24
переключение фона
МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

Нашему форуму .

Игровой сезон: "Зеркала".
В игре: время и погода
01.11.2019
Последнему Раю 8 лет! В честь праздника выходит специальный выпуск газеты Вестник Последнего Рая. Перекличка продлевается до 20.11.19!

01.11.2019
Стартовала ПЕРЕКЛИЧКА

19.08.2019
Начался конкурс
Слово или Дело?

18.05.2019
Объявляется межсезонная
Перекличка

29.03.2019
Обновлён дизайн, все вопросы и пояснения в теме
Обновление дизайна
body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/15761.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010; filter: grayscale(70%);} .punbb a:hover, .punbb a:focus, .punbb a:active, .punbb-admin #pun-admain .nodefault, .punbb-admin #punbb-admain a:hover, .punbb-admin #punbb-admain a:focus, .punbb-admin #punbb-admain a:active {color: #695f50; text-decoration: none;}
body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/20915.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/88015.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/61587.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/67331.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;}


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Архив Старого Острова » Кристальные пещеры


Кристальные пещеры

Сообщений 21 страница 40 из 45

1

http://satirics.net/d/img/2cc24c9d64653680d7ba.pngИменно здесь, в кристальных пещерах, Орден собирается стаей, чтобы обсудить вопросы насущные. Эти места успокаивают и уравновешивают душевное состояние, поэтому каждый волк здесь чувствует себя умиротворенно и легко.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | ---
Юг | Зеленая протока
Запад | Леса Арашу
Восток | Проход

0

21

Логово Стаи-------->>>
Морган шел задумчиво и хотя выглядел он несколько сурово, на душе у него было чисто. Чисто после того, как он увидел рождение новой жизни. Это внесло ему немного доброты и веры в будущие, слегка расплавило его душу, но надолго ли - неизвестно. Что могло с подвинуть волка на окончательное "выздоровление"? Скайвер сам этого не знал, но даже не задумывался. Он полагал, что с ним все в порядке, это было правдой - физически он был здоров, рассудок присутствовал в нем, но душа была скована в цепях одиночества и отчаяния. Скорее всего только какие-то светлые моменты смогут сбросить эти оковы - сегодня был первый шаг.
Черный зашел в пещеру и огляделся. Что было поручено выбросить волкам он не знал, даже не имел представление, а потому сначала огляделся. По запаху можно было определить, что здесь был Сектант и волчата ордена, причем последние ушли скорее всего совсем недавно. А еще, угнетающие и настораживающе в воздухе весел запах крови.
"Хорошее настроение резко сменилось на "не очень". В душе назревала какая-то тревога, чувствовал я, что работенку нам скинули в прямом и переносном смысле "грязную". Но делать было нечего - я должен был выполнить поручение, которое нам дали. А поэтому пошел вглубь пещеры, откуда особенно хорошо струился запах."
Скайвер резко остановился. В глубине пещеры он увидел очертания довольно крупной туши, а когда подошел ближе, понял, что перед ним лежал волк, но кто? Рядом уже сидел Семенхкара, произнося молитву, провожая волка в последний путь.
"О, ужас" - удивился Морган, изумленно разглядывая тушу без головы. Тревога стукнула по голове и волк понял, что медлить нельзя - нужно уходить и как можно скорее.
"Вой брата, тихий и печальный, опять не хорошо проникся в мое сердце. Я никогда не любил смерть, не приветствовал убийство, поэтому сейчас чувствовал странную пустоту в душе - сколько еще волков сегодня погибнет? А самое главное - вдруг среди погибших окажется кто-то свой? 
Под словами "свой" Морган подразумевал кого-то из стаи. Это была единственная его большая семья.
Скайвер остановился чуть поодаль Семенха и тихо подхватил его песнь.

