Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:

Король Лев. Начало



Наша группа ВКонтакте

Акция: задобри Лиса!

Обновления декабря:
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Добро пожаловать на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.


Игровой сезон "В сонном царстве теней"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Вечный лес

Сообщений 41 страница 60 из 118

1

http://s1.uploads.ru/i/IFAye.jpg

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Сухая поляна
Юг | Болотные топи, Змеиный кряж
Запад | Медвежьи холмы
Восток | ---

0

41

Странные животные, эти волки... Они не самостоятельны, зависящие друг от друга существа, которым чуждо одиночество, для которых единение с собою- это гибель. Эти звери всегда шли гурьбою и в этом их сила. Стая птиц, косяк рыб, стадо диких лошадей или стая волков... Чем больше- тем страшнее, тем сильнее их воля и тем мощнее их удар.
Хгар знал это, Хгар почувствовал, что волки заметили его, однако сам не подал виду. Запах мяса тут же отошел на другой план, лишь стоило пятнистому вдохнуть волчьи запахи и понять, что звери практически окружили его.
Но волки были умны... Лишь некоторые стаи, что видел Безликий, решались слепо нападать на чужаков. Слепа нападать, получать ранения или даже погибать, просто из-за того, что в крови их пылал огонь. Глупцы...
Но эти белоснежные странники были не такие.
Зоркий остановился и демонстративно поднял свою морду к животным, ведь они могли видеть его, а он их... Пристальный взгляд обвел каждого из волков вместе, а затем останавливаясь на их мордах по отдельности. Здесь были две молодые самки, чей разум был еще не настолько глубок, однако чье сердце пылало молодостью и отвественностью. Насколько знал волков Хгар, то эти белошкурые ныне проверяли свои территории и задача их- караулить и подстерегать тех, кто решает пересечь границы. Вот только знают ли эти молодые самки, что не ровень волку рысь? Хотя, если отметить их вздыбленные холки, то можно сказать уверенно- нет, не знают.
А вот на старом самце Безликий остановился и даже повернул к нему морду, вовсе игнорируя молодых патрульных. Этот старец доживал свою бурную жизнь хромая на передние лапы, имея пелену слепоты на глазах. Однако его разум и нюх работали все так же исправно, что стоило отдать должное. Белый волк привлекал к себе внимание Рыси, шумел и всем видом не скрывал себя.
- Правильно...- подумал про себя Зоркий и улыбнулся старику, пусть тот и не рассмотрит кошачьей улыбки.
Из чащобы из лесной, придёт охотник за тобой.- Мягко растягивая слова сказал кот.- Нет незаметных волков, есть только незамеченные. Но каждого из вас рысь сегодня видит.
Серебристый кот остановился и сел. Нападут? Он разорвет их тела как следует, перед тем как издохнуть...

+1

42

офф: что-то медленно как-то выясняем отношения, не дождалась, начинаем играть.

Вечернюю тишину нарушил пронзительный, громкий клекот птицы, чья тень обрисовалась высоко в небе и скрылась средь облаков. Неизвестное пернатое животное высоко в облачной синеве нарезало внушительные круги, то исчезая в пушистых облаках, то появляясь вновь, но за дальним расстоянием разобрать кто это, не представлялось возможным. Покружив минут пять, птица начала спускаться, а круги становились меньше, по мере снижения размер и размах крыльев данной особи, любому живому существу показались бы адскими.

Фриса

Отредактировано Game Master (2013-04-17 19:08:40)

0

43

Напряжение, сладостное ожидание скорого боя, возможной крови, что прольется на эту землю... Всё это будоражило, будило ленивый, притупленный безмятежным вечером разум. В глазах обозначилась искорка, что должна была перерасти в азарт боя. Но не суждено ей было: на сцене появился еще один актер, а после вступила Лотос. Не понравилось Ли поведение её сородича, но промолчала, не до разборок между своими было. После она ей тягуче, медленно выскажет свои претензии. Коли выживет.
А жить Ли хотелось. Очень хотелось. Потому-то и послушалась, оставаясь на месте и переводя внимательный взор со старика на зверя, старательно игнорируя вторую патрульную, стоящую рядом. От Лотос беды, подвоха какого не жди - своя. А вот что Хааген выкинуть может - неизвестно. Славился непредсказуемостью старик, да и весьма своеволен был. Вон, как Лотос к нему: что вы тут делаете, ла-ла. Ли чуть нахмурилась. Вот правда, куда понесла его нелегкая?
Но, судя по всему, рыси такое отношение нравилось. Сел, речи говорит. Любопытно. Ли даже расслабилась немного, но, как выяснилось, зря. Птичий клекот резанул по ушам, разрушил хрупкую тишину, а после - заставил волчицу инстинктивно вскинуть морду к небесам. Там, за древесными кронами и переплетением ветвей, в облаках, парило нечто действительно крупное. И это нечто медленно снижалось, уменьшая круги. И размеры...
- Внушают уважение, - продолжила мысль вслух, отскакивая ближе к стволу дерева. Всё-таки не на открытом поле, а в лесу находятся; чтобы такое пернатое создание маневрировало среди ветвей свободно - не бывать этому! Мигом крылья переломает. Ли выжидала. Не знала, если честно, что именно ей делать и как быть. Как говорится... К такому жизнь её не готовила.
И рысь, и старик были забыты. Существовала сейчас напарница, да непонятно откуда взявшаяся птица, поражающая своей величиной. Ли затаила дыхание. Ну давай же, спускайся. Как не велик небесный хозяин - на земле он уязвим. А уж если в заросли заманить... Ли еле сдержала нетерпеливый возглас.

