24

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления августа:
20.08.2018
Всем игрокам, участвующем в сезоне, в профили установлены таблицы способностей и подарков.
17.08.2018
Полностью обновлена система артефактов.
06.08.2018
Стартовал игровой сезон "Ветер Перемен".
Обновления июля:
18.05.2018
Игровой сезон завершился, стартовала Перекличка!
Обновления мая:
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Ветер Перемен"

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Восточный край » Стайные холмы


Стайные холмы

Сообщений 161 страница 177 из 177

1

http://satirics.net/d/img/22c9c634d01dabd864e5.png

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Папоротниковая роща
Юг | Голая граница
Запад | Пустая поляна
Восток | Поляна у логова

0

161

Он словно бежал по беговой дорожке. Она поднималась волнами, прижимаясь гребнем к животу и подкидывая лёгкое лисье тело ввысь, а мгновением после раскрывая объятия небольшой пропасти, глубиной в один гулкий и особенно чувственный сердечный удар. Вверх и вниз, новый оборот.
Свежая и яркая зелень травяных холмов сливалось в одно нежное акварельное пятно. В эти миги зрение переставало иметь значение. Только горячее дыхание, неотрывно поглаживащее тощее бедро, только точное щёлканье челюстей, вырывающих клоки шерсти из хвоста. Каждая шерстинка — крошечный укол адреналина в вену. Церрит практически не чувствовал прикосновений земли к своим лапам. Он слушал своего преследователя, тянулся к нему всеми органами чувств, кроме зрения, играя в игру с собственными рефлексами — услышишь ли вовремя дыхание раскрытой пасти, что вот-вот вцепиться в дранный хвост? Но ему не удалось «схватить» дьявола. Растворилось в майском воздухе чужое дыхание. Церрит прикрыл глаза, ожидая подвоха, но вот отдалился топот косолапых лапок.
Разочарование.
Каков нрав, какое самомнение и важность. Дьявол считал себя слишком хорошим для этой игры, для общества Церрита. В середине акта актёр просто показал публике кукиш и демонстративно сошёл со сцены. Земля нещадно впилась в грубые подушечки лап осколками камней и комьями холодной глины, когда лис затормозил. Попала твоя пьеса в просак, плут. Маленькую лисью душу обожгла обида. Да разве он допустит, чтобы кто-то вот так просто взял и вышёл из их игры? О, нет, нет, нет. Перед тем как соглашаться на игру, следует сначала прочитать инструкцию, а особенно текст напечатанный мелким шрифтом.
Никто не выйдет из игры облезлого лисёнка, пока он не разрешит.
«— АЦЕДИЯ!» - мысленный приказ был громок и преисполнен сокрушительной злости. Слабовольная белка, как бы сильно она не боялась и не хотела принимать участие в этом жутком представлении, не могла воспротивиться ментальной силе своего партнёра. Или исполняй, или приготовься к участи, которой врагу бы не пожелала. Однажды она уже оставила Церрита в беде. Второй раз он не простит.
Пока дьявол попрыгунчиком нёсся обратно к своей хозяйке, откуда-то из буйства трав выскочила маленькая, черно-бурая молния, бросившаяся наперерез волчьему зверю. Не останавливаясь, белка проскочила меж лапами дьявола, лишая того равновесия на пол-пути к его цели, и также стремительно как и появилась скрылась из виду (Равновесие). В этот момент ей было плевать удался ли её манёвр с подрывом равновесия или нет — просто нестерпимо хотелось исчезнуть с этого шоу, пока за ней не началась погоня, иначе её беличье сердце не выдержит. Но даже если один трюк не удался, она оставила косолапому зверю другой.
Из горлышка брошенной под лапы дьяволу бутылочки из дымчатого стекла потёк густой и тяжёлый шлейф дурмана.
У Церрита было полно карт в рукавах и он бесстыдно разыграет все. Первая волна адреналинового возбуждения оставила лиса, но его сердце продолжало биться боевым барабаном. Ярость кипела в жилах, наполняя тонусом поджарое тело, что уже неслось обратно к беглецу. Игра только началась и ты, дорогой волчий спутник, сделал на самой первой развилке неправильный выбор.

Отредактировано Cerrit (2018-04-29 14:21:40)

0

162

Едва ли на четверть раскрыв пасть перед самой физиономией серой чужачки, уже ощущая её обжигающую кровь языком, слыша её предсмертные хрипы, волчица остановилась. Странное чувство обуяло ею, погружая в чуждые самой натуре Носферату сомнения.
Бес всегда считала себя исключительно консервативной персоной, убеждённой в своих поступках и намерениях. Расчётливая, замкнутая, она была склонна к самокопанию, изучению собственных чувств и природы их возникновения. Спонтанные решения и действия были никогда не были свойственны её натуре. И сейчас прострелившая её сознание идея-фикс о том, что серая тварь заслуживает ещё времени пожить не давала Носферату покоя. Откуда она взялась? И почему затмила предыдущие помыслы?
Что ты сделала...? — самка отдалилась, хмурясь, сжимая веки, словно что-то кольнуло в висках. Слова-рифмы всё ещё эхом звучали в её голове, плотнее и плотнее разживаясь там навязчивой мыслью. Разум Носферату забил тревогу, но противиться она не могла. Какие-то мгновенья, и сознание самки безропотно покорилось действию песни, принимая возникшую силу чужого убеждения как свое собственное мнение.
Говоришь, презираешь Пантеон, имеешь с ними счёты, — расправив плечи, сука отступила на несколько шагов, опуская презрительный взгляд на распластавшуюся серую самку, вопреки боли упрямо сопротивляющуюся силе двух кобелей. — Значит, знаешь о них что-то? А, значит, поделишься тем, что знаешь... — голос её зазвучал ещё враждебнее. Глаза тронул неживой блеск. — Гери, Фреки, прокусите суке лапу, — сказала, как отрезала, — От Пантеона сбежала — от нас не удастся.
Вне всяких сомнений, предприимчивой серой безумице удалось избежать гибели, во время сыграв на слабости Носферату к ментальным воздействиям, как держателю довольно сильного  артефакта, да только... Не станет ли это участью ещё более худшей? В конечном счёте, теперь Носферату сделает всё, чтобы выдавить из суки пусть бы и крупицы информации и преподнести Вожаку, даже если это будет значить оставить её без возможности передвигаться вовсе.
Одна ложь, одно молчание, — встречаясь двойственного оттенка глазами со взглядом Аркуды, Носферату навострила рваные треугольники ушей, — и одна твоя конечность — моя. И ещё.., — дёрнув обрывком ушной раковины в сторону шевеления неподалёку, сука хладнокровно заметила, — Уйми своего сучёныша или это сделаю я.
Церрит неплохо справлялся  с отвлечением неустанного спутника и радовал тем, что, фактически, отсутствовал на поле боя и не попадался на глаза. Чего не скажешь про орущего дьявола. Терпением к раздражителям Носферату не отличалась.