+1

22

Тихий вой был подхвачен товарищем и Семенхкара открыл золотистые глаза, переведя взгляд на брата. Если до этого его голова была пуста, то с появлением в поле его зрения Моргана, ход мыслей вернул его в прежнее русло. Едва ли Морган знал Ареса. Возможно, не успел он познакомиться с ним, когда тот стал называть себя Шингаем. А вот он, Семенх, знал Ареса, знал еще в те времена, когда черный волк правил стаей черношкурых темнолунцев, когда самого Семенха изгнали оттуда. Он знал его судьбу. Он ненавидел его. И все же его смерть казалась ему жуткой. Но не в привычках Вепря оспаривать решения богинь (в том, что решение было принято богинями, он не сомнивался, - Сектант не стал бы убивать Шингая), за то время, что он провел среди братьев и сестер, Семенхкара стал ярым фанатиком Ордена. Если Сектант сделал это, то на то были причины, и не ему возникать. Однако наличие запаха щенков беспокоило матерого.
- Его душа успокоилась. Осталось убрать тело, - голос волка звучал глухо. Больше Вепрь не проронил ни звука. Бледные глаза устремились на черного брата. Однако мысли волка снова были далеко и перед его взором был не крупный черный зверь, а изящная волчица с белоснежным мехом. Волк едва заметно вздохнул и склонил лобастую голову. В подсыхающей луже крови отразилась его косматая голова. Самец подхватил тело за загривок и бросил на Моргана вопрошающий взгляд. Уже остывающее тело было весьма тяжелым и Вепрю не хотелось тащить его в одиночестве.

0

23

- Его душа успокоилась. Осталось убрать тело, - тихо молвил брат, а потому, Морган прекратил песнь и уставился на тело. То лежало безжизненным, а отсутствие головы делало его жутким и странным.
"Интересно, кем был этот волк? Что он сделал такого, что заставило Сектанта убить его? Я не мог понять этого, просто потому, что может не знал этого волка, как следует хорошо, а может, потому что не хотел принимать то, что и его задела смерть. Не любил это слово. Всегда смаковал его как-то по особенному, робел перед ним. Задумывался о том, что ждет нас после нее и почему-то это все вселяло в меня страх. Мурашки прошлись по всей коже, наверно, задевая даже шерстинки на теле. Как же я был счастлив, что сейчас стоял, жив-здоров, а не лежал, например, вместо этого волка".
Все рассуждения чередой шли одно за другим. И не ему было судить о том, почему случилось такое странное происшествие, что поспособствовало этому - такова была воля Богов, воля мастера. Им, братьям, оставалось только строить какие-то догадки или же не думать ни о чем, а просто выполнять работу, которую им поручили.
Морган подоспел на помощь Семенху, ухватив тушу. Попятился вон из пещеры, направляясь туда, куда указал им Сектант, чтобы завершить дело.
-------->>>Пасть Калахиры

+1

24

Похоже, что Морган о чем-то задумался. Вепрь терпеливо ожидал, понимая, что творится в душе у брата. Ведь черношкурый совсем недавно стал полноправным членом братства. Было логично предположить, что он многого не понимает. Например смысла и причин смерти Ареса-Шингая. Но Вепрь ощущал интуитивно, что не одна Калахира потребовала жертву в свои объятия. Тем более, что он кое-что знал о судьбе Ареса. Например то, что ему нужно было погибнуть давно, еще тогда, когда слабый, беспомощный и больной, он лежал на краю пропасти.
Околевающий труп был тяжеым. Челюсти начали затекать. И тут, словно очнувшись, Морган подхватил тело с другой стороны и попятился, двигаясь к выходу. Волки не торопились, стараясь двигаться в такт, чтоб не мешать друг другу. За ними тянулась тонкая красная дорожка из капель последней вытекающей крови. Постепенно кровь густела, дорожка превращалась в капли, а вскоре и вовсе затерялась в каменных лабиринтах.
--->пасть Калахиры

+2

25

СЕЗОН ОКОНЧЕН.

