Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:

Король Лев. Начало



Наша группа ВКонтакте

Акция: задобри Лиса!

Обновления декабря:
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Добро пожаловать на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.


Игровой сезон "В сонном царстве теней"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Скалы

Сообщений 81 страница 90 из 90

1

http://satirics.net/d/img/c1f79a0f64ba79c97fbf.png
Скалы находятся в центре Острова, на большой и просторной поляне и считаются самой высшей точкой острова. Где-то здесь находится источник Реки Жизни, которого найти так и не получается, словно он надежно спрятан между камнями. Именно здесь находиться главный проход в подземельные лабиринты.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Лиственный лес
Юг | Долина, Поляна Ветров
Запад | Река Жизни
Восток | Перелесок, Холмы

Отредактировано Game Master (2017-03-29 12:10:11)

0

81

Пепельная фыркнула на миролюбивые речи Антея, к сожалению лиса, хотя та всегда добивалась всего грубой силой и любила жестокость, в той или иной мере. Рыже-серебристому это было известно лучше всего, однако её изгнание похоже только усилили в ней эти желания, к сожалению Мира. Однако, возможно, что его путь и вправду будет слишком, если не здесь то на Волчьем острове, и тогда возможно виденья его сестры будут верны и эффективны, но пока он не убедится что ничем другим поставленной цели  не достичь, лис не допустит сие действо на этом острове. Хотя Антей и знает что пока он ничего не может и его слово лишь слово одного из множества лис что живут здесь, ему понадобятся союзники и поддержка, которые смогут придать его слову достаточно силы чтобы усмирить пыл жесточайших из них. И рыже-серебристый понимал что при этой политике и желание его сестра и брат скорее всего будут его противниками нежели союзниками, даже несмотря на их кровную связь. Но до этого пока ещё далеко, у них есть по ещё дела и время до наступления этого момента, однако закладывать отношения нужно бы уже сейчас.
Так или иначе вскоре будет решатся кто станет новым главой и  у них, детей Траста, в этом плане преимущество, несмотря на их малый опыт. Хотя это размышление про их далёкое будущие, заставили Антея улыбнутся, грустной улыбкой, ведь для его желания придется противостоять многим лисам, о большей части из которых он и не знает, но что важней среди его противников скорее всего будут его брат и сестра. Но так как до этого время ещё предстоит дойти рыже-серебристый отложил эти мысли в дальний угол и поразмышлял на словами сестры.
- Главными во всем мире? - задумчива произнёс Антей, приподняв голову, - Забавны? Вот видишь сестра как бы нам самим не стать такими же "забавными" здесь, на лисьем острове. Потому не нужно нам полагаться на излишнюю силу, однако она все же может нам пригодится в правильных направления и целях. - заключил Антей и немного потянулся, ощутив резкое покалывание ранок и боль от потревоженных мышц, говорящие что такого более делать пока не стоит, и молодой самец к ним прислушался, улёгшись поудобнее, притеревшись к  сестре, - Пепельная, а почему люди странные? - спросил лис, окончательно уложив свое тело. Ему было понятно почему то место показалось Пепел мрачным, ведь он слышал много рассказов о городе, но вот чем люди странные ему не было до конца понятно, ведь из того что он слышал они были скорее ужасны и глупы.
-  Ну не знаю сестра. а ты уверена что ты бы не увязла вместе с ним? Ведь мы чудом смогли выбраться. Хотя ты права, перекусить бы не помешало. Но может тут где-нибудь что-нибудь есть? Может кто из лис тут чего-нибудь припрятал? - сказал Антей и попытался приглядеться к их окружению, которому до этого не уделил должного внимания.
Возможно кто-то из лис оставил здесь заначку, или может тут есть проход дальше? Однако на таких лапах особо не походишь, по крайней мере пока.

+1

82

Пепельная ничего не сказала. Сила решает многое и если ты силен, то другие будут если не уважать, то бояться. Она знала, что благодаря силе можно многому добиться и даже раньше, чем с мирными переговорами. Тем не менее, спорить на эту тему не хотела, а смысл? Слова редко что-то значат, а вот действия, это уже совсем другое. И ей не важно, будет ли ее семья поддерживать или нет, главное, чтобы они ее признали, а сторонников она найти может и среди других лис. Она более чем уверена, что найдутся такие, кто будет разделять ее мнение, но пока еще немного рано.
- Ну, я немного за ними наблюдала, но точно тебе не объясню в чем странность, - сказала Пепел, вылизывая лапу. Вот просто надо ее вылизать, чтобы была еще чище. – Возможно в их поведение неправильное, но не знаю. Просто такое чувство, что они сильно странные. Хм, может еще раз в город зайти? – последний вопрос был больше риторическим и не нуждался в ответе. Пепельная никому не рассказывала, что боится города, боится людей и больше не хочет туда идти. Лес лучше.
- У тебя есть силы куда-то здесь идти? У меня их нет, - вздохнув, проговорила лиса, растягиваясь по каменному полу. -  Но перекусить хочется, да и может бы не увязла, надо было пробовать. Блин, когда же этот дождь прекратится? Он слишком долго идет, - Пепельная приподняла голову и осмотрелась, но здесь ничего не было, а сил идти дальше в темноту не было.
- Эх, ладно, предлагаю немного вздремнуть, пока другого выбора нет, а там и силы появляться для поиска еды, - сказала дочь лидера и зевнула.

