24
переключение фона
МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

Нашему форуму .

Игровой сезон: "Дискордия".
В игре: время и погода
01.11.2019
Последнему Раю 8 лет! В честь праздника выходит специальный выпуск газеты Вестник Последнего Рая. Перекличка продлевается до 20.11.19!

01.11.2019
Стартовала ПЕРЕКЛИЧКА

19.08.2019
Начался конкурс
Слово или Дело?

18.05.2019
Объявляется межсезонная
Перекличка

29.03.2019
Обновлён дизайн, все вопросы и пояснения в теме
Обновление дизайна
body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/15761.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010; filter: grayscale(70%);} .punbb a:hover, .punbb a:focus, .punbb a:active, .punbb-admin #pun-admain .nodefault, .punbb-admin #punbb-admain a:hover, .punbb-admin #punbb-admain a:focus, .punbb-admin #punbb-admain a:active {color: #695f50; text-decoration: none;}
body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/20915.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/88015.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/61587.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/67331.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;}


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Золотая коса


Золотая коса

Сообщений 21 страница 40 из 71

1

Территорией владеют: Переселенцы

https://i.imgur.com/hIoy5ZF.png
Золотая Коса - южный берег Дискордии, отделенный от основного острова большим лесным массивом. Во время прилива, океан может подступать к его границе, скрывая под водой чистейший золотой песок. На протяжении трех летних месяцев, с берега можно наблюдать водяные смерчи, которые образуются в океане практически ежедневно. Они несут с собой сильный ветер, но, в целом, не представляют опасности для тех, кто находится на суше.

Флора и Фауна

Несмотря на все красоты Золотой Косы, здесь не живут ни люди, ни крупные звери. Вода непригодна для питья, а плаванье может закончиться летально - на мелководье обитает огромное количество медуз, которых хорошо видно с берега. Размеры сильно варьируются, от пары сантиметров до полутора метров. Имеют одну общую особенность - разовое касание их щупальцев приносит сильную боль и ожог, многочисленные - смерть. Помимо них, неподалеку от берега встречаются скаты, дельфины, акулы и множество самой разнообразной рыбы
Кроме того, на суше можно встретить скорпионов (в том числе очень ядовитых), черепах, водоплавающих птиц, изредка можно наткнуться на змей. Млекопитающие представлены небольшими грызунами и мелкими обезьянами (мармозетки, игрунки, тамарины). 


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Лес вечной ночи (8 км, +30 минут для животных | + 1 час для людей)
↓ Юг | Океан
← Запад | Западный путь (10 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)
→ Восток | Дорога солнца (3 км, +15 минут для животных | +30 минут для людей)
Юго-Восток | Океан
Юго-Запад | Океан
Северо-Восток | Радужное озеро (5 км, +30 минут для животных | +1 час для людей)
Северо-Запад | Священное Западное  Плато (7 км, +30 минут для животных | +1 час для людей)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-24 21:19:04)

0

21

--->> Вне игры

Сезон «Дискордия»
18 августа 188 года

Казалось прошла целая вечность,  прежде чем радостный оклик понесся по палубе с заявлением о том, что путешествие подходит к концу. Волчица открыла глаза и с трепетом устремилась к корме корабля. Слизистая глаз и носа  от сухого воздуха и воды отказывалась воспринимать действительность происходящего, что усугубляло положение вещей, одновременно даря море неприятных ощущений. Странная реакция на море и путешествие выводила волчицу из строя, отчего та нервничала уже не первый день, превратившись в комок негодования и взволнованности, которые переполняли Орденку. Именно по этой причине волчат с Каалой не было. Они отлично проводили время со своей тетей и в компании ребятишек, которым понравились пушистые комки( интересно, как долго они протянут?) и казалось бы даже забыли о матери. Что было почему-то взаимно. Материнские инстинкты должны были усилиться в чужой обстановке полной опасных существ, которых волчица изначально даже не видела. Но все случилось в точности наоборот. Стресс сыграл своё дело: у Каалы пропали все нежные чувства к своим отпрыскам,  пропало молоко и появилась преследующая её уже третьи сутки не утихающая нервозность. И для этой нервозности были свои причины. Так уж получилось, что  Каалу и её сестру с волчатами поместили на отдельный корабль от других волков. И поэтому они были отрезаны от своей стаи.  Чёрношкурая не знала, что происходит сейчас с её сородичами и главное,  что происходит с Шеем? Как он и в порядке ли? Горе мать больше переживала за своего спутника жизни,  чем за собственное потомство. И почему таким особям вообще отводиться такая важная роль как продолжение рода? Так или иначе сейчас мысли волчицы были  заняты не этим. Ей  хотелось поскорее найти Шея и свою стаю, чтобы почувствовать себя несколько уверенней. И за эо её нельзя было винить. Почти всю свою жизнь волчица провела под землей  в окружении знакомых ей существо и мира. А теперь она будто попала в другое измерение. Хотя, быть может так оно и было?
От берега доносились вопли людей и животных,  которые захотели стать первопроходцами и видимо потерпели фиаско. Каале лишь оставалось судорожно наблюдать за происходящим и надеяться, что жертв будет не так много. Но еще больше ей хотелось найти Шея. И посему, не теряя времени зря она метнулась в очередь на высадку, попутно пытаясь немного внаглую пробираться вперёд,  делая при этом наигранно невинный вид, дабы не получить оплеуху за дерзать. Очередь наконец дошла и до неё и вместе со второй партией людей и животных волчица отправилась на берег,  предупредив заранее сестру, дабы та по возможности осталась на корабле до прояснения ситуации. Видимо какие-то семейные узы и забота  о щенках в ней все таки остались.
Оказавшись на почве и прощупав под лапами твердую землю волчица несколько успокоилась и попыталась сосредоточиться на поставленной задаче. - поисках своих соплеменников. На берегу сплелись тысячи запахов в один непонятный аромат,  который, казалось бы не смог разгадать  даже лучший из лучших носов острова. Но всё же отличительный запах хвостатых  хищников волчице удалось различить и посему, не долго думая, она устремилась вслед  за недавно прошедшими здесь волками, чтобы разузнать у них, не видели ли они кого-то из знакомых Кэл.

+2

22

--->> Вне игры

«Моя политика – сжигать мосты и смотреть лишь в будущее.
Если я ошибаюсь, то это всерьез. Когда споткнусь, то падаю на самое дно пропасти, пролетаю весь путь до конца. Единственное, что меня выручает, – моя живучая упругость. Мне всегда до сих пор удавалось отскакивать»

Г. Миллер


«Дискордия»
18 августа 188 года, утро

Он понимал, что все, что должно его сейчас заботить - это высадка  на незнакомый берег. Однако у Нессель были иные планы на его мысли и личное пространство.
— Ну хоть ты ему скажи, что нам категорически нельзя разделяться!..
Мокрый нос волчицы ткнулся в его плечо, но Зольф всячески пытался сделать вид, что даже не обращает внимание на подобную фамильярность. Да и что ему еще оставалось делать?.. Скоро они вообще окажутся в одной шлюпке. Как не пытайся, а отползти подальше не получится.
— И не подумаю, ведь он прав. Кто знает, что нас ждет на новой земле. Привлекать внимание возможных неприятелей большой группой... Не лучшая идея.
Несс не спешила от него отлипать и вообще, казалось бы, стремилась изолироваться от кипящего вокруг звуками и движением мира просто-напросто "утонув" в густом белом меху кобеля. Багровый же продолжал позволять ей использовать себя, как теплый плед. Будь это какая-то другая волчица, бело-черный бы не был столь терпелив, явно заподозрив, что с ним бесстыже заигрывают. Но это была Несс, и Старший прекрасно понимал, что и тени подобных мыслей у нее в голове нет. Даже не потому, что он видит в ней ребенка, ведь это уже давно было не так (только ей не говорите), а потому, что это ОНА вряд ли видела в нем кобеля. Скорее какое-то древнее и бесполое существо, которое в ее глазах было и близко не подвержено зову плоти. Что же, Старший не хотел ее разубеждать, и слава Антею, ему так гораздо комфортнее. С ролью живой подушки ему было гораздо легче смириться.
— Эти орденцы такие наглые! А их главная вообще нахалка! Не понимаю, как в такое маленькое тело вмещается такое эго!..
Тут Зольф не выдержал и издал громкий лающий смешок.
— Веледе не позавидуешь, ведь ей приходится вести за собой весьма... интересных волков. Я уж знаю, имел честь с ними общаться. Веледа, однако... остается для меня загадкой. Но и про рост ты, конечно, тоже правильно подметила. Я думаю, что я лучше знаком с ее макушкой, чем с ее мордой, что уж там говорить о душе...
Губы волка стали медленно разъезжаться в противоположные стороны в странной, маслянистой улыбке... Однако в следующее мгновение они снова скривились, когда Несс снова уткнулась в него мордой, на этот раз в грудь, треснув его лбом по грудине не столь аккуратно, как бы ему этого хотелось. Зольф, вместе со вздохом, издал низкое, тихое ворчание на одной ноте, вибрация звука достигла ушей Несс и щекоткой прошлась по рыжему лбу.
Потом прилетели птицы Сафа и Хасты, а вместе с ними и странные, пугающие новости... Невозможно сбросить морок? Как подобное может быть? Зольф ощутил, как холод разлился где-то у него в животе. Как хорошо, что пару часов назад он снял морок и больше не стал снова его накладывать. Перспектива застрять в двуногом теле не радовала. Старший собрался с мыслями и отправил Хата, Тетку и Роджера вместе с ними лететь дальше, следить за обстановкой с высоты полета.
Шлюпка была спущена на воду и, как предсказывал Зольф, Несс обвилась вокруг него, как плющ вокруг фонарного столба. Морские брызги увлажняли воздух, густой и длинный мех на морде и шее Багрового начинал весьма трогательно завиваться в "кучеряшки".
Дальше плывущих в шлюпке ждали акулы. Отлично, когда, казалось бы, ситуация не могла стать хуже... И как бы его не удручало то, что приходилось выбрасывать за борт мясо, чтобы отвлечь тварей, но уж лучше так, чем альтернативный расклад, при котором кто-то из них, или же они все станут пищей для морской фауны.
Но и земля не несла ничего хорошего. Лай Зольф услышал издалека, как и громкую яростную человеческую речь. Но альтернатив не было, пришлось высадиться на неприветливый берег. Призыв Нессель убираться подобру-поздорову звучал донельзя разумно, но выполнить его было не так-то просто... Особенно когда волков обступили разъяренные люди, в сумме с десяток.
Зольф даже не успел подумать о последствиях того, что он собирался сделать. Просто выступил вперед, сделав знак Несс и остальным оставаться позади... И накинул морок. Перед глазами все помутнело на мгновение, а тело сотрясло какое-то странное ощущение... Собственные конечности словно стали ему не в пору, а еще, внезапно, он понял, что смотрит на людей практически сверху-вниз, а не снизу-вверх, как привык, стоя на четырех лапах. Что же... Кажется, птицы сказали правду. И о последствиях его метаморфозы придется думать позже, ну а пока...
Люди не удивились, когда вместо волка перед ними предстал человек. Высокий, под два метра, худой, но широкоплечий и широкогрудый, как пловец. Светловолосый, бородатый, с диковатыми голубыми глазами, глядящими исподлобья. В простой и свободной одежде. За время путешествия люди узнали многое о мороке и внезапное обращение больше никого не удивило, однако все же сдержало группу разъяренных людей хотя бы на полминуты, ведь броситься на того, кто выглядит, как человек, гораздо сложнее, даже если ты знаешь, что это лишь иллюзия.
— Ч-что произошло? - собственный голос звучал... иначе. Со странным металлическим скрежетом, от того, что голосовые связки не желали больше служить своему хозяину.
Казалось бы, ожидать ответа глупо, но один из мужчин выкрикнул:
— Какие-то волки устроили резню, неподалеку отсюда! Мы не видели, что там произошло, но больше вы не обманете нас своими фокусами с мороком!..
Кто-то из-за спины говорящего метнул в него камень. Тот достиг своей цели и разбил Зольфу бровь. Люди ожидали, что морок рассеится и они снова увидят перед собой волка. Однако нет, морок не исчез... А светловолосый опустил голову от удара, чувствуя, как половину лица застилает горячая кровь. На несколько секунд воцарилась тишина, настолько велико было изумление всех присутствующих, но тут Багровый услышал тихий рык у себя за спиной. Он повернулся, встречаясь глазами с Нессель, и едва слышно произнес, выжимая из непослушных связок:
— Бегите...
После чего он повернулся к людям и сделал по направлению к ним пару шагов, чувствуя, что не может открыть правый глаз из-за липкой крови, склеившей ресницы. Волки последовали его совету и ускользнули прочь, а люди, все еще пребывая в подобии шока, опасливо приблизились к Зольфу. Скрюченные пальцы, слегка подрагивая, тянулись к нему, прикасались. До рук и спины, проверяя тот факт, что да, это действительно настоящее человеческое тело. Старший терпел, выжидал, давал время своим товарищам оказаться подальше от людей. Те, однако, начинали приходить в себя, и Зольф понимал, что сейчас его попробуют повязать по рукам и ногам, и если они отойдут от своего шока и серьезно возьмутся за дело, то он, все еще плохо владеющий новым обликом, мало что сможет поделать. Вот, руки одного из моряков крепче прежнего схватили Старшего за плечи. Зольф перевел взгляд на обгорелое и щетинистое лицо моряка, и, без предупреждения, ударил его головой прямо в нос. Ничего лучше он не придумал, а как обращаться с руками и ногами он еще не до конца понимал. Когда хватка моряка на его плечах исчезла и тот взвыл от боли, падая задницей на песок, Багровый отчаянно метнулся вперед, напролом. Парочка мужчин стояла у него на пути, но, каким-то чудом, Старший растолкал их широкими плечами и побежал туда, куда, как ему казалось, направились Нессель и остальные.