+1

163

Фреки скрипел зубами, но молчал, уступив право речи своему близнецу, да Носферату. Потому от его взора не утаилось, как резко изменилась в своем мнении последняя. Неужели и впрямь поверила? Как бы там ни было, этого Бесовке было недостаточно и Фреки с радостью согласился на ее предложение. Пока братец слюнявил башку южанки, Фреки, преисполненный нетерпением, "слез" с ее задницы и, сделав короткий шаг в сторону, неистово набросился на ее заднюю конечность. Челюсти его хлопнули-щелкнули, обхватывая плюсну до зубодробительного скрежета. Тяжелая, широкая в лобной части голова, инстинктивно совершила несколько резких рывков из стороны в сторону, встряхивая чужачку, как пыльный блохастый коврик.
Гери ни чуть не уступал брату, отчего Аркуда оказалась фактически на растяжке. Будучи натурой увлеченной, он конечно же не мог узреть надвигающейся опасности в морде тасманского дьявола, которого обездвиженная южанка послала ему в спину. Церрит сработал на опережение, желая спасти спину и все, что прилагалось ниже у старшего собрата. Нечто мелкое и юркое бросилось под лапы тасманского дьявола, изображая безумную пляску на углях. Однако, прыткий спутник Аркуды, уже наученный фокусам лиса, сумел удержать баланс и продолжил движение к своей цели.

Результат броска кубиков

https://c.radikal.ru/c17/1805/39/3e45c1788046.png

Остановило его лишь одно — брошенная дальновидным Церритом склянка. Из разбитого стекла потянул тягучий и вязкий шлейф, обволакивающий тасманца со всех сторон. Дурман проникал глубоко в сознание, обращая разум против своего хозяина. Внезапно Рю показалось, будто он находится на крошечном, обгрызанном со всех сторон островке, где едва ли хватает возможности развернуться на одном месте. Спутник испытывает панику и страх на два игровых поста.


Gm.Kreuz

Отредактировано Game Master (2018-05-20 14:42:19)

0

164

Тасман двигался довольно быстро, хоть это и смотрелось довольно нелепо со стороны, ведь этот на первый взгляд неуклюжий звереныш мог вполне быстро передвигаться. Прыжок, еще один, а за ним еще и еще, и вот цель уже была так близка, Рю практически ощущал, как зубами впивается в мягкую плоть хищника, практически ощущал вкус крови на своем языке, а не шерсть того плешивого. Да-да, вот он, волчара, которого вознамерился укусить маленький защитник безумки. Ритм сердца забился еще быстрее, чем в погоне за черношкурым лисом, его кровь, так же, как и кровь Керасти, начинала бурлить.
Аркуда не отводила своего алого взгляда от столь же безумной суки, и когда поняла, что ее хитрость удалась, не смогла сдержать своей натуры, если только слегка, ибо на морде появилась не столь заметная улыбка, да и вообще больше походившая на оскал.
«Вот и отличненько».
- Есть такое, - не переставая напрягаться, пытаясь скинуть с себя хоть одного из кобелей, ну или хотя бы наконец подняться «с колен». – Мне не жалко, и с превеликим удовольствием расскажу все, что успела узнать об этих крысах. Да и не собиралась… - «я никуда убегать», хотело было договорить, ведь ее заинтересовала подобное сборище, и хотелось получше изучить их изнутри. Но в этот самый момент в ее лапу впиваются клыки одного из приспешников милой сучки. А тут еще и мозги слегка поплыли, походу Райдена чем-то одурманили.
Так и было, в тот самый момент, когда до его цели оставалось совсем ничего, и он уже собирался было сделать последний прыг, как откуда не возьмись появилась мелкая пуля, что юркнула под лапы, а потому свою атаку пришлось перестраивать в уворот, для того чтобы устоять твердо на земле. Что ему удалось, но не тут-то было, в этот самый момент до ушей доносится новый звук, звук бьющегося стекла, и тут же окутанный дымкой, ощущая не присущий ему страх, он оказывается уже не на сочной травке посреди поля в разгар боя. Мощные лапки зверька ели умещались на небольшом клочке земли, а когтистые щуплые руки страха все глубже погружали в его плоть стараясь достать до его души. Мотая головой из стороны в сторону, дьявол пытался найти выход, тяжело дыша не в силах успокоить самого себя. И ко всему прочему он начал еще больше переживать за свою спутницу, к которой он так яро спешил на помощь, а теперь он застрял тут, не ведомо где вообще.
Встряхнув большой головой, вытряхивая оттуда туман, что полностью скрыл от нее мелкую занозу в ее заднице. Хотя сейчас больше нужно было думать о своей собственной заднице. И так, мысли ее очистились, а потому часть ощущений боли, она где-то потеряла, спасибо и на этом мой Рю. Хоть боль в задней конечности и не утихла, и продолжала ныть, но к боли сука была привычна, а потому легко могла не обращать на это особого внимания. Ведь ничего не поделаешь, а так заживет потом. А сейчас главное нужно было разобраться с их вожачкой.
- Это сделали и без меня, - спокойно начала сука, вновь пытаясь подняться на лапы, - Что ты хочешь знать о Пантеоне? Их численность? Боевая сила? Месторасположение логова? Раздоры и распри? Мне не жалко, и с превеликим удовольствием поделюсь с тобой, коль тебе интересны эти ублюдки. – Ее голос был не таким ехидным, которым был в начале, он был более твердым и спокойным, ведь серошкурая действительна была готова рассказать Носферату и вожаку их стаи, или кому-то там еще, все что успела собрать об этой стае, пока ошивалась близ города, и пока под действием контроля в их же стае шпионил один из них.

0

165

Никакие шевеления позади не могли пошатнуть внимания Носферату. Впиваясь холодным с проблесками алого взглядом в пленницу, она не отвлекалась ни на что, будь то укусы или броски на своих соратников со стороны существ более... Низших. Потому что, в конце концов, ей было плевать, останется ли кобель без причинного места или нет. В одном была уверена: если один из этих ублюдков в такой ситуации сдохнет, истеча кровью - второй отправится к праотцам следом. От гогота.
Её волновало лишь одно. Качество исполнения того, что было ею этим двоим велено. Носферату буквально ждала, предчувствовала, представляла на себе ту боль, которую предстоит ощутить самке. На словах трусливой она не казалась, а как на деле?.. Ведь сомневаться в способностях Гери и Фреки болезно уничтожать всё, на что только падёт раскосый взгляд каждого - не приходилось.
Укус. Носферату ощерилась, щуря глаза. Разве что мимика дрогнула на роже серой суки. Это хорошо. Не хотелось представлять, что сделает с этой тусовкой Крест, потрать они его время на очередную самку, годную, разве что, на роль подстилки.
- Мне - ничего, - коротко произнесла Носферату. Стремление Аркуды жить ощущалось буквально в воздухе. Вместе с противоречащим этому бескомпромиссным бесстрашием. - Но я знаю того, кому это будет интересно,  - вскинув голову и с тем возвысившись над сколоченной компанией, она продолжила - Гери, Фреки,- снова окликнула двоих, - поднимайте, покажем её Старшим. Будет ёрничать - вздёрнем прямо по дороге. И заберите... Это?.. - Носферату покосилась в сторону тасманийца. Ни в жизнь не признает, но ведать не ведает, что за зверь.
- Серая, Керасть, - полностью развернув корпус, Носферату очевидно собралась следовать вперёд, но на миг остановилась, бросая небрежный взгляд себе за плечо. - Не знаю как ты склонила фортуну к себе в этот раз, но - на остатке фразы чёрно-белая провела языком по рваной линии угольных губ, - можешь начинать  молиться ей прямо сейчас. И как никогда раньше.

>>> Конец сезона.

