24
переключение фона
МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск


Игровой сезон: "За горизонтом".
29.03.2019
Обновлён дизайн, все вопросы и пояснения в теме
Обновление дизайна

05.02.2019
Создана тема с описанием кораблей и ключевых фигур нового сезона
Начало пути | Отплытие
body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/15761.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010; filter: grayscale(70%);} .punbb a:hover, .punbb a:focus, .punbb a:active, .punbb-admin #pun-admain .nodefault, .punbb-admin #punbb-admain a:hover, .punbb-admin #punbb-admain a:focus, .punbb-admin #punbb-admain a:active {color: #695f50; text-decoration: none;}
body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/20915.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/88015.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/61587.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/67331.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;}


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Запад Острова » Городские поляны


Городские поляны

Сообщений 181 страница 191 из 191

1

http://satirics.net/d/img/59f68779957cbc96a104.png
Ближе к городской стене можно встретить старые заброшенные вышки, откуда раньше велся отстрел волков. Теперь, когда строительство стены завершено, надобность в снайперских постах отпала, однако их не демонтировали, дабы напоминать лесным жителям о границах.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Южный берег Шуи, Шуйский берег
Юг | Лунные холмы
Запад | Лунная река, Серая пустошь
Восток | Беличий лес, Склады

0

181

Сразу было видно, кто из них – дисциплинированная воительница, а кто так, невоспитанная мышеловка. Волчица с таким недовольным выражением морды глянула на Пепельную сверху вниз, что была готова испепелить ее взглядом. Она хотела уже было гаркнуть на нее, да потаскать за уши, однако Хаста ее опередила, тем самым спася неопытную лисицу от расправы Ведущей. Сейхан не привыкла водить дела с лисами, и ей была противна эта безалаберность, непунктуальность и полное неподчинение. Интересно, у них все так устроено, или это просто волчицам попался такой торопливый экземпляр? Серошкурая понимала, что лиса – не волк, тем более не волк, выросший под иерархическим гнетом запада, и уж тем более, не просто лиса, а молодая лиса. Стечение многих обстоятельств делали Пепельную не самой надежной единицей отряда, однако она могла им пригодиться. Оттого зеленоглазая лишь одобрительно посмотрела на юную амазонку, которая все сказала за нее, и молча кивнула. Учить лису морали было не время, да и потом, они друг другу, фактически, ничем не обязаны.
-Морок наведем при необходимости. Постараемся обойтись без него, зайдем с северо-западной стороны. – Скомандовала Сейхан.
Она уже как-то вошла в Город под человеческим обличьем. Толк от него есть, если только ты натыкаешься на людей, а вот если рядом окажется собака – пиши пропало. Сейчас Ведущая хотела зайти с более безлюдной стороны, не суя свой нос на оживленные улицы. В конце концов, пробираться по лабиринтам вражеского логова было куда проще в своем волчьем обличье, чем с неповоротливой иллюзией.
Волчица двинулась вперед, уверенно приближаясь к пустым вышкам. Она понятия не имела, зачем они до сих пор тут стоят: может, люди настолько тупы, что думают, что это способно отпугнуть волков? Ха, ну пусть думают дальше. Пройдя мимо деревянного сооружения, Сейхан невольно задрала голову: какая же она все-таки была огромной и высокой, эта вышка. Издалека они казались более неприметные.
Теперь ее шаг был более осторожным. Чем ближе она приближалась к городской стене, чем чаще билось ее сердце. Однако вместе с волнение росла и уверенность: она идет туда не на разведку и не ради праздного интереса. Она идет на войну, чтобы любой ценой вернуть то, что принадлежит ей и ее волкам по праву. Человек думает, что он самый умный? Она докажет, что это не так.
Пепельная и Хаста шли за ней, и все пока сохраняли молчание. Время разговоров закончилось, начинается время действий.

+5

182

Пепельная знала, что с волками шутить не стоит, да и вообще,  со всеми, кто крупнее лисы, но остановиться не могла. Это будоражило сознание, вызывало азарт. Она знала, что всегда  сможет улизнуть, ведь на тающем снегу и болоте ей куда легче передвигаться, чем габаритным волчицам. Ну и конечно, ей не ведомы полноценные волчьи законы. Да, она знала их иерархию, знала, кто и кому должен подчиняться, но на этом все. Пепел будет слушаться ведущую, как лидера, но если нужно, она будет делать так, как считает сама. Она не волчица, она лиса, которая просто сотрудничает с волками. Как и дядюшка, как когда-то отец, как и другие лисы. А земли, а что земли? Волки делят территорию между собой, а не с другими животными и простые животные вольно могут перемещаться, разве что, не суются туда, где логово.
- Вообщето, у меня есть имя, Пепел, - ответила на выпад волчицы, Пепельная. Она моментально оскалилась, показывая маленькие, но острые зубки. Шерсть вздыбилась. Она маленькая по размерам, но воинственная ничуть не хуже волков. Может больно укусить за нос, особенно если он так близко. – Я не волк и если задают вопрос, то отвечаю.
Молодая лиса смело выдержала взгляд Хасты, хоть и готовая была увильнуть, если кто-то решит пройтись зубами по ее шерстке. А потом, она ведь может и отомстить. Где же она забудет такую обиду? Себе дороже.
Они разошлись, как только стоило Сейхан скомандовать, что они идут дальше. На слова про морок, только хмыкнула. У лис его не было, а это значило, что если начнется что-то, то она просто спрячется. Пепел понимала, что они идут туда, где дикий зверь открыто, не ходит из-за людей.
- Странные вы, волки, задаете вопросы, на которые не хотите услышать ответа, - негромко сказала Пепельная, серой тенью передвигаясь за волчицами. Она держалась позади них, позволяя им вести, ну и они дополнительная защита. Их в первую очередь заметят и у Пепел будет время, чтобы не выдать себя.
Город приближался. Каменные стены становились все ближе и ближе. Огромные и холодные. Как такое смогли построить? Это не укладывалось в голове молодой лисы. Но в тоже время, творения людей умели зачаровывать. Интересно, а что будет за этой стеной?

