - лисица кивнула товарищу, а потом повернулась к Пепел, - раз ты остаешься, то, если хочешь, можешь составить мне компанию на время. Но я тебя не заставляю, - Аиша не ждала положительного ответа, ведь наверняка ученице хочется, как можно скорее, избавиться от них всех.
Не дожидаясь реакции лис, рыжая взяла курс на север и посеменила вперед, огибая высокие холмы, то и дело вслушиваясь в окружающий мир, чтобы, не дай Айя, не пропустить появление злейших врагов.

+1

303

Пепельная осталась  довольная. Наконец-то на нее перестанут давить, думая, что это поможет ее вернуть. Не поможет. Она такая, что может делать все наоборот, если захочет и будет видеть в этом нужду. Или поддастся уговорам, но в этом ситуации нет конкретной стороны, да и она не настолько самоуверенная, чтобы идти в Город. Он ее пугал даже с такого расстояния, и она готова его обходить стороной. Это как Аиша боится волков.
- Вот и ладушки, - отозвалась молодая лиса, на слова Адлэра. Пусть он и идет в Город, ищет Альтраста, а что потом? А потом они вернутся на Лисий остров, но уже без нее. С папой она встретиться не готовая, даже боится немного. Как она посмотрит в глаза после всего этого? Или может здесь что-то другое.
Тем временем, Аиша сообщила, что собирается возвращаться на Лисий остров, но чуть позже. Интересно, почему? Но спрашивать Пепел не собиралась. Хватило немного подумать, чтобы понять причину. Тут, даже, где-то кольнула совесть.
Пепельная бросила взгляд на Адлэра, а потом, развернулась, подняла пушистый хвост и гордой походкой направилась за Аишей. Даже без слов можно понять, что Пепел считает своим долгом охранять Аишу. Ну не верила она, что та может за себя постоять.
- Наставница, - подала голосок дочь Альтраста, когда они уже ушли достаточно далеко, и никто не сможет их услышать. -  Я не впервые на Волчьем острове.

0

304

Одно дело подходило к концу предзнаменуя начало другого и наша "дружная" кампания начала расходится в разные стороны. Одному нужно было ещё кое-что сделать в Городе, а двум другим кое о чём поболтать, выбирая верный путь.
- Увидимся Аиша и Пепельная - сказал черный на прощание и, проводив их долгим взглядом,  уставился на город ведь сейчас туда лежал его путь.
отказ Пепел несколько облегчал душу и совесть лиса, в его скором путешествии, а количество морд и следов в нем имеет большую важность, ведь путь был более чем опасный. Да и Альт не погладил бы Адлэра за то,  что он привёл в сие место его дочь, всемто того чтобы вернуть её домой. И уж они с Аишей на пару от него точно мокрого места не оставили.
Но теперь в запоздалый, но путь. Город - это место в котором не рады никому из  животных, даже мастера своего дела, волки с их мороком там нечастые гости. Однако всех туда всё же тянет и некоторые умудряются там вполне неплохо жить. Адлэр же относился к нему с любопытством и опаской, и даже умудрился там неплохо жить. Но сейчас даже ему было немного страшно перед этой махиной. Ведь пропажа солнца повлияла на людей не лучшим образом, там думал и считал Ад. И надравшись смелости лис двинулся на встречу городу.

0

305

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

306

--->> Вне игры

Око бури
188 год, май.
Peter Gabriel – My Body Is A Cage

Шахран нахмурился.
В последнее время он хмурился часто.
Гильдиец бы сказал, что с такой миной в лес ходить нельзя: ствол у ружья сам по себе окислится.
К Шахрану эта рожа прилипла с того дня, как он последний раз навестил могилу брата. Ночь в Сумрачном лесу переменила его жизнь. Простит ли он когда-нибудь богов? Простит ли Калахиру, что так бессовестно его обокрала? Дела не ладились настолько, что мучила бессонница. Шахрану пришлось взять немного белены, чтобы сегодня отдохнуть, набраться сил перед охотой.
Думая о василиске, он чувствовал, как раздражение букашками снует под кожей. Ему хотелось почесаться, но ныне Шахран вовсе жаждал содрать с себя шкуру. И дело не в весенней линьке.
«Отец меня не понимает», - он думал об этом много.
Очень много.
Фрактал был занят и, казалось, злился. Серьезный разговор случился один раз, но и его хватило для конфликта между отцом и сыном.
«Смерть забрала у меня брата. Смерть забрала у меня мать! Знаешь, кто ты, Калахира? Стерва, играющая жизнями! Чем же ты лучше суки, что водит за нос кобелей и заставляет их плясать на задних лапках, но никому при этом не дает? Ты же не просто «не даешь»… ты отбираешь! Отбираешь слишком много, разбиваешь сердце. Ты разбила сердцу моему отцу, но… он остался тебе верен. Тебе и твоей «банде». Нет, вы не пантеон, вы – банда!
Я живу в эпоху, имени которой я не знаю. В эпоху, где тьму называют светом, но я не позволю себя обмануть. Отец ошибается! Иногда… иногда я думаю, что лучше бы ему было остаться у тебя, Калахира. Вместе с Хэйтемом. Его он любил больше»
.
Он не завидовал. Пожалуй, что нет. Весь этот внутренний монолог выглядел как одно большое оскорбление чувств верующих, отец бы не одобрил, но Хэйтем… понял бы брат? Как же он хотел увидеть его вновь, пускай и понимал, что вряд ли это у него получится. Калахира не простит таких речей.
Боль его давно сделалась тупой, из открытой раны стала ноющим суставом, но Шахран по-прежнему был одинок.
«Мое тело – клетка, которая удерживает меня… оттого, чтобы встретиться с тобой снова, Хэйтем».
Шахран остановился, взрыхлил землю когтями, носом потянул вечерний воздух.
Нахмурился еще сильнее, ведь ни единого оленя сейчас не наблюдалось.
Наблюдалось кое-что другое. В траве Лунных холмов сновал волчий силуэт.
- Кто-то идет, - гулко бросил в сторону Хасты и прислушался к запаху вновь.
Тот казался знакомым.
- Эй! Ты Сафари, верно?