+1

166

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

167

--->> Вне игры

Покуда горят их сердца,
Покуда черны их стремления,
Покуда не смиренны души их,
Меч Духа пылает Нечистым Пламенем,
Омрачая свет…
Победы избравшим Тьму!
Победы презревшим свет!*

[indent] Первые солнечные лучи проливались на остров из-за горизонта насыщенным карминовым светом. Он не любил рассвет — закат казался ему более символичным, как неотвратимое окончание и знак того, что все в этом мире имеет свой логический конец. Вот только отнятая жизнь не вернется в покинутое тело, в отличие от последующего дня, что дарует живым шанс на новую надежду. У Пантеона этой надежды больше не было.
[indent] Меченый пришел на вершину холмов раньше условленного срока, желая насладиться звенящей предрассветной тишиной, прежде чем разразиться буря и уверенно двинется на юг всепоглощающей черной грозовой тучей. Еще вчера он чувствовал томительное возбуждение, вулканической лавой бурлящее под кожей в ожидании часа икс. А сейчас, к неожиданному разочарованию, Крестоносец был безмятежно спокоен и невозмутимо холоден, словно впереди его ждала не решающая кровопролитная битва, а обычная рутинная работа. Fata viam invenient. Чему быть, того не миновать.
[indent] У подножия холмов появлялись звери. Один за другим, длинной вереницей они тянулись к нему, собираясь на кровавую жатву, о которой безутешно грезили все это время. Варвары жаждали мести за унижение, что вынудили их пережить южане, жаждали крови и расплаты. Волей неволей Крест чувствовал перед ними свою вину, и поэтому сегодня желал дать им все, что бы их души наполнились радостью возмездия и той редкой крупицей упоения, на которую еще способны их каменные сердца.
[indent] Они окружали своего предводителя со всех сторон, кружа подобно голодным акулам, взирая на царственно восседающего вожака с непоколебимой решительностью и даже толикой вызова, а в мерцающих глазах явственно читалось: «Сегодня ты ведешь нас к триумфу. Ты ведь не позволишь нам снова испытать это уничижительное разочарование и не позволишь усомниться в себе, а вожак?» Черношкурый Дьявол знал, кем окружал себя все это время и не сомневался, что подведи он их хоть раз — они обглодают его до костей. И будут правы.
Вы ждали этого дня? Он пришел, — Крестоносец позволил себе встать, величественно вскинув медвежью голову, безжалостно истерзанную медвежьими когтями: — Сегодня каждый из вас сумеет отомстить за былые обиды и, я надеюсь. вы возьмете со своих обидчиков сполна, — молодой вожак обвел ледяным взглядом снующих по сторонам варваров и коротко ухмыльнулся, — бейте, убивайте, сокрушайте. Приказ лишь один: пленных не брать. Всякий, кто встретиться на нашем пути есть враг, будь то щенок или старик. Убивать всех, без жалости и сочувствия. Вы ведь этого ждали, варвары? — голос лидера сорвался на крик, сильный и уверенный, трогающий своим зовом самые потаенные ноты души. Крест был превосходным оратором, так что самый выдающийся нацистский лидер отдал бы ему честь. — Вспомните, что эти ублюдки заставили пережить вас, вспомните горечь унижения и обиды, помножьте ее тысячекратно и отомстите! Кровь за кровь! Почтим павших и  заберем вместо их жизней десяток иных, что бы впредь каждая гнусная мразь думала, прежде чем открыть пасть на истинного Пожирателя Смерти! И наказы им не избежать, как мертвечине из земли не встать, так тому бывать!
[indent] Дьявол коварно ухмыльнулся одной из своих фирменных улыбок, что обнажают жемчужные клыки до самых десен. Толпа вторила ему, заряжаясь должным настроем, демонстрируя абсолютную готовность к предстоящей расправе. Они были заряжены, были готовы убивать с чувством и присущей им маниакальной увлеченностью, что сулило южанам не просто смерть, а адский круг на бренной земле. Разве это не прекрасно?
Но среди нас есть и дезертиры. Те, кто покинул Пантеон до того, как клеймо проигравших проросло на их лбах. Мы могли бы прогнать их... — Дьявол задумчиво промолчал, сращивая настроение толпы с высказанной провокацией. — Они будут биться вместе с нами, против своих, доказывая тем самым абсолютную непричастность к своему прошлому. Те из них, кто усомнятся в своем выборе перед другом или братом — будут уничтожены. Вы слышите, варвары? Всякий южанин, кто откажется биться с вами на равных против своих должен быть беспрекословно уничтожен вместе со своим гнусным родом! Да будет так и никак иначе!
[indent] Голубоглазый демон вскинул крупную голову к предрассветному небу и из пасти его вырвался протяжный, грубый, сокрушительный по своей мощи вой, разрывающий безмятежную тишину на миллионы осколков. К голосу предводителя один за другим присоединялись не менее выдающиеся по своей силе голоса варваров, сливающиеся в единый боевой клич черного племени. Могущественная песнь гремела до тех пор, пока Дьявол не оборвал ее в одно мгновение:
Убить их всех!

+3

168

--->> Вне игры

From the dusty May sun,
Her looming shadow grows, hidden in the branches of the poison creosote.
She twines her spines up slowly, towards the boiling sun,
And when I touched her skin, my fingers ran with blood.
The Handsome Family - Far from Any Road.

Первые лучи пробивались меж холмов, слепо ощупывая лица и тела детей своих. Сидящий на самом высоком холме крупный чёрношкурый кобель одним из первых принял на себя благодать светила, Хвоя видела это своими глазами. Зарево не полыхает боевым пламенем - то удел утомлённого закатного солнца, - зарево мягко освещает, даруя первое тепло и свой очищающий свет. Крест буквально сиял в драгоценных сполохах рассвета, дьявольски притягательный, спокойный, лишённый бестолковых волнений. Волчицу изводит непреодолимое желание приблизиться к нему, заполнить носовые пазухи его наркотическим запахом, очищая затуманенное с ночи сознание новой дозой наркотика совершенно особого рода.
Но она сидит в тени, выжидая. Выглядывает из-за папоротниковых веток, не спуская внимательных глаз. Такова доля женского начала - выжидать. Ныне восход обозначает рождение самого долгого дня для каждого из Варваров, но её не интересует каждый. Их... нет, её Дьявол прямо сейчас имеет возможность вкусить последние минуты покоя, погрузившись в это состояние особенно полно. Волчица чувствует и уважает Силу, медленно и неотвратимо прорастающую из его чёрного сердца, что скоро заполыхает Зовом Крови. Это почти как транс, и она не посмеет нарушить его.
Птица, всё это время беззвучно сидевшая высоко над головой мойры, встрепенулась. Идут. Она видела: один за другим, по одиночке и группами они выходили к холмам из рощи. Изголодавшиеся по привкусу волчьей крови на языках, ощеренные, напряжённые, они прямо сейчас готовы были получить отмашку, эти цепные псы преисподней. Ему лишь немного нужно подогреть и без того закипающий в жилах кураж, потому он и ждёт их на холме, всех до единого.
Пора.

Она сделала шаг. Папоротниковые листья нежно погладили её по щекам на прощание, и свет впервые упал на морду волчицы, освещая боевой ритуальный рисунок: тонкая белая полоса тянулась поперёк переносицы, убегая с обеих сторон под глаза и симметрично теряясь в области скул, выше неё - жёлто-охристая маска, широкой лентой идущая промеж наружных уголков глаз вплоть до бровей, поперёк правого глаза полоса рвано вырывалась выше брови и ниже скулы, словно художник устал вырисовывать ровные линии и нервно расчеркал краску по правой половине морды, а над левой бровью, аккурат на границе жёлтого и родного серого цвета - ряд из белых точек; также единая жёлтая полоса с двумя тонкими белыми по бокам идёт по подбородку от нижней губы; сами же и без того большие глаза очерчены углём, усиливая пугающее воздействие пронзительного взгляда ведьмы. Контрастные ядовитые цвета, предостерегающие, внушающие неосознанный страх. Однако для мойры важен лишь их сакральный символизм, ведомый ей одной.
Она двинулась к остальным, позвякивая украшениями из мелких косточек, кусочков костей, дерева и минералов; пучки совиных перьев хаотично торчали из шерсти в области холки, вдоль шейных позвонков, ниже основания левого уха, покачиваясь при каждом шаге обладательницы. Она со всех сторон ощущала на себе любопытные взгляды, но какое ей дело? Хвоя проходила мимо, не глядя по сторонам, ступая так тихо, словно вовсе не касалась земли, и лишь висящие на ней побрякушки издавали звуки в такт шагам.