+1

83

Антею  ещё не рас прётся столкнуться с пересмотром своих планов и целей, как только он выберется из этого укромного местечка. Это давал понять безмолвный ответ Пепельной, что воздержалась от дальнейших слов о их дальнем будущим, давая понять брату что слова более не имею силы. И она была была права, сейчас им незачем было это обсуждать, да и рыже-серебристому так не разу и не удалось вразумить сестру, да и брата тоже. Однако их пути в дальнейшем пересекутся и лис желал чтобы к тому моменту его слово имело вес. Однако в его случае это не будет грубая сила или беспрекословное превосходство, ведь они уже принадлежат его сестре и брату, это будет нечто иное, то чего он пока не нашел и то что пока не представляет. Но до этого пока было рано, что понимала его сестра и продолжила разговор опустив предыдущие слова. Тем не менее в её дальнейших словах и действиях рыже-серебристый заприметил аномалию, которая заинтересовала его, однако требовала дальнейшего исследования.
- Это плохо, люди главные враги всех нас, о них нужно бы знать подробнее, так что да думаю стоит сходить туда. Ты же меня проводишь? - сказал лис, в чьих глазах мелькнула искра надежды, когда тот обернулся к сестре, однако там за ней, если приглядеться, можно было увидеть и осколок наблюдения, что внимательно впитывал в себя все происходящее, что бы после подсказать своему хозяину нужный ответ. Возможно Антей и хотел бы решить все миром, но какая-то его часть уже сейчас признала это невозможным и потому теперь тщательно ищет иные пути, осторожно обходя острые грани силы и зыбкие земли власти, совершенно не представляя что может сравнится с этими путями в эффективности. Может именно этой заблудшей частице лиса удастся отыскать нечто достойное и подходящее ему, чтобы наконец начать продвигаться и догонять своих родных, что уже обрели свои пути. А пока лису оставалось лишь быть самим собой, выживать, учится и находить новых друзей, которые его поддержат когда это будет необходимо.
- Кажется...- Антей напряг тело, пытаясь встать, но пара резких болевых ощущений, приправленных покалыванием рубца, осадили пыл лиса и тот плюхнулся обратно, немного потянувшись, - Боюсь, я себя переоценил. Нет, у меня их тоже нет, так что поспать, и правда хорошая идея. - произнес лис, перекатившись поближе к сестре и уставившись в выход их пещеры, - Ну, я надеюсь, что он хотя бы кончится. А если нет нам придется туго. - заключил Антей и тоже зевнул.

+1

84

офф

Извини, что с такой задержкой. Как я поняла, мы должны объединиться в одну очередь?)

Некогда было думать о том, хорошая ли идея Церрита или не очень. Все равно у них не было другого выхода, а потому Аиша, поудобней перехватив пищащего лисенка, широкой рысью направилась в сторону черных пастей скал, намереваясь укрыться в одной из них. Сердце ее колотилось так быстро, что вот-вот выпрыгнет из груди: лисица всей душой переживала за своих деток и боялась, что судьба заберет кого-то еще из них. Вторую потерю Аиша точно не переживет и наверняка сойдет с ума. Безумный страх за потомство гнал лису вперед, наперерез ветру и дождю, что хлестал травницу по морде точно пощечины. Жмуря глаза, рыжая упорно бежала, вслушиваясь в писк и плач своего чада, что был громче самой стихии. Сейчас лисица была рада негодованию лисенка, лишь бы его тоненький голосок не замолкал.
Дорога до скал показалась лисе вечностью, но вот ее лапы ступили на сухой каменный пол пещеры. Оглянувшись, Аиша попыталась найти хоть какой-то настил, чтоб не класть детеныша на голый холодный камень, но здесь ничего не было. Тогда лисица легла сама, откидываясь на бок и выворачивая шею, пытаясь уложить лисенка себе на плечо.
-Давай, миленький, держись, - сквозь стиснутые зубы взмолилась Аиша, но лисенок предательски соскальзывал с мокрой материнской шкуры.
Тогда Аиша приподнялась, укладываясь на брюхо и помещая дитя на вытянутые передние лапы. Сверху она укрыла его своей шеей, замерев не в очень удобном для себя положении. Но разве сейчас лиса думала о себе?
-Кто-нибудь! Помогите! – Набрав в легкие побольше воздуха, крикнула Аиша, и ее измученный голос отлетел от глухих стен и понесся по извилистым бесконечным коридорам.
Подождав немного, лисица снова подала голос. – Помогите! – Мольба прозвучала с надрывом, Аиша была истощена и обессилена, - кто-нибудь, - голос рыжей сел, охрип, и больше она не в силах была звать. Ей оставалось лишь надеяться на то, что ее мольба была услышана, и кто-нибудь обязательно придет.
Тем временем лисенок копошился все реже, он явно начал замерзать.
-Малыш, ты должен быть сильным, - охрипшим голосом тихо проговорила Аиша, принявшись с жаром вылизывать детеныша против шерсти, пытаясь согреть. Ее язык чувствовал, как билось крохотное сердечко, как вздымались и опускались маленькие кругленькие бочка. Пока она это чувствует, она не отступит. Пока Церрит боролся за жизнь двоих детей, а Аиша – одного, им оставалось молиться, чтобы помощь не прибыла слишком поздно.

