24
переключение фона
МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

Нашему форуму .

Игровой сезон: "Дискордия".
18.05.2019
Объявляется межсезонная
Перекличка

29.03.2019
Обновлён дизайн, все вопросы и пояснения в теме
Обновление дизайна

05.02.2019
Создана тема с описанием кораблей и ключевых фигур нового сезона
Начало пути | Отплытие
body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/15761.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010; filter: grayscale(70%);} .punbb a:hover, .punbb a:focus, .punbb a:active, .punbb-admin #pun-admain .nodefault, .punbb-admin #punbb-admain a:hover, .punbb-admin #punbb-admain a:focus, .punbb-admin #punbb-admain a:active {color: #695f50; text-decoration: none;}
body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/20915.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/88015.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/61587.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/67331.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;}


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Золотая коса


Золотая коса

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Территорией владеют: Переселенцы

https://i.imgur.com/hIoy5ZF.png
Золотая Коса - южный берег Дискордии, отделенный от основного острова большим лесным массивом. Во время прилива, океан может подступать к его границе, скрывая под водой чистейший золотой песок. На протяжении трех летних месяцев, с берега можно наблюдать водяные смерчи, которые образуются в океане практически ежедневно. Они несут с собой сильный ветер, но, в целом, не представляют опасности для тех, кто находится на суше.

Флора и Фауна

Несмотря на все красоты Золотой Косы, здесь не живут ни люди, ни крупные звери. Вода непригодна для питья, а плаванье может закончиться летально - на мелководье обитает огромное количество медуз, которых хорошо видно с берега. Размеры сильно варьируются, от пары сантиметров до полутора метров. Имеют одну общую особенность - разовое касание их щупальцев приносит сильную боль и ожог, многочисленные - смерть. Помимо них, неподалеку от берега встречаются скаты, дельфины, акулы и множество самой разнообразной рыбы
Кроме того, на суше можно встретить скорпионов (в том числе очень ядовитых), черепах, водоплавающих птиц, изредка можно наткнуться на змей. Млекопитающие представлены небольшими грызунами и мелкими обезьянами (мармозетки, игрунки, тамарины). 


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | ??? (Расстояние Неизвестно)
↓ Юг | Океан
← Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)
→ Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Юго-Восток | Океан
Юго-Запад | Океан
Северо-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)

NPC

?

?

?

Отредактировано Game Master (2019-06-10 18:27:32)

0

2

--->> Вне игры

Начало сезона «Дискордия»
18 августа, 188 года
7 утра


3 часа. Судна сбросили якоря три часа назад, встав в двух километрах от берега, и опасаясь подходить ближе. Кораблям удалось пережить шторм и достичь острова, но если они сядут на мель, спасти их будет уже невозможно. Старый остров был сильно подтоплен, уровень воды был заметно выше, что позволяло подойти на колоссально близкое расстояние к суше. А здесь... Здесь всё было иначе. 5 километров от линии берега - критический рубеж, от деревянного днища до золотого подводного песка - метров пять. Для человека или зверя - чудовищная глубина, а кораблям достаточно одного неудачного рывка, чтобы загнать себя в ловушку. Неопытные штурманы подходить ближе не решались. Здесь еще оставалась возможность маневрировать и развернуться, если будет нужда. И капитан хорошо понимал своих подчиненных, был с ними полностью солидарен. Однако даже он пока не до конца понимал, как осуществить высадку людей на новые земли. А ведь, помимо горожан, перевести нужно будет зверей, скот, и провизию.  И пока, за те три часа, что они стояли неподалеку от берега, на сам берег никто так и не вышел. Ни людей, ни животных - пустота, лишь голоса попугаев, да чаек, долетали до кораблей.

Дождавшись, пока солнце окончательно взойдет, Мартен - командующий, избранный гильдей и народом еще до отплытия, приказал постепенно спускать на воду шлюпки. Он не знал, чего ожидать от таинственного острова, и не был поспешен в своих решениях. К тому же, количество шлюпок было ограничено. Тельши позаботился о том, чтобы их было достаточно много... однако даже если бы они забили лодками все внешние стены, этого все равно не хватило бы для того, чтобы переправить всех пассажиров за один заход. Ведь, помимо жителей Города и их питомцев, на корабле оказалось достаточно много нелегальных хвостатых мигрантов. За время недельного плаванья люди успели немного привыкнуть к своим лесным соседям, и сейчас многие из них уже не обращали внимания на живность. На палубах собрались и двуногие, и четвероногие, с единственной целью - достичь острова. Враждовать сейчас было незачем, у них у всех был один враг - океан. А он оказался коварнее, чем все ожидали.

- Акулы... - поморщился Фридлейв, смотря через перила в спокойные синие воды. Он читал об этих хищниках в  книгах, которые были в библиотеке, еще будучи ребенком, проходившим обучение. Тогда его, в основном, интересовали наземные звери, и много времени уделялось изучению волков, медведей, больших кошек, ядовитых змей... Горожане не занимались рыбалкой в тех местах, где можно было встретиться с акулами, и Кай очень быстро о них подзабыл. А теперь он судорожно пытался вспомнить хоть что-то, и понимал, что в голове не осталось ничего, кроме "Она большая, сильная, и в рукопашку с ней лучше... не стоит". И хотя вода была чистая, оценить размеры этой рыбины полностью не представлялось возможным. От этого брюнет подсознательно нервничал еще больше, переживая, больше всего, за булочку. Лошадей тяжело будет переправить на шлюпках, но выбора у них не было. Если верить глазомеру, им нужно было пересечь около километра до зоны. где конь сможет идти по воде сам, так как глубина будет ему по грудь. Вот только Кай был достаточно посредственным моряком и его глазомеру довериться мог только самоубийца. Дейзо, наворачивавший беспокойные круги вокруг него, жопой чувствовал, что впереди их ждут неприятности.