Стая кружила вокруг заговорившего Креста, и теперь всё их внимание было обращено на него. Громкоголосый вожак, охотно и умело используя талант оратора, разжигал пламя в чёрных душах, лаская их слух фразами, в которых багрянцем пульсировало "убивайте!", "режте!", "мстите!", "гоните", а они, скалясь в ответ, корчили сатанинские рожи и отхаркивались смехоподобным ликующим рычанием. Да, эти звери опасны не только для южан, но и друг для друга, однако они готовы были пойти за ним в самый ад.
Готовы призвать Хаос во имя своего Дьявола.
Когда вожак закончил речь, страшная песнь вырвалась из недр его грудной клетки, провозглашая начало Дикой Охоты. Убийцы, сумасшедшие, фанатики, мародёры вторили ему, воспевая Креста, кратно усиливая его ставшую бешенной энергетику. Казалось, что холмы готовы были растрескаться под лапами Пожирателей, и даже солнце вроде бы стало светить иначе, опасаясь слишком сильно прикасаться к порождениям Тьмы.

Ведьма стояла за его спиной, возбуждённо вздыбив шерсть, но не добавив свой голос ко всеобщей оде Хаосу. Губы её нервно подрагивали в восторженном полуоскале от проходящей сквозь неё энергетики почти двух десятков взбешённых, будто рвущиеся с цепей адские гончие, волков. Ещё никогда её не приходилось бывать на сборище такого масштаба и настроений, и сердце её бешено колотилось, готовое разорваться от этого страшного ликования. Однако она сдержала себя достаточно, чтобы с достоинством встретить взгляд повернувшегося к ней предводителя. Волчица игриво, почти по-кошачьи, приосанилась, когда он подошёл к ней чуть ближе. На лице обозначилась тень странной ухмылки, а в блестящих глазах с жуткими широкими зрачками плясали лукавые огоньки. Хмель, не теряя зрительного контакта, медленно, но настойчиво подалась вперёд, буквально вжавшись грудью в могучую грудь Креста, и, задрав голову, ощутимо ткнулась мордой в угол его пасти, упруго проведя влажным языком вдоль его зубов, вынуждая ответить на этот странный неожиданный порыв. Как только челюсти предводителя Варваров разверзлись в довольной ухмылке, сука, слегка изогнув голову и развязно скалясь, в очередной раз коснулась языка Крестоносца, оставив после своего вызывающего поцелуя в пасти Дьявола небольшой подарок: странный на вкус шарик, вызывающий легкое онемение в месте прикосновения к слизистым.
– Не задерживайся на юге, хочу скорее отпраздновать нашу победу, - нежно прорычала она Серцееду, с жаром выдохнув последние слова, а затем ощутимо прикусила его за ухо, чтобы хоть немного выпустить нахлынувшее желание. Спустя пару мгновений она уже направлялась к поджидающему её отряду, напоследок скользнув боком о смольный бок вожака.

+2

169

--->> Вне игры

— Эй, как тот тебе заморский п*дарас?
Займис любовью и дай миру шанс?
Так мы займёмся здесь войной с любовью!
Эй, как тебе этот наш крутой? Давай наполним небо добротой?
Давай наполним небо доброй кровью!

Волки возбуждённо рычали, сновали туда и сюда, щелкали челюстями, оголяя крепкие зубы до самых десен и нетерпеливо подвывали в предвкушении скорой битвы. В их жилах вскипала всепоглощающая ярость, ненависть к южным выходцам крепко засела в горячих сердцах; они напоминали разозлённый рой шершней, готовый ринуться на своего обидчика в любую секунду, только отдайте приказ. Лей-рон ощущал в воздухе звенящее напряжение, но сам он не испытывал особого восторга от предстоящих убийств. К нему ещё порой возвращались мысли о минувшем, когда под его лапами хрустели кости поверженных врагов, а шкура была густо пропитана своей и чужой кровью. Тогда он получил прозвище, и по сей день сопровождающее его, как верный товарищ. Для своих противников он всегда был и останется Чумой: опасной и мучительной болезнью, неумолимо приводящей любого неосторожного прямиком в цепкие объятия Калахиры. Но самого пропащего собственное забвение не пугало, он редко думал о нем. Смерть не казалось Лею чем-то запредельно ужасным, скорее естественным и необратимым процессом, через который рано или поздно пройдёт каждый из них.
Но одного и по сей день сталеглазый не мог взять в толк: в чем же всё-таки состоит прелесть отнятия чужой жизни. Дать ответ на этот вопрос ему пока никто так и не смог.
Громогласный голос Креста волной прокатился по вздыбленным шкурам Пожирателей, и рычание в их глотках заклокотало с новой силой. Дьявол заряжал своих верных последователей этой тёмной энергией, одного за другим, через каждое новое слово, да так, что под окончание речи вожака варвары с дрожью в теле хором вознесли песнь войны к поднявшемуся в небо светилу. За все невзгоды, что когда-то принёс в их племя южный клан, Пантеон утонет в собственной крови и больше никогда не встанет. Пожиратели с особым удовольствием позаботятся об его полном уничтожении.
— Убить всех!
Приказ был получен, песнь допета, а значит, что долгожданный момент расплаты наконец-то пришёл. Оглянувшись в последний раз на уже уходящие в разные стороны отряды, Лей-рон, не чувствуя тепла от падающих на его спину солнечных лучей, быстро скользнул взглядом по приблизившейся Мойре и Змееусту, едва заметно кивнул им и сорвался с места, движимый холодной мыслью о необходимом и скором выполнении поставленной задачи.

Отредактировано Лей-рон (2018-08-28 21:15:38)

+1

170

--->> Вне игры

Ветер Перемен
Lang schon haben wir's gewusst, lang schon haben wir's erwähnt.
Und das jüngste Gericht, lang schon haben wir's ersehnt.
Also reiht Euch mit ein in das letzte Geleit!
Denn ihr wisst doch genau: es ist längst an der Zeit!
Unsere Rettung ist nah! Halleluja!
Ave Satani! Et stupor et Christi!

Ave Satani! Et stupor et Christi!

