для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ на побережье +19°С, ветер северный, 17 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +23°С, ветер северный, 8 км/ч
    ♦ вода +20°С
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Зеркала"
    20 сентября 188 года, 12:00
    Обстановка на Дискордии стремительно и неумолимо накаляется, и у переселенцев создается впечатление, что все вокруг настроены против них. Животные отказываются идти на контакт, а люди, отрубив головы одному из гильдийцев и его коню, демонстрируют, что к дипломатии не готовы, и гостеприимством не отличаются...читать далее
    Запад
    неизвестно
    Восток
    неизвестно
    Атолл
    +32°С, полный штиль, безоблачно
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Ник
    описание достижений
    Чемпион Последнего Рая
    А д л э р
    ● 42 поста в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение трех персонажей
    Важные текущие квесты:
    Цитадель
    ...на Острове, куда они приплыли — цивилизации в понятии прибывшего с Большой Земли не наблюдалось. В наличии имелись лишь обозлённые аборигены, застрявшие где-то на средневековом уровне.
    Две стороны одной медали
    — Приветствую, и поздравляю. Вам повезло чуть больше, чем компании людей, попавшей в плен к Цитадели. Хотя... тут уж как посмотреть...


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ржавая гряда

Сообщений 41 страница 60 из 65

1

http://satirics.net/d/img/a9bd406616fce05ceeb8.png

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Охотничьи холмы
Юг | Устье Каменной реки
ЗападГолая граница, Пики Боли
Восток | Лес Забвения

0

41

Его мрачное спокойствие отвлек посторонний запах, а после и глаза смогли увидеть источник беспокойства - он теперь тут не один, напротив стояла некрупная смольная сука, чьи глаза словно два солнечных диска прожигали в его шкуре дыру. Астарт никогда не любил когда на него пялятся, а янтарный взгляд таких теплых глаз напоминал о матери, пожалуй он помнил только это, остальное забрало с собой время в качестве дани, оставив, пожалуй, лишь едва осязаемые крупицы, которые пробуждались крайне редко и все блеклее становились события прошедших дней, еще немного и он останется наедине с этой жестокой реальностью. Где нет ни Каллисто, ни брата, ни матери.
Промедление было ни к чему, кобель лишь фыркнув и снова понуро повесив голову двинулся вперед, смотря ровно перед собой и словно игнорируя незнакомку, буд-то она призрак.
Тихий вопрос, кажется она произнесла имя, так нежно и мягко, лаская слух переярка, обнимая его сознание и пытаясь вернуть к жизни оставшуюся доброту, но тот и ухом не повел, лишь вздернул верхнюю губу, обнажая еще белоснежные острые резцы. Послышался тихий рык, а шерсть на загривке приподнялась, он прогонял наваждение и чуть сильнее чем требовалось сжал зубы, аж до скрипа, до боли.
Прошел мимо всего в нескольких сантиметрах от кареглазой, задев плечо и бросив короткий холодный взгляд бесцветных глаз, обжигая неизвестную холодом и злясь. Внутри бушевала буря, северные морозные ветра пытались зализать открывшиеся раны, которым требовался не один месяц для того чтобы зарубцеваться. И вот опять.
Остановился, так резко, неожиданно для самого себя. Не хотел ведь, пытался выкинуть из памяти эту...даже не подобрать эпитета, суки! Из-за все беды.
- Не знаю кто ты, но не ищи его. Он мертв. - немного хриплый грубый голос разрезал гнетущую тишину. Астарт не знал своего отца, но всегда хотел быть на него похожим, мысленно сравнивая себя, представляя как повел бы себя Асмодей на его месте. То же касается и голоса, порой, оставаясь наедине с самим собой и пытаясь вспомнить хоть что-нибудь из детства, смольный представлял как говорил бы его отец, учил бы его первым навыкам боя, рассказывая и описывая стратегически важные болевые точки.
Повернув голову на волчицу, кобель чуть сощурился и снова тронулся в путь, повторяя себе раз за разом - Это не она. И если есть возможность умереть оставаясь в живых, то можно смело заявить - Астарт мертв. Остался тогда на берегу, когда чайки напали на них с братом...а сейчас, тут и всегда - Ахига, переярок взращенные всеми и никем, отлученные и потерянный.

+2

42

Прошло уже более года, но Филанта до сих пор помнила запах своих щенков: они пахли молоком, домом, теплом и уютом. Черная обожала этот аромат и всегда, вылизывая маленьких непосед, вдыхала его полной грудью.
Сейчас же, стоя в нескольких метрах от черного волка и почувствовав его запах, Анта вдруг окунулась в прошлое. Она не совсем понимала, что сейчас произошло, и ляпнула имя Астарта скорее случайно, чем осознанно. Однако это болезненно родное для Филанты имя почему-то разозлило черного кабеля. Тень сделала шаг назад, как только волк показал клыки и двинулся в ее сторону, но более с места она не сдвигалась. В голове все перепуталось. Словно кто-то хорошенько встряхнул голову волчицы и ее мысли перемешались в одну неразборчивую кашу. Сейчас вдруг все стало возможным. И даже то, что мать и сын случайно встретились недалеко от могилы супруга и отца. Похоже на легкое помешательство. Однако Филанта с каждой секундой понимала, что назвала имя сына неспроста.
Он подошел близко. Очень близко. Тень замерла на месте, и лишь ее глаза неотрывно следили за проходящим мимо переярком. Запах. Знакомый и незнакомый одновременно. От плеча, где только что задел ее волк, волнами расходилась вибрация. Или это от пронизывающего холодного взгляда? Волчица на секунду перестала дышать, боясь спугнуть реальную иллюзию, и тут волк остановился. Произнес слова, от которых волчице стало нестерпимо больно. В груди как будто стало меньше места.
«Не может быть» - тихий голос в голове и ничего более. Сначала показалось, что его слова похожи на правду. Филанта не могла найти Астарта долгие месяцы. А ведь судьба разводила их все время в последний момент! Она как будто хотела, чтобы мать бегала по полустертым следам своего сына, нагоняла его и теряла. Снова и снова. Странно, как еще волчица не сошла с ума? А может уже сошла..? Может сейчас рядом никого и нет? Нет. Нет. Филанта почувствовала его прикосновение, вдохнула его запах и заглянула в душу через стальные глаза. О, сколько в них злости и боли!
Черный двинулся дальше, а Тень так и осталась стоять на месте, словно каменное изваяние,. Ненадолго. Уже в следующую секунду волчица развернулась, поборов желание прочувствовать передавшуюся ей боль, и тихо произнесла:
- Не правда, - Филанта знала, что он услышит ее слова. - Астарт и Фенрир живы. Они живут в моем сердце. И я уверена, что их ещё носит этот остров, - голос мягкий, но в то же время настойчивый, уверенный. Она верила в это уже давно и настолько упорно, что не изменит своего мнения, пока не получит веских доказательств обратного.
- Неужели ты меня не узнал, милый? - еще тише заговорила она, стоя на том же самом месте. - Неужели не узнал... свою мать? - умоляющий взгляд направлен на черного. Ей хотелось, чтобы все это было правдой. Еще одного сна она не вытерпит.