Когда рассвело достаточно, и утренний тропический туман отступил с воды вглубь лесного массива, первая шлюпка коснулась воды. Всего таких шлюпок было 30 - по десять на каждом корабле, шесть из которых еще предстояло достать и закрепить, так как эти запасные лодки были убраны в дальние трюмы. В каждой лодке могло поместиться пять человек и парочка зверей, чем воспользовались охотники. Решено было выделить по одному опытному гильдийцу  на каждую команду, и снабдить его самодельным копьем - ножом, привязанным на длинную палку, для отпугивания или убийства акул. Помимо людей и собак, в каждую шлюпку выдавался мешок с припасами, и каждая лодка должна была вернуться обратно, чтобы забрать оставшихся людей и зверей. Скот решено было перевозить в последнюю очередь, когда хищников в воде перебьют. Единственная, пока что, идея - уложить лошадей и коров в лодку, и привязать их через спину к гвоздям, которые будут вбиты на верхних краях досок, чтобы животное не могло самостоятельно встать на ноги. Оставалось загадкой, выдержат ли шлюпки скотину, но если они переживут плаванье с пятью людьми, то, скорее всего, ситуация прояснится.

Кай, давно ворчавший на палубе, угодил в четвертую лодку. Отплывать первая партия должна была вместе, чтобы, в случае проблем, пассажиры могли друг другу помочь. Всем охотникам выдали ружья, дабы стрелять по акулам, если копье будет сломано или потеряно в воде, однако запас пуль был сильно ограничен, и использовать огнестрельное оружие было рискованным мероприятием. И все же, когда лодки коснулись воды, все охотники инстинктивно взяли в руки ружья, полагаясь на оружие, с которым они были знакомы больше. Налегая на вёсла, люди постепенно отдалялись от корабля, но из видимости не пропадали. Все, кто остался на палубах, смотрели за первопроходцами, по большей части, очень внимательно, ведь если и есть какая-то опасность, первыми о ней узнают именно они.

Кай нервничал, и это было видно. Он внимательно следил за тем, как из воды то появляются, то исчезают плавники, и не был до конца уверен, откуда стоит ожидать удара. Волки были куда более предсказуемыми, чем гигантская кровожадная рыба. В какой-то момент, крупная белая акула проплыла совсем рядом с лодкой, но резко ушла под воду. Фридлейв не успел выстрелить, и уже собирался было выдохнуть с облегчением, как вдруг послышался сильный всплеск, удар, и людские крики. Акула ударила соседнюю шлюпку, перевернув ее так, что все, кто в ней находился, упали в воду.
- Налево, налево! - подняв ружье и пытаясь прицелиться, рявкнул охотник. Нужно было обогнуть перевернувшуюся шлюпку, которая загораживала обзор на людей и саму акулу, но неопытные моряки-гильдийцы поворачивать не умели. Они потеряли синхронность, начав грести как попало, отчего лодку так сильно повело вправо, что сам Кай чуть не выпал за борт, а шлюпка практически протаранила соседнюю.
- Идиоты... - прошипев себе под нос, брюнет поднял ружье, и сделал выстрел по ближайшей акуле, целясь чуть ниже плавника. Тем временем, трое людей, что выпали, смогли перевернуть шлюпку и залезть обратно, но потеряли припасы, двух товарищей и одного пса, останки которых окрасили воду в алый цвет. И, на запах крови, к суднам со всех сторон устремились другие акулы. Сейчас они находились на расстоянии многих километров от места высадки, но пройдет совсем немного времени, прежде чем они, как стая волков, окружат корабли.

Зверюга, в которую целился Кай, устремилась вслед за их лодкой, заставляя Фридлейва повесить ружье через плечо и достать то самое пресловутое копье. Три метра до акулы, два, один... Нож входит в область головы как по маслу, но морская тварь с такой силой дергается в сторону от боли, что вырывает палку из рук Фридлейва, который поспешно отпускает оружие. Лучше потерять его, чем свою жизнь. На других шлюпках ситуации ничуть не лучше - каждая из них была в окружении подводных коршунов, которые бились в днища шлюпок,  вгрызались в вёсла и, даже будучи ранеными, продолжали атаковать. Лишь несколько кровожадных рыб переключились на добычу попроще - раненых сородичей, и сейчас разрывали туши тех, кого подстрелили или изрезали охотники. Это позволило некоторым шлюпкам проплыть дальше, и выйти на отмель, где воды человеку по грудь. Немудрено, что несколько человек мигом соскочили с медленных лодок и попытались дойти пешком, но в следующее мгновение душераздирающие крики изрезали прибрежные воды, заставляя всех замереть на месте и обернуться к тем, кто был у самого берега.

Люди и псы, спрыгнувшие в воду, корчились от боли, пытаясь взобраться на лодку и что-то с себя скинуть. Со стороны было непонятно, что именно - это было нечто прозрачное, напоминавшее желе. С кораблей его, наверное, и вовсе видно не было, но вопли точно слышала вся округа. Те, кто остались в лодках, пытались снять желеобразную массу с коллег и вытянуть их обратно, но затащить взрослого мужчину было проблемно. Спасающие то и дело отдергивали руки, шипели и били вёслами по воде, пытаясь кого-то отпугнуть или убить. И, подплыв ближе к берегу, остальные команды поняли, кого. На мелководье тучами роились какие-то странные существа. Прозрачные, с огромным количеством щупалец. Они были совершенно разными по размеру, но одинаковые внешне. И, судя по всему. именно их укусы причиняли ту страшную боль.
- Что это за дерьмо... - произнес Фридлейв, заметив, как охотник с соседней шлюпки воткнул копье в это существо и вытянул его. Оно было похоже на огромную прозрачную тряпку, свисавшую с палки. На гигантского морского круглого слизня с кучей ног. Мерзость, которая была, похоже, опаснее голодных акул. Один за другим, охотники начали поднимать красные маленькие флаги, видимые с каждого судна - сигнал, что на мелководье опасно, выходить нельзя. Тем временем тех, кто успел угодить в плен сотен щупалец и не был втянут обратно на лодки, забрал океан. Мертвые, и, кажется, мгновенно окоченевшие, они дрейфовали среди таинственных смертоносных созданий, и постепенно уходили под воду.