Oomph – Unsere Rettung
[indent]Раз. Эту ночь он провёл без сна, но даже усталость не могла протянуть своих склизких щупалец, чтобы заключить молодое потрёпанное тело в свои удушливые объятия. Единственное око изувера, казалось, сомкнулось лишь на несколько минут, позволяя фантазии овладеть рассудком. Тринити представлял, как они, подобно кровожадному Фенриру, поглотят без жалости и сожаления врагов своих, чтобы чужой кровью писать историю, страницу за страницей. Историю тех, кто был унижен, оскорблён и изгнан с собственных земель. Но они просчитались, совершили роковую ошибку, не вырвав сгнившие сердца Чужих, а попросту оттеснив. Оставили без должного внимания, даже не подозревая, что зараза продолжит расти, приспособится ко всем изменениям и станет только сильней. Зверь, загнанный в угол, обречённый на лишения, опасней в несколько крат. И даже обретя свободу, он будет мстить, неустанно ища виновников страданий своих. Его кара кровавым дождём разольётся на самых близких, ибо не ведает он прощения, не способна эта тварь на сожаления.
[indent] Юг поплатится. Черепа их воинов размозжат костедробительные тиски Варваров, пока на их глазах другие налётчики будут насиловать и в клочья рвать южных сук, под вопли обречённых выблядков. Вот это будет представление. По облакам расползётся алое зарево. Даже небеса с их надменными богами покраснеют, стесняясь взглянуть на ту резню, ту мясорубку, устроенную на земле, молча созерцая, как их приспешники становятся пищей для червей.
[indent] Два. Грешник был готов. Настала пора показать, что из себя представляет каждый из них, выпустить демонов изнутри, что тихо скребли затупившимися когтями по стенкам души, дать им разгуляться и повеселиться. Время неотвратимо шло вперёд, сильные длинные ноги несли изуродованное, изъеденное шрамами и ожогами тело к тому, чей чёрный силуэт уже мог вызвать мелкую дрожь. Ламии не было рядом, но это нисколько не должно было отразиться на состоянии серого и его желании похоронить южан на их же земле. "Их дом станет для них склепом. Как же прозаично", голос в голове исходил на истеричный припадочный смех, бешеной птицей мечущейся в клетке сознания. Утренние лучи скользили по сморщенной, где-то натянутой огрубевшей коже, запутываясь в серых и дымчатых шерстинках. Его сгорбленная фигура с опущенной головой, где морду разрезала маниакальная улыбка хищника, приближалась к Дьяволу. Единственное око полыхало расплавленной магмой, словно желая спалить всё дотла. Редкая шерсть на волчьей шубе топорщилась, взъерошенным ёжиком торча в разные стороны. На несколько мгновений свело скулы, словно даже смертоносные клыки были в предвкушении грядущей расправы.
[indent] Собратья-мясники стекались к своему предводителю. Они походили на голодных трёхзевых церберов. Они внимали ему. Каждый перенимал настроение соседа, погружаясь в своего рода транс под трепещущий душу голос Крестоносца. Каждое его слово – точно красная тряпка, которой трясут перед разъярённым быком. "Слушай его, дитя моё", глас Безымянного Бога стал тише, заставляя повиноваться. С разных сторон доносился приглушённый рык, кто-то разрывал когтями землю под лапами, другие щёлкали зубами, пока в одно мгновение десятки голосов не сплелись в один. Они пели, рычали, взывая к самой Тьме, вершители Страшного Суда. Каждый из них был снарядом, одни уже начиненные и готовые, другие – еще нуждающиеся в зарядке. И весь вопрос в том, как зарядить снаряд, а главное: как взорвать его? Для различных препаратов требуются и особые способы взрыва. И эти способы хорошо были известны белогрудому Крестоносцу.
[indent] Три. Три заветных слова хлёстко и туго опоясали одноглазого Врана. Иных объяснений его сдавленным, задыхающимся смешкам, неприятно бьющих по ушам, невозможно найти. После эдакого боевого клича Пожиратели стали потихоньку разбредаться по своим отрядам. Так уж вышло, что вместе с Помешанным отправятся двое новеньких. Если о Шанти у одноухого уже есть какое-то мнение, то со вторым, если не изменяет память, даже словом не обмолвился. Его раны и изъяны говорили сами за себя.
[indent] - Что ж, сегодня вы докажите, достойны ли вы милости Дьявола, или ваша участь – гнить с остальной южной швалью, выпотрошенными и забытыми, - Нити не говорил много, лишь небольшая формальность, которую мог себе позволить ранг. Надо же хоть иногда находить преимущества этой должности. Окинув безумным всепожирающим оком Шанти и Бафомета, одноухий двинулся к месту.

Отредактировано Trinity (2018-08-29 19:01:54)

+2

171

--->> Вне игры

Сезон «Ветер Перемен»
8 июня 188 года

...Разберись, кто ты - тpус иль избpанник судьбы,
И попpобуй на вкус настоящей боpьбы...
©В.Высоцкий

[indent]Не убежать нам от Судьбы, не обойти предписанного небом. Самим дано нам многое решать. Нельзя об этом забывать. Особенно в мире нашем свирепом... Корица догадывалась, что рано или поздно ей предстоит настоящее Испытание. Не чета предыдущему. На Горячем озере какие-то действия ещё можно было внутренне "оправдать". На войне двусмысленности не бывает.
[indent]Война... Сколько боли, горечи, одиночества и смерти несёт она в себе... Война оставляет после себя очень глубокие и неизлечимые шрамы на душе. И, пожалуй, самое страшное в ней - потерять самое близкое, любимое и дорогое тебе существо. Да, волнуясь перед битвой, Шанти не столько даже беспокоилась о себе, сколько о Хашиме (который при распределении попал в другую команду). Совершенно чуждые любому Пожирателю эмоции. Безусловно, беспокоиться стоило прежде всего о собственной шкуре. Глупо волноваться за того, кто точно сможет постоять за себя. А вот той, у кого не так много славных битв имелось за плечами, конечно же, стоило бы уже сейчас продумывать различные стратегии. Другое дело - нужно ли? Жизнь порой преподносит такие сюрпризы, которые ты не в силах предугадать. И тогда смешными кажутся попытки обмануть Судьбу...
[indent]Война -  это своеобразный "естественный отбор", в результате которого выживает сильнейший. Можно считать и так. Но на самом деле война многолика: для одних она – путь к славе, для других – борьба за свободу и всеобщее благополучие, для третьих – дело принципа… В любом случае война – это событие, которое надо не только пережить, но и осмыслить. Она не только разрушает, но часто ведёт к сплочению против общего врага.
[indent]Пантеон. Как и во многих других стаях - там у Корицы были знакомые. Сражаться против них? Убивать того, кто в чём-то может даже разделяет твои взгляды? Не-воз-мож-но. Или всё же... можно? Не ты, так тебя...  не так ли? Единицы из настоящих воинов задумываются о том, что сейчас терзало душу Падшей. Среди окружающих в данный момент явно преобладали другие эмоции, И ведь сложно их было судить за это! Что бы испытывала сама валькирия, если бы у неё убили кого-то из родных? И если бы при этом она знала, из какой стаи родом тот душегуб? Вот только такой мотивации у подруги Хашима не имелось. Не знала она точно - жив ли отец и кто прервал его жизненный путь... А может и жив он - только прибился к кому-то? Одиночкам на Острове очень сложно...
[indent] Отстранённо слушая речи Креста - волчица внимательно наблюдала за теми, кто расположился рядом. Тринити и Бафомет. Вран и Бес. Интересная подобралась команда... в которой, если бы не Грешник - Шанти чувствовала себя неуютно. Никакой симпатии Урод не вызывал и предполагалось, что это взаимно. Большинство Пожирателей наверняка придерживалось мнения Энакина относительно неё. Плевать. Сука отдавала себе отчёт в том, что являлась в их маленьким отряде слабым звеном. Той, кому главное - не мешаться под ногами. Той, кому надо суметь оказать помощь в нужный момент. Суметь вовремя использовать нужный артефакт, чтобы спасти положение. М-да. Оставалось верить в то, что это удастся... А пока - надо было уже выдвигаться туда, куда приказали. Каменная река. Жаль, что не Камни чести или Хребет Ящерицы. Знала просто сирота одну нехорошую закономерность, которая пока не давала осечек. При таком раскладе нынешний поход не сулил ничего хорошего и лишь Госпожа Удача могла исправить положение. Если будет благосклонной, конечно...

