24
переключение фона
МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

Нашему форуму .

Игровой сезон: "Дискордия".
В игре: время и погода
01.11.2019
Последнему Раю 8 лет! В честь праздника выходит специальный выпуск газеты Вестник Последнего Рая. Перекличка продлевается до 20.11.19!

01.11.2019
Стартовала ПЕРЕКЛИЧКА

19.08.2019
Начался конкурс
Слово или Дело?

18.05.2019
Объявляется межсезонная
Перекличка

29.03.2019
Обновлён дизайн, все вопросы и пояснения в теме
Обновление дизайна
body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/15761.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010; filter: grayscale(70%);} .punbb a:hover, .punbb a:focus, .punbb a:active, .punbb-admin #pun-admain .nodefault, .punbb-admin #punbb-admain a:hover, .punbb-admin #punbb-admain a:focus, .punbb-admin #punbb-admain a:active {color: #695f50; text-decoration: none;}
body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/20915.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/88015.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/61587.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/67331.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;}


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Золотая коса


Золотая коса

Сообщений 41 страница 60 из 71

1

Территорией владеют: Переселенцы

https://i.imgur.com/hIoy5ZF.png
Золотая Коса - южный берег Дискордии, отделенный от основного острова большим лесным массивом. Во время прилива, океан может подступать к его границе, скрывая под водой чистейший золотой песок. На протяжении трех летних месяцев, с берега можно наблюдать водяные смерчи, которые образуются в океане практически ежедневно. Они несут с собой сильный ветер, но, в целом, не представляют опасности для тех, кто находится на суше.

Флора и Фауна

Несмотря на все красоты Золотой Косы, здесь не живут ни люди, ни крупные звери. Вода непригодна для питья, а плаванье может закончиться летально - на мелководье обитает огромное количество медуз, которых хорошо видно с берега. Размеры сильно варьируются, от пары сантиметров до полутора метров. Имеют одну общую особенность - разовое касание их щупальцев приносит сильную боль и ожог, многочисленные - смерть. Помимо них, неподалеку от берега встречаются скаты, дельфины, акулы и множество самой разнообразной рыбы
Кроме того, на суше можно встретить скорпионов (в том числе очень ядовитых), черепах, водоплавающих птиц, изредка можно наткнуться на змей. Млекопитающие представлены небольшими грызунами и мелкими обезьянами (мармозетки, игрунки, тамарины). 


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Лес вечной ночи (8 км, +30 минут для животных | + 1 час для людей)
↓ Юг | Океан
← Запад | Западный путь (10 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
→ Восток | Дорога солнца (3 км, +15 минут для животных | +30 минут для людей)
Юго-Восток | Океан
Юго-Запад | Океан
Северо-Восток | Радужное озеро (5 км, +30 минут для животных | +1 час для людей)
Северо-Запад | Священное Западное  Плато (7 км, +30 минут для животных | +1 час для людей)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:19:04)

0

41

Здесь всё казалось чужим, не таким, как на старых землях. Хотя, возможно, свою роль играл тот факт, что Фридлейв никогда прежде не был на юге старого острова, на пляже, у берега океана. Они, конечно, отправлялись в длительные экспедиции, но никогда не уходили настолько далеко вглубь острова, в царство дикой природы. И это чертовски злило. Он умел работать в лесной местности, но совершенно не представлял себе охоту в тропических джунглях. Сталкиваясь с ними исключительно в теории, на старых, давно позабытых уроках, Кай чувствовал ощутимый дискомфорт от осознания собственной беспомощности перед лицом неизвестности. К счастью, наибольшие потери понесла лишь первая партия шлюпок, а дальше все пошло как по маслу. Люди быстро учились, и это могло сыграть им на руку, когда придет время осваиваться на новых землях и обустраивать здесь жилье. Пока было неизвестно, с какими опасностями придется столкнуться, но очевидным было одно - трудностей будет много. Присев на песок, и потрепав по голове кота, Кай бросил презрительный взгляд в сторону назревающей стычки. Прошло всего ничего с момента высадки, а некий волк уже распотрошил одного из людей, залив золотой песок кровью и заставив Дейзо зашипеть. Кай мог бы тоже вскочить, и с криками броситься в погоню за блохастым, отстреливая все на своем пути, но он прекрасно видел, что люди сами провоцировали его на атаку, и горько за это поплатились. Здесь, вдали от старого острова, не было Гильдии, а законы Города утратили свою силу. Именно поэтому многие охотники даже ухом не повели, не желая вмешиваться в разборки, рисковать своими жизнями или напрягаться после столь тяжелой высадки. Непосредственное начальство - Мартен, приказов не отдавал. И еще неизвестно было, останется ли он во всей этой неразберихе непосредственным начальством...

В Городе, где царила паника и безысходность, Мартен был выбран лидером за его характер и умение управлять толпой тупых, как бревна, горожан, которые на пределами своего сарая мира не видели. Но сейчас, когда Город остался позади, гильдия разрушена, а Совет распущен, общество людей неминуемо столкнется с переделом власти. Еще там, на старой земле, многие хотели уничтожить Гильдию и изменить прежний уклад жизни. Сейчас была наилучшая возможность для этого. Переселенцы, в большинстве своем, были крепкими мужчинами. Разумеется, среди них были женщины и дети, но множество стариков, больных и слабых, остались погибать на руинах прошлой жизни. Сейчас на Золотой косе находились только те, кого Гильдия сочла самыми лучшими, и их семьи. Любой из мужчин, переступивший порог в 20 лет, мог претендовать на лидерство и потеснить Мартена. Сейчас горожане были хуже стаи волков. Они непременно начнут делить власть, если не поодиночке, то группами отбивая себе место лидера. Кая это не особо интересовало. У него хватало иных проблем - он ждал свою семью, которая, по заключению лекарей, скоро пополнится еще как минимум на один голодный маленький рот.

Даже неделя плаванья не смогла расставить всё по своим местам. Охотник помнил, какими напряженными были его отношения с собственным отцом. Который, к слову, тоже прибыл вместе с остальными переселенцами, но еще не знал, что его незадачливый отпрыск умудрился покрыть девку сомнительного происхождения. Узнает - оторвет головы обоим. О произошедшем, помимо самого Кая и Марго, знали только Дариуш и брат. Во всяком случае, никому больше Фридлейв ничего не рассказывал, а вот скольким пассажирам успела растрепать сама будущая мать брюнет не имел ни малейшего понятия. Вся эта ситуация казалась ему абсурдом, чем по сути и являлась. Нелепая ошибка, которую Кай никогда не допустил бы, находясь в трезвом уме и светлой памяти. Сама мысль о том, чтобы лечь с Марго в одну постель выглядела неправильно. Он не отрицал ее привлекательности, но помнил, каким путем развивались их отношениях. Даже с самым серьезным недотрахом он не прикоснулся бы к женщине, с которой находился на ножах с первой встречи. Брат, еще будучи на корабле, позволил себе отшутиться, что секс - неплохой способ примирения, за что получил локтем в печень и больше эту тему не поднимал, лишь изредка посмеиваясь. Его, наоборот, радовала перспектива обзавестись племянником, и он с большим энтузиазмом предлагал любую помощь. Кай его энтузиазма не разделял, и это было хорошо видно по его кислой мине, которую он на протяжении всего пути не снимал, будто единственной едой на корабле были лимоны.

Дейзо, который понимал, что происходил, старался не вмешиваться и не злить хозяина. Он не знал, что такое - растить потомство, но помнил, какими крикливыми могут быть дети. Издавая громкое мурчание, он лёг на песок рядом с хозяином, положив голову на его ногу, чтобы не дышать песком. Вторая партия шлюпок уже подплывала, и Кай с облегчением заметил всех, кого он, собственно ждал. В их числе, как ни странно, была и Марго. Как бы он к ней лично не относился, ребёнок - их общая ответственность, и Фридлейв не отрицал своей роли. Как никак он приложил... руку к его появлению. Отнекиваться сейчас было уже бесполезно и неправильно. Нужно было думать, что делать дальше, как выжить в этом месте, прокормить четверых человек и несколько зверей. Брат охотиться не умел, поэтому Кай предполагал, что потратит много времени на его обучение. Дождавшись его, и пожав руку, брюнет поднялся на ноги и отряхнул штаны от песка. Как раз в этот момент к ним и подошла Марго, которая изначально плыла на другой шлюпке. Брат поспешил откланяться и отправился помогать своим друзьям с собаками. Как ни крути, а именно работа с животными была его стихией, но Кай все равно бросил на него обиженный взгляд. Ловко он сбежал, оставив Фридлейва разбираться со своей пассией...

Вздохнув, он размял плечи и обернулся к Марго, но давать ответ на ее вопрос не спешил. Он все еще не мог привыкнуть к мысли, что они теперь были связаны чем-то, помимо ненависти друг к другу. Прекрасно расслышав ее слова, он все же слегка нахмурился, смерив девушку оценивающим взглядом. Несмотря на беременность, она выглядела как обычно, живота пока видно не было. А значит, возможно, имело смысл взять ее с собой. Еще когда они стояли на якорях, многие охотники разглядели на западе местность, лишенную деревьев. Сложно было сказать, являлось ли оно пастбищем, но проверить следовало. И сейчас как раз собирался небольшой отряд из охотников, которые ждали лошадей для того, чтобы добраться до предполагаемой равнины. Вполне возможно, там водится съедобная живность. Гильдийцы не умели охотиться в джунглях, и выбора у них особо не было - только попытаться найти пропитание на открытом пространстве.
- Добыть пищи и, желательно, воды. За ней уже собирается отряд, мы же отправимся на запад и попробуем найти дичь. Поедем верхом, как только высадят лошадей. Держи и иди в тень, я подойду.
Протянув девушке свою флягу с водой, произнес брюнет. Болтаясь на шее, она сковывала движения. Будет мешать. К тому же, неизвестно, как много воды осталось у самой Марго, а ей необходимо было утолять жажду как можно быстрее. Не хватало еще получить обезвоживание на диком пляже. Не будь она в положении, охотник даже ухом не повел бы, отдавать последнюю пресную воду врагу - недопустимо. Ребенок действительно сглаживал некоторые углы, и, отчасти, это было неправильно. Появившись на свет, он станет заложником отношений между людьми, которые презирают друг друга. Кай хорошо понимал это, но ничего не мог с собой поделать. Он не понимал мотивов Марго и не доверял ей. А без доверия семью не сколотить.

Задумавшись об этом, Фридлейв на секунду потерял бдительность, и не заметил, как к нему подошла незнакомая девушка. Дейзо, скосив взгляд на Шаурда, невольно обнажил клыки, но не издал никакого звука. Очень уж ему не хотелось стать участником драки в первый же день пребывания на новых землях, но другая крупная живность сейчас вызывала у него больше беспокойства, чем обычно. Обернувшись к незнакомке, и невольно смерив ее заинтересованным взглядом, брюнет не мог не подметить, что она чертовски хороша. Странно, что гидьдиец раньше не замечал её... Такие девушки в Городе - большая редкость. Как драгоценный алмаз в куче однотипных камней. По инерции слегка поклонившись в качестве приветствия, охотник отпихнул ногой озлобленного кота в сторону, и переключил все свое внимание на подошедшую незнакомку.
- Мага? Наш главный маг остался на старом острове. А из приплывших... есть тут один... Я, правда, не уверен, насколько он маг... - произнес брюнет, проглотив конец фразы "скорее, просто придурок", но решил не осквернять репутацию товарища, который слушал его нытье на протяжении всего путешествия. И вправду, где он?

Озираясь, и пытаясь найти в этом скоплении людей, волков и собак одного парня, Кай услышал сзади крики, и заметил, как потасовска с волками постепенно начала перерастать в глобальную - люди начали караулить волков около лодок, и допытываться до малознакомых горожан, которые редко светились на улицах. Сейчас, когда отличить волка от человека было сложнее прежнего, до самосуда было рукой подать. Того и гляди, начнут палить по всем подряд, пытаясь определить, кто свой, а кто чужой.
- Нужно уходить отсюда, быстрее, - подскочив к Фридлейву, и протянув ему амуницию, произнес один из его бывших коллег по Гильдии - выпускник того же года, и очень хороший товарищ. Кай поморщился, пытаясь найти брата и опасаясь, что он тоже влипнет в неприятности. До прибытия Мартена здесь может начаться перестрелка. Грузы, которые доставили с первой партией лодок, валялись на земле, и любой желающий мог поднять оружие. Кай, знакомый с волчьим мороком лучше многих коллег  сейчас волков опасался значительно меньше, чем обезумевших горожан.
- Найдем мы твоего мага, но чуть позже. Без обид, но я тебя в городе раньше не видел, и если другие тоже... станешь мишенью. Не знаю, человек ты или волк, но валить отсюда надо, пока нам не перерезали глотки. За Дариуша не переживай. Он из любой жопы найдет выход, - произнес Фридлейв и, заметив как подплывает третья партия лодок, поспешил освободить Булочку. Несколько его товарищей тоже побежали к лошадям, апеллируя тем, что они нужны для охоты. Много вяленого мяса было сброшено в океан, еще часть валялась в песке, по которому топтались буйные гильдийцы. Нужно было найти пищу. Мужчины, стоявшие на вёслах, кивнули и позволили забрать пять лошадей из десяти прибывших. Этого было более чем достаточно. Подготовив Булочку так быстро, как мог, Кай помог коллеге с достаточно пугливым гнедым жеребцом. Время поджимало.