+2

43

Внутри все подпрыгнуло, сделало кульбит и с грохотом упало вниз, кажется Астарт перестал дышать, просто забыл как это делать, в голове был переворот. Он так привык быть вечно один, считать себя брошенным и сиротой, что принять мысль о воссоединении с матерью казалось нереальным. Одиночество затягивает и ты уже не представляешь как жить иначе, как просыпаться и быть уверенном в ком-то кроме себя, радоваться появлению и самое главное - любить.
Волчица говорила, каждое новое слово пробивало брешь в его непроницаемой стене, которую он выстраивал камешек за камешком, отдаляясь и закрываясь от мира. Смольный стоял не двигаясь с места, лапы приросли к земле и не представлялось возможным сделать шаг и уйти прочь. А хотелось ведь.
На негнущихся лапах, Арт медленно развернулся мордой к смольной волчице, недоверчиво заглядывая той в янтарные глаза. Вокруг повисла тишина, которая давила на уши, кажется даже птицы умолкли, на деле же хищник их просто не замечал. Все его внимание было приковано к ней, к той, кто представляется его матерью. Так долго ждал и искал, но никогда не представлял этот момент встречи - маленькое зарождающееся чувство радости пыталось пробиться сквозь испуг и нерешительность. Тихий рык повторился, но был слабее.
Переярок не был готов, просто не знал как реагировать и вести себя дальше, а по этому оскалился еще раз, менее убедительно чем предыдущие два раза, а в конце глухой рык перешел на скулеж. Плотно прижатые уши к голове и теперь этот здоровенный переросток кидается на свою мать, которую признал и в самый последний момент оказывается у ее лап, уже громко повизгивая и сопровождая все это лаем.
Он нашел ее! Нашел! И счастью не было предела. Активно размахивая хвостом из стороны в сторону, сталеглазый как ребенок крутился у ног своей матушки, взлаивая и припадая к земле. Его взгляд ожил и если раньше стальные глаза не выражали ничего кроме гнева и апатии, то сейчас там плясали озорные огоньки.

+2

44

Текучая тишина наполнила Ржавую гряду. Филанта стояла не шелохнувшись, ожидая от смольного волка хоть какой-нибудь реакции, а он стоял так же смирно, как и его мать. «Не уходи, только не уходи» - повторяла про себя волчица, умоляюще глядя на спину сына. Хотя ей все еще не верилось, что она все-таки смогла его найти. После стольких дней поиска, истязаний, самобичевания... Он здесь! Посмотри, он стоит перед тобой. Но она не вздохнет с облегчением, пока он не примет ее. Кажется, до этого момента Филанта и не думала, как ее воспримет Астарт. Ведь он был совсем еще крохой, когда покинул свое родное логово Изгоев, свою стаю, свою мать. Тень никогда не думала над словами, которые скажет сыну при встрече. Тогда она хотела лишь найти его. А что будет, если он просто сейчас уйдет даже не оглянувшись? Филанта даже думать об этом не могла. Не могла, потому что это будет слишком больно.
Сердце в груди билось так, будто волчице грозила смертельная опасность. «Посмотри на меня. Пожалуйста,» - хотела сказать Черная вслух, но язык крепко прилип к небу. Ей нужен хоть какой-нибудь знак. Знак того, что он услышал ее слова и принял их. «Давай же. Обернись!» - скорее крик души, чем просто мысли. Но неужели он был настолько громким, что Астарт его почувствовал? Волк медленно повернул голову, нерешительно взглянул на Анту и так же нерешительно рыкнул. Даже такая, казалось бы, недружелюбная реакция вызвала у Филанты чувство радости: она вильнула хвостом, на морде появилась слабая улыбка, а ее теплые глаза излучали ту самую любовь, которую волчица испытывала только к своим детям.
Переярок снова показал белые клыки, на что Тень чуть опустила голову и поддалась вперед, не отрывая своего взора от светло-серых глаз. Она услышала жалобный скулеж, как будто Астарт не знал, что делать, но уже в следующую секунду тот кинулся к волчице. Это было настолько неожиданно, что Филанта сначала слегка отпрянула назад и присела, однако тут же почувствовала легкость и безграничную радость, которую нельзя было описать словами. Уши прижались к голове, хвост заметался из стороны в сторону, а сама Черная, радостно поскуливая, начала лизать морду давно потерянного сына и тыкаться носом в его черную шкуру. Тот крутился, припадал на передние лапы и снова поднимался, вовлекая свою мать в этот странный танец. Теперь Ржавая гряда не была для Филанты столь пустынным и безжизненным местом, где умер некогда ее супруг.
- Я так боялась, что больше не увижу тебя... - проскулила Тень на ухо сыну. - Но теперь я тебя не потеряю, слышишь? Я не потеряю, - твердое обещание данное тихим голосом и себе, и сыну. - Больше не потеряю.