0

26

=> Немая гора
Я проснулась, словно от толчка.
После событий на Немой горе я добрела себя, заплетающимися лапами нашаривая путь, словно моя ослепшая наставница, которая не видит, что происходит вокруг неё.
Нет, меня не ранили, но все тело болело, словно на меня напали полчища злобных волков, мечтающих дотянуться до моей и без того несчастной шкуры.
Но боль во всем теле была ничем иным, как проекцией боли душевной.
Меня предали. В один момент я почувствовала себя брошенной, ничейной, ненужной.
Ни Саммер, ни Ренальда, ни Агриэля. Предательство последнего щемило еще больше, я не могла представить, что именно он пойдет на этот шаг - единственная константа, единственное существо, которое, как я думала, всегда будет рядом...
Варрика, того странного белого волка, что повстречался мне как-то на границах, я больше не видела.
Мой новоявленный дед не появлялся. От родителей тоже не было ни слуху, ни духу.
Агриэль не вернется. Я знала это точно. Он не появится больше в логове, я больше не прижмусь к нему...
Почему-то я не могла понять, что же действительно ощущаю. То ли холодную ненависть к ним всем, то ли тоску по самой себе, своему прошлому.
Спустившись в кристальные пещеры и свернувшись в углу, я долго и тихо, еле слышно поскуливала, а потом провалилась в непродолжительный и беспокойный сон, а теперь проснулась.
Первые несколько секунд после пробуждения - самый страшные. Тогда все еще кажется, что ничего не произошло. Кажется, что будет так, как прежде, но... Потом приходят воспоминания.
И от воспоминаний я словно сжалась от боли, будто бы мою грудную клетку резали на части.
Преданная всеми, я лежала на холодном камне пещер, ощущая слабость во всем теле, будто бы я больна.
Место сбора стаи - сейчас тут никого не было и я не знала, радоваться ли одиночеству, или сетовать, что некому меня успокоить.

+1

27

Нет, не только волки поселились в подземельях. Стайные вспомнят и про то, что среди них жили прочие звери, пообещавшие служить верой и правдой. Необычно с их стороны, верно?
Пока старшие ушли по своим делам в недра земель или на поверхность, дабы глотнуть свежего воздуха и получить солнечный удар, а молодые попрятались с няньками, многие пещеры Ордена опустели. Редкий сквозняк отваживался бродить по узким каменным корридорам - не нужно ему это, никто музыку не оценит. Робкие лучи света проникли в кристалльную комнату, и любой зашедший мог видеть мягкое искристое голубое свечение. Именно это привлекло белоснежную рысь с тремя метками у глаза в этот уголок, помимо небольшого и едва различимого шуршания. Подземелья - идеальное место не только для безопасного убежища, но и для раздумий.
- Кто здесь? - позвала она, чуть позже замечая небольшую фигуру молодой волчицы. Надо ли говорить, что кошка замерла в удивлении?

L

0

28

Сначала мне показалось, что я брежу.
Из полумрака вперед выступила белоснежная рысь, осторожно оглядываясь, она ступила несколько шагов вперед, я же, затаившись, ждала, что будет дальше.
Рыси - грозные создания. Но белых рысей я никогда не видела, и эта особь была для меня в диковинку. Чувство страха, что жило со мной вечно, было несколько притуплена навалившимся горем, но я не торопилась показывать себя, изучая возможного противника из укрытия за небольшим валуном, проклиная свою яркую, белую шерсть, которая даже в тумане самой темной из ночей будет видна лучше остальных.
Я присматривалась к хищнице и к удивлению своему обнаружила, что белоснежный зверь отличается от своих сородичей не только странным цветом шкуры, но еще и замысловатыми метками у глаза, точно рассмотреть которые я не могла.
Рысь заинтересовала меня, и помимо страха я испытывала теперь и активный интерес, потому когда услышала неуверенное звериное: кто здесь? вздрогнула от неожиданности, несколько секунд еще размышляя, показываться или нет.
Или интерес к меткам сделал меня более решительной, или все еще чувство одиночества расположили меня к беседе - в любом случае, невольно, я двинулась вперед, показываясь хищнице.
- Я, - шепнула еле слышно, скорее куда-то себе под нос, пряча глаза и ожидая, что последует дальше.