+4

85

Язык Пепельной на мгновение замер, когда она услышала вопрос Антея. Он хотел пойти в город? Да еще чтобы она его проводила? Вот она попала, ведь самой-то туда возвращаться не хотелось. Снова  заходить в тот каменной и пугающий лес. Только гордость не позволить рассказать о своих страхах.
- Хорошо, - безмятежно кивнула Пепел, а внутренний голос только засмеялся. Дерис ожила, но в семейный диалог не влезала. В целом, молодая лиса поняла, что она бы сказала. Быть осторожной в словах, чтобы потом не жалеть.
- О чем я и говорила, мы слишком устали, чтобы идти дальше, но и торопится нам некуда, - проговорила лисица, потягиваясь и растягиваясь по всей длине. Вздохнула и просто осталась лежать на боку, вытянув лапы. Немножко поспят, и можно будет, что делать дальше, а может даже дождь прекратится.
Пепельная закрыла глаза, быстро проваливаясь в сон. Она спала до тех пор, пока до ее ушей не дошел крик о помощи. Сначала показалось, что это сон, но потом лисица резко поднялась. Нет, не сон. Там кто-то был, ближе к входу. Сами молодые лисы успели зайти вглубь, чтобы ветер не заносил капли дождя.
- Анти, вставай, - начала будить Пепельная брата. – Там кто-то зовет о помощи, - и замолчала. Голос-то знакомый, но пещера немного искажала, чтобы с уверенностью сказать, кто это.
- Идем, - лисица в последний раз толкнула брата, а потом медленно, хромая на все лапы, потащилась к выходу с пещеры. Больно и тяжело идти, но лисица не сдавалась.
- Аиша? – удивлено выкрикнула Пепел и немного быстрее начала идти. – Что случилось?