+3

45

За своим громким поскуливанием слова матери были почти не слышны, был очевиден смысл, хотя можно было ничего не говорить. Он был рад, словно обрел второй шанс попытаться быть счастливым рядом с одной единственной сукой, которая точно его любит и никогда не променяет на какого-нибудь Осириса. Сталеглазый прижался широкой грудной клеткой к Филанте, замирая всего на пару мгновений и крепко зажмуривая глаза, боясь дышать и вспугнуть...а вдруг это просто сон? Он чувствовал как бьется ее сердце, так быстро и часто, словно вот-вот и выпрыгнет из нее. Не хотел отпускать, вдыхая теплый аромат смольной шерсти, такой родной, такой сладкий и домашний. Хищник замолк, перестав издавать хоть какой-то звук, только его хвост работал подобно электровенику, виляя из стороны в сторону, сгибаясь в позвоночнике почти пополам.
Наконец отстранился на небольшое расстояние, сделал всего шаг назад и посмотрев на свою хрупкую и такую нежную мать, переярок улыбнулся, скромной, едва различимо, но уголки глаз сразу выдали его.
- Пойдем? - Астарт показал кротким кивком головы в какую сторону нужно двигаться, обратно, в Альянс, где есть одно разноглазое незаконченное дело, которое просто обязано покориться, ведь этот день просто не может закончиться хуже чем начался.
Смольный сел, все так же жадно разглядывая свою матушку, пытаясь не упустить ни единой детали, присматриваясь к новым шрамам и изменениям. Она изменилась, взгляд был уставшим, чуть погасшим и словно она и правда стала Тенью той которая вскармливала его молоком, Ахига до сих пор помнил его вкус. Рефлекторно облизнулся и сглотнул.

+2

46

Филанта все еще не могла полностью осознать случившееся. Она нашла одного из своих мальчиков! И не потому что искала его специально, а потому что так произошло. Случайность или... Калахира? Может быть она видела мучения своей верующей и подала знак? Прислала во сне покойного супруга Анты, чтобы направить волчицу в нужном направлении. Странно принимать такой дар от Богини смерти, но Черная была ему искренне рада. Оставалось надеяться, что судьба перестанет играть и оставит Астарта рядом с матерью.
«Он так вырос!» - подумалось волчице, когда ее сын спокойно встал рядом и прижался грудной клеткой к Филанте. Миг неистового проявления радости прошел, однако сама радость никуда не делась: она ушла вглубь, в самое сердце, быстро бьющееся в груди, и в душу, где когда-то вырванная частичка только что вернулась на свое законное место.
- Астарт, - почти беззвучно произнесла волчица имя своего сына, уткнувшись носом в шею волка и закрыв глаза. Она вдыхала его изменившийся запах и думала о том, сколько всего она пропустила. Филанта не видела, как росли ее волчата, не учила их жизни и не защищала от опасности. Она пропустила их взросление и развитие, ведь ее не было рядом так долго...
Внезапно Черная перестала ощущать тепло сына. Филанта испуганно открыла глаза, боясь увидеть перед собой пустоту, но переярок никуда не делся - он также стоял рядом, только сделал шаг назад. Сейчас волк выглядел лучше: его взгляд больше не излучал негативных эмоций, наоборот, в серых глазах плясали огоньки.
- Пойдем? - смольный неопределенно кивнул в западную сторону, на что Тень рефлекторно повернула туда голову, однако ничего не увидела. В золотистых глазах с легкостью можно было прочитать недоумение.
- Куда? - вопросом на вопрос ответила она. Филанта знала, что в западной стороне находится город, а дальше, у самого моря, земли Альянса. Только вот куда ее зовет Астарт? Неужели Легион стал его настоящим домом? От такой мысли сразу стало плохо. Черная села на влажную землю, не сводя глаз с сына.
- Откуда ты пришел, Астарт? - мягко спросила она. - Где ты был все эти месяцы?

+1

47

Он хотел вернуться обратно, дома как такового у него никогда не было, но он всегда чувствовал себя комфортно и в безопасности рядом с Каллисто, значит нужно быть там где поет твоя душа, а данный периоде времени его душа была у Валькирий. Астарт не сводил бесцветных глаз с матери, затаился и вроде даже не дышал, трудно представить о чем думал переярок, какие мысли были в его голове, ведь трудно прочитать эмоции по статуе, которая выкована из черного металла и замерла в одной позе, которую ей придал мастер.
Ее слова неприятно кольнули, на мгновение показалось словно Филанта вовсе и не собирается следовать за сыном, но он тут же отмел это в сторону - коль не захочет идти с ним, то он потащит ее силой, негоже семье снова раскалываться, тем более, что осталось найти лишь младшего брата. А потом, всем скопом, можно и вовсе тронуться на свободные земли и обосновать новых Изгоев, скорее всего у Филанты остались связи с бывшими состайниками, только в этот раз Астарт никому не отдаст место Лорда, ведь он - сын Асмодея, основателя и короля по праву. Чуть прищурился уводя уши назад и приподнимая голову, смотря на волчицу свысока своего богатырского роста.
- Я закончил не все дела, мне нужно вернуться в Альянс за ... супругой - осекся, серые глаза сверкнули холодом от одной мысли, что рядом с Листиком сейчас эта выскочка Осирис. Он ненавидел его до глубины души, лелея мысль перегрызть тому глотку, но сперва смутьянка Валькирия обязана сделать свой выбор - так будет честнее для нее, уж очень не хотелось забирать у нее второго любимого кобеля.
- Везде, большую часть времени в Ордене, но потом снова вернулся в Легион. - пожав плечами, хищник вздохнул, набирая в легкие как можно больше воздуха.
- Меня всегда интересовал вопрос, почему ты не взяла власть в Изгоях в свои лапы? Зачем отдала все этой бесполезной суке Рейган? - брови сошлись у переносицы, а взгляд помрачнел, хищник снова поднялся на лапы, желая поскорее тронуться обратно на земли и поделиться отличной новостью с Каллисто, ведь им осталось лишь воскресить Рэйджена и тогда все - больше не надо будет скитаться и искать, а можно наконец расслабиться и просто жить, без суматохи и этой магии. В топку все неизведанное.

