для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ на побережье +19°С, ветер северный, 17 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +23°С, ветер северный, 8 км/ч
    ♦ вода +20°С
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Зеркала"
    20 сентября 188 года, 12:00
    Обстановка на Дискордии стремительно и неумолимо накаляется, и у переселенцев создается впечатление, что все вокруг настроены против них. Животные отказываются идти на контакт, а люди, отрубив головы одному из гильдийцев и его коню, демонстрируют, что к дипломатии не готовы, и гостеприимством не отличаются...читать далее
    Запад
    неизвестно
    Восток
    неизвестно
    Атолл
    +32°С, полный штиль, безоблачно
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Ник
    описание достижений
    Чемпион Последнего Рая
    А д л э р
    ● 42 поста в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение трех персонажей
    Важные текущие квесты:
    Цитадель
    ...на Острове, куда они приплыли — цивилизации в понятии прибывшего с Большой Земли не наблюдалось. В наличии имелись лишь обозлённые аборигены, застрявшие где-то на средневековом уровне.
    Две стороны одной медали
    — Приветствую, и поздравляю. Вам повезло чуть больше, чем компании людей, попавшей в плен к Цитадели. Хотя... тут уж как посмотреть...


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Проход

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

http://satirics.net/d/img/431a4a64dca4d93f942e.pngЗдесь очень рыхлая земля, посему не привыкшему к подобной местности с острыми камнями волку здесь будет трудно пробираться.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Пасть Калахиры
Юг | Каменный обрыв
Запад | Кристальные пещеры
Восток | Мертвая расщелина

0

2

Кристальные пещеры ---

Я сейчас, - твердила сама себе Искра, выбегая из пещер и направляясь... А куда она собственно побежала? Она не отдавала себе в этом отчета. Нужно было просто бежать, бежать как можно дальше от этого места, очень нужно. Не останавливаться и не думать. Просто бежать куда-то, потому что если остановишься, оно накроет, захлопнется, поглотит тебя и ты растворишься в этой боли, в диком крике, который хочет вырваться из твоей груди. И даже растерять свою первоначальную злость, быть беззащитной, то есть совершенно открытой для этого чувства, ощущения, что тебя предали и ты сам, ты сам предал себя, став полным, неповторимым дураком. А в детском сердце это отчаяние было еще сильнее и ярче, потому что никогда до этого еще не переживало разочарований. Нужно выбегаться, выкричаться и Искра, резко притормозив в довольно рыхлой земле, закрыла глаза и, вскинув морду куда-то вверх, в сторону света, тонким щенячьим голоском взвыла, как только могла в свои три. Потопталась, шлепнулась попой на землю, так и не решаясь открыть глаза, пока слезинки не стали подсыхать сами. И только заставив себя, медленно их открыла, проглатывая обиду, запихивая ее подальше, стыдясь своих чувств, жуткой ревности по отношению к отцу, невыносимой боли и своей непростительной слабости, которая делала ее прежде всего - просто ребенком. Как же это не просто - быть ребенком.
Искра взглянула на свет, струящийся откуда-то сверху, из потолка каменной пещеры и обомлела. Вот она - свобода. Там - неизведанные земли, полные опасностей и приключений. там ее братья, которых она обязательно сумеет отыскать. Волчонка обернулась назад, куда-то на кристальные пещеры и сердце ее снова болезненно екнуло в груди.
- Нет, я не вернусь. Я больше никогда туда не вернусь, - маленькая максималистка вскочила на лапы и рванула к своей цели, очень сильно ошибаясь, что все будет легко и просто. Скатившись несколько раз по рыхлому наклону, ударившись о выступы камней, заполучив не только ссадины, но и порезы, основательно прихрамывая, она была вынуждена сделать привал где-то на середине своего пути наверх. Сил не было совсем. Они внезапно куда-то подевались. Волчонка забралась в своеобразное укрытие, сформированное из камней на склоне в самую его глубь и свернулась там клубочком. Глаза снова наполнились чем-то горючим и мешающим смотреть, голова была тяжелая, а натруженные лапы ощутимо гудели от усталости. Волчонка пару раз всхлипнула и уснула, жмясь ближе к камням и почему то вспоминая именно тот день, когда они убегали из стаи через горячие источники. Тогда мама оставила ее, чтобы вернуться за сестренкой, и она точно также прижималась к нагретым от источников камням. Только сейчас камни не грели. Но все равно от воспоминаний ей потеплело и маленькая бунтарка засопела в своем беспокойном, но сне. И все страхи, что она не справится, что не преодолеет этот подъем, что отец не признал ее, что сбылись ее самые страшные опасения - все это оставило ее до момента пробуждения.

Отредактировано Искра (2013-03-20 10:04:11)

0

3

-------- Кристальные пещеры

- Для волчонка твоего возраста везде опасно, кроме логова, - улыбнулся Дымке Шингай, выходя на просвет. - Если боги будут благосклонны к твоей сестрице, то ей всего лишь повезет, и она вернется домой целая и невредимая. А вот если нет...
Он шел рядом с дымчатой волчонкой, не перегоняя ее, но задав такой ритм шагов, чтобы успеть догнать Искру. На мгновение ему показалось, что... вдруг он и в правду их отец? Что бы это изменило? С одной стороны подумать об этом было бы интересно, узнать - еще интереснее, но... Шингай не хотел портить то, что у него есть сейчас. Пусть он по-прежнему будет сам себе на уме, свободным, независимым, верующим братом Ордена, который прижимается к полу при виде альф... Чем это было похоже на того, за кого они его принимают?
Запах беженки уводил волка и его спутницу к Проходу - рыхлому и неприятному месту. Что там могла забыть маленькая волчонка - одной Арашу известно, и это давало повод пойти за Искрой еще сильнее.
- Вашей матери не понравится, если кто-то из вас пострадает. Даже пусть это будет маленькая царапина, она все равно будет переживать, - мягко говорил Дымке Шингай, то и дело смотря на нее, но не сбиваясь с курса. - А если она узнает, что я позволил кому-то из вас пораниться, она будет негодовать еще больше.
Типичные нравоучения, но может быть, когда они станут взрослыми, то вспомнят его слова, если сейчас они им покажутся надоедливыми. Когда-нибудь они скажут это и своим детям...
Пробираясь сквозь отвратительно рыхлые землеобразования, поросшие мхом и прочей травой, Шин приостановился, высматривая черное тельце. Запах говорил, что Искра поблизости.
- Эй, Искорка, - осторожно и не очень громко окликнул волчонку Шин, вглядываясь в самые темные места. - Мы нашли тебя, вылезай.
Он сделал еще пару шагов вперед, глядя по сторонам и пытаясь заметить малейшей движение. Обернулся на Дымку, чтобы удостовериться, что и она не потерялась среди этих развалин.