+3

86

Ожидая ответа ответа сестры, Антей внимательно всматривался в её глаза, прося согласиться и, одновременно с этим, изучал их. Что-то в этом всём не давало ему покоя, может просто это была реакция на изменения Пепельной за время проведённое на острове, или нечто иное привлекало его внимание, заставляя его каждый раз анализировать все её действия и слова, ища в них аномалии. Что-то в Антее говорило ему что с сестрой что-то не так, однако что именно не так он не мог понять несмотря на все свои усилия. Однако рыже-серебристый продолжал это делать, желая помочь сестре если это будет нужно, несмотря на то хочет ли она этой помощи или нет.
- Спасибо - поблагодарил лис Пепел за согласие и лизнул ту в мордочку, выражая свою признательность, так и не заметив ничего подозрительного. Что несколько не огорчило его, скорее обрадовало, ведь это означало что его наблюдения могли быть и ошибочными, хотя самому ему в это было сложно поверить из-за того, казалось бы мелкого, случая в лесу.
- Да сестра, ты права. Нам и правда некуда торопится, потому можно и поспать. - сказал рыже-серебристый, откатившись от сестры, давая той пространство для потягушек, которыми сам занялся как только откатился на достаточное расстояние. Однако в отличии от сестры Атней не растягивался по всей длине, боясь потревожить рубец, что и без того отзывался покалыванием на любое движение лиса, потому Антей немного привстал и потянулся настолько широко насколько позволили его раны и мышцы, что весьма отчетливо указали ему предел дозволенного резкой болью, от которой он сразу же вернулся в лежачие положение, из которого подполз к засыпающей сестре и, притеревшись к ней боком, сам начал засыпать, широко зевнув в начале.
Закрыв глаза Антей стал медленно погружаться в сон. В его голове начали мелькать тревожившие его и заставляющие его засыпающее сознание делать на их основе выводы и наблюдения, что складывались в не укорительный ряд моментов требующих дальнейшего внимания и наблюдения, но когда все эти мысли получили свое место в этом ряду, Антей провалился в сон. Сон что забрал лиса куда-то далеко, разогнав все преследующие его мысли и суждения, освобождая его разум от ненужных забот и дум, погружая все глубже в неизвестные дали, что были скрыты завесой мягкого белого тумана, что окутывал спящего даруя тому несравнимое ощущение удобства и комфорта, к которым постепенно прибавлялось легкое и ненавязчивое чувство прохлады, что постепенно перерастало в легкий мороз, что приятно будоражил и играл с телом рыже-серебристого, пока тот не прибыл до места назначения. Тут туман рассеялся, а лис обнаружил себя лежащим на снегу, что был мягок и свеж, пробуждая своим морозным запахом Антея, что успел уснуть находясь во сне. Мир не хотя поднялся на лапы и потянулся, широко зевнув при этом, и только после это он смог осознать что не чувствует боль, а, открыв сонные глаза и осмотрев себя, обнаружил что и самих ранок тоже нет.
- Привет. - вдруг донеслось откуда-то  справа, прерывая дальнейшее следование своего тела  Антеем, однако не пугая его. Рыже-серебристый повернулся в сторону голоса и увидел в двух шагах от себя песца, белого пушистого песца, что внимательно смотрел на него, приветливо ухмыляясь, - Ты устал? - сказал он , слега свесив левое ухо и чуть пристальней осмотрев собеседника, от чего казалось что он смотрит на истинный облик, что был во множестве ранок, - Сильно тебе досталось. Неудивительно что тебя забросило аж сюда юный лис. - произнес он, привстав и осмотрев бока рыже-серебристого, - Пошли со мной, я покажу тебе кое-что интересное. - проговорил неизвестный и встав начал медленно идти вперёд. Антей же недолго думая побрёл за ним. Пока лис шагам за незнакомцем, он рассматривал место куда он попал. Это были бескрайние снежные просторы, мороз которых приятно бодрил тело и слегка покалывал нос, снег же там был мягким и приятным, практически не тающим и лишь слегка хрустящим под лапами. Это было невероятно и приятно настолько Антей не чувствовал ни времени ни расстояния про ими. Они просто шли вперёд, пока сзади почти на границе горизонта, двигаясь вслед за ними, не падал снег. Это было прекрасно, созерцание этого места успокаивало душу и дарило неосознаваемое счастье, которое нежно обволакивало душу, будучи ненавязчивым и незаметным. Однако несмотря на отсутствие живых душ в области видимости, Антей не чувствовал себя одиноким, но и не ощущал на себе давление толпы. Это было очень странное чувство, лис ощущал присутствие многих других в этом месте, но их существование не навязывалось, они были где-то далеко, и в тоже время совсем близко. Идущий же впереди песец создавал подобное ощущение, от чего казало что стоит лису его коснутся и тот рассыпется словно снег,  тут же появится вновь как ни в чем не бывало, стоит рыже-серебристому только подумать или пожалеть о содеянном. Однако Антею не хотелось это проверять, он вообще об этом даже не задумывался, он просто шёл и наслаждался происходящим.
- Мы пришли - мягко произнес песец, остановившись у грани снегопада, которую только сейчас заметил Антей, - Пойдём внутрь. Я покажу тебе нечто интересное. - произнес он и медленно исчез в этой пелене. Рыже-серебристый тоже последовал за ним, даже не подумав оглянутся, осмотреться, усомнится или отказаться.
Ветер и снег что казались ужасными, когда лис был снаружи, оказались очень приятными и освежающими. Ветер приятно развивал шерстку Антея, играя с ней, а снежинки сплетались в узоры и рисунки на ней, изредка достигая кожи серебристого, не давая тому обомлеть и остаться там навсегда. Пройдя это почти блаженное место, Мир вышел на освещённую солнцем поляну, на который росла мягкая зеленная травка, что слегка обвивала лапы пришедшего, а впереди его уже ждал песец, а если точнее песец что растаял на весеннем солнцем превратившись в молодую ярко-рыжую лисичку, что приветливо улыбаясь смотрела на Антея.
- Осталось ещё немного пройтись пройтись и мы будем на месте. - произнесла она нежным голосом и, развернувшись отправилась в путь, а лис направился за ней, ничего не спросив, не сказав и не оглянувшись назад.
-АНТЕЙ! Вставай. - вдруг донеслось до лиса эховой волной, от которой сам мир содрогнулся, а его спутница остановилась и повернулась к рыже-серебристому.
- Там кто-то зовет о помощи! - пронеслось по миру волной ветра, что растеребила травы и шерсть лиса, которую красиво уложил до этого снежные ветер.
- Что ж похоже времени у тебя больше нет, мой друг. Тебе пора просыпать и продолжать свой путь, возможно мы ещё увидимся. - сказала лисица и лизнула Антея в нос.
- ИДЕМ! - последний раз содрогнулся мир и стал медленно покрываться туманом, что сначала скрыл солнце, затем зелёную траву, а после и лисицу что напоследок произнесла, - Верь в то что считаешь верным и оно приведет тебя к ... - последнее слово не было услышано рыже-серебристым, оно расплылось в тумане, как и мордочка незнакомки. Унося лиса обратно в реальный мир и заслоняя всё остальное белоснежным туманом, после которого резко наступила тьма.
Антей пришёл в себя и лениво открыл глаза, пытаясь вспомнить что же ему кричало сестра, что почему-то поднялась и направлялась к выходу, но прежде чем Мир понял что она говорила, до его сознания дошли крики его много численных ран, что все ещё болели, пусть и не так сильно. Однако несмотря на это лис тоже отправился вслед за сестрой, хромая на все лапы, но особенно на заднюю левую лапу, где был рубец.
Пройдя ближе к выходу он услышал возглас сестры и ускорился, когда услышал имя просившей о помощи, ведь это была никто иная как Аиша.
- Сестра эта правда Аиша? - спросил Антей, удивляясь и недоумевая что она здесь делает и зачем звала на помочь.