+5

23

--->> Вне игры

  [indent] Йомеда с лихвой ощутила, насколько этот мир большой и — в сравнении с ним — какая она крошечная, когда их каким-то волшебным образом разделило со старшими лисами в этой обстановке хаоса, паники и потихоньку зарождавшейся давки.
[indent] Медовая душа ютилась в узком проходе между сундуками, бочкам и ящиками, что спешно грузили на шлюпки, а братишка и сестрёнка прижимались к её бокам по обе стороны и лицезрели всё происходящее вокруг с глазами-блюдцами. Она была старшая в этом хороводе безумия, но совершенно не понимала, что от неё — как от временного лидера — требуется делать. Даже Антей растерялся в такой ситуации, так что она-то может? Доченьке Аиши всего лишь полгода — слишком мало, чтобы принимать серьёзные решения. И ей хочется… жить?
[indent] Помощь пришла совершенно с неожиданной стороны. Маленькое испуганное семейство окружили четыре невообразимо высокие человеческие фигуры. На тот момент Йомеде казалось, что весь мир её рухнет в одно мгновение — как только рука одного из Кейнов коснётся её шёрстки и заграбастает в свои широкие медвежьи ручища. Сердце трепыхалось, точно рыба в сетях, а сама Хани была в таком оцепенении, что беспрепятственно позволила взять себя и младших на руки и посадить в сумки. Это были самые страшные минуты в её жизни — а лисята и так натерпелись за последние несколько дней! — минуты перед погрузкой, когда она мало что соображала и столь же мало могла сделать…
[indent] Позитивной стороной этого пугающего положения были прорези в сумке: через них Медовая наблюдала, как с пугающей неизбежностью жизнь её бежит вперёд. Она слышала, как гремит ружьё, и ёжилась, тычась острой мордочкой в бок среднего Кейна, точно этот человек мог защитить её и оградить от всех несчастий. Она также слышала, как переговариваются эти люди между собой, и несложно было догадаться, что они — по большей части — семейство. Им, наверное, тоже было страшно, но они почему-то смеялись и были спокойны, хотя Йомеда понимала: если не судёнышко, что несло переселенцев к берегу, они бы давно пошли на корм тем существам, что прячутся среди волн. Она даже не знала названий морских хищников. Вот её съедят, а она даже не поймёт, кто и за что. Но мерно покачивающаяся лодка и весёлый щебет людей успокаивали: это позволило Йомеде абстрагироваться от всех бед и стресса и задремать.
[indent] Разбудил её резкий толчок. Она сначала даже не поняла, что произошло, но тотчас пришла в себя, оказавшись в воде. Хани бешено замолотила лапами, пытаясь всплыть и набрать воздуха в лёгкие. Крошечная медовая головка показалась над водой. Лисичка зашлась в кашле: она успела хорошенько наглотаться воды и с трудом вспомнила, как дышать. В это мгновение малышка с благодарностью вспомнила Альтраста: дядюшка научил её плавать, и спасибо ему, иначе этот очаровательный медовый комочек давно бы пошёл ко дну…
[indent] — Помогите! — запищала она, сморгнув водную пелену и заметив, что лодка от неё отдаляется. Йоми видела, что люди пытаются ей помочь, но их относило всё дальше и дальше. Они бы так совсем сбились с курса, если не три страшных выстрела вдалеке: лисичка не поняла, произошло, но шлюпку вдруг развернули к берегу, и она стремительно стала удаляться от Хани, оставив её наедине с акулами, медузами и беспощадным морем.
[indent] — Подождите! Не бросайте меня! — она едва не плакала. А затем её предательски сковало от страха, когда малышка заметила плавники, которых все так боялись.
[indent] Йомеда остолбенела, не предпринимая никаких попыток к бегству: да и куда она могла сбежать?.. Но стоило одному из обладателей плавников коснуться её крошечного тельца, лисичка с воинственным шипением дала лапой по носу предполагаемого хищника и развернулась, чтобы спешно покинуть опасный водный участок. Но натолкнулась на ещё один нос. И ещё один. И поняла, что её окружили.
[indent] — Пожалуйста не ешьте меня, я не вкусная! — взмолилась она, зажмурив глазки. Но проходили секунды, и никто её есть не торопился.
[indent] Лисичка осторожно приоткрыла вишнёвый глаз и столкнулась с дружелюбным дельфиньим взглядом. Она не знала, что дельфины и акулы — совершенно разная лига, и всё ещё воспринимала новых знакомых с опаской.
[indent] — Вы… не съедите меня, да? — Неуверенно уточнила Йоми, уже едва держась на воде.
[indent] Когда дельфин в ответ опят ткнул её носом, она рассмеялась по-детски беззаботно, словно забыла, что находится в воде, наполненной опасными хищниками.
[indent] — Я хочу на берег, — беспомощно сказала малышка. Силы её уже оставили: Хани опёрлась на нос одного из дельфинов и отказывалась двигаться. Она так вымоталась!
[indent] Затем у доченьки Аиши случился серьёзный провал в памяти, а первое, что она увидела, снова открыв глаза — слепящее солнце Дискордии и заполненный чайками лазурный купол неба.
[indent] — Ммм… — сонно промямлила Йомеда. — Ну мам, ещё часо-о-ок…

+4

24

--->> Вне игры


Сезон «Дискордия»
18 августа 188 года

В какой-то момент большая вода успокоилась, а мрачные свинцовые тучи рассеялись. Качка деревянного судна и разгул стихии, по факту, первый в жизни Тринити пережитый шторм, не сказались на Вране как-то негативно, даже наоборот. Одноглазый изувер в моменты уединения ощущал некую связь с природой, а творящееся тогда вокруг отражало внешне то, что происходило у зверя внутри. Это даже подбадривало, вызывая очередную безумную усмешку на уродливой морде. В этом большом путешествии самец старался сильно не отсвечивать, вот только иногда голод брал верх. Выжидая, когда любопытных глаз станет меньше, как и опасностей, которые были тут едва ли не за каждым поворотом, одноухий выискивал заплутавшую живность, что мало-мальски поддерживала силы в теле Пожирателя. В качестве пищи годилось всё, и кролики с хомяками, и корабельные крысы, периодически сновавшие по палубе, и несколько некрупных домашних птиц. Помешанный не знал, что ожидало их вдали от дома, а потому, в случае опасности, просто так сдаваться не станет, пусть подохнет, но подохнет, сжав мощными челюстями вражескую глотку. Грешник вспоминал о стае, о двух других Вранах, о Кресте, но чаще всего голову заполняли мысли о Ламие, что не по душе было Безымянному Богу от слова совсем.
"Да сколько можно забивать голову этой чёрной сукой?! Ещё неизвестно, сколько нам на волнах раскачиваться, равно как неизвестно, думает ли она о тебе вообще, небось уже перед другим хвостом виляет", добивал Он. Оскал расчертил морду Грешника, а из груди донёсся глухой рык. Серый зверь никогда не отличался сентиментальностью, но этой Бесовке удаётся пробудить что-то живое внутри беспощадного убийцы, а посему эти слова больно резанули, словно лезвием прошлись по мягким тканям. И всё-таки, унимая разгорающийся внутри костёр, Нити старался следить и за другими Пожирателями, однако собственное бессилие, беспомощность медленно сводили с ума, а хищник становился всё безумнее. Попытки выискать на этой посудине потрёпанную шкуру Каллисто не увенчались успехом, что лишь подливало масла в огонь и выводило и без того неуравновешенного одноглазого.

В это утро одним из первых радостные вести принёс Данте. Приземлившись на волчью спину и весьма ощутимо вцепившись когтями, Вран дёрнул единственным ухом и повернул зрячую сторону морды на чёрного ворона, вперив в него немигающий взгляд единственного янтарного ока, в котором сейчас плясали дьявольские огоньки.
- Дррруг мой, - начал птиц, важно вышагивая по спине Варвара вперёд и назад, - твой вид оставляет желать лучшего.
Когда спутник смолк, искусанный огнём Грешник с оскаленной пастью потянулся к нему, но только ворон собрался было отпрянуть от хищника, как на его морде за какие-то доли секунды вырисовалась, пусть не отличающаяся дружелюбием, но всё-таки улыбка, оголяющая желтеющие смертоносные зубы и клыки.
- Я тут... Обрррадовать тебя прррилетел, - продолжил Данте, сверкнув тёмно-багровыми глазами, когда калека перестал гримасничать, - вперрреди земля. Готов поспорррить, люди высадятся туда.
- Тринити тебя понял, чернопёрый, - кивнул он, не срывая с морды такой привычной скалящейся улыбки. Птиц лишь негромко каркнул, расправляя смольно-чёрные крылья и поднимаясь в воздух. Теперь ворон кружил неподалёку от корабля, порой приземляясь на мачты, сундуки или палубу судна.
Через несколько минут сказанное чернокрылым подтвердилось. Началась суета, неразбериха, в которой запросто можно было потерять и Шанти, и Сунгата. Второго серый исполин потерял из виду довольно скоро, вероятно, отплыл с первыми лодками. Запахи людей, волков, прочей живности и пота смешивались в не самую приятную для чуткого носа солянку, но выбора как такового не было. Стоит признаться, пару раз одноглазый буквально заставил себя стиснуть зубы и нервно сглотнуть подкативший к горлу ком, когда впереди маячило столько свежего мяса. "Просто театр абсурда какой-то", нервно буркнул хриплый голос в голове, и с ним нельзя было не согласиться. В период, когда родному Острову грозит быть стёртым с лица этого бренного мира и вовсе, все живые твари негласно приняли решение сплотиться, хотя нет, это слишком громкое слово. Они лишь на время закопали топор войны, или точнее, присыпать его немного слоем земли, дабы не устроить кровавую баню прямо здесь, на корабле. Они не были товарищами, лишь вынужденными, по факту, незнакомцами по несчастью.
Двуногие заботились о близких, но наверняка в любой момент могли схватить свои огненные палки, да отстрелять ненавистных волков, которых в это время яростно будут грызть их верные псы. Однако пока обошлось без инцидентов. Поднимаясь с насиженного места, Тринити несколько раз резко дёрнул шеей и размял конечности, чувствуя, как хрустят кости. Зверь старался поглядывать, что происходит там, с другими, которые покидают корабль и перебираются в судна поменьше, но то, что было здесь и сейчас в разы важнее. Вран встретился взглядом с Шанти, но времени что-либо сказать попросту не было, а потому разговоры подождут. Кажется в этой суете Помешанный уловил запах треклятой Каллисто, но даже найди он её сейчас, пролитая кровь могла стать причиной конфликта, спровоцировав побоище. "Тринити порвёт её в клочья, если встретит" клокотало внутри. Через небольшой промежуток времени пропала и серая шкура Корицы. Перед тем, как вслед за оставшимися запрыгнуть в шлюпку, которую готовили к отплытию, Пожиратель юркнул подальше от остальных, чтобы переброситься парой слов с Данте.
- Тринити просит тебя проследить за этим паршивцем. Если уйдёт слишком далеко, заставь вернуться, - негромко произнёс тот, когда чернокрылый, цокнув когтями, приземлился на морское судно. Ворон молча кивнул и взмыл в воздух.
Помешанный вернулся обратно с видом зверя, которого порядком потрепала жизнь, но который и сам не прочь потрепать кого-нибудь, если придётся. Хищник оставался нейтрален, а к земле плыл одним из последних, но внимательно следил за водой, наслушавшись разговоров людей об акулах. Одна из них даже подплыла к их шлюпке, несильно её толкнув, но затем она уплыла восвояси. Почему? Зачем? Да и чёрт бы с ней, собственно. Поднимая взор к небу, Чужой видел своего спутника, а значит, всё пока не так уж плохо. Если можно было так сказать в сложившейся ситуации в принципе. Самец сидел в самом конце их судна, так удобнее было наблюдать за остальными, да и вообще, спокойнее было, когда никто не думает со спины подобраться.
Когда одноухий услышал шуршание песка, то через несколько секунд и вовсе выпрыгнул из лодки, резвой рысью направляясь в сторону, где кружил чернопёрый. Две серые фигуры – Шанти и Сунгат, лучше уж так, чем совсем никого. Приближаясь к состайникам, на морде искусанного огнём изувера вырисовывалась типичная для него злорадная ухмылка, отдающая лёгким безумием.
- Брат и сестра Пожиратели, наша троица вдали от дома, - не без интереса, усмехаясь, констатировал факт Нити. - Разногласия, - бешеный взор единственного ока метнулся в сторону Сунгата, - несогласованности, - теперь он скользнул по Шанти, - будут уместны, когда разберёмся, что за чертовщина здесь творится. Но отсюда надо быстрее уходить, пока людишки ружей не понахватали, да псин своих не спустили.
Вран принюхался, поворачивая корпус в сторону северо-запада. Оценивающий взгляд вновь прошёлся по волку и волчице. "Да они тут в одиночку и пяти минут не протянут", в лёгким вздохом буркнул голос Бога в голове.
- Вы можете держаться Тринити, а можете постараться не сдохнуть, если предпочтёте отказаться от его компании. - Одноглазый провёл языком по зубам и двинулся в выбранном направлении, внимательно вглядываясь в окружение и изучая неизвестную доселе местность.