0

29

Oна приближалась медленно, неторопливо - гармония подземелья не терпит яростной спешки. Изредка поддергивались мышцы, шевелились ушки, но взгляд и общее состоянее белоснежной кошки оставалось невозмутимым. Другое дело, если бы перед сейчас предстал один из воинов, что заставили бы и Древо однажды потускнеть, но невинная малышка не только не давала поводов для волнения...от нее веяло не только волчим запахом, но и чем-то необъяснимым...приятным и святым. Это и повлияло на настроение рыси.
- Я - много, я - ничто. Однообразное и личное сразу, - усмехнулась белоснежка, садясь рядом с Хэттер, - Кто ты, чудное дитя? Ты откуда и ты чья?

L

0

30

Я робела, завороженная её плавными движениями.
Они несли в себе очарование и скорую погибель врагам. Она двигалась плавно и медленно, но не смотря на это я не двигалась с места, не зная, что принесет мне приближение этого зверя: погибель или спасение.
Но я ждала, и она подошла ко мне совсем близко, села рядом, тихая и прекрасная.
Я не понимала, откуда она взялась на территории волков, в тех самых пещерах, где, я думала, кроме Ордена не будет никого. Но я ошибалась, и не знала, сколько ошибок мне еще предстоит сделать.
- Хэттер, - сказала скромно, с какой-то смутной гордостью замечая схожесть наших окрасов. Что-то вошло в привычку у меня это в последнее время - радоваться просто тому, что ты находишь что-то общее в окрасах окружающих тебя, будто это что-то общее, что-то важное и определяющее.
- И я... Ничья, - голос предательски дрогнул, я с новой силой ощутила накатившее на меня чувство одиночества и всеми брошенная.
Вот так вот. Ничья. В один миг - никому нет до меня дела. В один миг я стала ненужной. Сама по себе, вроде бы как со всеми, а с другой стороны - ни с кем.
И никогда не была. Рожденный в одиночестве всегда будет одинок.
Я не выдержала и всхлипнула.
Признать собственное одиночество легко. Пережить - это уже куда сложнее.

0

31

Замерзший цветок легко сломать, будь это даже роза с шипами. Но не только речь о морозе, что приходит зимой - жидкий азот и из уст общества бывает льется. И рожден ты был сильным воином, лидером, мудрейшим сказителем, а состаришься уже никем. Ничем. Вздор. Им нужно скорее найти того, кто за справедливость отвечает. Рысь обвела взглядом помещение, ища любопытные мордочки других волчат или нянек, но даже запах чужой в кристальные пещеры не проникал. Гордость сменилась на мягкость, и нечто приятное кольнуло душу кошки.
- Ничейному дитя не забраться сюда самим. Тебя должны были довести хотя бы до половины пути, Хэттер. Стая, семья, знакомые...


L

0

32

Мы сидели рядом, и я могла боком чувствовать тепло живого существа.
Тепло, которого мне так не хватало. Тепло, которого я лишилась.
Случайны ли случайности? Кажется, никто не был виноват, в том, что моя жизнь складывается именно так, как складывается. Меня мало кто учил какой бы то ни было мудрости. С матерью и отцом я была совсем мало, наставница моя была малоразговорчива, приемная мать совсем не долго была приемной, родив собственных волчат. Два учителя, которые всегда были подле меня - время и случай.
Они обучали, наставляли, но не оберегали. Будто бы швыряли в самый океан - потонет, или нет. Не потонет - молодец, повезло... Потонет - ну что же, со всеми бывает.
- У меня есть родители... Только они далеко. Братья и сестра были. Только их тоже нет. Я им не нужна. Я никому не нужна.
Я снова всхлипнула, и внезапно даже для самой себя прижалась к теплой рысьей лапе, зарываясь носом в короткую шерсть, тихонько заскулила, будто бы моральная боль вдруг стала материальной, и пульсирует там внутри, заставляет чувствовать себя полностью, от начала и до конца.
У каждого из нас своя дорога. И я все никак не могла привыкнуть к тому, что по своей собственной мне придется идти в одиночестве.
Акри говорила, что нам надо быть вместе. Мне, Агриэлю, Саммер и Рену. А мы все разбегались, терялись, прятались, будто бы стремились совершать все, да наоборот.