+1

183

Когда Пепел ощерилась, Хаста лишь снисходительно посмотрела сверху внизу и ухмыльнулась, полностью игнорируя боевую готовность лисицы. - Смотри чтоб тебя не развеяли... - фыркнула охотница, пожимая плечом и закатывая глаза. Весь этот диалог ее забавлял бы, если бы на кону не стояли их шкуры.
Все то все время пока Пепел разглагольствовала,лишь больше раздражая молодую Валькирию, последняя лишь недовольно подергивала хвостом, на вынужденного обстоятельствами, нежеланного спутника и вспоминала вкус лисьего хвоста, который им как-то принесла Дэл. Смотрела на лису и прям в пасти появлялась слюна от детских воспоминаний о пушистой игрушке. Все же это скоро надоело и дабы не провоцировать саму себя на необдуманные поступки, за которые можно получить по наглой рыжей, волчица обернулась на Сейхан чтобы перенять ее спокойствие и убедиться, что матеря знает что делает. Она ведь знает?
- Задавай вопросы по существу - буркнула себе под нос хищница, следуя тенью за ведущей, хоть она и повернулась спиной к неизвестной для нее персоне, но это не означало, что так продолжится и дальше.
Хаста семенила вперед, совсем не уступая серой в скорости и при этом без устали с жадностью рассматривая все вокруг. Первым делом ее взгляд привлекла огромная деревянная вышка, размеры которой бурой показались похожими на горы. Активно принюхиваясь к старой прогнившей древесине, сохранившей в себе невероятное количество разнообразных, чуждых запахов. Просидевшая две недели, почти безвылазно в логове, валькирия сходила сходила с ума от многообразия новых, неизвестных до селе ароматов. Минуя деревянное сооружение, перед взором троицы предстала невероятных размеров стена и тут бурая позабыла о запахах, нервно сглатывая слюну и прижимаясь боком к холодному камню.

+3

184

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

185

Сезон «За горизонтом»
12 августа 188 года

[indent] Они пришли с севера. Три одиноких, отмеченных догорающим закатом фигуры. И все светятся, как на подбор, буро-рыжими огоньками в надвигающейся буре. На юге что-то грохотало, восток весь затопило, а Нессель, Хаста и Маури, слегка припорошённые снегом, покидали северо-западные земли, и позади них светлячками гордо перемигивались первые звёзды.
[indent] Вид у всех троих был взбудораженный, помятый, ожидающий. Нессель ярко сверкала янтарными глазами, вспоминая утреннее наваждение, когда они втроём резко подскочили с холодной земли в пещере, где устроились на ночлег, и долго смотрели в расцветающее маками утро: всем приснились кошмары.
[indent] Взволнованнее всех выглядел Маури, что-то непрестанно повторяющий про некого Тельши, явившегося ему во сне и пославшего в Город. Волчицы мало что поняли, но их самих инстинктивно звало что-то в центр Острова. К Нессель, например, во сне нагрянул Кхиту, что расползался по всему западу необъятной тенью и превращал всё на своём пути в армию живых мертвецов. Она улавливала только некие слухи о том, что творилось сейчас в Альянсе, обрывки, и не было чёткой картинки происходящего, но кошмар не давал ей покоя всё утро, а инстинкты подсказывали искать ответы в Городе. Молчаливее всех, на удивление, была Хаста: в этой компании она оказалась новенькой, с Несс только начала восстанавливать уничтоженные некогда до основания отношения, да и сон ей приснился странный — маленький белый волчонок, удивительно похожий глазами на Зольфа, звал её за собой, и так она раз за разом оказывалась в своём кошмаре на городских улицах, заполненных рычащими собаками, вооружёнными охотниками, разрушенными зданиями и вздымающимся до небес пламенем от костров.
[indent] По дороге им встретился небольшой табун лошадей. Хаста ещё с детских лет знала их всех поимённо. Табун был чем-то встревожен и нёс дурные вести о Городе: мол, люди уничтожают дома, строят странные штуки, что в качестве эксперимента пускают по воде, в панике делают запасы еды как будто на месяцы вперёд, запирают скот на замки, чтобы в воцарившейся сумятице их не прибрала к лапам восточная стая. А стены то! Стены! Разрушены до основания. Кое-где сохранились участки с дозорными башнями, но теперь никто и ничто не мешало проникновению всякой живности в Город. Однако и количество людей, вдруг вооружившихся чем попало, резко увеличилось.
[indent] Всё это мало удивило троицу: в конце концов они своими глазами видели, как стягивало под землю целые полосы леса неожиданными сейсмическими толчками, и как реки огромными волнами штурмовали берег, унося за собой всё, до чего только могли добраться. Саму Нессель чуть не погребло заживо, и она бы задохнулась, погибла, если бы её не спас тогда Маури. И всё же эти неприятности были как раз кстати: волкам нужно было проникнуть в Город для сбора информации, не привлекая к себе внимание, найти способ покинуть Остров на корабле и воссоединиться с товарищами — Сафари, Микаэлем, Фернандом и Зольфом. Задачу существенно упрощало наличие морока, так что опасная миссия должна была превратиться в лёгкую прогулку. Если бы не одно «но» в виде задания от Тельши, которое им срочно нужно было выполнить. Со слов Маури, это обеспечит волкам безопасный доступ к кораблям.
[indent] Необходимо было прийти в назначенный день и час к Городским полянам и дождаться посланца от Тельши. Не уточнялось, кем будет этот посланец и с какой просьбой он обратится к волкам, так что путникам оставалось только ждать. Расположившись за городской чертой, они дали отдых лапам, но не теряли бдительности: сейчас в центре Острова было слишком опасно.
[indent] Столь же неожиданно, как и задание, на их измученные бессонницей головы свалились Матавар и её брат. Они появились на горизонте чуть позже и явно следовали за запахом Нессель, с которой Мара разминулась пару месяцев назад, пытаясь отыскать Кхиту и договориться с ним о перемирии, но поиски не увенчались успехом: валькирии чуть не погибли под обвалом. Что с этих пор творилось на Западе Несс могла только предполагать, так что эта неожиданная встреча всё разъяснила бы. Но прежде чем волчицы успели воссоединиться и обсудить новости, в воздухе повисла гнетущая тишина.
[indent] Маури первым увидел мальчика. Тот опасливо вышел из перелеска, таща на себе охотничье ружьё и испуганно озираясь по сторонам. Был он тощий, бледный, неказистый. Из-под взъерошенной чёрной чёлки на мир ошарашенно пялились два серых глаза, точно большие грязные лужи. Губы предательски дрожали, а лямка от ружья то и дело соскальзывала с костлявого плечика и больно било мальчишку по боку. Вздёрнутый нос-кнопочка по-кроличьи задёргался, стоило ему увидеть волков. Тем хватило бы десяти секунд вплотную подскочить к мальцу и перегрызть ему глотку. Но он всё равно схватил ружьё — смешно, неумело, неправильно — и навёл на хищников.
[indent] — С-с-стоять, м-м-мерзкие т-твари! С-стрелять б-б-буду!
[indent] За деревьями скользнул неясный силуэт, и в лесном полумраке показалось обеспокоенное материнское лицо. Она, тревожась, хотела проследовать за мальчиком, но крепко, по-ястребиному вцепилась в плечи маленькой дочки, что пряталась у неё в юбках. Женщина была немолода. На посеревших щеках отпечатки давно терзающей её болезни. В глазах — целый мир и море невыплаканных слёз.
[indent] — Уилберт! — В панике закричала она, признав в «мерзких тварях» волков. И потянула дочь за собой в сторону безопасного перелеска.
[indent] Мальчишка с боевым криком ринулся вперёд, прямо на Хасту, что стояла ближе всех. Дурачок от страха за себя — а может, от страха за мать и сестрёнку — совсем забыл, что у него в руках есть ружьё и обороняться можно на расстоянии. Не пробежав и десяти метров, он запнулся обо что-то и стремительно влетел лицом в землю. Ружьё выскочило из рук, подпрыгнуло, пропало где-то в высокой траве. Парень судорожно вздохнул, приподнялся на локтях вскинул голову и оказался лицом к лицу с нависшей над ним волчицей.
[indent] Над головой Хасты просвистела пуля, расколов тишину. На краю леса стоял мужчина и стремительно перезаряжал ружьё для следующего выстрела.