Передав Марго собственную лошадь, Фридлейв залез на жеребца, которого чертовски нервировал шум на золотой косе. Дейзо, потянувшись, приготовился бежать, и бросил взгляд на Гримарра. Ему придется растрясти тушку, или кто-то должен будет взять его в седло. Булочка, которая уже приличное количество времени провела в специфичной семье Кая, была спокойнее прочих лошадей, и с интересом осматривала тропическую зелень. За неделю плаванья она соскучилась по свежей траве.
- Залезайте на нее вдвоем. Двух девушек она унести сможет. - кивнув Марго, и пытаясь угомонить бесновавшегося жеребца, произнес Фридлейв.
- Быстрее, быстрее, шевелитесь. - не выдержал молодой парнишка из отряда, и как раз в этот момент раздался выстрел. Кто-то пытался подстрелить одного из волков, тогда как другие оцепили огромного мужчину, предварительно бросив в него камень и разодрав часть лица. С такого расстояния было непонятно, насколько велика рана, и все же, проверять ни у кого желания не возникло.
- Держитесь крепко, - дождавшись, пока все сядут в седло, Кай поднял жеребца в галоп, по примеру того самого парнишки, и скоро вся команда пересекла побережье, скрываясь в менее густой западной растительности. Напоследок, Фридлейв бросил взгляд на брата, который махнул ему уезжать, и отошел подальше от стычки. В следующей партии шлюпок высадится Мартен, и наведет порядок. Во всяком случае, Каю хотелось в это верить.

+6

42

Боль. Уже давно ничто и никто не причинял ягуару столько жгучей и нестерпимой боли, разрубив в нем обманчивое ощущение собственного превосходства над всем, что есть в этом мире. Разбиваясь о суровую реальность, грёзы о собственном величии причиняли больше боли, чем раны, паутиной расползавшиеся по пятнистой морде. Кот чувствовал, как его левый глаз постепенно опухает, но всё еще видит, а на губы стекает свежая кровь. Наверное, ожог медузы был бы значительно менее болезненным, если бы он не разодрал шкуру о ближайшую пальму, сделав только хуже. Ожог по-прежнему сильно пульсировал, сжимая и разжимая обнаженную плоть, а влажный тропический воздух вызывал неприятный зуд. Разорвать свою морду - поступок максимально необдуманный, и это Фарай понял только сейчас. Тяжело дыша, и клацая зубами на мелких мух, что стремились сесть на глубокие порезы, он понял, что постепенно теряет силы. Нормальной, свежей пищи, не было уже очень давно. Пресную воду на корабле добывать тоже было проблемно, но шторм подсобил ягуару, слегка залив судна. В ту ночь можно было напиться вдоволь, но больше такой радости не представилось. Пить океаническую воду было нельзя - пятнистый понял это еще когда переплывал с корабля на берег. Она была слишком соленая, нисколько не утоляла жажду, и только раздражала организм изнутри.

Рыкнув, и ударив лапой по воздуху в том месте, где роились мушки, Фарай нервно дернул пушистым хвостом. Кровь по-прежнему сочилась их скулы и лба, но та, что уже засохла, склеила короткую шерсть, вызывая дискомфорт. Нужно было сунуть голову в пресный источник и смыть всю дрянь, оставив обнаженные розовые рубцы, к которым так липли насекомые. Облизнувшись, зверь медленно поднялся, и также медленно побрел глубже в джунгли. И хотя голод настойчиво царапал желудок изнутри, Фарай не спешил, экономя силы. Он не имел понятия, сколько еще ему придется пройти, прежде чем он выйдет к реке или к пастбищу, но сил на то, чтобы карабкаться по деревьям за птицами, у него не было. Все, о чем мог сейчас мечтать зверь - утолить свои низменные потребности в еде и воде, а затем лечь где-нибудь на длинной широкой ветке, и поспать. Хоть его путешествие и было весьма комфортным, он все же был рад, наконец, избавиться от качки. И сейчас, вздремнуть под звуки тропического леса, вместо людских и собачьих воплей - было самым настоящим счастьем.

Обогнув золотую косу, ягуар двинулся в северо-восточном направлении, углубляясь в джунгли. В отличие от людей и волков, он себя в дождевом лесу чувствовал достаточно комфортно, и пока был доволен увиденным и услышанным. Дичи было много, нужно было только немного постараться. Если бы не рана, от которой обзор на левый глаз стал заметно хуже, а зуд и жалящая боль не мешали бы трезво мыслить, это путешествие вполне можно было бы считать более чем успешным. Тропики, однозначно, были лучшей заменой лесным болотам старого острова. Во всяком случае, так казалось на первый взгляд. Встряхивая головой, чтобы смахнуть вытекавшую кровь и выгнать из раны осточертевших насекомых, Фарай скоро совсем исчез в глубине незнакомых земель.

+2

43

[indent]Долго ли, коротко ли... От Сунгата Шанти ответа так и не дождалась. Впрочем, не очень-то и хотелось услышать какой-нибудь набор едких замечаний. Или ещё что похуже. Казалось, что суку просто-напросто проигнорировали. Как будто она тут пустое место. В целом, к такому отношению было не привыкать - однако всё равно в душе остался горький осадок. Уже даже не след. И уж тем более не "шрам". Для того, чтобы серьёзно "ранить" бывшую валькирию теперь необходимо было что-то посерьёзней, чем такое поведение.
[indent]Всё, что не делается - к лучшему? Да? Если бы в данный момент начались подробные расспросы, упрёки... Если бы была проявлена открытая агрессия...  Оно мне надо? Безусловно, нет. Не самая худшая тактика выбрана сыном Яшкура. Вот только остаётся непонятно - когда Тринити нас найдёт. Это вопрос времени, конечно. У него есть спутник. У меня есть спутник. Оба - крылатые, а значит это даёт нас определённые преимущества... Пока мысли подобного рода бродили в голове у волчицы - на берегу всё же высадился Вран. Об этом стало известно изначально благодаря Брану, а затем уже и сам Помешанный появился перед соплеменниками. И сразу расставил всё по своим местам. Чётко считав эмоции "брата" и "сестры", он удивительно деликатно сообщил в небольшой речи самую необходимую информацию.
- Вы можете держаться Тринити, а можете постараться не сдохнуть, если предпочтёте отказаться от его компании.
[indent]После последнего предложения осталось только последовать за Пожирателем. Во всяком случае - так считала Корица. И пусть завышенная самооценка читалась почти в каждом слове Грешника - всё это с лихвой "окупалось" тем, что он имел, скорей всего, полное право так себя вести и так говорить. В конце концов, он занимал высокую должность. И доказал, что не зря занимает место делами, а не словами. Плюс будучи в два раза старше подруги Хашима, он мог  использовать свой опыт для того, чтобы выжить. И у него будет чему поучиться. Если повезёт.
[indent]Вот и Сунгат хоть и скривился, но всё же промолчал. И двинулся за негласным предводителем. Шанти не очень хотелось быть замыкающей и насколько это возможно - она старалась держаться вровень с "товарищами по несчастью". Однако это не всегда удавалось. Так или иначе, их компания довольно быстро покинула Золотую косу, уходя в тень леса, состоящего из диковинных деревьев. Удивительные травы и обитатели нового Острова привлекали внимание и пробуждали любопытство. А ещё прям-таки вопили об осторожности. Не расслабляйся. Первое впечатление может быть обманчиво. Неопасное на первый взгляд - в результате может стать причиной чьей-нибудь смерти. Будь начеку! Настраивая себя так, серошкурая осторожно ступала по неизвестной земле, надеясь, что они ошибаются и вскоре обретут новых друзей, а не врагов... Мечты, мечты?

+1

44

- Понял-принял. В ту сторону, я видел. Видел!
[indent]Рори не стала уточнять - когда Йож успел увидеть то, что им сейчас могло помочь. Важно - что видел. А значит, ситуация из безнадежной потихоньку превращалась в такую, когда при должном рвении всё можно исправить. Ключевое слово - всё... Слай искренне верила, что вместе с братиком они спасут сестрёнку. А как иначе? Разве можно допустить мысль о том, что с Хани случилось что-то непоправимое и они её больше никогда не увидят? О, это страшное слово... Ни-ког-да. Подобное понятие просто отказывалось помещаться  в данный момент в головке лисёнка. Слишком много хотелось ещё успеть. Успеть сказать. Успеть узнать. Успеть почувствовать. Успеть сделать... А пока нужно было просто постараться не увязнуть в песке. Не дать отщипнуть от себя кусочек большим черным таракашкам с изогнутыми хвостами. Не упустить из виду Йорвета, взявшего очень даже неплохой темп. Сосредоточившись на главном, сразу стало легче воспринимать окружающую действительность. И отошло на задний план то, что по сути и на Старом Острове, и на Лисьем было для малышей опасно без взрослых путешествовать далеко. А уж тут... Об этом как-то не думалось. Идея "фикс" завладела всем существом зеленоглазой и... Пусть весь мир подождёт! Да-да, именно так! Никак иначе!
- Я... Я..
[indent]Странно, мне показалось или в его голосе я слышу неуверенность? Или это растерянность? Или... Дочка Аиши и Церрита даже немного увеличила скорость, чтобы заглянуть в глаза "ведущему" к главной цели. Затем проследила его взгляд. Вот это даааа! Кому рассказать - что видели такого волка - никто ведь не поверит! Да и волк ли это? Или всё же дикая собака? Хм... А тут они так же называются или по-другому? Поразмышлять вдоволь над этой темой не получилось - потому что спаситель Йомеды не увидел их. Слишком далеко парочка лисят оказалась от необычного зверя. Оставалось в итоге лишь "закусить удила" и бежать как можно быстрее, чтобы не упустить из виду того, кто вытащил из воды мокрый комочек рыжей шерсти. Только не ешь её. Только не ешь! Она несъедобная. Не-съе-доб-на-я! Пытаясь мысленно внушить чёрно-белому "нечто" вполне определённую мысль, Рори надеялась, что это сработает. И активно перебирала лапками, чтобы все усилия не оказались напрасными. Егоза не задумывалась - насколько её сил ещё хватит. Просто знала, что надо бежать. И максимально быстро. Иначе... Страшные картинки всё же встали перед внутренним взором малышки и та припустила ещё быстрее за братиком, чтобы самое ужасное точно не сбылось. Ведь всё - в их лапах!

+3

45

--->> Вне игры

Начало сезона «Дискордия»
18 августа, 188 года
Утро.