+2

44

Снег захрустел по чьими-то лапами откуда-то сбоку, и по запахам, что доносились с той же стороны, старик узнал первородную Лотос. Волчица тревожилась, заговорила тихо, то ли желая вразумить Хаагена, то ли убедиться самой в том, что седой не совсем еще выжил из ума и знает, что делает.
- Опасно не одиночество, опасно присутствие, - спокойно, но достаточно громко говорил Хааген, продолжая трапезничать мышью, даже не поднимая взгляда на Лотос. А что ему на нее смотреть, все равно ведь увидит лишь размытый белоснежный силуэт.
- Или ты страшишься присутствия в одинокой тишине? Но ведь даже самая большая и черная тень может оказаться твоей.
Ход мыслей Зрячего нарушил голос рыси, мягкий, спокойный и в тоже время уверенный. Кот уже не охотился, он, по-видимому, заинтересовался волками, вот только речь его походила больше на угрозу.
- От зоркой рыси нечего прятаться, так же как и гостю негоже хорониться от радушных хозяев.
Нет, крови здесь не будет. Не позволит Хааген волчицам с ним драться, прогонять с земель. Старик понимал, что поступает, как наивный глупец, но еще он знал, что без доверия не бывает доверия. Белый поднялся и, хромая, сделал несколько шагов к рыси, сокращая между ними расстояние. Его глаза пытались рассмотреть кота: пятна, кисточки на ушах, мощные большие лапы, насмешливый взгляд. Вся картинка была скрыта белой, полупрозрачной пеленой, однако разглядеть черты Хгара удалось. Волк принюхался, пытаясь понять, откуда зверь пришел сюда, почуять его внутренние переживания.
- Тебя не тронут здесь, - взял на себя ответственность бывший воин, - Если не будет на то причин. И я уверен, что их не будет.
Самое время вопросов, но задать интересующиеся любопытный старик не успел. Уши волка заходили по сторонам, Хааген вдруг опустил голову, смотря себе на лапы, напрягал слух и свои чувства. Он не мог видеть огромную птицу, но мог ощущать ее присутствие, чувствовать ветер от ее огромных крыльев… И его это пугало.
- Лотос, что это? – не отрывая слепых глаз от своих лап, спросил старик.

+1

45

Лотос не всегда понимала рассуждений Хаагена. Не потому, что он говорил ахинею (по словам некоторых первородных), просто она сама до слов его ещё не доросла. Что же, к чему торопить события? Время придёт – волчица всё осознает. Однако… то, что она не до конца улавливала смысл сказанного матёрым старцем, не преуменьшало её желания того защищать. Когда то он браво сражался за земли, за своих сородичей! Сражался, оставляя о себе, как о противнике, лишь уважение и трепет врагов… Чувство того, что сейчас она, уже выросшая волчица, должна при случае защитить его – мелькало в голове. Рысь также не удержалась от комментариев и, не пытаясь больше прятаться, Лотос выпрямилась, но с земли не вставала. Навострив треугольные ушки, волчица, чуть сощурившись, оглядела кошку.
Вдруг Хааген встаёт с места и неспешно сокращает расстояние между собой и рысью, чуть прихрамывая. Тут же Лотос молнией подскакивает с земли и догоняет старика, аккуратно подходя к нему и взгляда с опасной кошки не сводя. Предоставив шанс говорить старику, волчица лишь одёрнула уши чуть назад, осведомляясь, всё ли там хорошо с Ли.
- Лотос, что это?
Она тоже заметила, но ответа пока не было. Вскинув голову вверх, волчица с глазами цвета моря отчаянно осматривала небо. Лишь секундой спустя таинственный силуэт птицы, медленно приземляющейся, стал виден. Развернувшись к тому месту, откуда они с Хаагеном только что вышли, Лотос заметила её. Остолбенела.
- Н-не знаю, - тихо ответила она, непроизвольно отступив назад и чуть задев задней частью тела бок старца, но этого не заметив. – Это птица. Птица, но… Хааген, я не знаю, что это за птица! Она не с наших земель, у нас не таких, - приостановилась на секунду Лотос, - огромных… - последняя фраза была сказана почти шёпотом и хищница непроизвольно прижала уши к голове, едва заметно хмурясь.

+1

46

Ниже, ниже, ниже спускалась пернатое создание. Тень равномерно ложилась на землю. Вот уже стал виден не только силуэт величественного, гордого и свободного сына поднебесной дали, но и его крупный, почти сказочный, размер. Маленькие пронзительные глаза, темного синего цвета, изучающе глядели на собравшихся, пытливо и выжидающе. Снова воздух поколебал птичий клекот, звонкий, гулкий и тягучий, такой от которого мурашки могли бы пронять живое существо до самых костей. Стало слышно шуршание крыл, разрезающих воздух. На минуту повисла тишина, а вслед за тем, неведомая черная птица спикировала на землю, да так стремительно, что ее "бросок" напоминал вспышку, уловить взглядом возможно, а избежать - нет. Цепкие, длинные, крючковатые когти вцепились намертво в тело юной волчицы, что замерла рядом со старым волком, оставляя в шкуре жертвы не большие но раны, из которых тотчас стала сочиться кровь. Издав клич, пернатый "Бог" стремительно взвился ввысь, покружил над толпой животных недолго, посверкал умными, изучающими глазами, и полетел к горам унося в своих "объятьях" добычу

------ >> Болотные топи.