+2

48

Черная все это время не сводила глаз с сына. Она не могла на него насмотреться, стараясь запомнить, разглядеть получше, заметить что-нибудь непримечательное. Вспоминая Астарта, волчица всегда представляла маленького упитанного щеночка на коротких лапках, хотя понимала, что он уже вырос. Иногда, в бессонные ночи, Филанта думала о том, какими стали Арт и Фенрир. Всегда представляла Фэра похожим на нее, а Астарта - на Асмодея. И вот, смольный перед ней. Похож на отца, несомненно. А глаза! Точь-в-точь. Даже взгляд похож на тот... Тень вспомнила первую встречу с супругом: он был ранен, забрел на чужие земли. Если бы тогда патрулировал кто-нибудь другой из Темной Луны вместо Анты, ничего бы не было. И умер бы Асмодей раньше, не наградив свою супругу двумя маленькими непоседами.
Астарт, прежде чем вымолвить слово, чуть прижал уши и прищурился. Что это? Признаки недоверия? Или сомнения? Анта приготовилась услышать что-то из ряда вон выходящее. И услышала. «За супругой?» - не могла она не повторить этого, хотя бы в мыслях. Постаралась скрыть свое изумление, но так и не поняла, получилось ли. Думать об этом пришлось недолго, т.к. Арт заговорил дальше. Но Филанта взяла с себя слово, что скоро узнает о жизни сына всё.
«Орден? Значит, ты все-таки был там,» - подумала волчица, чуть оживившись при упоминании недавнего места поиска, однако Астарт не дал вставить слово. Он вдруг заговорил более твердым тоном, а при упоминании Рейган и вовсе от волка повеяло яростью. Черная не ожидала такой быстрой смены настроения, однако не растерялась:
- Рейган? Она спасла тогда группу, взяв власть в свои лапы, - волчица встала, но с места не сдвинулась. Янтарные глаза, которые до этого излучали лишь мягкие чувства, сейчас смотрели на Астарта более уверенно, твердо. Хотя уже в следующую секунду Анта опустила голову и закрыла глаза, собираясь с мыслями. Рейган тогда была их единственным спасением. Филанта никогда не имела лидерских качеств, а в то время была вовсе раздавлена смертью любимого. Тогда она потеряла ориентир, не знала куда двигаться, а командовать группировкой отшельников ей было просто не по силам...
- Изгои, потеряв сразу двух лидеров, нуждались в сильной замене, - Тень открыла глаза и снова подняла голову, на сей раз не показывая своих чувств. - Ею оказалась Разноглазая, а не я. И она смогла... - хотелось сказать "спасти стаю", однако язык не повернулся. Филанта вспомнила, что теперь Изгоев нет только потому, что Рейган решила объединиться с ненавистной Лигой Теней. - Если бы не Рейган, ты бы родился в другой стае.
«А может, это было бы неплохим вариантом?»

+2

49

Астарт молча выслушал и лишь едва заметно поморщился, его стальные глаза снова налились холодом, ведь кобель вырос среди сильных и боевых духом сук, да и сердце его принадлежало Каллисто - волчице, способной надрать задницу многим, а тут он видел слабость в матери, в той кто его родила. Не укладывалось в голове, отчего то смольный всегда считал Филанту эталоном во всем, но сейчас произошел разрыв шаблона. Он умолк отводя взгляд в сторону и сосредотачиваясь на переполняющих его эмоциях.
- А где ты была все это время? - брови сошлись на переносице и хищник снова глянул на свою мать, обнимая ту взглядом, но не сходя с места, не умел переярок показывать свои искренние чувства, предпочитая прятаться за чрезмерной колкостью и сарказмом. Усталость от проделанного маршрута снова взяла свое, словно возвращая его из сна в реальность, где Астарт прошел не один день, двигаясь активным шагом в неизвестную сторону, в поисках неизвестно чего. Уселся. Даже плюхнулся на зад, чуть ссутуливаясь и приобретая угрюмую позу, ставя передние лапы чуть шире ширины плеч - получался такой угловатый увалень, где видны все черты переярка одновременно - через чур длинные лапы, выпирающие ребра и отсутствие массы как таковой.
- А где мой брат? Где Фенрир?

+1

50

Филанта смотрела на Астарта выжидающе. Она слышала в его словах упрек и не могла его обвинять в этом. Волчица просто стояла и ждала, когда ее сын снова заговорит, не смея самой что-то еще добавить или спросить. Сейчас только у Астарта есть право говорить и почему-то в данный момент Филанта чувствовала это наиболее остро.
Снова тишина. Видимо, Арт обдумывал слова Черной, а она в это время пыталась разглядеть своего сына. Нет, не его внешность, скорее его... душу. Что в ней скрывается? Что прячется внутри большого угловатого переярка? Что, кроме боли и обиды? Филанта так хотела бы узнать! Пожалуй, сейчас она может только мечтать о том, что сын ее простит и позволит быть рядом. Как же Тень ошибалась, думая, что как только найдет потерянных детей, всё встанет на свои места. Всё оказалось намного сложнее...
Встрепенулась, услышав голос сына. Хоть в вопросе и было нечто холодное, Филанта все равно почувствовала тепло на душе. Голос потерянного сына для матери - словно музыка природы.
- Я много где побывала, - произнесла волчица, немного задумавшись и вспоминая прошедший год. - Сначала в Изгоях, а потом Рейган согласилась объединиться с Лигой Теней. Я прожила несколько месяцев с ними, а затем ушла, - Филанта сделала пару шагов вперед, желая снова почувствовать тепло родной крови, прижаться к боку, лизнуть макушку. Сев неуклюже на землю, Астарт вдруг показался таким маленьким, не смотря на свои габариты. Филанте в этот момент захотелось оградить своего сына от жестокого мира, дать понять, что она не позволит причинить ему вред. Но ведь он уже большой. Возможно ли наверстать упущенное? Анта остановилась на пол пути. Она побоялась, что Астарт отшатнется от нее и не примет материнской ласки. - Я пыталась найти вас с Фенриром всё это время. Поверь, для меня не было ничего важнее вас. И сейчас нет.
Вопрос о Фенрире заставил Тень замереть. Она знала, что в Лиге Теней Фэра не видели, но никогда не верила в его смерть. Даже потом, когда не было ни единого следа его существования. Если бы не воспоминания Филанты, можно было бы подумать, что этого крошечного щенка никогда и не было на свете. Но он был. И Черная все еще верила в то, что увидит его.
- Я его еще не нашла, - ответила Анта, давая тем самым понять, что она до сих пор не сдалась и сдаваться не собирается. А после с надеждой взглянула Астарту в глаза и неуверенно произнесла: - Может, вместе мы сможем..?