Утро разгоралось багровым, пока только обозначившим себя, маревом на горизонте. Белесый туман еще лизал поверхность водной пустыни, когда на палубе корабля обозначилось явное оживление.Затишье после бури оказалось не долгим, хотя по спокойной глади безбрежных вод и не скажешь, что еще недавно, за бортом царил сущий ад. Загрохотали ботинками десятки ног, послышались тихие приглушенные голоса, потом кто-то завозился на палубе и потревоженную тишину, прорезал крик:
- Земля! - после чего, всё кругом ожило настолько, что еще добрых несколько часов, корабль напоминал потревоженный улей.
Апайо притаилась под плотным тентом на палубе, где были составлены какие-то пузатые просмоленные бочонки, это место, к слову, стало пристанищем для неё с самого начала пути. Ничего кроме светлеющего неба, да затоптанной палубы, видно ей не было, хоть любопытство и чувство радостного избавления от морского путешествия, подталкивали прокрасться куда-нибудь к корме и удовлетворить нарастающий интерес и не здоровую лихорадку предвкушения. Однако, истощенная от голода, измотанная морской болезнью и жаждой, хищница оставалась неподвижно лежать на месте, как наблюдатель. Тело словно приросло к дощатому полу, было тяжелым, не податливым. В голове пусто и глухо отдавались обрывки фраз, взбудораженных и нервных голосов. В прежнее время, Плюшка бы уже непременно полюбопытствовала и самим кораблем, и людьми, и новой землей, но сейчас... Лихорадочные волны интереса, сменялись так же быстро какой-то не свойственной синеглазой апатией. Тяжело вздохнув и облизав пересохший горячий нос, кошка опустила вскинутую было голову обратно на передние лапы, да так и замерла, не мигая вперив взгляд перед собой. В это время на воду спустили первую партию шлюпок, о чем возвестил скрип канатов и громкие шлепки днищ лодок о поверхность вод. На какое-то время, оживление стихло, сменившись напряженным ожиданием, пока там, в океане, не развернулось настоящее побоище и драма, свидетельницей коей она стала лишь отчасти. Люди зашумели, заголосили, кто-то грязно ругался, кто-то в отчаянии сжал кулаки, а кто-то раздавал команды четко и уверенно, внося в этот хаос порядок, словно в противовес всем и всему. Собаки лаяли. суетились, выражали всем своим видом готовность, но помочь ни чем не могли, скорее мешались под ногами. Дети плакали и жались к материнским юбкам, а Айка... Она лежала как убитая, парализованная, скованная оцепенением и страхом. Содрогалась от душераздирающих криков тех, кто стал добычей акул, непроизвольно выпускала когти, царапая прочные доски, оставляя глубокие следы, да шипела, приглушенно и как-то дико. Зрачки расширились,заполняя голубизну темнотой, шерсть ощетинилась на загривке и хребте, а она от каждого крика вздрагивала и еще больше вжималась в пол, словно еще больше было вообще возможно. Пришла в себя Апайо не сразу. Только тогда, когда поняла, что крики уже давно стихли, а она нещадно колашматит палубу хвостом в ответ на замерший взгляд молодого охотника, пришедшего за одним из пузатых бочонков и теперь поглядывающим на неё с решительным и немного задумчивым видом. Пристально, глаза в глаза. На плече гильдийца висело ружье, сверкая матовым начищенным стволом, а на поясе, не двусмысленно, на рукоятке ножа замерла рука, сильная такая, уверенная рука.
- Уйди. - с нажимом, обратился к барсу охотник, не громко, не агрессивно, но видимо не в первый раз, чуть отходя в сторону.
- Я не трону тебя, Апайо. - уши дернулись на мохнатой макушке, а звук собственного имени привел кошку в чувства окончательно. Она перестала колотить хвостом и стерла остатки приглушенного недовольного шипения со своей морды. Понимая прекрасно чего от неё настойчиво требуют, расстилаясь на брюхе, осторожно поползла из под брезента, цепким взглядом окидывая все вокруг и непроизвольно, инстинктивно, желая куда-нибудь спрятаться вновь. По мере того, как тень укромного местечка отступала назад, из под нее выползала не маленькая такая тушка синеглазой хищницы. Тело затекло от долгого лежания, слабость одуряла. Оказавшись на свете божьем, Айка почувствовала себя уязвимо и "голо". Заозиралась, заметалась не зная куда себя деть от пристальных взглядов людей, словно была не домашней кошкой, а выросла дикой. Мельком окатила голубизной растерянного внимания молодого охотника, словно ища одобрения и как ни странно получила.
- Умница девочка. Не волнуйся, все хорошо. - произнес парень, чуть расслабившись, видя, что агрессии та не проявляет и понимающе на нее поглядывая.
- Испугалась? Кошка лишь жалобно мяукнула в ответ и вопрошающе на него посмотрела, явно ища помощи и поддержки, поскольку под перекрестьем других, менее приветливых эмоций на лицах некоторых охотников, ей становилось весьма не уютно.
- Пойдем. - позвал молодой охотник Плюшку, взяв один из бочонков под мышку, а она, чуть припадая к палубе, прижимаясь боком к его ноге, очень осторожно пошла рядом, зыркая по сторонам напугано. Вроде люди  не должны вызывать таких чувств у барса, все же росла среди них, а не среди когтистой родни, да и вырастил её тоже человек, но слишком быстро поменялась у Айки недавно жизнь и слишком живы были воспоминания и утраты и горя и ярости, одиночества, оставлености и некоего предательства. А может просто так сказалось плаванье, голод, истощение. Как бы там ни было, на шлюпку представительница когтистой расы и больших клыков, последовала за гильдийцем беспрекословно и при первой возможности схоронилась у него под лавкой, где всю часть дороги до суши просидела тихонько, словно мешок набитый картошкой, хоть пару раз её и пнули пяткой в бок, случайно разумеется. Особого приглашения Апайо не понадобилось, на берег она выбралась без уговоров и понуканий, сама и сразу, едва заметила что охотник встал, взял какие-то вещи и пошел из суденышка прочь, на выход так сказать. Одним быстрым и плавным прыжком, почти не замочив лап, барс перескочила с лодки на берег и ненавязчиво преследовала молодого человека всё то время, что он сновал туда сюда, помогая разгружать пожитки. Айка была сама не своя. Совершенно не знала куда идти и что делать. Животные инстинкты смешались с тягой к человеческому присутствию и её буквально разрывали противоречия. Одуряющее чувство близости и одновременно накативший животный страх. Вера и настороженность. Нотки всколыхнувшейся радости и презрительное чувство затаившейся глубокой обиды. Каждый раз, когда тревожный взгляд, беспрестанно прикованный к новому человеку цеплялся за ружье, перед глазами вспышкой, огненной и болезненной, мелькали предупреждающие выстрелы из прошлого. Все те люди, не желали ей зла, это Айо поняла не сразу, но догадалась со временем... Но какая-то детская неподдельная обида, чувство, что тебя бросила твоя семья, очень глубоко въелось в кошачье впечатлительное сердце и сознание. Да, её вынудили уйти, заставили бежать прочь от Города, от всего, что было дорого, ради спасения собственной жизни... Но... Привыкшая жить бок о бок с человеком, она осталась там совершенно одна. Выброшенная вон, словно собака-полукровка в дикий и безжалостный лес. На выживание.
- Я все исправлю. - утихомиривая скачущее от волнения сердце, вдруг произнесла Апайо. Самой себе.
- Все будет иначе. Это новая земля, новая жизнь. У меня все получится. - не обращая внимания на возню где-то довольно далеко на берегу, шептала хищница, понимая, что в этот момент, ничего для неё нет важнее, чем только этот человек и возможность снова поверить, снова обрести семью, снова стать верным другом. Словно под гипнозом, Плюшка не отводила взгляда от молодого охотника и в её посиневших, просветлевших почти до голубизны глазах, этот охотник читал неподдельную радость, искорки которой вспыхивали каждый раз, как он поглядывал на неё, пока ходил туда-сюда с поклажей.
Внутри Айо все похолодело и замерло. Оборвалось камнем вниз. Словно пригвоздило страхом внутренности, когда гильдиец полез обратно в лодку с еще парой охотников, явно намереваясь плыть на корабль снова. Опять. Барс подскочила на месте, жалобно мяукнула, а потом издала раздосадованный и горестный рык, когда лодка оттолкнулась от берега. Скачками понеслась сначала по кромке воды, а затем хотела поплыть, когда её остановил строгий окрик-приказ.
- Апайо, стой! Стой! Кому, говорят? Глупая. - крикнул молодой охотник, а потом заулыбался широко так, тепло, душевно.
- Я скоро вернусь, жди! - скомандовал он. И Апайо - остановилась.
- Жди. - эхом отдалось в её голове.
- Жди. - повторила она.
Замерла по грудь в воде, в недалекой близости от медуз, даже не подумав об опасности, поскольку гораздо страшнее было оставаться одной. Но она осталась стоять, осознание того, что ей есть кого ждать, словно радуга на небе, вселяла тихую разрастающуюся волну ликования. В глазах полыхнула позабытая радость, а может надежда. Большая кошка пристально следила за отдаляющейся лодкой, совершенно не желая терять человека из виду, боясь что он исчезнет из её жизни, как-то по-детски страшась, до какой-то дрожи, что прокатилась холодком под шерстью. Апайо очень хотелось, чтоб беды наконец закончились и так их свалилось за последние месяцы столько, что сторицей еще на 20 лет вперед хватит. Да и... Не успев повзрослеть, получив неожиданные плети ударов судьбы, она все же осталась ручной кошкой, а не превратилась в дикую мегеру под гнетом реальности. Увы.
- Твою мать! Тиль! - громко, отрывисто выругался стоящий неподалеку от барса мужчина, побелев лицом, наблюдающий отплытие.
- Проклятье!!! - сдавленный полустон и в тот же момент раздался громкий удар в бок отчалившей от берега лодки. Словно в замедленной съемке, Айо увидела как она покачнулась и от второго удара перевернулась, хищно вспороли волны два плавника а потом, синеглазая в последний раз увидела мелькнувшее лицо молодого охотника - Тиля и его отчаянный крик, словно разрезал этот мир попалам.
- Проклятье! Проклятье. Проклятье...- безостановочно удваивалось и повторялась одна и та же мысль.

Отредактировано Апайо (2019-07-05 00:24:50)

+3

46

- Добыть пищи и, желательно, воды. За ней уже собирается отряд, мы же отправимся на запад и попробуем найти дичь. Поедем верхом, как только высадят лошадей. Держи и иди в тень, я подойду.- Протянув девушке свою флягу с водой, произнес брюнет
[indent]Марго особенно ни на что не рассчитывала. Получить бы ответ от Кая - это, можно сказать, являлось пределом мечтаний. Молодая женщина уже давно не питала никаких иллюзий относительно того, как к ней относились другие. И вела себя в ответ сообразно. С благодарным кивком приняла воду и отошла в тенёк, чтобы лишний раз не мельтешить перед глазами своего черноволосого спутника. Не сказать, что солнце жарило уже вовсю - но всё же в особом положении надо и беречь себя больше обычного. Отпив из фляги, девушка поманила за собой пса. Позиция наблюдателя сейчас являлась очень даже выгодной - никто не заставлял ничего делать. Просто надо было не мешаться. С этой задачей справиться можно было без особого труда.
[indent]Вот только новый Остров точно был наполнен сюрпризами не меньше, чем старый. И когда "сладкая парочка" подошла к Фридлейву, чтобы озвучить своё желание, то оставалось только удивлённо приподнять бровь и попытаться сделать правильные выводы. Обстановка вокруг накалялась и отстранённо о чём-то поразмышлять было сложно. Приходилось надеяться на лучшее и импровизировать. Не простая задача и может поэтому хозяйка кангала, то напряжённо сжимала небольшую шерсть на его загривке (иногда и вместе с кожей), то отпускала. Хотя на лице почти никаких эмоций не отражалось. "Буря" бушевала лишь внутри...
- Залезайте на нее вдвоем. Двух девушек она унести сможет, — кивнув Марго, и пытаясь угомонить бесновавшегося жеребца, произнес Фридлейв.
[indent]Когда гильдиец начал любезничать с приблудившейся красоткой - это Марго ещё могла проглотить. Хотя, к своему удивлению, испытала определённый укол ревности. Впрочем, скорей данная эмоция предполагала не подтверждение большого и светлого чувства, а ситуацию, когда у капризной особы отняли то, что она "по праву" считала "своим". Как соперницу брюнетка незнакомку не воспринимала. Пока что. Но это не мешало внимательно приглядываться к тому, как ведёт себя ищущая мага странница. Странница не от слова "странствовать", а от слова "странная". Во-первых, у неё был весьма специфичный спутник. Специфичный и опасный. Такого нельзя сбрасывать со счетов. Во-вторых, сама просьба. Спрашивать помощи для поиска мага вместо того, чтобы найти крепкого охотника и первое время выживать благодаря его выучке... Ну и в-третьих, манера поведения, движения... Такого среди горожан "учительница" не встречала. Это указывало на то, что даже Старый Остров ещё не все свои секреты раскрыл. И что надо держать ухо востро ибо никто не гарантирует, что у неожиданно возникшего раздражителя только личина человеческая, а суть - звериная. И хотя в последнее верилось с трудом (всё же росомаха и волк - довольно редкая "парочка"), реакция Гримарра заставляла поверить в иное. И уж кому среди всей компании мисс Уильямс безгранично доверяла - так это ему...
[indent] Таким образом, ситуация складывалась весьма нестандартная. И нехорошая. Лошадь тоже могла учуять неладное и попытаться сбросить "седока". Вообще, идея пробираться верхом через лес (пусть и не такой густой) сразу не понравилась авантюристке. Однако спорить она не стала. Просто лихорадочно стала размышлять - спереди или сзади поместить чужачку. И стоит ли её вообще брать в седло... Времени на принятие решения оказалось немного. А выбора вообще не было. Гильдиец уже пустил своего жеребца в галоп...
- На лошадях раньше ездила?
Ни имени не спросили у неё... Ни она у нас... Как-то не по-человечески это. Даже если это волчица. У меня был опыт подобного общения. Не отрицательный и не положительный. Однако тогда всё было по-другому... М-да. Будем верить, что всё исправим в ближайшем будущем? А пока придётся мириться с её присутствием. Не всякий островитянин обладал искусством верховой езды и всё же, ориентируясь на реакцию красотки, Марго в итоге смогла выполнить "приказ".
- Держись за меня.
[indent] Дабы не было двояких толкований этого предложения - руки всадницы, расположившейся сзади, положила себе на бёдра. Не на живот, конечно. Если потеряю из-за неё ребёнка - убью. Мысль промелькнула и сгинула. Не будем прогнозировать худшее. В конце концов, надеюсь, что скачка не продолжится долго... Отправив лошадь вслед за Каем - действительно оставалось надеяться на то, что скоро всё поменяется к лучшему. Во всех смыслах...