Фриса

+1

47

Странно было видеть, однако кот хорошо уловил некоторые возникающее недоверия меж волками. И пусть были они из стаи одной, но не были едины подобно одному организму. Одна из волчиц была здесь черной каймою в отношениях, не верила она ни старику ни состайнице. Но не касались эти отношения кота. Касались его лишь речи адресованные в сторону его же.
А матерый явно улавливал ход мыслей рыси и был им под стать. Коту нравилось это размеренное поведение, уверенное всего и без признаков нервозности. Он явно располагал к себе даже того, кто не имеет отношение к псовым.
Вот только идилию эту нарушил клекот в небе, что заставил всех вскинуть головы к синеве. Огромная фигура рассекала воздух издавая вопль, от которого сердце замирало. Это был не орлан и не какой-либо гриф, слишком внушающими были размеры небесного гостя. Он был опасен, он был воинственен и он знал это не скрывая. Аура, что исходила от незванного гостя была знакома Коту. Аура хищника, который видит жертву. Сейчас этой жертвой были собравшиеся в этом лесу.
Тварь снижалась, волки заметили ее так же хорошо. В их сердцах поселилась неуверенность вызванная незнанием. Теперь все присутствующие были всего лишь добычей в глазах пятого и, как ни крути, однако земных тварей это сближало.
Все ниже и ниже спускалась неведомая тварь. Все сильнее и сильнее становился страх. И пусть глаза его велики, но не спроста бояться начали все звери. Страх сковывал, заставлял остолбенеть, приковывал к земле всех и каждого. С восторгом, восхищением, трепетом и уважением следил Рысь за стремительным рывком. И время будто бы замедлило свой ход и видел Хгар хищный блеск голубых глаз птицы, чувствовал тот хруст суставов и натяжение мышц на ее лапах, когда расправила тварь свои когти, слышал гудение ветра в хищных крыльях.
- В сторону!- лишь успел выкрикнуть пятнистый, как цепкие лапы уже обхватили хребет волчицы, а ветер уже начал визжать под натиском мощных крыльев, поднимая белую жертву ввысь. Это все, что успел выкрикнуть кот перед прыжком, в котором было больше негодования и сожаления. Эти волки не напали и сохранили рыси жизнь, хотя каждый из них имел право попробовать его крови. Эти волки отнеслись к нему с уважением и теперь он должен им одну жизнь- свою, так велит незримый Бог.
- Рысь должен вам свою жизнь. Рысь отправится за птицей, если белые волки попросят об этом.- опустив морду к псовым сказал Хгар.

+2

48

Они оказались слишком на виду. Даже переплетение ветвей не спасло их от острого взора и точно таких же когтей. Ли невольно, в глубине души обрадовалась, что жертвой стала не она: птица выбрала своей добычей Лотос, что стояла ближе к старику. Кстати, выбор был весьма странный: на месте пернатого Ли сцапала бы зверя постарше да покрупнее, но при этом - слабее. Впрочем, не слишком важно: вон, разрезает крыльями воздух, рвет облака, летит в сторону гор, гнездо там у него, может..?
Нужно было торопиться, а в голове у волчицы обреталась мешанина мыслей и чувств. Обрывочные воспоминания того, как всё произошло, слова, что звучали сейчас - всё это толкалось, суетилось и мельтешило, мешало. Следовало бы отвести старика в лагерь, предупредить всех, а только потом - нестись за пернатой тварью. Но ведь могло быть уже поздно. Черт его знает, что сейчас с белой.
Ли не умела проявлять инициативу, особенно, когда рядом есть кто-то более опытный и старший. Поэтому волчица лишь выпрямилась, переступила с лапы на лапу и вопросительно уставилась на Хаагена, отмечая мысленно, что коли рысь отправить за птицей, то это будет неплохим выходом из сложившейся ситуации. Можно было бы проводить старика до лагеря, а после помчаться на выручку к рыси и Лотос. Но соображения свои Ли пока оставила при себе: даже тот факт, что следует торопиться, не сильно-то растормошил её неспешное, медлительное сознание.
- Лотос в когтях у птицы, - понимание того, что старик почти слеп, пришло с опозданием. Ли некоторое время молчала, потом качнула головой, - выручать надо.
Озвучивать всем понятные истины - что может быть бессмысленнее? Но фраза так и рвалась с языка, вот первородная и не стала её удерживать. Теперь оставалось лишь ждать, переминаясь на одном месте и мысленно моля Антея защитить его белошкурую дочь.