Отредактировано Тринити (2019-07-02 17:46:06)

+3

25

--->> Вне игры

Сезон "Дискордия"
18 августа 188 года

Лисы, обладали природой иной нежели волки и уж тем более люди, их одинокие души свело Лисье Сообщество, а потому, как те кто его покинул, они были раздроблены как никогда. Адлэру правда "повезло" с командой, что казалось и правда  считали его лидером это похода. Отчего тот даже стал даже догадываться почему, хотя возможно дело было не только в его темном общении с Траством в последние полтора года, но и наличии Пепельной, что почти всегда была под боком, хотя сам лис такому соседству был рад в последнюю очередь, учитывая двойственность этой особы. Однако даже так, благодаря Адии, он имел примерное представление о положении вещей на других кораблях и группках лис. Самой проблемной так оказалось была вторая, а самой подавленной третья, правда самец не понимал почему, ведь последней должен был заправлять Флам, у которого уж проблем с этим бы не возникло. В остальном плавание они прожили не очень хорошо, пара их собратьев после бури, так и не вернулись, однако их ряды неожиданно пополнились тройкой лис одиночек, что забрели на корабль самостоятельно и приткнулись к похожим мордам, без особо сопротивления став частью Братства. Потому спокойный дни после бури, лис часто проводил на палубе переговариваясь со спутницей, что и оповестила его о "земле", о которой после объявили люди, все конечно же оживились и заполонили палубу пытаясь разглядеть тот клочок земли, где им придётся жить, вот только самому лису от это было не хорошо. Их Братство было не в самом лучшем положении, и пускай лисы не были голодны, благодаря палубным крысам, что те весьма эффективно истребляли, за что люди их в некотором роде благодарили или стали принимать их за домашних кошек, но без учёта это фактора их можно было назвать беспомощными. Они небыли противником ни людям, ни волкам ни диким кошкам, что весьма уверенно были готовы сожрать их при удобном случае, или если те подвернуться под руку, убить. а перемирие было настолько не прочным, что любая капля крови превратит его в кромешный ад, полный смерти и коварства. Лис это понимал, возможно из-за того что чувствовал всё и всех не так как прочие, его чутье за время проведённое на корабле приобрело новые черты и стало работать на иных существ, помимо Дерис. Эмоции, страхи и намерения для него струились путами что словно нити вели к их хозяевам, и чем темнее чувство тем ярче и чётче нить. Можно сказать что самец 24/7 слыл в темных нитях, что указывали на тёмные стороны казалось мирно сидящих рядом существ. Однако пока всё было хорошо, жажда к жизни в каждом из них пересиливала желание убивать, но как только всё кончится и все высадятся, начнётся пляска желай и клыков. и лисам к этому моменту надо найти безопасное место или хотя бы собраться, что уже казалось Аду затруднительном.
Его тело заставило подняться приближение старших лис, что похоже решили присоединится к лидеру в такой момент и решить что же делать дальше, однако не найдя среди них Пепельной, Ад повёл их за собой, без особого труда отыскав дочь Траста, её лапа выглядела не очень, однако та отказалось от его помощи, решив что как только сойдут на землю решит проблему травами, и лис  был не вправе с ней спорить, шестым чувством чуя что с артами теперь стоит быть осторожней. Усевшись в небольшой кружок из восьми хвостом было решено, что Ад и Пепел пойдут первыми, а остальные во второй группе, а дольше встретяться и собрутся, либо будут действовать по обстоятельствам.. Люди стали садится в шлюпки и лисы тоже не стали исключением, запрыгнув в ближайшую из них. Пепельная плюхнулась на дно лодки, в то время как Ад залез на её нос, крепко вцепившись когтями в доски и пытаясь никому не мешать, Довольно скоро тихое плаванье сменило курс на игру на выживание, крики, вопли людей и зверей разнеслись по морю побуждая быть готовим к неприятностям, однако одну особу  это наполняло радостью и та этим наслаждалась. Ад видел это, но ничего не предпринимал до тех пор пока Пепельная не вылезла на самый край шлюпки, в самый неподходящий момент, когда на них пошла акула. Протаранив лодку и сгинув в конце, она естественно перекинула, наполняемую тьмой лису за борт, прежде чем Ад успел что либо сделать, однако его крики и кричи самой Пепельной, были услышаны и прежде чем ту, поглотил океан, она оказалась вновь на борту. Однако с Адлэром связалась Адия, что заметила лисят оставленных совершенно одних. Лис не задавал вопросов как она их вообще нашла, но это определённо не сулило ничего хорошего, потому, стоило шлюпки коснуться долгожданной земли, как лис рысью вылетел из  неё, направившись в сторону лис второй группы, которых тот должен был направить с берега искать более безопасное место, а дольше уладив это к лисятам что, но словам совы уже везли люди.
Адлэр тяжело дышал наблюдая как лисы с других кораблей постепенно сплавляются. он уже успел отдать второй группе указания, и теперь находился в ожидании и обесценивании обстановки, находясь поодаль от людей и волков. Среди последних мелькали  знакомые морды, однако лис понимал что им сейчас не до него, однако жуткий крик с дальной стороны косы, не предвещал ничего хорошего. Ведь по нему можно было быстро понять, что капля крови уже была пролита, люди и собаки ринулись туда, а волки начали быстро ретироваться, однако среди них порой встречались странные особи, что казалось были волками, но имели человеческие тела. Один такой был не далеко от Ада, и его вместе с ещё тройкой волков окружили взбаламученные люди, что не понимали что происходит, но быстро приспосабливались к новым изменениям. Лис взором видел как их непонимание переходило в желание убить, и то как волк, что стал человеком отчаянно пытался защитить своих собратьев, пытаясь заговорить с людьми, но у него ничего не вышло, его постепенно стали оплетать, а он стал атаковать сломав одному нос, а раскинув других своими широкими плечами, после ринувшись за собратьями.
После этой сцены Аду пришло  сообщение, что один из лисят был потерян, а другие крутились около четверки людей. Адлэр резко рванул в осознанном направлении не обращая внимание на людей и волков, коих теперь ничего не удерживало от кровавой расправы, однако всё же старался держаться от всего этого подальше.
Немного запыхавшись Ад настиг тех над кем зависла его спутница. Взглянув на них чутьём он понял, что они обеспокоены, но не враждебны. а потому рванул к ним попутно подбирая Адию себе на спину и уже в таком виде выходя к людям.
Один из них был определённо плох, настолько, что чутье лиса не улавливало в нём вообще нечего, остальные трое кажется беспокоились о нём, однако лисят уже здесь не было. Сова уже весьма устала, а потому не могла пока помочь Аду в их поисках, а потому лис решил спросить тех кто стоял перед ним, громко тявкнув. Сначала раз, затем второй, привлекая в себе внимание именно этих троих и голосом показывая свою обеспокоенность, совершенно не заметив что тут были не только эти четверо человек, но и кое-кто другой, коего то не заметил из-за того что тот прижимался к хозяину.
- Эй! - снова тявкнул лис - Хотя как они вообще меня поймут то? Хотя может мои крики сойдут за зов самки потерявшей лисят? - несколько озабоченно поговорил Лис взирая на лица людей и нервно дёргая хвостом.

+4

26

--->> Вне игры

Начало сезона «Дискордия»
18 августа, 188 года
7 утра

Корабли... Три незнакомых, несовершенных, но переживших шторм и добравшихся до земли корабля. Невиданное для Дискордии зрелище, заставившее полуволка напряженно всматриваться вдаль на протяжении нескольких долгих часов, пока судна вставали на якоря. Он лежал у самого края обрыва, на Священном Западном Плато. Передние лапы опасно свисали вниз, касаясь подушечками отвесных каменных стен, но Оливер не чувствовал никакой опасности или беспокойства за себя и свою жизнь. Во всяком случае, пока незваные гости находились на своих посудинах и не спешили бросаться к берегу. Какими бы безжизненными не выглядели джунгли издалека, прибытие чужаков не прошло незамеченным, и жителей южного побережья пронзила стрела напряжения. Сложно было сказать, кого они опасались больше - незнакомцев, или тех, кто уже много лет обитал на территории острова. Положив морду на лапы, Оливер на несколько секунд прикрыл глаза, пытаясь выровнять сбившееся дыхание. Он никогда не считал себя трусом, но сейчас, впервые за многие годы, опасался за свою жизнь. Не от рук чужаков, нет. От рук своих же.

Протяжный крик прорезал беспокойные вопли чаек, а из небесной синевы на край скалы опустился крупный белоголовый орлан. Гигантская птица мягко села на высокую траву. Она совершенно не опасалась огромного хищника, и, обойдя его вокруг, остановилась по левую сторону.
- Сколько их? - каким-то обреченным и усталым голосом, произнес полуволк, даже не открывая глаз. Он опасался, что кораблей, на самом деле, намного больше. Просто остальные еще не подошли.
- Три судна, без опознавательных знаков. До самых южных границ океана никого больше. Количество пассажиров не поддается подсчету, но среди них есть волки и люди. Наверняка есть и другие звери.
- Какой-то абсурд...
- «Каскад» находится в замерзшей долине, их не засекут
- В ближайшее время. Вечно скрываться от Цитадели они не смогут, их обнаружат. Уже обнаружили, - намекая на самого себя,  безрадостно усмехнулся Оливер.
- Не рискуй ради чужаков понапрасну. Их выживание - их проблема.
- Их появление - наша общая проблема. Они пошатнут баланс сил. Цитадель их уничтожит. Всех, до единого.
- Вот и не мешай им, - встопорщив перья по всему телу, подытожила птица. - Мы их абсолютно не знаем. Возможно, только уничтожения они и заслуживают.
На последней фразе орел взмыл в небо и полетел по своим делам, дальше, на территории острова. Многие животные поступили точно так же, уходя от возможной опасности, не желая попасть под перекрестный огонь. Зато акулы вовсю стекались к суднам. Как гиены, почуявшие запах возможной добычи, они буквально окружили корабли. И даже сейчас, морские хищники были меньшей из проблем у прибывших. Нужно было выяснить, кто они такие, и чего от них ждать. Поднявшись, Оливер отряхнулся от веток и листьев, после чего посеменил вниз со склона, надеясь скрыться в джунглях и понаблюдать оттуда за высадкой людей. Которая выглядела весьма... неумело.

Полуволк, спустившийся как раз в тот момент, когда первые шлюпки причалили к берегу, сразу отметил, что моряки из новоприбывших чрезвычайно никакие... И команда, в общем-то, тоже. Один из волков уже успел убить двуногого товарища, вызвав у Оливера открытое недоумение. Они же прибыли вместе... Если они за пару минут на Золотой Косе умудрились пролить кровь, то что же творилось на кораблях за время их путешествия? И как долго они путешествовали? Их запах был чуждым, к Дискордии они никакого отношения не имели. Каким образом они, черт возьми, прошли через шторм? Слишком много вопросов, на которые невозможно было найти ответ, не переговорив с ними. Однако выходить к незнакомцам полуволк не решался. Они не выглядели дружелюбными, и вполне могли атаковать крупного хищника. Нужно было найти иной способ контакта... Дабы не привлекать к себе ненужного внимания, полуволк затаился. И хотя его черно-белая шкура совершенно не подходила для маскировки, пальмы отбрасывали сильную тень, а кусты были достаточно густыми, чтобы за ними прилечь. Новый остров был полон самых разнообразных запахов, чтобы сбить чужаков с толку, но ненадолго. Действовать нужно было быстро. И, словно подарок с небес, такой шанс предоставился.

Вторая партия шлюпок. Из крайней к западному проливу лодки неожиданно выпал лисенок. Люди явно пытались ее спасти, но в какой-то момент развернули шлюпку и направились обратно к берегу. В этом была доля разума - западная бухта была опасна для чужаков, от нее стоило держаться подальше. А вот лисенка стоило вытащить из воды. Сама она до нее не доплывет. Дельфины, пришедшие ей на помощь, только посмеялись над ее опасениями, и носами дотолкали ее почти до самого берега. Туда, где глубина была метра два. В этот момент, сорвавшись с маста, Оливер выскочил на побережье. В три длинных прыжка преодолев расстояние, которое разделяло его и океан, он тихо забежал в воду, доплыл до лисицы, и вытолкав ее на берег, отряхнулся. К этому моменту его уже успели заметить несколько людей и зверей, которые явно выпали в осадок от происходящего. Слишком крупный зверь для собаки, слишком странный окрас для дикого волка. Растерявшись, переселенцы не успели ничего предпринять, прежде чем Оливер аккуратно взял Йомеду в пасть, и скрылся в джунглях. Наверное, люди и не станут преследовать его ради лисы - риск потерять жизнь в незнакомых землях был слишком велик. И все же, Оливер темпа не сбавлял. Нужно было найти укрытие, в котором их никто не побеспокоит. А ближайшее из них как раз находилось на любимом плато.