+2

47

--->> Вне игры

Каэль очень плохо помнил свое путешествие. Морская болезнь, натурально, вытрясла из него душу, вместе со всем содержимым желудка. Он потерял счет времени, и надеялся только на то, что всё это увеселительное мероприятие скоро закончится. Когда корабль особенно сильно кидало во время шторма, он молился всем богам, которых знал, и готов был причалить уже к любому клочку земли, только бы обрести долгожданную стабильность. Надо ли говорить, что на всё происходящее он реагировал со скоростью старого радио - вяло, с подвисаниями и через раз. Поэтому, когда пришло время набрасывать морок, Каэль быстренько оделся в человеческую личину. Он готов был пойти на что угодно, только бы побыстрее покинуть это место, и оказаться на новом острове. Морская болезнь была чем-то слишком необычным и новым, но за неделю успела стать пугающе-постоянным состоянием, и Каэль опасался, что проведет в нем всю жизнь. Наверное, отчасти именно из-за этого сложности в управлении человеческими ногами и руками не вызвали такого сильного дискомфорта - всё познается в сравнении. А усталый разум даже не сразу понял, что морок на новых землях совершенно иной. Был ли первородный напуган? После того жуткого шторма его уже, кажется, ничто в мире напугать физически не могло. Поэтому, оказавшись на палубе, он охотно посеменил вслед за Алерионом, надеясь, что человеческое лицо поможет ему побыстрее умостить некогда пушистый зад в шлюпку, и навсегда попрощаться с деревянным морским корытом.

Охотника, который помогал белому, видно не было. Скорее всего, он уплыл в первой или второй группе - как ни крути, а им нужны были опытные мужчины для прикрытия. И оно, наверное, было к лучшему. Каэль очень сомневался, что сможет объяснить своему новому двуногому другу, какого черта происходит, и почему не удается встать на все четыре лапы. Отчасти первородный опасался, что охотник испугается таких изменений, поэтому лучшим вариантом будет найти его уже после, когда удастся вернуть привычный вид. Ну или, если вернуть его не удастся, познакомиться с гильдийцем заново. Перспектива навсегда застрять в обличье двуногого пугала не так сильно. Скорее всего, всё дело было в том, что Каэля всё больше и больше интересовал человеческий быт.

Впрочем, все его вялые размышления утонули в новых проблемах - каким-то чудом охотники пронюхали, что в лодку затесались нелегальные пассажиры, Как они прознали об их волчьем происхождении, учитывая, что обратились они давно - загадка, которая только оттягивала процесс выгрузки, как для волков, так и для людей. Каэль, поняв, что разгорается новый конфликт, тяжело вздохнул. Они неделю держались достаточно дружно, чтобы доплыть до новых земель, и, признаться, первородный успел к этому немного привыкнуть. Прекрасно же все было! Никто никого не пытался подстрелить или сожрать, всем спокойно и хорошо. Почему бы не продолжить тенденцию и дальше? Однако, судя по тому, что творилось на побережье, коса на камень всё-таки нашла.
- Мы не несем ответственности за поступки других волков, только за свои собственные. Волки, как и люди, абсолютно разные. У нас разные семьи, разные взгляды, разное мнение по тем или иным вопросам. У нас нет причин конфликтовать сейчас - у нас общий враг и общие проблемы. Позвольте нам переплыть и мы вас больше не побеспокоим.... Мы только...
Каэль собирался было продолжить, но понял, что это абсолютно бесполезно - его никто не слушал. Люди трещали о своем, и, казалось, специально не воспринимали волков, дабы не испытывать сомнений в собственных словах. В этот момент корабль в очередной раз сильно качнулся, хоть и стоял при этом на якоре. Подавив тошноту, парень убрал с лица длинную светлую прядь и замолчал. Что толку сотрясать воздух... Он уже был готов сам прыгнуть за борт, лишь бы убраться из этого ада, но его останавливала банальная проблема - волк не совсем понимал, как люди плавают.
К счастью, вовремя вмешался какой-то незнакомец, и их всех запихали в лодку, видимо, осознав, что это наиболее быстрый способ убрать зверье с судна, и при этом не спровоцировать гнев капитана.

Каэля вообще не волновало, что в этот момент ощущали те, кто оставались на палубе, но на весло он налег как заправский моряк, загребая со всей силы и с максимально возможной скоростью, будто пытался превратить шлюпку в моторную лодку. Он не общался ни с гильдийцами, ни с Алерионом, ни с Маури, вложив все свои моральные и физические силы в весло. Даже звуки, казалось, перестали для него существовать. Он почему-то не подумал, что Алериону может быть тяжеловато поспевать за его темпом, но мысль о том, что с каждой секундой они ближе и ближе к берегу, превращала первородного практически в морской вентилятор - он орудовал веслом так, что при должном старании, кажется, мог поднять эту посудину в воздух. Впрочем, весь его энтузиазм загасила усталость, когда они, наконец, прибыли. Перевалившись через борт, и упав на спину в песок, юноша пригреб его руками к себе, закапывая торс и облегченно выдыхая. Земля. Неподвижная, стабильная! Вот так выглядит рай...
Наверное, он бы еще долго так пролежал, если бы Ал его не поторопил. Поднявшись, и вяло вытряхнув песок из копны светлых волос, Каэль поплелся за товарищем. И хотя его тело устало от всего, что происходило, душа была готова петь - от этого на лице сама собой появилась блаженная улыбка от уха до уха.
[AVA]https://i.imgur.com/vchMpMH.gif[/AVA]

Отредактировано Каэль (2019-07-02 13:04:48)

+2

48

Пусть Тринити был и отбитым наглухо ублюдком, чья истинная личина выступала во время препарирования несчастной жертвы, Вран испытывал дикую привязанность к стае. В Пожирателях он когда-то ощутил что-то родное, а накатывающее сомнение в то время оказалось рассеяно словами Безымянного Бога о том, что именно здесь, именно под предводительством голубоокого Креста Грешник вновь почувствует вкус жизни.
Однако за высокомерными, даже напыщенными словами Помешанный пытался скрыть собственное волнение, подкатывающее к горлу неприятным комом, который невозможно ни сглотнуть, ни выплюнуть. Одноглазый чувствовал какую-то ответственность, павшую на его покрытые уродливыми шрамами плечи, за этих двоих. Никто из них не проронил ни слова в ответ за реплики одноухого, но не надо иметь оба глаза, чтобы увидеть недовольство Сунтага, у которого, казалось, ещё немного, и польётся из всех щелей, обрушиваясь словесным потоком на потрёпанную шкуру Нити. Что ж, сего не произошло, это и к лучшему. "Что задумала эта мелкая заноза в одном месте?!" Нарочитое спокойствие Сунгата заставляло волка насторожиться. "Уверяю, мальчик мой, как только окажетесь в более-менее безопасном месте, этот шкет первым свалит от вашей компании, а пока быть рядом ему выгодно". Как ни странно, мысли о том, что Змееуст может сбежать чёрными змеями роились где-то в подсознании, сворачиваясь в тугой чёрный клубок. Тринити не стал ничего говорить в ответ на поведение молодого волка, но, если тот слишком заиграется, то Вран преподаст ему урок, который забудется не скоро.
Шанти тоже не стала ничего говорить, а, вероятно, смирилась со своей судьбой. Изжёванный огнём хищник немного успокоился с их последнего разговора. Продолжительное плавание позволяет подумать о многих вещах, о чём-то мирском и о чём-то вечном. И всё-таки никакой шторм или корабль не способен погубить натуру одноухого изувера, как и стереть с его морды улыбку, растянутую в лёгком оскале. В дальнейшем Пожиратель не планировал опять изрекаться подобным образом, да и в целом Грешник не был говорлив.
Их трио уверенным шагом направилось в сторону, выбранную одноглазым. Под лапами хрустел песок, забивающийся в редкую шерсть на лапах Грешника, помимо волн и людских голосов, шум издавали и местные обитатели, прятавшиеся под слоем песка, которых одноглазый никогда не видел. В какой-то момент их шествия зверь ощутил на спине, где уже не росла шерсть, а была лишь тёмно-розовая плоть, острые коготки, немного впивающиеся в шрамы. Чернопёрый ничего не сказал, равно как и его хозяин ничего не спрашивал. Неизвестность манила окунуться в её губительные объятия, чтобы при удобной возможности просто перекрыть тебе кислород. Однако Тринити не привык бросаться в омут с головой. Да, он безумец, но не дурак. Пока у хищников не было ровным счётом никакой информации об этом месте, но они только не так давно высадились на берег, так что наверстаем.
Периодически самец оглядывался на состайников, чтобы посмотреть, что происходит в тылу, и не нужна ли кому-нибудь из них помощь. Разумеется никакого сочувствия или переживания не отражалось на его покорёженной морде.
Зверь опустил голову ниже уровня плеч, переводя бодрый шаг в лёгкую рысь. Не зная, насколько велики здешние территории, Вран не хотел идти сутки, чтобы куда-нибудь в итоге прийти. Сейчас за Шанти и Сунгатом наблюдал Данте, передавая Нити всю интересующую его информацию.

Отредактировано Тринити (2019-07-11 16:12:05)

+1

49

--->> Вне игры

Сезон "Дискордия"
18 августа 188 года


Тигриное путешествие было довольно насыщенно и весьма занимательно, несмотря на тот факт, что в его конце её тушка стала "постелькой для нескольких десятков змей, если уж не сотни. Единственное что её радовало, что всё путешествие они усердно кормили свою теплую подушку, благодаря чему Маха не была голодна и не испытывала слабости. Однако обилие стольких ядовитых существ подле себя её все же нервировало, однако она в тоже время получила достаточно занятный опыт общения со змеями и некоторое осознание того как эти пресмыкающиеся мыслят. Пожалуй, только совокупность всех этих благ позволяло ей продолжать быть для них тёплой постелькой. Когда весть о "земле" разлетелась по кораблю, Махара была одной из последних, кто об этом прознал. Она, конечно же, была рада что она наконец может ступить на нормальную землю и воссоединится со своими подругами, а там уже начать изучать остров и начинать строить что-то своё, однако вылезать из уютного и насиженного места не торопилась, ожидая пока её "новые подруги" не соизволят наконец слезть с неё и перестанут обвивать своими телами. Тигра в первый раз уже встала оплетенная всем этим количеством змей и сказать честно увидевший её волк сначала подумал что ему просто причудилось, но когда тигрица продолжила идти дальше, он наконец осознал что это не бредни его разума, так что вополь его  можно было наверно услышать даже на старом острове, остальные звери всполошились не на шутку, а самой Рахе пришлось поспешно ретироваться, почти самостоятельно проткнув себя парой ядовитых клыков. Так что теперь она терпеливо ждала пока её отпустят и пойдут своей дорогой. Ждать пришлось не долго. Змеи весьма скоро начали сползать с тигрицы, позволяя той подняться, потянуться и обнаружить, что одно змеиное кольцо, так и осталось обвито вокруг её туловища. Маха обернулась и нос к носу столкнулась с коброй, что последнее время особенно к ней привязалась.
- Я так понимаю ты поедешь со мной? - слегка недовольно произнесла тигра, смотря на нелегального пассажира на своей спине, на что тот только лизнул своим раздвоенным языком её нос, подтверждая слова тигры, - Что ж.. - самка немного порастягивалась и снова потянулась, дабы понять, не мешают и не стесняют ли её движение два обвившихся кольца новой спутницы, - Давай только не будет кусать всех подряд? - заключила тигра, поняв, что кобра обвилась так, чтобы не мешать свой новой хозяйке(?), та же в ответ утонула всем своим телом в шести тигрицы, так что только её голова немного возвышалось на её спине. Маха, весьма  скептически взглянув на действия своей "новой подруги", развернула голову и слегка фыркнув, пошла в сторону лестницы, дабы подняться на палубу. Пока тигрица неспешно поднималась на чистый воздух, первая партия шлюпок уже спустилась на воду и даже прошла половину пути до берега, так что, появившись наконец на палубе корабля, тигрица созерцала последствия первой партии. Несколько съеденых людей и животных, акулы и медузы, что таились у самого берега, это не прибавляло хищной кошке особо оптимизма. Однако когда лодки вернулись и стала собираться вторая партия шлюпок, люди поняли как действовать и казались более уверенными, потому кошка без особо труда потрусила к одной из шлюпок где сидел её должник. Или таковым она его считала. Ещё в самом начале путешествии она в некотором смысле спасла этого человека от встречи с клыками особо нервных волков. Хотя остальные люди приближению и усадки на борт судёнышка большой кошки рады точно не были. Однако тигрицу с коброй на спине, что приподнялась  и слегка распушила капюшон, тронуть никто не смел, хотя сзади на кошку кто точно направил ружьё, рассчитывая согнать ту со своего места, однако другие матросы быстро усмирили того человека, решая побыстрее сплавить с корабля данную особу. Что в своё время в паре с клубком змей ходила по кораблю почти как страшная легенда. Знаете часто, спустившись на самые нижние уровни, можно было увидеть тигрицу облепленную несколькими десятками разностных змей, что к тому же защищали сон своей благодетельницы.
Спустившись на воду и распластавшись по дну лодки Махару не слишком следила за остановкой, в отличии от своей спутницы, что, казалось, пыталась углядеть за всем вокруг. Встречи с акулами благодаря действиям людской команды удалось избежать. Так что, как только шлюпка коснулась дном песка, тигрица одним прыжком покинула её, на радость оставшимся в ней людям и сразу же скрылась в тени леса, продолжив наблюдать отсюда. Ей нужно было найти своих подруг, что тоже должны были высадится, однако ни одна из них так и не попадалась ей на глаза. В отличии, от более странного волка,  с необычным окрасом что утащил что-то  из воды у берега, да рысь, что казалось, совсем не заботила её собственная жизнь. Можно было ещё упомянуть странных волков и их проблемы с  мороком. Об этом верещали несколько птиц, когда тигра была ещё в шлюпке, и теперь она наблюдала, за тем как множество самых разномастных людей допытывались друг до друга. Где-то к слову уже полилась кровь, а где-то только началась драка. Положение на косе становилось всё хуже, а знакомый кошек на берегу так и не появилось, однако была одна весьма занимательная охотница, что разгуливала относительно не далеко от наблюдательной позиции тигры. За три месяца ожидания кораблей тигрица успела многое выпытать что из волков, что и лис, немного представляя кто есть кто, пусть и в крайне общий чертах. К тому же недалеко от этой волчицы в тени в отключке лежал волк-человек, это можно было понять по оставленным им следам и весьма небрежно валявшимся рядом оружию и каким-то пожиткам. Тигра конечно могла и сама отправится исследовать остров, однако иметь при себе кого, кто мог пригодится, было весьма привлекательной вещью. Потому тигрица медленно продвинулась к матёрой самке, что принюхивалась к новым запахам и изучала окружение.
- Летаргия, кажется Лето снова не при тебе? - произнесла тигрица, когда волчица оказалось довольно близко от тени в которой стояла тигрица, она не пряталась от волчицы,  но не хотела привлекать лишнего внимания, - Кажется ты уже не так молода как раньше. - сказала тигрица и слегка улыбнулась. Она с этой волчицей врятли пересекалось когда-то лично, однако даже так ещё до катаклизма была немного наслышана о этой особе, да впрочем как и о других старых волках времён разрухи Первого Ветра. Однако за дни рядом с городом эти двое друг друга уж мельком да точно видели, - Впрочем, я смотрю ты уже приноровилась к здешним запахам, охотница? - сказала  Махару, слегка показавшись из тени и осматриваясь в поисках человека-волка, замеченного ранее, - Не хочешь составить мне компанию,  старая охотница? Я тут кое кого интересного застала, но думаю меня одну он испугается, а вот тебе может и обрадуется. - сказала тигрица, указывая на безобразно распластавшегося по песку в тени человека, рядом с которым неуклюже лежало ружьё и мешок с какими-то пожитками. - Он вроде как один из тех кто использовал морок, думаю, ты слушала о его проблемах от тех птиц. Мне кажется что если оставить его тут, рано или поздно разборки людей коснутся и его. - тигра замолчала, оборачиваясь на очередной выстрел, что казалось правда был похоже в небо, однако окружающая обстановка на Золотой Косе точно накалялась, - Думаю скоро здесь будет не так спокойно, а иметь рядом и человека и волка кажется весьма неплохое подспорье ты так не считаешь Летаргия? - сказала тигрица и направилась к лежачему человеку-волку,  если повезёт, то её удастся заиметь для себя какую никакую команду, что сейчас было бы весьма кстати. В отличии от своей сестры, Маха предпочитала быть в группе, вот только будет ли у неё эта группа тот ещё вопрос. Старая охотница вполне может не пойти за мало знакомой тигрицей, а тот паренёк вполне может так вообще оказаться и правда человеком. Махару определенно рисковала в какой-то степени, но это был вполне оправданный риск, потому она продолжала следовать своему плану.