+2

172

--->> Вне игры


"Ветер Перемен". 7 июня 188 год.

Антихрист уже здесь, среди вас,
Он смотрит на мир из ваших глаз.
В каждом заронил он зерно темноты.
Может быть, он – это я или ты.

Otto Dix.

Мотаро добровольно вступил в эту игру, даже не успев толком познакомиться со всеми актёрами, что собрались на этой импровизированной сцене. Хотя с подобным сравнением не каждый может согласиться. Его это не волновало. Голубоглазый змей довольно умело отыгрывал отведённую ему роль, доказательством чего выступало отношение соплеменников к нему. О, да, выбранная маска пришлась аккурат в пору. Под ней, к слову, частенько виднеется хитрая улыбочка, отлично подходящая под этот образ насильника, если речь идёт о насилии над разумом потенциальной жертвы. Он кропотливо оттачивал в себе этот образ эстета, привыкшего выполнять свою работу красиво и качественно.
Окружённый этими обезумевшими хищниками, Аспид сощурил льдисто-голубые глаза, поочерёдно разглядывая собравшихся. Толпа роптала. Однако их голоса казались далеки, или он не хотел их слышать, а потому лишь полагался на своё зрение. Зверь искал среди оголтелых убийц и подонков не менее стервозную суку, за которую она пытается себя выдавать. Признаться, для пересчета тех, в чьём обществе Мотаро не пытался бы играть очередной спектакль, хватило бы пальцев одной лапы. Она была одной из них. Наконец ему удалось встретиться с этой парой амарантовых глаз, казалось, даже сердце пропустило пару ударов. В сущности, Носферату была единственной, чья судьба волновала серого льстеца и подонка. Да, кажется это называют дружбой. Однако разрозненные мысли в голове, сродни стопке белых бумаг, сложенных аккуратной стопкой на краю стола, во мгновение оказались разбросаны беспринципным порывом ветра, выраженным массовым то ли криком, то ли гоготом, едва не расшатавшим небеса. На секунду Змееуст ощерился. "Хмм... Если эти твердолобые с подобным ором наведаются на юг, то никакого сюрприза не получится..." Это определённо было не по душе молодому самцу. Ему больше нравились змеи, эти безмолвные и бесшумные хищники подкрадывались незаметно, атакуя быстро и молниеносно, после чего также ловко ускользали, наблюдая за корчащейся от боли добычи.
Вскоре голоса смолкли, а Аспид наконец смог пригладить вставшие дыбом шерстинки. Волна общего настроения не захлестнула его с головой, но волк периодически гримасничал на манер собственных соратников, когда те попадались под внимательный взор. Ощетинивался, показывал кончик языка и даже иногда пытался шипеть. Это казалось голубоокому весьма забавным. Варвар поднял глаза к небу, где занимался рассвет, что дарил лёгкую дымку спокойствия. Это спокойствие было в сущности затишьем перед бурей. Вобрав в лёгкие воздуха, Змееуст двинулся в сторону Лей-рона, краем глаза поглядывая и на Неясыть, обменявшуюся с Крестом весьма неоднозначным жестом. Он кивком ответил Бесу, который довольно скоро удалился.
- Как погляжу, всё продолжаешь чудить, - нагловато ухмыльнувшись, дымчато-серый обошёл волчицу со спины, сделав небольшой полукруг, щёлкнув клыками над треугольником её уха. Плавными движениями пресмыкающегося, Мотаро последовал за волком, пускаясь в мягкую рысь."Повеселимся ещё", расплылся в улыбке тот.

Отредактировано Мотаро (2018-08-29 22:05:06)

+2

173

--->> Вне игры

Обнимай меня, нам ещё немало в жизни выпить горькой воды.
Кукрыниксы – Обнимай.

Казалось, ещё секунду назад в ночном лесу было чертовски жарко.
Уютный мирок пульсировал, наскоро расширяя границы в задаваемом ему растущем ритме. Он полз, шёл, бежал, летел и рвался во все стороны окрест, в своём апогее достигнув размера целой Вселенной. Теперь же, когда двое его творцов валялись рядом, придавленные к земле сладкой истомой, энергия этого мира вновь уютно собралась здесь со всех концов, чтобы, будто благословляя странный союз, заключить их в тёплые родные объятия. Тела были счастливы, телам, сбросившим физическое напряжение, было легко и благостно. Даже беспокойные души в первые минуты после развязки этого древнего Танца Жизни, казалось, парили выше плоти, лишившиеся груза тяжёлых и терзающих, будто разлитая по живому кипящая ртуть, мыслей.
Мыслей о войне.
***
– Пожалуйста, ради меня.
Он смотрел на неё слегка исподлобья, чуть вздёрнув брови. Взгляд-просьба. Взгляд-убеждение. В ответ лишь лёгкая улыбка. Она знает, что с ним бесполезно спорить сейчас. Подавшись вперёд, она лишь ткнулась носом в смольную шерсть на щеке, закрыв глаза, и нежно провела им чуть в сторону, взъерошивая щетинистую короткую шерсть. Он почувствовал её желание сказать что-то, но слова были излишни. Понурив голову, она вновь быстро подняла её, с мягкой уверенностью ответив на обращённый в ёе адрес взгляд. Немое согласие. Покорность. Может, за это он её и полюбил?
Кобель отвернулся на несколько мгновений, а когда повернул морду обратно, мягкий ночной свет выхватил крохотный мешочек из древесного листа, внутри которого соединились всего три драгоценные капли. Волчица очень осторожно зацепила свёрток своими резцами, будто боясь коснуться других губ. Странная робость, понятная только двоим, чьи слегка размытые силуэты своим призрачным свечением вылепило глядевшее с ночного неба кривое бельмо.
Волчица замерла, держа капли ведьминого элексира, но, уступив настойчивому взгляду, поддалась, осторожно зацепив листок языком и упрятав его вместе с ношей за аркадой крепких зубов.
Он слышал, как пресс челюстей зубной эмалью медленно размозжил зелень, отделяющую лекарство от нуждающегося организма.
– Горькое, – волчица слегка поморщилась. Дыхание, вырвавшееся из пасти вместе с коротким словом, несло в себе нотки женьшеня и сока белены. Волк вздохнул, прижимая её плотнее к себе. Более никто не проронил слова, и двадцать три вдоха спустя сонное дыхание её выровнялось до самого утра.
А он лежал и смотрел, как лунное серебро на её шерстинках меняется золотой пылью рассветного солнца.

– Ежели мы грудь с грудью сойдёмся, вся земля кровью умоется.
– Мы своей не пожалеем.
«Вечный зов».

