для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Клятва на крови"
    22 сентября 188 года, 7:00
    Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мост

Сообщений 21 страница 40 из 217

1

http://satirics.net/d/img/38fd2f7aa02a31cb19fc.pngМост, соединяющий берега небольшой реки, часто окутан туманной дымкой. Когда-то здесь ходили частые поезда  от верфи в пригород и обратно, но теперь железнодорожные пути заброшены и стали приютом для птичих стай и мелких животных.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Лесопарк, Лисьи холмы
Юг | Гильдия охотников, Пустая поляна
Запад | Школа
Восток | Папоротниковая роща

0

21

Очередность:
Фауст, Мишель, Дэвид Дарк (желательно уход из локации), Мора, Сильва.

(Фаусту необходимо задуматься о том, почему Мора так внезапно накинулась на них, остальным тоже желательно покинуть локацию, за исключением Моры, для которой это место должно сейчас стать чуть ли не домом, который она обязана защитить от вторжения. Здесь же ей можно уснуть, если персонажа планируется вывести)

Отредактировано Game Master (2012-05-25 13:25:38)

0

22

Звук. Резкий, страшный, оглушающий. Во внезапно прижатых самих собой ушах зазвенело. Этот звук вызывал самые страшные воспоминания. Тело непроизвольно содрогнулось, почти не подчиняясь. Смятение. Страх. Паника. Остолбенение. А когда всё это вместе? Одновременно?
   Как это, когда охвачен паникой, но не можешь двинуться? Как в метро во время взрыва, как при виде монстра из самого страшного кошмара, как во время проигрыша в безпроигрышную лотерею. Последнее сравнение не самое удачное.
   Ужасные события давностью в месяц. Старый запах гари, крови, псятины и людей словно вновь ударил в нос. Словно Фауст вернулся в прошлое ровно на месяц. Но не было боли. Боли не было. Воображение подкидывало отчетливые картины, как предательски уходит Бесноватый. Имперец "слышал", как свистят пули, собачий лай, голоса охотников и как сердце билось от страха, переворачиваясь изнутри. Время остановилось. Потеряло свой ход. Словно навсегда.
   Фауст пропустил рывок. Лапу пронзила боль, словно десяток острых кинжалов. Эта боль вернула к жизни. Маятник часов вновь начал своё движение. Фауст взвыл от неожиданности и отдернул лапу, а другой огрел волчицу по морде. Всё рефлекторно, неосознанно, но он освободился. Но только не от тайной мысли страха. Страх перед страшной болезнью. Неизлечимой болезнью. Бешенство. Но сейчас, сею же секунду, без промедлений, нужно действовать. Или ты, или тебя.
   Это жизнь.
   Но была одна проблема. Самосуд. По годам прожитым в Тёмной Луне Фауст знал, что люди сильно растраиваются, если убивать прям у них на глазах. "Это было не на лапу." Эта мысль мешала его гневу. Мысль, мешавшая планам, дающая надежду предателю. "Мора - предатель."
   "Суд вынес смертный приговор, Мора."

0

23

Это не нравилось Мишель, ой, как эй это не нравилось. Послышался выстрел из ружья, Мишель дёрнулась всем телом от неожиданности. После выстрела всё замерло на насколько секунд, потом всё происходило как- то сумбурно. Волчица, которая стояла до этого рядом с Мишель убежала в туман, послышался волчий рёв, собачий лай, человеческий крик.
Глаза Мишель бесполезно, но нервно бегали по туману, она уждала, что кто -то выбежит от туда, но нет, там была какая- то неразбириха, что- то не понятное, кажды хотел получить своё, а в результате никто ничего не добился, Миша поняла это так. Сейчас не было другого выхода как бежать с моста. Да, бежать, потому как волки, которые там разбираются и дерутся они наверняка тоже убегут от туда при первой же возможности. Мишель сейчас не чем не могла им помочь. Она просто была бы лишней или ей бы стрельнули в голову, красота. Такого Миша не хотела это уж точно.
- Надеюсь вы  выберетесь, -сказала сама себе Мишель.
Она оглянулась и понюхав воздух и волчица почувствовала кровь.
- Он не промахнулся, -пронеслось у Мишель в голове. Её место назначения не поменялось, нет, ну что она, такая маленькая волчица может сделать, а? Вот именно ничего, только мешатся.
Мишель кинулась в сторону леса и когда побежала мост оглянулась назад продолжив бег.
- Всё будет хорошо, -подумала волчица и повернув голову обратно она понеслась на територии, откуда она прибежала с Морой.
---------территории Тёмной Империи

Отредактировано Мишель (2012-05-30 11:58:24)

0

24

Дэвид пытался все так же вырваться, совершенно не оставляя надежды, но в какой-то момент волчица сама его отшвырнула, что он еще в добавок немного ударился головой, но это были уже мелочи. Девочка-подросток выскочила из тумана и стала тянуть его за курку, говоря чтоб убирался отсюда. Отчетливая понимая, что ему надо сматывать, мужчина пытался все же хотя бы взглядом найти своего пса, но его не была даже слышно.
Будто невидимая рука ему помогла, охотник резко встал на ноги и скинул с себе куртку и обмотал больную руку. Дэвид посмотрел в глаза этой девочки, а потом на дерущихся:
-Тринадцатый дом... на окраине города...
бросил он, если все же он им будет нужен, то теперь они точно знают, где его найти. Подхватив здоровой рукой ружье, а больную прижав ближе к груди. Дэвид быстрым шагом отправился прочь от этого места, быстрей он двигаться не мог. При любом шаге все тело отдавалось неприятной тупой болью, а руку и вообще будто в кипящее масло опустили. Мужчина до скрипа стиснул челюсть и скрылся во дворах.
"Что ты творишь идиот?! Одна из этих тебя чуть не убила, а ты им сказал, где тебя можно! Ты окончательно съехал с катушек!"
-----) неизвестно