+3

87

Алый взгляд Церрита проводил рыжую тень Аиши, вскоре растворившейся в полу-мраке и серости мира. Кровавая искорка хищных, повидавших зло и нередко сие зло источавшее, глаз казалось было единственным, что напоминало о существовании одноухого в окружающем хаосе. Ветер продолжал стегать шерсть плотно облипшую тощую тушу, а дождь её снова приглаживал. Церрит стойко терпел хлёсткие удары непогоды, но уже вскоре ощутил как теряет чувство своего тела. Как оно немело от холода мокрой земли, теряло чувствительность под яростью бушующей непогоды. Только два невероятно крохотных комочка, под боком, завёрнутые в отцовский хвост как в шарф, ещё напоминали одноухому о якоре, державшем его дух в реальном мире. Лисята продолжали недовольно копошиться в своём импровизированном укрытие, явно недовольные сменой тёплого, сухого и источавшего родной материнский запах бока на чей-то ещё очень чужой. Холодный, колючий, терпкий и горький, раздражавший каждый рецептор новорожденных. Церрит скорее почувствовал, нежели услышал их возобновившийся недовольный писк.
Он всё ещё терпеливо ждал, но время тянулось до бесконечности, перемещаясь лишь слишком резкими рывками подобно влажному песку, что с неохотой ссыпался по тонкому горлышку часов. Каждый рывок - затрещина, будь то порыв ветра, несущий с собой грязь, листья, а порой и целые ветви, или поток дождя, лупивший свернувшуюся в клубок чёрную кляксу. Церрит не жаловался. Будь он один, он наслаждался бы обрушившимся с небес на землю адом с мазохистким... нет, скорее даже суицидальным удовольствием. Но он не один, и это было проблемой. Лисята продолжали пихаться и даже пытались - умилительно-то как! - кусаться и царапаться, на совсем примитивном, жалком и слабом уровне, кои ещё мог пробудить в них первородный инстинкт.
Горящие алые глаза отражали всю злобу непогоды, что струилась по душе одноухого, как ручьи дождевой воды недавно струились по травнической пещере. Не было цели, не было триггера - просто большая чёрная масса неумолимо поднялась огромной волной в душонке Церрита. Он "нежно" копил её внутри себя годами. По капле каждый день. Оскал появился на морде Церрита как трещина в чёрной горной породе, сквозь которую лился тусклый, серый свет. Медленно, как в замедленной съёмке, он забрал голову к небу будто собирался завыть, но пасть насильно заполнялась литрами грязной воды, что одновременно залила и алые глаза. Он ослеп. Он оглох - шум бури был столь громок, что он практически не существовал. В то время, когда отключается каждый орган чувств, происходят чудеса. И кошмары божественных размахов. Сейчас сквозь звенящий шум-тишь он услышит мёртвый, бесполый голос, что расскажет лису: "Боги покинули вас. А потом сдохли, подавившись звёздной рвотой." И сойдёт с ума.
Едва слышный, злобный щёлчок захлопнутой пасти эхом прошёлся по промёрзшим костям лиса, заставив даже всё более вяло копошащихся лисят вздрогнуть. А потом они услышали его голос - близко и тихо, пугающе как скрипящая дверь в заброшенном доме.
- Дава-а-айте, пока мы ждём ма-а-аму, я расскажу вам ска-а-азку, - тягучим голосом предложил Церрит. - Ска-а-азку, какую не знает ни волк, ни человек! - на последних словах его голос невольно сорвался на рык.
Ждать ответа ему не пришлось, ибо их, его и Аиши, дети были ещё слишком безмозглы, чтобы понять происходящее кроме как в виде хаотичных урывок чувств. Им даже не хватило ума испугаться, хотя и шевелиться они перестали. На какую-то минуту забыв о своём намерении, Церрит дежурно раскопал среди своей холодной, мокрой шерсти их ещё дышащие тельца - ну не развлекать же своими рассказами мертвецов! Да и Аиша не обрадуется... Томный выдох и так покидающего тело тепла выразил чувства лиса, стоило ему вспомнить травницу ради которой он был готов пойти по огню, воде и медным трубам родительской ноши.
Лисята полу-удивлённо, полу-испуганно пискнули, когда по их крохотным телам прошёлся колючий, шершавый отцовский язык, возвращая им тепло, а вместе с ним и тягу к жизни. Пусть они всё ещё не торопились злить "чужака" своим копошением, но Церрит теперь мог быть уверен, что они ещё немного протянут.
- Жила-была лиса, одна из многих в большом-большом поселении лис, - урчаще начал свою сказку одноухий. - Поселение то располагалось в глухой и страшной чаще, настолько ужасной, что даже солнце не хотело отпускать свои лучи в её лоно. И только маленькие лисьи фонарики, не больше шишки размером, разгоняли тьму в чаще.
Наша героиня была мастерицей, создавашей фонарики какие ни какая другая лиса не могла создать - причудливых форм и разных цветов, звонкие и тяжкие, что на ветру перестукивались в волшебных мелодиях.