На то, чтобы, наконец, добраться до берега, у шлюпок ушло около получаса. И, ступив на теплый песок, все отряды первым делом достали фляги с пресной водой, чтобы утолить жажду, и немного успокоить организм. Многим из них еще предстоял путь обратно к кораблям. Сейчас акулы были отвлечены поеданием раненых сородичей, и можно было рискнуть. Взяв буквально пять минут на перекур, гребцы снова отправились за людьми, зверьми и охотниками. Будучи уже опытными, они миновали цепь из прозрачных морских зверей, и прошли мимо огромных хищников. Кай, уже находившийся на берегу, не спускал с них глаз, и держал наготове ружье, чтобы открыть огонь по акулам, если это потребуется. Все гильдийцы, что попали на сушу, выступали как огневое прикрытие для шлюпок. Точно так же поступили те, кто находился на палубах. Дейзо, метавшийся под ногами, не находил себе места. В конце концов, на кораблях еще оставались их товарищи и друзья, которым предстояло переправиться. На берегу, по результатам переклички, сейчас находилось восемьдесят человек, четыре волка, двадцать три собаки, одна рысь и несколько мелких животных. Погибшими числились десять человек и четыре собаки.

Тем временем те, кто находился на кораблях, могли заметить, как с запада к ним приближалась стая зверей, плавники которых то поднимались над водной гладью, то снова исчезали в пучинах океана. Их было много, и они целенаправленно двигались в сторону кораблей.

+5

3

--->> Вне игры

Сезон «Дискордия»
12 августа 188 года


[indent] Чем ближе они приближались к берегу, тем сосредоточеннее и серьёзнее становился Сафари. И хотя на выбранном ими с Хастой корабле народу было меньше, чем на других двух — в том числе гильдейцев, — он не терял бдительности и всю ночь изучал иссиня-чёрную поверхность моря, уже тогда заметив ни о чём ему не говорившие серые плавники. Лишь позже волки на корабле объяснили ему, в чём заключалась опасность: так Саф познакомился с акулами, и ему они сразу не понравились. Слишком много зубов для старого-доброго хищника.
[indent] Когда рассвело, было решено спускать шлюпки. Люди не были идиотами — что удивительно — и понимали, что сулит им появление морских хищников и с чем придётся столкнуться. Сафари видел поселившееся сомнение в их рядах: набирали команду, защищать которую предстояло представителям Гильдии. Женщины, дети и скот автоматически исключались из команды первооткрывателей: слишком опасно, пока акул не перебьют или не отвлекут на что-нибудь… Или на кого-нибудь. Поэтому первыми шли псы и охотники.
[indent] Собратья Сафари с сомнением смотрели на эту сумбурную организацию и испытующе вглядывались в серебристые резцы, рассекающие волны. Сам переярок решил, что лучшего шанса покинуть корабль у них с Хастой не будет: конечно, риск быть съеденным велик, но сейчас не происходила яростная делёжка за места на шлюпках, потому что окружающие боялись и не расставляли приоритеты на добровольцев, пряча за собой жён и дочерей. Лишь бы не они были первыми. Исходя из такой логики, Саф решил попробовать. Однако сначала ему нужно было оценить обстановку и подготовиться.
[indent] Перво-наперво он предупредил Хасту, чтобы, если они всё-таки проникнут на шлюпку, она держалась строго рядом с ним, не зевала и не высовывала нос за борт, а наоборот держалась как можно ближе к дну судна. Вообще, по-хорошему, волк рассчитывал разместиться на краю шлюпки, но не у самой кормы, а очутиться зажатыми между мешками с припасами и собаками: так, если судно всё же опасно накренится, первыми в воду попадают уж точно не они с валькирией.
[indent] Затем он улучил подходящий момент, и, пока охотники перетаскивали припасы, проскользнул за ними следом, подталкивая Хасту идти первой. Убедившись, что она заняла относительно безопасное положение в шлюпке, он немного расслабился, но уже в следующую секунду столкнулся с явным неодобрением гильдейцев и собак, подозрительно взиравших на него с другого края шлюпки. Но Сафари лишь демонстративно уселся перед Хастой, закрывая им обзор на волчицу, и «улыбнулся» клыками, как бы намекая, что для ссоры с ним — момент не самый подходящий. Если тонуть, то всем вместе. Те отступили. Возможно, одним из факторов — не считая смертельной опасности быть съеденными акулами — был тот факт, что Сафари не мозолил им глаза в течение всей поездки и вообще вёл себя собрано и спокойно.
[indent] На всякий случай Сафари также приготовил кристаллы и талисманы, если потребуется отбиваться от подводных хищников. Артефактами пользоваться не хотел — боялся, что отрикошетят. Но несмотря на все эти приготовления, он понимал, что многое теперь зависит от защищающего их охотника и фортуны, поэтому лишний раз не высовывался, сосредоточившись на сохранении равновесия: шлюпка опасно покачивалась из стороны в сторону, точно часы с маятником.
[indent] Когда они уже отплывали, он сказал Хасте:
[indent]  — Не торопись выбираться на берег первой. Там тоже может быть опасно. Понаблюдаем сначала.
[indent] И тут его внимание привлекли к себе крики из самой дальней от них шлюпки — та перевернулась, привлекая внимание акул, и гильдейцы всеми силами старались отогнать хищников от товарищей и собак. Всех спасти не удалось, но, когда шлюпку всё-таки вернули в исходное положение, у Сафа от страха слегка закружилась голова. Он шумно выдохнул, однако не запаниковал и требовательно посмотрел на охотника, защищавшего их команду: тот внимательно изучал поверхность воды, однако до их судёнышка акулы ещё не успели доплыть. Вот почему путешествие к берегу прошло для Сафа и Хасты чуть более спокойно, чем для самых дальних от них шлюпок.
[indent] Атхаат и Тётка предупредили волков о том, что у берега тоже небезопасно: они парили в потоках воздуха на приличной от воды высоте, но всё видели прекрасно, хотя сове не по себе было от слепящего солнца. Ворон всё время держался рядом с крылатой ночной охотницей и не давал ей растеряться в крикливом ворохе чаек и гуле волн.
[indent] — Там что-то у берега, — предупредил Хат, пролетая над шлюпкой в очередной раз. Слова его унёс ветер, и Хаста переспросила у Сафари, что сказал спутник.
[indent] — Хати говорит, у берега что-то водится. — Повысив голос, но спокойно повторил за вороном Саф. — Не покидай лодку, пока не окажемся совсем близко к суше. И предупреди остальных через морок.
[indent] Сам он не мог этого сделать — у переярка не было человеческой личины.
[indent] Когда Хаста обратилась к людям, это была прекрасная рыжеволосая девушка с синими, как море, глазами и россыпью веснушек на носу. Валькирия редко использовала морок при Сафари, зная, что ему не нравится видеть её… такой. Но сейчас ситуация была критическая. Людей нужно было предупредить: они буквально застряли в одной лодке. Переярок отметил, что выглядит это хрупкое создание удивительно, но Хастой почему-то уже не пахнет. И вообще ничего волчьего от её запаха не осталось.
[indent] — Что-то не так. — Понял он и сказал вслух. Девушка обернулась на звук его голоса, и их взгляды тревожно столкнулись. — Потом, — успокоил её Саф. — Сначала достигнем берега.
[indent] Один из людей, потеряв равновесие, едва не выпал за борт, но, коснувшись Хасты, удержался и остался в шлюпке. Морок волчицы не рассеялся, и Сафари с людьми оставалось только молча взирать на это: они были шокированы сначала акулами, потом медузами, а теперь сломавшимся по каким-то причинам мороком.
[indent] — Лети к Зольфу и Нессель. — Приказал Саф подлетевшему Атхаату. — Предупреди всех наших, что морок применять опасно. Ещё предупреди об этих слизнях в воде. И скажи, чтобы не высовывались из шлюпок и сбросили с кораблей еду, чтобы отвлечь акул. И пусть передадут это людям. Быстро.
[indent] Дыхание его прервалось, когда переярок снова взглянул на Хасту. Вот тут его реально охватила паника, но Сафари сдержался. Сделав глубокий вдох, он только сказал:
[indent] — Разберёмся. Сохраняй спокойствие. Держись рядом со мной. Будь осторожна.
[indent] В следующие томительные полчаса они успешно достигли берега (их команда, в отличие о прочих, не пострадала, ведь Хаста вовремя предупредила людей об опасности у берега). Волк и рыжеволосая девушка выскочили из шлюпки и их лапы и ноги соответственно утонули в золотистой песчаной россыпи.
[indent] Солнце нещадно палило. С севера ветер доносил запах дождевого леса, угрожающе подступавшего к косе. Люди тревожно переговаривались, показывали на Хасту пальцем, нервно курили и готовили лодки ко второму заходу. Сафари не нравилась напряжённая обстановка, но он ничего не мог поделать: им нужно было дождаться Зольфа и остальных.