0

25

Взгляд Моры мгновения с ненавистью сверлили спину удаляющегося охотника, но чем дальше он удалялся, тем быстрее ледяная по отношению к нему ярость сменилась пустым равнодушием и каким-то облегчением. Черная волчица - как же все-таки ее звали?... - тоже успела испариться так же внезапно, как и появилась. Может она и вовсе была плодом воспаленного воображения? Все вокруг уже давно стало похожим на причудливую сказку, одну из тех, которые заботливые матери-волчицы в неясном сумраке пещеры рассказывают своим непослушным чадам, вечно шумным и шебутным, а теперь таким непривычно тихим и покорным. Лишь зачарованно поблескивают в полумраке широко раскрытые глазенки. И вот начинается каждая история так знакомо: "В темном-темном лесу, под кривой корягой....". А вот конец всегда разный. То утащит медведь непоседливого волчонка, и придется, конечно же, его вызволять, спасать. А иногда темные силы наложат на прекрасную волчицу страшное проклятье - превратят на веки вечные в человека. Жуть!
    А про что эта история? Она тоже про человека. Даже про охотника: огромного, зловещего. В руке - громогласная палка-которая-жалит-в-бок. Вокруг него вьются, как акулы, волки. Сверкают глаза, мелькают оскаленные клыки. Хотят вступить в сговор с охотником, с его жутким ружьем. Но тут волчица, бурая, внезапно рушит все планы. Самый крупный волк вцепился ей в холку, тащит, утаскивает в клубящийся, алчно распахнувшего свои объятия. А охотник тем временем тает, исчезает. Остается лишь три волка: бурый, черный и серый. Вот черный рванул лапой по бурой морде, высвободил лапу. Бурая больше не кусается, лишь утробно рычит и больше не пытается напасть. Кажется, они должны быть с этими волками друзьями. Тогда пускай себе идут. Пусть только уходят.

+1

26

Виновник спектакля покинул сцену практически молча, оставив после себя лишь смутный осадок где-то глубоко внутри да пару капель свежей крови на мостовой.  Если рассуждать здраво, удача все же повернулась к альфа-волкам Империи мордой и оскалила клыки в ухмылке, мол «кое-как вышли из ситуации победителями, так и быть». Но радости от осознания того, что важный разговор еще не кончен, волчица практически не ощущала. Сейчас, когда непредсказуемый фактор в лице охотника больше не угрожал ни планам, ни целостности шкурки, перед самкой возникла другая проблема.
Сделав один осторожный шаг по направлению к волкам, Сильва замерла на месте, напряженно переводя взгляд с одного застывшего силуэта на другой. И ведь представить, что сейчас творилось в их головах, волчица не могла даже приблизительно.  Чтобы воительница в невменяемом состоянии бросалась на вожаков – да, такого прецедента за короткую историю новой стаи еще не было.  Все бывает впервые.
- Пытаться вразумить безумца – бесполезное занятие, - тихо прошептала волчица, не особо надеясь, что Фауст ее услышит. Развернулась и неспеша направилась в сторону логова, не собираясь ни мешать  расправе над провинившейся, ни влезать и прикладывать к этому лапу. Подчиненный провинился и должен понести ответственность за свой проступок – на эту простую истину не могло повлиять ни ее личные симпатии, ни попытки взывать к доводам разума и пытаться оправдать нападение бурой. Но от осознания этого все равно было как-то горько.

-----> Логово ТИ

+1

27

Она замерла почти неподвижно. Это пугало и наталкивало на страшные мысли. Никто ещё, никто кроме самого Фауста, не вел себя на столько непредсказуемо. Страшно осознавать, что если раньше ты играл с жертвой, то теперь сам являешься жертвой и, возможно, с тобой уже играют. Волк боялся неизвестности, а поведение Моры - это полная неизвестность. Кто мог предсказать, что она появится здесь? Кто мог подумать, что она бросится на человека? Кто-нибудь мог представить, что Мора нападет на вожака? Фауст мысли читать не умел, а эта её неподвижность была хуже пытки. Словно перешагнуть через себя.
   Рана на лапе напоминала о себе не приятным покалыванием, терпимым и отвлекающим на себя, но чем больше Фауст обращал на это внимание, тем более больно казалось, тем более была задета гордость и требовала расплаты.
   - Пытаться вразумить безумца – бесполезное занятие, - прозвучало откуда-то со стороны, словно обрывок собственных мыслей. Фауст даже ухом не повел, но это дало новый плод для размышлений. Когда жизнь весит на волоске, а Фаусту казалось, что она висит на волоске, то начинаешь видеть мир чуть по-другому. Присутствует мысль о бессмысленности своей жизни.
   Бешенство не лечится, но что подумает стая, если я уйду, если я сдамся? Я потеряю всё. Но так ли много у меня есть. Черт, пару часов или сутки, прежде чем эта зараза охватит меня. Мы умрем вместе, Мора. Я раньше - ты позже.
   Фауст фыркнул почти в морду война, а затем сделал самую страшную ошибку - по крайней мере именно такая мысль у него промелькнула - повернулся спиной к врагу.
   Бешенство. Мы умрем через пару дней. Но если это не бешенство? О, я сделаю всё, чтобы Мора всю оставшуюся жизнь проклинала сегодняшний день. Жаль, что это действительно эта зараза, иначе у меня просто нет объяснений. Готовься к худшему, надейся на лучшее. В любом случае у меня есть пару часов и я использую их с умом.
   - Иди к черту, - кинул тихо император и двинулся в путь, словно заклинание повторяя: лишь пару часов, лишь пару часов.
Поляна Смерти

+2

28

Когда приблизилась серая волчица - когда-то ее звали Сильва - Мора перевела на нее выжидательный, злобный взгляд. Однако, к счастью, та и не думала более ничего предпринимать. Напротив, тут же исчезла в тумане без следа. Черный тоже последовал ее примеру; бурая внимательно и напряженно разглядывала его черную спину, пока та не скрылась вдалеке.
    Уход всех участников столпотворения принес Море невиданное доселе облегчение.
Ушли, ушли, все ушли... - мысль, невесомая и воздушная заполнила все сознание волчицы. Внезапно навалилась невероятная боль и усталость, словно что-то невидимая ладонь, что укрывала бурую волчицу, на мгновение приоткрыла ее для всего мира. Заломило загривок, защипали царапины на морде, заныли изможденные стремительным и изнуряющим бегом лапы. Бурая уже и позабыла, а может и попросту не обратила внимания, что преодолела без устали немалое расстояние до Города. Едва переступая, волчица добралась кое-как до подножия моста и укрылась под его широкими сводами, что отбрасывали вниз черную тень. Лапы подкосились, и Мора рухнула без сил на влажную, прохладную почву, едва ли не касаясь когтями переменчивой кромки воды. Сверхъестественные силы покинули ее внезапно и до последней капли, словно кто-то выключил рубильник. Глаза сами-собой начали слипаться, очертания предметов становились все боле расплывчатыми, пока наконец не растаяли во мраке.
Больше никто не посмеет сюда сунуться, никто...