0

33


Сама кошка не решалась судить о волчьем благе, тем более что порой эта работенка оказывается неблагодарной. Тем не менее, белоснежная меченая рысь придерживалась отстраненной доброты - не отказывала в совете, но шла своей дорогой. А ей еще многое нужно успеть сделать. Хищница наклонила голову, разглядывая Хэттер - она ли?
- Ты нужна Великой Матери, богиня никого не оставляет - только позови. Хм...считай, ты будешь нужна волку, цвет глаза которого сравнится c водами Реки Скорби на закате перед теплым днем. Это так, чисто мои мысли, - представила она, - Об этом более не спрашивай. Но отвечай вот на что - какую цену заплатишь за любовь?


L

0

34

А я просто радовалась возможности чувствовать чужое тепло, и удивлялась - как я успела так одичать? Так, что прикосновение к чужой шерсти, к чужому боку - чувствуется сильнее, ярче, в диковинку.
Я радовалась, что она не отталкивает меня, а глаза мои блестели - то ли от усталости, то ли... Мне очень не хотелось думать, от чего они могут блестеть.
Странно это - привязаться к существу, которое никогда раньше не видел, которое даже не твоей породы. Я закрыла глаза, чувствуя чужое сердцебиение, прикосновение... Она не уходила, а значит - можно было сказать, что она заботиться обо мне.
На душе стало легче и спокойнее.
Но вот рысь вновь заговорила, от чего бока её мягко завибрировали. Я подняла заплаканные глаза вверх, осматривая хищницу, но задавать вопросов не осмеливалась.
Внезапно я почувствовала острый укол раздражения. Судя по тому, что я уже узнала - я буду нужна целому миру. А теперь еще и Великой Матери (я тогда даже и не поняла, кого именно рысь называет этим словосочетанием), и каком-то волку с глазами вод реки Скорби...
Нет, я не против помогать всем и каждому, но для начала мне хотелось уметь помочь себе. Казалось, с этой чихардой никто даже и не думает обо мне и моих собственных желаниях.
- Чью любовь? - глуповато махнула головой, пытаясь сбросить пелену слезного тумана.

0

35

СЕЗОН ОКОНЧЕН.

0

36

-->Логово

Удушливый дым исчез. В пещерах было тихо, прохладно и темно. Никаких вспышек. Даже намёка. Кейнота, зайдя сюда, выдохнула с облегчением.
- У-уф! Посмотрите, все здесь? Нам нужно отбиться от орбецинов! - заметив, что летучая мышь пропала, волчица растерялась. Раны вновь стали болеть, сознание заметно угасало, а она уже подписалась на роль проводницы орденцев, хотя так ли много знала?
- Черноорденцы, все кто здесь есть! Слушайте сюда. Вожак, Кель'амарт, который вас позвал в Черноорден, был под влиянием нашего врага, который захотел нас расколоть. Я знаю, что здесь много обычных орденцев, также недовольных последними событиями, но мы обязательно справимся и Орден оправится от всех козней своих врагов, только нужно держаться вместе!
- У нас слишком много противоречий, - сухо заявила старуха, которая намедни обозлилась на Амарантайн.
- Не так уж много, чтобы из-за них поодиночке копыта отбросить, - резко ответила Кейнота, замечая, что не вся стая в сборе: в пещеру больше никто не приходил. Она сделала несколько прыжков к выходу, и обнаружила, что с каждой секундой слабеет.
- Готовьтесь принять бой и ничего не бойтесь, враги не ожидают сопротивления! - посчитала нужным выкрикнуть она перед тем, как свалится без сил.
И Орден снова остался горсткой волков, без вожака и идей. Но это не так страшно, как тот факт, что они оказались в кристальных пещерах. Безопасных, недоступных для вспышек и поразительно тёмных... потому что кристаллы, освещавшие это место, померкли или исчезли вообще. С чего бы? Если присмотреться в очень тусклые огоньки, можно найти в их затухании какую-то закономерность: лучи стараются пробиться сквозь что-то... вязкое? липкое?
Паутину.
И вот тут вход в пещеры, весь такой просторный и светлый, снаружи стал покрываться пленкой. Поначалу прозрачной, потом матово-белой, и ни единого звука, ни шипения, ни шороха не издавали лучшие охотничьи пауки северного Орбесиниса, потому что их готовили исключительно для создания ловушек.
Только теперь стало слышно, что внутри пещеры кто-то есть - но почему-то ни запаха от чужаков не исходило, ни звука...