+7

27

--->> Вне игры

Начало сезона «Дискордия»
18 августа, 188 года


Наверное, для многих обитателей корабля путешествие казалось утомляющим, а может даже и пугающим. Кто-то забился по тёмным углам и не отсвечивал, кого-то мутило, кто-то злился, а кто-то - Лето. В отличие от своих клыкастых собратьев, молодая волчица была полна энергии, которая так и бурлила в юном крепком организме охотницы. Она с интересом изучала каждый закуток судна, свободно перемещалась по палубе, приноровившись к покачиванию корабля и ловко смещая центр тяжести тела то на лапы справа, то на лапы слева. Подобное действо казалось Аданне некой тренировкой с удерживанием равновесия. Это было здорово, потому что воспринималось зеленоглазой не как тяготы судьбы, а как игра и разминка.
Наперёд рыжая не загадывала, предпочитая жить сегодняшним днём. Лето даже успела вдоволь полюбоваться яркими бликами на воде и дельфинами, что сопровождали несколько раз корабль по обе стороны деревянного носа.
Остаток пути молодая волчица провела недалеко от матери, чтобы та не переживала, но стоило начаться суматохе при виде острова, как Летаргия потерялась из виду, а Лето пришлось скооперироваться с Эхо - каракал всегда был рядом и ни на секунду не оставлял юную исследовательницу одну - разумеется, ведь Лето просто не могла усидеть на месте и всё время перемещалась по всему кораблю.
- Лето, спокойно. Нам надо сесть в лодку и переправиться на берег. Тебе придётся показать зубки. - Кот выглядел немного раздражённым - его чёрные уши с прекрасными кисточками были прижаты к затылку, а хвост хлестал по рыжим бокам.
- Но я не хочу.. - Попыталась, было, поспорить зеленоглазая, но пристальный взгляд спутника убедил её прикусить язык и подойти к месту посадки на лодку. Первая "партия" уже уплыла вперёд, поэтому оставалось лишь ждать, когда лодки вернутся. Сперва Аданна хотела уже поплыть так - под водой же она умеет дышать.. да только здешние обитатели вод были крайне недружелюбны, и добраться до берега живым почти не предоставлялось возможности.
Стоило лодкам подойти к борту корабля, как рыжая чертовка сверкнула глазами-изумрудами и ощерилась, демонстрируя белоснежный ряд острых крепких клыков, тем самым отгоняя наименее смелых претендентов на шлюпку подальше.
- Эхо, а как же мама? - Рыжая попыталась обернуться, чтобы посмотреть за спину, но каракал уверенно и достаточно ощутимо пихнул волчицу плечом, подгоняя в лодку.
- Успокойся. Летаргия - взрослая волчица и как-то разберётся. Тебя сложнее организовать. Давай, плюхайся на дно лодки. Я буду рядом. - Эхо муркнул себе под нос, а потом устроился под боком у зеленоглазки так, чтобы, в случае нападения, смочь отразить атаку. Но коту казалось, что смельчаков напасть сразу на двух хищников не найдётся, всё же - двойная порция клыков, плюс бонусом - острейшие крючки-когти.
Путь прошел не слишком быстро, но без происшествий, как это было в первый раз.
Стоило лодке коснуться нищем песка, как Эхо куснул Лето за мохнатое рыжее ухо, призывая поскорее покинуть посудину, которая ему и так не слишком нравилась, а находиться на ней дольше необходимого не было никакого желания.
Лето ловко выпрыгнула и отбежала чуть поодаль, намереваясь ждать Лунную, ведь на новом Острове всё было слишком не знакомо, чуждо.. Сунуться самому на неизведанные территории было бы или смелостью, или невиданной глупостью. Даже молодая двухлетняя охотница понимала это. Поэтому она просто отошла от основного скопления людей, собак и иных зверей, чтобы, в случае чего, можно было как можно быстрее сбежать, но при этом пока что оставалась на месте, дожидаясь, когда с корабля сойдёт на сушу и мать.
Только вот на берегу началась какая-то шумиха.
Лето насторожилась.
Попадать под атаку не хотелось, но не это взволновало так зеленоглазую.
- Эхо, смотри-смотри! Глянь, какой волк необычный.. ну смотри же!!! Вон, лисичку схватил и бежит в лес. Подождешь маму? А я быстро - сбегаю, узнаю у него, что за остров, и вернусь! - Уже на бегу кинула каракалу молодая волчица. Кот лишь вздохнул и последовал за ней, пусть и не в таком быстром темпе - всё равно найдёт. Летаргия разозлится, если узнает, что он отпустил Лето одну в погоню за местным, который выглядел очень странно.

Отредактировано Лето (2019-06-23 21:44:50)

+3

28

--->> Вне игры

Начало сезона «Дискордия»
18 августа, 188 года

В отличие от своей неусидчивой дочери, Летаргия поскорее хотела сойти на берег. Путешествие по воде успело утомить матёрую охотницу, поэтому хотелось найти себе укромное логово и хорошенько отоспаться на ровной, не качающейся земле. Конечно, шум волн, ударяющихся о деревянные борта судна, успокаивал и навевал сонливость, но всё же нормально поспать за эти три дня (или сколько уже прошло?) Лунная так и не смогла. Наверное, всему виной был материнский инстинкт - потеряв однажды сына, голубоглазая не могла позволить себе потерять ещё и дочь, а потеряться та могла очень легко и просто - с таким характером, как у Аданны, за ней нужен был глаз, да глаз.
Так и глаз не напасёшься.
Крики "земля!" показались Летаргии усладой для слуха. Только вот в суматохе она потеряла из виду Лето! Она, охотница, опытная мастерица, упустила одну-единственную цель - дочь! Нахмурившись и обыскав весь корабль вдоль и поперёк, Летаргия проворчала под нос что-то невразумительное, ругая себя за беспечность, которая в её возрасте давно уже не допустима.
Приглядевшись к отплывшим лодкам, волчица увидела знакомую рыжую шкуру - Лето перемещалась на шлюпке в сторону берега. Радовало то, что юное "дарование" не стояло и не заглядывало в воду, например, не дразнило акул и не пыталось поплыть самостоятельно. Оно и не удивительно - рядом с юной волчицей был её разумный спутник, а уж он точно не позволил бы совершить Лето какую-то очередную её глупость.
Всё время, пока лодки шли к берегу, Лунная внимательно следила за дочкой, а когда она с Эхо высадилась - вздохнула с облегчением.
Теперь можно и самой добраться до берега.
Будучи уверенной в себе хищницей, достаточно легко идущей на контакт с любым живым существом, Летаргия без труда забралась в одну из лодок, вернувшихся после первой высадки, и точно так же "отправилась" на берег, теперь уже с лодки не сводя взгляда с Лето.
Только вот произошло то, что чаще всего и случалось с молодой непоседой - на берег выскочил из чащи какой-то белый зверь, похожий на волка. Окрас его был странным и непривычным для волка.
Лето, только не смотри... Ааахгрх!
Конечно же, от рыжей плутовки не ускользнуло присутствие чужака и она.. ну конечно же.. конечно же, она помчалась в сторону уже убегавшего зверя. Радовало одно - Эхо незамедлительно отправился следом.
Летаргия вздохнула..
И как ей уследить за единственной дочерью, если та каждый раз находит себе приключения?
Высадившись на берег, Летаргия решила, пока все гомонят и осваиваются на песчаном берегу, осмотреться по округе.
Поэтому, стоило её лапам лишь ступить на песок, как матёрая отряхнулась и засеменила в сторону леса, но не вошла в чащу, а остановилась на кромке, проходя сперва то в одну сторону, то в другую и принюхиваясь - для охотника важно изучить местные запахи, чтобы потом они не забивали голову и не отвлекали в неподходящий момент.

+2

29

--->> Вне игры

Сезон: "Дискордия"
18 августа 188 года

Антею было плохо всё путешествие так что его становление лидером, что не заладилось ещё на старом острове, усугубилось и "его" лисы были в групповой суматохе, особенно после того как на корабле обнаружились ещё пять лис одиночек, что теперь тоже крутились вокруг "главы" группы, которой хотел лишь одного: " ЧТОБЫ ЭТУ ЗЕМЛЮ ПЕРЕСТАЛО ТРЯСТИ!". Да, лис схлопотал морскую болезнь из-за чего его сознание и рассудок плыли как не нормальные, но его почему-то не рвало. Потому и от обезвоживания он не страдал, однако его мысли и сознание частенько теряли связь с телом и иногда он находил себя не там, где должен был. Его "святящееся тело" никогда не исчезало даже при солнечных лучах, делая из него крайне странный объект, что заставлял насторожится любого, будь то зверь или человек. а потому его никто не трогал. После случая с кристаллами  его татуировка часто слегка покалывала и перемещалась по телу с непостоянной скоростью и направлением, что заставляло лиса нервничать порой находя её у себя на морде, кончике хвоста или лапе. Анти чувствовал себя сломавшимся лисом, чьи способности и силы жили собственной судьбой, стоило их хозяину ослабить бдительность. Однако чернобурый сын Траста, пытался не унывать и искать спасения в собратьях, что впрочем тоже были весьма ошеломлены его "особенностями", однако стоило старшим вспомнить, что он носил часть силы Светлозара как те успокаивались, вот только они не знали, что это были не они. Антей пытался нащупать полученные от лисьего бога силы, но ему постоянно что-то мешало, и он не как мог к ним прикоснуться. 
Весть о "Земле", застала самца в ужасное время, когда его "тело стража" ужасно пульсировало, то становясь материальным, то эфемерным, от чего лис не мог даже сам подняться на лапы, не то чтобы ходить, однако пара старших лис помогли ему подняться и выйти на палубу, дабы узреть новую "Землю", где им предстоит жить. В этой суматохе и из-за собственного плохого состояния Анти совсем забыл о лисятах, хотя и назначил за ними присматривать одного из старших, но похоже его группа была слишком не организовано и лисятки остались одни. Антей увидел их лишь когда его уже погружали в шлюпку, во второй волне, он и хотел было сказать одному из старших, чтобы тот присмотрел за ними, как увидел людей что казалось хотели им помочь. Антей их знал в некоторой степени, а потому позволил старшим продолжить его погрузку на борт судёнышка. В шлюпке по мимо трёх лис, что расположились среди груза, был один волк, три человека и один охотник с собакой, которая как-то по странному пялилась на мигающего лиса, который к слову и лисом то пах лишь когда мерцание "тела стража" утихало. Люди видя такую не понятную штуку на борту просто пытались держаться подальше и тройка лис была им за это благодарны.
Само путешествие прошло на удивление спокойно, ни одна из акул их лодки так и не коснулась, а к медузам плотно усевшиеся хищники как-то не стремись, потому стоило носу шлюпки коснуться и прошкрябать борозду в золотом песку как странная тройка лис вылезла из лодки и побрела вдаль. У Антея сейчас не было никакой цели, кроме той, чтобы укрыться от лишних взглядов людей, волков и прочих зверей, которые завидев его посверкивающий мех, да странный узор на пол морды несколько настораживались. Впрочем их нельзя было винить, даже те кто, подпирал его с обоих боков не понимали происходящего, продолжали следовать и помогать ему, хотя бы потому, что обещали идти за лидером группы, куда угодно. Благодаря усилиям этих двух лис, Анти смог отдалиться от скопления людей и волков, решив таки найти кого-нибудь ещё из лис и так уже прояснить что делать дальше, но в этот же момент взглядом заприметил летящего на всём ходу куда-то Адлэра, что пролетел мило них по краю основной толпы, явно не заменив сына Траста, который его не окликнул, поняв что тот спешит не о понапрасну, но уловив, то откуда он бежал, направился туда, ведь в его группе была Пепельная, что могла ему помощь или хотя бы побыть рядом. Потому тройка неспешно направилась к ней. Иди особо долго не пришлось, она находилась несколько поодаль от основной массы переселенцев, вылизывая шерстку, или так ему казалось. К слову в этот момент самец почувствовал весьма ощутимый толчёк в бок, от которого, что бы не упасть рванул на пару тройку шагов вперёд держащих его лис, однако весьма быстро начав терять равновесие, что заставило старших вновь его подпереть. Причиной это толчка была та, о ком он совсем позабыл, Иноскаяса, после начавшейся у него болезни он почти не контактировал с ней, а потому да была обеспокоена и одновременно зла на него, а потому вцепившись в его загривок "тела стража" начало тянуть Анти вверх дабы растормошить и выместить на нём свое беспокойство, однако стоило телу блеснуть, как соколица потеряла хватку и быстро взмыла в воздух, непонимая что произошло. Двое лис не были рады распалившийся птице, а потому нервно фыркали, давая понять что им и так не просто. Успокоившись немного и взглянув на ситуацию трезво, Ино вновь опустилась на спину лиса, теперь уже просто расположившись на ней и пытаясь получше понять что с её спутником вообще происходит.
- Что это с тобой вообще? - несколько растянуто и удивлённо произнесла она, пытаясь пошевелись когтем в теле стража, что вновь активировалось.
- Сам бы хотел бы знать...  - весьма откровенно и устало произнес Антей, продолжив направляться к сестре, соколица же вопросительно глянула на подпирающих самца лис, но те лишь покачали головой, давая понять что и сами бы хотели знать.
Когда же это процессия подошла достаточно близко к Пепельной они остановились, и перевели дух. Тело Антея все продолжая мерцать с разной степенью яркости, а тело стража материализоваться ему в такт, из-за чего лис медленно сам себя закапывал в песок.
- Пепельная привет. Да я его видел, но кажется он был чем-то сильно озабочен что летел куда-то со всей прыти, а ты... - лис окинул взглядом сестру сказу заметив рану, - Ранена? Как? И как давно? -брат присмотрелся к ней получше путаясь оценить состояние сестры. - Выглядит не очень хорошо... -заключил в конце самец.
- Пепельная ты ещё не искала травы? Может сможем что-то отыскать что-нибудь? - обеспокоенно произнёс Антей, слегка привстав , однако спустя секунду шлёпнулся обратно. Его собственное состояние было тоже далеко не лучше, пускай став на твёрдую землю морская болезнь и отступила, однако его способности совсем слетели с катушек и теперь вообще не подчинялись воле хозяина, из-за чего лис сам идти то мог с трудом, однако не смотря на это, он больше беспокоился о сестре и её ране, нежели о самом себе и его вышедшим из под контроля способностям, что к слову продолжали делать из него мерцающую гирлянду с узором морской звезды на пол морды и водным знаком на правом ухе. Так что он одновременно и привлекал внимание настороженных нападением волка людей и в тоже время отталкивал их. Ведь: "Что это херь?" и "Не шарахнет она их чем-нибудь?" - они то не знали, а потому к группе лис не подходили, хотя и с опаской поглядывали порой.