+1

29

...Сколько времени прошло? Час? Два? Сутки? Утреннее солнце, укутало Город своим слепящим сиянием, а это значит, что миновала ночь, и берет начало новый день. 
   Рыже-бурая волчица осторожно поднималась на лапы, попутно потягиваясь и разминая затекшие мышцы. Те в свою очередь отвечали на подобное обращение зудящей настойчивой болью. Саднило холку, шею и, почему-то, переносицу. Мора требовательно коснулась ее лапой и тут же поморщилась, когда морду совершенно внезапно ощутимо защипало. Короткое исследование обнаружило также ещё несколько странностей. К примеру, на и без того потрепанной шкуре темнели к тому же еще несколько бурых пятен спекшейся крови; осторожно коснувшись её носом, самка смогла убедиться, что часть принадлежит не ей. Кому?...
    Попытки вспомнить, как Мора очутилась на этом мосту, к успеху не привели. Да и вообще воспоминания о вчерашнем дне словно кто-то заботливо укрыл непроницаемой завесой. Память услужливо выдавала разговор в логове с новой волчицей - Мишель - а затем... Лишь какие-то смутные, расплывчатые образы. Стелющаяся под лапами трава, которое сменяется мощеной дорогой. Оскаленную пасть с протянувшейся от клыка до другого ниточкой слюны. Грохот человеческого оружия, горький запах пороха. Брызнувшие на мостовую кровавые полосы.
     Бурая резко встряхнула головой, не обращая внимания на чугунный шарик, который с шумом прокатился внутри черепа, отчего резко потемнело в глазах, и пришлось еще пару секунд подождать, пока мир снова обретет свои краски. Никакого объяснения происходящего у бурой не было, а вокруг не видно было ни единой души, которая могла бы хоть как-то прокомментировать события прошлого дня. Гро огляделась вокруг, а затем еще разок оглядела себя - м-да. Стоит хотя бы привести свой облик в надлежащий порядок, раз уж о порядке в собственных мыслях остается только мечтать.
     Четверть часа Мора провела, с упоением отмывая от шкуры в водах речушки грязь и спекшуюся буровато-алую кровь. От ледяной воды быстро немели лапы и зудели свежие раны, и все же рыжая стоически выдержала всю процедуру и не вылезла на берег до тех пор, пока последнее пятнышко не покинуло негостеприимную шкуру. Только после этого, довольно отфыркиваясь, волчица вылезла на влажные камни и подставила утреннему солнышку продрогший бурый бок. Растянувшись на огромном валуне, на треть часа Мора позволила себе погрузиться в легкую дремоту.
     ...Рыже-бурая томно ворочалась на твердой поверхности каменюки, когда что-то темное у подножия моста приковало к себе ленивый взгляд разлегшейся без дела волчицы. Мора тут же перевернулась на брюхо, уши переползли и замерли на макушке, хвост пару раз заинтересовано вильнул. В пару коротких прыжков самка очутилась у привлекшего ее внимания смутного нечто и, чуть нагнув голову вбок, уставилась на объект своего пристального изучения. Смутное нечто оказалось небольшой трещиной в основании моста, обильно присыпанной землей. Задумчиво Мора ковырнула пару раз лапой почву, а затем еще раз, и еще... Вскоре волчица уже с головой ушла в процесс; во все стороны брызнули фонтаны отбрасываемой в сторону земли.

+2

30

Начало игры.
Прекрасное небо, освежающий ветерок, трепещущий лес, ангельское пение птиц и надоедающее  щелканье грызунов, ощущение свободы... ах да, меня же послали изучить места, где недавно раздавались выстрелы, а не наслаждаться природой. И первая мысль после упоминания задания - несправедливость. Я, конечно, не против прогуляться, но на мертвые тела смотреть дело не из приятных, если они там присутствуют. Зачем меня? Почему?. И я стала перечислять все свои недостатки, которые могли мы придержать от выполнения караула, от чего упало настроение. Я либо встала не с той ноги, либо упала ночью, ведь обычно я не мыслю так негативно или жалуюсь на ситуацию. Я оглянулась и вздохнула, стараясь сосредоточеннее думать о деле. Однако должность требовала большего: настороженности, внимания, идеального слуха, умения обращать внимание на все, будь то царапины на старой увековеченной коре или сломанная веточка на иссушенной земле.
Так спокойно, тепло. Сегодня я оделась полегче обычного: легкая рубашка, чьи рукава завернуты по локоть, свободного кроя штаны, любимые сапоги и, конечно, плащ. Не хотелось бы нахвататься кровососов. Надела все то, в чем бы чувствовала себя уверенно и облегченно - настроение все равно не изменить одним лишь комфортом, к сожалению.
Наконец я наткнулась на мост, хоть и стояла в десяти метрах от него. Его было хорошо видно и прохладной тени леса. Сероватые камни так сильно пеклись на солнце, что первые секунды мне захотелось остаться в чаще. Около моста плавно покачивалась бежевая сухая трава, будто маня к себе подобно жесту человеческой руки. Я поправила ружье, слегка сместив ремень ближе к шее, и шагнула вперед на солнце, переступив границу зелени и пустыни.
Об этом месте мне и говорили. Когда я стояла уже на мосту и держала ружье в приопущенном состоянии, стала оглядывать заросшие железнодорожные пути. На мосту не было ничего интересного, поэтому меня манило по-детски поглядеть вниз, на речку, бросив в нее пару камней. Так я и сделала, правда не стала топить камни понапрасну, мне их было жалко. Эти бессмертные бездушные объекты мирно грелись на солнышке, а человек разрушил их образ вечного существование на суше, заставив томиться на морском дне, где они будут зарастать мхом и не раз очищаться рыбами и простейшими. Мне не хотелось делать человеческий род бездушным народом. Долго наблюдая за течением реки, я размышляла о ее содержимом и задаче, пока не услышала шум: кто-то рыл землю. Не увидев рабочей силы на этой стороне моста я ринулась обратно к рельсам. Одним скачком минуя рельсы, оказалась на другом краю, где застыла на месте.
Зверь неторопливо, но заинтересованно рыл нору. Я не была уверена, какого пола волк, ведь все тело животного оказалось почти целиком скрытым в земле. Приподняв ружье, я долго всматривалась в спину волка и разглядывая берег, в некоторых местах усеянный кровавыми пятнами.