+1

4

-> Кристальные пещеры
Не смотря на то, что идти по непривычно рыхлой поверхности было не только непривычно, но и довольно затруднительно, волчонка изо всех сил старалась не отставать от своего спутника. Лапы то и дело норовили соскользнуть куда-нибудь, куда не нужно, но Дымка стоически переносила это неудобство, даже не думая жаловаться и идя к намеченной цели словно маленький таран. Шингай не подгонял ее, требуя идти еще быстрее, и за это она была ему благодарна.
- Мне кажется, в логове нам делать уже нечего, - Осторожно заметила серебристая, тщательно высматривая глазами места, на которые можно ступать. - Мы не такие маленькие, какими были тогда, когда только пришли сюда, лучше понимаем происходящее вокруг и осознаем, что для нас хорошо, а что опасно. К тому же, собственный опыт - лучший учитель. Чем раньше мы набьем себе пару шишек, тем скорее усвоим что можно, а что нет. А еще в подземельях тихо и безопасно. Что может с нами случиться?
Я знаю, что я всего лишь волчонок и пройдет много времени прежде, чем вы, взрослые, перестанете смотреть на меня со снисхождением и будете воспринимать всерьез. Но время тянется медленно! И я не хочу, чтобы за нас волновались так долго.
Все дети хотят как можно быстрее вырасти и стать самостоятельными, и Дымка не была исключением. Забота со стороны мамы и других взрослых, несомненно, была приятна, но как здорово бы было, если бы за них перестали беспокоиться. Конечно же, Шингай был прав: если мама узнает о том, что Искорка сбежала, она очень огорчиться, особенно в свете последних событий. Трое ее детей были похищены и удерживались в плену где-то далеко, а тут еще и дочь попала... Вот поэтому нам и нужно как можно скорее стать самостоятельными. И мама не будет за нас беспокоиться, даже наоборот - она будет гордиться нами. Мысли об этом приятно согревали изнутри, и на душе у Дымки заметно полегчало. Они найдут Искру и все будет хорошо. По другому и быть не может.
- Искоркааааа! - звонко тявкнула серебристая, запрыгивая на какой-то камень, дабы удобнее было осматриваться. Шингай прошел чуть вперед, загораживая часть обзора, и ей пришлось выглядывать из-за его плеча, чтобы ничего не упустить. Однако долго так не поизворачиваешься - затекает шея. Посему Дымка решила довериться своему чуткому обонянию - уж оно то ее подвести не должно.
Какое-то время волчонка сидела в замешательстве, пытаясь осмыслить всю гамму запахов, витающих в воздухе. Тут был и отголосок свежести, доносящийся с поверхности, и сильный запах сестры, и что-то еще странное, примешивающееся к нему... И тут Дымка поняла. Испуганно охнув, она слетела с камня, на котором восседала, и завертелась по сторонам. В воздухе, пусть и не сильно, но пахло кровью. Может быть, сестренка просто поцарапалась, а может..?
- Искра, вылезай! Ну пожааааалуйста!
Перестав наконец вертеться из стороны в сторону в попытке заглянуть в каждый темный угол, серебристая плюхнулась на попу и с надеждой посмотрела на Шингая, словно спрашивая "С ней ведь все в порядке?".

Отредактировано Дымка (2013-03-28 11:55:58)

+1

5

Это был странный, быстрый и довольно беспокойный сон. Такие бывают, когда совсем не остается сил. Ей снился отец, который от нее стремительно убегал. И самое обидное - убегал он не один, а вместе с Дымкой и мамой. Она испытала воистину недетский приступ ревности, но так и не смогла их догнать. Они так быстро бежали, так дружно и главное почему то от нее. Так детские страхи пытались обрести свою форму. Нет у тебя больше папы. Ты ему не нужна. Что может быть хуже этого?
На звуки сперва отреагировали ушки, а затем она резко вздернула головой, стукнувшись лбом о небольшой каменный навес, поморщилась и поползла к краю, чтобы посмотреть вниз. И сердечко заколотилось быстро-быстро, потому что папка был здесь, а еще сестра. И они искали ее, они пришли за ней! В миг все ее страхи перед неизведанным чем-то там в полном одиночестве - все это рассыпалось, ушло. И это маленькое чудовище радостно заплясала хвостиком, прижимая виновато к голове уши, поскулило в ответ. Сперва показался ее нос, а затем и вся голова. Она смотрела на них откуда-то сверху, выглядывая несмело, как будто бы уже понимая, что сейчас будут ругать. Но ругать - это же всегда лучше, чем ничего. Лучше, чем "мне все равно"! И глазки маленькой чертовки вспыхнули новой надеждой. Он пришел за мной! Он пришел за мной! Он пришел только за мной!
Она быстро бросилась вниз, чтобы спускаться, но притормозила, прихрамывая на переднюю лапу. И скулила, топчась на месте, в нетерпении, когда же она окажется там внизу и сможет уткнуться своим горячим носом в папку и сестренку. Ну... или хотя бы в сестренку. И было страшно, потому что уже осознавала, что второй раз не хочет этого переживать. Второй раз нарываться на "я не знаю тебя" будет еще хуже. Спускаться было трудно и не только потому, что наступать на лапу было больно. Но маленький хвостик не переставал биться из стороны в сторону, рискуя увлеченную волчонку обрушить в ее шатком положении вниз на камни. Тогда Искра поднялась снова на свой небольшой каменный выступ и начала спускаться с другой стороны. И в этот момент под ее лапами рыхлая земля поехала вниз, рискуя бросить ее с довольно большой высоты. Искра взвизгнула, оттолкнулась лапами, запрыгнув обратно на камень, выбирая себе другой путь. И снова вернулась к первоначальному варианту.
- Я тут!  Я сейчас! - оказалось, что спускаться здесь было еще страшнее и труднее, чем подниматься. И только на мгновение волчонка остановилась, чтобы посмотреть в эти чудесные синие-присиние глаза внизу, смотрящего на нее большого черного волка. Он волновался за нее, он искал ее! Как глупо, как же все это глупо, но как же всего этого хотелось. Нестерпимо, немедленно, навсегда. Очень хотелось семью: маму, папу и всех братьев и сестер. Но особенно его, такого недостижимого никогда, такого нереального клевого, сильного и вообще. Такого, о котором можно было только мечтать. Она смотрела на него, прижав уши, и искорки ее глаз потеплели, а хвостик заходил еще активнее. Пап, я уже бегу!
- Я сейчас спущусь! - лапа ее соскользнула, и Искра пошла еще аккуратнее, сперва опробовая каждое место, куда можно было наступить. Неожиданно она сорвалась, проехав несколько сантиметров и с большими выпученными от испуга глазами замерев на месте. Затем это выражение морды сменило другое: упрямое, сосредоточенное и злое. Она просто не могла в его глазах вести себя как неуклюжий щенок. Она была просто обязана показать ему какая она ловкая и смелая. И уже глазками выбрала куда именно прыгнет. И пусть было страшно, но показать ему, что боится - нельзя. Глянула на сестру и папку, которых так хорошо отсюда было видно и помахала им радостно хвостиком. Я мигом!