– Прошу тебя, подумай ещё раз хорошенько, – глядя вслед удаляющейся Шанти, проговорил чёрно-бурый. Он её догонит, никаких сомнений, но позже, – у тебя никаких обязательств ни передо мной, ни перед Крестом, ни перед кем либо ещё из стаи, – взгляд, утративший, наконец, возможность цепляться за родной силуэт, укрывшийся среди папоротников, обратился к маленькому рыжему засранцу, слишком преданному, чтобы надеяться на его благоразумие.
– Да плевать я на вас всех хотел, – стоя спиной к Хашиму, фыркнул мангуст, цокнув языком между зубами: видимо, этот разговор начинал его раздражать, – но одно обязательство у меня всё-таки остаётся, – трусцой пробежав пару метров вперёд, он обернулся, то ли лукаво, то ли яростно сверкнув рубиновым глазом, – и, согласно этому обязательству, я должен обеспечить сохранность твоей грёбаной задницы по итогу вашей грёбаной войны, понял?  – продержав зрительный контакт несколько мгновений, Мунго уверенно отправился вперёд, безоговорочно пресекая дальнейшие попытки друга остановить его.
Коротко выдохнув носом и тяжело проследив за движением рыжешкурого исподлобья, Хашим двинулся следом, чувствуя, как тяжелеет на сердце от этой грозной решимости.
Они вышли из леса вместе, втроём. Вышли самые последние, подоспев к моменту, когда уже вовсю раздавался раскатистый голос молодого вожака. Он призывал к мести за павших, и Хашим вспомнил Салема, приведшего его к Пожирателям, Салема, ставшего его первым соратником. Вспомнил, как Пантеоновцы по команде Селевкиды распахали его бедро прямо у него перед носом. А ещё он вспомнил того чужака, в котором почти обрёл союзника против этой чёртовой суки. И как убил его, доказывая властной мегере свою вынужденную верность.
А теперь он шёл убить её.
Да, пожалуй.
Больше всего на свете он желал пережать этой стерве трахею.
Эта мысль стала закинутым из темноты угольком. Крест, продолжая говорить, потихоньку раздувал этот жар, а со всех сторон в его сторону отлетали чужие искры. Варвары поджигали друг друга, входя в общий экстаз. По обыкновению хладнокровный, сейчас Хашим как никогда чувствовал, как неконтролируемо входит в раж, и ему нравилось то грозное напряжение, растущее в самых недрах, казалось, исцелившейся от недуга души. Страхи остались в ночном лесу. Последние переживания – в зарослях папоротника. Он был готов.
Страшный вой пронёсся раскатами над рассветными холмами. Они заявляют рождающемуся дню о том, что мечи полетели из ножен. Заявляют о своих правах.
И ни один из них сегодня не сомневается.
Не разыскивая нынешних соратников, волк уверенно двинулся вперёд, чувствуя, как они собираются за его спиной.
Сегодня он поведёт их в бой.
Но он ли это будет?
Мунго, взволнованный неизвестным ранее ощущением, гнетущим и пугающим, на бегу заглянул в глаза друга.
Но с правой стороны ему не было видно, как в левой, зрячей, зенице Порченого заворочалась пробуждающаяся трясина. Поднявшееся было склизкое щупальце смачно упало обратно в черноту, щедро расплескав дёготь по не успевшим издохнуть островкам изнанки. Зверь осклабился, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота.
«Давно не виделись, ублюдок».

Отредактировано Хашим (2018-08-30 02:51:58)

+2

174

--->> Вне игры

I want to live in fire
With all the taste I desire.
It's all good if you let me dive
With some sharks on the ground.

Ни плоть, ни вода не лезли в глотку. А что же кровь, горячившая обычно сознание и жилы?  Сейчас отдавала гнилью. Накануне Носферату не смыкала глаз.  И была такова не одна. Сомнение пробралось под корку головного мозга и паразитом раскинуло свои корни, оплетая мысли. Волчица, лёжа поодаль от скопища варварских туловищ, вдумчиво оценивала дурные и неприятные ей позывы сердца. С чего бы чёрствой душе колыхаться о том, что с рождения было свойственно её натуре?.. Этого Бес не знала. Ворочаясь, вздрагивая, сука клацала зубами в пустоту. Тщетно пыталась улечься поудобнее, то подбирая увесистые лапы, то раскидывая – точно её бросало из холода в жар. Гадство. Чем сильнее углублялись мысли, прорисовывая процесс завтрашней скотобойни, тем сильнее колотилось сердце, тяжелело, ударяясь о рёбра.
В прошлом Носферату уже лицезрела войну, она для юной варварской атаманши была не впервой. И принесла лишь гнусное чувство обиды, утраты. Ей тогда тоже казалось, что она нашла своё место, своих братьев и сестер.

Но волчица не пожелала остаться в лоне собачьих голов и оскалов. Остаться с Тёмной луной. И с ней же сдохнуть.

Образы встали перед глазами и перед ними же были разорваны в клочья. Сука вскочила на лапы, блестя амарантовым глазом в темноте логова. Немой оскал, горячая капля слюны, павшая на почву. В голове взыграли черти. Надо проветриться.
Тенью скользнула прочь, привлекая к себе единичные взгляды. Интересно, приняли ли за дезертира, донесли ли?..

Носферату шла прерывисто, борясь с подёргиваниями и игольчатой болью залежавшихся мускул. К месту встречи. Небо уже полнилось предрассветным свечением, но время до пробуждения мира оставалось. Путь Бес держала к месту, становившемуся уже, кажется, почти судьбоносным для её существа. Здесь впервые она узнала Пожирателей. Здесь впервые назвала своих тогда захватчиков – братьями. И сейчас, отсюда, жизнь снова поведёт её в бойню. Сознание пугливо вторило одно и тоже, боясь схожести прошлых событий её жизни с нынешними, будто стартового механизма, круга, цикла. Вновь и по-новой.

Остановилась. Приметила чёрный силуэт. Запах и грозный вид ни с кем не спутать. Впрочем, Крестом здесь пахло всё. Он сидел поодаль и при желании мог бы разглядеть её, зыркнув себе за плечо. Но не стал: волк выглядел спокойно. Бесстрашием было предположить, что даже расслаблено.

«Для отвернувшихся от солнца и шагнувших во тьму, обратной дороги нет, ты ведь это знаешь?»

Сука вскинула голову, кривя губы в ухмылке. Фраза всплыла в её голове сама собой, снимая  тяготящий груз чувств. Нет никакого цикла, нет никакой судьбы – ведь, в конечном счёте, нет никакого выбора. Ко всему прочему, теперь она хищник, не добыча... И тьма в сердце пробудилась, точно всё легло на свои места. Волной иголок разлилась она по телу, вдоль хребта, опьянила и даже подкосила лапы. Волнительное чувство предвкушения битвы. Просто битвы. Не важны цели и имена. Важен лишь танец двоих, победителя и проигравшего посмертно. Существо Носферату будто ожило, скидывая гнёт ненужных и совершенно не красивших её бессердечную натуру ощущений. И желудок, кажется, был бы рад дичи... Но едва она глянула себе за спину – заметила стекавшиеся ото всюду злобные морды.  Не страшно: голодный зверь – злобный зверь.
Сука шагнула вперёд, в пару тяжёлых прыжков настигая вожака. Держась всё ещё поодаль, она даже смотрела не в его сторону, проронив холодное: –  Для отвернувшихся от солнца и шагнувших во тьму, обратной дороги нет, верно?..
С последним словом взгляд её скользнул на него. И даже среди окруживших их тварей самых разных мастей и размеров, он заметил бы этот амарантовый глаз. Погодя, волчица скрылась в тени прибывших братьев, с их же силуэтами растекаясь в нужном направлении. Ей не нужны были напутствия и бодрящие речи. Один лишь вид Вожака будоражил самые тёмные чувства. Иронично, ведь совершенно неважно, был ли этот чёрт спокоен или взбешён.
Огромная, чёрно-белая, Носферату напоминала штормовую волну бушующего, пенящегося моря, до песчинок сжиравшего скалы, в камни точившего утёсы. И была страшна.