+1

51

Его морда оставалась каменной и непроницаемой вплоть до того момента, пока мать не упомянула столь ненавистное имя, от чего кобеля передернуло, а на пасти появился едва различимый оскал, лишь светлая полоса зубов мелькнула да и только. Слишком много времени прошло с момента исчезновения щенков, с момента смерти их отца - изгоев больше нет, а значит законорожденный принц остался без земель. Печально, этот факт выбешивал, заводил его снова и снова, прокручивая в голове различные варианты решения данной ситуации - собрать заново изгоев? Глупо. На этом больше ничего, слишком юн Астарт, не опытен и горяч для подобного.
На попытку приблизиться хищник лишь сверкнул стальными глазами, но расстояние не увеличил, продолжая все так же сидеть и пялиться на смольную волчицу, которая судя по всему испытывала такое же неловкое ощущение.
Они родные. Плоть от плоти, но между ними слишком огромная пропасть и переярок ее ощущал, он не представлял как вести себя, как говорить и что делать, лишь сидел и смотрел, пытаясь вырваться из цепких оков сжимающих мозг. Пустота.
Он поморщился так же неуклюже поднимаясь с земли и опять возвышаясь над Антой, на морде появилась добрая нежная улыбка, но тут же исчезла, как буд-то он боялся ей открыться, распахнуть объятия и принять мать. Дурачина.
- Мы тратим время, нам нужно двигаться дальше - Астарт обернулся по сторонам, пытаясь ориентироваться в местности и понять куда все же завели его лапы. Он слишком долго шел, целенаправленно на запад, туда где мать уничтожала чаек - его первое яркое воспоминание. Снова улыбнулся ей, отряхиваясь от насевшего песка и подходя близко-близко, кладя свою треугольную голову на шею кормилице и прижимая ту к себе.
- Мы все сможем, только надо вернуться на земли Альянса. - настаивал на своем кобель, вычеркивая из памяти второе имя. Ахига умер. Ахига больше не нужен.

+2

52

Пост за Филанту.

Сын хочет вернуться на земли Альянса, и его кормилица не могла ему отказать в этом. Торопит её, а она улыбается ему, чувствуя тепло родного сына, затем медленно кивает в знак согласия. И до сих пор не может унять трепещущей в груди радости, эмоции, коих не успокоить, отражались на её морде лёгкой улыбкой. Но сколько в этой улыбке было счастья...
- Верно, - говорит нежно Филанта.
Волчица нехотя отстраняется от переярка и идёт вперёд, иногда останавливаясь, чтобы подождать Астарта. Много воды утекло с того времени, как она его видела в последний раз. Будто сама Калахира соизволила сделать так, чтобы мать и сын снова были вместе. И она была премного благодарна своей Богине. "Возможно это то, к чему я шла долгое время. Если это так, то я счастлива, что теперь не одна. И наконец нашла пропажу", лелеяла Тень мысли о своей неожиданной находке. Волчица и не заметила, как снова тронулась с места. Она повернула голову назад, чтобы еще раз посмотреть на сынишку, затем снова поворачивает её вперёд. Возможно, с этого события начинается новый путь.


-----> Вне игры
Gns

0

53

К счастью, мать не стала задавать лишних вопросов, а лишь последовала за сыном на земли Альянса. Переярок был рад, что нашел Филанту, но теперь перед ним стояла другая проблема, и эта проблема сейчас находилась невесть где и невесть с кем.
"Я найду тебя, Каллисто" - Поклялся Астарт сам себе и ускорил шаг, ровняясь с волчицей.
Вместе они направились туда, где молодой волк надеялся найти разноглазую бестию.