+3

31

Гро уже полностью увлеклась своим занятием и ей показалось было, что она наткнулось на нечто, зарытое под землей, когда под ребра словно с размаху вдарили чем-то тяжелым - на секунду перехватило дыхание и сердце болезненно сжалось, пропустив один удар. Послышался легкий, почти невесомый звук чьих-то шагов. Коротко выдохнув, Мора дернулась, и суетливым, торопливым взглядом окинула берег реки, опору моста. Бурая подняла голову вверх, и представшее перед ней зрелище заставило ее инстинктивно отступить на пару шагов назад. Первое, что бросилось в глаза - хищное серое дуло ружья, что смотрело в ее сторону. На его тусклом длинном боку плясали и играли желтые пятна солнечного света. Зрелище это так заворожило Мору, что рыжая несколько секунд не могла оторвать от него загипнотизированного взгляда янтарных глаз, и когда, наконец, перевела взгляд выше, то не смогла рвущееся из горла рычание, а на морде сам собой растянулся злобный оскал. Человек, охотник, небрежно держал в руках смертоносное оружие. Задумчивый взор его, а точнее ее, был прикован к берегу речушки, над которой раскинул свои своды каменный железнодорожный мост. И это было самое странное и удивительное - что на мосту стоял не грубый, покрытый шрамами мужлан с короткой щетиной боролы на подбородке, какие обычно сновали по Городу в окружении своры огромных, косматых псов, но хрупкая, изящная на вид девушка. Оскалившись, Мора во все глаза глядела на эту странную диковинку - охотницу, в руках которой сверкало бликами несущее смерть оружие. В нос запоздало ударил запах стали, дороги и Города.
    Морок накидывать на себя уже бесполезно, и это было очевидно: очевидно, у опасной незнакомки уже было в запасе несколько мгновений, чтобы оглядеться и разобраться в ситуации. Возможно, у нее это удалось лучше, чем у самой рыже-бурой волчицы...
     Мора судорожно сглотнула, ощущая как горло словно сдавливает стальным ошейником. В глазах начало темнеть, а из горла вырвался какой-то сдавленный хрип. Почему они все приходят сюда? Почему они просто не могут сидеть в своем логове? Ярость начинала медленно клокотать где-то в желудке. Бурая сделала несколько первых решительных шагов вверх по берегу, чтобы добраться туда где повыше и одним прыжком перемахнуть через бортик моста. И вцепиться в горло очередному наглому нарушителю.

+2

32

Если бы мне удалось увидеть шкуру зверя, скрывающегося в земле, но занимающегося важной рутиной, то смогла бы понять, ранен ли он.  Откуда мне знать, чья там кровь, он запросто мог пообедать, просто прийти сюда или промыть раны в реке. Однако это стало не столь важным, когда зверь обернулся и стал рассматривать мост. Я сразу не среагировала, продолжая изучать пятна. А когда раздался рык - сразу перевела взгляд  и прицелилась.
Глаза человека и волка пересеклись. Однако мерзкое чувство затрагивало сознание и горчило, ведь смерти в глаза не смотрят. Передо мной стоял крупный представитель лесного народа. Темный мех был ухоженным, блестящим, глаза дикие и чарующие, крепкие конечности и очень угрожающая поза. Я восхищалась зверем и смотрела на него через прицел, которые ограничивал кругозор, чтобы можно было сосредоточиться на красоте "врага". И это мешала мне думать о том, что поднятые ствол ружья нервирует волчицу. Такой мягкий взгляд отличался от взгляда самца, которые обычно показывали всю ненависть в уменьшенных обезумевших зрачках.  Самка рычала и предупредительно стала подходить. Я сразу отошла от края моста и опустила оружие, пытаясь не открывать от нее глаз.
Не самое время любоваться животным, если оно представляет угрозу. Может это и глупо, но я очень старалось сказать ей глазами, что не собираюсь стрелять. И чем ближе она подходила, тем дальше уходила, я в ту сторону, откуда пришла. Меня изнутри колотило двумя чувствами: восхищение сдерживало страх. Боязнь напрягала руки, а пальцы впивались в железо - они норовились снова поднять ружье. Восхищение все это подавляло и говорило, чтобы я молчала не показывала свой страх. Как же скрыть это чувство от волчицы? Они всегда это чувствовали, даже раньше нас, чуяли страх прежде, чем он появиться в нас самих. И это было сигналом к нападению. Конечно, люди всегда прятали свою жизнь за оружием и боялись смерти. Я не исключение, ведь я не мускулистый мужик с огромными лапищами, в силах разорвать пасть льву, подобно гладиатору. Если бы я раньше опомнилась и ушла, пока самка была занята важным делом... Жаль, мы не владеем временем.
Когда зверь оказался на другой стороне моста, я остановилась. Нас разделяло несколько метров, и это напрягало. Не стоит говорить о том, что я уже тряслась изнутри. И было бы намного легче, будь со мной рядом собака.
И тут неожиданно в голове возникла мысль, при которой бежать нельзя ни в коем случае. Я затаила дыхание, сняв ремень с плеча и отбросив ружье, но недалеко. Я вспомнила, как встретилась с Авали. Волчице должно стать определенно легче, если я покажу свою незащищенность перед ней. Может даже смогу уйти, но без ружья, оставив его здесь. Отпустит ли она меня, или это конец? Боязнь смерти была сильней, поэтому я, потеряв гордость, пыталась послушно стоять на месте во власти зверя. Наверное, я уже привыкла кому-либо потакать. А этот случай вовсе для инстинкта выживания.
Я не хотела тебя тревожить. На несколько секунд я закрыла глаза и нахмурилась, склоняя голову. Она такая тяжелая, набитая мыслями, моя голова. Госпожа фортуна меня не жалеет и наталкивает на неприятности. Либо это люди толкают друг друга на пороги между жизнью и смертью. Почему же я? Они не могли отправить кого-нибудь со мной? Я отчаяно смотрела на нее, а мое нутро било меня по затылку, потому что не стоит подходить к ним близко. Между нами развязался диалог:
-Сидела бы себе в укрытии!
-Но его не было.
-Так почему ты не прошла на ту сторону моста, где сейчас стоит зверь?
-Надо же все расследовать. Иначе я не составлю отчета и будут проблемы.
-Но проблемы куда лучше теперешней ситуации, балда!