У волков несколько секунд, чтобы принять решение. Ближе всех к стрелявшему — Матавар и её брат (приблизительно 15 метров). Прямо под лапами у Хасты — мальчик. Ближе всех к Хасте — Маури, к Матавар — Нессель.

GM-Saf

Отредактировано Game Master (2019-01-20 01:33:29)

+2

186

В голове роились мысли. Много, много, много мыслей. Они мешались, словно мухи, облепляли глаза и не давали хорошенько рассмотреть, сосредоточиться, увидеть, что же было там, впереди, совсем немного осталось дойти, чтобы наконец-таки увидеть её, маленький кусочек прошлого, маленькое пристанище света среди мрака, слабый проблеск на лучшее: Нессель. Почему она должна была быть здесь? Её запах её выдал. Сложно сказать, каких чувств больше испытала Матавар, когда впервые его уловила: радость, шок или недоверие. В пропадающем мире легко развиться паранойе, так что волчица привыкла ставить под сомнение многие, даже самые желанные вещи. Первой мыслью, конечно же, было: "Не может быть". Не может быть, чтобы Нессель была здесь. Не может быть, чтобы была так близко, однако запах говорил именно об этом. Рядом с ней был кто-то ещё, но кто? Один из них пах Западом, напоминал о доме. Глаза у Вар были узкими, словно щёлки. Понадобилось пару минут собраться, несколько выискивающих поворотов головы, ей даже случилось зарычать, забывшись. Она искала её, но очевидно, что рядом никого не было: один лишь старший брат, что с интересом и тихой тоской наблюдал за всеми действиями своей родной сестры. Он подошёл, потянул за загривок, и они пошли по следу.
Природа часто вторит нашим чувствам, усиливая их, когда, казалось бы, её совсем не просят. По мере усиления запаха, когда казалось, что Нессель можно будет увидеть уже совсем близко, именно в такие моменты по небу грохотали раскаты грома, слишком внезапно, слишком громко и невпопад, словно сама Вселенная отпускала хвалебные аплодисменты в честь долгожданной награды. Иногда Матавар казалось, что это стая волков, предки, что бегут стремительно, подгоняя её своими громогласными криками, что эхом разносятся по небу, давая тебе указания, однако всё, чего они хотят - это то, чего желаешь и ты: бежать как можно скорее, так быстро, чтобы не упасть, не подскользнуться на развозившейся грязи после дождя и мчаться, мчаться, мчаться вдаль. Почти нашла, осталось немного. Нессель, Несс, пожалуйста, дождись. В груди щемило потаённое счастье, что не находило выхода и иногда спазмировало горло. Она всё-таки... живая.
Их оказалось трое: Нессель, Хаста и неизвестный. Вар резко затормозила, чтобы не врезаться в них на полном ходу, и всё же немного проехалась по грязи. У Каста с этим всё вышло куда лучше. Беглянка! В крови начала закипать злость, голову накрывал жар, а челюсти сильно сжались: Вар увидела Хасту. Она была цела, и беглая мысль, столь неприятная о том, что сейчас Фрактал где-то может искать их всех, что она - одна из тех, кто принёс ему беспокойство, что она - та часть, что поспособствовала распаду, - всё это заставило появиться блеску в глазах, но не изменило выражения морды: внимательный взгляд, что пытается ухватить всю происходящую картинку целиком, не упустив ни единой детали, не моргая представлялся из-под опущенных и нахмуренных бровей, дыхание сбитое, так что челюсти почти сразу же пришлось разжать, уши немного прижаты к голове. В груди боролось три сильных чувствах: злость на Хасту, привязанность и теплота к Несс, а также толика ностальгии, навитая этими двумя. Воистину, эта нотка оказалась глотком свежего воздуха и разом прояснила ум.
Злость притупилась и выжигалась ясным сознанием, как раскалённым оружием, злость вырезали, выкорчёвывали, обрубали с корнем, чтобы избавиться и не вспоминать. Мир так изменился, что обиды должны были остаться в прошлом. Они там - на территории Альянса, на территории моей стаи. Моей бывшей стаи. А значит всё, что произошло когда-то - не имеет значения. Выражение стало спокойнее, дыхание выровнялось. Это просто Хаста. Обычная волчица. И на губах даже появилась дружелюбная ухмылка, направленная в сторону бывшей состайницы, после чего взгляд сразу метнулся к Нессель, игнорируя незнакомого волка, как что-то крайне неинтересное. Каст рядом, проследит. А старший брат и впрямь внимательно наблюдал за Маури, предварительно кивнув и очень приветливо улыбнувшись "старым-добрым состайницам". Каст опять ни на кого не был в обиде. Добрый парень, что с него взять?
Нессель... Мысли стали столь мягкими, что казалось, будто мир подобрел и стал чуть лучше обычного. Раскаты грома теперь казались чем-то ещё более далёким, всё вокруг стало на мгновение мягче, медленнее, более плавным, а сама Нессель - светлее. Ты здесь, и ты в порядке. Губы расплылись в нежной улыбке, голова была высоко вскинута, а уши совсем прижаты к голове. Мне больше ничего и не нужно. В данный момент Матавар с уверенностью могла бы сказать, что за последнее время не видела ничего лучше в своей жизни.
Незнакомый запах, что заставляет вздыбить шерсть, но в то же время ужасно манит, внезапно вторгся в эту почти что ж сказочную идиллию разума. Едва открыв рот, Матавар не промолвила ни слова в сторону своей долгожданной находки, но очень медленно повернула голову в сторону неизвестного. Это.. что-то.. новенькое. Едва увидев маленького мальчика, уши взметнулись вверх, а хвост мотнулся в сторону. Странное, маленькое, бесшёрстное существо. Такое хлипкое и слабое. А в руках у него палка, чтобы, защищаться? Голос в голове звучал медленно и нараспев, протягивая каждое слово. По телу полилось возбуждение и интерес, жгучий интерес. Волчица втянула носом побольше воздуха. Странное существо не одно, - голос всё так же напевал, - их несколько, и все они рядом. Как же. Это. Интересно. Волчица облизнулась. Маленькое странное существо побежало в их сторону, в сторону волков, но волчица ничуть не шевельнулась, а лишь внимательно, жадно наблюдала за каждым его действием. Каст подошёл поближе и толкнул свою сестру, но та не обратила на него никакого внимания. Он встал перед ней, немного загораживая обзор, но Вар всё же вывернулась и продолжила наблюдать. А мальчик упал. Споткнулся и очутился прямо у лап Хасты. Какой несовершенный. Слабый. Маленький... Над головой просвистела ещё одна пуля. Голос в голове басом проревел: ...человек.
Матавар раньше никогда не видела людей, но почему-то подумала, что эти существа - именно они. Те, кто стоял сейчас перед ними, - их ведь она тоже раньше никогда не видела, да и старший не был бы так напряжён без видимой на то причины. Пуля не была Вар знакома, но казалось, она рассекает воздух, и без труда смогла бы рассечь чью-то плоть. Вар не нравилось чувствовать необоснованную осторожность, тревожность и испуг, но исходя из этого она сделала вывод, что существо: угроза, как и всё, что оно посылает в волков.
Не сговариваясь, бросив один лишь беглый взгляд друг на друга, два волка, что были связаны кровными узами, пригнувшись, синхронно с двух сторон, словно две тени, начали приближаться к человеку. Нельзя было сказать, что кто-то был быстрее, просто Вар был размерами поменьше да со светлым хвостом, этим, наверное, и отличались бы они для человека. Не сговариваясь и не сбавляя темп, брат с сестрой интуитивно чувствовали, когда нужно будет поспешить: если оно направит оружие в сторону одного и приготовится стрелять, другой незамедлительно ускорится, в то время как задача первого - увернуться от пули и попытаться не умереть.
Делай свой выбор, человек. Но не думаю, что ты сможешь уйти отсюда живым. Беглые мысли о спутниках за спиной придавали уверенности.
А в груди клокочущая злость, привитая с рождения, и желание действовать.