+1

6

Эх, сколько желания и жажды познаний было в этом волчонке... Как желало ее сердце побыстрее узнать об этом мире, научиться всему, что умеет ее мать, стать крепкой и сильной... Может быть, когда-то в детстве Шин был таким же, чего он, увы, не помнит. С одной стороны, так интересно узнать о себе прошлом, чем ты занимался, что делал, чем жил, а с другой - зачем? Его устраивала жизнь нынешняя, а если придется узнать о каких-то историях из прошлого... это может изменить все. Именно поэтому Шин бежал от всяких возможностей услышать о себе прошлом. Он так или иначе все равно верил, что он - не Арес, несмотря на то, что чуть ли не каждый стайный называл его именно так.
Черный волк взволнованно нюхал землю, пытаясь уловить наиболее яркий запах Искры, но уже совсем скоро на небольшом пригорке показалась чья-то мордашка. А потом и все тело.
- Вот ты где, - добродушно улыбнулся волк, но запах крови перебил его улыбку. - С тобой все в порядке? Ты не поранилась?
И волк, осторожно наступая на рыхлые комья земли, двинулся наверх, попросив Дымку остаться внизу. До безумия радостная Искорка чуть ли не хлестала себя тонюсеньким хвостиком от счастья и осознания, что ее пришли спасти. Шингай ступал навстречу волчонке, сам стараясь не поскользнуться на неприятной земле, а когда, наконец, добрался до Искры, тут же схватил ее в зубы за шкирку и понес обратно. Нужно было уходить отсюда, пока ни он, ни волчата не переломали себе лап. Лучше вернуться в пещеры и показать настоящую красоту подземного мира этим двум. Спустившись к Дымке, Шин осторожно опустил рядом с ней Искру и выдохнул:
- Чего же ты от нас убежала? - с улыбкой хмыкнул Шингай и сел, чтобы передохнуть. - Я только собрался показать вам самое удивительное место в этом мире, а тебя и след простыл. Передохнем и пойдем обратно, иначе ваша мама будет сильно ругаться. Никто же не хочет, чтобы она ругалась, м?
Черный взглянул вверх на просвет и чуть сощурился - он привык к полутьме вокруг.
- Интересно, а они уже могут есть мясо? - подумалось ему.
Мало ли волчата голодные, а он их и накормить не знает чем. Но спрашивать не стал - не в столь неподходящий момент. Переведя взгляд на волчат, Шин сразу обратился к Искре:
- Ты точно не ранена? - а сам с настороженным видом разглядывал маленькие черные лапы.

0

7

Едва до ушей донесся энергичный шорох, а вслед за ним - голос Искры, серебристая, до сего момента напоминавшая взведенную пружину, заметно расслабилась. Раз в голосе сестры присутствовали радостные нотки, значит, все не так плохо, как могло бы быть. Наверное, даже наоборот - очень хорошо. Вот только от глаз Дымки не укрылось то, что по большему счету радостный взор черной волчонки был устремлен совсем не на нее, родную сестру, а на Шингая. Она вдруг почувствовала себя лишней, но тут же устыдилась этого чувства. Ну конечно, и она бы на месте сестры чувствовала себя безопасней рядом с взрослым сильным волком, чем рядом с хилым волчонком, особенно в таком месте и на такой высоте, на которую забралась. Это было правильно. Это было логично. Вот только семена сомнения, зародившиеся в душе Дымки, не желали покидать ее так просто. Серебристая закрыла глаза и сделала медленный вдох-выдох, надеясь тем самым выкинуть из головы все лишнее и сосредоточиться на насущном, не обращать внимания на эгоистичные мысли.
Пара камешков из-под лап сестры скатились по резко идущему вверх подъему и приземлились у самых лап волчонки. На всякий случай Дымка решила отойти подальше. Кто знает, вдруг следующий камешек приземлиться прямиком ей между ушей?
Забравшись на облюбованный ранее выступ, серебристая аккуратно обвила лапы хвостиком, приготовившись терпеливо ждать. Даже если у нее и чесались подушечки лапок от желания чем-нибудь помочь Искре, по спокойному выражению морды этого нельзя было разобрать. Абсолютное спокойствие и терпение - вот все, что можно было прочитать на физиономии малышки. Важно кивнув на просьбу старшего волка остаться внизу (ну конечно, она все понимает), волчонка задумчиво обвела взглядом мрачные стены прохода. В идеале стоило бы разыскать Катриэль - мало ли какими безобидными могли казаться на первый взгляд обычные царапины, особенно если в них попадет грязь. Уж ее то вокруг было навалом.
Скользнув взглядом по сестринским царапинам и как следует обнюхав их, стоило тушке Искры опуститься рядом, серебристая смрщила нос и неожиданно чихнула. И стоило же непоседливой Искре собрать изрядное количество пыли на своей шкурке.
- Я думаю, ей стоит заглянуть к целительнице, - тихо заметила Дымка, как только черный волк переспросил сестру про раны.

0

8

Искра замерла с идиотским выражением морды. Такое выражение могло быть только у того, кто по-настоящему безраздельно счастлив и открыт этому счастью навстречу. Не смотря на усталость, как физическую так и моральную, на боль в лапе, не смотря ни на что, она радовалась ему, не сводила взгляда и упала бы, покатилась бы вниз, если бы он не взял ее за шкирку. Сколько счастья в этот момент было в ее глазках! Розовым язычком она пыталась дотянуться до папиной морды, но этого не получалось, а ее вид из-за натянувшейся кожи получался таким, как будто бы она широко улыбается. И она улыбалась! Прижав к голове уши и поджав хвост, она была несказанно счастлива. Остановись мгновенье! Не смотря на то, что морда вытянулась и мешала свободно выражать чувства, Искра все же пыталась это сделать. И когда он опускал ее на землю недалеко от сестрички, она лизнула его пару раз с благодарностью, снизу вверх заглядывая ему в глаза и продолжая молотить хвостиком. Но ушки ее оставались прижатыми. Она понимала, что поступила неправильно, что подвела его. И сестру. И маму. Но мучатся угрызениями совести долго не собиралась. Просто рядом с Шингаем она чувствовала такой маленькой, такой беспомощной. И он казался таким замечательным, сильным и необыкновенным. Памятая его ответ в кристальных пещерах, она сдержала свой детский порыв броситься на него и вылизать ему морду, хотя вся ее душа хотела именно этого: только выражать свое счастье, всей душой, всем своим существом. Но Искорка начинала взрослеть и ее детская любовь теперь нашла и другую форму. Какая разница кто как называется? Если он тут, если вся ее семья вместе, почти вместе, а он не бросил ее. Можно просто быть рядом с ним, - успокоила она себя. И сдержалась от своих ярких эмоций, не желая ранить его или обидеть. Теперь ее любовь будет бережной, не такой испепеляюще-требовательной, какая может быть у детей. Она... постарается. И все же...
На его вопрос о том, почему она убежала, Искра только виновато опустила мордочку, всем своим видом прося его о прощении. И украдкой глянула на сестричку. При виде беленькой, Искорка почувствовала еще большие угрызения совести. Она была старшая в их союзе, по крайней мере так всегда она считала. А сейчас поступила безответственно, глупо. Она вздохнула и попыталась более тепло и как бы прося прощения посмотреть на Дымку. Только Шингай сейчас был лучше всего на свете.
- Неа! - никто не хочет, чтобы мама ругалась, - А покажешь, покажешь и мне пещеры? Я... Немножко заблудилась. 
Будь она человеком, она бы покраснела, но она только виновато проследила за его взглядом наверх, как будто бы там было что-то необычное, хотя самым большим чудом для нее был только он сам, - Я больше не буду. Честно, - железная клятва железной Искры. Или почти железной... И быстро глянула на сестренку, замахав и ей хвостиком.
- Ты точно не ранена?
- Я думаю, ей стоит заглянуть к целительнице.