+2

30

Пепельная раздраженно дернула ухом, на излишнее волнение на счет ее здоровья. Рана, как рана, ну немного начала гнить из-за контакта с соленной водой, ну и что? Ей не впервой ходить с ранами. К тому же, лисица не сильно любила, чтобы за нее переживали. Уж такой она стала, не принимающая заботу других, что даже странно, учитывая, что их семья очень дружная и любящая была.
- Я осталась, чтобы по возможности собрать  лис, которые не успели или не захотели уйти сами на поиски приключений, - сказала Пепел, поднимаясь на лапы и осматривая собравших. В целом, пока она здесь сидела, подтянулись все лисы, кто ее увидел. Сам или с помощью спутников. Даже ранее одиночки прибились. Возможно на время, а может и насовсем, создавая новое Лисье Братство во главе с Адлэром и Фламом. Стоп!
- Стоп! А где Фламенсульф? – спросила Пепельная, назвав полное имя старшего брата. Она только что сообразила, что не видит его среди всех остальных лис. Только Антей, которого поддерживали несколько старших лис. Еще несколько молодых, которые ранее подошли к Пепельной. Лисят Аиши не видно, но за ними Адлэр ушел. Самой Аиши тоже не видно, но она могла отправиться искать своих детей. Если подумать, то практически все на месте и можно выдвигаться, пока на лис внимания не обратили. Возможно, что больше терпимого отношения к лисам не будет.
- Выдвигаемся, - сказала Пепельная, после ответа Антея. Ее новость не обрадовала, но сидеть и вздыхать не у нее в правилах. Сначала нужно травки найти, место для отдыха, а потом уже заняться несущими проблемами.
- Уже рискованно здесь находиться, да и нужно найти более спокойное место, чтобы и отдохнуть от путешествия Большой водой, - приняла решение молодая лисица. Она не желала брать на себя борозды правление, но видя общее состояния собравшись, особого варианта не было. Антей выглядел плохо, Адлэра нет, некоторых видит впервые. В общем, придется ей потерпеть.
Компания лис легкой рысью выдвинулась на восток. Туда, куда меньше всего ушло волков и других животных, где должно быть чуть спокойнее.

+2

31

Сестру не обрадовало беспокойства брата о ней. Но и она не просила что с ним. Хотя она редко когда проявляло своё беспокойство по отношению к другим. Хотя если вспомнить ещё кое-что то это вообще не казалось удивительным. Вокруг же самой Пепельной собралась разномастная группа лис. Некоторых Анти знал, некоторых видел впервые, они  заприметив его "странности" немного забеспокоились, однако вскоре затихли.
- Значит тут большинство? -сказал лис оглядев собравшихся, когда сестра резко воскликнула имя брата, которое заставило самца немного вздрогнуть, - ОН не успел... -многозначно ответил лис, слегка поникнув, - Цунами накрыло места перехода до того как Флам успел появится, а нам ничего не оставалось кроме как спасаться бегством. Думаю он остался со всеми на Лисьем острове... навсегда. -закончил он пытаясь не вспоминать то путешествие в котором он осознал что быть лидером не его, хотя он и считал что может хорошо договариваться, по за время на корабле он понял что лучшее что он может это притягивать и располагать к себе, но ничего больше он был не способен их удержать подле себя что несколько гложело всё ещё юную душу лиса. Но сейчас было немного не до его душевных терзаний, а потому Пепельная взяла командование на себя. Антей же просто повиновался, он был сейчас не в том состоянии чтобы спорить, да и решение сестры можно сказать было крайне верным, ведь люду уже стали поглядывать на группу лис не с опаской а скорее с жадностью, а потому ретироваться было лучшем решением. Вот только бежать Анти особо не мог, но благодаря усилиям Иноскаясы и двух старших лис он всё же мог не отставать он основной группы, хотя и выглядело это нелепо, как собственно и исполнялось.

+1

32

--->> Вне игры

Начало сезона «Дискордия»
18 августа, 188 года


Наверное, Соль был одним из немногих, кто из обитателей корабля чувствовал себя хорошо даже во время шторма - в сравнении с первыми его переходами между Островом и Миром Амонкиритов местный шторм казался детской забавой - зверя не укачало, а морская болезнь обошла белошкурого стороной. Но это не отменяло того факта, что разноглазому было не комфортно в окружении такого количества волков, людей и собак. Привыкший к одиночному образу существования, наёмник все три дня морского путешествия ловил себя на мысли, что задерживает дыхание и пытается затаиться каждый раз, как кто-то из вышеперечисленных живых существ оказывается в опасной близости от волка.
Луна куда-то запропастилась, и это угнетало Соля, потому что дороже сестры у него никого не было, да и кто смог бы привыкнуть к такому отшельнику и одиночке, как он? Даже попытка примкнуть к белоснежной Веледе не увенчалась успехом - несмотря на своё вполне сносное умение ориентироваться на местности, в Лабиринтах волк умудрился потеряться и лишь чудом потом выбраться наружу благодаря логике и стратегии.
И вот теперь он здесь - на покачивающемся на волнах судне, в окружении кучи шумящих, кричащих, представляющих угрозу созданий. Несмотря на свою неприязнь к подобному окружению, Солей вовсе не был трусом - он то и дело предупреждающе скалил клыки, издавая тихий рокот и тем самым показывая, что лучше к нему не приближаться. В общем-то, желающих и не было до тех пор, пока по кораблю не прошёл ропот - впереди земля.
Обрадовался ли Мкаа?
Нет, нет и ещё раз нет.
А всё потому, что...
Началась толкотня возле шлюпок - все торопились покинуть корабль, отдав предпочтение неизвестности в виде акул и медуз - о да, Мать-Охотница рассказывала ему и Луне про медуз - желеобразных тварей, населяющих толщу воды и обладающих парализующими и обжигающими ядами в щупальцах. Кажется, таких медуз у береговой линии было несчётное количество - крики бедолаг, угодивших в воду, говорили об этом очень явно.
Вздохнув, хищник подумал о том, что неплохо бы как-то телепортироваться на берег с помощью артефакта, но таковых у волка не было, да и пришла с чьей-то птицей-спутником весть, что на этом острове всё действует несколько иначе, и магия может сработать совсем не так, как привыкли к этому носители артефактов. Не хватало ещё усугубить и без того не комфортное положение.
Поэтому, снарядившись самой "дружелюбной" улыбкой-оскалом, крупный белый зверь с красной полосой краски под глазом ступил в одну из шлюпкок и забился под скамью, что была на носу лодки - достаточно глубоко, чтобы ни у кого не возникло желания достать оттуда белошкурого.
Когда лодка причалила к берегу и большинство народу выбралось на берег, только после этого Мкаа выбрался сам, отряхиваясь от песка и сора, что в большом количестве скопился на дне шлюпки.
Озираясь по сторонам, амонкирит спешной широкой рысцой плавно двинулся в сторону кромки леса, норовя как можно скорее скрыться в чаще и, возможно, найти духовных обитателей здешних земель - если кто и знает, как выжить на этих территориях, то лишь местное население, а не творящие хаос переселенцы, едва успевшие ступить на твёрдую почву..
Вполне возможно, что кровь здесь проливать вообще нельзя.. кто знает, чем это нам аукнется..

+1

33

--->> Вне игры

Новый сезон
«Дискордия»

Однозначного мнения у Гримарра относительно этого большого путешествия не было. Да, пёс избежал участи тех, кого одолевало такое явление как морская болезнь, но при постоянной качке, иногда рваных, а порой монотонных движениях корабля даже крепкий кобель может почувствовать лёгкое недомогание. Благо, металлический штырь не пронзил его насквозь и не задел артерию бедра, иначе черномордого можно было бы в тот же день списать за ненадобностью и профнепригодностью. Рана затягивалась, ушиб, полученный не так давно ударом ящика, летящего в сторону в сторону хозяйки, постепенно проходил. Однако беспокойство о собственном физическом состоянии отходило на задний план, поскольку забота о Марго – была задачей первостепенной важности. Кангал, вероятно, был одним из первых, кто заметил изменения в дорогой хозяйке. Ещё до их отплытия. Несмотря на то что сам карабаш в тот период отлёживался и зализывал раны, чуткий охотничий нос в этом деле невозможно было обмануть. Она пахла иначе. А со временем наблюдались и изменения в настроении, поведении. Но это определённо была не болезнь.
Марр, не до конца понимая, что же происходит с девушкой, стал ещё пристальней за ней наблюдать. «А не задумали ли они завести маленького человека с этим охотником?». Верный пёс не мог быть уверен наверняка, не полностью разбираясь, как строятся людские отношения и как вообще они выбирают себе пару. К слову о паре… В целом к мужчине Гримарр не испытывал ни агрессии, ни ненависти, скорее настороженность, особенно из-за его усатого спутника. Он старался сохранять нейтралитет по отношению ко всем окружающим людям и их питомцам, пока они не задумали причинить вред Марго, в таком случае о гильдийской выучке и спокойном нраве кобеля можно позабыть. Для себя черномордый и не заметил, как игнорировал сновавших от края до края волков, хоть и улавливал их среди множества других запахов. Ненависть к этим тварям может дать о себе знать, когда под лапами будет твёрдая земля, а не раскачивающаяся на волнах деревянная посудина.
Из раздумий кареглазого вывели тёплые руки, ставшие уже такими родными. Немного опущенный хвост за мгновения преобразовался в кольцо, а его владелец начал им немного вилять, выражая свою радость. Его глаза смотрели на девушку с такой искренней любовью и преданностью, на которую только был способен. «Я отдал бы многое за возможность с ней поговорить, хотя бы несколько минут», об этом он задумывался часто, особенно в те моменты, когда они оставались наедине, дурачились, или Марго рассказывала карабашу что-то из своей жизни, «что ж, как мы убедились, магия в нашем старом доме была, а значит, наверняка есть какой-нибудь артефакт или безделушка, способная на такое». Этими мыслями кобель старался приободрить, прежде всего, себя, так как не знал, захотела ли хозяйка и вовсе разговаривать со своим верным Гримарром. Несколько раз он правда пытался выдавить из себя хотя бы одно слово, чтобы та его поняла, однако на выходе до неё доносилось лишь приглушённое «Гав».
Что ж, не было времени на раскисание, поскольку на судне началась суматоха. Люди готовились ступить на новый остров, неизведанный доселе никем из здесь присутствующих. Четвероногий держался рядом с девушкой, пытаясь найти глазами и учуять Кая, да, так его зовут. Запах его здесь был, но недостаточный, чтобы говорить о его присутствии здесь. «Странные эти люди…» Задумался кангал, «сначала живут вместе под одной крышей, а в итоге он уплывает в числе первых, не дождавшись своей пары». Хотя Марр и был случайным свидетелем возникшего между ними конфликта, но, если тебе кто-то дорог, то ты можешь многое ему простить, или указать, где был неправ, считал черномордый. Однако довольно скоро появилась и другая мысль, «или, быть может, раз территория чужая, то он и остальные отправились на разведку, как самые опытные и как те, от кого будет больше проку в этом деле?». Вопросы, догадки друг за другом выстраивались в мыслях кобеля пока он везде и всюду следовал за Марго, пару раз даже насильно оттолкнул столпившихся мужиков, чтобы та могла пройти и не бояться быть задетой.
Вот и они добрались до шлюпок. Марр не сразу понял, о каких акулах и медузах идёт речь, ибо банально не знал, кто или что это. Он последовал за хозяйкой, и они отправились к берегу. Кареглазый наблюдал за поверхностью водной глади, как отражаются на ней лучи солнца, как вдруг из воды показалось что-то, похожее на треугольник, который стремительно приближался к ним. Затем все присутствующие ощутили удар о судно. Из разговоров людей ему стало понятно, что это и есть акула, а о том, насколько они опасны, говорили кровавые разводы и звуки растерзываемой плоти. «Большие рыбки», отметил Гримарр, приподняв одну бровь. Появилась даже мысль пройти к носу лодки, дабы в случае чего предупредить их об опасности, но мысль тут же была отброшена. Во-первых, тогда он не сможет наблюдать за девушкой, а во-вторых, закрались сомнения относительно безопасности при перемещении, а не перевесит ли? Дабы не проверять сего на практике, кобель поддался ласкам нежных рук и сел рядом с их владелицей. Иногда кобель прикрывал глаза, наслаждаясь её прикосновениями и повиливая хвостом. Когда же пальцы касались морды около пасти, кангал не упускал возможности их немного облизать и уткнуться в ладони мокрым кожаным носом.
Они ступили на песчаную поверхность, но всё ещё находились в воде, направляясь в сторону суши. Карабаш держался рядом, принюхиваясь и прислушиваясь. По окончанию водных процедур верный спутник проследовал за хозяйкой до охотника, рядом с которым, разумеется, юлила рысь и находилась какая-то девушка. Кивнув большому коту в знак приветствия, и не надеясь получить хотя бы кивка в ответ, кобель поднял голову к людям, слушая, о чём они говорят, и какое решение в итоге примут.