+3

4

--->> Вне игры

[indent]  Последние дни их утомительного плавания для молодой волчицы выдались самыми тяжелыми. Морская болезнь, нокаутировавшая ее во время бури не желала отступать, терзая хищницу редкими, но уж слишком глобальными приступами тошноты. В моменты затишься когда внутренние органы не стремились покинуть обитель ее изможденного тела, Хаста пыталась компенсировать запасы воды в организме, но ее было в недостатке. По-этому когда на палубе началась суматоха, бывшая Валькирия хотела в рядах первых покинуть это злополучное место, оставить позади трюмы-темницы, она ведь свободолюбивый хищник непривыкший существовать в таких условиях. Жизнью и не пахнет. Она была готова на что угодно - хоть утонуть в этих бескрайних водах, хоть умереть в пасти невиданных клыкастых рыбин, что угодно, лишь бы прекратить свои страдания. Ветер с солеными брызгами в морду это конечно хорошо, но выблевывать собственные внутренности как-то поднадоело.
[indent]  Улучив момент, Саф взял все организационные вопросы на себя. Будь Хаста в более лучшем самочувствии быть может она бы постаралась перетянуть одеяло, но случилось как случилось - сегодня рулит братишка. Ей в любом случае было не до этого, единственная мысль, которая сейчас заботила - быстрее бы завалить свое уставшее тело. Как бы рыже-бурая не пыталась делать вид, что все прекрасно, по впалым бокам было все прекрасно очевидно. Брат предупредил, чтобы она держалась рядом с ним, про себя же волчица отметила - Я и держаться - сейчас вещи несовместимые. Скромная улыбка была ему ответом.
Похудевшая, осунувшаяся волчица не без помощи Сафари юркнула к мешкам с провизией и припала к ним спиной. - Я  умру но с места не сдвинусь - фыркнув, стала жадно рассматривать возню на корабле. Ей хотелось запомнить все-все-все, чтобы образы впились в мозг, как щупальца осьминога присасываются ко всему подряд, и остались там в таком виде как можно дольше. Это самое большое путешествие в ее жизни и вряд-ли оно хоть когда-нибудь повторится. Не приведи... Хотела было упомянуть Варгу, но еще в путешествии пыталась для себя понять - остались ли боги с тем утонувшим островом или переселятся вместе с уцелевшими на этот. Нет...Боги оставили нас умирать вместе с Отсровом. Крест на нас поставили. Стало невыносимо тоскливо, лишь только тень мысли отдаленно коснулась тех кто наверняка покорился судьбе...и морю...там... много дней назад. Хаста тяжело вздохнула.