+2

37

И в крошечном сердце моем давно поселился страх,
И если б он был огнем, то я бы рассыпался в прах.

Кристальные пещеры.
Волчица гнала прочь любые мысли, уткнувшись взглядом в пол и механически переставляя лапы. В поле зрения то и дело мелькали пятки идущей впереди Кейноты. Но мысли были коварны, мысли снова и снова возвращались, находя трещинки в броне мнимой сосредоточенности, просачиваясь через все воздвигаемые преграды.
Кристальные пещеры...
Сердце колотилось в груди как бешеное, заглушая все иные звуки и шорохи в темноте коридора. Казалось, только этот звук и был реальным из всего, что происходило вокруг волчицы, ведь того, что происходило, просто не могло быть на самом деле. Это все просто какая-то шутка провидения! Но внезапно нарисовавшийся за последним поворотом выход свидетельствовал об обратном. Волчица замерла на самом "пороге", оказавшись морально готовой к бегству наперегонки со смертью, но ко встрече с воплощенным кошмаром своего детства не  готова была абсолютно. Не зря, не зря живописные просторные пещеры были единственным местом, которое молодая чужачка обходила по широкой дуге.
Но спасающейся от гибели части ордена было плевать на тонкости. Кто-то толкнул в спину, красноречивей любых слов советуя не загораживать проход, и серебристая по инерции вышла под своды пещеры, прошла несколько шагов и остановилась, не спеша поднимать глаз от пола. Травница что-то говорила, но ее речь достигала ушей словно сквозь толщу воды, скрывавшийся под ними смысл казался слишком далеким и чужим. Сосредоточиться на словах почти не получалось.
Размытые пятна света и отражающие свет грани - все, что отложилось в памяти об этом месте наравне со сковывающим лапы страхом, сейчас сильно отличалось от действительности. В далеких воспоминаниях эти пещеры были полны света, сейчас же здесь царил мрак.
Звук шмякнувшегося на пол тела вывел серебристую из заторможенного состояния. Немного удивленно она перевела взгляд с рухнувшей перед ней Кейноты на морды волков, а с них - на затягивающийся пеленой проем. Обычно похожее на яркие вспышки озарения, осознание ситуации наваливалось медленно и неотвратимо, а вместе с ним - и все те факты, что были не в силах пробиться сквозь затаенный ужас перед призраками прошлого. Где бы ни был сейчас Неро, он был далеко; Единственная понимающая что-то в происходящем Кейнота пала без сил и нуждалась в помощи; путь назад был отрезан, а путь вперед уходил во мрак, туда, откуда доносились единственные намеки на чужое присутствие. Темнота вдруг показалась Дымке вполне осязаемой и какой-то хищной, с каждым мгновением смыкающей свое кольцо вместе с тем, что она в себе скрывала.
"Это слишком для меня," - Вдруг отчетливо поняла серебристая, испытывая острую необходимость сделать хоть что-нибудь, иначе поднявшаяся из самых глубин нутра волна отчаяния грозила захлестнуть ее с головой. Ощущение  загнанности в угол оказалось далеко не самым приятным открытием в жизни волчицы, и она обнаружила в себе готовность на любые безрассудные действия, лишь бы избавиться от него.
Сделав два порывистых скачка в темноту, Дымка сорвала с шерсти один из немногих тусклых источников света - огненный кристалл - и швырнула его вперед. "- Ну же, миленький, выручай, мне очень нужен огонь. Гори, пожалуйста, гори!" Хотя бы одной мимолетной вспышки, хотя бы одной искорки хватило бы, лишь бы узнать, лишь бы увидеть что скрывалось впереди, и больше не бояться неопределенности.