+1

49

Голос Лотос был неуверенный, в нем слышались и ужас и страх. Хааген почувствовал, как теплый бок волчицы касается его, и тут уже седой осознал всю серьезность ситуации. Гордая первородная, никогда не отступит перед опасностью, если только это такая опасность, от которой нет спасения. И Лотос отступала, а старик смотрел себе в лапы, слушая угрожающие звуки – взмахи огромных крыльев.
- В сторону! – выкрикнул незнакомый кот, и тело волка инстинктивно дернулось в сторону. Но он теперь не чувствовал больше тепла Лотос, лишь сильный ветер трепал белую шерсть. Седой остановился, задрав к небесам морду, он видел птицу исполинских размеров, он видел ее тень, которая никогда не будет его, он видел перед собой врага.
- Лотос? Ли? – позвал Зрячий состайниц, не понимая еще что произошло. Глаза высматривали белых волчиц, нос напряженно и быстро вдыхал запахи, витавшие в округе. Но перед глазами был только один силуэт.
- Лотос в когтях у птицы. Выручать надо.
Хааген видел много смертей. Многих из тех, кого он воспитывал, «ставил на лапы» - уже не было в живых. Лотос он знал еще щенком, он помнил, как она родилась, как глаза ее горели азартом и стремлением к новому, и, хоть и жизнь ее выдалась тяжелой из-за потери обоих родителей, но волки стаи всегда подставляли ей свое плечо, все старались, что бы молодая волчица чувствовала себя увереннее с ними. Хааген хорошо ее знал, когда она родилась, он был уже взрослым самцом, что обязан был охранять покой каждого щенка стаи. А что теперь? Не выручит? Не поможет? Ничего не изменилось!
- Рысь должен вам свою жизнь. Рысь отправится за птицей, если белые волки попросят об этом.
Слова незнакомца удивили Хаагена, но на эмоции не было времени, и старый волк лишь прижал уши к голове. У самца складывалось впечатление, что сейчас все зависит от его решения, казалось, что и рысь и Ли ждут его слов и указаний.
- Мы все идем.
С этими словами Зрячий быстро побежал в сторону, в которую унеслась огромная птица. Он не хромал, не жалел своих лап и старых костей, он боялся, что потеряет черную тень из вида, оборвет нить, по которой можно выйти на след состайницы. И жалел, что птица не схватила его самого. Своей души было не жаль, он многое сделал в жизни чтобы его помнили еще долго, а вот Лотос… Волк верил в ее яркое светлое будущее, не лишенное побед, и смерть не была в планах.
«Не сейчас».

>Болотные топи

+2

50

Смольная птица просто кружилась над подобием поляны, окружённой деревьями, покрывая адским размахом крыльев её всю. Зрачки в ужасе сузились, ибо бороться против такого охотника, было пустой тратой сил и времени: с одного удара клювом он наверняка пробьёт и бараний череп, что уж о волчьем говорить.
Всё, что оставалось Лотос – замереть. Она не знала, что делать в данной ситуации, даже будучи волчицей весьма сообразительной. При бегстве шанс, что тебя схватят - куда больше. Скрыться меж деревьев, разве что? Но на это ей не хватит времени, ведь с собой необходимо было укрыть ещё и Хаагена (уж если спасала Лотос, то не только свою шкуру). Челюсть слегка отвисла в немом вопросе. Судорожно белоснежная волчица сопровождала медленно снижающийся силуэт птицы зрачками, боясь моргнуть и даже на секунду упустить несущий опасность субъект из виду.
Однако уже в следующее мгновенье волчица осознаёт, что птица не просто двигается быстрее: она начинает снижаться в паре метрах от неё, да с такой свирепой скоростью, что даже при большом желании волчица не успела бы сбежать. Единственное, что успевает тёмноглазая – напрячься и непроизвольно как-то ощериться, как громадный небесный охотник уже впивается когтями в спину и бока. Короткий вскрик доносится из глотки Ло, после сменяясь уже протяжным и долгим – захватчик резко поднимается в небо. Не закрывающая глаз, хищница видела с каждым мигом отдаляющиеся силуэты Старца, патрульной и рыси и старалась не терять их из виду, пока это не перестало быть возможным. После же, отчего-то, зажмурилась, ожидая погибели.
Дуновения. Ветер довольно ласково трепет удлинённую шерсть на шее, мягко, пусть и морозно, обдувая морду. Скукожившаяся, прижавшая лапы к телу, напрягшаяся, белоснежная волчица отваживается открыть один глаз. Тут же приходит осознание того, что она жива, но судя по боли в спине хищник, схвативший её – это вовсе не иллюзия. Быть поднятой за рваные раны от когтей - невыносимо больно. Челюсти сжались с огромной силой.  Хищница до сих пор не верит в происходящее. Однако не пересилив собственного любопытства, Лотос глядит вниз.
«О. Боже. Мой»
После, морда аккуратненько поднимается вверх. Раскрыв уже оба глаза, хищница глядит на грудную клетку огромной птицы, рассматривая её ближе и осознавая, что пытаться выбраться сейчас – бесполезно.  Невольно под мягкими порывами ветра тело расслабляется, отчего и боль от сжимающих её высокое, но худоватое тело когтей стихает.
«Проклятье… что же мне делать?» - обречённо вздохнув где-то в подсознании, волчица поникает головой, опуская взгляд вниз и хмурясь, раздумывая, ведь сдаваться так быстро – это не в духе Лотос.
А Пейзажи сменяются другими; под лапами свои милые, родные территории как на ладони…
Хищница не пыталась рычать, кусаться и гавкать. Лицо её постепенно приобрело бесстрастный оттенок. Пока она на территории этой птицы – в небе – она не сможет куда либо двинуться. При желании этот исполин её либо убьёт клювом, либо отпустит и она разобьётся.
«Не радужные перспективы».
Придя к мысли, что ничего более путного, кроме как ждать, что предпримит птица - в голову не пришло, волчица отвлекается. Взгляд глаз цвета моря опускается вниз. В тёмно-бирюзовых дисках отражается пекрасный лес, заснежанные всё ещё поляны и самое главное - солнце, клонящееся к закату. На мгновенье подняв взгляд, хищница чуть щурится - слишком ярко.

>>> Болотные топи.