Где-то далеко, но Церриту на секунду показалось, что оно было смертельно близко, заскрипело дерево, начавшее опасно кренится под силой злобного ветра. Его предсмертные стоны были подобны последнему отчаянному зову на помощь, но увы, никто не мог помочь древесному великану. Земля вздрогнула под весом поверженного древа и на, краткую и бесконечную сразу, секунду в округе натсупило безмолвие, полное благоговейного ужаса. Ведь если даже самые могучие и старые деревья не силах противостоять ярости непогоды, была ли ещё надежда на выживание? И страшнее всего, что сие падение порождало не менее страшный вопрос: если ветер смог опрокинуть казалось бы непоколебимый древесный ствол, что будет следующим на очереди? Скалы?
Церрит даже дышать перестал, пока изо всех сил вслушивался в грохот дождя, надеясь услышать очередной скрип сдавшего под его натиском дерева. Но лес пока что был тих, видимо, ещё не отправившись после первой потери. Кому-нибудь другому неизвестность и ожидание могли порвать нервы в таких обстоятельствах, но Церрит остался пугающе хладнокровен, вернувшись к своему сказу:
- А ещё она была слепой. Да. Она дарила свет и надежду другим, лишённая возможности увидеть результат своих трудов. Но она никогда не унывала, не тосковала по тому, чего не знала. А на чужие сожаления лишь улыбалась.
Жизнь поселения текла размеренно, свет торжествовал над тьмой, лишая глухую и страшную чащу её угрозы. Так лисы забыли, что такое страх. И то стало началом расплаты за свою безмятежность. Однажды фонарики начали угасать на охоте, оставляя охотящихся на съедение тьме. Лисы стали пропадать. Голодать. Голодные желудки наполнялись злобой и подозрениями ближних своих. Дочь нападала на мать, отец на сына. Облитые кровью фонарики светили красным в погрузившемся в хаос поселении. А новых фонариков не поступало, ибо отгородилась от погрязших в грехе мастерица. Озлобившись на неё, выжившие лисы собрались вместе, чтобы ворваться к ней в дом и заставить работать дальше. Спасти их от наступивших невзгод. Или поплатиться за саботаж.
И именно в этот момент погасли все фонари одновременно, погружая поселение в безпрогляную тьму, что взвыла чужеродным голосом. Слепая мастерица смогла легко избежать кровавой бойни, ибо не нужен был ей свет, чтобы найти дорогу в глухой и страшной чаще. Она ступала меж трупов, шествовала прочь и лишь одно сказала она своему мёртвому дома на прощание:
"- Только потому что у вас есть зрение, не значит, что вы можете видеть."