Отредактировано Матавар (2019-02-03 15:44:51)

+2

187

--->> Вне игры

Маури видел его во сне, впервые за очень долгое время. Тельши пришел к нему внезапно, как и тогда, посреди города, когда их дороги впервые пересеклись и переплелись, связав волка и человека особыми узами, которые невозможно описать словами. Горожане по-разному называли артефактолога. Кто-то считал его фальшивой легендой, которую придумала гильдия на потеху себе и населению, кто-то считал его бесом, который проломил границы времени и пространства, нарушив хрупкий баланс мироздания. Одни восхищались им, другие боялись, третьи делали вид, что Тельши не существует вовсе. Он был за гранью понимания, за гранью реальности и привычного мира. Маури, впервые увидев его, даже не догадывался, что этот слепой мальчишка был в числе первых людей, высадившихся на остров. Что прогулки между мирами для него так же привычны, как прогулка на рынок за продуктами. Что он умеет запечатывать богов и проводить ритуалы, способные разрушить Остров до основания. Тельши был удивителен, во всех отношениях превосходя обычного человека и знаниями, и боевыми навыками. Он показал Маури много удивительных вещей, рассказал о разных поколениях людей и о человеческом мировосприятии. Возможно, именно это привело к тому, что Ри так и не смог проникнуться к людям ненавистью, несмотря на все трудности, которые поджидали дикого зверя внутри поселения.

Землетрясение, прокатившееся по всему острову, пугало волка сильнее, чем кто-либо мог себе представить. Он хорошо знал людские нравы, и весть о разрушении Города не сулила ничего хорошего. Ранее звери и охотники были отделены друг от друга огромной стеной. Она позволяла сохранять относительное перемирие - человек атаковал только с целью самообороны, а животные были лишены возможности беспрепятственно гулять по улицам и провоцировать двуногих на атаку. Падение стены означало лишь то, что война между жителями Острова снова неминуемо вспыхнет. Хищники устремятся за легкой добычей - овцами, птицей, бродячими собаками, кошками, слабыми людьми и детьми. Гильдия ответит на это пулями, мирные жители, напуганные разрушением привычной жизни и убежищ, проявят себя с максимально жестокой стороны. Тельши многое рассказывал о людском стране и злобе, которая из него рождается. Кто в этой войне будет страшнее - дикие звери или "цивилизованные" горожане - вопрос спорный. Маури сказал бы, что и те и другие, в равной степени.

Он хранил молчание на протяжении почти всего путешествия к городским стенам. Пребывая в себе, своих мыслях, воспоминаниях и опасениях, волк был крайне задумчив. Если бы не Кутти, сидевшая на его загривке, и просматривавшая местность, он бы точно уже споткнулся обо что-то и растянулся на земле. Птичка, чувствуя, что ее большой друг пребывает в странном расположении духа, тоже помалкивала. Редкое явление для болтливой и надоедливой птахи. Встреча с Матавар и её братом тоже прошла нейтрально и, в какой-то степени, равнодушно. Кивнув им обоим, Маури отвел взгляд, который был каким-то стеклянным и пустым.  Интуиция кривыми когтями царапала сердце и душу... что-то обязательно должно было произойти. И произошло...

Почувствовав запах человека, Мао резко поднял голову и повел носом. Его уши встали прямо, а сам он сейчас казался крупнее, чем был - стойка напряженная, но не боевая. Кутти слетела с его загривка и, поднявшись в небо, начала кружить над волчьим сборищем, понимая, что в сражении от неё толку не будет никакого. Она внимательно наблюдала за тем, как из чащи выходит маленький мальчик, и обеспокоенно следила за реакцией хищников. Маури не нападет, слишком сильна была его любовь к людям, а вот другие... Другие могут атаковать, и тогда бурый вступится за ребенка, настроив против себя свое же племя. Птичка слышала о кораблях, и была безмерно рада своим маленьким размерам и наличию крыльев, ведь проникнуть на судна труда ей не составит. А вот волки могли надеяться только на перемирие с людьми. В противном случае, их всех перережут гильдийцы, и плыть будет уже некому. Вздохнув, Кутти приземлилась на одну из веток растущего неподалеку кустарника, смотря на товарища в упор, и мысленно надеясь, что тот не наделает глупостей.