Астарт выведен из игры по просьбе игрока

Fract

0

54

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

55

--->> Вне игры

Сезон "Око бури"
Что это? Кажется, вой патруля где-то вдалеке. Каллисто по привычке вздрогнула, но тут же расслабилась: она сейчас на ничейной земле, и здесь ей опасаться нечего. Последнее время разноглазая была предельно осторожна, ибо стала подбираться все ближе и ближе к землям Пожирателей. Когда волчица ушла с юга, она обосновалась в нейтральной рощице, где жила припеваючи, ни в чем себе не отказывая и отъедая бока. Но теперь пришло время вернуться к насущным делам, и на повестке дня было убийство Креста. Каллисто возобновила вылазки на восток, однако совать свой нос прямиком к варварам все-таки опасалась: если ее обнаружат, то казнят на месте. Вместе с тем ходить южнее тоже было опасно, ибо наверняка ее подвиг с Тарлахом предался широкой огласке, и путь на юг волчице был заказан. Так и балансировала она меж двух огней, используя весь свой потенциал шпиона, за что не была ни разу поймана ни Пожирателями, ни южанами.
Сейчас Каллисто направлялась прямиком на восток, намереваясь подступиться к варварским землям со стороны побережья. Вряд ли приспешники Креста ее ждут, и как жаль, что легенда со смертью провалилась: Хашим и Шахат наверняка доложили всем, что видели Листа целой и невредимой.
«Мое появление будет не менее неожиданным, чем первый раз» - Подумала про себя Каллисто, оскалившись своим мыслям.
Как только она будет готова, она явится сразу же по душу Дьявола, и ничто ее не остановит. Вероятно, это будет последний подвиг, совершенный ею, но каким героическим он станет. Каллисто и так прописалась в истории, но на этот раз ее имя прочно засядет в головах многих. Эта мысль грела алчную душу разноглазой, подкрепляя ее уверенность. Да уж, умерщвление Креста будет красочным событием, и сейчас волчица с наслаждением продумывала, как именно она будет это делать.
От Астарта она не слышала никаких вестей. Когда начался переполох с Пантеоном, ей пришлось быстренько ретироваться с юга, и со сталеглазым они потерялись. Однако через какое-то время они все-таки встретились, и хорошо, что это был именно он, ведь Каллисто была поймана на земле Южного Креста, да еще и с кроликом в пасти. Так они вновь объединились, но вскоре Астарт пошел своей дорогой, не желая участвовать в безумствах Безухой. Сын Филанты был не дурак, а потому прекрасно понимал, что Каллисто убьют еще до того, как она приблизится к Дьяволу, а даже если она каким-то чудом это сделает, ее уничтожат на месте. Умирать вместе с волчицей, да еще и по такой глупости, черношкурому явно не захотелось.
Лист его и не держала. Ей было даже проще осуществить свой план в одиночку, так что Варга ему судья. За эти месяцы она вовсе ушла в себя и даже не совершала излюбленных набегов на беззащитных. Она настолько была поглощена идеей отмщения, что не распылялась на мелкие пакости.
Ступая по ржавым скользким камням, Безухая двигалась вперед, намереваясь дойти до Пик боли, а оттуда пробраться в варварское логово. Она бы и продолжила свой путь, если бы ни учуяла посторонний запах. Каллисто напряглась и утробно зарычала, готова броситься в бой, даже не разобравшись, кто это: друзей у нее не было.
Неподалеку меж камней мирно лежал волк, причем выглядел он более чем паршиво. Сначала Лист решила было, что он дохлый, но подойдя ближе они увидела, как еле-еле вздымаются и опадают его тощие бока. Рядом с несчастным валялись остатки мелкой добычи, которая помогала ему не отправиться на тот свет. И лишь по прокаженной морде Каллисто узнала в этом отребье кого-то знакомого.
-Малыш Бафомет, тебе стоит отдыхать чуть южнее, косточкам теплее будет. – Губы Каллисто растянулись в хищной усмешке.
Она знала его, ведь когда-то они были состайниками. Баф тоже был в Южном Кресте, но Безухая проявляла к нему интерес лишь временами. Своим видом волк вызывал в Каллисто неоднозначные, противоречивые эмоции, но то, как он отзывался о Кресте, с которым тоже был знаком, заставляло волчицу не торопиться с выводами. Вот и сейчас, ей было странно видеть его здесь, да еще и в таком ущербном виде. Сразу видно, все это время Бафомет явно не шиковал.
-Ты стал еще более уродливым, друже. – Рыкнула разноглазая, обходя волка с другой стороны.
Как обычно, в выражениях она не стеснялась, и поди разбери, хотела ли она пообщаться или просто поиздеваться.

+1

56

--->> Вне игры

Сезон "Око бури"

Бафомет уже и не помнил, как давно он покинул стаю, покинул родные земли и углубился в холодные чертоги неприступных гор. Дни, месяцы, а может быть, годы? Ночи сменялись серыми днями, единственным спутником волка было эхо от его собственных шагов. Окутывающая, практически ощутимая тишина создавала ощущение странной невесомости, отреченности, забытия. Поначалу это казалось невыносимым, зверь практически физически ощущал едкую терпкую боль, что точащим червем поселилась в его мозгу. Но дни сменялись днями, ощущение безысходности сменялось умиротворением и успокоением. Здесь не было войн, недругов, товарищей. Не было вожаков с их неуемной гордыней, бравых воинов желающих скорее расстаться со своей головой, хихикающих девиц, что метали косые взгляды в его сторону, не было и Креста... Креста и всего, что осталось где-то там, у подножья серых гор, далеко позади. Урод впервые за долгое время смог вздохнуть полной грудью.
Но камни не могли стать домом для того, в чьих жилах течет горячая кровь. Они скудно одаривали своего гостя пропитанием в виде ящериц, насекомых, залетных птиц и заблудших грызунов. Холодные своды не могли согреть худеющую плоть холодными ночами, пусть и скрывали от пронизывающего ветра в своих недрах. Бафомет заметно похудел, его бока впали, ребра торчали наружу. Шкура потускнела, шерсть стала топорщиться клочками в разные стороны, местами выпала клоками. Уродливое "родимое пятно" расползлось выше и теперь захватывало добрую половину морды. Пожалуй, увидь его кто сейчас, подумали бы о живом мертвеце, что неупокоенно бродит по горам в поисках своей судьбы. Да так оно и было.
Но сегодня зверь решил спуститься. Это не был голод или приступ одиночества, не было подачкой любопытству, либо желанием вернуться в стаю (а кому он вообще там нужен?). Это решение можно назвать "судьбой", ибо лапы сами несли хищника в низ, осторожно ступая по оголенным камням. С каждым шагом Бафомет вдыхал все новые и новые запахи, такие живые, такие буйствующие, такие позабытые. Остров окунулся в самую прекрасную пору года, которой не хватает сил, что бы пробиться сквозь неприступные горы- в весну. Пес не без удивления заметил, что его издохшее сердце будто бы забилось с новой силой, побуждая и потухший дух воспрячь из пепла. Его губы тронула сухая улыбка.
Жизнь в горах дала волку очень ценный навык- реагировать молниеносно на любое движение. Бедная пища заставляла быть внимательным до мелочей, примечать едва уловимое движение меж камней и иссохших кустарников, делать молниеносные рывки, чтобы изловить хитрых и прытких ящериц. Стоит ли говорить о том, что молодой и одуревший от весеннего буйства заяц ныне показался Бафомету легкой добычей. Косой вряд ли успел осознать всю нелепость ситуации, его маленький разум был занят лишь поиском пары для продолжения своего драгоценного рода, когда на хребте его сомкнулись волчьи челюсти. Повезло.
Черепоголовый оттащил добычу к камням, которые едва ли успели прогреться от скудного весеннего солнца и вонзил клыки в теплое мясо, в котором бурлила все еще живая кровь. Он закашлялся, сплевывая непривычно теплую жижу на земь, без эмоций наблюдая как лениво впитывает ее серая земля.
-Малыш Бафомет, тебе стоит отдыхать чуть южнее, косточкам теплее будет.
Черный не удивился, что не услышал, как подошла волчица, он слишком расслабился живя отшельником в горах, где единственный, кто может подойти к тебе- твой куцый зад. Но это несомненно расстроило Урода, заставляя его поднять на незваного гостя единственный глаз.
Каллисто.
Когда-то она была под началом Южного Креста, Бафомет смутно помнил ее диковатый нрав и разноцветные, полные ненависти и жизни глаза. Они не водили дружбу, но и не были врагами, пусть и знали о существовании друг друга. Старые воспоминания того и гляди были готовы вновь нахлынуть на Урода с новой силой, но он старательно сдерживал их.
- Спасибо, Каллисто. А ты осталась столь же прекрасной, как и раньше.- отозвался Бафомет рассматривая молодую, но уже изъеденную шрамами самку. Красавица, не иначе.
Не теряя времени зверь продолжил трапезу.