Передняя лапа действительно немного саднила и на нее было неприятно наступать, но Искра была уверена, что это совсем не рана. Царапина, полученная при очередной попытке забраться по острым камням. И, может быть, пара синяков.
- Нет! Я совсем здорова! - протянула она переднюю поцарапанную лапу вперед, чтобы ее можно было изучить. Взлохмаченная шерсть торчала во все стороны. Искра отряхнулась, чихнула и вскочила на лапы.
- Я в полном порядке! Мы идем? Мы уже идем? - и с надеждой на Шингая, - Мы же уже идем? - и на сестренку, - А это только царапина! Ха! Ерундаааа, - довольно протянула малышка, а потом от нетерпения и азарта сделала вокруг Шингая круг, - Дымка - будущая целительница, поэтому она постоянно меня лечит, - она радостно фыркнула и запрыгала, как на пружинах, на своих лапах вокруг черного волка, все же иногда прихрамывая на ту самую поцарапанную. И столько было обожания в ее глазах, столько чувства. Правда только Искра могла знать скольких сил ей стоит сдерживать свою легко воспламеняемую натуру и не набрасываться на Шингая с писками "Папка!", а ведь так хотелось... Но он пришел за ней, он нашел ее. Она не уйдет, не убежит, не потеряется в незнакомом лесу, мама не будет на нее сердиться, и белозадая тоже будет рядом. Искра задорно и тепло глянула на сестренку, показав ей ряд своих белых маленьких зубов.
- А я буду воином! Я научусь сражаться, как... - хотела сказать по привычке "как мой папка Арес", ведь эти слова она повторяла еще с логова Темной Лиги, где и родилась, но запнулась, - Как самый великий воин. И отыщу своих братьев! - и гордо вскинул к верху нос, - А еще задам Азазелю трепку. Ха! - и прыгнула в сторону, продолжая вилять хвостом, но показывая зубки, хотя при этом не прекращая светиться радостью. Хвастаться было не очень хорошо. Поздновато, но Искра об этом вспомнила и немного притихла, снова прижав к голове уши, - Я никогда никому не дам обижать мою маму, - а потом зыркнула на Дымку, - И сестру. И тебя, - но вслух этого не сказала, прижав хвост к попе и стыдливо попятившись назад. И все равно не дам в обиду никому.
Она потянула носик к Шингаю и дотронулась им до его темной густой шкуры, втягивая носом его запах, как будто бы хотела убедиться, что он настоящий и это не ее сон. Шерсть защекотала нос и Искра фыркнула, тряхнув головой. И посмотрела на него влюбленно и предано. А потом припала на передние лапы, вертя хвостом на вздернутом кверху заде и принялась выделывать перед волком кренделя, выполняя этот волчий ритуал по приглашению в игру. Поползала, порычала, подставляя шею и дотрагиваясь носом до его лап. И Дымку не пропустила. Просто в один из моментов этой игры имитировала ее захват за шкирку, обслюнявив ей шерсть на загривке, но порычала и тут же выпустила, слегка толкнув попой, продолжив зазывать принять участие в ее игрищах и взрослого волка. Уже не совсем папу, но все равно горячо любимого всю ее недолгую волчью жизнь члена семьи.
- Я буду самым сильным воином! Я всех смогу победить! - пыталась грозно рычать, насколько мог это делать волчонок, еще слабо имитируя рык взрослого волка, а сама ползала перед ним, махая хвостом и попискивая от азарта этой игры, в которой было так здорово и в то же время так страшно.
- А почему ты так часто один там, в пещерах? - ну это и правда было невероятно интересно, - Что ты там делаешь?

Отредактировано Искра (2013-04-04 10:53:21)

0

9

Славно было то, что волчонка не успела убежать далеко. Шин переживал за своих маленьких собратьев, несмотря на то, что врагу здесь негде появиться. Однако для таких маленьких созданий врагами могут стать абсолютно любые существа, на которых им удастся наткнуться в этом подземелье. Где-то мрачное, где-то удивительное, где-то отвратительное - так или иначе оно было их домом.
Искорка показала лапу, и Шингай непременно обнюхал ее на предмет кровоподтеков. Пару раз облизнув малюсенькую лапку и почувствовав, что кровь таки была, Шин решил - надо уходить. Лучше уж пусть они будут сидеть с ним в его пещерах и слушать перезвон кристаллов, нежели ловить приключения в неизвестных им кручах. Нельзя щенкам так далеко уходить, Горькой это может не понравиться.
Снова какое-то имя... Азазель? Видимо, этих волчат откуда-то выгнали, кто-то обидел или что... Шин не помнил такого имени среди стайных. Но спрашивать не стал - во благо себе. Упрямо ограждал себя от расспросов и всяких ненужных знаний.
- Если ты не будешь убегать далеко и специально искать себе приключения, то обязательно станешь большой и сильной воительницей, - улыбнулся черный волк, легонько подталкивая каждую волчонку по переменке в сторону пещер. - Будешь как мать Арашу в черной шкуре.
Нет, он нисколько не смеялся, а даже наоборот, хотел подбодрить мечтания Искорки. Предположение Дымки Шин тоже услышал, но Шики пока не было. Может, с ней что-то случилось? Может, она попала в беду, там, на поверхности? Сам Шингай боялся того мира, что был сверху. Боялся так, что не мог даже заставить себя взглянуть на него. Неизвестный страх.
- Идемте, - теперь уже поторопил спутниц Шин, но не обгонял их, а старался идти лапа в лапу. - Нас ждет огромная глыба из разноцветных кристаллов, там я часто вижу, как боги трапезничают, - улыбнувшись, брат обратил внимание и на вопрос черненькой волчонки, ответив ей просто и коротко. - Там хорошо.