Внимательно наблюдая за поведением людей, Маури сохранял присущее ему хладнокровие. Он не двинулся с места, когда в поле его зрения попала женщина с девочкой, и не шелохнулся, увидев как мальчик неумело идет в атаку. Однако стоило появиться мужчине с ружьем - и уши бурого прижались к голове. Он не знал, был ли это гильдиец или мужчина действовал без указки со стороны вооруженных сил города, но его промах дал им шанс, которым невозможно было не воспользоваться. Решение, которое пришло в голову волку, было максимально безумным и рискованным, но громкое имя артефактолога могло стать ключом к перемирию. Только благодаря Тельши сохранились древние рукописи первых людей и схемы постройки судна. Только благодаря ему отплытие стало возможным в принципе. Это - тот козырь, который могли бросить на стол волки, и Маури не собирался держать его при себе до последнего, доводя все до кровопролития. Против воли бросив взгляд на Нессель и убедившись, что с ней все в порядке, Мао сделал несколько шагов вперед, накладывая на себя морок. Это был единственный способ вступить в диалог. И хотя обращение волка человеком неизменно напугает людей, любое действие сейчас несло в себе определенный риск. Атака на людей не приведет ни к чему хорошему, бегство недопустимо, молча ждать пулю в лоб - самое абсурдное решение из всех. Ради своего ребенка, который оказался среди волков, мужчина выпустит в хищников весь свой арсенал. А заметив, как Матавар и ее брат идут в наступление, Маури понял - сейчас или никогда.

- Нет нужды сражаться. Никому, - относительную тишину, царившую на поляне, прервал спокойный и размеренный мужской голос. Он был весьма громким, но оставался мелодичным и умиротворяющим, словно его обладатель собирался рассказать присутствующим хорошую сказку. На месте, где доселе стоял бурый, теперь стоял человек - мужчина, на вид лет тридцати, совершенно обычный и ничем не примечательный. Эта семья, скорее всего, никогда прежде не видела морока, и, предчувствуя агрессию, рожденную из ужаса перед неизведанным, Маури чуть склонил голову в знак приветствия и продолжил.
- Мы не тронем вас, и не станем проливать людскую кровь где бы то ни было еще, в целях, отличных от самозащиты. Нас собрал и привел сюда Тельши, и сила, которую он передал, позволяет нам говорить на одном языке, не прибегая к оружию или звериным клыкам. Эта битва, если она состоится, нанесет удар, в первую очередь, по самому Городу и его жителям, ведь если Тельши позвал нас, значит, это действительно важно. Для всех.
Маури бессовестно лгал про особенности освоения морока, но людям проще внушить, что именно артефактолог сделал это возможным. В конце концов, если он способен вторгаться в переплетения времени и пространства, превратить волка в человека для него труда не составит. Возможно, не стоило так нагло использовать имя легендарного человека, как щит, но Тельши вряд ли осудит своего лохматого друга. Как ни крути, а он был достаточно умен, чтобы не обижаться на подобное. В какой-то степени, это даже почешет его самолюбие, но Маури, признаться, предпочел бы увидеть его самого, или его верного пса, здесь и сейчас. Потому что если люди откажутся слушать, может произойти непоправимое.

+3

188

--->> Вне игры

Хаста медленно ступала по столь знакомым местам, казалось она могла спокойно ориентироваться тут с закрытыми глазами, каждую кочку знала, раньше, до того момента, как остров вывернуло наизнанку. Каждый треклятый метр был изменен навсегда, а от места, которое раньше называлось домом не осталось и следа. Волчица жадно рассматривала местность, ее интересовало абсолютно любая мелочь. Все не так как раньше. Поменялись не только обитатели этого чудного места, но и само место. Плодородные земли, кормившие не одно поколение хвостатых превратились в болота или пустыни, вода, ранее не приносившая никаких бед в этот раз приложила максимум усилий, смывая все на своем пути. Все с ними уже произошло: в огне горели, в воде тонули, но удивительная способность выживать во всяких передрягах делала их похожими больше на тараканов, нежели охотников за лесной тварью.
Волчица всматривалась в место где некогда красовались мощные стены города, такие неприступные, давящие словно горы. Довольная улыбка расползалась по морде, разве не это истинное удовольствие - наблюдать, как те кого ты ненавидишь страдают еще больше чем ты. Перед лицом опасности, способной стереть всех последователей Антея, границы различий между стай стерлись, точно так же как и бывшие обиды. Мир поменялся и если она хотела выжить должна была тоже меняться. Именно по-этому Хаста пересмотрела свой взгляд на Нессель. Переосмыслила другие вещи, играющие в жизни каждого волка существенные вещи, но когда в нее чуть не врезалась Матавар - недовольно зарычала, покосившись сощуренным глазом. Опасность опасностью, но ты это, личное пространство то соблюдай. На этом ее высокомерное приветствие было кончено, хотя маленькая искра радости все таки смогла придать чуть больше уверенности. Трое бывших состайников уже умели работать плечом к плечу, а значит не все так плохо.
Во всей этой беготне в поисках безопасного места для ночлега, поиски братьев и отца, которые ежедневно не приносили никакого результата... снежный ком можно продолжать вечно, он становился больше, несся вперед на Хасту угрожая уничтожить ее, но рядом всегда был Саф - щит, закрывающий от всех невзгод. В апокалипстическом мире так остро ощущались романтические порывы, она очень винила себя за такие мысли. Угрызения совести мучили еще и потому, что бурая отчетливо понимала, ведь Багровый не оценит такого фамильярного общения между своими детьми. А пока семейка не воссоединилась, молодая волчица могла позволить чуть ли не ползать по сводному брату, желая только продлить эти моменты. Отвлеченная от мира снаружи, что было губительно с ее стороны, бывшая Валькирия пропустила все предупреждающие сигналы и увидела человека в самый последний момент, успев только подняться на лапы, чтобы ее не застали лежащей.
Тихо предостерегающе зарычала, не так дружелюбно,как при встрече с  Маватар, это она могла понять только сейчас.
- У тебя одна попытка, кожаный мешок. - готовая атаковать парнишку, хищница раздулась в размерах, похожая на темную грозовую тучу, извергающую монотонный гром. Сопляк в свою очередь решил пасть смертью храбрых, но глупых и кинулся в лобовую атаку на волчицу, желая как-то ей навредить. Быструю кончину предотвратил выстрел, пуля пролетела совсем близко, голкубоокая почувствовала шерстью небольшой ветерок от пролетающего со страшной силой предмета. Неприятно.
А дальше произошло невообразимое - Маури заговорил с человеком. Удивленная Хаста нависла над упавшим под самые лапы приятным бонусом, а такая нестандартная ситуация немного повеселила даже.
- Мы не тронем вас, и не станем проливать людскую кровь где бы то ни было еще, в целях, отличных от самозащиты...
- Как пррекррасно, что вы напали на нас первыми...Дважды... - сопровождая свою речь уверенным рыком полным презрения. Она хотела было облизнуться, но не стала, чтобы для пущей уверенности у нее закапала слюна прямо на мальчонку под лапами. Хаста слышала с какой скоростью билось это маленько сердечко, запах... это отдельная песня, достойная платинового альбома. Страх растекался по поляне, заводя самые хищные инстинкты, кружа голову словно крепкий алкоголь. Казалось и море по колено и горы по плечо, дайте только содрать скальп с недоохотника. Убьешь сейчас - избавишься от лишних хлопот. Бурая дала охотнику шанс, но если его ответ ее не устроит, то он потеряет сына. Ставки сделаны, господа.