+2

34

--->> Вне игры


«Дискордия». 18 августа 188 года

На палубе можно было различить чужое ворчание, рык некоторых особо отчаянных диких зверей да чужую ругань. Атмосфера царила, мягко говоря, напряженная. Если не все, то большинство стремились скорее сойти на берег, но вот незадача: теперь по кораблю пошли слухи о том, что страшные испытания еще впереди, ведь воды кишат смертоносными тварями. Но южанин не различал слов людей, чувствовал только выдающий некоторых страх. Не слышал он и переговоров своих собратьев, большинство из которых, как и он сам, старались не привлекать к себе внимание на период всего плавания. "Черта с два все так просто закончится," - ужом скользнула неприятная мысль, заставив волка воззриться на своих попутчиков. Мать и ребенок, коих он сопровождал на борт корабля и все оставшееся время был рядом, терпеливо дожидались, когда хищник наконец воссоздаст морок и они втроем смогут подняться на палубу. Но что-то в новом месте было однозначно не так, это мешало ему одним лишь слабым усилием воли окружить себя угодной для людей иллюзией. А может, то были просто последствия мучительной качки? Так или иначе, Мед ощущал перемену, и не сказать, что она ему так уж сильно нравилась. Интуиция подсказывала не пытаться обманывать окружающих чужим обличьем и действовать открыто, на что разум реагировал бурно, вызывая в южанине внутреннее противоречие. "Если я поднимусь с ними в таком виде, то опасность будет угрожать нам троим."
Волк недолго бездействовал, очень скоро он оскалился и рыкнул на Элен и Патрика, рассчитывая таким образом прогнать от себя парочку, однако, мальчишка с искренним недоумением схватил мать за рваную юбку, а та лишь дрогнула, но не двинулась с места. Женщина хмурилась и внимательно смотрела в морду зверя, который спас ее от изнасилования и большую часть пути вел себя вполне дружелюбно, даже несмотря на общее недомогание, вызванное первым выходом в море. Взгляд ее внимательных, голубых глаз вызывал вину, но вопреки этому щемящему сердце чувству, Медив ощерился пуще прежнего, вздыбил золотистого цвета шерсть и сделал рывок в сторону пары, угрожающе клацнув челюстями. На этот раз действие принесло результат: женщина и ребенок устремились на палубу. Оно и к лучшему.
Подождав, волк наконец вышел навстречу слепящему дневному свету, какое-то время пытаясь к нему же и приспособиться. Дни, проведенные в помещении за поеданием сухарей из рук маленького мальчишки остались позади, и ему предстояло приспосабливаться к новым условиям жизни, которые отнюдь не казались ему радужными. От одной мысли, что представители разных видов и фракций массово мигрировали на новый остров, о котором доселе никто не слышал, самец болезненно морщился. Прежде, чем прибывшие успеют познакомиться с новым местом поближе, некоторые из них точно падут жертвами кровавой расправы местных обитателей или еще какой чертовщины. "Нет, в одиночку тут выживать нельзя" - решил южанин, ловко лавируя меж человеческих тел. Одна из шлюпок ожидала последнего пассажира, коим и стал Медив, столь бестактно запрыгнувший на ее борт к преимущественно миролюбивым, но теперь напуганным пассажирам. Им не нравилась его компания, а ему — их, и потому каким-то чудом им удалось преодолеть весь путь без происшествий. Может, причиной тому послужили все те же морские обитатели, чей угрожающий вид пугал людей больше такого неприятного обстоятельства, как компания волка в их лодке, но вникать в это не было ни сил, ни желания. Сейчас самец задался целью скорее встретить создание своего вида на суше, и вместе с ним убраться подальше от места высадки.
Когда они уже почти прибыли к берегу, охотник выпрыгнул из лодки, плюхнувшись прямо в прохладную, соленую воду. На этой глубине им не были замечены морские хищники, и потому он даже успел получить удовольствие от недолгого плавания. Но особую радость ему доставило понимание того, что едкий запах недавно срубленного дерева, коим пах весь корабль, постепенно вымывался из его шерсти, оставаясь в прошлом, как и минувшее морское путешествие. Конечно, испытания еще впереди, но теперь трудности ожидают его в относительно привычной среде обитания. Отряхнувшись от воды, Мед стал прогуливаться по золотой косе, высматривая такие же одинокие морды, однако, вопреки собственному здравому смыслу, уставился на человека, к которому привели странные следы на песке. Сложилось впечатление,  будто прежде, чем добраться до своего сомнительного укрытия: ближайшего к пляжу дерева, незнакомец влачил ноги с тех пор, как высадился на берег. Он с непониманием и явным беспокойством осматривал свое тело, как-то чудаковато вытягивая перед собой руки, ощупывая ноги  — словно они и не его вовсе.
- С твоим мороком что-то не так, верно? - осторожно поинтересовался волк, делая шаг к Бернанду и гадая, поймет тот его, или же нет.

Отредактировано Медив (2019-06-27 17:19:10)

+2

35

[indent] Впервые за свою короткую жизнь малышка Йомеда была так далеко от родного дома. С тех пор, как шесть месяцев назад дети Аиши и Церрита появились на свет посреди ужасной бури, колесо их жизни, казалось, с каждым прожитым днём только ускоряло темп, налетая на препятствия, несчастья и расставания. Но всё это время совсем ещё юные Рори, Йож и Йоми оставались в кругу семьи — в этом была их сила. Теперь даже это у лисят отняли: в плаванье их разделила ужасная случайность, и со всеми ударами судьбы отныне придётся сражаться своими силами, ведь даже Антея, под заботливым крылышком которого можно укрыться, рядом не было…
[indent] Осознание этого ударило в голову Йомеде, и она-таки очнулась. По глазам ударило солнце, а затем — песочная белизна. Она откашлялась. Голова её гудела, взгляд плыл. Воздух будто плавился, и лисичка всё видела словно в замедленной съёмке.
[indent] Хани помнила дельфинов, помнила падение в воду, что её пытались спасти и — очень хорошо — лицо Ноэля Кейна, по инициативе которого трое лисят были спасены от нарастающей на корабле давки. Как же так? На протяжении путешествия столько испытаний, но гораздо больше — добрых помощников. А она всё равно осталась одна…
[indent] Вечно солнечный комочек оптимизма, увы, под силой нахлынувших чувств тревожно сжался и остался лежать на песке, ещё не понимая, что теперь делать и как найтись с остальными. Всё, что Медовая знала наверняка: одна она не справится.
[indent] И тут песчаный покров всколыхнулся под чьим-то тяжёлым весом. Йомеда с любопытством оторвала свинцовую головку от земли и едва не столкнулась носами с волком необычного окраса. Это он вытащил её на берег? Сколько времени прошло? Час или секунда? Кто он? Где они? Где Айрори и Йорвет? Что теперь делать? Все эти вопросы промелькнули в её глазах, а потом этот незнакомец осторожно подхватил медовое крохотное тельце и рванул в неизвестном направлении.
[indent] — А ну стоять! — бешено зашипела Йомеда. Но прозвучало это из-за жуткой тряски как «а-а-а н-ну стоя-а-ать!» Она попыталась вырваться, но что могла такая мелочь против шестидесятикилограммового кобеля? Ей оставалось только бессильно висеть в пасти, пока она не поняла, что на данный момент есть её точно не собираются, и прежде, чем вырываться и рисковать свернуть себе шею налету, надо подождать, пока это сильное, быстрое существо остановится и прояснит свои мотивы.
[indent] «Он же мне всю шкуру попортит!» — возмущённо думала она. То есть Йоми будто совсем не заботили другие трагические исходы. Ну что с неё взять: в рискованных ситуациях её крошечный лисий мозг всегда включал самые позитивные концовки!

Отредактировано Йомеда (2019-06-25 11:39:56)

+2

36

--->> Вне игры

Начало сезона «Дискордия»
18 августа, 188 года
7 утра


Сложно. Очень сложно примирить тех, кто враждовал несколько поколений, истребляя друг друга, срываясь друг на друга и обвиняя друг друга в самых низменных и отвратительных поступках. Люди и волки находились в состоянии холодной войны, и даже плаванье не смогло их сплотить в достаточной мере. Океан сгладил многие углы, позволив двум разным видам прикоснуться к мировоззрению и культуре друг друга, однако неделя - ничтожно малый срок, чтобы построить мост через пропасть, протянувшуюся сквозь десятилетия. Маури хорошо это понимал, но все равно всеми силами старался сделать высадку зверей наиболее безопасной. Морок он накинул еще до того, как вышел на палубу, и сразу почувствовал, что здесь он работает как-то иначе. Волк многие годы прожил в городе, и иллюзию накладывал чаще, чем спал и ел. Однако даже для него первые шаги в человеческом теле были непривычными и неудобными. Единственная радость - только с физической стороны вопроса ощущался дискомфорт, с самоощущением все было в порядке. Мао гораздо больше времени провел с людьми, чем с сородичами, и ощущать себя частью их социума было чем-то абсолютно нормальным и привычным. Он весьма быстро нашел контакт с двуногими, и не мудрено. За годы жизни с Тельши, он достаточно многое узнал о человеческом мировосприятии в рамках старого острова, и поддержать беседу или шутку для того, кому город успел стать любимым домом, было проще простого. В какой-то момент Маури даже поймал себя на мысли, что ему намного комфортнее стоять на двух ногах, нежели на четырех. Отчасти это звучало жутко - как предательство своей волчьей сути. Но Ри никогда за нее не цеплялся, считая, что видовая принадлежность ничего не определяет. Человеческая сущность была столь же сильна и важна, как и сущность любого зверя. И было ли это предательством, если Маури никогда не чувствовал себя настоящим хищником? В нем гармонично сплелись человеческое и животное - прошлое, черты  характера, мировоззрение. Бурый понимал, что никогда не сможет стать таким же, как те, кто были людьми от рождения. Но и отречься от того, что ему подарил Город, он не сможет никогда.

Помогая волкам, лисам и другим животным залезть в лодки, и успокаивая особенно нервных и эмоциональных людей, Маури периодически бросал взгляд на Нессель. В этом гомоне он не мог расслышать, что именно она говорила своему товарищу, но по глазам читал явное недовольство и не мог ее ни в чем винить. Она не спешила сближаться с людьми и это было правильно. В конце концов, у них было разное прошлое, и для неё двуногие всё еще были угрозой. Маури и сам не спешил доверять им. Человек   человеку рознь. Однако сейчас им необходимо было убраться на сушу, и не пролить при этом крови. Небольшие перепалки вспыхивали то тут, то там. Часть гасил Мартен, который жестоко пресекал любые агрессивные выпады со стороны людей. Маури старался делать то же самое в отношении волков. Он уже видел, что на берегу началась неразбериха, и это было вполне ожидаемо. Обе стороны сидели, стиснув зубы, пока их окружал океан. А сейчас мигом возьмутся за старое. Уже когда Несс и её товарищ, к которому она подозрительно липла, отплыли на берег, Маури кивнул ей с палубы. Не прощаясь надолго, но намекая, что ему еще нужно остаться здесь. И, как оказалось, не зря. Уже когда начали грузить последнюю партию шлюпок, часть нагружая провизией и скотиной, двое молодых волков обернулись молодыми людьми и могли в любой момент стать решетом от пуль. Заметив, как они пытаются дипломатически вести разговор, Ри довольно хмыкнул. Определенно, у этих двоих был ораторский талант, и, если бы люди не были так напуганы, их бы наверняка послушали. Но новый морок вызывал у двуногих опасения, а они еще и обернулись прилюдно... Талантливые, но глупые.
- Их попадание на земли - в ваших личных интересах. Чем больше тел падает за борт, тем больше акул придут со всех концов океана. Вяленое мясо пахнет, но не пускает крови. Нельзя бросать за борт тела погибших или живых - иначе скоро здесь будет подводное пиршество, на которое нас всех позовут в качестве обеда. Помимо людей и волков, нам нужно спустить на сушу скот и лошадей. Они высокие, и смирно сидеть не будут. Любой удар акулы перевернет лодку, в которой находится корова или конь, и защитить ее будет невозможным. Не создавайте себе новых проблем, просто дайте нам уйти спокойно и продолжайте свою высадку с минимальными потерями.

Маури не стал ударяться в дипломатию или пытаться апеллировать какими-то возвышенными вещами, в духе взаимоотношений и взаимопонимания. Он хорошо видел, как грузили лошадей. Их пытались заставить лежать, но звери все равно брыкались, желая выбраться из шлюпок, тем самым, раскачивая их и ломая. Никакого баланса. Даже черные ткани, которыми обернули глаза животных, не спасали. Одного удара даже самой некрупной акулы хватит, чтобы кони, коровы, овцы, свиньи и припасы посыпались в воду и люди обрекли себя на голодное существование. А страх, как известно, сильнее принципов, поэтому всех троих - Маури, Каэля и Алериона запихали в одну лодку и заставили грести, пока сами гильдийцы работали на защите. К счастью, опыт первых двух партий шлюпок свел к минимуму ошибки третьей, и земли они достигли практически без проблем. В какой-то момент, обстановка даже как-то немного разрядилась, и молодой охотник, выпускник академии, спросил Алериона, каково это - быть зверем, и насколько сильно это отличается от людского облика? Двое его напарников только усмехнулись, но не скрывали своей заинтересованности в ответе.