+4

51

Рысь молча, без энтузиазма, холодно и сосредоточенно, глазами утонченного убийцы наблюдал за кричащей удаляющейся птицей. И пусть  в его груди уже зародился охотничий огонек, но внешне лишь зрачки Хгара сузились при взгляде на силуэт. Сейчас кот был лишь пешкой, которую забросили боги в самую гущу событий волчьих. Лишь пешкой, которая теперь могла подчиняться лишь времени, случаю, а так же всем троим волкам, ведь именно белые не позволили своим внутренним зверям вырваться наружу и разорвать серебристого на чати. Попробовать разорвать.
Стальной взгляд упал на самого старого и разумного из всех. Уж коли пятнистый дал слово защиты, то ежели примут его волки, то отправится он хоть в пекло самого ада. Но слово должен был дать старейший и мудрейший, пусть глаза уже и подводили его.
- Мы все идем.- и это была команда.
Старик начал движение будто старые кости его омолодились, а лапы вновь наполнились силою. И пусть старался он выглядеть как и раньше, могучим и выносливым, зрячим и храбрым, однако от былой физической оболочки не осталось и следа, ныне им двигал лишь неугасаемый и не стареющий дух. На мягкий губах рыси появился еле заметный намек на улыбку, уж больно нравился ему старец с молодою душой и , судя по всему, боги так же были благосклонны к хищнику, ибо не часто встретишь псового, что пережил рубеж девятилетия.
В пару-тройку прыжков Безликий поравнялся с Хаагеном, однако и ныне держался в метре от бока его, хоть краем глаза и посматривал в сторону старца, проверяя не требуется ли ему посильная кошачья помощь.
Начался путь.

-----Болотные топи

+1

52

СЕЗОН ОКОНЧЕН.

0

53

Лапы увязают в вязкой вечности. Я понимаю, что надо бежать.
Мы составляем движение этой планеты. Вечные странники. Я и моя безупречность. Мы живем в темных замках, хотя никогда в них не бываем. Мы короли своих замков! Но никогда в них не бываем. Подняты мосты и закрыты все двери. Нам нужен ключ, отворяющий все замки. Этот ключ - наше величие. Но величие подразумевает гордую поступь. Нет! Утеряли. Остается только тонуть, чувствуя, что в легких воздуха почти не осталось.
Вокруг слишком тихо, слишком спокойно. Пейзажи сменяют друг друга, но все одинаково серы. Солнце робко выглядывает из-за туч. Я шлю его к черту. Лучи света прокляли меня; лучи света жрут мою плоть. Не дает мне надежды на светлое будущее. Cветлое будущее! Смешно думать, смешно надеяться. Зато имеем полное право убого погибнуть, отчаянно молотя лапами землю. Земля ли породила нас? Так ведь не небо! Но ненавидим мы ее люто. Холодок бежит по телу. Только мотыльки стремятся к огню, чтобы опалить свои крылья и сгореть. Их называют безмозглыми, но кто знает, насколько возвышена мысль крылатого.
За свою жизнь мы встречаем тысячу взглядов, вглядываемся в тысячу чужих глаз. Вглядываемся, веря в существовании души и надеясь ее разглядеть. Да только без толку, не на что там смотреть. Давайте теперь и улыбки фальшивые принимать за чистую монету, и слова льстивые принимать в свое сердце с гримасой счастья на сморщенном лице. Эй! Все лгут! Я пообещал тебе не дышать, блошиная королева, помнишь? И что же? Вдох-выдох, вдох-выдох. И сердце бьется, чего его дери! А наобещал-то похорошеть к закату, и что? Я все так же не молодой.
На пороге в Вечный лес я почувствовал себя совершенно непригодным для существования. Мне захотелось сообщить об этом тебе, тут же захотелось, но показалось, что ты только этого и ждешь. Из-за желания во что бы то ни стало не потакать твои прихотям, я смолчал, хотя сомкнуть уже раскрывшуюся пасть почудилось мне невероятно сложным и потребовало немало усилий. Раздражаясь от одного только факта рождения и осознания, что я ничего не мог с этим сделать, я тронулся дальше. Все еще чувствовал на своей шее тяжелую цепь, клонившую меня к земле, но не так явно. Высоко вскинув голову, я ощутил свое превосходство, отчего даже малость расслабился. Я и моя безупречность снова сошлись, вгрызлись друг в дружку зубами и поклялись никогда больше не отпускать. Но клятвы – вздор, и я позволил себе улыбнуться молчаливым деревьям, встречающим меня угнетающей, клонящей в сон тишиной.
Еще чуть-чуть, и я понял: сколько бы я не двигался, я не продвинусь, потому что неспешно иду в никуда и взгляд целеустремленный не в силах что-то изменить. Почему-то остановиться в этой ситуации выглядел наименее привлекательным. Я сорвался с места и побежал. Зверю часто приходится бежать. За добычей, за счастьем, играя. Но я бежал просто так. Мне почудилось, будто это выход. Я даже не взглянул на тебя. Обещала полет – так лети же! А я поспешу за тобой. В лапах ныло, они казались ватными, но я продолжал бег. Жгло внутри одно только желание: оттолкнуться от земли, взлететь ввысь и вцепиться в солнце. Убить солнце! Погрузить в вечный мрак неприметные места жизни нашей с такими же неприметными личностями. Это глупо, но и они глупы тоже.
Я сбавлял ход, хотя даже не запыхался. Как я посчитал бег необходимым, так же я и потерял к этому действу интерес. Быстрее ли переставлять лапами, медленнее ли… Все равно не убежать. А вечность по-прежнему нас медленно топит. Вечность никуда не торопится, она очень любит себя. Наскучило. Мы заболели проказой.
- Остановись, птица, – начал я говорить впервые за весь наш путь, - мне сердце шепчет, будто прибыли.
Сердце, не разум. Разум придумали, его нет, а в существовании сердца я уверен. Разрежьте меня, там оно будет, обещаю. Но к чему обещания, если я буду мертв, а вы как прежде несчастны? Великая глупость и нулевое знание. Даже при таком раскладе нас не посещает мимолетное ощущение радости. Дурак в силах найти себе проблемы.
И из груди вырвался стон, как будто пронзили насквозь, а за ним полился длинный вой. Явись, Арбах! Мотыльки хотят убить свет.