+2

189

[indent] Нессель столь чутко ощущала перемены в Матавар и Хасте — ещё бы, столько пережить вместе — что когда бывшие состайницы и легионер бросились в атаку, она, не размышляя, не сомневаясь, последовала за ними, пока уверенный и умиротворённый, вместе с тем громкий и призывающий голос не разрезал жаркий воздух. Несса осознанно затормозила, не закончив припадочного наступления на «противника» и неуверенно обернулась на Маури: вид у валькирии был боевой, мрачный, раздражённый, она сомневалась в целесообразности такого решения, но, доверив этому волку однажды жизнь, она раз за разом всё больше привыкала полагаться на него.
[indent] Человек ружья из рук не выпустил, но снял Хасту с прицела, предупреждающе выстрелил между собой и нападавшими, как бы отделяя их от себя невидимой стеной, и стал подозрительно вслушиваться в слова волка в людском обличии. Бдительности он, зная, что такое морок, не терял. Было видно, что он умеет давать собеседнику высказаться, не перебивает и довольно вежлив к тому же. Было очевидно, что он не из Гильдии, а значит, должен с большим пониманием отнестись к ситуации. И ещё было понятно, что он защищает всё семейство, и скорее сам погибнет, но пустит Хасте пулю в лоб, чем позволит растерзать мальчику горло.
[indent] Следующая реплика мужчины уничтожила сформировавшееся впечатление. Он очень постарался.
[indent] — Да мне всё равно на этого вашего Теши. Или как его. С мальчишкой вообще делайте, что хотите: если у него мозгов не хватает застрелить таких тварей из ружья, скатертью дорога. Моя задача — не пустить клыкастых гадов в Город. Чем я и занимаюсь. Так что советую вам проваливать по-хорошему.
[indent] Мальчик, до сего момента с ужасом смотревший прямо Хасте в глаза, хотел было вскочить, но побоялся, что волчица кинется на него и, позволив себе осторожно от неё отползти на несколько сантиметров, возмущённо прервал говорившего:
[indent] — Они сказали, что пришли от ТеЛЬши. — Он сделал на этом имени акцент. Видимо, это было важно для него. — Тельши научил нас строить корабли. Помог выжить на этой земле. А ещё, мистер Андерсон, только он может спасти моего отца.
[indent] Всё это — не сводя глаз с Хасты и более ни на миллиметр от неё не отодвигаясь. Лишь затем мальчишка осторожно встал — ноги его при этом предательски дрожали — и, пошатываясь, пошёл в сторону Маури. Ружьё он оставил лежать там, где оно упало: тоже где-то у Хасты под лапами.
[indent] Мужчина оставался предельно напряжён и крепко вцепился в охотничий ствол, словно тот автоматически ограждал его от любой опасности и придавал значимость. Он следил сразу и за действиями Маури, и за перемещениями Матавар, её брата и Нессель, готовый в любой момент их остановить.
[indent] Тем временем, мальчишка оказался лицом к лицу с Маури. Морок того был столь высок, что приходилось задирать детскую головку, чтобы увидеть эти желтовато-медовые глаза. Совершенно не человеческие, если приглядеться.
[indent] — Меня зовут Уилберт Хоу. — Храбро начал мальчик. Голос был тонюсенький. И оттого смешнее было, что говорил он важно и пародируя, очевидно, отца, привыкшего со всеми говорить по-командирски. — Тельши сказал мне, что он нам поможет. Помощь — это ты? — Уилберт подозрительно прищурился, помолчал и с сомнением продолжил:
[indent] — Мой отец — бывший охотник Джонатан Хоу. Он один из тех, кто помогал строить корабли, на которых мы покидаем Остров. Но нашу семью отказались брать в плаванье. Он и другие жители устроили митинг перед зданием Гильдии. Мистер Раш — один из охотников — сказал, что подумает и попробует что-то сделать. Переубедить остальных. Отец решил отпраздновать вместе с остальными. А сегодня он уже за решёткой. А Гильдия готовится к отплытию. Ты волк. Ты же чуешь подвох?
[indent] Уилберт по-мужски, уверенно, но по-детски доверчиво протянул Маури маленькую ладошку, точно предлагая скрепить договор:
[indent] — Волки же тоже убегают с Острова. Это твоя стая? Что, если мы поможем с кораблями? Ты поможешь мне?
[indent] Предложение было такое простое. Так легко было принять его от двенадцатилетнего пацана. Но сколько нюансов, недомолвок, странностей, несостыковок в нём было. И что насчёт того мужчины, чьё ружьё прямёхонько целилось в лоб Маури?
[indent] Тут из леса выбежала девчушка. Совсем мелкая, не дашь и шести лет. Она со смехом налетела на Андерсона, вцепилась в него маленькими пальчиками, вынуждая в растерянности опустить ружьё и уставиться себе под ноги. Момент для нападения очень хороший: атакуй Матавар с Нессель сейчас, у мужчины не будет и шанса. Он и девчушка валькириям точно две зубочистки. А из леса к ним спешит запыхавшаяся женщина. Она встревожена, у неё явно важные новости, она зовёт мужчину и мальчика и хочет что-то сказать, но воздуху не хватает.

У Матавар и Нессель последний шанс атаковать Андерсона. Маури должен принять или отклонить предложение. Хаста может вмешаться или в нападение, или в разговор (она находится между Маури и Матавар).