+2

307

--->> Вне игры


Око бури
7 мая 188 года

Эти месяцы трудно было назвать для Хасты  самыми беззаботными, однако боль по утрате матери стала понемногу угасать, все меньше ее тревожили воспоминания, да и сны стали очень спокойными и светлыми, появилась возможность наконец высыпаться, прикорнув даже украдкой. Непривычная легкость даже в мыслях, лишь изредка омрачалась тоской по Микаэлю, больше всего страшно было за старика-отца, он словно осунулся, хотя конечно же не показывал, как сильно переживает. Не по Зольфовски это, демонстрировать свои эмоции, даже к семье. Хаста конечно любила отца всем сердцем, но порой не понимала, почему ее покойная матушка покорилась именно ему. Таки терялась в догадках, будучи натурой весьма романтичной и сентиментальной, ей порой очень не хватало от него чуть больше какого-то контакта, ментальной связи, того самого, что было между Зольфом и Микаэлем. Сама же хищница верила в то что младший брат жив не смотря ни на что, стараясь вселить оптимизм и отцу, хотя бы своим присутствием.
Исчезновение Сафари бурая приняла как личное оскорбление, когда еще один брат решил покинуть семью, да так неожиданно и не вовремя, оставив семью справляться с еще большей болью от потери. Хаста не могла объяснить самой себе почему такие разные чувства к братьям испытывает. В обоих случаях она тосковала и переживала, однако Саф...там было что-то еще, неприятное щекочущее, заставляющее злиться и нервничать. Она пыталась успокоить себя, что злиться на то, что он ее не предупредил, не доверил свой секрет, будучи полностью уверенная, что с ним бы она точно поделилась любой своей тайной. Но почему именно с Сафом? Находя ответ на один вопрос, появлялось еще несколько и каждый раз она сама себя загоняла в тупик и от этого нервничала.
А еще немилостивые боги подложили очередную утку, дав шанс Альянсу попробовать еще раз, с чистого листа и новым почерком, однако за это пришлось расплатиться только Ведущей Валькирий, Фракталу же была уготована милость. Его вернули обратно, он был тем Фюрером при котором для волчиц было наиспокойнейшим временем, так что оставалось лишь сказать - "Спасибо, что не Дикий". А Хасте оставалось лишь покорно подчиниться обстоятельствам и тихо смиренно выжидать, когда сможет наконец дать достойный отпор всем  недругам, которые словно коршуны выжидают, когда она сдаться и оставит свои мечты. Никто не верит в нее, даже семья не поддерживает, но не это ли делает нас сильнее? Когда несмотря ни на что мы добиваемся поставленного.. Сейчас юная волчица бросила все на самотек, оставаясь Валькирией до кончика хвоста, бурая продолжала покорно выполнять свои обязанности. Тем более сейчас весна, все вокруг цветет и пахнет, совсем не подходящее время думать о политике, когда ты в таком прекрасном возрасте для чего-то более воздушного и легкого.
Хищница воспользовалась молчаливостью Шахрана, хотя первоначально и пыталась вежливости ради вывести того на ненавязчивый разговор, но настаивать не стала и плелась позади, с интересом разглядывая буйство красок природы. Слушая, как поют птицы, юная волчица растворилась в этом невероятном многообразии всевозможных трелей и щебетании. 
- Кто-то идет - Хаста обернулась на Легионера, чтобы проследить за его взглядом, сама же она слишком прониклась этими красотами, особенно учитывая, что именно Лунные холмы, по рассказам безвременно ушедшей матушки, были местом где у них с отцом все началось. Так романтично.
- Сафари? - не веря своим ушам переспросила волчица, всматриваясь в силуэт, вернувшись к реальности, где пение птиц стихло и теперь все нутро хищницы прислушивалось к неизвестности.

Отредактировано Хаста (2018-02-16 20:42:19)