Церрит замолк, безумно ухмыляясь, чувствуя как вновь копошаться его и Аишины дети под боком. Скорее всего эти маленькие создания, сейчас больше похожие на крыс, даже не запомнят эту ужасную сказку, может даже не запомнят, что их отец когда-то рассказывал им нечто столь зловещее. А Церрит продолжал ухмыляться, приокрыв пасть, в которую вновь начала стекать дождевая вода. Он не рассказал мальцам секрет сказки, который заключался в том, что никакой сторонней угрозы не существовало в чаще. Лисы из сказки сами убивали друг друга, стоило им погрузиться в тьму, что несла неподготовленным умам крышесносящее безумие. Облизнув исполосованные шрамами губы, Церрит снова принялся вылизывать лисят, словно ничего не произошло. В душе зазвенела чистая пустота, когда волна беспричинной, безымянной злобы затихла и пропала из виду.
Мир вокруг продолжал свою борьбу против бури, а Церрит застыл посреди него размытой чёрной кляксой. Ожидающей. Пронзающей полу-мрак алыми глазами-фонарями.

+6

88

Аиша продолжала усердно вылизывать малыша, дыхание которого становилось все слабее. Может, лисенок просто успокаивался, а может, силы начали покидать его. Рыжая не хотела думать о плохом, а потому сталась изо всех сил согреть детеныша, вдохнуть в него как можно больше духа жизни.
Вокруг все оставалось тихо, и лишь вой ветра за пределами пещеры напоминал Аише о том, что там, в темноте, еще трое борются за право ходить по этой земле. Они с Церритом были сильными, но хватит ли их силы на маленьких лисят, которые еще не понимают, за что им приходится бороться? Травница надеялась, что хватит.
Тут ее чуткие уши уловили топот нескольких пар лап, а потом и знакомый звонкий голосок. Обернувшись, лисица не увидела никого из-за мрака пещеры, но потом в нем спасительными угольками зажглись глаза Пепельной, ученицы Аиши. Следом за ней шел ее брат Антей.
-Хвала Крашнулу, вы здесь, - испустила выдох облегчения травница, когда молодые лисы подошли ближе. – На улице Церрит с лисятами, пожалуйста, помоги им, - взмолилась Аиша, глядя на Пепельную снизу вверх, а в ее взгляде плескались печаль и мольба, среди которых искрой горела надежда. – Здесь есть какая-нибудь теплая подстилка? – Лиса перевела взгляд на Антея, надеясь, что кто-то из них даст положительный ответ.
Не просто же так дети Альтраста сидели здесь, наверняка они обосновались в какой-нибудь уютной пещерке хотя бы с земляным, а не каменным полом. Ну, или Аише хотелось в это верить.
Но сейчас ее волновало лишь то, что нужно было скорее занести остальных лисят в тепло и сухость. Травнице оставалось надеяться, что Церриту удалось защитить крохотные тельца от сырости и ветра, что их дети еще живы, и Пепел с Антеем не опоздали.
-Прошу, поспеши, - кротко обронила Аиша, обращаясь к Пепельной. Сейчас от ее ученицы нужна была вся прыть и энергичность, коими она обладала в избытке, уж это травница знала наверняка. Она всегда корила юную лисицу за чрезмерно активный нрав, но сейчас она нуждалась в нем больше всего.

+5

89

Пепельная остановилась в несколько шагах от Аиши, рассматривая ее. Заметно похудела, но тут ее взгляд упал на крохотное существо. На мордашке молодой лисы отобразилось удивление. Она впервые видела настолько крохотное существо, и некоторое время просто тупо смотрела на него.   Только через несколько секунд Пепельная поняла, что это лисенок Аиши, ее ребенок, а также брат или сестра самой Пепельной.
Пепел посмотрела на подошедшего Антея, а потом перевела взгляд на стену дождя. Значит где-то там, за стеной дождя сидит Церрит с другими малышами? Сидит и ждет, чтобы им помогли? А что если их уже смыло дождем и лучше никуда не идти? Но травница продолжает просить о помощи, она верит, что ее семья жива, а что сама же Пепельная?
«- Не глупи, им ты уже точно не поможешь», - отозвалась Дерис, которая совершенно не хотела рисковать своим сосудом. Для нее эти лисы ничего не значит, на одного больше, или меньше, какая разница?
«- Ты должна мне помочь их найти», - сказала Пепельная, принимая решение. Она сглотнула и стиснула зубы, чтобы не оскалится. Аиша и Антей не поймут это действие, ведь они даже не знают, что в одном молодом теле две души и одна из душ принадлежит богине.
«- Это с чего бы?» - возразила Дерис, ухмыльнувшись. – «У нас такой договоренности не было».
«- Потому что я все равно пойду, но если умру я, пострадаешь и ты, не так ли? И как знать, когда ты найдешь новое тело. Ты мне поможешь, или другие узнают, что ты здесь», - Пепельная начала угрожать, она ведь догадывалась, что Дерис не хочет, чтобы ее раньше времени нашли. Интересно почему?
«- Ладно», - после краткой паузы согласилась темная богиня. Пепельная резко обернулась к Антею, принимая единственное решение. Ее внутренний диалог был краток и быстрый, поэтому никто ничего не должен был бы заметить.
- Антей, остаешься здесь. Ты ранен и только мешать будешь, да и Аишу с малым нужно согреть, - строго, решительно и не терпящим возражение сказала Пепел, поднимая хвост. Она здесь главная, она принимает решения. – Отведи ее на наше место, нам суше и теплее, согревай, а я с Церритом принесу других, - договорила лисица. Она не знала, сколько там еще лисят, но надеялась, что справится.  К тому же, она не совсем одна пойдет.
Дождавшись ответа от брата, дочь Альтраста развернулась и большими прыжками добежала к краю пещеры. Вздохнула.
«- Ну что, Дерис, идем», - мысленно проговорила Пепельная, и скрылась за стеной воды.
Дождь тут же попытался ее смыть, но лисица удержалась. Конечно, это приключение еще ей окунется, но решение принято и отступать назад нельзя. От нее ждут помощи, ее попросили и разве она может так легко отказаться?
- Цеерриит! – кричала Пепельная, двигаясь вперед и осматриваясь по сторонам. Благодаря силе Дерис, она могла видеть чуть дальше от своего носа, но и это было хорошо. Пепел продолжала с периодически выкрикивать имя своего дядюшки, но начала задумываться над тем, что она могла пойти совершенно в другую сторону.
«-Пепел, вот они», - раздался голос Дерис, и голова лисы сама повернулась в сторону. Дочь замерла, всматриваясь в силуэт.
- Дядя! – крикнула лисица и рванулась к одноухому лису. Едва ли не поскользнулась, но не упала. Она подошла к нему вплотную, чтобы он мог не только ее видеть, но и слышать.
- Сколько их? Идти можешь?! – крикнула Пепельная, ведь по другому бурю не перекричать.