+3

33

Бурая ожидала выстрела, предупреждения, подобралась внутренне, подготовившись к мучительной боли. Ждала грохота выстрела, окрика. Ничего этого не было. Вместо этого послышался странный стук, что-то заскрежетало о камень и замерло темным пятном неподалеку от рельса.
    Рыжая волчица дернулась, из горла послышалось клокочущее рычание. Метнув быстрый взгляд в сторону шума и движения, Гро не сумела сдержать удивления и выдала какой-то сдавленный, неряшливый рык.
    Как все было просто раньше: человек с ружьем - враг, это было просто и понятно. Он прибить тебя хочет, ему шкура твоя нравится, и тут уже или ты, или он тебя. Так повелось с тех пор, как волки начали жить бок о бок с людьми, так было, пока стая жила в черте Города. Но то, что творилось здесь, сейчас... Как это понимать?
   Чудна́я, странная человеческая самка. Мало того, что пришла на заброшенную окраину Города, держа в руках это опасное, пахнущее болью и страхом стальное оружие, так теперь, когда ей представился шанс выстрелить, добровольно от него отказалась. Это не просто настораживало, это сбивало с толку, противоречило логике, здравому смыслу. И как же хорошо, что Мора не привыкла полагаться ни на то, ни на другое.
     Да, пусть секунду назад в руках у двуногого опасное орудие, а значит, он был охотником, но ведь больше ружья нет. Теперь это просто человек. Обычный человек, каких много в Городе, какие снуют тут и там, просто живут и радуются жизни. Это было понятно, это было знакомо, а оттого успокаивало. У Гро не было причин для ненависти к людям, она их не опасалась. Напротив, жизнь в Городе приучила ее к тому, что находиться бок о бок с человеком не так уж и сложно - нужно лишь немного изворотливости и сноровки. Да и запах этот был как отголосок тех времен, когда еще существовала Городская стая. Тогда не приходилось таскаться по этим чертовым лесам, гоняться за кролями в надежде поживиться их жилистым мясом. Да, и среди городских домов тоже иногда приходилось жить впроголодь, за ней тоже приходилось в каком-то смысле охотиться, но это было совсем не похоже на суетную "дикую" жизнь вне городских стен. Славные были времена.
      ... А еще эти глаза. Серые, словно бесцветные. Не поймешь по ним друг или враг, противник или союзник. Чертовы глаза. Говорят, что зеркало души, что читать по ним можно чувства, как по открытой книге. Ну и чепуха. Что тут можно углядеть в этих двух серых полосах радужки? 
     А Мора уже тем временем сделала несколько шагов вперед. Пусть на морде ее все еще и белел оскал, но поза уже была не столь угрожающей: это было просто предупреждение. Но и расслабляться тоже не стоит. Пусть и безоружная, охотница могла быть опасной: мало ли какой хитрый трюк может выкинуть девушка. Гро пару раз щелкнула челюстями, не забывая выглядеть грозно. То, что охотница отказалась от своего оружия не значит, что бурая воспылает к ней пламенной любовью. Мора резко дернулась вперед, намереваясь отпугнуть или даже сбить с ног отдавшую себя в ее лапы человеческую самку - напугать, но не калечить.
- Уходи. Это мой мост.

+4

34

Лето - любимое время года. Утро - любимые 6 или менее часов из всего распорядка суток. Когда город еще не проснулся, на улицах стоит почти мертвая тишина, однако каменистая поверхность площадей уже веет жаром и согревает холодную атмосферу, которую нагнала ночь. Нравится, когда одна стена еще в тени, а друга будто разъедается светом, солнце, начиная стрелять лучиками в окна, точно и метко в закрытые глаза взрослых, ведь им спешить на работу, всегда резвиться на и издевается над жителями, каждый раз придумывая новые трюки, способные их разбудить. Мне кажется, что оно не хочет, чтобы люди спали и видели сны, когда темное время суток уже исчезло. Если солнце одержало победу в завоевании работоспособности человека, то пусть живут по правилам утра. Есть такая болезнь: человек не может выспаться, продолжая лежать в кровати и читая сны, как раскрытую книгу с бесконечным запасом страниц. Не знаю как описать такое чувство, может быть, похоже на состояние комы: пока не разбудишь, человек продолжит спать, потому что у него нет чувства насыщения в отдыхе. Но утро все равно прекрасно. И это было поводом не возразить заданию, отправившись на встречу с местной волчицей.
Если представить это в моем плане, то наша встреча имела какой-то определенный характер. Я перехожу мост и вижу, на скамейке сидит волк, ножка на ножку, откидываясь назад, рассматривая пролетающих птиц, которые поднялись с веток деревьев из-за присутствия нежданного гостя. Конечно, зверь понимает, что здесь помимо его есть кто-то еще. Медленно опускает голову и видит перед собой человека. И как ни странно, никакой злобной реакции, а скучающий нахмуренный взгляд, мол, чего понадобилось в столь раннюю пору. И я не задумываясь расспрашиваю о произошедшей здесь борьбе. Волк что-то начинает объяснять на языке жестов, я все понимаю, после чего он показывает лапой на пятна крови и отворачивается, закидывая лапу за скамью и отворачиваясь, явно интересуясь течением реки. Мне остается только поблагодарить и уйти назад в город. Было бы так на самом деле. Вместо того, чтобы спросить местных, я прихожу сюда, тревожу кого-то, представляю угрозу - естественно, я здесь нежданный гость. Почему волки умудряются жить среди собак в городской обители, а мы даже их языка не понимаем. У них оскал многое значит: выражение ярости, улыбки, насмешки, возможно, еще что-то. Что она хочет сказать этим звуком? Почему все так сложно!?
Я сразу прервала мысли, когда волчица издала странный рык. В голове творился беспорядок, и этому было только одно объяснение - страх. Я боялась, что она вцепиться в меня, волновалась, что не смогу убежать, тревожилась, что за меня придут мстить, хотя животное неповинно. Если зашли на ее территорию, остается пинать на себя и ни на кого более.
И вот волчица кинулась на меня. Стремительно и плавно передвигались дикие лапы, затрагивая коготками поверхность камней, будто не замечая рельс двигались вперед. Я стояла первые секунды, прикованная волной чувств, но на расстоянии четырех метров сделала шаг назад. В этот момент волчица слегка оттолкнулась от земли в прыжке, намереваясь налететь на жертву. Я отпрянула  от нее и направилась в чащу, откуда пришла. Только представьте то чувство, когда рядом с тобой дикий зверь. Ты чувствуешь ауру ненависти, ощущаешь боль их укуса. Но мне это не впервой, однако отвратительно осознавать, что еще немного, и в тело вонзаются клыки, лапы давят, а вес противника наваливается, опрокидывая жертву. Ведь еще немного... она бы смогла вцепиться в ногу или руку. Если остановить кадр в тот момент, когда я уже разворачиваюсь, готовая убежать, с безумными глазами оглядывая место "укрытия", а волчица почти на земле, и ее челюсти сомкнуты совсем близко от бедра, то эта картина вызовет у зрителей много эмоций, но в основном жуткие.
Боже, если я выживу, заведу собаку! Я сильно нахмурилась, закрыв на мгновенье глаза, и поняла, что несу чушь, потому что с детства отталкивает от отцовской псины. Хотелось вопить, кричать, звать на помощь, а все из-за кипевших чувств, переполнявших изнутри. Их некуда было выпустить. Энергия всю равно тратилась на бег, на спасение, на пару минутную жизнь. Я выбирала землю, где меньше всего было веток, но зверь быстро настигал. Старалась прибавлять ходу. Я думала. что придется залезать на дерево, но мне никогда не приходилось этого делать. Отчаяние завладело ситуацией, от чего я стала бешено смотреть по сторонам в поисках места, где можно спрятаться. Когда силы покидали меня, я сбавляла темп, а перед тем, как остановиться и зайти за обратную сторону дерева, издала писк. Не могу больше. Меня трясло. Я задыхалась, пытаясь как можно сильнее вбирать воздух. В глазах темнело. Сердце было готово вырваться. С одной стороны колотила паника, с другой усталость. Я обхватила ствол и прижалась к нему спиной. И снова поняла, как гадко смеется надо мной нутро.
- Ты думаешь, что сможешь выжить?
- ...
- Смотри, она совсем близко. Она даже не торопиться особо за тобой. Ей же ничего не стоит тебя выследить.
- Я верю...
- Во что?
- В спасение.
- Ей богу, ты как ребенок.
- А я еще и не выросла.
- Нет, нет, только не реви!