+3

50

Он дышал, но дышал тяжело и редко, словно что-то перекрывало легкие изнутри, мешая. Ноэль, который окончательно потерял сознание в момент высадки, по-прежнему не приходил в себя. Его оттащили в тень от деревьев, удостоверившись, что поблизости нет скорпионов и змей, и теперь периодически стирали выступавший на его лице пот. Тори, которая была неразлучна со своим хозяином, паниковала больше всех. Вылизывая смуглую щеку, и поскуливая от страха и безысходности, она жалась к его телу, словно пыталась передать часть своих жизненных сил. Ретривер не умела охранять или охотиться, всё, что она умела - это любить бесконечно крепкой и сильной любовью. Братья и сестра Ноэля видели, как лохматая напарница пытается поднять своего хозяина, тыкая носом его в плечо и щеку, облизывая ухо, и периодически вскакивая с громким лаем, будто пытаясь разбудить. Блондин, к сожалению, оставался глух ко всем её просьбам. Изредка его тело слегка подрагивало, будто демонстрируя, что борьба еще идет, но плаванье, недостаток пищи и воды делали свое дело - организм был слаб, и лекарь повторял это неоднократно, будто не желая озвучивать полный вердикт. Признаться, на тот момент все уже успели позабыть о лисятах, если бы не неожиданный гость, появившийся перед семейством Кейнов - чернобурый лис. Это был шанс. Шанс для собаки, которую никто, кроме другого зверя, не смог бы понять. Подскочив, и буквально перелетев через расстояние, которое их разделяло, Тори практически врезалась в Адлэра.

- Мне нужна твоя помощь! Меня зовут Тори. Прости, я не знаю, кто ты, и, наверное, будет наглым просить тебя о помощи, но нам очень, очень нужно! Мой человек попал в беду из-за какого-то амулета, так говорил тот старый дед, он всегда рядом с моим человеком. И сейчас ему очень плохо, плохо стало еще на корабле. Я не знаю, как ему помочь, но мне очень, очень нужно сделать хоть что-то! Его семья сейчас отправится на север и восток в поисках трав, Но на запад... на запад никто не идет, нужно осмотреть его! Прошу тебя, пойдем со мной, я совершенно не умею выживать в дикой природе, мы даже за пределы стен в городе не выходили. Мы в долгу не останемся, обещаю. Мой человек любит животных, и его семья любит. Мы вам поможем, когда потребуется помощь людей. Мой человек поможет лисам, обещаю, да. Пожаааалуйста, - выпалив на одном дыхании, и на последних словах припав на землю, собака умоляюще уставилась на Адлэра и приветливо завиляла хвостом. Со стороны ее монолог людям слышался как громкий, пронзительный лай, а звери прекрасно распознавали каждое слово. В том числе, голос Тори доходил и до Апайо. Ретривер пока не заметила кошку, и была слишком сбита с толку большим количеством запахов, чтобы учуять. Весь ее взор был сосредоточен на маленьком незнакомце, который так неудачно попал под её лапу.

+2

51

Она ждала ответа, стараясь не переводить глаза резко, не останавливаться им в тяжелом, уничтожающем взоре, коим инквизитор приветствовала незнакомцев обычно. Не провоцировать - главная задача сейчас, когда за спиной раздаются угрозы, тревожные и гневные вскрики, брань, рык и чей-то болезненный стон. Она лишь крепче сжала зубы, выдержав ответное любопытство. Молодой мужчина выглядел собранным и не агрессивным, в то время как его спутница, по атмосфере меж ними явно подавляемая авторитетом самца, наверняка не была рада незнакомому лицу. Веда не была знакома с поведением людей, особенно в стрессовых ситуациях, и разумно предполагала, что имеющийся опыт можно посылать к Шитахи, учитывая обстоятельства и тот факт, что люди, как и звери, очень разнятся между собой. Мимика же и визуальные посылы чувств - ещё большая загадка. Гладкие и гибкие лица отражали множество смешанных сигналов, в попытке понять которые инквизитор потерпела крах.

Мага здесь не оказалось. Вряд ли он был и в той галдящей толпе; Шаурд вообще шутил, что этого типа проще отыскать по взрыву или страдальческому воплю, нежели по чудесам исцеления и воцарения мира и покоя. Определённо, ушлый росомаха знал больше, но слухами инквизитору не докучал. Что ж, поиски следует продолжить в ином месте, вот только единственная надёжная зацепка сейчас стояла перед волчицей, попав в крайне неудобное положение. И, безусловно, опасное - судя по пристальному взгляду, которым охотник осматривал её черты лица, она сейчас выглядит либо странно, либо вызывающе, либо все люди друг друга знают наизусть и само по себе неизвестное лицо становится подозрительным.

"Как невовремя," - раздражённо подумала волчица, хмуря тонкие брови и с явным беспокойством вздрагивая от громких голосов вокруг. - "Проклятая земля."

Шаурд беспокойно ворчал, прижавшись боком к ногам сзади, колол жесткой шерстью нежную кожу и часто дышал, вздымая грудь и поднимая нос по ветру. Близость ручной рыси его не смущала, сколько бы Дейзо ни скалил клыки: старый хищник видал всякое, в том числе гигантских пауков, надоедливых адептов, волков с длиннющими хвостами, Веледу не в настроении и прочих подземных тварей.

- Парень, не кипишуй, - ворчливо бросил он в сторону Дейзо, отрывисто вздохнув. - Нам нечего делить. И драться не за что.

В любое другое время он наверняка стал бы задирать питомца человеков, но инквизитор искала у них помощи - и первого, кто ей в этом помешает, волчица превратила бы в кучку шкуры и костей. Возможно, Шаурд отделался бы психологической травмой и долгой нотацией - но кто знает, что хуже? Делать ставки росомаха не решался, просто прикрывая на этот раз бесхвостый тыл.

- Я поняла, - отозвалась Веда без долгих разговоров, складывая перед собой руки естественным, неосознанным ею самой жестом. Провела пальцами по локтям, тонким предплечьям, ровными и гладкими, совсем не острыми ногтями коснулась запястий. Всё было в новинку, как и указание залезть на лошадь.

Стоило ли упоминать, что Веледа прежде не забиралась на другое живое существо с целью покататься? Последний раз это могло произойти лишь в глубоком детстве, которое уже давно выветрилось из памяти; хорошо, она освоила перемещение на двух ногах, но закидываться на чужие четыре, к тому же в компании незнакомой девушки, было для жительницы леса дикостью. Она лишь помотала головой, но спорить не стала - если сопровождать этого охотника она сможет лишь на таких условиях, то так и быть, первородная освоит и этот метод. На спину спокойного животного она вскочила не без опаски, но с лёгкостью; послушно уцепилась за Марго, украдкой бросив взгляд в сторону мельтешащих в хаосе людей и зверей. Даже в этом облике она ощутила, как волосы на затылке будто стянули тонкую кожу, как если бы поднялись вздымающимся гребнем шерсти.

- Я держусь, - почти в чужую спину подтвердила первородная, внутренне вздрогнув от предчувствия необычной поездки. Положение казалось шатким, и тонкие пальцы Веледы судорожно сжались, когда лошадь послушно рванула вперед, двигаясь так, словно от каждого шага могла полететь в песок всадницами вперёд.

+3

52

Люди, как оказалось, не сразу обратили внимание на Адлэра, и, кажется, совсем позабыли о том, что ранее помогали лисятам. Они были сосредоточенны только на себе и человеке, что находился, казалось, присмерти. Он едва дышал, лишь редко вздрагивая. Лис с совой на плечах пару секунд всматривались в эту картину ожидая реакции людей, но вместо это они получили кое-кого другого. Он бы не замечен серебристым лисом, из-за его весьма поверхностного взгляда на собравшихся, да и его аура соответствовала людям, так что Ад осознал его присутствие лишь за секунду, до того как золотистый ротвейлер парой прыжков вылетел к нему, буквально ослепляя его чутьё своей бьющейся надеждой. Следующим лиса оглушил его голос и монолог, что вытараторил новый собеседник почти на одном вдохе, всего в сантиметре от мордочки несколько ошарашенного Ада. Лис бы скорее всего отпрыгнул от этой большой собаки ещё до того как та достигла бы его, однако на его плечах сидела уставшая сова, что бы не успела среагировать на такой его манёвр, а потому самец принял все, что сотворил собакен не двинувшись с места, с мордой полного непонимания происходящего. Адия же, проигнорировав прилёт собаки из-за свой усталости,   встрепенулась и нахохлилась, когда та начала свой монолог. Так что лис со свой спутницей совместно почти не уступали в росте самому ротвейлеру, хотя и выглядело это слегка странно. Адия недоумевающе барабанила сознание Адлэра по ментальной связи, не решаясь делать что-то сама, ведь на её взгляд, её соратник сохранял самообладание, а значит имел какой-то план который та не хотела испортить. Адлэр же переваливал то, что сказала собака и то, как она себя повела рядом с ним. Вообще его мысли сейчас были скорее о лисятах, которых надо было бы уже давно разыскать и вернуть, однако сзади лиса уже мелькнула пара теней ушедших в ту сторону, Адлэр не был ещё слишком силён или влиятелен в лисьих кругах, однако почему-то он не сомневался что это были не кто иной как Аиша с каким-то лисом. Так что, в их отношении, он мог быть хоть в какой-то степени спокоен, что нельзя было сказать о нем. Моляще смотрящая на него собака, казалось, так просто от него не отстанет, а привлекать лишнее внимание людей к своей персоне он не хотел, хотя сказать честно на него уже пялилась парочка странных личностей, которые правда пока до ружей ещё не дотянулись, так что в принципе ему в любом случае нужно было покидать это место, ведь позади и где-то вдалеке уже раздавались выстрелы и крики что людей, что волков.  Покидать место одному было затеей не самой лучшей, а большинство лис уже должны были уйти, так что компания хоть какая-то была бы весьма кстати. Но ротвейлер не выглядел как тот, кто умел хорошо драться, да и по его собственному заявлению за пределы города никогда не выходил, потому его кандидатура была крайне сомнительна, однако такая собачка как он мог пригодится в дальнейшем. Плюс Адлэр не мог забыть про то, что они всё же переправили лисят и даже, пускай всё прошло и не гладко, в дальнейшем эта её обязанность ему может в будущем оказаться крайне важной.    Потому лис медлил немного с ответом взвешивая все за и против в этой ситуации, пока Адия расправив крылья безмолвно пыталась отчитывать пса за столь неподобающее поведение.
- Сомневаюсь что твоему человеку особо помогут травы... - произнес наконец лис, после длительной паузы, - Но ты уверен что тебе нужна моя помощь? - в его речи читалось непонимание доводов собаки, хотя чутьём Адлэр видел что та была абсолютна чиста в своих намерениях, отчего ему была её даже немного жаль, впрочем, чем чище душа, тем более исправна она платит по долгам...
- Я помогу тебе в поисках помощи для твоего человека, ведь я ему немного должен, однако не забывай свои слова и однажды я приду за обещанной оплатой, "Золотистый пес" - сказал он и немного отстранился он неё, дабы взглянуть на нуждающегося в помощи человека, его взор не мог ничего подсказать ему, он не видел от него вообще ничего, кроме его присутствия, а значит его взор был не способен распознавать пагубные действия артефактов. Или может это было потому что у артефактов просто не было эмоций? Ад на мгновенье задумался об этом, но затем перевёл взгляд на Тори, что казалось хотела ещё что-то сделать.
- Тори,  ты говорила про артефакт, что стал является всему виной, где он? - спросил лис желая хоть немного понять то, на что уже впрочем подписался.
Адия немного многозначно смотрела в затылок напарнику, который всё также не ответил ей ни на один её вопрос, так же она ещё  вертела головёшкой на все триста шестьдесят градусов, пока сам Ад был сосредоточен на  собаке и её проблеме.