----------- Кристальные пещеры

+1

10

Увы, ни горячие заверения Искры, ни спокойная уверенность старшего волка не могли до конца убедить серебристую в том, что дело, как выразилась сестра, "ерунда". Если самочка и была уверена в правильности своей точки зрения, убедить ее в обратном могло только полное и обоснованное опровержение ее позиции со всем доказательствами. Дымка жила в гармонии со своей интуицией и доверяла ей практически безоговорочно. И если ей казалось, что не стоит расслабляться и понаблюдать как поведет себя раненая лапка сестры - значит так лучше и следовало поступить. Иначе какая из нее будущая целительница?
- Как скажешь, - иногда с Искрой легче было согласиться чем спорить. Где вы видели ребенка, который признается в том, что у него что-то болит, когда вокруг так много интересного? А убеждать его в обратном - себе дороже.
А тем временем ураган по имени Искра все набирал и набирал обороты. Скалящая зубки на своих гипотетических врагов Искра выглядела более умилительно, чем грозно, но как долго это могло продолжаться? Дымка никогда не спрашивала у сестры о том, чему же учил ее в своих пещерах мудрый Сектант, хотя и очень хотелось - кто знает, какие тайны боги доверяли этому таинственному волку, а какие он - своей протеже. Конечно, нехорошо совать любопытный нос в дела, которые тебя не касаются, но ведь детскую любознательность никуда особо и не денешь. В какое русло не направь - долго она в нем не удержится.
Играть совсем не хотелось. В какое-то мгновение оказавшись прижатой к полу за загривок, Дымка лишь вяло отмахнулась, приглаживая встопорщившуюся на затылке шерстку, благодаря стараниям сестры торчащую в разные стороны мокрыми сосульками. Иногда, а для серебристой - практически все время, наблюдать за чужими играми было куда интереснее и полезнее, чем принимать в них участие. Являясь сторонним наблюдателем, намного легче анализировать происходящее и раскладывать его по полочкам, чем в самой гуще игрушечного сражения. Теоретиком малышка была хоть куда, а вот практики ей явно не доставало. Быть может, когда нибудь...
- Зачем богам трапезничать в пещерах, если в их распоряжении весь мир? Ой, они наверное охотятся на особую божественную дичь, - мечтательно протянула серая, приподнимаясь с насиженного места. - Каких-нибудь божественных... мышей!
Хихикнув себе под нос и заговорчески подмигнув сестренке, ибо только она и могла оценить ее "шутку" по достоинству, серебристая деловито засеменила за Шингаем.
-> Кристальные пещеры

0

11

Искра была счастлива и с обожанием не сводила взгляда с отца. Именно таки она всегда и представляла его. Самым сильным, самым умным и всезнающим. Сколько мощи было в каждом его движении, сколько силы во взгляде. И даже тоска упорно поселившаяся в его голубых глазах была его неделимой и прекрасной частью, придававшей ему таинственность. Папка...
Искра старалась не отставать от этих двоих, размечтавшись уже о черношкурой Арашу, о божественных мышах в кристальных пещерах и о своем будущем. Между ней и Шингаем пролегла невидимая прочная нить. Ей казалось, что она слышит как бьется его сердце. Она была уверена, что он также любит ее, как и она его, что у них теперь все будет хорошо. И получив первое предупреждение в виде его отказа от отцовства при их первой встреча, с таким трудом сдерживала в себе порыв выразить это вслух, что иногда довольно не в тему начинала размахивать хвостом и приподниматься на задние лапы. И все это веселье продолжалось до тех пор, пока лапа не раболелась еще сильнее. всеми силами черная старалась не показывать этого никому, завершая дружную процессию в сторону пещер.
- А мы уже ловим мышей и скоро начнем есть мясо как и все!
И так на протяжении всего пути из волчонки вырывались вопросы, восклицания и шумные радостные эмоции.
- А маму мы сможем позвать в пещеры?
- А боги разговаривали с тобой?
И так продолжалось, пока они не достигли места назначения. Искра невероятно устала. И больше всего она устала скрывать то, как ей больно. Но гордость и упрямство не позволяли ей этого признать. И стиснув зубы она зашла за сестрой и Шингаем в пещеры.
Наверное, мы больше всего нужны тогда, когда никто нам не нужен. Наверное, когда кто-то нам нужен, мы перестаем быть ему нужны. Есть в этом какой-то жестокий и странный закон мироздания, отношений и всего прочего, что никогда Искра не могла бы объяснить или понять. Как ребенок, все еще ребенок, который не мог понять, что он не нужен.

--- Кристальные пещеры

0

12

СЕЗОН ОКОНЧЕН.

0

13

Чистый источник
С чего начать? Обычно подобные вопросы никогда не возникали в черной голове, но обычно у него всегда был план, а сейчас была идея, а плана, хоть убей, но не было. Чтож, импровизация - тоже не плохой план. Атер отчетливо слышал звук шагов позади и это был не тот звук, от которого стоит морщить нос, резко оборачиваться и рычать. Атер знал, что за ним верно следует Макбет и в ближайшее время её помощь была весьма кстати. Почему она постоянно преследовала его, волк не знал, как и не знал, для чего ей нужно было возвращать его к жизни. От этого становилось не по себе. Атеру постоянно казалось, что всё это не просто так, что с ним играют в игру о которой он даже не подозревает. Иначе для чего его оживлять? Не иначе для того, чтобы поиграть. В благие намерения волков он никогда не верил, жизнь научила, что всё в этой жизни волки делают лишь для себя и в редких случаях для когоо-то, но только если этот кто-то предварительно пригрозил смертной казнью.
Атер остановился ненадолго прежде чем выйти наружу, чтобы дать глазам привыкнуть к солнечному свету. Последнее время он чувствовал себя в тюрьме. Да, здесь было безопасно, здесь его никто не знал, здесь было весьма хлебное место и Атер не чувствовал себя как-либо ущемленным, но волка не покидало чувство, будто он сидит в тюрьме и посадил туда Атер себя сам.
Горячий воздух ударился в грудь от резкого рывка на поверхность. Атер остановился, дожидаясь волчицу. Ему вновь стало интересно, почему она постоянно ходит за ним. Это уже стало так привычно и почти не раздражало, но порой пугало. За последние два месяца Атер уже так привык к ней, что и представить себе не мог, что он может куда-то пойти без Макбет.
- Попробую угадать, - с присущей ноткой коварства начал волк, плавно нарезая полукруг вокруг волчицы, - ты по натуре своей зритель. Любишь тихо сидеть, наблюдать... для этого я тебе и нужен, для этого ты и ходишь за мной. Ты ждешь, когда начнется шоу.
Атер остановился, оглядывая свод пещеры. Здесь уже было светло, здесь уже был горячий воздух, но это всё ещё была территория Ордена, всё ещё подземелье. Он подошел к волчице как можно ближе, на секунду замолк, а затем настойчиво потребовал.
- Расскажи мне правду. Всю.
Он ещё сам не знал, какую правду хочет услышать.