GM-Saf

+1

190

Не останавливаясь, не сомневаясь, Матавар всё ближе подходила к человеку, не сводя с него пристального взгляда и сконцентрировав, кажется, на этом двуногом всё внимание. Мысленно она расценивала силу, с которой нужно было прыгнуть, тело - пружина, что способно извернуться от пули в любое время, в мыслях - убийство, крики, кровь, в теле - подавляемое желание сорваться и побежать, прыгнуть и вцепиться в горло, отвлечь на себя внимание и посмотреть на то, как один из волчьих врагов упадёт, побеждённый. А затем можно будет приняться за мальчика. Глаза блестели, предвкушая пир. Интересно, но мне никто не говорил, можно ли их есть? Я вижу в них мясо, интересно, какое оно на вкус? Общество, по большей части, вещало о том, что Город - страшное и опасное место, что люди - враги, собаки - прислуга, не достойная внимания и уважения, но почему никто никогда не сказал ей, каковы люди на вкус? Нормально ли попробовать их? И осталось ли вообще понятие "нормальности" в мире, что собирался совсем скоро погибнуть? Матавар не знала этого, она прикидывала различные мысли, то усиливая, то подавляя своё чувство голода, но совершенно никак не воздействуя на внутреннюю агрессию и злость. Мальчик точно будет моим, если им не займётся Хаста. Уступлю, только если у кого-то глаза будут гореть сильнее, а слюни будут течь нескончаемым потоком. Тогда я пойму - ему нужнее. Краем глаза Вар следила за братом. Они двигались в такт и отличие их было лишь в том, что шаг волка был шире, движения более плавными и уверенными, он шёл так, словно уже всё решено, в то время как Вар выглядела осторожной и только казалась выглядеть столь же решительной. Всё же в голове её было много мыслей, вопросов, что стесняли движения. Волчица старалась подражать брату и угадать его мысли: каким будет наш первый ход?
- Нет нужды сражаться. Никому, - голос резанул по ушам; оказывается, было очень тихо. Голоса вокруг были не чьими-то репликами, а собственными мыслями. Такими громкими, перекрикивающими друг друга и словно бы принадлежащими не одному волку, а нескольким. Каст остановился. Матавар вместе с ним.
Говорил Маури. Выглядел спокойно, голос такой же. Но какие же странные слова он говорил! Не драться, договориться, не убивать - что за чушь он несёт! В груди волчицы был диссонанс: с детства её натравливали на двуногих и порицали любые вопросы и сожаления в их адрес, любые попытки понять, а почему же они так плохи? Страшные сказки, байки, слова уважаемых волков - это всё так сильно впечаталось в сознание, что иного выбора, кроме убийства, просто не могло быть. И вот Маури говорит не делать этого. Сказать, что в груди Матавар было смятении и замешательство - ничего не сказать. Внешне она выглядела сосредоточенной, но не удивлённой. Только брови нахмурила, обернулась немного и полубоком следила за Маури, не выпуская из внимания человека. Волк был в мороке. Вар не часто видела это, посему боролась с желанием повернуться полностью и рассмотреть получше, но держалась. От внимания не ускользнул боевой настрой Хасты, её взгляд на мальчишку. Внутренняя ухмылка. Вот с кем мне нужно будет побороться за мальца. Приятное впечатление, Хаста. Молодец.
Выслушав волка, человек заговорил. Ох, его голос... он был подобен осколкам, что налетали на тело со всех сторон, как дротики, и разливали по телу наслаждение, возбуждение и нетерпение. Не сорваться было сложно. Но нужно было держаться, несмотря на желание. Я не могу подставлять других. Не знаю, к чему может привести моё безрассудство, но вести к гибели кого-либо я совершенно не хочу. Всё же найти "своих", найти Нессель (живой!), так и не успев поговорить с ней, почувствовать запах дома, некогда родного и близкого, а сейчас разрушенного, окунуться в сладкие воспоминания - эти тайные желания были превыше всяких кратковременных удовольствий.
Отступая от мира внутреннего, мира чувств и мыслей, волчица заметила, что между мальчиком и взрослым возникли несогласия. И что это за Тельши такой? Появилось стойкое чувство, что Вар до этого жила в норе и никуда совершенно не выходила. Разберусь с этим.
Когда человек покрепче ухватил своё ружьё, это стало сигналом к тому, чтобы вновь продолжить движение. Ты роешь себе могилу, глупый. И никакая палка тебя не спасёт. Сожру, но не выпущу. Движения стали отрывистыми, тело сильнее прижато к земле. Шаг за шагом. Шаг. И остановка. Ситуация становилась напряжённее. Из груди Каста было слышно подавляемое утробное рычание, что напоминало хрипы или кашель. Ему, оказывается, тоже было нелегко держать дистанцию.
Переговоры не прекращались. Матавар видела, как мальчик протянул руку, и как высоко задирал голову, она не чувствовала опасности в нём, это маленькое слабое неуклюжее тельце, а потому большую часть внимания сосредоточила на взрослом мужчине. Когда до ушей донеслись слова о кораблях, выражение её морды сменилось, и нельзя было точно сказать, что это: смятение, надежда или обида. Но слова эти она хорошо услышала.
- Это твоя стая? Волчицу передёрнуло, но после пришло осознание, что так и есть. Мы были одни всего несколько месяцев, почему тогда кажется, что мы не виделись несколько лет? Свободная жизнь - это интересно, но кажется, Матавар пока была не готова отправиться в свободное плавание, так как, обретя новую стаю, почувствовала то душевное спокойствие, которого в последнее время так не хватало. Чувство, что всё встало на свои места, кусочки пазла соединились, подошли идеально, и теперь картинку удалось собрать полностью. Что, если мы поможем с кораблями? Ты поможешь мне?
И как бы ни был интересен ответ, как бы ни хотелось услышать, к чему приведут переговоры, но кто-то приближался. Тоже человек, запах сладкий, появится совсем скоро. Мгновение - ещё один ребёнок, но отличается от предыдущего. Её смех был как краткий возглас соловья, который начал свою трель, но не успел закончить: удушила кошка. Глаза жадно следили за ещё одной ходячей беспомощностью, урчание в животе усилилось, появились спазмы. А эту? Эту хотя бы можно? Я отдала бы мальчика Хасте, нам всем бы хватило, все бы остались довольны. Взгляд загребущий, из пасти течёт слюна, Вар была опьянена запахом маленькой девочки, скребла когтями землю. Каст видел, он подошёл, схватил за загривок, не больно, но ощутимо, прикусил сильнее, сказал успокоиться. По телу самки пробежала дрожь, словно её ущипнули. Неприятно, но терпимо. Попыталась вывернуться и прикусить старшего. Тщетно.
К ним спешил кто-то ещё. Ветер донёс запах, и теперь "человечиной" воняло всюду, запах невозможно было чем-либо перекрыть. Слишком много людей в одном месте для тех, кто видит их впервые. Слишком сильные чувства в груди, слишком затуманены мысли пьянящим ароматом, реальность будто бы пытались поменять на альтернативную, но волки стойко держали руку, которая сменила бы им эту картинку.
Хотелось ли напасть? Несомненно. Хотелось ли убить? Ответ очевиден. Но они не двигались. Брат с сестрой бездействовали, ждали появления нового человека, им было интересно, а что же дальше? Сложно сказать, что подействовало на Каста, почему он принял решение не нападать, но насчёт Матавар всё было более-менее ясно: у Маури был план, он не просто решил действовать наугад, а явно преследовал какую-то цель. Не думаю, что про Тельши можно сказать вот так просто. Не думаю, что это пустые слова. Мальчишка же его понял. Ещё Нессель... она остановилась, не продолжила нападать, прислушивалась к Маури и было видно, что она ему доверяет. Если верит Нессель, придётся поверить и мне. Кто знает, может быть, это он её спас? Или же они просто встретились? В любом случае, я благодарна ему за то, что он помог ей выжить и добраться сюда. Спасибо, Маури.
Дыхание выровнялось, движения стали расслаблены. Они не теряли бдительности, но смогли взять себя в лапы и не поддаться голоду и желанию, навязанному из детства. Каст положил свою голову на макушку Вар, они оба внимательно смотрели на взрослого человека, ожидая появление нового.