+1

53

--->> Вне игры

Сезон "Дискордия"
18 августа 188 года

Всё, что можно было сказать о плаванье умещалось в одно слово:
- Отвратительно. - и я не преувеличивала, клянусь, так оно и было. Голод, холод, сырость и бесконечная качка, кстати сказать, по мою грешную шкуру морская болезнь сильно не допытывалась, а потому, я лишь самую малость страдала от рвотных позывов, но плоховастенько однако - словила во всей красе. В отличие от других хищников, что притаились на корабле и выбиралась на разведку лишь ночами, в тайне очень надеясь найти что-то съестное, да утолить неимоверную жажду, мне повезло больше. Моя рыжая морда чудом прошмыгнула в отделение к скотине и потому, от холода и жажды не страдала. Как и стоило ожидать, люди нас естественно кормить не собирались - а зря, ведь обострившееся чувство голода и опасности могло вполне перерости в канибализм и кровавую охоту, тут же, на корабле. Порой даже мне становилось совершенно не по себе, настолько голод сводил внутренности, а потому, отчаянно хотелось вонзить зубы в чью-то плоть, ощущая наконец вкус еды, что так давно дразнила моё воображение. Слава богам, до греха не дошло. Ограничилось путешествие лишь дико блещущими глазами хищников, пастью наполняющейся слюной при виде людей и друг друга, но на том и остановилась недобрая, поскольку после треклятых бурь и штормов, наконец-то, показалась земля.
- Наконец-то. - выдохнула облегченно я, во влажную прохладу надвигающегося рассвета, сладко втягивая чуть изменившийся воздух, несущий знакомые, пока только чуть уловимые отзвуки незнакомой суши, пристанища, так сказать. До сих пор верилось с трудом, что изнуряющее плаванье подходит к концу и осталось самая малость - выйти на берег., а вот о том, КАК, я еще не думала. Не хотела думать, давая себе время порадоваться твердой земле, а не грядущим проблемам. Этих самых напастей и так хватало с лихвой в последний год моей не длинной жизни, хотя... Да с самого рождения я только и делала, что разгребала кучу проблем, которые по странной закономерности то и дело сыпались, как из рога изобилия.
В темном отделении трюма, где в виде загонов устроили наспех сколоченные отделения, коротала время человеческая скотина, ну и я коротала по соседству свой безбилетный круиз.
- Так бы и сожрала. - беззлобно оскалясь, заявила моя неподражаемая особа, зыркнув зелеными глазищами на вылупившуюся в недоумении овцу, раз наверное тысячный за долгое плаванье. Да, искушение было огромным и порой, я просто дурела от близости вожделенного мяса, но холодный рассудок уберегал от опрометчивых поступков, подсказывая, что как только я обнаружу себя - тут же умру на месте от людской расправы, а потому, приходилось сидеть тихо. Местные буренки ко мне привыкли и уже не обращали внимания, полагая. наверное, что я собака какая-то, а не дикий волк. Да и спать в сене, оказалось не так плохо, тепло и безопасно. К тому же, мне несколько раз удалось поймать мышей, что выползали поживиться остатками зерна, да и пила я в волю, ни чуть не стесняясь пофыркивания и мычания буренок.Так и дожила до прибытия на станцию - конечная.
О высадке я догадалась по возбужденным голосам, что просачивались через крепкую решетку над головой. Ловила чуткими ушами обрывки фраз и отдаленные звуки какой-то неразберихи. Похоже, новая земля не совсем радушно и гостеприимно встречала чужаков, о чем красноречиво говорили крики, ругань, выстрелы из ружья.
- Вот этого только не хватало. - мрачно констатировала по-факту я, раздумывая, а не пришибут ли меня в шаге от свободы двуногие, накаченные адреналином, запах которого витал в воздухе и насквозь пропитывал человеческие ауры. Какое-то время, мне оставалось лишь гадать, да ждать, ждать до тех пор, пока тяжелая решетка не подалась над головой и пока крепкие мужики не принялись выводить скотину для переправы.
- Ну вот и приплыли. - нервно сглотнув, подобравшись и не отводя глаз, ловя подходящий момент, шепнула я и хихикнула, истерично так, чтоб сдержать отзвуки паники. Улучив случай, со всей дури метнулась из кучи соломы, где до того схоронилась и словно стрела вылетела на освещенную палубу. После полумрака, солнечные блики резанули глаза на миг ослепляя. Выцепив из хаоса силуэт бессловесной жвачной скотины, которую транспортировали в лодку, я опрометью ринулась туда, не озаботясь в тот момент, что мои поистине сумасшедшие кульбиты и скорость, могут навести людей совсем не на благодушный расклад и мысли. Однако, внезапность - наше всё. Проскочив мимо оторопевших мужиков, я с разгону юркнула между каких-то тюков, мешков, ещё какого-то разнообразного инвентаря под лавку в самом конце лодки и затаилась. Только сердце ухало тревожно в груди, да глаза блестели диковато от страха. Жить хотелось больше, чем бесславно помереть от шальной пули. Голоса охотников не добро погудели, но тревожить меня всё же ни кто не стал, я была не первым волком, кого перевозили на тот берег, тем более, носа я не казала и все сочли моё поведение вполне разумным.
Всё бы хорошо, да вот моё везение закончилось ровно тогда, когда лодка причалила к берегу. Еще издалека, я услышала возню, крики, даже выстрелы. Рычание волков, клацанье клыков, ругань, проклятья. Я пыла третьей партией и можно сказать - преплыла. В самый, так сказать, кульминационный момент. Такое ощущение, что хрупкое перемирие, которое внегласно установилось на все время плаванья, кто-то отменил с появлением новой земли. Злость, ненависть, ярость - все это, так и обдавало меня волнами крепкого негатива, которые слышались в нарастающих голосах, что я невольно сжалась, съежилась и до самого последнего отсиживалась под лавкой, пока моё присутствие не было обнаружено.
Затравленно и с испугом, хоть трусом меня назвать было сложно, я посмотрела на большого и злющего мужика, который взвалив очередной мешок, застыл, когда увидел меня. Себе самой я в этот момент показалась хрупкой, маленькой и беззащитной. Ссориться с человеком не хотелось, всё же я достаточно была знакома в городе с людьми, чтоб начать симпатизировать этой расе. Какое-то время мы оба молча смотрели друг на друга, я подчеркнуто красноречиво старалась донести до двуногого своё миролюбие и желание уйти тихо и по-хорошему: прижимала покорно уши, пригибалась, чуть виляла хвостом, очень надеясь, что меня поймут правильно. А что мне было делать? Я на этом свете осталась одна, некому было помочь и не к кому было обратиться. Всё на что я могла рассчитывать, это положиться на свои знания, опыт и смекалку.
- Раф, что ты тут застыл? - зычно гаркнул чей-то голос и вот, наша компания расширилась до трех персон.
- Ааа...- злорадно протянул новоприбывший рыжеусый охотник, сплевывая в воду,
- Вот шельма, притаилась змея. - и от его взгляда и голоса, мне вмиг поплохело. Под левой лопаткой что-то засосало, а в горле булькнуло,это я подавила рык, который рождался скорее от страха, чем от желания кого-то сожрать. Медлить было нельзя, я это понимала, чувствовала, видела в конце концов, когда рыжий не сводя с меня жутких яростных глаз, медленно потянулся за ножом. Инстинкты разом завопили и словно ужаленная, я бросилась из своего укрытия под ноги недруга, лодка от сильного рывка покачнулась и рыжеусый пошатнувшись, промазал, лезвие ножа просвистело над моей головой, лишь чиркнув кончик правого уха. На берегу я оказалась в два коротких прыжка, аккурат на всем скаку ввалившись в какую-то потасовку. В нос ударил солоноватый запах крови, я не то что, оценить обстановку, я толком оглядеться не успела, когда на полном ходу одновременно с выстрелом зарылась мордой в песок. Пуля задела заднюю лапу на вылет, от чего я споткнулась и не удержавшись, с визгом полетела кубарем. Времени вообщем-то не было, вероятность быть пристреленной на месте была настолько велика, что я в полете уже попрощалась с земной жизнью, так на всякий случай. Распахнув ошеломленные зеленые глазищи, я торопливо пыталась придумать, как спасти жизнь, пока картинка перед глазами все еще кувыркалась. Про боль в раненной ноге не думала. Было не до неё.
Отчаянно, мой взгляд выхватил из толпы неподалеку, смутно знакомы силуэт...
-Бирн! Неужели он? - неверяще пронеслось в голове и то ли ощутив, то ли почувствовав его присутствие, я громко взвыла. Да, он мог меня спасти! Надо только обратить его внимание.
- Ну же, узнай меня, я здесь! - орало в голове нечто.
-Уууууоооой - завопила я. Но...
- Получай, тварь. - мой вой резко оборвался, когда в бок прилетел хороший пинок увесистого сапога. Вот это походило уже на правду, на охотников, на тех, кто не любил наш род и наше племя.
- Не успеет. - мелькнула мысль. - Даже если заметил, даже если увидел.
В каком-то диком отчаянии, собрав всю волю в кулак, на миг откинув реальность я сконцентрировалась на мороке. Надо попытаться, потянуть время. Пары секунд мне вполне хватило, чтоб надеть морок, вот только не свой чудесный - облик зеленоглазой рыжеволосой красотки, а облик самого охотника - Бирна Хейса. Тело мелко задрожало, смазалось, словно поплыло, заполыхало внутренним жаром, а потом...Я даже сама не поняла, как так вышло, что я натянула не привычный старый морок, а новый, тот, который только осваивала, хоть и успешно. Не сразу поняла, что-что-то пошло не так... Что ощущения были не те, хотя, скорость с которой я нацепила морок, была поистине достойна похвалы, вот что значит - на грани. Не сразу поняла, что нога в увесистом ботинке прилетев в очередной раз по инерции и отозвавших болью в рассеченной губе, так и осталась занесенной для очередного подхода, но до цели не дошла. Мужики разом вскрикнули, кто-то ругнулся матом, но бить меня перестали и ошалело уставились на моё расквашенное лицо, точнее лицо их товарища в моем исполнении. Пожалуй эта оплошность и спасла мне жизнь. Мне спас жизнь морок Бирна Хейса.