+1

14

--->Чистый источник

Рыжая неотступно следовала за зеленоглазым волком. Эта привычка так вкоренилась в сознание хищницы, что стала неотъемлемой ее частью. Кажется, постоянно следовать за Атером - предназначение рыжей. Но ведь для каждого из них двоих это выглядит по-разному - Сталь просто не может по-другому, а вот черношкурого это явно удивляло. Но ведь Макбет сопровождала его столько, сколько помнила самого Атера/Фауста. Почти с самой первой их встречи. Боги, это же было так давно, что иногда казалось рыжей сущей выдумкой. Но ведь Атер не помнит этого, так что Мак не может его об этом спросить - приходится хранить свои воспоминания в недоступном для утилизации местечке, на особой полочке с табличкой - "не трогать, особо ценно".
Сталь остановилась только тогда, когда это сделал черношкурый. Правда, он все еще оставался на несколько корпусов впереди. Рыжая редко сокращала это расстояние во время движения. Она считала, что Атеру нужно личное пространство и поэтому старалась не вторгаться в него, нарушая это самое расстояние.
Но в этот раз подобное поведение вызвало у зеленоглазого какой-то особенный интерес. Раньше он не спрашивал ее о том, почему она постоянно следует тенью за его хвостом, поэтому рыжая и не искала никаких оправданий. Да и сейчас, вроде бы, ничего не предвещало беды - Атер прошел почти весь проход и остановился у выхода из подземных ходов, слегка щурясь от солнечных лучей, попадающих меж каменные своды и оставляющих на гранитных стенах яркие блики. Но потом, когда зеленые глаза привыкли к назойливому свету, волк обернулся и посмотрел на рыжую так пристально, что у нее внутри все непроизвольно сжалось.
Почему он так на нее смотрит?
Ох, лучше бы ее не терзал этот вопрос, ибо ответ на него последовал почти сразу же. Атер задал роковой вопрос, правда, подходить к нему начал издалека.
Сперва хищница даже толком не могла понять, в чем, собственно, дело и что заставило глаза волка так подозрительно смотреть на нее. Рыжая просто не ожидала, что подобный разговор когда-нибудь возникнет между ними двумя.
Хищник стал наворачивать полукруги перед Мак, а голос его звучал так коварно, словно в каждом слове волка нужно было ожидать подвоха. И действительно - слишком уж странно звучали фразы, слетающие с языка зеленоглазого.
Это заставило рыжую самку опасливо прижать ушки к затылку.
То, что Атер начал говорить, заставило Сталь с ноткой непонимания посмотреть в зеленые, полные яда глаза.
Зритель? О чем это он говорит? Шоу? Видимо, он остался тем же безумцем, только в более мягкой форме... Как он вообще мог такое говорить? Разве такое впечатление у него создалось?
Затем Атер подошел к волчице как можно ближе, на секунду замолк, а затем настойчиво потребовал.
- Расскажи мне правду. Всю.
Проснулась ее величество. Бровки злобно сошлись на переносице, а верхняя губа предупреждающе дернулась. Светло-янтарные глаза немного потемнели и наполнились чем-то неземным, злым, беспощадным. Зрачки хищно сузились.
- Или ты засунешь свои подозрения куда подальше и подумаешь над своим поведением, или я тебе сейчас задницу надеру, неблагодарная твоя морда. Неужели ты думаешь, что подобные слова сойдут тебе с лап? - Огненно-рыжая шерсть встала дыбом, подтверждая едва вменяемое состояние волчицы. - Кажется, после возвращения у тебя отняло память, а не мозги! Какое шоу, зеленоглазое ты чудовище? - Да, Фаусту нужно было срочно включать мозг и думать, пока его "защитница" не перешла в открытое наступление. Причем, стоило начать думать в сию же секунду, ибо нос волка был в опасной близости от мордахи Макбет.
Почему она не ответила на его вопрос? Может, потому, что боялась сказать ему правду? Наверное... Ощущение, что слова Атера загнали ее в капкан, раздражало, злило и одновременно пугало рыжую плутовку. Наступление - самая лучшая защита.

+2

15

Она говорила хищно, злобно, с агрессией. Вся такая злая, рассерженная, маленькая копия Атера, только для неё это была не игра. Волчица злилась по-настоящему и такой её зеленоглазый волк ещё не видел. Возможно, в другое время он бы её даже испугался бы, но сейчас он ждал определённую реакцию, но всё равно пыл маленькой рыжей Макбет заставил его непроизвольно отступить назад. Эффект неожиданности сделал своё дело.
Да... такая могла с того света вытащить, - восхищенно подумал Атер, слегка опешив от такого неожиданного даже для него поворота событий, - но точно не просто так. Что ты скрываешь, рыжая волчица с карими глазами?
Но всё это замешательство длилось не долго, какое-то мгновение и Атер вновь пошел в наступление. Для него это уже было дело принципа. Последнее слово будет за ним и точка. Он оскалился, высунув язык, и двинулся вперед.
- Я слышу, голос появился? Могу исправить, - Атер злобно сщурил глаза, подойдя вплотную и нарушая всякое личное пространство, словно они были так давно знакомы, словно это был пустяк. Всего два месяца, не больше. Всего два месяца её знает Атер, а она его? - что... нашел, да? Надавил на больное или докопался до того, чего не должен знать? Как ты оберегаешь себя и свою жизнь, посмотрите-ка, - он, кажется, обращался к несуществующей публике, едва не рыча. Хвост стоял флагштоком, точно так же, как шерсть на загривке поднялась колом, - ведь это так просто, верно? Долго искала? Отвечай, дрянь!
Кажется, он не сдержался, челюсти щелкнули у самого уха рыжей волчицы, но кажется, не задели её, а если и задели, то совсем чуть-чуть, а затем Атер так же резко отстранился и, совершенно не заботясь о своей безопасности, повернулся к самке спиной.
- Если я ничего не помню и пропустил все ваши реформы и перестройки, это ещё не значит, что меня можно вокруг пальца водить, поняла? Я хоть уже и не альфа, но и не дурак, - уже не так громогласно закончил он и улегся вдоль каменной природной стены, вывалив язык. Жарко здесь было в это пещере, а идти куда-либо уже не хотелось, по крайней мере, сейчас. Он выполнит всё, что запланировал, но не сейчас, чуть позже, когда будет точно знать с чего следует начать, когда в голове будет четкий план, а пока...
- Вали отсюда, - недовольно закончил Атер. Чувство, что им нагло пользуются не покидало его, но ещё больше напрягало то, что он не мог понять, каким образом всё это происходит, а главное, для чего? Кажется, он впервые понял, как ощущали себя его одностайники, когда сами того не подозревая становились соучастниками его очередной авантюры.
Всё было бы проще и понятно, если бы в конце этого спектакля меня убили бы, но оживлять кого-то... - он мотнул косматой головой, отгоняя от себя навязчивую мысль.
Какого это, Фауст, ощущать себя куклой в чужих руках? Много думаешь, брат, слишком много думаешь. Ответ ближе.