+2

191

Встреча волков и людей редко приводила к чему-то хорошему - эту простую истину Маури уяснил еще с тех времен, когда жил в Городе, окруженный кольцом высоких стен, ранее казавшихся несокрушимыми. Бурый никогда не относился к двуногим с ненавистью, но, вопреки ошибочному мнению, доверия к ним тоже не питал. У него было несколько друзей в Городе. Не только люди, но другие звери - волки, собаки, кошки и даже помойные крысы. Кто-то скажет, что дружба с ними не ведет ни к чему хорошему, что это низость, недостойная хищника, но Мао знал, насколько ценны такие товарищи. Крысы всегда обо всем узнавали первыми, информация передавалась со скоростью, на которую не способны даже птицы. Они предупреждали об опасности, знали, где есть свежая еда, и самые защищенные точки для диких зверей. А еще... они очень хорошо знали людей. Маури никогда не стремился к крепким узам с двуногими. У него был Тельши, и его вполне хватало для того, чтобы обеспечить скромные потребности переярка в общении. Именно Тельши рассказал о людях всё, что знал бурый. О людских чувствах и страхах, о мечтах и надеждах, о семейных узах и дружбе, о черной ненависти и бесконечной любви. Еще тогда Мао уяснил - люди были не хуже и не лучше волков, все они, по сути, преследовали одни и те же цели - обеспечить себя пищей, водой, потомством и защитой. Вражда между хищниками и охотниками была вызвана конкуренцией, а превратилась в злобу, лишенную каких бы то ни было оснований. И в волчьем племени, и среди горожан, ходило так много слухов, легенд, баек и придуманных историй о своих противниках... От правды давно остались лишь обрывки.

Маури внимательно следил за всеми присутствующими. Он не доверял вооруженному мужчине, но сейчас своим сородичам он не доверял так же сильно. И человек, и волки, могли броситься друг на друга, превратив это место в бойню. Матавар, её брат и Хаста выглядели чрезвычайно агрессивно и уверенно... Наивные. Если человек умеет пользоваться ружьем, он легко пристрелит минимум одного. А, если верить Тельши, ружьем арсенал человека обычно не ограничивается. Мужчина дилетантом не выглядел, и, скорее всего, знал, что делал. У него наверняка с собой был охотничий нож, люди не так слабы и наивны, как умают звери. И Матавар со своим братом, практически разрывали себе могилу, подбираясь ближе. Волк может быть очень быстрым, но пуля всё равно быстрее. И, чем ближе цель, тем легче в нее попасть...

Слегка нахмурившись от ответа мужчины, Маури мысленно чертыхнулся. Что люди, что волки - все консервативные упрямые бараны, которые не пытаются мыслить шире и искать выгоду от сотрудничества. Матавар и Хаста истекали слюнями, забывая о том, что люди - их единственный шанс убраться с этого Острова и спасти не только свою жизнь, но и жизни близких. Люди, которые терпели набеги хищников и не могли далеко отходить от Города, испытывали нехватку пищи. Волки до сих пор могли охотиться, и сейчас, когда у Гильдии почти не осталось припасов, прибегнуть к помощи настоящих хищников было бы как нельзя мудрым решением. Однако ни волки, ни люди, не стремились к сотрудничеству. И сейчас волки были в наиболее отвратительной ситуации. Даже если убить всех этих двуногих, они лишь потешат свое самолюбие. Люди-то потом все равно уплывут, а звери останутся тонуть вместе с этим богами забытым Островом. Вздохнув, и собираясь что-то ответить мужчине, Маури перевел полный надежды взгляд на Нессель. С ней он общался больше всех, и надеялся на ее благоразумие. Возможно, она сумеет успокоить своих друзей. Впрочем, уже когда Мао открыл было рот, собираясь что-то сказать, мальчишка подал голос, в корне изменив ситуацию.

Когда ребенок подошел ближе и начал свою речь, Маури чуть улыбнулся и присел, чтобы их глаза находились на одном уровне и собеседнику не нужно было слишком сильно задирать голову. Они были равны, во всех отношениях, и бурый не собирался как-то подчеркивать свое превосходство. Тем более, теперь они оба были более сложной мишенью для агрессивного горожанина.
- Очень приятно, Уилберт. Меня зовут Маури, - внимательно вслушиваясь в слова собеседника, начал волк. Он уже очень давно не разговаривал с людьми, и немного отвык от этого. Тяжело было подобрать слова так, чтобы не навлечь на себя агрессию. В конце концов, хоть сейчас и воцарилось относительное перемирие, сражение могло вспыхнуть резко и неожиданно. Маури готов был к бою, но очень надеялся, что его удастся избежать.
- Единожды пообещав помощь, Тельши не бросает слов на ветер, и не берет их назад. Думаю, наша встреча была не случайной, нас всех, тем или иным способом, он столкнул между собой. То, что случилось с твоей семьей - несправедливо и неправильно. Каждый горожанин в равной степени заслуживает право на жизнь и свободу. Оно едино и для волков, и для людей. Тельши хорошо это знает. Ему сложно мириться с такими несправедливостями. Мне тоже. Всё, чего хочу я - безопасности для моих друзей. Все мы сейчас в одной лодке, в одном положении. Я постараюсь тебе помочь. Тебе, и твоему отцу.
Пожимая мальчишке руку, Маури хорошо знал, что развеет тем самым морок. Это не было большой потерей, его можно было наложить вновь. Рукопожатие - жест дружелюбия, и бурый не мог его проигнорировать. Иллюзия рассеялась в тот же миг, когда руки человека и зверя соприкоснулись, и в следующую секунду перед ребенком сидел волк, а его лапа лежала на детской ладони. Маури прекрасно чуял и слышал, что к ним приближаются еще люди, но слегка успокоился, увидев, кто именно к ним пришел. Бдительности он по-прежнему не терял, и оставался напряжен, как струна, но люди этого все равно не заметят. Любое неосторожное движение - не важно, от Уилберта или от мужчины с ружьем, и Маури отскочит в сторону. Не стоило забывать о том, что за всем происходящем наблюдала маленькая птичка, которая готова была подать сигнал, если заметит малейшую угрозу. К примеру, блеск серебристого лезвия охотничьего ножа...

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Запад Острова » Городские поляны