Отредактировано Саммер (2019-07-09 00:49:24)

+2

54

Ждать больше было нечего, просто не имело смысла. Но, словно парализованная, Апайо еще какое-то время, сверлила невидящим взором опасные водные просторы. Крики, ругань, шум - медленно возвращали кошку в реальность и только тот факт, что она стояла в метрах трехстах от свары, давало ей пеимущество не быть втянутой в злую возню волков и людей. Где-то проливалась кровь, о чем незамедлительно поведал ветерок, принесший металлический солоноватый привкус, от которого когтистая поморщилась, а потом, инстинктивно, облизнулась. К сожалению, со смертью кого бы то ни было, жизнь продолжается и стоять дальше на берегу было глупо и совершенно бессмысленно. Большая кошка ощутила, снова, в который раз, зияющую внутреннюю пустоту и растерянность. Очень уж поразило ее чувство вмиг порушенных надежд, да еще таким, самым безобразным и жестоким образом.
Медленно,нехотя, Айка отвела синий взгляд, переводя его сначала себе под нос, а потом, словно заставляя себя через силу, повернулась всем телом и в несколько прыжков оказалась на песчаном берегу. Отряхнувшись, замерла в нерешительности. Задумалась, как же ей теперь поступить и что делать. Ведь до сих пор, она всегда была ведомой и по-настоящему почти никогда не оставалась одна. Сначала жила с людьми, а оказавшись нас к носу с дикой жизнью, по-счастью, увязалась за самцом барсом, которого потом тайно полюбила. Караш был ее покровителем, учителем, мягким и великодушным наставником... Был. Айка зажмурилась. Только не сейчас, только не сейчас вспоминать то, что еще живо, горячо и очень больно. У молодой синеглазой хищницы просто нет на это сил.
В поисках на что бы отвлечься и всё ещё размышляя куда податься, когтистая выхватила из общей картины, сначала вскользь, а потом более пристально и внимательно, знакомую фигурку ретривера - Тори. Вмиг сконцентрировав внимание и пошарив поблизости синими глазищами в поисках хозяина золотистой и так и не найдя, обратилась в слух, подмечая, что собака очень взвинчена и что-то обеспокоенно говорит небольшому лису. Грациозно заскользив в направлении знакомой фигурки, оставляя на влажном песке четкие следы довольно крупных лап, Айка расслышала большую часть диалога Тори с лисом.
- Вот оно как. - задумчиво и грустно подумала Плюшка, покачав головой.
- Значит, Ноэлю не только не полегчало, но стало много хуже. - и это известие голубоглазую не порадовало, ведь она хорошо относилась к доброму пареньку, который, кстати, очень помог ей с тем, чтобы попасть на корабль. Жаль свидеться они так и не смогли за все время путешествия. Да, когтистая несомненна была в долгу и перед человеком и перед его верной спутницей, что сейчас в большом отчаянии пыталась найти выход и как-то помочь тому, кого очень и очень любила. Как же это было знакомо самой Айке, это чувство глубокой нежности, искреннего доверия, привязанности и заботы о том, кто успел попасть в недра сердечного расположения. Вопрос что делать и куда податься тут же отпал, сам собой.
- Я пойду с вами. - негромко и музыкально промурлыкала Айка, приблизившись к ретриверу и лису.
- Я все слышала и считаю, что помочь этому человеку - мой долг. - просто и без прекрас закончила она. Шла она не таясь, так что за долго до её приближения, разговаривающие животные могли обнаружить присутствие кошки, которая всем своим видом показывала мирное расположение. О полезности представительницы прекрасного кошачьего рода в предстоящем путешествии и говорить не стоило, оно и так было ясно, по крайней мере, Апайо была в этом вполне уверена.

+2

55

Гримарр был слишком погружён в изучение новой местности, что совсем позабыл о собственной осмотрительности. И вскоре пожалел. Среди множества запахов и силуэтов, что появлялись тут и там, кангал не сразу заприметил странного и с виду весьма опасного спутника незнакомки, подошедшей к охотнику Каю.
"Зверь весьма чудной, как для человека", подумал было пёс, как взгляд карих глаз невольно скользнул в сторону ручной рыси. "Хотя... Не мне об этом судить..." Про себя вздохнул песчаного цвета кобель, но едва сощурил глаза, вновь смотря на незнакомку. Казалось, ощущения его хозяйки частично передавались и ему. И неспроста. Они давно были вместе, их начали связывать незримые путы взаимопонимания, они стали друг другу как родные. Что-то странное было в этой девушке с ручной росомахой, но от неё пахло как от обычного человека. Приопустив лобастую голову и потоптавшись на горячем песке, Марр повернул оную в сторону своей дорогой Марго, которая отошла немного в сторону и подозвала к себе верного спутника. Не колеблясь, но бросив последний взгляд на незнакомку, кареглазый подошёл к авантюристке.
Голова и нос прошлись по ногам, из открытой пасти вырывался горячий воздух. Пёс, периодически высовывая и пряча язык, поддавался ласкам девичьих рук, но старался оставаться бдительным, не желая упускать из виду каких-либо деталей, как сделал это ранее. По состоянию женщины, по тому, как она то сжимала, то отпускала короткую собачью шерсть, он понимал, что она нервничала. Карабаш ластился, негромко поскуливая, стараясь как-то приободрить её.
И вот, Гримарр увидел и почувствовал, как что-то холодное и склизкое коснулось его задней лапы. Повернув голову, пёс увидел змею, цвета чуть темнее здешнего песка и его собственной шкуры. Издав негромкое рычание, он резко дёрнул задней лапой, не позволяя ползучему гаду обвить собственную лапу. Немного пошипев, змея-таки уползла восвояси.
Вместе с тем на берегу вновь начала разворачиваться какая-то суматоха. Запахи волков то появлялись, то исчезали. Вероятно, то незримое перемирие подошло к своему логическому завершению, и уже каждый был сам за себя. Этого и следовало ожидать. Зверь уже грешным делом подумал, что немного перегрелся и столкнулся с самыми настоящими глюками, но мотнув головой, пёс взял себя в лапы.
"Так, Гримарр, успокойся, не веди себя как трусливый необразованный щенок, которого оторвали от мамкиной сиськи! Ты повидал не мало, не мало тебе предстоит ещё пережить, наверняка, и в этом местечке. Посему не время жалеть себя и скулить". Несколько секунд самомотивации, как Марр увидел, как к людям подвели лошадей.
"Что ж, на своих двоих им тяжеловато двигаться долго, тем более в таких условиях". Решил для себя он. Охотничий пёс подошёл к копытным, обнюхал их, но не стал ничего говорить. Марго и незнакомка теперь стояли рядом друг с другом, а  карабаш старался не обращать внимания на хищного зверя. Пусть он и казался кангалу каким-то подозрительным, но выражать свои агрессию или недоверие открыто сейчас было не лучшим вариантом. В том положении, в котором сейчас находилась его дорогая Марго, кобелю не было дело до пустых разборок и выяснения, чьи зубы острее, а кости крепче. Её покой был для него превыше склок и драк. Обе девушки взобрались на одну кобылу, обменявшись несколькими фразами, после чего отправились в путь следом за охотником.
"Самое время размяться", подумал кобель и, не теряя времени даром, пустился за лошадьми. Иногда он отставал от копытных на пол-корпуса, иногда держался чуть позади и сбоку, дабы пыль и песок из-под копыт не попадали ни в уши, ни в глаза, ни в пасть.
Что ж, приключение начинается.

Отредактировано Гримарр (2019-07-09 22:23:56)

+2

56

Летаргия стояла у кромки леса и обдумывала важные вопросы. Стоит ли ей пуститься за Лето, или, быть может, надо исследовать земли? Самостоятельно, или примкнуть к группе? Материнский инстинкт подсказывал, что рыжая чертовка не пропадёт. Больше нет. Она выросла и превратилась в самостоятельную самодостаточную волчицу. И опека ей уже не нужна, как была нужна раньше.
Тем временем в сторону Лунной двинулась большая полосатая туша.
Тигр.
А точнее, тигрица.
На старом родном острове тигров было, на самом деле, не так уж и много. Каждый уважающий себя охотник мог узнать тигра по особому узору полосок на морде.
Ты у нас.. Тыыы... - Голубоглазая чуть прищурилась, силясь вспомнить рассказы своих учеников и птиц, что окружали её там. - Ну конечно. Махара.
Тигрица уже успела подойти и заговорить.
- Махара. Знаешь, порой мне кажется, что ей и не надо быть при мне. Она молода и полна сил. Ей есть чем заниматься на неизведанном острове. - Лета чуть склонила голову на бок, улыбнувшись. Махровые треугольники ушей немного разъехались в стороны, показывая миролюбивое настроение их обладательницы.
- Ты права, тигрица, с каждой прожитой Луной мы не молодеем. Но и в таком возрасте есть свои плюсы. - Волчица совсем не обижалась на слова кошки, ведь они были чистой правдой. А кто будет обижаться на правду? - Ко всем запахам я, конечно, ещё не принюхалась - тут слишком много всего нового. Но какое-то представление об этом побережье у меня уже сложилось. - Хищница согласно кивнула и перемялась с лапы на лапу, уже готовая к мини-походу.
Вопрос о составлении компании был встречен утвердительным кивком.
- Почему бы и не хотеть? Конечно составлю. Показывай бедолагу. Надо помочь хоть как-то. Если он заперт в теле двуногого, то быстро умрёт от голода - охотиться не сможет. - Откуда Летаргия знала всё это? Что же, Мастерицам-Охотницам много чего известно, но никто не знает, откуда. Просто Лета знала. А про морок, конечно же, слышала.
Помочь следовало (если это действительно волк/волчица попал в беду). Если же там - реальный человек, то Летаргия будет вынуждена отказаться оказывать помощь - только не людям. Потому что люди опасны и при любой возможности стараются уничтожить волков.
- Скажи, Махара, а куда потом будет лежать твой путь? Я бы присоединилась к тебе, если ты не против.

+2

57

[AVA]https://funkyimg.com/i/2VcE9.png[/AVA]⠀Тёплая нега. Фархат чувствовал, будто его тело падает в мягкое облако. Нежный свет, но не ослепляющий, а несущий истину. Он ощущал, как лёгкий ветер перебирает его шерстинки одну за другой. Невесомость и постоянное плавное падение: такое долгое, что позабудешь о твёрдой земле далеко внизу. Вселенная остановила время, впившись в реальность своими острыми когтями. Волк падал и падал, не желая, чтобы его прекрасное путешествие в васильковых облаках когда-нибудь заканчивалось. Это был неподдельный покой, и Фархат наблюдал за собой словно издалека. Он видел уставшего истощенного волка, что бесконечно стремился вниз сквозь лиловый солнечный свет. Ему хотелось ни о чём не думать, хотелось лишь лететь вниз и смаковать дивный миг полного безмолвия, хотелось слушать звук набегающих на берег волн, а ещё хотелось, чтобы голоса, звучащие где-то очень далеко, навеки утихли. Он видел обессиленные серые лапы, но не мог ими пошевелить. Его спутниками были только свет, ветер, да волны.
⠀Но всему приходит конец. Настал момент, и пришлось упасть. Фархат ощутил вес своего тела, словно всё притяжение мира вдруг сосредоточилось на нём одном. Но и это было не всё. Ужасная тяжесть поселилась в животе, его крутил и сдавливал голод. Самец еле-еле распростёр глаза и увидел песок. Прямо перед его мордой лежала человеческая рука. Он пошевелил лапой, и рука задвигалась. Между пальцами просыпался песок. Теплота каждой песчинки отозвалась на коже. Подобно тяжёлой воде он переливался и струился, но чувствовался как-то иначе. Всё было по-другому. Приближающиеся голоса заставили волка окончательно проснуться. На душе стало грустно. Ему так нравился безмятежный сон, но то, что было так далеко и неощутимо, уже подобралось вплотную. Самец понял, что он всё ещё находится в своём мороке. У него совсем не было сил на его поддержание, но тайная магия будто бы продолжала насильно высасывать все оставшиеся соки. Вот так голодный новый Остров встретил своих будущих жителей.
⠀Фархат, не вставая, перевернул ладонь и сжал в ней горстку песка со всей силы. Кожа, чистая кожа без шерсти. "Так вот, как вы чувствуете, двуногие?" — пронеслось в голове. Пожалуй, досада и восхищение были первыми мыслями, что посетили зверя по пробуждению. Досада, что ему не удалось вдоволь отоспаться после качки, и процесс привыкания к земле продолжится во время бодрствования. А восхищение пришло от осознания чего-то нового, доселе неизведанного, непостижимого для дикого зверя.
⠀Фархат попытался встать. Наводя морок, он знал, как передвигаются люди, но знал чисто технически. Сейчас же он Чувствовал каждую мышцу нового тела. На уровне каких-то инстинктов он сел, чуть выгнув спину, и опёрся локтями о согнутые колени. На его щеке осталось немного песка. Поднеся ладонь к лицу, он аккуратно коснулся своих скул. Песчинки начали падать вниз, задевая запястье, залетая в рукав белой рубахи. Всё это было таким непонятным, таким необычным... неужели он всё ещё спал? О, нет, это был не сон. Острый волчий слух остался при нём. Он увидел, как к нему приближаются волк и тигр, воплощение реальной силы, настоящая мощь. Жёлтые глаза потерянным взглядом смотрели, как двигалась Летаргия. Она передвигала лапами, и песок под её подушечками оседал, поддаваясь волчьему весу. Смотрел на тело и понимал, что ещё помнит, каково быть волком, как ходить, как дышать и чувствовать как волк. Но теперь... теперь он знал, как быть и человеком.
⠀Всё тем же изумлённым взглядом он оглядел свои ноги. Простые чёрные брюки из дешёвой ткани. Так был одет тот городской мальчишка, чей образ он скопировал. Только отныне это был не просто образ: эта странная магия стала самим Фархатом, слилась с ним воедино. Неподалёку валялся мешок, что закинул в лодку тот мужчина с корабля. Волк и не помнил, как он притащил его с собой. Рядом с мешком лежало ружье с деревянным прикладом. Самое простое, какое могут доверить обыкновенному оборванцу. Фахт протянул руку к прикладу и провёл по нему своими тонкими пальцами. О, это незабываемое ощущение гладкого дерева. Металлическое дуло было совсем другим, было немного шершавым. Тоже тёплым, но тепло было иным.
⠀— Как такое возможно? — тихо спросил он, переведя янтарный взор на Махару и Летаргию. Юношеское лицо было полно непонимания, но вместе с тем и какого-то исступления. Всё так же медленно, подобно младенцу, что учится передвигаться, он на четвереньках пополз вперёд и протянул руку к тёмной шерсти волчицы. Кончиками пальцев он коснулся её, и через миг его рука утонула в густом мехе. Задержавшись так на секунду другую, Фархат одёрнул кисть и прижал эту же руку к груди, — Морок не рассеивается, он стал каким-то другим.
⠀А что, если все люди когда-то были волками? Что, если это наши собраться прибыли на старый Остров и так же не смогли превратиться обратно? Спустя множество поколений они позабыли о своей истинной природе. Тогда всё обретает совершенно иной смысл, тогда весь этот мир не таков, каким казался до этого. Фархат помрачнел. Он был рождён волком. Он хотел им и остаться.
⠀— Меня зовут Фархат, я бывший одиночка. Милостивый Антей, я ведь не единственный, кто использовал морок рядом с этой землёй... — он обеспокоенно оглянулся по сторонам, — Хорошо, что вам удалось перебраться на сушу в своей шкуре и остаться целыми. Не успел юноша договорить, как шум прибоя прервало громкое урчание человеческого желудка. Фахт скрестил обе руки  и обхватил ими своё туловище. Ему не было жаль, что он отказывался от еды на корабле, но довесок человечьего тела стал настоящей проблемой в виде Голодного человечьего тела. Слишком много бед навалилось на несчастного волка, и он с некой беспомощностью посмотрел на двух хищниц, ожидая от них ответной реакции.