+5

308

--->> Вне игры

Сезон "Око бури"
7 мая 188 год
Вечер, 18:00

Сафари возвращался домой. Ему хотелось придать этому моменту некоторую сентиментальность, поэтому он не спешил спускаться с холма, свернувшись на траве и положив голову на лапы. В зелёных глазах отражалось полыхающее небо и парящие в нём птицы. Майский ветер теребил серую тонкую шубку и убаюкивал...
Запад. Хмм... Тут прошло его детство. Что Сафари мог сказать о родной земле? Несомненно, величественная. Ступив на неё, он не чувствовал себя чужим или забытым – он знал, что его ждут. Как ждал бы он. Только речь шла не о стае, а о маленькой группке, что переярок с нежностью называл "семья". В последнее время к этому слову помимо приятной ностальгии примешивалась остро ощутимая боль. Сначала Дэлила, теперь Микаэль... Что ещё готовит им судьба? Хотелось пуститься вскачь при мысли о воссоединении с близкими, однако мрачные воспоминания вороньём кружили над молодым волком, заставляя сердце тревожно сжиматься. Ложка дёгтя в бочке мёда... Да-а...
Приближающееся хлопанье крыльев заставило легионера боязливо вздрогнуть и вскочить. Ему до сих пор неприятен был этот резкий звук – он вызывал неприятные воспоминания о скверне, о долгом путешествии и днях вдали от дома. Зольф бы, наверное, посмеялся: такой большой мальчик, а боится птиц. Что ж, вполне справедливо. Это правда не лезет ни в какие ворота.
Хат спикировал на плечо Сафари, и тот болезненно поморщился, охнул – когти ворона немилосердно вцепились в едва защищённую шерстью кожу, да и сам пернатый товарищ был далеко-о-о не пушинкой. Ещё и подрос за последнее время. А старые привычки остались. Переярок покачал головой:
– Бросай это дело.
– Какое дело? – Передразнил легионера ворон, насмешливо прищёлкнув клювом: знал ведь, как Сафа это пугает, засранец!
– Терроризировать мои плечи, – буркнул волк, сгоняя спутника с себя полушутливым рычанием. – Уже не маленький.
– Просто кто-то слишком мало ест и не растёт, – с ворчанием поддел легионера Атхаат. – Но оставим. У меня для тебя хорошие новости.
Сафари подозрительно прищурился. Их понимание выражения "хорошие новости" слишком уж расходилось.
– Видел твоих. Хасту и ещё кого-то. Почти что серый с красными глазами.
Молодой волк пожал плечами:
– Шах. Где?
– Да чуть ниже. За тем холмом. Странно, что ты их не учуял, – хихикнул ворон. – Что, нюх уже не тот? Стареем?
Легионер не ответил. Он птицей слетел с холма. В ушах эхом голос Хата повторял: "Хаста". Он так давно её не видел! Он так соскучился по ней и по Рикарду. Их ему больше всего не хватало... Но так было надо. Он объяснит, семья поймёт. Как всегда у них происходит. Только сначала кому-то надерут уши.
Уже увидев их неспешно движущиеся фигурки, Сафари растерялся. Лишь сейчас он задумался, сколько всего могло поменяться в его отсутствие. Может, Шахран уже стал фюрером? Да нет, вряд ли. Он ещё слишком молод... Может, до сих пор стая грызётся за это место? Почему эти двое здесь? Что тут забыли? Охотятся или что-то случилось? Уже приближаясь к ним, Саф не мог не заметить хмурую мордочку Шахрана и задумчивую Хасту. Показалось ему, или что-то в этих двоих изменилось?..
О его приближении заблаговременно дал знать Атхаат, пролетевший над спинами молодых волков и исчезнувший за очередным холмом. Они позвали:
– Эй! Ты Сафари, верно?
– Сафари?
– Что нового на старом-добром Западе? – Крикнул он издали.
Легионер тепло и приветливо улыбался этим двоим, неспешно приближаясь. Подмигнув Шаху, он нежно взъерошил шёрстку на загривке у Хасты и отстранился, смущённо и даже как-то виновато на неё поглядывая. Она что, выросла?.. Да нет, вроде...

+4

309

Тетка тревожно ухнула, но Хаста не придала этому никакого значения, потому что неслась уже навстречу Сафари, желая убедиться скорее в его подлинности.
- Это все может не очень хорошо закончиться. Подытожила бурая сова, растерянно потоптавшись на месте, ведь отсюда из травы ей было не видно эту  горячую встречу.
Юная волчица в несколько прыжков сократила дистанцию чтобы оказаться максимально близко, буквально нос к носу. Она не могла передать на сколько рада была видеть его, а громкий радостный визг смог,  нарушив привычную тишину дикой природы, выдавая расположение волчьего рода, но Хасте было плевать - бешено крутя хвостом из стороны в сторону, она ластилась к брату, не скрывая своего счастья, выражая свои эмоции так бурно как позволяла ее горячая натура. Бурая и припадала к земле, издавая тихий звук больше похожий на писклявый лай, прижатые к затылку уши и открытая пасть делали ее морду больше похожей на расплывшуюся улыбку, она словно пружина прыгала подле, мысленно благодаря всех Богов, что они вернули ему брата целым и невредимым. Замерев всего на мгновение и то чтобы прижаться к серому поплотнее, почувствовать наконец его тепло.
- Ты живой! Боги! Как я рада что ты живой!- хищница невнятно тараторила куда-то в шерсть, а сердце Валькирии настолько громко билось, что ей казалось - заглушало собственные слова.
- Отец так обрадуется!
Отпрыгнув так же внезапно как и начался весь этот концерт, волчица недовольно стрельнула глазами, только вот прижатые голове уши теперь выражали крайнее недовольство.
- Да как ты посмел меня бросить! - Хаста зарычала и недобро двинулась на брата, вздернутые губы намекали о том, что сейчас прольется чья-то кровь и нужны какие-то очень весомые аргументы, почему братец ...
- И это после исчезновения Микаэля! Да ты знаешь, что с отцом было? Да ты! Ты! Ты можешь вообще представить себе, каково нам было с Фернандом рядом с папой? Это - катастрофа! Ты еще! - радостный приветственный плач сменился на недовольные упреки, юная волчица с особым талантом подлинной дочери Зольфа играла голосом и интонацией, чтобы в максимально саркастичной манере передать свою мысль.
- Тебя не было рядом! - она бросила недовольный взгляд, сама тем временем бегло осмотривая гулящего, недовольно супясь, бурая повела носом, чтобы получше узнать где носила нелегкая Сафари.
Помимо радости от встречи, появилось что-то новое, неприятное, оно кольнуло охотницу, но она не понимала что именно это за новое чувство.
- Ты не рассказал мне! - голос дрогнул от обиды, а мордочка снова разгладилась теперь же выражая грусть.
- Почему ты не передал весточку? Или... я бы рассказала тебе свой секрет, если бы он у меня был... я думала у нас нет друг от друга никаких тайн, а ты просто взял и исчез... Я чуть не умерла... - ее глаза стали непривычно масляными, словно линза застилала зрачок и она отвернулась, опуская голову почти к самой земле. - Я не ожидала.
Пару раз ковырнув землю передней лапой, волчица сделала вид будто берет след и засеменила прочь.
Разрываясь от счастья, что Сафари жив и здоров, что наконец вернулся домой, она одновременно с этим была обижена, что его плеча не оказалось рядом в трудное для них время.