+1

16

Кажется, нужный эффект был произведен - Атер явно не ожидал от всегда такой сдержанной и молчаливой Макбет такой напористости и агрессии. Но она не была куклой - у нее были чувства и эмоции, у нее в груди билось настоящее сердце, которое периодически болело от того, что она видела в этом волке. Именно поэтому она не собиралась молча выслушивать все, что говорил ей Атер, ибо слова его были жалящими, словно дикие осы.
Зеленоглазый даже отступил назад, что польстило самолюбию рыжей чертовки. Она выпрямилась и уверенно посмотрела в глаза собеседника.
Длился ее триумф, собственно, совсем не долго - королевы тоже могут быть свергнуты с престола, особенно, если противник сильнее. Значит, Фауст считает, что за ним будет последнее слово? А его поведение говорило именно это. Но нет - у рыжей есть один единственный козырь, и это - джокер, который может погубить ее, но и обескуражить Атера, который уже и сам пошел в наступление. Он оскалился, высунув язык, словно аспид, и сделал мощный рывок вперед, намереваясь, видимо, протаранить такую маленькую в сравнении с ним волчицу. Но она, в отличие от него, не сделала шага назад и не попыталась увернуться волны его раздражения и злости.
Слова волка были для рыжей роковыми.. Он считал, что у нее никогда не было голоса. И он ясно ей высказал это прямо в глаза.
Светло-янтарные глаза самки потемнели, а уши, которые только-только стали подниматься, вновь агрессивно прижались к голове.
Но она промолчала, подбирая слова для финального удара под дых, который бы выбил почву из-под лап зеленоглазого тирана, за которого она готова была убить. Но он все продолжал унижать ее и это ему явно нравилось. С каждым его словом выражение морды хищницы становилось мрачнее и мрачнее.
Она оберегала себя... А верно ли было это высказывание? Ведь она оберегала, но совсем не себя, да и вовсе не свою жизнь. Она оберегала жизнь того, кого любила, кому была преданна всем сердцем. А получилось, что пригрела гадюку на груди, ведь в каждом слове волка был один лишь яд, который отравлял сознание Макбет, которой хотелось провалиться сквозь землю.
Последние два слова заставили рыжую вздрогнуть как от удара, а сердце так закололо, словно тысячи игл впились в него.
"Отвечай, дрянь!" - звенело в ушах, рядом с которыми послышался щелчок опасных челюстей.
Она не отклонилась, потому что вообще не чувствовала своего тела - лапы онемели, а дар речи исчез, словно его и не было никогда. Кажется, Атер повернулся к ней спиной, но она не сдвинулась с места, словно лапы ее приросли к земле. А еще волк сказал, что не дурак.
Но рыжая лишь горько усмехнулась. Не дурак... Ну конечно. Как же великий, мать его, Атер может быть дураком?
Далее он что-то говорил, но рыжая чертовка его не слушала. Сейчас она чувствовала себя ничтожной букашкой в руках Мира.
Видят боги, она не хотела такого исхода, но...
Постойте-ка, Макбет плачет? Или это пыль попала в красивые глаза? Может поэтому их застелила пелена слез?
Кажется, что сама Вселенная вздрогнула в тот момент, когда одна предательская слеза скатилась по правой щеке, оставляя за собой огненную дорожку, а потом спряталась в рыжем мехе, словно ее и не было.
Она качнула головой, затем еще раз, словно что-то отрицала. А затем... Затем попятилась назад, чего никогда раньше не делала. Он обращался с ней, как с тряпкой, и сейчас он прогонял ее. Может быть, когда-нибудь он и поймет, что совершил фатальную ошибку, лишив себя того, кто его любил и ценил таким, какой он был.
Голос хищницы предательски дрогнул:
- Нет, ты не дурак, а вот я - дура. Совсем позабыла, что такие великие волки, как ты, не нуждаются в любви таких ничтожеств, как я. - Она круто развернулась на месте, оставив в мягкой почве рытвины... Бежать, бежать, куда угодно, лишь бы подальше, лишь бы побыстрее. Последнее слово осталось за ней.

--->Мертвая расщелина

0

17

Ну конечно, куда уж без истерик. Давай, ещё порычи, лапами потопай да головой о стену побейся для полноты картины, а потом упади где-нибудь, неделями не выходи, ничего не ешь и ни с кем не разговаривай. Вот тогда будет замечательно, вот тогда будет здорово! И не забывай томно вздыхать и всхлипывать! Да, всхлипывать просто необходимо, а то никто случайно проходящий не поймет, что у тебя случилось горе, а потом вообще к Валькириям уйди. Вот это будет драма! - ухмыляясь, ядовито подбадривал Макбет Атер, но правда пока только у себя в голове, не озвучивая мыслей вслух.
- При себе свои психи держать нужно, - вслух же заключил волк, но к тому момент Макбет, кажется, его не слышала, углубившись в подземелье.
Злость ещё не отпустила волчью душу, но радость уже подходила. Ему нравилось наблюдать такую картину. Всегда нравилось и, наверное, будет нравится. В голове промелькнула мысль, как бы не довести волчицу до белого коленя, но решив, что на сегодня с неё хватит, черный волк тяжело выдохнул, подымая пыль прямо у себя перед носом и ушел из реальности в мир своих рассуждений и идей.
Идеи на встречу зеленоглазому исполину идти не хотели, а надоедливая блоха, нещадно кусающая за правый бок, и вовсе покоя не давала. Атер не спешил её прогонять, погруженный в свою охоту за мыслями. Каждый раз ему казалось, что он близко, что вот-вот и придумает, узнает с чего ему начать свои грандиозные планы, но каждый раз за бок кусало надоедливое насекомое. В конец не выдержав, Атер весь изогнулся, упираясь лапами в камни и стараясь всеми силами поистине дьявольское насекомое спугнуть, убить, покалечить, а заодно и почесать многострадальческий бок своими зубами. Поставленные цели не были достигнуты в полной мере, но хотя бы мелкое насекомое больше не беспокоило. Зверь вновь улегся, пытаясь поразмышлять на одному ему известные темы, и вдруг внезапно ощутил как на уши давит тишина, совершенно мешая мыслить. А ведь можно было бы и отвлечься или попробовать не замечать все эти мелочи жизни, если бы не внезапная жара, охватившая волка. Чёрная шерсть нагревалась на солнце быстро, очень быстро.
Атер резко встал и злобно рыкнул, проклиная себя и весь белый свет разом, за такую несправедливость по отношению к нему. Недовольно и беспокойно навернув круг, волк двинулся назад в глубь пещеры, аккуратно ступая по камням.
Хотелось пить.
Мёртвая расщелина

+1

18

СЕЗОН ОКОНЧЕН.