[indent]   — Не торопись выбираться на берег первой. Там тоже может быть опасно. Понаблюдаем сначала.
- Мне кажется ты просишь меня о невозможном - она хихикнула, почти сразу до них долетели крики из дальней шлюпки, волчица со своего положения не видела что происходит, да и не стремилась высунуть морду чтобы посмотреть. Поскорей бы на сушу Помимо себя, находящейся почти на смертном одре из-за этих треклятых волн, брата, чья больная конечность оставляла желать лучшего, еще одной головной болью волчицы была собственная птица, вопреки законам природы кружившая над спасательной шлюпкой. Сова была в ужасе от того как далеко находится от берега, пару последовательных промахов и она могла оказаться в воде окруженная хищными тварями. Еще эти крикливые чайки сбивали с мысли, хаотично, а самое главное слишком навязчиво громко, заливавшиеся ором. Тетка была скорее обузой Хату, но места на шлюпке для нее точно не было - мешается, да и опасно.
-  Не покидай лодку, пока не окажемся совсем близко к суше. Я значит готова целовать песок, а он мне - не покидай лодку. Да я силы все свои соберу и ка-а-к махану... Улыбнулась и вот уже перед серым волком сидит рыжеволосая девушка, чье лицо обильно раскрашено мелкими темными веснушками. Нежное утреннее солнце ласково касаясь яркой копны волос разливалось бронзой по редким прядям, с которыми играл ветер, на макушке же был собран тугой хвост. Она прекрасно помнила ту молодую особу. Не знала чьей была дочерью и какую судьбу носила, никакую, после той роковой встречи волчица обзавелась новым мороком, который страстно полюбила. Ей и девушка эта понравилась, ее голубые-голубые глаза, сейчас, напомнили бы море, а тогда показались холодными горными озерами. Убила она ее просто так. Как трофей. Как признак того, что волки никогда не склонятся. Подмигнув Сафу, Хаста, вскинув гордо подбородок достаточно громко крикнула, указывая пальцем в сторону берега. Ее услышали, обратили внимание.
[indent] — Что-то не так. Очень неприятно звучало это "что-то не так". Тут все не так! все! Оглянусь вокруг. волки-овцы-люди. Все в перемешку на деревянной конструкции, которая выглядит не очень внушительно. Их взгляды встретились и тут что-то крепко схватилось за Хасту. Она вздрогнула и обернулась - ничего не произошло. Вот совсем. Хотя должно было. Должна была пропасть иллюзия и вернуть миру рыжую волчицу - ничего.
[indent] Медленно опустив глаза вниз, волчица запертая в теле девушки удивленно рассматривала свои пальцы. Ее более не интересовало ничего вокруг. Ни птица, ни рыбы... пальцы. Тонкие, белые... Сжала руку, рассматривая небольшой кулачек с торчащими костяшками. Мысли снова вернулись к той девушке. Не боевые, такие нежные...надо было выбирать дровосека или охотника, на худой случай мясника... Испуганно подняв глаза на Сафа, хищница нервно вскинула руки к собственной морде и не обнаружила таковой. Маленький скромный нос, небольшой рот...дальше она залезла двумя руками себе в рот чтобы нащупать острые смертоносные клики и ... - ничего.
Волна эмоций нахлынули с такой силой, что недавняя буря показалась детским лепетом Посейдона (если бы она что-нибудь слышала об одной из версии человеческих морских богов).
- Это что за хреновня творится? Я что? Навсегда останусь заперта в теле этой...этой... - девушка опустила голову вниз рассматривая себя. Не веря своим глазам. Со ртом было покончено, теперь руки трогали и щупали собственное тело. Девушка провела ладонью по плотной ткани цвета зеленого пастбища, что обтягивала ноги до колена. По ноге, чуть выше, прикоснулась в этот раз к ткани белого цвета, майка на тонких бретельках, ох и пожалеет, что не выбрала себе в морок грубого мясника или дровосека. Ее размышления отвлек голос Сафари, он что-то ей сказал, но она не слышала, только кивнула, сосредоточенная на том чтобы не устроить истерику. Две ноги. Две руки. Ноль лап. Ноль клыков - я обречена.  Обернувшись через плечо, волчица встретила уж очень недобрые взгляды настоящих двуногих, которые смотрели на волка - волком. Неприятно поежившись, волчица не оборачивалась более до конца поездки, предпочитая не рассказывать своему спутнику, что возможно самое жаркое начнется после того, как двуногие почувствуют себя увереннее на суше. Девчонка и подбитый волк им не угроза.
[indent] Как только появилась возможность спрыгнуть на берег, девушка поспешила это сделать, однако устоять на двух ногах в песке оказалось чуть труднее, еще если учитывать тот факт, что Хаста утомлена морской болезнью, ее ступни тонут  и она шлепается прям на пузо, попутно наедаясь того самого злополучного песка. И без того сухой рот теперь наполнен сотней, а то и тысячей песчинок - начинает кашлять, хватаясь за горло. Когда ситуация во рту более менее изменилась, девушка села на песке вытянув перед собой длинные худые ноги, которые уже начали краснеть. Положила ладонь сверху и ощутила странную гамму эмоций, которую раньше никогда не ощущала. Конечно, откуда ведомо волку, что такое сгореть на солнце.
[indent] Спустя пару минут, когда дыхание было приведено в норму, девушка наконец подняла голову чтобы посмотреть на остальных, а остальные смотрели на нее. Внутренне поежилась под их взглядами. Тяжелые. Ей казалось, что они решают ее судьбу.
- Что вы пялитесь? - вставая на ноги, с претензией бросила волчица. Сделав шаг им на встречу, вовремя остановилась, но все так же с вызовом смотря по очереди каждому в глаза. При желании каждый из них может сломать мне любую мою конечность, я даже убежать не смогу. Но вера в то, что она им напоминает кого-то близкого, вселяла надежду, что убить они ее не смогут.