+2

57

Бафомет не поддался на провокацию, и когда так случалось, внутри Каллисто загорался огонек. Странный огонек, который заставлял ее продолжать разговаривать с собеседником. В противном случае ей становилось просто скучно, она теряла интерес и спешила избавиться от скучного оппонента. Каллисто оставалась при ком-то только тогда, когда ей это было интересно. Даже выгода не всегда стоит на первом месте у волчицы, ей главное, чтоб происходящее было нескучным.
Некое безразличие Бафомета подстегивало Каллисто, заставляло ее злиться тому, что волк остается равнодушен, и тем самым побуждало к дальнейшей беседе. Лист, точно обиженный ребенок, всегда старалась завоевать внимание остальных, и не важно, каким способом. Для нее всегда было главным, чтоб на нее смотрели, ее слушали, ее замечали. Черношкурой никогда не нужно было ни уважения, ни симпатии, ее подпитывало лишь чужое внимание. Зачастую ей нравилось, когда ее персона вселяла в кого-то страх, но вскоре и это ей надоедало. Важным для нее всегда будет внимание, а позитивное оно или негативное – не столь важно.
-Ты что, больше не крестоносец? – Комплимент Бафомета черношкурая пропустила мимо ушей, ибо он ей был безразличен.
Ему удалось разжечь в ней интерес, и теперь Безухая клещом вцепится в уродливого волка и не отстанет, пока он ей не надоест. Кажется, до этого еще далеко.
-Опасненько шататься по Острову в одиночку. Мало ли… что, - волчица сделала некую паузу, а потом хищно то ли оскалилась, то ли улыбнулась.
Судя по внешнему виду Бафомета, не было той задницы, из которой он не смог найти выхода, и все-таки везение когда-нибудь заканчивается. Черношкурая уже не помнила, когда видела Урода в рядах Южного Креста в последний раз. Интересно, как он жил? Шатался от камня к камню в поисках еды? Или походил по свету, повидав чего интересного?
-Что тебе известно о местонахождении Креста? – Она знала, что Бафомету этот персонаж хорошо знаком.
Она не вдавалась в подробности их взаимоотношений, однако что-то ей подсказывало, они были негативными. Только сейчас Каллисто поняла, что встретить Бафомета именно сейчас было, можно сказать, удачей. Скооперироваться с тем, кому не мила та же физиономия, что и тебе – разве это не лучшая идея? Однако прежде чем говорить о Кройце дальше, сперва стоит поближе подобраться к самому Бафомету.

+2

58

Волчица говорила, Урод ел. Тонкие заячьи кости хрустели под острыми молодыми зубами волка наполняя изможденное странствиями и голодом тело новыми силами. Алая кровь струилась по морде, капала на свалявшуюся шерсть, на пыльную землю и Бафомет будто чувствовал вибрацию от удара легких капель. Все замедлялось, но не останавливалось. Все продолжало свое течение и он, как ни странно, был все еще жив и даже здоров, пусть изрядно и "подпорчен", чему свидетель этот мертвый, но все еще теплый грызун.
Вопрос о стае Пес пропустил. Сделал вид. что пропустил, хотя где-то в глубине души что-то екнуло от воспоминания о теплых боках состайников, о командном духе, единстве, верности... Правда ли это было? Или скорее опостылевшие взгляды полные презрения, испуганные детские подсматривания и шепот за спиной о монстре, что стал Генералом, непослушание, неуважение, отвращение? Куда больше походит на правду, не так ли, крестоносец?
Бафомет нарочито громко хрустнул костью- череп зайца раскололся под зубами как орех. С губ волка потекли розовые мозги и кровь.
- Опасненько?- отреченно фыркнул Пес глядя себе под лапы и несколько раз лизнув их, приметив, что шерсть и правда очень сильно лезет от дерьмового питания, - Спасибо за предупреждение, Каллисто. А то я не знал, прохлаждался под жаркими лучами весеннего солнца, пожинал плоды своей беспечности.
Урод метнул на волчицу уставший взгляд. как на надоевшую муху, что то и дело кружит и жужжит который час.
Вот только следующая фраза вновь заставила куцехвостого встрепенуться. Едва заметная дрожь пробежала по его хребту чуть поднимая всклоченную шерсть, серая кожа напряглась и натянулась обтягивая опавшие мышцы. Крест... Крестоносец... Черный бравый товарищ, обещавший быть верным другом, но предательски плюнувший в спину и одаривший клыками. Демон практически забыл о нем, много воды утекло с тех времен, когда он бежал от безумных фанатиков гонимым своим названным братом. Много воды утекло и с тех пор, как обежал он убить того, чья грудь исчерчена белым, похоронить под своими же лапами. Слишком много.
Отчасти Бафомет был даже удивлен вновь услышав имя  Креста вновь. Какая-то часть волка надеялась, что он уже давно сдох от собственной самонадеянности, глупости, нахальства и жестокости. да туда бы и была ему дорога. Но он выжил, а озверевший взгляд Каллитосто, которая не дура что бы бегать одна по Острову и искать приключения на свою задницу, говорил лишь о том, что как был говнюком Крест, так и остался. И пусть новость эта не сильно радовала  Урода, но где-то в глубине души он почувствовал вспыхнувший огонек гордости за бывшего друга. Ведь он смог! Как и говорил, когда был маленьким черным косолапым волчонком, он поставит мир на колени, уберет всех недругов и будет идти по головам. И он смеялся уже тогда недобро во весь свой рот, полный молочных зубов, он тогда уже был готов раздавить любого, кто захочет перейти его дорогу. Ну.. Пожалуй кроме уродца, что тенью следовал рядом. Наверное он был забавной игрушкой... Бафомет дернул единственным оставшимся ухом, будто стараясь отогнать дурные мысли.
- Я и знать не хочу, где этот подонок сейчас.- неожиданно тихо отозвался Пес.
Заяц был съеден. Кобель встал с земли, чуть отряхнув грязную вонючую шкуру, что бы сбить налипшие травинки и песок. Пища дала ему заряд энергии позволяя начать новый день и новую жизнь заново. Кости скроются под мышцами, шкура отрастет заново... Сейчас нужно было достать еще пропитания, лишь бы процесс пошел быстрее.