Отредактировано Дымка (2017-02-06 20:15:15)

+6

38

Как огонь сигнальной ракеты в тёмную ночь, кристалл описал красивую дугу и зазвенел, катясь по полу пещеры. Хищное мерцание огня зажгло нити паутины. Сначала одну, потом три, десяток - они вспыхивали как фитили, и через секунду вся пещера могла вспыхнуть, словно хороший факел. Слабые вспышки зарождающегося пожара озарили пещеру, выведя врага из тени: тут было полно длиннохвостых существ!
- Синис! - зашипели они, щурясь слепнущими глазами, - Синис!
Горевшие нити паутины стали чадить едким дымом. Полумрак вернулся, но враг, искусно приготовивший засаду, оказался, пожалуй, в большем замешательстве, чем орденцы.

+3

39

За годы проживания в подземелье Свабу взял за правило ничему не удивляться. Здесь всегда происходило что-то такое, что легко ставило в недоумение, будь это волшебное древо из, прямо-таки, всех пятидесяти оттенков серого, будь это чудесное явление вестника Калахиры тогда, на озере, пару лет назад, или будь это дырища в потолке, за которой не было неба, но почему-то валил снег. И еще много, много всякого, что довелось повидать ему и другим волкам.
Тем не менее, сейчас Свабу был удивлен.
Вокруг творилась нечто такое, что ставило его в куда большее недоумение, чем обычно. Он ничего не понимал, кроме одного — когда ему все объяснят, его мировоззрение окажется перевернутым верх тормашками. Он был в этом уверен.
Волки, пыль, грязь, чужие хвосты и морды, мелькающие перед глазами — все смешалось, слилось в единую круговерть, из которой нельзя было выцепить ничего определенного. Свабу закашлялся. Он помнил стук крови в ушах, помнил всеобщую панику и суматоху, гул, вой, рокочущий гомон, и голоса, тянущиеся из мглы. «Синис, Синис», — шипели они.
Помнил, что они шли. Шли, не как хищники, а как стадо перепуганных баранов, в  пепле и дыме, озаренном красными вспышками, будто перед ними разверзся не спасительный тоннель, а врата в геенну, и сам дьявол явился по их души. Шли за своим вожаком — Кейнотой, оказавшейся невольным лидером в сложившейся ситуации. Только она понимала, что делать. Свабу не понимал.
А потом все утихло. Чем дальше они уходили, тем спокойнее становилось, тем больше трезвела голова, очищаясь от шелухи бесполезных мыслей, наведенных всеобщей беготней. Как никак, побывали на волосок от гибели. Можно сказать, на шерстинку.
Но Свабу чувствовал, что это еще не все, что-то сжалось у него в нутре, ощущая близость чего-то неизбежного, чего-то опасного не менее чем вспышки.
Слова Кейноты это подтвердили.
Свабу не знал, кто такие «темноорденцы», не знал также «орбецинов», но понимал, что это что-то нехорошее. И только, когда они это нехорошее преодолеют — то будут в безопасности. Зато он наконец-то мог дышать. Едкий дым не жег глотку, потому что дыма тут не было.
Была темнота…  и какая-то слишком темная. Свабу иногда бывал в Кристальных пещерах и лапу на отсечение бы дал, что здесь всегда было довольно светло. Он наклонился к одному из кристаллов. Обнюхал, не касаясь. И удивился.
Камень был покрыт неизвестным веществом и тускло, совсем тускло мерцал под плотной оболочкой пленки. Погодите, это не пленка. Паутина?
«Ловушка».
На них объявлена охота. Они — мыши в мышеловке, лисицы в силках, глупые переярки, угодившие в капкан. Свабу с бессилием смотрел, как незримые охотники опечатывают последнюю лазейку. И понял, что ему жизненно необходимо что-то предпринять, пока мышеловка не захлопнулась.
Но, пока он думал, реакция Дымки оказалась быстрей. Огненный кристалл пронесся в воздухе искоркой надежды, звякнул об пол. И вспыхнул вместе с паутиной.
Тотчас же сорвались все покровы, на несколько мгновений исчез главный козырь врага, озарив длиннохвостых неприятелей волной света, и заставив слепнуть их непривыкшие глаза. «Синис, синис» — шипели они. Те же голоса, что слышались в логове.
За несколько секунд до того, как пламя погасло, Свабу, напитавшись уверенности, использовал талисман силы и мощно зарычал, стараясь вложить в этот звук весь гнев, всю мощь, всю первобытную ярость, что в нем таилась. Он выступил вперед и смотрел туда, где прятались орбецины, ощерившийся, с оголенными челюстями, задранным кверху хвостом и слюной, пенящейся на губах. Так он надеялся подкрепить иллюзию своей опасности, наведенной амулетом. Желал спугнуть неизвестных зверей, обратить их, еще удивленных вспышкой, в бегство. Надеялся и, в случае чего, на помощь других орденцев. Он не знал, кинутся орбецины на него или нет, но всем сердцем верил в чудодейственность талисмана.
«Да помогут мне боги».