Отредактировано Хаста (2019-06-12 18:09:22)

+3

5

--->> Вне игры

Сезон «Дискордия»
12 августа 188 года


— Тэлли? Просыпайся. Давай же, лежебока, хватит миры Морфея считать, - до него донёсся голос Трэссаха.
И, действительно, на него смотрела морда брата, а он лежал на берегу. Шум прибоя, рокот извергающегося вулкана, завывающий ветер в ушах.
— Я.. Я не понимаю, - точно осознав, где и в каком положении находился волк, он тут же засуетился.
Он глянул влево-вправо, в глазах читалась паника и растерянность.
— Они тебя бросили, - к нему подошёл Томалтах. — Все уплыли. Ты остался на острове. Я понимаю, ты хотел отправиться навстречу приключениям, проказник, но твой план не сработал. Ты всё проспал.
Проспал? Проспал?! Тарлах издал протяжный вопль, который потряс его хрупкое и уязвимое сознание, и краски старого дома поблекли, небо, затянутое тучами, постепенно растворялось во тьме, а песок, словно разводы на воде, расплывался под лапами, пока не увяз в черноте.
— Земля! — прокричал кто-то, и волк снова подскочил, но уже, к счастью, наяву.
Тарлах распахнул глаза. Проспал. Это слово копьем врезалось в его сознание, которое не могло отойти от кошмара.
Около него не было Нессель, которая, видимо, уже была не на корабле, ведь у "выхода", если так можно, конечно, назвать проём между двумя бордюрами на корабле, столпились люди с провизией и без. "Неужто прибыли?", затаив дыхание, ахнул зверь, приподняв свой тяжелый и ленивый зад. Пришлось с трудом оторвать его от насиженного теплого местечка, отбросить с глаз соньку, даже встряхнуться, погремев едва слышно, только для себя, косточками, прежде чем понять, что происходит. Раз есть земля, то, следовательно, все дружно садятся в мини-кораблики, которые опускали каким-то неведомым, странным и ненадежным образом на воду. Зверь в волнении подбежал ближе, встав в стороне и поставив лапы на деревянные перекладины, чтобы смотреть, как животные и люди, точно закадычные друзья, сидят вместе. Раз приплыли вместе, то и вступить на берег — тоже. Справедливо. Правда, когда он вернулся к веренице, которая то расходилась, то вновь кучковалась, его взяла грустная нотка. Во-первых, наверняка,основная масса волков уже покинула корабль, а, во-вторых, ему очень не хотелось бы плыть на человеческом плоту среди псин и людей. Причём, наверняка, с одиноким кобелем никто считаться не будет: вон, погрузят мешки на него, которые могут расплющить его кости, прижмут в тесноте. "Ну уж нет", взыграла в нём наглость, и он зайцем, если не змеей, попытался протиснуться меж ног так, чтобы никого случайно не толкнуть. Правда, как бы он ни старался, лишний раз его пихало чье-то колено, или грязная, потная рука одаривала мимолётно липким прикосновением, а до ушей долетало:
— Что? Зверь?
— Дак, ты что забыл? Таких тут много...
И еще парочка отзывчивых ртов довольно чеканили еще какие-то комментарии. Людям, видимо, нравится говорить то, что они видят. Тарлаху понадобилось вспомнить за пару минут, что такое "терпение", чтобы, не дай бог, не начать рычать или гудеть от напряжения. Уже сейчас наблюдался один существенный минус для зверя в шкуре: духота. К этому еще примешивались запахи, потные жители и прочие животные, которые тоже, знаете ли, не цветами благоухали. Четвероногий путешественник молча задыхался, ворчал, бранил этот "чёртов курорт", но внешне был спокоен, относительно нейтрален, но напряжен для самого себя.
К счастью, ему попались неплохие мужики, с среднем количеством провизии и, самое главное, адекватным отношением к волку. Тарлах на миг почувствовал себя в своей тарелке, несмотря на общество, с которым нужно добираться до берега. Безумный разум до сих пор не утихал. "Не понимаю, как так можно было? Я ведь чуть не проспал. Так бы в хвосте тащился", выдохнул с облегчением и нервным ознобом он; в мыслях гремел голос брата, который пугал его. Его иная, тёмная сторона так и норовила напугать морского волка, который за время плавания научился предаваться мечтам, видеть сладкие сны, гонять балду. Впрочем, этот выброс подсознания стал неплохой бомбой, которая взорвалась в удачный момент. "Ладно, чёрт с этим", образы демонов-братьев как-то сами собой рассеялись. Мысли его вернули к тому, что ужасы существуют не только в голове, но и в реальности.
И, действительно, уши вдруг зафиксировали тревожные сигналы: крики, выстрелы, визг собак. Он чуть выглянул из-за спины мужика, смотря, как странные, похожие на треугольники, если не кривые горы, штуки плыли туда, где царил беспорядок. Сначала волк не понял, что именно происходит, но когда животные или случайные люди начинали исчезать в воде, а то место, где барахталось тело, окрашивалось в кроваво-черный цвет, его охватил ужас. Он сам почти что предался панике, но Змей в нём заговорил иначе: "Ну вот, Тэлл, одним псом или человеком больше, одним меньше -- это всем нам на руку". Этого только не хватало. Тёмная сторона проснулась совсем некстати. Если сейчас не быть одной командой, то все, к чертям, погибнут.
Тарлах -- безумец, тут спору нет, но разум и желание выжить в нём оказались намного сильнее жалкого шипения, которое теперь было противно, хотя раньше вдохновляло. Он огляделся. Три угрожающих плавника приближались к ним. Волк сразу на них зарычал, привлекая внимание людей, чтобы те с помощью своих хваленых ружьев с патронами разобрались с тварями. Увертливые рыбины не то смеялись над ними, не то не решались лязгнуть невидимыми, сокрытыми в воде челюстями, но их шлюпка относительно не пострадала, если не считать парочки мешков, которые упали за борт в процессе защиты. А всё дело в том, что люди не готовы были к бою в таких условиях, поэтому раскачивали челнок, который принялся вилять, а провизия, что лежала с краю, канула в глубину моря. Главное, что все остались живы. "Ведь, кому-то повезло меньше", подумал волк, проследив за пятном, когда они приближались к долгожданному острову.
Ругань. Столько возгласов, вздохов, судорожных реплик Тарлах еще не слышал. Видно было, что люди напуганы и потрясены. К сожалению, нельзя было издалека заметить, выжил ли кто из волков. Но, видимо, ему относительно повезло: он прибыл сюда не один (глаз скользнул по серому волку). "Нессель осталась на корабле", подумал он. "Или?", голова повернулась к темному, пышному лесу. Нерешительность. Раньше ему не приходилось быть привязанным к кому-то, кроме своих братьев, а теперь, кажется, в разум прокралась потребность, если не нужда в обществе рыжей волчицы. Он не знал, идти ли ему дальше, как...
Щелк!
Тарлах, подавив насилу визг, отпрыгивает, когда в паре сантиметрах от него проползло небольшое, но жуткое, темное нечто. То ли задница загогулиной у этого была, то ли тело, как кривая коряга, но доверия не внушала острая штука на конце. А лапки-то какие мерзкие! Пусть размером, кажется, с маленькие палочки, но до ужаса синхронные между собой. И волк на миг подумал, каково такому существу управлять несколькими конечностями сразу.
- Поаккуратнее, - проворчал он случайному обитателю, который пополз мимо. - Вот ведь...
- Я бы попросил, - более тихо, буркнул волк самому себе.
"Фубееееее!", передернуло его, и он теперь стоял на месте, озираясь по сторонам, чтобы, не дай бог, еще одна причудливая гадина не подползла к нему и не удивила его.