Стоило лодке удариться о золотой песок, Маури незамедлительно вылез, осматривая происходящее безумие. Он обернулся человеком еще на корабле, в трюмах, и сейчас никто даже не подозревал, что Ри был "чужой крови". Воспользовавшись этим, он бегло осмотрел пляж, и не увидел Нессель. Зато почувствовал ее, и запах уводил волка далеко в джунгли. Следовало незамедлительно двинуться вслед за ней, но человеку никогда не догнать бегущего по пересеченной местности зверя, это было очевидно. И выход нашелся довольно быстро, когда первую партию из пяти лошадей начали выгружать на землю. Напуганные животные, стоило только отвязать их, заметались по пляжу, и одна из них как раз пробежала на достаточно близком расстоянии, чтобы Маури смог схватить ее за веревку, повязанную на шею, словно лассо.
- Успокой её, раз ничего не делаешь. И найди место, где она может поесть, - хмуро бросил подбежавший человек, который кобылу от шлюпки отвязывал. Им нужно было возвращаться обратно на корабль за новой партией, и времени на бешеное животное ни у кого не нашлось.
- Ну разумеется! Положитесь на меня, - кивнув, произнес Маури и, дождавшись, когда мужчина уйдет, потянул кобылу к джунглям. Он никогда раньше не ездил верхом, но выбора у него сейчас не было. Вороная лошадь, не чувствуя волчьего запаха и не ощущая никакого подвоха, последовала за "человеком" в сторону зелени и тени. Вскоре парочка незаметно скрылась с золотой косы, затерявшись в джунглях.

+3

37

--->> Вне игры

Сезон «Дискордия»
18 августа 188 года


[indent] Двое молодых людей — оба светловолосые, оба голубоглазые с обветренными, слегка обгоревшими лицами — стояли в готовой к спуску шлюпке среди напиханных как попало бочек, мешков и ящиков с припасами, подняв вверх руки и настороженно смотря на экипаж корабля. Люди тыкали в них пальцами, кто-то умудрился достать ружьё и наставить на парней, но большинство шокировано перешёптывались и стояли в сторонке — вмешаться никто не решался.
[indent] Собаки, повизгивая и рыча, суетились под ногами у хозяев и непонимающе пялились на тех двоих, что оккупировали шлюпку: они пахли, как люди, и говорили, как люди, но не так давно были вполне себе волками — что произошло? Почему вдруг столько шума и суеты?
[indent] Большинство судёнышек уже спокойно погрузили и отправили в плаванье, но конкретно с этим возникла небольшая проблемка: люди уже прознали про необратимый морок, и только твёрдая рука Мартена удерживала взбудораженную толпу от кровопролития. Однако в воздухе ощущалось, что недолго ему править бал — на берегу творилось невесть что, вокруг кораблей и шлюпок кружили акулы, и даже на спасительной мели путешественников подстерегали медузы. А теперь на голову капитана свалились ещё и звери с не снимаемыми личинами, которые даже по запаху ничем не отличались от простых людей.
[indent] Алериону не особо нравилось положение, в котором он оказался с Каэлем: кто ж знал, что они застрянут в человеческих телах? Он хмуро смотрел на злые переглядывания окружившего их экипажа, готовый в любой момент защищаться от нападения. Атаковать первым он ни за что бы не стал, ведь у Каэля на корабле был друг-человек, который не просто провёл их братию на корабль, но всё плавание кормил орденцев и скрывал от остальных собратьев-людей, что наверняка в глазах последних могло расцениваться как предательство. Ал умел быть благодарным, поэтому сейчас, как бы страшно за свою жизнь ему ни было, он вёл себя очень смирно — дело можно было решить мирным способом, стоило только захотеть.
[indent] Первородный постарался улыбнуться — как можно более естественнее, хотя сердце его заходилось от беспокойства — и слегка охрипшим голосом сказал, обращаясь к собравшимся:
[indent] — Господа, нам с вами незачем сейчас ссориться — мы проплыли такой долгий путь вместе, неужто это зря? — он мельком оглядел «слушателей» — те дрогнули, замешкались, но самый недоверчивый ружьё не убрал. Рин постарался выровнять дыхание — рук он не опускал, демонстрируя полное отсутствие враждебности и готовность идти на компромисс. — Поверьте, мы так же, как и вы, хотим поскорее оказаться на берегу. Мы заинтересованы в том, чтобы доплыть без происшествий. И готовы вам помочь защищаться от акул. А если на берегу будет небезопасно — мы прикроем тех, кто оправится с нами.
[indent] «Хотя от меня сейчас всё равно никакого толку», — добавил он мысленно, прямо-таки физически ощущая накатывающую на это хрупкое человеческое тело усталость. — «Вот угораздило же…»
[indent] Каэль, вроде, тоже что-то сказал, но его слова затерялись среди возмущённого ропота:
[indent] — Засели в нашей шлюпке! Используете магию! Вас даже собаки не чуют! С какой стати нам вам верить?! — выкрикнул мужчина с ружьём.
[indent] — Да, да! — подхватила его девушка с ребёнком. — И на берегу ваше отродье убило человека! Вас надо выкинуть акулам на корм, чтоб знали, как бросаться на честных людей! Нас не обманешь, чудовище!
[indent] — Сколько ваших уже прикинулись одними из нас и отплыли на лодках?! Отвечай! — вторили ей из задних рядов.
[indent] Алерион беспомощно переглянулся с Каэлем. Большинство орденцев успешно переправилось на берег: в их числе он видел Веледу, но не смог отправиться с ней, потому что был окружён разгневанной толпой и отрезан от шлюпки с инквизитором. Он видел её тоже под мороком: значит, у неё могли возникнуть те же проблемы, что и у них. Это предположение сводило северянина с ума: нужно было срочно разыскать их маленькую предводительницу, пока не произошла беда. Кто поведёт за собой Орден, если с Веледой что-то случится?
* * *
[indent] Чуть больше получаса назад к кораблям подлетели запыхавшиеся ворон и сова. Они предупредили Зольфа о том, что мороком пользоваться опасно, а тот как можно быстрее постарался распространить данную информацию среди волков на корабле.
[indent] Алерион с Каэлем к тому моменту вывалились из каюты, где пребывали большую часть путешествия, и были уже под мороком, переживая последствия этой трансформации и шокировано выслушивая неактуальную информацию. Веледа и вовсе всё путешествие провела на палубе и «изменения» коснулись её гораздо раньше. Может, поэтому она так и не появилась среди перепуганных орденцев, когда началась вся эта неразбериха?.. Может, она тоже была напугана?..
[indent] Ал сначала даже не подумал об инквизиторе: если Каэля, свернувшегося калачиком рядом с ним, мутило и шатало, то сам северянин, выбравшись из замкнутого пространства, долго приходил в себя от иного недуга.
[indent] Всё плаванье он не показывал носу из трюма, выхаживая орденцев с морской болезнью и попутно сражаясь с клаустрофобией, а теперь, когда вылез на свет божий, резко оказался будто в чужом теле: ноги не слушались, заплетаясь друг о друга, а о равновесии можно было забыть. Опёршись о борт и приходя в себя, первородный умудрился-таки заметить настроения, ходившие среди людей, и, собрав силы, потянул умирающего от качки Каэля к очередному орудию пытки — шлюпке.
[indent] Когда волки-люди с трудом доползли до спасательного судна, то обнаружили себя на мушке у одного из матросов, который должен был переправлять оставшийся экипаж на берег. Пятиться было некуда, кроме как в шлюпку. Так первородные и оказались внутри, а с палубы на них поглядывали люди, зло тыча пальцами и подбирая в руки что попало — видимо, в качестве возможных снарядов, которыми они надеялись заставить непрошеных пассажиров вылезти.
[indent] Вылезать Алерион категорически отказывался: он знал, что начнётся, стоит им спуститься на палубу, — испуганные люди разорвут их на части. Может, не убьют, но на берег орденцы вряд ли попадут. Было в этой ситуации кое-что хорошее: они с Каэлем отвлекли на себя всё внимание, а значит, оставшимся собратьям будет проще выбраться с корабля. Но положение было критическое: две враждующие стороны стояли друг на против друга, готовые вот-вот сцепиться в драке, и только железная дисциплина, привитая за время плавания капитанами, удерживала людей от необратимых действий в отношении волков. Надо было выбраться отсюда…
* * *
[indent] — Послушайте, — сказал Рин наконец, когда потоки оскорблений и обвинений в их сторону стихли, — мы не можем отвечать за действия остальных волков. Тут собрались представители разных стай, и у нас разные лидеры, в отличие от вас. Лично наши товарищи не убивали никого, почему мы должны расплачиваться за чужие преступления?
[indent] Среди людей нарастал ропот. Алерион, всё ещё не опуская рук, пытался что-то сказать, но его перебили. И тут им на помощь пришёл незнакомец.
[indent] Это был светловолосый кареглазый мужчина средних лет. Он уже многим волкам на корабле помог раздобыть место на шлюпке, и Рин подозревал, что их заступник не кто иной как своевременно спрятавшийся под мороком собрат, но проверить это предположение в столь непростой обстановке представлялось северянину невозможным.
[indent] —…Не создавайте себе новых проблем, просто дайте нам уйти спокойно и продолжайте свою высадку с минимальными потерями. — Говоривший вёл себя очень уверенно и заставил обидчиков отступить: те разошлись, недовольно ворча и загружая оставшиеся лодки скотом и провизией. А адепт, всё это время внимательно слушавший, зацепился за это аккуратно вставленное «нам». Когда незнакомец вместе с другими добровольцами шагнул к первородным в шлюпку, Алерион едва заметно почтительно кивнул и тихо сказал:
[indent] — Спасибо тебе. Мы вернём долг, обещаю.
[indent] А затем первородным всучили вёсла и заставили грести. Рин и не подумал возмущаться, считая это совершенно справедливым обязательством, ведь люди с ружьями в руках защищали шлюпку от акул, а новый знакомец работал с ними наравне. Северянин старался не разговаривать с волком-человеком, чтобы ненароком не рассекретить того. Это было бы дурным тоном.
[indent] Зато с самим Алом охотно вступали в диалог представители Гильдии. Он без всякой задней мысли шёл на контакт. По многим причинам. Во-первых, любил быть в центре внимания. Во-вторых, ненавидел напряжённую обстановку и всегда пытался сгладить углы шутками или спокойной беседой. В-третьих, дав ему волю, вы его… Просто. Не заткнёте.
[indent] На вопрос молодого охотника, вызывавший на откровенность, адепт добродушно оскалился зубами — клыков людьми замечено не было, и они ещё больше расслабились. А затем поделился:
[indent] — Ощущения… Странные. Ноги и руки будто не слушаются. Поначалу чувствуешь лёгкое головокружение. Потом привыкаешь, адаптируешься. Но немного пугает тот факт, что я уже не могу бегать с той же скоростью, что раньше. И быстрее выдыхаюсь: уже сейчас мышцы ужасно болят. Но обоняние, слух и зрение остались теми же. А ещё я не понимаю, зачем вы носите столько тряпок на себе.
[indent] В шлюпке повисло секундное молчание, а потом заключительная реплика Рина вызвала взрыв хохота. Волк смотрел на гильдейцев непонимающе, но расценил это как излишнюю людскую эмоциональность — видимо, это входит в комплект «быть человеком».
[indent] Достигли берега они без происшествий. Алерион обернулся туда, где только что сидел их таинственный спаситель, но тот уже спрыгнул на берег и торопился к другим только что прибывшим людям, выгружавшим своё хозяйство с шлюпок.
[indent] — Я думаю, нам лучше сейчас покинуть эту открытую местность и поискать наших. Тут небезопасно, — адепт подмигнул Каэлю и неловко выскочил из шлюпки. Нашёл равновесие. Вдохнул поглубже запахи новой земли. Повеселел. — Пошли, пока к нам не пристали с расспросами.
[indent] Алерион протянул другу руку. Помог спустится. И двое первородных неторопливым человеческим ходом отправились в северо-западном направлении.