+1

59

Либо Бафомет действительно не знал о местонахождении Креста, либо просто не хотел говорить об этом Каллисто. Впрочем, она бы и без его помощи справилась бы, но с ним получится быстрее. Мало выследить подонка, к нему так еще и подобраться нужно. И не просто подобраться, а успеть убить до того, как тебе снесут голову его цепные псы. Разноглазая достаточно прожила в рядах Пожирателей, чтоб знать: за своего молодого ненормального Дьявола они порвут всех на лоскуты. Что и говорить, когда-то и сама Безухая была готова кинуться на любого, кто криво посмотрит в сторону черношкурого волка. Она была его личным Цербером, которого он же сам и предал. Что ж, теперь Цербер точит зуб на него самого. Крест еще пожалеет, что посмел тогда выбросить Каллисто за борт, ох как пожалеет, уж об этом она позаботится. Она спала и видела, как живьем сдирает шкуру с предателя, как выгрызает ему глаза, как смеется над тем, как он молит ее о быстрой легкой смерти. Если Крест попадет в лапы Листа, так просто он этот свет не покинет. Осталось только сделать так, чтобы варвары не уничтожили ее, прежде чем она наиграется.
-Ты уверен? – Поинтересовалась Каллисто, будто давая Бафомету еще один шанс ответить правильно. – Может, тебе будет интересно то, что я хочу предложить? – Разноглазой требовалось внимание Урода, ибо она понимала, что одной ей свой план не осуществить.
Судя по реакции волка, он не жаловал Креста, в этом Каллисто не ошиблась. Но жаждет ли он его смерти так же горячо, как волчица? Хочет ли он отомстить Кройцу за все, что тот сделал? Ме-е-есть. Это же так прекрасно. Лист закрывала глаза и видела застывший стеклянный взгляд голубых глаз, в которых отчетливо читается страх. Испугается ли Крест своих мясников? Каллисто думала, что да. Ибо нет никого страшнее тех, кто пришел мстить. Жаль эффект внезапности утрачен, и Дьявол уже знает, что черношкурая жива, а то их встреча была бы еще более пикантной.
-Я думаю, у тебя достаточно причин, чтобы подумать о мести. Не считаешь? – Волчица вцепилась в Бафомета, точно клещ, не желая отпускать его до тех пор, пока не услышит желаемого ответа.
Он просто необходим ей в союзники, а потому она постарается его все-таки убедить.

0

60

Бафомет практически не слушал ее. Его взгляд несколько отрешенно скользил по Ржавой гряде в поисках какого-либо движения. Эта местность никогда не отличалась изобилием пищи, однако как и везде, здесь царила какая-никакая жизнь, вполне достаточно было которой для продления существования одного черного волка.
Каллисто или бредила, или на самом деле давно сошла с ума, как сошла когда-то и с пути Пожирателей. Ее сердце пылало гневом и ненавистью, жаждой отмщения- это все было понятно. Крест не душка, пусть самки всегда смотрели на него как на икону, цинизм и эгоизм были в его крови от рождения. С ним задерживались лишь самые отчаянные, преданные и глупые, остальные же оказывались мертвыми, либо вот так вот брошенными и оставшимися в гордом одиночестве выть о гнусной судьбе в одиночестве. Вот только откуда у волчицы взялось столько гонору, что она вдруг решила. что поквитаться с Дьяволом возможно? Иль давно позабыла, что кобель этот шастает в кругу своих верных псов..?
Бафомет потупил взгляд в сторону, в животе предательски заурчало. Нужно было наполнять свое иссохшее тело жизнью, а не трепаться о несуществующих, а может даже и несбыточных мечтах и проблемах. Куцый хмыкнул и обойдя Каллисто слева вновь стал изучать местность на манер чего-либо живого и теплого.
- Что есть месть?- задумчиво пробурчал одноглазый. - Что ты докажешь этой местью? Что твои клыки острее? Что шкура чернее? Или что обманывать принцессок не хорошо?
Демон повернулся на пол корпуса к волчице не спуская с нее потускневшего уставшего взгляда.
- Или что ты одна против этого мира и все равно выстояла? Как бы то ни было, все это лишь кормежка ненасытного самолюбия, припорошенная гордыней и завистью, ненависть и отчаянием. Вот только с исчезновением Креста чувства эти тебя все равно не оставят, а червями будут жрать изнутри, как и труп твоего недруга.
- Пока ты не сожрешь сама себя, либо не отправишься далеко в горы, пока последний червь не подохнет от эмоционального голода...
- Тебе нужен спутник?- черный смерил Каллисто взглядом, - Тогда меня надо сначала накормить.
На этом Урод повернулся в сторону от гряды, взобрался на ближайший камень и принюхался.

+2