Отредактировано Тарлах (2019-06-13 02:41:03)

+3

6

--->> Вне игры

Начало сезона «Дискордия»
18 августа, 188 года
7 утра

Солёный воздух обжигает лёгкие, от влажности и жары по телу водопадом льется пот. Температура не отступает, лишь моментами идёт на спад, но затем неизменно поднимается снова. Эта неделя стала для Ноэля самой тяжелой из всех. Он практически не приходил в сознание, пребывая в состоянии вечной усталости. Аппетита не было, лишь воды организм просил постоянно, спасаясь от обезвоживания. Тори, не отходившая от хозяина, буквально приклеилась к деревянному полу рядом с его койкой в лазарете, и никто не смог ее оттуда выгнать. Все, кто знал о прошлом Ноэля, предполагали, в чем могла быть причина его болезни. Артефакт желания, когда-то использованный парнем, и подаривший ему головные боли на старом острове, вновь дал о себе знать. Чем дальше корабль отходил от старых земель, тем хуже приходилось юноше, и тем больше беспокойства вызывало его состояние у медиков и родных.

На радостные, удивленные и осторожные разговоры о том, что впереди виден остров, блондин отреагировал сухо - лишь улыбнулся своей четвероногой напарнице и потрепал её по голове. Мысль о том, что он может не пережить высадку, не выходила у самого Ноэля из головы. У него не было сил даже на то, чтобы выйти на палубу, чего уж говорить об исследовании земель. Впервые за очень много лет, бывший гильдиец почувствовал себя настоящей обузой. Для охотников, для всех пассажиров этого судна, и для своей семьи. В попытках найти какой-то способ отплатить миру за то, что он с ним до сих пор возится, блондин провел всю ночь, отсчитывая часы до высадки. Однако идея пришла к нему уже позже, когда братья, держа его под руки, вывели на верхнюю палубу. Старший договорился, что они все поплывут во второй группе. Им нельзя было идти в первой - слишком рискованно, но и оставаться до последнего тоже было нельзя. Нужно было постепенно перевозить женщин, детей и больных, небольшими группами, которые можно легко защитить. Уже непосредственно перед погрузкой на шлюпки, Ноэль заприметил поодаль трех лисят, которые выглядели настолько крохотными на фоне всего этого балагана, что гильдиец сомневался в том, что их вообще заметят и заберут. К тому же, многие гильдийские собаки были натасканы на лис. С волками воевать было опасно и для кораблей, и для самих людей. Но лисы, особенно молодые, не представляли для них почти никакой угрозы. И на корабле все еще находились те, кому наличие дикой живности стояло поперек горла. Многие люди, как и волки, были принципиально негативно настроены к своим соседям. И недели мало, чтобы перемирие сменилось миром. Сейчас они все были на одной зоне, в одной ловушке. Но за пределами кораблей перемирие может закончиться, и лисят вполне могут сбросить за борт для того, чтобы отвлечь акул.
- Мы заберем их, - кивнул блондин в сторону Айрори, Йорвета и Йомеды, облизывая пересохшие губы. - Они влезут в сумки. Их нельзя оставлять здесь. Если начнется бойня - их перебьют в первую очередь.
- Мартен не даст устроить резню на корабле, - шепотом произнесла подошедшая к трём братьям девушка. - Нам нужно спешить.
- Мартен не даст устроить резню на корабле, но на новых землях каждый сам за себя, а ему еще предстоит подтвердить свой авторитет поступками, а не словами. На его место будут метить другие, тебе ли не знать, что законы острова здесь - чистая формальность. И решения, которые были приняты в Городе теряют силу быстрее, чем свистят пули. Мы заберем их.