Отредактировано Фархат (2019-07-11 06:19:53)

+2

58

Старая охотница и правда оправдывала свой образ, потому Маха лишь слегка улыбнулась услышав свое имя с её уст, ну меньшего от неё она и не ожидала. Безусловно это было так.
- Кажется ты уже пошла то того чтобы отпустить её в свободное плаванье Летаргия? - произнесла тигрица ни то как утверждение ни то как вопрос, - Ну, у меня  есть ещё пара тройка лет в запасе, хотя... - тигрица немного потянулась, - Даже так я уже не так молода, тут твоя правда - Махара улыбнулась волчице, понимая что выбрать её не было ошибкой.  Кобра же казалось была не особа рада новой морде подле себя, но прекрасно чувствуя атмосферу что царила в их беседе лишь тщательно изучила Лету, несколько раз высунув свой раздвоенный язык в её сторону, после снова скрывшись в шести тигрицы, практически сливаясь с её полосками. Раха же на это манёвр безбилетницы никак не отреагировала, главное чтобы не мешала, а остальное её не интересовало. Собственно она ещё и не понимала почему это змейка всё это время молчит, то что змеи умеют говорить она прекрасна познала ещё до корабля, однако эта казалось слегка необычной, хотя это и было ей на руку.
- Ну другого я от тебя и не ожидала Летаргия. - тигрицу немного позабавило её перемянание с лапы на лапу в ожидании, впрочем тот факт что та была согласна с ней объединится уже было достаточно хорошо, чтобы восстановить немного пошатнувшее состояние хищницы от пребывание более двух дней в непосредственной близости от десятков змей. - Что ж это хорошо, а вон там и наш бедолага - сказала Маха двинувшись в сторону спящего человека-волка, который понемногу  приходил в себя, пока они с Летагргией двигались к нему.
- Куда потом направлюсь говоришь,- Махара задумалась решая что ответить, попутно оглянувшись и попытавшись приметить куда меньше всего ушло путников.- Думаю на северо-восток, туда ушло не так много волков, как собственно и людей. А что до компании... Я для этого и пришла за тобой, охотница - тигрица слегка колко хихикнула, сделав шаг в сторону волчицы после вернувшись обратно.
Тот кто беспробудно спал в начале к моменту прихода хищниц уже проснулся и во всю пытался понять что с ним происходит, сомнений не было это был волко-человек, хотя то что он полез руками в шерсть охотницы было немного неожиданным, хотя и не опасным. В отличии от урчащего желудка который говорил сам за себя, и заодно подтверждал слова Лунной о голоде и его последствиях. Сама кошка пока была относительно сыта, да и за охотницей ей не было замечено каких-то особых признаков голода,однако с этим всё было понятно без каких-то ни было расспросов.
- Я же говорила что нашла кого-то интересного, похоже он даже немного превзошел мои ожидания, ты так не считаешь, охотница? - сказала тигра внимательно рассматривая того ради кого они проделали этот путь. Не сказать что она питала какие-то чувства к голодному волку, или тому что он стал человеком, она просто  хотела собрать себе команду для исследования острова, и чем разношёрстней она будет, тем больше будет возможностей. Да и этот волк не казался коварным, скорее немного наивным, но так было даже лучше. Ну или так она считала.
- Похоже ты не слушал об этом от птиц, но могу уверить тебя ты не один, вот только проблемы это не решает. - сказала тигрица новому подопечному, ловя на себе несколько недобрых взглядов, - Однако даже так не думаю что у нас есть достаточно времени чтобы разбираться, хватай сумку с ружьём и поднимайся на ноги. - сказала Махара сначала решившая подставить ему свою спину для помощи, одна вовремя опомнилась и вспомнила о кобре, что такого жеста доброй воли может и не оценить, - Летаргия поможем ему подняться, а то моя спутница может и не понять его намерений, если он об меня обопрется. А ты не радуйся раньше времени не за нас не за себя. Видишь тех людей? - сказала она указывая на толпу копошащихся людей на берегу. Они все были чем-то заняты, кто-то выгружал скотину, кто-то допытывался до других людей, а кто-то кроваво месил какого волка, - Если эти ребята тебя поймают живым ты уже не проснёшься, а потому возьми свое тело в лапы и пошли, пока нам не пришлось бежать. Летаргия думаю в этом вопросе ты со мной согласна? - спрашивала она охотницы что могла уже прекрасно разобрать запах крови не только волчьей, но и человечьей, - Еду найдём по дороге, я кажется знаю кое-что что может помочь тебе в этом, однако делать это здесь опасно, потому если хочешь можешь идти за мной. Охотница, думаю тебе это тоже будет интересно. - произнесла тигра, и немного подсобив Фархату, направилась в заросли, неспешным шагом следуя в нужном направлении. Возглавляя их группу и попутно проделывая путь своим телом для сзади идущих.

+2

59

Хвост Тори, метавшийся из стороны в сторону, кажется, ежесекундно набирал обороты и скорость. Она не особо умела ладить с дикими животными, нечасто с ними общалась, и выказывала свою доброжелательность как могла. Вряд ли в ней заподозрили бы охотничью или боевую собаку, она скорее походила на лохматый золотистый веник. Очень обласканный, домашний и горячо любимый. Припав на передние лапы, она буквально уткнулась носом в лисий нос, от нетерпения виляя уже даже не хвостом, а всей задней частью. Она не особо обращала внимания на птицу, проецируя свои отношения с Ноэлем на своих собеседников, и справедливо рассудив, что лис, наверное, хозяин совы.
- Травы не помогут... наверное... Дядька лекарь сказал, что проблема именно в артефакте. Не знаю, помогают ли травы от проблем с артефактами. Наверное, некоторые могут помочь... Но точно не те, которые были на корабле. Нужно поискать, вдруг, здесь растут другие... Помоги мне, я в травах совсем не разбираюсь. Ни в чем не разбираюсь... - с тоской отметив, Тори неожиданно плюхнулась на песок и вздохнула. Она прекрасно понимала, что толку от нее немного, но решительно хотела быть полезной и, возможно, научиться чему-то, что позже поможет хозяину выживать на этой неприветливой земле. Услышав вердикт лиса, она, впрочем, быстро вернула себе боевой настрой. Вскочив на лапы так быстро, что невольно подняла облако пыли, она дружелюбно тявкнула.
- Я-я-я не подведу! Помогу чем смогу. И хозяин поможет! А артефакт.... - развернувшись, и подобравшись к сумке хозяина, собака залезла носом внутрь и, немного пошарившись, достала оттуда амулет желания.Схватив его, и улизнув, пока никто не заметил, она вернулась к лису.
- Вофт! Афулет Шелания, - бросив его на землю, и почесав лапой за ухом, произнесла собака. - Когда-то мой хозяин воспользовался им, и потом заболел. Дядька лекарь говорит, что не знает лекарства. А дядька, говорящий с духами, говорит, что этот кулон во всем виноват. Я хотела его перегрызть, но боюсь сделать хуже. Нужно найти способ отменить его действие... или поменять... он уже не работает, но мешает нам всем жить!
Закончив свою тираду, Тори пнула амулет передней лапой, частично накрывая его песком, и демонстрируя крайнюю степень небрежности и презрения. Именно в этот момент она и заметила Апайо, которая подошла к ним со стороны берега. Ретривер плохо ее знала, они совсем недавно познакомились, буквально перед посадкой на корабли, но собака запомнила пятнистую как друга и товарища Ноэля, а это дорогого стоило. Услышав ее предложение помочь, Тори почти подскочила на месте.
- Спасибо! Спасибо-спасибо-спасибо! Вместе мы точно справимся! - подхватив с земли амулет, и продев голову в цепочку, Тори надела на себя старый артефакт и прыгнула в сторону запада, после чего развернулась и припала передними лапами на землю, виляя тазом от нетерпения.
- Поспешим, скорее! Мы должны вернуться как можно быстрее!

+3

60

Собака, кажется, совсем не умела себя вести с кем-то по мимо людей, отчего самому лису было несколько не комфортно, от чрезмерной её близости. Сова же была готова шваркнуть когтями ту по морде за нарушения личного пространства, но сдерживалась из последних сил, понимая, что Адлэр вел диалог, который может в дальнейшем оказаться крайне важной частью. Сам же лис продолжал невозмутимо стоять рябом с собакой, не сдвинувшись не на ету, правда теперь уже просто потому, что его спутница, будучи в праведном гневе, залезла почти ему на шею, и от малейшего неправильного движения он мог шмякнуться мордой в песок. Однако несмотря на такое шаткое положение, он сохранял невозмутимость и спокойствие. Хотя ему давно бы следовало свалить от этого песчаного вихря куда подальше. Тори явно пытаясь привлечь все возможные навыки упрашивания людей и выражения им своей радости, совсем не понимала того, что далеко не все её действия могли расцениваться диким зверем, как те что бы выражали её истинные эмоции. Лис, только благодаря своему опыту в городе, смог правильно трактовать движения собаки, и собственно именно по этому вообще всё ещё с ней разговаривал.
- Если повезёт может и помогут, хотя надо бы сначала разобраться что за артефакт стал всему причиной. - логично рассудил Ад, прикидывая какие артефакты могли такое сотворить с человеком, но сказать честно ничего хорошо в его голове не появлялось.
Сказать честно от всех этих резких смен положений собачьего тела, лис немного устал и немного покрылся песком, в миллиметра три так точно, только наличие на себе персонально "ветерка" в виде Адии, что стряхивая песок с себя, попутно сдувала его ещё и со своего напарница, не давало тому повода донести об этом Тори. Хотя в должном эффекте, он почему-то сомневался. Однако, лис сильно озадачился, когда энергичная самка принесла в пасти ничто иное как "Афулет Шелания", что собственно особо в представлении не нуждался, и обладал каким количеством свойство и побочек, что определённо точно можно было сказать, что поиск противоядия к нему, было просто большой и беспросветной задницей. И да травки тут точно не помогут, отчего-то лис в этом совершенно не сомневался. Слова про "дядьку говорящего с духами" Адлэра несколько заинтересовали, а вот тот факт, что артефакт ещё и не работает, сильно озадачил. Ведь, если он более не дает сил, значит и противоречия должны исчезнуть. А  если его использовали то, как он вообще ещё здесь? Адлэр знал не так много лиц, что воспользовались этим "колесом фортуны", однако тем не менее у них он, либо исчезал, либо трансформировался в нечто иное. А тут все было как-то не так... Или может, это из-за того что им воспользовался человек? Самец не мог придумать достаточно логичное объяснение случившемуся исходя из своих знаний, от чего выглядел крайне озадаченным и немного встревоженным, пока Тори и Апайо здоровались и говорили. Собственно потому лис и не взглянул на кошку сразу, как то подошла, вместо него это сделала сова, что с неким недовольством на неё глянула, прикидывая новый ли это довесок в их компании или машина для убийства, в итоге сойдясь на чём-то среднем. Лис же глянул на неё только секунд через пять, после того как та закончила говорить, пройдясь по ней сначала просто взглядом, а затем взором, выискивая в той тёмные намерения и, к своему счастью их не найдя, успокоился.
- Тори, у меня к тебе будет ещё много вопросов, но раз мы спешим то задам тебе их по пути, но скажу сразу травами твоей проблеме не поможешь, а с артефактом так просто не разобраться, ведь это один из самый сложных и сильных артефактов из тех что я знаю, потому исправить его будет не просто. - сказал Адлэр с неким подозреием вглядываясь взором в артефакт, однако после переведя свой взгляд на рысь. - Приятно познакомится Апайо, я Адлэр, надеюсь сработаемся. - немного холодно произнес зверёк и, развернувшись последовал за за золотистым вихрем.

0


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Золотая коса