+2

38

--->> Вне игры

Начало сезона «Дискордия»
18 августа, 188 года

Началось…
Возбужденные интонации, скорый топот не только человеческих ног, радостные возгласы и испуганное шушуканье. Потом лай гильдийских псов вперемешку с волчьи ворчанием, блеяние скота в огромных набитых сеном трюмах, свист, хлопки и иные сигналы которыми пользовались моряки в своей общине. Все это говорило лишь об одном- земля близко. Единовременно волка захлестнули как приятное терпкое нетерпение и щенячье любопытство, так и давящая тягучая тревога. Посадка на суда были испытанием не из легких как для животных, так и для людей, но скованные единым ужасом и горечью они могли еще кое-как взять себя в руки. Однако теперь все иначе, новые земли раскрывают неизведанные объятия для всех и каждого, но захотят ли переселенцы жить как прежде, держа нож под подушкой и точа клыки в сумерках на брата своего? Елс не знал этого, но знал, что за три дня никто и никогда не поменяется, тем более точенная червями вражды душа.
Подпалый поднялся на лапы; суставы в локтях едва слышно хрустнули, намекая на то, что постоянная сырость и скудное питание даже за столь короткое время способно точить организм;  слегка отряхиваясь от корабельной пыли подошел к одной из немногих щелей в стенах и заглянул в нее- яркое восходящее солнце непривычно резануло сетчатку отдаваясь щекоткой в носу. Солум встрепенулась на бензеле, который уже почти стал ей домом и внимательно прислушалась чуть наклонив голову.
У моря тоже есть свои мигрени- сказала кречет и, можно было подумать, что птица смеется черными, как сама ночь, глазами.
Но Велес не поддержал ее ироничного замечания, суматоха на палубе волновало его гораздо больше высказываний пернатой спутницы, хотя зверь и не торопился выходить из своего темного и влажного трюма навстречу ветру и приключениям. Разве что томное желание убедиться в том, что Нессель ступила на землю, не отпускало его ни на миг, что одновременно злило и немного успокаивало, подталкивало высунуть наружу нос. С той самой ночи на карме корабля волк вновь преисполнился давно потерянным чувством некой ответственности и тяготения, что не посещала его со времен потери надежды найти Ангу в этой, либо по ту сторону мира. 
Змей продолжал выжидать, раз от разу вдыхая пыль подсвеченную редкими пробивающимися в трюм лучами солнца. Чуткий слух помогал быть в курсе того, что происходит на корабле, но при этом оставаясь в тени. Он слышал шепот и разговоры, и голоса эти были знакомы, пусть и не заставляли ликовать. Слышал, как люди спускали на воду шлюпки, как новый остров «поприветствовал» их морскими Дьяволами. Слышал боль умирающих и отчаянный ужас тех, кто старался им помочь, слышал негодование от незнания и уверенные боевые кличи. Морская пена покрылась алым, металлический запах свежей крови ударил в ноздри подобно давно искушавшему наркотику. Велес протяжно облизнулся и закрыл глаза. Выдохнул. На холку, ощутимо сжав кожу острыми крючковатыми когтями, присела Солум. Молчаливая белая птица отправленная зверю, видимо, за все его грехи, была образцом спокойствия и благоразумия и, как бы то не казалось странным, передавала свою уверенность и бывшему Легату. Еще немного…
Минуты казались вечностью, а Черт ненавидел ожидание. Но ему в награду шум бойни и паники стал сходить на нет. Голоса менялись, менялась и поступь. Люди преодолели водный опасный барьер и сумели высадиться на новой земле. Пусть и с потерями, но в основном составе. Они возвращаются за остальными, значит путь свободен, хоть и не безопасен… Пора решаться.
Велес вышел на палубу слегка жмурясь от полуденного солнца. Стараясь держаться близ бортов и не привлекать к себе лишнего внимания, зверь прижал к голове уши и постарался убрать хвост меж задних лап, сделаться как можно более «безопасным» и «безобидным» для людей, пусть последние не придавали особой роли новой пешке на их суднах, всего лишь еще один недобитый волк, жалкий и напуганный.
Солум взмыла в небо. От зорких глаз сокола не укрылось мнимое гостеприимство новой земли. Птица видела окрашенное красным море, видела золотой песок на котором развергались все новые и новые трагедии, видела плывущие средь обломков и мешков с провизией шлюпки, видела тела, которые трепали морские Дьяволы. Это был один из немногих шансов. Не позже, а вот сейчас, пока все еще слишком заняты собою, пока у всех еще слишком сильно бурлит в жилах кровь и пока они слепы в пол глаза.
Белый кречет передала виденное Велесу, но тот уже и сам успел взглянуть на новый Рай с кармы «своего корабля». Тревожно стиснув клыки зверь наблюдал за шумихой на земле, при этом не позволяя себе быть слишком заметным. От внимательных глаз могло ускользнуть не слишком многое, однако волк стал свидетелем того, что морок нынче не единственный верный способ контакта с людьми; что розовые воздушные поплавки близ берегов столь же смертоносны, сколь и клубок гадюк в конце лета; мельком увидел некого белоснежного зверя, что спасая из воды лисенка скрылся в гуще лесов оставляя за собою и след, и погоню. Но главное, Змей видел мелькнувший на золотом песке огненный хвост Несс.
Велес шел на одну из последних шлюпок. Люди загоняли уцелевший скот несколькими парами и были столь заняты успокаиванием испуганных животных, что не стали обращать внимание на прошмыгнувшего мимо них волка, такого же жалкого, как та побитая собака. Сам же хищник не старался ни выделиться, ни испытать судьбу- заняв самое крайнее место в лодке, он не поднимал ушей и не смотрел в глаза попутчикам, старался сидеть к ним спиною и всячески показывать покорность и смирение. Но стоило лишь суденышку коснуться теплого островного песка, как подпалый змеей скользнул на пологий берег и тут же юркнул в ближайшую растительность.

Отредактировано Велес (2019-06-25 20:53:15)

+3

39

Все мосты сожжены, назад дороги нет. Сунгат не оборачивался в сторону кораблей, не вслушивался в говор людей. Их голоса постепенно растворялись. Побольше набрать воздуха в тощую, неровную грудь, проветрить легкие, вывести оттуда весь сор да пыль прошлого, закрыть глаза и...
Позади послышались шаги. Волк выдыхает теплый до омерзения воздух и слегка оборачивается назад. Серая шкура Шанти нерешительно, непонятно двигалась в его сторону. Она как призрак, аура которого колебалась по мере приближения или, наоборот, отдаления. На миг он задумался: кто они здесь? Всего лишь бесхозные куклы, пешки, которые идут только вперед. Впрочем, а больше-то и не было направлений. Даже если они свернут направо или налево, направление не изменится. Зато он твёрдо знал, что им терять нечего.
Пожиратели Смерти славились не сколько властолюбивым и кровожадным нравом, сколько наглостью и бесцеремонностью. Здесь им короны поотшибают, и даже Тринити станет совсем иным существом. Что троица бывших рыцарей и головорезов может? Ничего, ровным счетом, пока волки не узнают все правила, которые диктует новая земля. Сунгат имел больше хмурый, недоверчивый и озлобленный настрой к миру вокруг себя. Он не шёл, выпятив грудь, скорее напряженно, не без подозрительности. Он как будто знал, что делал; он предавал себе уверенности, что сможет обойтись без поддержки, выжить даже в незнакомых условиях. Но не исключал факта, что какое-то время ему лучше будет держаться состайников, к которым, прямо сказать, он не питал положительных эмоций. Вопреки своему "не хочу", волк должен потерпеть их немного, стиснув зубы.
Бледно-рыжий песок с его неприветливыми, черными обитателями мозолил глаза сутулому, и волк поспешил направиться в тень. Правда, не успел он поставить вторую лапу, как услышал голос Тринити. "Этого урода не хватало", не то, что бы он был против матерого Пожирателя, но сейчас ему лишние разговоры не были нужны от слова совсем. Раз нельзя командовать островом и его обитателями, то можно языком чесать и греметь демонстративно тоном в узком кругу? Увольте. Сунгат поморщился, кривя губу. В его гнилой пасти закопошился смрад невысказанных слов. Волк сдерживался изо всех сил. Как показала практика, на неприятного знакомого ничего не повлияет, поэтому лучше остаться при своём, вопреки всему. В ответ он лишь глухо прорычал, прервавшись. Компания неудачная, но пока им лучше держаться вместе. В крайнем случае, он не удивится, если правило "together", сменится на "save yourself". Негласное табу наложено. Печать зажглась черно-алым светом.
Что ж, в путь.
Сунгат ничего не сказал на реплику старшего и двинулся вперед размеренным шагом. Его сутулая фигура не источала растерянность и напряженную, даже нервную робость, нет, в этот раз она глаголила немым зовом и тишиной. Он был терпелив к себе и к окружающим, как никогда. Ему понадобилось всего 10 минут, чтобы стать чуточку взрослее и потушить свой взрывной, падкий на оскорбления и вызывающие слова нрав. Пусть Тринити и его подопечная думают, что волк смирился. Нет, он просто сумел промолчать. "Чхал я на твою помощь, старик недобитый", бросает он в мыслях точку в сторону серого. "Если всё устаканится, с вами якшаться я не собираюсь", возможно, не такая старая рана говорила в нём, а может, он просто устал от всего: от поездки, толкучки, голосов, присутствия кого-либо рядом с собой. Ничто больше не удержит его. Только Яшкур был властен над ним, но его здесь не было. Судьба не просто так оторвала его от дома -- шанс доказать самому себе, что молодой, новоиспеченный Пожиратель чего-то стоит. "Уверяю, отец, ты увидишь уже другого меня. Того, кем ты возгордишься и перестанешь считать никчемным калекой. Мне не нужна ни чья забота", он скользнул взглядом по темнеющим растениям впереди. "Я пройду через такой мрак, окунусь в самый глубокий омут и выйду из этих тёмных, жестоких миров другим. И ты меня не узнаешь. Но уверяю: у меня всё получится".
В каком-то смысле, общество малознакомых волков его устраивало: те хоть и не воспринимают его всерьёз, зато не заботятся. Им плевать на него. И этого пока достаточно для того, чтобы спокойно продолжать свой путь.

+2

40

--->> Вне игры


Сезон «Дискордия»
18 августа 188 года

В последние часы Йорвет чувствовал смутную внутреннюю тревогу. Он осторожно слонялся по палубе, ненароком впитывая волнение остальных пассажиров корабля, но старался не поддаваться этому чувству целиком. Он слишком маленький и слишком ничего не решает, чтобы давать азарту и нетерпению завладеть собой. Это только будет рвать его на части, но совсем не поможет поскорее добраться до безопасного места.
Троим лисятам как-то неожиданно повезло, что люди решили подобрать их с собой практически сразу же и аккуратно доставить на сушу. Йож с трудом вычленял в человеческой речи основную мысль, но покорно дался в руки и устроился в сумке, высунув острую мордочку наружу. Ему не слишком нравилось то, что его трогает девушка - примерно такая же, только маленькая, таскала их по кораблю и оставила намного больше неприятных впечатлений, чем приятных. Ради приличия лисёнок поворчал и несколько раз фыркнул, но затем утих.
Потому что было на что переключиться и из-за чего волноваться в первую очередь. Ужасно громко шумели стреляющие палки, люди о чём-то оживлённо переговаривались, лодку качало куда сильнее, чем большой корабль. Зверь нервничал и пытался ухватить глазами и ушами всё происходящее. В воде жило что-то ужасное, и вода была повсюду, то есть чудовища были невероятно близки к каждому из плывущих. Всего-то слой древесины отделял людей и зверей от морской пучины. Когда что-то с силой толкнуло их снизу, Йорвет взвизгнул. Его тряхнуло, но за счёт того, что он напрягся и раскинул лапы, из сумки лисёнок не вылетел.
Чернобурка стал бешено вращать головой, пытаясь увидеть, что происходит. Все остальные тоже стали куда более нервными и менее весёлыми. К счастью, целостность шлюпки не была нарушена, так что зверь чуть успокоился на предмет возможного утопления или вторжения захватчиков оттуда, снизу. Но когда Йорвет снова перевёл взгляд на неспокойную воду за бортом, стало совсем не по себе.
Рыжий мех. Рыжий мех Йомеды!
Лисёнок громко заскулил, и завертелся, не особо понимая, чего именно он пытается добиться. Крепкий захват человеческих рук уже начал поддаваться, пока не прилетело несколько ощутимых тычков от ещё одного пассажира. Мелкий продолжал издавать протестующие и обеспокоенные звуки, но яростные попытки сдвинуться с места прекратил. С выразительной тоской в глазах наблюдал за удаляющимся от лодки комком меха и опасным шевелением рядом. Лисёнок не различал акул и дельфинов, поэтому продолжал чертовски сильно бояться за жизнь сестрёнки.

Как только лодка достигла суши, а зверят выпустили из сумки, стало абсолютно не по себе. Чужой песок. Всё такое чужое и враждебное. И слишком много движения вокруг. Йож поймал взгляд девушки, что помогала переправить его, уловил что-то печальное в нём. Его воспитания и отзывчивости хватило на то, чтобы издать протяжный скулящий звук и махнуть хвостом, перед тем как отвернуться и начать обсуждать план действий с Айрори.
- Понял-принял. В ту сторону, я видел. Видел, - проговорил чернобурка, и, дождавшись кивка сестры, поспешил в сторону запада. Он совсем не понимал, что будет делать потом, и готов ли он ко всем испытаниям, но адреналин здорово помогал отвлечься и просто бежать. И молниеносная вовлечённость Рори только придавала лису сил.

Чудесное стечение обстоятельств помогло уберечь психику брата и сестры. Приближаясь, Йож внимательно смотрел в сторону воды, пытаясь найти барахтающуюся рыжую шкурку или.. м... Красные круги. Но ничего такого не было вдалеке, и вообще вода казалась подозрительно спокойной отсюда, с берега. Будто морские чудовища притаились внутри, не решаясь заявить о себе. Хотя у лодок, например, продолжала кипеть жизнь.
- Я... Я... - пытаясь отдышаться, растерянно начал Йорвет. Поиск решительно переставал удаваться, никаких других зацепок не было, пока будто из ниоткуда не выскочил черно-белый крупный зверь и не бросился в воду. И правда, ещё дальше он нашёл Йомеду. Но это всё ещё было слишком далеко для двух лисят, чьи лапы вязли в песке. И пока они оба стояли на месте, зверь подхватил спасённую лисичку и помчался прочь. Рори и Йожу оставалось только пытаться угнаться за ним, следуя по незнакомой местности.

Отредактировано Йорвет (2019-06-26 13:23:44)

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Золотая коса