Появились слезы. Я никуда не могла деться, не могла заставить себя убрать их. Второй раз я чувствую себя слабой, беззащитной. У меня было ружье, но из этой бесполезной железяки я бы не смогла пристрелить волка.

Отредактировано Рокайо (2012-07-15 10:04:11)

+3

35

Ощущение близости и беззащитности человека манило, и одновременно было непривычно пугающим. С одной стороны, упоение властью и чувством вседозволенности, но благоговейный ужас с другой. Одергивать себя не приходилось: разум сам не позволял напасть на того, кто многие годы служит живым олицетворением смерти и байками о котором пугают малышню.
     Где-то в голове маячила знакомая, привычная мысль; поначалу смутная, неуловимая, она постепенно обретала форму, становилась более определенной, пока наконец не резанула по рассудку раскаленным лезвием. Так человек, устав подкидывать своему непонятливому собеседнику хитро запрятанные полунамеки, вспылив, бросает ему в лицо неприкрытую правду. Ощущения были похожи на то, словно бурую взяли и вывернули наизнанку, скрутили, разломали. Опять. Это чувство стало настолько частым гостем рыжей, что та уже привыкла быстро обнаруживать в себе признаки неуклонно приближающегося безумия. Во время одного из таких приступов Мора уже поранила одного охотника: она совершенно точно помнила вкус его крови на своих клыках. Яркое воспоминание вспыхнуло перед глазами так явственно, каждая деталь рельефно вырезалась в памяти. Неужели все это правда? Реальность походила на сон, и становилось все сложнее с каждым часом отделять правду от вымысла.
      Перед лицом мелькнула ткань - часть одежды девушки - челюсти намеренно щелкнули впустую. Более явный жест было придумать сложно, и охотница поняла его правильно: рыжеволосая кинулась прочь, обратно, в ту сторону, откуда появилась. После секундного замешательства волчица кинулась по ее следу.
Охотница, казалось, уже двинулась прочь от реки и уже не было причин ее преследовать, но, подначиваемая азартом и яростью, нетерпением и любопытством, Мора рвалась вслед по пятам убегающей девушки. Та намеревалась укрыться за стволом одного из старых широких деревьев, и это было не самым удачным решением. Запах страха выдавал беглянку с головой, и волчице ничего не стоило выследить охотницу и настигнуть в несколько больших прыжков.
   Бурая резко выскочила сбоку от охотницы, зашуршав травой и резко затормозив напротив, тем самым преградила ей путь в Город за помощью. Глаза блестели от алчной жажды погони, стремительного бега, от ощущения собственной власти, каждая клеточка тела была напряжена и готова действовать. Должно быть, охотница уже не раз прокляла себя за то, что отбросила в сторону свое смертоносное ружье.

+2

36

Секунды казались часами. Слышалось только бешеное биение сердца,  больше ничего: ни шуршащая листва, ни дикий гул вырывающейся травы из-под лап приближающегося зверя, ни хищный рык, который мгновенье назад терзал больше всего, пугая и заставляя бежать от него прочь, как от огня. Я только хотела повернуть глаза - волчица оказалась снова напротив, только намного ближе, перемахнув одним прыжком раскидистые корни широкого дерева. Дикие глаза чего-то ждали, наверно, движения с моей стороны, но я вжалась в дерево и с ужасом отвела лицо, косясь на обнаженные клики, выставляя вперед коленки. Она перегородила путь, а мне ничего не оставалось, как броситься назад к мосту, за оружием. Однако животное далеко отвело меня от того места, нельзя было точно определить в какой стороне лежит ружье. Была не была!
Я взяла первую попавшуюся под руку палку и швырнула в волчицу, рванув с места, словно ужаленная. Пришлось направляться интуитивно, примерно выбирая самые пустые места. Я боялась оступиться, упасть и не встать.
В течении нескольких минут мне стало еще дурнее из-за усталости. Слишком далеко я убежала: мост был гораздо ближе. Должно быть, свернула не туда. На секунду остановившись, оглянула местность и двинулась дальше, чуть левее прежнего пути. Еще через минуту я обнаружила пересохшее русло реки, той самой.
Болотистая местность взывала о влаге, а росшие здесь дряхлые лысые кустики молили, чтобы какой-нибудь прохожий вернул им зелень и былую красоту, дремлющие птицы быстро вспорхнули, когда услышали мой первый шаг в их сторону. Я старалась идти по кочкам, дабы не увязнуть в мути, хоть ее было и мало, было боязно застрять и потратить считанные секунды до еще одной встречи с хозяином моста. Наступив на одну мягкую кочку и сразу перескочив, я заметила, что насекомые с сияющими крылышками садятся на следы, будто хотят напиться каплями воды, проступившими на мхе под весом человека. Как же их не понять: кто будет напиваться вонючей застоялой водой в таком месте? Ведь сделав пару метров можно утолить жажду в прекрасной речушке. Так и было решено: идти вдоль русла, пока не наткнусь снова на этот проклятый мост.
По пути я думала, как отреагирует на болото волчица, какое у нее отношение к тамошним запахам, видам, обстановке. Воротят ли волки нос, когда чуют застоялую воду, поросшую мхом? Или им все равно? Хотя, обладая таким изысканным чутьем, которое чует не только запахи, но и чувства, сложно не отвернуться от свежего мотка тины, где зацепилась лапкой лягушка.
Две стрекозы минули мимо меня, из-за чего я отвлеклась и проводила их взглядом. Одна была красная с золотыми чешуйками, а другая синяя с зеленым отблеском на брюшке. А через еще один шаг они загорелись в желтом свете - я обернулась и увидела прежнюю реку, но не успела остановиться и сорвалась с обрыва, приземлившись в еще влажную рыхлую землю. Щуря глаза от яркости места, поняла, что это мост. Когда я сюда пришла, сразу запомнила, как тут светло. Что это за яма? Я попыталась встать, но рука провалилась еще глубже. На дне показалось что-то твердое. Пальцами ухватив предмет, мне удалось его вытащить. Но не успев разглядеть предмет, послышался шорох: это волчица широкими прыжками приближалась к реке. Я оттолкнулась от склона и, немного покачиваясь из-за отсутствия твердой почвы, направилась к мосту, постепенно обретая землю под ногами. Уже на мосту я увидела волчицу, выбежавшую из чащи, однако она не упала со склона подобно мне.
Из-за безделушки в руках я забыла, за чем сюда направилась, а увидев сверкающую гладь стали, сразу вспомнила и устремилась через мост. С появлением зверя обстановка снова набирала свою напряженность, от чего подкашивались ноги.
Преследуемая волчицей, я наконец взяла ружье и обернулась к ней, направив дуло ровно в голову. Усталость уже заполонила все тело, а страх контролировал голову.