+5

310

Шахран занервничал. Он тут же полетел за Хастой, стоило валькирии сорваться с места.
Блудный переярок спросил о новостях, и в разуме Шахрана тут же выросли пессимистичные картинки. Сколько он не виделся с Сафари? Больше месяца. И это его счастье, что Хасте было не до новостей: валькирия обхаживала брата, как могла.
«Лишь бы он не обмолвился… лишь бы он ничего не сказал… молчи ты, павлин!».
Отчего он подумал о «павлине»? Это до конца не ясно. Наверное, ему хотелось обозвать волчонка надутой яркой птицей. А может, дело в цветной метке, что появилась на Сафари неизвестным образом. Шахран подумал, что тот вляпался в историю. Ну или секту какую. 
Волчица ластилась к Сафари, прижималась, и лишь Шахран все это время нависал над ним, подобно грифу. Не говорил ни слова, но выражение на морде было, как у палача. Или судебного пристава в минуты ярости.
Шахран не только волновался – все это время что-то дергало его внутри. Постукивало пальцами по больным мозолям, когда он видел единение семьи. Ему хотелось отвернуться. Он мог сказать, что же такого «нового на старом-добром Западе», и знал, что Сафу будет больно это слышать. Шахран не хотел причинить ему боли. Но он не понимал, как выразиться мягче, да и… какая-то часть Шаха не желала быть тактичной. Что это за чувство? Злоба? Зависть? Да, он завидовал Сафари, хотя и никогда бы не признался себе в этом. Шахран понимал, что ведет себя недостойно, но сейчас чужое счастье доставляло ему муки.
«Мой отец восстал из мертвых и все такой же бесчувственный чурбан. А Сафари не умирал. Он ушел, теперь вернулся, его встречают с теплотой, которой я никогда не дождусь. Интересно, если бы вернулась мама… или Хэйтем… были бы они так же холодны? Отцу что, сердце черви съели, пока он лежал в земле? Мы одни остались друг у друга. Так почему же он относится ко мне, как фюрер, а не как отец?».
Теплое приветствие завершилось неприятно – его желание сбылось. По крайней мере, Шахран так подумал, и почему-то стало скверно с этой мысли. Настроение у Хасты кувыркнулось вверх тормашками, пес знает, что взбрело ей в голову, но она обиделась и поскакала прочь.
Шахран кинулся наперерез Сафари, дабы тот не последовал за волчицей.
Не гони оленей, – зашипел он. – У девочки истерика, не видишь? Отойдет, это на нервной почве. Зато нам надо поговорить...
Набрал воздуха.
У меня для тебя новости, сколько, по-твоему, хороших?
Шахран улыбнулся, как треснутая тарелка. Нервно и неестественно, будто мышцы у него на морде уже свыклись с мрачной миной.
А нисколько. Сейхан мертва, Легион и Валькирии объединились. А знаешь, кто Альянсом правит? Знаешь? Ну, ну, попробуй угадать!
Он поморщился.
Мой отец.
«И я этому не рад. Никто не рад».
Фрактал жив. И он снова фюрер. Здесь не обошлось без Калахиры, но подробности чуть позже, у меня есть третья новость! Если Хаста попытается отомстить за Дэлилу, мой отец убьет ее, так что… Зольф частично стер ей память и убрал довольно много фрагментов. Итого: ни слова о Херше. Ни слова о Рикарде. А Дэлилу загрызла Анга, такая у нас версия. Ясно?
Шахран немного успокоился и снова помрачнел, заметно сбавив скорость речи.
Извини, я немного волнуюсь. Еще Рикард… он исчез. Говорят, его похитила Анга. Но если ты хоть словом обмолвишься сестренке, что у нее есть сын, Зольф тебе уши оторвет вместе с головой. Вот теперь пошли, успокоим Хасту. И… я прошу, веди себя естественно. Еще что-то заподозрит.
Шахран мотнул головой. Как же ему не нравилась вся эта ситуация. Он двинулся за валькирией и, взбежав по гребню холма, обернулся на Сафари.
Вновь его посетила вездесущая мысль.
Все они были чего-то лишены. И он, и Сафари, и Хаста. Обретали одно, чтобы потерять другое, но их обманывали всякий раз, будто где-то в договоре пряталась приписка мелким шрифтом. Плата становилась слишком высока.
«Они издеваются над нами. Они – боги, они – призраки, они – наставники. Их имена шепчут по всей этой исчезающей земле, они воскресят мечты, на уничтожение которых у тебя ушла вся жизнь, они излечат истощенный дух. Но рано или поздно ты увидишь над собою окровавленную пасть. Бог будет приближаться медленно, до дрожи ме-едленно… потому что ты знаешь, что не получишь столько, сколько он возьмет».
Счастливые мгновения были мимолетны. Радость уходила, возвращая горечь.

Отредактировано Шахран (2018-02-22 19:24:33)