>>>  Хребет Ящерицы

Отредактировано Nosferatu (2018-09-01 18:13:49)

+3

175

--->> Вне игры

Не мало дней прошло с тех пор, как ответом на свой приговор Бафомет был приглашен в ряды Пожирателей, будто вырвавшийся из клыков прошлого и тенью шмыгнувший в новое утро. Он старался более не рыскать в поисках глухих ответов на извечные вопросы, а довольствоваться тем, что имеет сейчас, но раз за разом все равно возвращался к тем промозглым ночам, когда огрызок хвоста еще болел, а рваная рана на сердце алела. Все вернулось, все повторилось. Бок о бок, плечом к плечу, брат подле брата… Урод наедал бока, возвращал силу своим лапам и гибкость мышцам, то и дело отворачивая морду в сторону под ехидные взгляды «состайников», проходя сквозь их толпу подобно овце в клетке с дикими псами. Интересно, не будь он под опекой Креста, сожрали бы они его сразу или оставили на потом? Подавятся, черт их дери.
Все течет, все изменяется.
Солнце коснулось окровавленной ладонью неба окрасив его алым, когда стая вышла на холмы. Горящие глаза, лязгающие челюсти, горячие сердца бешено выстукивающие набат, предвкушение крови и зрелищ, пригласительный танец на еще живых костях… Варвары, Темные… Твари и злодеи, отбросы волчьего мира, умалишенные и фанатичные, больные сволочи- все они как один стояли на пороге долгожданной войны, все они как один были нерушимы, возбуждены, заведены. Казалось, еще немного и вставшие дыбом холки заискрятся дьявольским огнем, холодным и бессмертным, словно глаза их Вожака. Они упивались своей силой, они упивались своей жестокостью и хотели еще больше.
Бафомет стоял чуть позади, отброшенной в сторону тенью Дьявола. Молчаливый, он хладнокровно обводил взглядом беснующуюся толпу, но их дикая энергетика не трогало его черствое сердце. Еще одна битва, реки крови, сломленные кости и жизни. Такая же отвратительная, как и десятки ранее, такая же неизбежная и разрушительная. Смерть сегодня будет пожинать плоды, жизнь же втопчут в грязь и потроха.
Урод отвел взгляд в сторону.
- Убить всех!- эхом отразилось в волчьей голове.
Убить всех...
Лапы понесли куцего вперед. В голове стояла звенящая тишина.

+1

176

--->> Вне игры

Час пробил. Надо ли говорить, что Каргат ждал этого дня ничуть не меньше, чем прочие варвары, охочие до возможности наконец стряхнуть с себя пыль и вынуть из южан кишки за все былые обиды. Восток помнил. Помнил и ждал, изнывая от нетерпения, когда прозвучит заветная команда "фас" и изголодавшиеся по крови твари наконец смогут устроить бойню.
Лапы несли Змееуста на зов вожака с такой силой, что он едва не парил над землей, безумной черной молнией скользя меж деревьев. Рядом то и дело мелькали силуэты соплеменников с их горящими глазами и свешенными на бок алыми языками. Кто-то из них подвывал на ходу, не в силах сдержать накатывающих эмоций, отвечая вожаку. Каргату было не свойственно такое взрывное проявление эмоций, но и сам он чувствовал знакомый жар в животе. Слишком заразительно было все происходящее вокруг, и впервые ему хотелось отдаться всеобщему безумию.
Крест вещал, и делал это в присущей ему манере, заводя и без того разгоряченную толпу речью прирожденного оратора. Каргат вдруг вспомнил Ареса и отверг всякую мысль на схожесть отца и сына. В них не было ничего общего, окромя оттенка шкуры и глаз цвета арктического ледника. Первого он презирал, второму - доверил право вести за собой. Они все доверили ему свои пропащие жизни в надежде получить то, чего были лишены в прочих стаях. Возможности быть собой.
Присутствие южан, переодевшихся в черное в последний решающий момент раздражало Каргата до колик в печенке. Предавшие свое южное племя, они уже были в его змеиных глазах жалкими червяками, трусами и дезертирами, но лидер давал им право реабилитироваться в новых шкурах. Куцый не понимал подобного аттракциона щедрости, но не лез поперек со своим мнением, которого никто и не спрашивал. Лишь дал себе зарок следить за падшими, что бы не упустить возможности прикончить, если те не проявят себя на поле боя как истинные варвары. Тогда юг станет их общей братской могилой.
Пора. Час пробил. Звери повернули головы на юг. Ты ждешь, Пантеон?
Как прекрасен этот кровавый рассвет.

Отредактировано Kargath (2018-09-18 15:37:13)

+1

177

--->> Вне игры

«Убей врагов, убей друзей, страну, народ, и самого себя... но сколько не убивай, а все мало...»
Алукард, "Hellsing Ultimate"


«Ветер Перемен»
8 июня 188 года

Сменить знамена - задача проще простого. Для таких, как Ригель. Ее будут ненавидеть жители Запада, скрежетая зубами, исходя желчью от ненависти, и продолжая цепляться за жалкие остатки мнимого Западного Величия. Будут шипеть в спину Пожиратели, казалось бы, мнящие себя демонами, скинувшими оковы ханжеской морали, однако продолжающие верить в так называемое предательство. Но разве это предательство, когда ты ни разу за свою жизнь не дала ни одного общения, ни одной клятвы. В ответ на призывы вождей Капитан всегда молчала, никогда не присоединяла свой голос к триумфальным песням, славящим очередного тирана и очередные знамена. Зачем? Ведь эти знамена так легко поменять...
Семья отпустила ее с миром. Никто из них не питал сентиментальности к Альянсу. Они служили, пока это было выгодно им самим, они охотились, они убивали. Ригель помнила, что отца убили эти самые "товарищи и друзья", убили достойнейшего из достойных. Нет, ничего она была им не должна... А после того, как в битве с первородными сложил голову один из братьев, так и вовсе... Единственное воспоминание, которое возвращало иногда Ригель обратно к мыслям об уходе из Альянса - боль во взгляде Нессель. Но и она приняла решение подруги, а сделанного не воротишь. Прошлое лежит позади, а впереди только будущее.
Крест говорил складно, Крест распалял жажду крови в своих волках. И они отвечали ему яростной песнью, кривили рожи в дьявольских оскалах, брызжа слюной. Ригель оставалась молчаливой тенью. Песни не находили в ее сердце отклика, равно как и не пугали. Что ей оскаленные морды безумцев? Убрать все эти варварские крики, безумные взгляды, и эти волки ничем не будут отличаться от тех же западных волков... Но Пожиратели искренне верили в то, за что сражались. В первобытное безумие, в войну, в Хаос и Тьму. И Крест был их воплощением. Был королем. А может, и Богом...
Что есть один волк для толпы?
Что есть толпа для Короля?
Что есть Король для Бога?
И что есть Бог для того, кто не верит ни во что?
Пока варвары пели песни своему вождю, глотая его призывы быть беспощадными в пролитии южной крови, Капитан лишь на несколько мгновений ушла в себя. Услышала голос отца. Отец, такой же, как она сама, такой же, как и все ее семейство, столь легко меняющее знамена. Он не надрывался, не кричал "Убей!" и не заходился в экстазе в преддверии кровопролития. Морда его была как всегда спокойна, низкий и утробный голос был вкрадчив. Так он звучал, когда Ри впервые шла на войну: "Помни. Никакой ненависти, никакой злости... Просто ты должна выжить. А все, кто встанет у тебя на пути - умрут. Помни об этом"
Ригель помнила, помнила всегда. И с этой мыслью, держась за нее, она пошла в сердце назревающей бури.

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Восточный край » Стайные холмы