0

19

Она вела их вдоль каменного обрыва, в котором плескались воды Зелёной протоки. Если недавний страх был практически привычным, то теперь Фэй стало по-настоящему страшно. Запоздало к ней приходили мысли о том, что не стоило оставлять ту волчицу, такую уязвимую, одной. Что если её бессознательное тело успели утащить какие-нибудь подземные хишники? После всего что произошло прежде такие родные территории уже не казались такими безопасными. Враг может пробраться в них под любой маской. Даже под маской самой Фэй. Ведь если той волчицы действительно не окажется на месте, ей подпишут смертный приговор. И хоть она не так сильно опасалась агрессии со стороны Микаэля, она боялась, что Алерион даже разбираться на будет. Линчует на месте.
Фэй не хотела, чтобы идущие позади неё кобели чуяли её неуверенность, но от всех этих мыслей её хвост каждый раз прижимался к брюху и замечала она это уже поздно. Презирая собственную слабость Фэй принуждала его расслабиться, и безуспешные попытки жёстко контролировать своё тело начинались заново.
Возможно всё было проще, если бы она тогда просто прошла мимо покалеченной волчицы. Ей не нужно было бы нести ответственность в столь смутные и страшные времена. Это было бы наверняка не страшнее, чем ставить кристалльные ловушки для собственных собратьев.
Через подушечки и вверх по лапам словно прошла волна иголок. Может дело было в колючем, земляном поле прохода. Или в едва заметном запахе крови, что уже успел разлиться по ходу. Фэй сглотнула. То, что волчицу можно почуять уже на таком расстоянии было нехорошо. Волна иголок прошла вдоль хребта, ероша шерсть и заставив хвост под конец нервно дёрнуться. В проходе было по-вечернему темно, но к счастью кристаллы её спутников, украшавших их шеи наподобие тяжёлых и богатых гирлянд, давали немного света. У Фэй не было ни одного.
В слабом, разноцветном свете кристаллов впереди наконец-то вырисовалась лежащая посреди прохода волчья фигура. Фэй невольно ускорила шаг, быстрее всех оказавшись у волчицы, проверяя она ли это, дышит ли она ещё. Да и да. Облегчённо вздохнув, она отошла на несколько шагов вглубь прохода, дабы не мешаться и села, свесив голову. Она выполнила свою задачу — теперь можно побыть красивой декорацией.
Неизвестная волчица выглядела очень плохо. Грязную и запылившуюся шкуру, оригинальный цвет которой ныне невозможно было определить, усеивали то тут, то там запёкшиеся раны от многочисленных, глубоких укусов. Задняя лапа была неестественно вывернута, но страшнее всего выглядели глаза волчицы: два чёрных провала, окольцованных слизистыми багрово-чёрными сгустками, сползавших на нос и вдоль щёк. Плоть у одной из глазниц была сильнее разодрана нежели у другой, отчего этот провал казался визуально больше.

GM-Co

+1

20

  [indent] Алерион шёл в глубокой задумчивости, ему совершенно не свойственной, поэтому ни состояние Фэй, ни реакция Микаэля им не читались. Он запоздало понял, что со спутниками что-то не так: волчица и до этого была вся какая-то нервная, а тут задёргалась, забегала глазами и так громко сглотнула, что не услышать было невозможно.
[indent] Первородный посмотрел на провожатую растерянно и только потом, сделав неуверенный глубокий вдох, почувствовал лёгкий приступ тошноты. Кровь чувствовалась на таком расстоянии?.. Рину стало плохо, но он даже виду не подал, нацепив настолько непроницаемую маску, что сам себя бы посторонился, увидев со стороны. Солнце в глазах потухло. В свете кристаллов они были столь насыщенно карими, что едва не казались чёрными. Жуткое зрелище. Вот что делает с нами страх.
[indent] Алу хотелось ярких красок. Его не согревал даже слабый свет, исходивший от пёстрого ожерелья на шее. Всё бы ничего, но как в таком состоянии кого-то лечить?.. Нужно было собраться, а собраться он всё никак не мог: слишком много "детей" вокруг, важно быть сильным. Держись увереннее, северянин!
[indent] — Всё будет хорошо, мы ей поможем, — с уверенностью в голосе подбодрил адепт Фэй. Но между ними, казалось, была бездонная пропасть.
[indent] "Как ты поможешь ослепшей волчице, Ал?.. Будет ей достаточно такой жизни — в вечном мраке? И там столько крови... Ты правда сможешь её спасти, самоуверенный ты идиот?"
[indent] На мгновение — лишь на мгновение — в мысли закралось предположение: а не лучше ли повернуть назад? Позвать кого-то старшего, опытного? Но как бы он выглядел в глазах спутников, меняя решения через каждую секунду?.. И всё это — со спокойным выражением мордочки. Настолько спокойным, что оно обжигало льдом при взгляде на Рина.
[indent] А потом первородный увидел её. Не понятно, какого цвета шерсти. Не понятно, чем пахнет.  Не понятно, откуда она, как здесь очутилась — да собственно, уже неважно, ведь стоило взору оторваться от вывихнутой лапы и подняться чуть выше... Как сердце адепта ушло в пятки. Он покачнулся. Но заставил себя приблизиться к пострадавшей... Можно её назвать пострадавшей?.. И взглянуть. В эти два жутких провала. С трудом оторваться и оценивающе пробежаться по остальным ранениям. С лапой возникли некоторые сложности. Он боялся коснуться её без обезболивающего и ненароком усугубить положение.
[indent] — Микаэль, Фэй, — хрипло и с усилием позвал Алерион спутников. — Недалеко был источник. Найдите, что могло бы впитать воду. Её понадобится много. И по пути поищите, может быть, вам на глаза попадётся кора или что-то... Вроде... И то, чем можно было бы её закрепить. Возможно, лапу придётся фиксировать, если это перелом...
[indent] Пока адепты отправились выполнять поручение, первородный продолжил осмотр пострадавшей на предмет тех повреждений, что он мог проглядеть в первый раз. Изучив ранения более внимательно, он отстранился и, пока товарищи не вернулись, позволил себе опереться на стену. Тошнота накатила на Ала в то же мгновение, но он сдержался и только стиснул зубы.
[indent] Когда спутники вернулись с корой, смазанной смолой, и влажным мхом, он вновь отправил Фэй за очередной порцией воды, а Микаэлю приказал сесть ровно, не шевелиться и удерживать голову волчицы на передних лапах настолько ровно, насколько тот мог.
[indent] Склонившись над раненой, Алерион осторожно приоткрыл её пасть и влил туда вместе с водой аир, предварительно разжевав его корни до отвратительной кашицы. Это должно было подействовать как обезболивающее. Оставшуюся часть мха северянин деловито отложил в сторону — понадобится позже, — и, заранее приготовив кору, стал дожидаться возвращения Фэй, а также давал время обезболивающему подействовать, прежде чем как-то касаться ран пострадавшей и тревожить её лапу.
[indent] У него в запасе было немного времени. Так что, пока ждал, Рин решил внимательнее осмотреть вывернутую заднюю конечность, чтобы понять, с чем имеет дело — с переломом или вывихом.

Отредактировано Алерион (2018-05-21 02:39:34)

+3