+2

54

Как всегда, веками ничего не менялось, ты предана лишь только своим обычаям, ты предана только своей вере, только себе и только тому, что пообещало тебя согреть в конце лабиринта. Лабиринта? Да где же здесь извилистые тропы, ограниченные стенами? Найди и продемонстрируй нам, безмозглая женщина, где здесь хоть одно препятствие? К какому такому "теплу", скажи на милость ты так стремишься? Что за безумный король восседает на троне твоего нехитрого сознания? Что тебе вообще нужно здесь? И почему тебе, тупоголовой, не живется тихо и мирно, как всем остальным? Будь покорной сукой. Когда нужно - ублажай своего кобеля, а потом, когда срок наступает, приноси на свет своих слепых щенков, потом просто выкорми их и отдай на воспитание. Гоняйся за добычей, прогибайся перед матерыми генералами, плотнее, плотнее поджимай свой поганый хвост. Стремись к покою и равновесию.
А потом чудным образом окажется, что все это то, что любезно забрали у тебя. Потом окажется, что ты обменяла весь этот шлак будничной жизни на синее пламя, которое ведет тебя безустанно на плаху. Родимую плаху. Все там кажется родным и давно забытым. Бег твой лишь набирает новые обороты, а следующим номером нашей программы будет... Поаплодируй ему заранее. Скажи спасибо, за ту жертвенность. Давно подохла бы, если бы не его гадкий огонь. Ядовитый цвет, вырванный с корнем, больше не может найти источника, откуда бы насытился сам. Из тебя кто-то выжимает весь яд и только верный холодный ублюдок отнимает у ветра твои вялые лепестки и возвращает на место. Иногда даже может насытить. Спасибо ему. Но так ядовитый цвет недолго протянет. Приглашение выслано. Цвет сомкнул оковы на шее. Идем со мной, за ним.

Чудно. Всегда идешь немного поодаль, немного позади от него. Каннибал? Что же это? Как давно на устах чужих не звучало твое имя? Как давно на своих устах не прокатывался рокот забытых страданий? Сколько лет прошло, черт возьми, с тех самых пор, как мы сумели постареть? А стары ли мы? Насколько это возможно? Сумел бы ты дотащиться с дырявым брюхом и окольцованной шеей до рая? До рая? Простите, но мы кажется не туда шли...
Все мимо, особенно когда не задумываешься что под твоими черствыми лапами. А пейзаж все неизменен. Кажется, деревья зарятся на наши шкуры. Мху нужна наша кровь, он впитает. А птицам, черным птицам нужна наша плоть. И что, такова плата? Очень незатейливо, знаете ли. Когда ты соглашалась на нечто, тебе никто ничего не сказал, что станет с телом после прихода на место...
Во-от он, зыбкий рокот твоего гласа. Кто я? Правильно, верно все. И знаешь что? Знаешь что самое прекрасное? Даже не смотря на то, сколько осталось еще душ принести в жертву... кстати, число по-прежнему недвижимо, нам предстоит очень скоро променять свои полусладкие скитания на унылую сущность власти. Верно ли это? Нужно ли барахтаться перед наступлением неизбежности. Может быть все-таки стоит.
- А, ну чтоо же, хлад, кого мы ждем с таким треепетом в сердце? - низко голову свою опустила, смотришь земле в глаза, шагая чуть ближе к огню, - Его послал... пускай бредет быстрее.

Отредактировано Summersby (2014-08-13 17:53:35)

+2

55

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

56

--->> Вне игры

Они еще вчера выдвинулись в свое путешествие Волчьим Остром, чтобы услышит начало истории. Лисы не волки, передвигаться быстро не могут, да и зачем сильно торопится? У них еще есть время. Этот поход не только должен открыть лисью историю, но и помочь Альтрасту вернуть себя. Конечно, об этом Альт не говорил, ведь он сам при себе решил, что это важно и для него. Хоть он и вернулся в Сообщество, но восстановить и вернуть все на свои места оказалось сложнее. Лисы рады его возвращению, но в тоже время неоднозначно на него смотрят. Может это еще из-за того, что он свою же дочь изгнал? Пусть временно, но все же. В тоже время, Альтраст должен был показать, что никто не имеет права нарушать законы и наказание должны нести все, будь-то родственники лидера или же обычные лисы. Сообществу нужен новый толчок, чтобы оно не пропало.
Когда черный лис объявил о наборе отряда, он ожидал многих увидеть, но точно не ожидал, что с ним согласится пойти Церрит. Они все еще перебывали в тяжелых отношениях, да и Аиша, супруга Церрита (что многих продолжало удивлять, как так получилось)  ждет лисят. Наверное, для Альтраста семья важнее, но он бы не оставил свою супругу на последнем месяца. А может быть, Церрит поступает правильно. Ведь и Сообщество тоже важно, оно ведь тоже считается семьей.
Вторым вызвался Адлэр, лис, который не смог вернуть Пепельную домой. Да что там, даже родной отец не смог, а сейчас, в этом месяце, ей уже должен исполниться год. Тем не менее, этот лис начал выделяться и Альтраст к нему присматривался, стараясь понять, как к нему относится.
К нужному месту, троица лис решила идти через восточные земли, в частности через территории Пожирателей. Так было быстрее, да и сыграло роль то, что Церрит был. Он эти земли знал немного лучше, чем Альтраст, который уже давно не гулял по Волчьему острову. Они прошли земли в спокойной обстановке, останавливаясь только раз на ночлег и еще раза два, на обед.  И вот, они уже пришли к нужному месту. Оставалось пройти Вечный лес, после которого им откроется Сухая поляна, где и заканчивается их путешествие. Но сколько они не шли, а лес все не желал заканчиваться. Сначала ничего не вызывало подозрений, но чем дальше они шли, тем больше Альтраст начинал ощущать, что что-то здесь не то.
- Церрит, Адлэр, вам не кажется, что мы уже слишком долго идем по лесу, и он никак не заканчивается? – спросил черный лис, поворачиваясь к спутникам. – Вам не кажется, что мы стоим на одном месте?