+5

311

Сафари оторопело воззрился на визжащую и прыгающую вокруг него Хасту. Они будто вернулись на много-много восходов назад, когда она ещё до смерти Дэлилы и Микэля, до беременности и убийства Хёрша весело приветствовала их с братьями после долгой, изнурительной охоты с Зольфом. Бирюзовые глаза были чистыми, как майское небо над ними. Но что-то тревожное было в этом наивном, отражающем кровавый закат взгляде. Инстинктивно Сафари напрягся, когда его подозрения подтвердились – стоило ему мельком поймать выражение мордочки Шахрана.
– Как я рада, что ты живой! – Тараторила валькирия, и переярок не смог нахмуриться, с едва скрываемым обожанием смотря на неё. Он в ответ лишь ещё шире улыбнулся, и весело потрепал её за уши, точно маленькую сестрёнку, хотя Хаста была среди них самая старшая. Она даже вила своё гнёздышко, создавая светлое и прекрасное будущее для сына. Всё больше начинала волчица напоминать свою строгую, но справедливую мать, и это согревало сердце Сафари. В конце концов, он её любил. И ровно так же любил Рикарда. Кстати о нём...
– Да как ты посмел меня бросить! – Легионер вскинул голову и столкнулся с молниями в недавно искрящихся счастьем глазах. Хаста вновь стала сокращать расстояние, но на этот раз выглядела крайне угрожающе. Посыпались упрёки. Под ними Саф не смущался виновато прижимать уши и пятиться, даже несмотря на стоящего рядом Шахрана: амазонка имела право злиться. Пусть возьмёт своё, он объяснит ей всё позже. Так что переярок не защищался. Хаста требовательно его обнюхивала – он стоял, молчаливо насупившись.
– Почему ты не передал весточку? Или... я бы рассказала тебе свой секрет, если бы он у меня был...
– Я знаю... – Попытался остановить валькирию Сафари. Он действительно знал. Он помнил.
– Я думала, у нас нет друг от друга никаких тайн...
– Конечно, нет!..
– Я не ожидала. – И лапы понесли дочь Зольфа прочь.
– Хаста... – Взмолился легионер, намереваясь отправиться следом за ней и успокоить, объясниться. Однако он совершенно забыл о Шахране. И именно мощная, высокая фигура наследника стаи вдруг перегадила ему путь. Сафари озадаченно остановился – совершенно не злясь, скорее, любопытствуя, почему Шах ему мешает – и насторожился, уловив что-то во взгляде состайника.
– Не гони оленей. Нам надо поговорить...
Саф покорно замер, озадачено моргнул и кивком предложил легионеру объясниться. Пролетающему мимо Хату он кивнул в сторону удаляющейся Хасты, знаком настаивая на том, чтобы напарник приглядел за амазонкой.
– У меня для тебя новости, сколько, по-твоему, хороших? – Шах криво улыбнулся. И Сафу это не понравилось. Взгляд его вновь инстинктивно метнулся к удаляющейся семье. Рядом с наследником не хотелось оставаться. Он пах болью. Как будто в груди у него была большая кровоточащая рана.
Новости полились на блудного переярка рекой. Он никогда не скрывал эмоций. В его открытых, честных глазах – даже если Сафари хранил внешнее спокойствие – Шахран мог читать и гнев, и боль, и растерянность. Более того – страх. Но не тот страх, что делает тебя трусом, нет. Этот был иного рода. Этот заставлял сворачивать горы и жертвовать собой во имя тех, кто составлял твой смысл жизни. Этот помогал расти. Прежде всего, сын Бракса боялся не за себя, а за ту, что шла в одиночестве сейчас по долине и не подозревала, сколькими тайнами переплетено теперь её существование. Насколько легко разрушить этот её совершенно обычный солнечный день. Но страшнее была тупая боль: Саф не мог сейчас принять решение о том, верно ли поступил приёмный отец, стерев Хасте память. Его душу пожирали такая злоба на Зольфа и такое отчаяние из-за сложившейся ситуации, что из глаз брызнули слёзы. Легионер быстро от них отмахнулся и мрачно воззрился на Шаха, словно это он был виновен в произошедшем. У наследника было что-то ещё...
– Да?.. – Устало проронил Сафари, опуская взгляд на лапы, чтобы не сверлить им состайника, ничем такого не заслужившего.
– Еще Рикард… он исчез. Говорят, его похитила Анга. Но если ты хоть словом обмолвишься сестренке, что у нее есть сын, Зольф тебе уши оторвет вместе с головой.
Короткий горький смешок полностью выдал отношение приёмыша к такой угрозе. Он поднял смеющиеся, бешеные глаза и прошептал, проталкивая слова через комок в горле:
– Зольфу самому стоит бояться, что ему оторвут уши...
– Я прошу, веди себя естественно.
Переярок молча кивнул. Ему будет тяжело врать Хасте, но он справится. Пока что он не мог ничего другого ей предложить. Не говорить же волчице в лоб, что её обманывают все вокруг. Он в том числе...
Собеседник мотнул головой и двинулся с места.
– Спасибо, Шах, – благодарно – насколько сейчас мог – прохрипел Сафари ему вслед и побрёл за наследником, собираясь с мыслями.

+6

312

Хасте не пришлось брать след долго: запах оленя, которого похоже не отпугнул шум бурной волчьей встречи, словно сам лез в нос. Может стоит отложить дальнейшие семейные тёрки на потом, когда желудки будут полными?

GM-Co

Отредактировано Game Master (2018-02-25 20:13:29)

0

313

Зольфу самому следует бояться, что ему оторвут уши.
Шахран не удержался, прыснув со смеху в морду переярку.
Кто?.. Ты? Хаста, когда все узнает? Слушай, даже не надейся. Нужно очень постараться, чтобы оторвать что-то вредному пню, не насадив себе сучков полную пасть.
Совершенно беззлобная шутка, если бы то была шутка, а не констатация факта. Шахран понимал Зольфа больше, чем собственного отца. У лейтенанта, к слову, тоже не ладилось с Фракталом. Причина была веской: фюрер убил его жену.
Еще раз о Хасте, – проговорил Шахран, пока они с Сафари бежали по холмам. – Я думаю, Зольф поступил правильно. Сам посуди, когда мы видели ее такой в последний раз? То-то и оно. Жизнь во вранье, может, и звучит отвратительно, но жить ей стало много легче. Твоя сестра слишком юна и… слишком импульсивна.
Легкая улыбка блеснула на губах, тут же потонув в тени.
Она бы не смогла справиться по-другому.
Шахран замедлил темп, посеменил трусцой. Глядел в землю невидящими глазами.
Иногда я думаю, было бы хорошо и мне… тоже так…
Он кашлянул, не закончив фразу. Решил, что Сафари его и так поймет.
Крепкие лапы хищника перебирали сизую траву. Шахран больше ничего не говорил, сорвался с места еще быстрее прежнего, и не сомкнуть кольцо седых холмов, и узок путь по лезвию ножа...
«Сомнительно говорить о любви, когда имеешь ввиду фюрера, но… значит ли она для отца хоть что-нибудь? Хорошо, назовем это не любовью. Привязанность. Родственные узы. Страдает ли он так же, как страдаю я? Или мой отец уже забыл о маме? Меня не отпускает чувство, что и во мне, и в Хэйтеме он не видел сыновей. Мы были для него наследниками, теми, кто обязан продолжить его дело.
Мы с братом для него как вещи, будто артефакты, которые он мог использовать, как хочет… о-о-о, если я артефакт, то я хочу быть амулет желания! Чтобы и отцу от меня досталось. Побочный эффект, так сказать.
Горе, если ты имеешь свое мнение, потому что ты соплежуй, и никакого мнения иметь не можешь. Я твой отец, я тебя старше, опытнее и мудрее… а ты ишь че удумал, оболтус эдакий, мнение иметь. Тьфу! Как можно жить так долго и не узнать простых вещей?
Трясется перед Калахирой. Перед той, что забрала твою жену, испила ее до дна… не оставила нам даже пепла. Даже души. Зольф бы так не поступил. Он говорит, что думает, ведет себя, как мудак, но делает-то по совести! Зольф даже моему отцу не боится сказать правду. Он любил Дэлилу… любил. И я тоже любил маму. Теперь мне некого любить. Я никогда ее не увижу.
Не хочу думать, что Калахира сделает со мной. Да и мне уже все равно. Я ступлю на дорогу, из которой никогда не вернусь, и она лежит по струне, по тонкой струне, до ворот, за которыми холод и мгла… только холод и мгла. Я уверен, что они уготованы мне. Боги ненавидят инакомыслие»
.
Разглядев бурую фигурку Хасты, Шахран вновь поравнялся с Сафари.
Я все понимаю, но… – Шахран приблизился, поочередно глянув на обоих. – Помните, что мы на охоте, и лично я уже голоден. Предлагаю заняться делом, а разговор отложим на потом.
Свежий запах дичи заставил рот наполниться слюной, а голову – откинуть чужеродные мысли. На какое-то время. Шахран глубоко вдохнул, смакуя аромат и наслаждаясь им. Запах был отчетливым, судя по всему, олень здесь пробегал недавно. Далеко он уйти не успел, а значит, хищники его нагонят совсем скоро. Вновь потянув воздух, Шахран двинулся по следу, время от времени осматривая землю в поисках отпечатков. Сейчас он был сосредоточен на охоте.