+3

37

Для справки: безделушка оказалась частью волчьей задней лапы.

0

38

В ответ на яростное вторжение хищника охотница прижалась спиной к древесному так крепко, как только могла, словно пытаясь слиться с ним в единое целое и укрыться от волчьих зубов. Увы, силы природы не благоволили сегодня девушке, и чудо не произошло; рыжеволосая поняла, что стоит полагаться лишь только на себя. Мора упустила момент, когда в руке человека оказалась палка, зато момент, когда она полетела в сторону волчицы, та уловила мгновенно.
Палка чиркнула по скуле, и Мора рефлекторно тряхнула головой, выторговывая для охотницы еще несколько спасительных мгновений. Когда рыжая подняла яростный взгляд, то увидела стремительно удаляющуюся фигуру беглянки.
Охотница бросилась обратно к мосту - а что ей оставалось сделать? Между стволами деревьев несколько раз мелькнул ее плащ, мелькнул и скрылся. Мора глянула плащу вслед, давая девушке фору в несколько секунд, и лишь затем, довольно рыкнув, кинулась вслед за ней, продолжив игру в кошки-мышки. В то время как человека гнал вперед инстинкт самосохранения, волчицей же двигал охотничий азарт, и постепенно к нему примешивалось тревожное беспокойство, по мере того, как девушка приближалась обратно к мосту.
        Лапы упруго отталкивали тело от земли, мощная грудь легко рассекала траву и молодую поросль; юркие мыши и лесные насекомые торопились юркнуть прочь с пути человека и его преследователя. Впервые за долгое время бурая чувствовала себя свободной: это ощущение пропало день назад при ее прибытии в Город. Формально волчица, конечно, не пересекала его черту; однако оттуда, с моста, если приглядеться, то в просвете между стволами деревьев можно было углядеть покосившиеся крыши маленьких уютных домиков окраины и шпили окружающих их изгородей.
         Замедлить темп бурой волчице пришлось, когда путь ей внезапно преградило небольшое затхлое болотце. Запах тины и сырости на некоторое время сбил Мору с толку, и Гро потребовалось несколько секунд, чтобы среди ароматов влажных водорослей, камыша и прибрежной грязи учуять след городской охотницы. Издав короткий торжествующий вой, рыжая рванулась вдоль топи, звонко шлепая лапами по тине и разбрызгивая во все стороны капельки затхлой воды. Часть из нее попала на брюхо, и шерсть на животе слиплась и выглядела ужасно, но Мору это мало волновало. Тонкий, едва уловимый запах человека висел в воздухе, и лапы волчицы сами несли ее вперед.
        Спустя некоторое время деревья расступились, являя взгляду заброшенный, такой привычный мост. По теле зверя разлилось приятное тепло, какое ощущаешь, возвращаясь домой после долгого отсутствия. Взгляд янтарных глаз зацепился за силуэт человека, движущегося к мосту: стремительная фигурка уверенно двигалась к тому самому месту, где охотник и волк впервые встретились. И в тот же миг предчувствие чего-то ужасного навалилось на рыже-бурую; и дело было даже не в оружии, которым вновь могла завладеть девушка. Мора допустила ошибку вновь подпустив рыжеволосую к мосту, и придется теперь приложить усилий, чтобы все исправить. Так что волчица с удвоенной скоростью кинулась наперерез охотнице, намереваясь сбить ее с ног прежде, чем та успеет натворить дел. И вот уже когти зацокали по камням моста, мечущаяся спина девушки была уже совсем близко... Как вдруг охотница резко затормозила, разворачиваясь, и, не добежав до беглянки буквально пару метров, остановилась, напряженная. 
      Застывшая напротив волчицы девушка выглядела... потрепанно. Рыжие, почти красные волосы растрепались, грязь в некоторых местах запачкала ее одежду. Она выглядела измотанной, но все же глаза ее блестели странной твердой решимостью. Вероятно, уверенность в себе придает человеку ружье, наподобие того, что держала охотница в своих руках. Но внимание волчицы привлекло даже не это: взгляд ее привлекло нечто небольшое, что виднелось в ладони девушки.
- Послушай, ты... Положи это, - хриплым от тревоги голосом произнесла волчица, широко распахнутыми глазами глядя на побрякушку в руке охотницы, - Положи, слышишь?! СЛЫШИШЬ!? - яростный рев прокатился над мостом, Мора не раздумывая, словно позабыв о направленном ей прямо в лоб орудии, вцепилась клыками в полу плаща девушки и яростно дернула головой, рванув ткань на себя.