+3

57

--->> Вне игры

Ø «Мир за гранью» Ø
Лисы вовсю смаковали и обсасывали возвращение Альтраста и тут же ознаменовавшее сие событие изгнание Пепельной. Волки носились с собственными напастями как то были отравленная добыча и нежданная бессоница, приправленные сверху очередными внутристайными проблемками. Всеобщий шум и трескотня доносились из каждого угла, днями и вечерами жужжа над ухом словно рой голодных комаров. Но боги всевышние, ещё никогда Церриту не было так наплевать на всю эту суету. Любые сплетни меркли перед изменениями, через которые совсем недавно прошла жизнь одноухого. Он стал мужем! И более того, скоро ещё и отцом станет! Конечно, после того как случай с Пепел успел поднадоесть болтливым массам, они с превеликим удовольствием принялись грызть косточки новой сенсации. Скромная травница и местный задира - такая пища для житейских теорий и домыслов.
Одни мысли о приближающемся событии будоражили ум и душу. Будущее виднелось зыбким непроницаемо-чёрным океаном. Время от времени вспоминался давний случай неудачных посиделок с детьми Альтраста. Боже, с тех пор целый год прошёл. Успел ли Церрит за этот год набраться уму-разуму, чтобы не угробить потом собственных детей? Безусловно. А чтобы вырастить из них достойных членов Сообщества? На этих мыслях морду Церрита каждый раз прорезала издевательская ухмылка. А что уважаемые господа понимают под этим интересным титулом "достойные члены общества"? Кого угодно, но только не персонажей подобных Церриту, не правда ли? Да и вообще, вы только гляньте на него! Бросил жену, на последнем месяце и при первом удобном случае сбежал вновь искать приключения на свой хвост. Ни благоразумия, ни ответсвенности.
Но раз так, то кто тогда был в числе первооткрывателей Лисьего Острова? Кто был в числе тех, кто не только искал, но и нашёл лекарства от болезни Древаа? И кто, спрашивается, КТО сейчас шагал бок о бок с лидером на поисках тайн прошлого, забыв о братских склоках во благо всего лисьего рода? Не какие-то пай-лисички, не всякие там блюстители закона, а именно он - Церрит. Так тогда кто если не он является примером "достойного члена Сообщества"?
Воды в которые собирался отплыть одноухий были глубоки и непроницаемы, но волны у причала были теплы и ласковы, вселяя уверенность в своих поступках. По поводу Аиши одноухий на данный момент не беспокоился - Лисий Остров самое безопасное место, где только могла находиться беременная самка. Он был уверен, что она будет в надёжных лапах матёрых лисиц, пока он отсутствовал.
Новыми силами наливались жилистые чёрные лапы, топтавшие грязь и снег, и лис скользил со своими напарниками по полям и через леса, в сторону суровых силуэтов северных гор - волчьей колыбельной. Но первородная стая мертва, все её члены разбежались по закоулкам и до сих пор не удосужились возродить то, о чём так долго грезят. Какая наивность, какая глупость. Аж смеяться стыдно, но лис всё-равно смеялся - молча, про с ебя - когда провожал очертания северных угодий перед сном и встречал по пробуждению. Пора волкам чутка потесниться, не одни живут всё же на этом острове.
Путь вёл троих лисиц через земли известных дурной славой Пожирателей Смерти, ныне сломленных и падших духом. По началу Церрит без удовольствия решился на идею воспользоваться своим правом шипона, чтобы безнаказанно прогуляться по чужой территории, но вопреки ожиданиям никакойц головорез или безумец не  вышёл к ним напомнить как шаток статус неприкосновенности лисьего шпиона. Немногие волки, что встречались им на пути, даже не оглядывались на троицу, спеша поскорее покинуть земли некогда родной стаи. Пропажа Креста спровоцировала волну дезертирства - жрецы могли сколько угодно плясать с бубном в лапах, но без головы тело недолго живёт. И хоть Церрит никогда не был полноценной частью сей кровожадной стаи, лёгкий укол грусти он всё же ощутил в груди. Была у него слабость к поганным волчьим стаям и если эта распуститься, ему будет некуда ткнуться. Не то чтобы он должен, но не без шпионажа жизнь была не столь весёлой.
Впрочем, проблемы волков никогда не были его большой заботой. Что бы не происходило в большом волчьем мире, а лис всего находил в нём удобные для себя лазейки. Поэтому стоило землям варваров остаться позади как Церрит и думать забыл об их проблемах.
- Ха!
Спустя целый день и ночь они оказались в такой досягаемой близости от своей конечной цели. Но, естественно, судьба не собиралась позволить лисам так легко вернуть себе то, что по праву принадлежало им.
- Ха-ха-ха! Видимо поэтому этот лес называют Вечным, как думаете?
Для того, кто попал в замкнутый круг, Церрит казался чересчур весёлым. Он давно предвкушал всё это. Ещё с того самого мига, когда Альтраст впервые упомянул имя древнего лисьего клана. И наконец-то веселье началось.
- Интересно, а волки попадали в такую же петлю? Спорим, если постараемся найдём пару скелетов!