Отредактировано Шахран (2018-02-28 00:04:46)

+3

314

Сафари жив! Он жив! Сердце от счастья готово было выпрыгнуть из груди. Радостная улыбка растеклась от уха до уха, а слезы радости выступили на глазах. Она молилась за него, постоянно взывала к Богам за всех своих пропавших братьев. А Боги мыли милостливы и ниспослали ему добрую дорогу обратно или матушка приглядывает за ним. Она приглядывает за всеми нами. Хищнице было спокойнее думать, что Дэл всегда рядом и уберегает свою семью. Правда не очень справляется. Хотелось уткнуться в родное плечо, почувствовать тепло его плоти, распробовать всю палитру запахов, что таит его шкура. Но где его тогда нелегкая таскала? Укол ревности, неприятный, приставучий, как клещ плотно вцепившийся в тело. Не избавиться. Он от нас устал. Действительно, Саф уже вырос, ему под хвост не уперлись наши проблемы. Взрослый Сафари... Для чего ему оставаться рядом с кобелем, чьим сыном он даже не является? Выдохнула и  очередной раз опустила нос к самой земле чтобы отвлечься, на удивление, с первого раза словно наткнулась на интересующий запах, да еще такой насыщенный, казалось зверь здесь был только что. Пропустили из-за того что говорили на повышенных тонах? Или наоборот спугнули?
Послышался хруст веток за спиной  это были Шахран и Сафари. Не знала, что они были на столько близки, что потребовалось так много времени для приветствия. В глубине души тонкая девичья натура желала всей этой подростковой драмы, но и обычного объяснения от брата тоже было бы достаточно, но он медлил и волчица еще больше себя накручивала.
- Налабызались, голубки? - обернувшаяся в пол оборота Хаста закатила глаза.
-...Предлагаю заняться делом, а разговор отложим на потом...
Тебе просто повезло, что обед разгуливает у нас под самым носом, а тебе, братишка, не отвертеться! - труднее всего было держать язык за зубами и молчать, когда особенно хотелось задавать вопросы и кричать.
- Прекрасно! Тогда не будем затягивать, а то Амонкира не всегда бывает так щедра! - не смотря на Сафари, волчица опустила голову к самой земле, проверив в каком направлении стоит двигаться и засеменила следом за Шахраном, держась чуть в стороне чтобы не идти след в след.

Отредактировано Хаста (2018-03-07 22:25:03)

+3

315

Наследник расхохотался, видимо не понимая, что Сафари говорит с ним серьёзно. Сын Хоуп на это только отвёл взгляд – глаза полны грусти и чего-то ещё, чего-то важного – и не стал возражать. Он и сам прекрасно понимал, что Зольфу неровня, ведь дураком Саф не был. Но именно из-за уважения, которое он испытывал к приёмному отцу, он не мог молчать, наблюдая, как тот, казалось бы, так просто меняет саму Хасту, её воспоминания, её суть.
Но с другой стороны: что конкретно сейчас он может сделать? Пока – ничего. И всё же существовать как бы между сильными характерами этих двух было непросто. Когда любишь одну настолько, что готов отдать свою жизнь за её счастье, и столь почитаешь другого, что никогда в нём не сомневаешься – внутри ты разрываешься на части. И осознавать, что безупречные взрослые тоже способны делать глупости, было обидно.
– Жизнь во вранье, может, и звучит отвратительно, но жить ей стало много легче, – резонно заметил Шахран, пока они бежали по следам Хасты.
Молчание Сафари было красноречивее, чем крик.
"Но это не она".
– Она бы не смогла справиться по-другому.
– Хаста сильнее, чем кажется. Это ВЫ бы не справились по-другому. Для ВАС это слишком сложная задача. Это ВЫ прикрываетесь ложными воспоминаниями, потому что ВАМ тяжело и неловко. Её сила в этой её пугающей прямолинейности, этой смертельной для неё честности. Прежде всего, с самой собой.
Переярок, разозлившись, столкнулся взглядами с Шахом. Вишнёвые глаза смотрели на него, и в них отразился сам Сафари, его осуждающее: "но тогда бы она погибла". На это ему нечего было возразить. Он был бы лицемером, если заявил, что так правильнее – умереть, но знать. Ему самому нужна была Хаста, и он не мог так просто отпустить её к Калахире.
"Эгоисты. Какие мы всё-таки..."
А Шахран сказал:
– Иногда я думаю, было бы хорошо и мне… тоже так…
И Саф только прикрыл глаза,соглашаясь. Он хорошо понимал это чувство. Ему самому хотелось сейчас обо всём забыть... Проблема была в том, что это их решение. Хасту даже не спросили. Она бы посмеялась над ними и назвала слабаками. И они заслужили бы это.
Легионеры быстро нашли волчицу. Неловко, неумело, смущаясь, стыдясь и тысячу раз раскаиваясь, Сафари схоронил эмоции глубоко внутри себя и постарался выглядеть максимально непричастным к тому, что сейчас услышал. Он попытался сосредоточиться на охоте, смотреть дружелюбно, быть уравновешенным. Он никогда ещё не врал Хасте. И поразился, с какой лёгкостью сейчас получалось. Наверное, подсознательно переярок понимал, как важно ему защитить её... Но всё же.
– Предлагаю заняться делом, а разговор отложим на потом.
Сафари растерянно кивнул и пошёл последним, присматривая за этими двумя с тыла и думая совсем не об охоте.