+4

39

О чем человек думает, когда перед его глазами жизнь зависит от него самого, когда спасение и смерть начинают спорить и делать ставки на его душу, когда другой фактор, от которого человеку приходится защищаться любыми способами, начиная функционировать только инстинктами, грозит сложным выбором, разным в зависимости от ситуации. Сейчас мне надо было решить, стрелять или нет. Я колебалась, потому что ни разу не думала, что от моей руки падет хоть одно лесное существо. По моей вине разыгралась такая драма на мосту: не стоило переходить границы.
Дикие глаза требовательно смотрели на предмет в руке, а я смотрела только на волчицу через прицел. Мне было легче, когда я держала ружье, но оно тянуло вниз, мышцы затекали. Я по привычке не могла долго стоять в одном положении, но сейчас это было требованием от зверя. Ружье напоминало щит: вроде бы стоишь под защитой и будешь защищен до того момента, пока не подойдут слишком близко и не схватят за открытую часть тела, потому что нет такого щита, за которым можно было спрятаться так, чтобы остаться уверенным в изолированности собственного тела.
С этой мыслью я погрузилась в раздумья.
Что есть тело? Объект, покрытый оболочкой, всегда различной. У кого-то есть кожа, у кого-то с кожей растет густой мех, кто-то обладает чешуей. У тела есть конечности и различные "механизмы". Крылья, хвост, усы - это приспособленческие механизмы, необходимые для жизни, защиты, выживания. А что есть у людей? Клыков нет, когтей нет... Мы стали изобретать оружие: щиты, копья, стрелы, ружья. Даже камень когда-то служил нам смертоносным оружием. Мы самые неприспособленные существа, но выживаем с нашим интеллектом, полученными знаниями и стремлением к эволюции. А что есть душа? Душа находиться в сосуде, в нашем теле. Почему тело может быть разрушено, а душа нет. С огромными познаниями человек так и не смог выяснить, куда девается душа после того, как сосуд ее не сдерживает. И этого не узнать даже путем экспериментов. Душа неосязаемая. Мы не можем дотронуться до нее, увидеть цвет, почувствовать. Говорит человек с помощью своего тела, импульсы распространяются по всему телу с помощью мозга, а это всего лишь один из органов, двигаемся с помощью мышечной массы. Что делает душа? Эмоции образуются в мозгу, характер проявляется со временем. За поддержание жизни отвечает сердце. Если сейчас я не выстрелю, куда уйдет душа, каково ее предназначение, существует ли она? Создаст ли когда-нибудь человек сразу несколько контейнеров для одной души, чтобы жить в несколько раз дольше?
Неужели об этом думает человек перед смертью? Сколько я над этим думала, секунды три-четыре? Волчьи глаза в мгновенье сверкнули и исчезли. Из-за раздумий я не заметила, как волчица кинулась на меня, однако вцепилась в плащ и стала тянуть на себя. Что ей нужно? Она играет или хочет моей смерти? Я испугалась и выстрелила рядом с ней в землю, чуть не выронив ружье который раз за день. И только сейчас поняла, что мне нужно что-нибудь попроще, потому что с этим я так и не научилась управляться. Я боюсь укуса, кровоточащей раны, боли, но боюсь и убить того, кто может вцепиться в плоть и не отпускать, пока жертва не успокоиться. И все же, почему люди бояться волков? У меня это в крови, а наши предки... собаки очень похожи на волков, почему мы должны остерегаться только лесных хищников? Та же самая собака может укусить любого, но не без причины.
Я выстрелила еще раз, с другой стороны от волчицы, в надежде, что та от выстрела выпустит плащ, я выброшу ружье в реку, потому что мне тошно держать его в руках и представлять перед собой животное, страдающего из-за пулю в боку, и убегу к городу. А страх будет придавать сил, заставляя ноги все чаще и чаще отталкиваться от земли.

+2

40

Звук раздираемой ткани зазвенел в ушах, перед глазами дернулся зелено-солнечный мир. Наверное, Море стоило бы ожидать мучительной боли от удара прикладом между ушей, огненной боли в боку от  пуль ружья, но, как ни странно, ничего этого не произошло. Хотя, уже даже сложно представить, что можно ждать от этого удивительного человека. Почему именно она пришла в это всеми богами забытое место?
     Справа грянул выстрел, и разум волчицы содрогнулся в страхе; нет, даже в паническом, безотчетном ужасе, который вызывает в исконно диком существе грохот оружейного выстрела. Рассудок выл: он умолял, чтобы рыжая бросила все это к такой-то матери и уносила отсюда лапы так быстро, как только она может, прочь, прочь от Города, моста, людей и всего, что с ними связывает.
Пожалуй, так бы она и поступила, и к чертям эту дикую, неразумную привязанность к Городу; да вот только уже слишком далеко   зашла Мора, и также непозволительно много себе позволила охотница. В кулаке рыжеволосая сжимала не просто частичку волчьей лапы: в своих руках она держала смысл всех последних нескольких дней жизни рыже-бурой волчицы. Мора уже было приготовилась дернуться вперед, вцепиться в запястье охотницы, выгрызть клыками трофей из ее крепко сжатых пальцев...
Мышцы уже напряглись, пасть приоткрылась, чтобы затем сомкнуться на теле девушки. Но тут вдруг волчица ощутила в какой-то момент мысль. Это была не просто мысль. Это была Мысль с большой буквы М. Именно поэтому она так сильно выделялась среди прочих идей и бедлама, которые творятся в голове. На деле-то эта самая мысль была довольно незамысловатой, и, наверное, однажды и хоть раз приходила в голову каждому. "Что я здесь делаю?"
   Волчица стоит напротив изящной девушки охотницы. Дуло ружья направлено прямиком в зверя. Оно уже выстрелило два раза, и это, должно быть, чудо, что ни один из выстрелов не задел волчицу. За день до этого Мора еще раз влезала в потасовку (события этого дня так и не прояснились, так что приходилось довольствоваться обрывками воспоминаний; но, определенно, в тот раз произошло нечто занятное). Обе, охотница и волк пережили погоню и теперь, измотанные, готовились к новой битве. Но ради чего все это? Ради глупого моста? Или этой побрякушки, что держит в руке рыжеволосая? Почему она так важна? Какие бы силы не заставляли Мору трепетно оберегать странный амулет, волчице опостылело быть беспомощной марионеткой в руках высших сущностей. Ну уж хватит! - взъярилась Мора в своих собственных мыслях, - поигрались, и хватит!
   Бурая мотнула головой, высвобождая плащ охотника из своих клыков. И притом еще сделала пару небольших шагов назад, хотя это далось ей с ужасным трудом. Мору словно магнитом тянуло к талисману, и сопротивляться этой сокрушительной силе было практически невозможно. Но это не означает, что нельзя попытаться.
- Проваливай! - с ненавистью рявкнула Гро, почти с мольбой глядя на человека. Тело сотрясалось мелкой дрожью, когти скребли по камню с мерзким скрежетом. Черт, как же это сложно!
- Ну же! - Мора буквально взвыла. Все ее естество требовало броситься на девушку, и последние силы уходили на то, чтобы сопротивляться  этой разрушительной ярости и агрессии.

+3