Отредактировано Пепельная (2017-12-08 16:17:14)

+3

90

Антей брел за сестрой идя уже почти на трёх лапах, всё таки его желание ускорится быстро ему аукнулось, и по границам рубца выступила кровь что была проигнорирована, до того момента пока лис не поравнялся с сестрой. Она остановилась и установилась на Аишу, так подумал рыже-серебристый в первый миг как только их увидел. Однако через секунду понял, что Пепельная смотрела не на травницу, а на то что было у неё на лапах. Это было маленькое крохотное существо что легонько шевелилось и дышало, от чего Мир на секунду завис, под стать сестре, однако после взглянув на Аишу получше, понял что это её ребёнок. Маленький представитель рода лис, коими и они с сестрой были всего год назад. Это было несколько странное чувство, осознания того что когда ты и сам был вот таким комочком, маленьким и беззащитным словно цыплёнок, что только вылупился на свет. однако это легкое состояние прострации и задумчивости прошло, стоило лисице вновь подать голос, что, несмотря на свой хриплый звон, прошёлся эхом по слуху Антея.
- Подстилки нет, однако там дальше достаточно сухо и тепло. - сказал лис в ответ на вопрос и подошёл чуть ближе, осматривая травницу, что была мокрой, однако не так сильно как они, что вызывала несколько вопросов которые Антей решил придержать на потом, услышав треск стиснутых зубов сестры.  Все таки с ней было что-то не так. И это не так она пыталась хорошо скрывать, однако почему она это делала было не понятно. И рыже-серебристому оставалось лишь наблюдать, совершенно не понимая что же происходит с этого сестрой. Однако, скоро ему представится возможность копнуть чуть глубже, ведь что-то ему показывало что во сне его вели именно к тому что могло что-то прояснить.
- Сестра? - спросил лис, взглянув на Пепел взглядом в котором читалось негодование и обеспокоенность, что смешивались и непониманием.
Антею все же показалось что это было лишним, ведь в другое мгновенье его сестра решительно закатила речь, проявляя свои лидерские качества и истинную наглость, однако сейчас их было более чем достаточно чтобы лис не возражал её решению, ведь оно было верно, пускай и слегка безрассудно. Однако отчего его самого уколола, грусть, ведь сейчас она почему-то напоминала Флама, а он сам так и оставался в тени, не блистая ничем, просто живя и немного завидуя..
- Хорошо. - ответил Антей Пепельной и подошёл ближе к Аише, дабы помощь той подняться, если на то будет необходимость, - А ты будь осторожна, сестра. - проговорил он её в след проводив ту взглядом и, переведя его на травницу, проговорил, наклонившись к ней, - Аиша, ты можешь встать?  
Пожалуй его помощь здесь и правда была куда нужней, чем он предполагал, или может ошибался. Его сон ещё придет за его душой, а Аиша не будет ждать, как и её дитя, ведь им обоим нужно тепло уже сейчас, потому рыже-серебристый оставался сосредоточенным на них и был готов подставить бок, если на то будет нужда.

Отредактировано Антей (Сегодня 01:17:48)

+1