+2

316

Вскоре к запаху оленя примешался ещё один и стало понятно, почему олень не смог далеко убежать от шумных волков: он был ранен. Вихляющая цепочка следов указывала же на то, что тот сильно хромал. Следовать за ней не составляло труда до тех пор пока впереди, за зарослями кустов, что скрывали волков от их добычи, не показались очертания ветвистых рогов.
Олень прилёг передохнуть, находясь спиной к волкам. Запах крови ощущался сильно как никогда, но из всей троицы только Сафари может почуять, что в воздухе витал ещё один аромат, но тот был настолько слабым, что невозможно было понять, что же так пахло.

GM-Co

0

317

Сафари умел быстро забывать неприятные разговоры. Он с рождения был таким – незлопамятным, лёгким, добрым. Будь он другим – не выжил бы в семье Зольфа и Дэлилы, окружённый сильными характерами и горячими головами. Поэтому ему всегда так нравился Микаэль – единственный друг, подобравшийся достаточно близко, миролюбивый, добрый старший брат. С ним рядом Саф отдыхал душой. Но теперь... Калле с ними нет.
Легионер смотрел в спины валькирии и наследника и почему-то чувствовал себя ответственным за них. Ни Фернанда, ни Зольфа рядом не было. Дэлила, Рикон и Микаэль погибли. Отныне он ни за что не покинет Хасту, не подведёт её, не оставит. Всё, что её расстраивает, злит, раздражает, всё, что способно ей навредить – он уничтожит. Звучало высокомерно, однако Сафари был не прочь рискнуть своей жизнью, лишь бы она улыбалась.
"Зольф, наверное, рассуждал также", – грустно подумал переярок. И отогнал мрачные мысли прочь.
Дети Дэлилы и Фрактала были превосходными охотниками, и он передал им всю инициативу, совершенно не претендуя на лидерство. Он действовал слаженно, подстраивался под товарищей. Бежал с ними в одном ритме, прислушивался и к Шаху, и к Хасте, стоило им что-то коротко бросить, приказать, заметить. Быстро улавлливал малейшие знаки, сигналы. И мечтал:
"Хорошо бы эти двое в будущем возглавили стаю. Хорошо бы они не повторили судьбу своих предшественников. Может, при них Альянс однажды..."
Светлых мыслей коснулось что-то липкое, грязное, угрожающее. Сафари вынырнул из них, напрягся, осмотрелся по сторонам, но ничего не заметил. И это его напугало больше, чем если бы он чётко видел угрозу. Казалось бы – вот, кровавая дорожка из оленьих следов. Иди и возьми жизнь, охотник. Это твоё право. Волчье право. Но что-то было не так. В воздухе застыла опасность.
– Шахран, Хаста, – позвал он напарников, призывая обернуться и выслушать. Низко пролетающему Хату Саф мотнул головой, и ворон спикировал к ним, бережно вцепившись в плечо валькирии.
"С ней то нежничает. – Ехидно заметил Сафари. – Ну конечно, Тётка то бдит!"
– Тут что-то не так. – Коротко сообщил переярок товарищам. – Принюхайтесь тщательнее. Разве вы не чуете этот запах? Этот знакомый запах? Не могу понять...
– Совсем нюх подводит? – Пренебрежительно бросил Атхаат. Саф глянул на него уничтожающе и мотнул головой:
– Да нет же! Что-то не так. Ты не проверишь?..
Спутник молча взмыл в небо. Очевидно, поверять. А легионер перевёл взгляд с Хасты на Шаха. Он бы просто так не прервал охоту: это на него не похоже. Он внимательно их слушал и всецело доверял им. А они ему?..