+6

40

Одна из теней, скользнув мимо ошеломлённых собратьев, ринулась было к выступившему волку. До него оставалось буквально два шага, но Свабу применил какую-то хитрую уловку, так что у нападающего заложило уши. Ошарашенная рёвом врага, волчица орбесинис споткнулась о собственный хвост и рухнула, подняв тучу тлеющего пепла - тем самым тлеющие паутинки, к ужасу врага, разнеслись повсюду.

Идея, поданная Дымкой, и воодушевляющий пример Свабу придали стае инициативы. Действительно, если для Дымки сработал кристалл, то почему бы и не для всех? - именно такую мысль высказал один черноорденец, немного лукавя: он-то знал, как призывать огненный кристал, и первым подал пример.
Несколько пламенных камней красиво взвились под потолок, осыпаясь градом искр на чужаков. Округлившиеся от ужаса глаза - последнее, что можно было увидеть в загоревшихся копнах паутины и тягучей мгле пещеры.
Пламя распространилось мгновенно. Самой сильной вспышкой был кристалл черноорденца - во все стороны потянулись яркие нити хищного пламени. Оранжево-красный свет полоснул по глазам волков Ордена, те инстинктивно попятились.

Было не совсем ясно, что случилось. Ну, сгорели ли там эти орбецины, или удрали. По-крайней мере, ни один из бывших там волков не мог похвастать тем, что видел горящего орбецина. Но очевиден был факт, что Орден одержал победу без единой потери: загнав его в ловушку, длиннохвостые совершили большую ошибку, потому что в этой же ловушке очутились сами.

Только вот идея поджечь пещеру сыграла злую шутку с её авторами. Полыхая как новогодняя ёлка, пещера наполнялась жутким удушливым воздухом. Звери становились вялыми, силы оставляли их практически мгновенно. Самые уставшие и слабые свалились в обморок. Огонь до волков не доставал (будь они в паутине, то ещё на входе забили бы тревогу), но жар и дым... делали своё дело.
А тут ещё путь обратно начисто отрезан. Зашитый в паутину выход поджигать было так же опасно, как и собственный хвост.
Основная часть Ордена оказалась практически в печи.

Отредактировано Game Master (2017-02-15 02:24:50)

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Архив Старого Острова » Кристальные пещеры