Спорить с братом было себе дороже, и девушка, пожав плечами, повесила ему на шею сумку, после чего вся четверка, вместе с Тори, двинулась в сторону лисят. И пока собака дружелюбно виляла хвостом и вертелась под ногами, а лисят удобнее устраивали в сумках, подошла очередь Кейнов залезать в шлюпку. Она была поднята наверх на больших тросах, и удерживалась четырьмя мужчинами. Первым в лодку залез средний брат, в сумке которого находилась Йомеда. Она могла наблюдать за происходящим через многочисленные мелкие прорези и дырки в ткани. Следом на судно залез сам Ноэль, который держал в руках сумку с Айрори. У него была очень удобная позиция, в самом носу шлюпки, где он мог просто сесть и опереться спиной о деревянный нос. Рядом устроилась Тори, свернувшись колачиком, а сумка была аккуратно переброшена через плечо. Их запрещено было бросать на землю, чтобы они не мешались под ногами и не катались по всему днищу. Третьего лисенка - Йорвета, взяла себе сестра Ноэля, которая зашла в шлюпку последней. Старший брат, как глава их большой семьи, был приставлен охранником. Помимо семьи Кейнов, трех лисят и собаки, в небольшое судно затесалась пара волков и один мужчина - врач, который следил за Ноэлем на корабле. Лодку спустили на воду, и путешествие началось.

Врач и средний брат налегли на вёсла, старший приготовил ружье, а Ноэль боролся с болезнью, которая мешала ему трезво мыслить. Он и не услышал первые выстрелы, которые произвел брат, подбив одну из акул и воткнув в рану от пули копье. Он был опытным и очень сильным охотником, отчего атмосфера в команде была достаточно расслабленная и оптимистичная. Все четверо людей перебрасывались историями и шутками, пока блондин сопел, уткнувшись носом в шею своей собаки. Вторая партия лодок шла значительно лучше первой. Люди уже знали об опасностях, и уяснили свои прошлые ошибки. Теперь они бросали вяленое мясо с другой стороны кораблей, уводя часть акул дальше от берега. Тех, кто остался, отгоняли пулями и копьями еще на подходе. Однако в какой-то момент ситуация все же обострилась. Одна из акул, налетев на лодку, сильно ударила в днище, отчего шлюпка подскочила и Йомеда, сидевшая в сумке среднего брата, выпала за борт.
- Вот черт, тормози, стой! - поспешно затащив в шлюпку весло, он собирался было прыгнуть за борт за ней, но был пойман сестрой.
- Совсем сдурел? Тебя сожрут и не подавятся! - рявкнув и осадив своего родственника, произнесла девушка, и вытянула вперед весло, чтобы лисенок мог за него уцепиться. Однако волны, которые спровоцировали и лодки, и акулы, относили Йомеду в сторону, на запад. Там было намного меньше медуз и акул, но при этом значительно глубже. Пытаясь доплыть до нее, люди постепенно отклонялись от курса, уходя в западные воды, отдаляясь от берега. Это могло бы продолжаться еще долго, если бы с корабля не раздалось три последовательных выстрела в небо. Это был Мартен, которому совсем не понравилось то, что он увидел. Его вердикт был ясен - нужно было бросить выпавшего и плыть к берегу. Для капитана жизнь нескольких людей и зверей была выше жизни одного. Тем более, что шлюпка была им еще нужна, и утопить ее было недопустимым. Вздохнув и неохотно подчинившись, команда взяла курс на берег, оставив Йомеду один на один с океаном. К её счастью, та самая группа плавников уже подошла достаточно близко, и всем с кораблей стало очевидно, что на шум пришли не только акулы, но и семейство дельфинов. Изредка выпрыгивая из воды, они мельтешили между лодками и акулами, явно заинтересованные в том, что происходит. Парочка из них как раз заметила Йомеду и теперь кружила вокруг нее, касаясь лисенка длинными носами. Было неясно, способны ли они понимать речь наземных зверей, но попытаться стоило. Они смогли бы оперативно забросить ее на мелководье. И хотя близко к берегу дельфины подплыть не смогут, перебороть течение для них - не проблема.

Тем временем, лодки постепенно достигали суши. Одна за другой, они причаливали к берегу. Люди и звери поспешно сходили на твердую землю, припасы вытаскивались и переносились в тень, которую создавали пальмы. Ноэля также оттащили ближе к деревьям, чтобы он не обгорел от солнца. Он спал настолько крепко, что это беспокоило врача и всех членов семьи. Среднему брату еще предстояло вернуться к кораблям вместе с другим мужчиной, который сможет управляться с вёслами, а вот остальные должны были остаться на суше. Выпустив Айрори и Йорвета, сестра Ноэля смерила их грустным взглядом и отошла к Тори, потрепав её по голове. Вся их семья достигла суши, но радости никто не ощущал. Одна из лисят всё еще находилась в воде, Ноэль пребывал без сознания и ему становилось хуже с каждой минутой. Однако другие пассажиры выглядели куда более позитивными. Эта партия лодок доставила на землю семьдесят человек, пятнадцать собак, двенадцать волков и несколько мелких животных. Постепенно люди начали выводить на палубу овец и коз - начинается этап перевозки крупной живности, количество шлюпок поделено пополам. Против акул применяется мусор - доски и посуда, которые сбрасываются с корабля в тот момент, когда голова хищника появляется над водой, и сильно царапают их кожу.

+2

7

Суммарно в первой партии перевезено:
● 80 человек (в их числе Кай Фридейв)
● 4 волка (Сафари, Хаста, Тарлах, ВАКАНТНО)
● 23 собаки
● Несколько мелких животных
Суммарно во второй партии перевезено:
● 70 человек (в их числе Ноэль Кейн)
● 12 волков (все места вакантны)
● 15 собак
● Несколько мелких животных (в их числе Йомеда, Айрори и Йорвет)

Отредактировано Game Master (Вчера 21:33:07)

0


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Золотая коса