+4

318

Хаста внимательно изучала частицы шерсти оставленные на земле, они несли в себе историю зверя, которому не суждено пережить грядущую ночь. Где он был, чем питался, сколько ему было и сколько оставалось. Того количества информации, что можно было собрать и накопленного, достаточно небольшого опыта, волчица не торопилась выпрямляться, детально вчитываясь в след. В голове сцена за сценой, циклично, трое переярков без лишних разговоров, слаженно, двигаясь как один организм расправляются с оленем-инвалидом. Все то что в них вкладывали Валькирии в детстве, что может быть проще охоты втроем, тем более, что команда давно  сработана?  Ничего не препятствовало закончить прямо сейчас и не растягивать. Мама учила не играться с обедом.
Волчица обернулась и повела плечом, раздраженно рыча на птицу, желающую спикировать на нее. Тетке наблюдавшей за всем этим не оставалось ничего кроме, как озадаченно ухнуть и чувствуя крайне неловко, лишь поудобнее перехватить шерсть на холке своей волчицы. Она не имела никаких претензий к Хату, но раз Хаста не позволила нарушать свое личное пространство, значит так тому и быть. Теряясь в догадках, почему юная волчица так поступила, сова словно извиняясь глянула на ворона.
  - Нет, Я ничего не чувствую, Сафари, а не от твоей ли шкуры несет...знакомым чем-то? - вздернув с вызовом брови, бурая перевела вопросительный взгляд на Шахрана, оставаясь при этом невозмутимо надменной. Бурая ничего подозрительного не ощущала, только навязчивый запах свежей крови, взывающий к древним инстинктам найти и уничтожить.
- Будем ждать пока он там сам помрет, от старости? Или наконец окропим холмы багровыми красками, отдавая почтение Амонкире?
Не желая более слушать бредни Сафари, волчица решила взять все в свои руки, заодно показывая присутствующим кто есть кто.
- Я как самая юркая буду отвлекать его на себя, грандиозное представление я вам гарантирую - предвкушая славную охоту, бурая заметно оживилась и подмигнув Шахрану, с каменным выражением морды обернулась на Сафа.
- Я надеюсь ты еще помнишь, как работать в команде? - вздернутая бровь, наивный взгляд всматривающийся в самую душу. Бросив ему прямой взгляд всего на мгновение, хищница пристально глянула на кобеля. - Или просто не мешайся под ногами.
Посмотрев на легионеров последний раз, бурая уже знала, как будет плясать около раненого оленя, отвлекая яркой шубкой
и щелканьем клыков возле него. Она должна быть стремительной и ловкой, уворачиваясь за мгновение до встречи с рогами или копытами. Хаста та самая красная тряпка в руках тореадора, за ней прячутся опасные кобели, знающие толк в красивой охоте. А быть занозой в заднице это она умела.
Валькирия первая двинулась навстречу оленю, сперва совершенно тихо, крадучась, волчица подобно дикой кошке плавно и медленно переставляла ноги с особой осторожностью выбирая место куда поставить лапу. Она не должна была обнаружить себя пока все герои не заняли свои места.

+3

319

http://sd.uploads.ru/JnHGo.jpg
Атхаат смог облететь местность, не потревожив при этом оленя. И если бы что-то было не так, он бы точно это заметил. Проблема в том, что замечать было нечего, картина была всё та же: раненый, хромающий олень, отдыхавший на тенистой опушке и ныне тяжёло поднимающийся на ноги. Его побеспокоил шум, который устроил Сафари, вынуждая с большей тщательностью обратить внимание на свою округу. Но пока что олень не бежал. Только замер, тревожно озираясь и вслушиваясь в звуки леса, неловко опираясь всего на три ноги, дабы не бередить раненую раньше времени. Бесшумно крадущуюся Хасту он ещё не заметил — на её стороне была густая растительность вокруг опушки. Но одно неосторожное движение...

GM-Co

+2

320

[indent] – Нет, я ничего не чувствую, Сафари, а не от твоей ли шкуры несет... знакомым чем-то?
А что он мог ей сказать? Взять и выдать: "Дорогая сестрица, я всё это время провёл в Айдахо, пытаясь увериться, что не обезумею вновь"? Он и правда носил на шкуре иной запах. Под глазом был непонятный красный символ. Вёл себя странно (хотя тут не обошлось без вмешательства Шахрана). Будь это не Хаста, а кто другой, давно бы устроил допрос с пристрастиями: где это он так долго шлялся, и чем от него несёт. Но валькирия была гордая. А ещё где-то в глубине души наверняка понимала, что Сафари не из тех, кто мог бы предать свою семью. Семья была всем для легионера. Поэтому он лишь поморщился, не решившись возразить волчице. Он ждал вестей от Хата.
[indent] Тот не заставил себя долго ждать. Шумное хлопанье крыльев оповестило охотников о его возвращении. На Сафа спутник смотрел с пренебрежением и обращался в основном к Хасте, хотя та столь безапелляционно спихнула его с плеча несколькими минутами ранее:
[indent] – У нашего "лэгионера", – Атхаат намеренно коверкал слова, – видимо, паранойя. Ничего там странного нет. Олень как олень. И, между прочим, – ворон мстительно усмехнулся, – я только потревожил его лишний раз. Так что вам лучше поспешить...
[indent] И взмыл в небо.
[indent] Не надо в подробностях описывать, как посмотрела на "лэгионера" Хаста. Выставил себя полным дураком... Сафари смущённо прижал уши к затылку и ничего не сказал.
[indent] И дочь Дэлилы взяла инициативу на себя. Буднично составила план охоты. Обговорила их действия. Распределила роли. Как и любая другая валькирия. Это – её стихия. Волкам оставалось только слушать и кивать.
[indent] – Я надеюсь, ты еще помнишь, как работать в команде? – Прямолинейно бросила она Сафари. И добила:
[indent] – Или просто не мешайся под ногами.
[indent] Сурово, но отчасти справедливо. Переярок проглотил обиду: он давно привык к взрывному характеру Хасты и научился не принимать близко к сердцу. Однако ему всё равно было не по себе. Из-за того что не оказался рядом в тяжёлые минуты, из-за того что врал ей сейчас, глядя прямо в глаза. Наверное, волчица это чувствовала... А ещё. Это ощущение опасности. Что-то было не так, но, видимо, он не смог убедить товарищей. Значит, нужно быть вдвое внимательнее, чтобы успеть их предупредить...
[indent] Амазонка исчезла по направлению к раненной добыче. Они с Шахраном, сохраняя дистанцию, осторожно отправились следом. Они шли против ветра, чтобы олень их не почуял. Логика была такая: Хаста зайдёт с одной стороны, они же будут ждать с двух других, предварительно разделившись. Когда волчица намеренно спугнёт рогатого, он побежит от неё в их сторону. Легионеры будут с нетерпением его ждать...
Итак, Сафари занял свою позицию и спокойно стал дожидаться действий Хасты. Чего-чего, а терпения ему не занимать! Параллельно он внимательно пробегал глазами по местности, в любой момент ожидая беды.

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Запад Острова » Лунные холмы