+3

58

--->> Вне игры

Лисьи следы постепенно уходили даль всё дальше на север к тайнам неизвестным, там должен был быть ответ на важный вопрос на который пока было отыскать ответь. "С чего всё же началось?" "И зачем было это начинать?" Лисы же не всегда были вместе далеко не всегда... И если сейчас нас собрал Альт для исследования тайн. То вот что было причиной собрания прошлых лис? тайны? месть? Власть? Или может быть смерть? Это предстояло узнать лисам сегодняшних дней, быть может не сегодня и быть может не в этот раз, но наступит момент когда мы это узнаем, ведь мы должны знать! А пока лапы месили грязь со снегом, вслед за напарниками. Лисами что знали чуть больше, чем Ад, хотя и это чуть было пропастью, которую нужно было знать, чтобы пересечь. И лис этим и занимался.
Пускай территория явной опасности промелькнула на удивление спокойно, дальше наступала куда более непонятная земля, которая сразу намекнула лисам что всё далеко не так просто.  Хотя это было предсказуемо, а отдельным индивидам ещё и понятно, кажется, с самого начала. Хотя кажется и их компания неплохо подходит под это событие, столь же разношерстная, как и всё то что их может ждать.
Первое действие их путешествия началось, хотя лес, что не желает кончаться, был несколько странным событием. И по началу, Адлэр совершенно этого не заметил, однако, как заметил после Траст, лес не может быть длинным и это не есть хорошо.
- Думаю, ты прав, - откликнулся на вопрос лидера серебристый, слегка сбавив ход и осмотревшись.
Да лес казался совершенно таким же как и то через что они прошли, давно прошли. А вот только и что дальше?
- Лучше бы тогда назвали его бесконечным. И сразу бы было бы ясно, что дело дрянь. Хотя может и было бы не так интересно. - ответил Ад Церриту, сначала на его первый вопрос , а после высказался и на второй, не без доли ухмылки - Конечно попадали, и видать даже выбирались как-то. А вот скелетов... Даже не знаю, хотя всяко лучше, чем отрыть живого, столетнего и голодного волка.
Это конечно была шутка, хотя Аду бы и вправду не хотелось бы повстречать такого реликта, ну по крайней мере голодного... А вот только что делать? Пусть мы и некуда и не спешим, но торчать  тут вечно  Аду совсем не хотелось.
- И есть у кого мысли как сдвинутся с этой мертвой точки? - обратился лис к напарникам, ну может кто-нибудь хоть идейку подкинет, ибо сам лис был пуст.

+2

59

А лес все тянулся и тянулся... Те же кривые деревья, те же черные стволы, словно пущенные под штамповку, и никакого намека на то, что это когда-нибудь закончится. Но, если лисы продолжат идти дальше, они заметят, что становится мрачнее. Темные ветви все плотнее сплетаются в вышине, оставляя совсем немного места для просветов, образуя купол. Чем больше сгущался мрак, тем больше тяжелел воздух. И тем ярче оказалась заметна спасительная опушка.
Это был небольшой пяточек земли, полностью освобожденный от снега и залитый солнцем. Кое-где даже пробивалась зелень. В центре громоздилось крупное каменное сооружение - неизвестно, кто его поставил, но, кажется, его когда-то можно было описать, как статую. Трудно было сейчас назвать эту кучку камней чем-то определенным, однако в ней проглядывались черты какого-то животного в сидячем положении. Рассмотреть можно было вытянутую морду и толстый хвост. Половина головы, как и лапы, не сохранились. Вон даже отломленное ухо лежит. Большое такое, заостренное.
Кучка камней, несомненно, была достойна внимания, но интересно здесь было и кое-что другое. От сооружения убегало обратно в лес три отчетливо протоптанных тропинки.

Sva

+3

60

- В скелетах нет ничего интересного,  - ответила Альтраст, посмотрев на брата и вильнув хвостом. Он никогда не видел, чтобы Церрит так радовался. Что-то новое в нем появилось, что-то такое едва заметное. Возможно, это Аиша на него влияет? Ведь они такие разные, но прекрасно друг друга дополняют.
Альт отвел взгляд, рассматривая деревья, которые не желали кончаться и снова медленно пошел прямо. Зачем? Да откуда ему знать, он просто шел, надеясь, что лес скоро закончится, а за ним шли его собратья.
- А если название не причем?  Сам Волчий остров пропитан магией и может быть, мы просто попали в эту самую магию, но вот, мне это не нравится, - Альтраст качнул головой. Он не знал, к чему это доведет, да и поворачивать назад не хотел, но если ничего не изменится, что им делать тогда? Если лес так и не закончится, а их силы будут на исходе? Придется принять решение и развернуться, чтобы в другой раз попытать удачу. Узнать историю лисьего начала. Много разных историй можно было услышать, но верная только одна и не факт, что она у всех на слуху.
Перебивая в своих размышлениях, черный лис не только не слушал разговор Церрита с Адлэром, но и не замечал ничего вокруг.  Не замечал до тех пор, пока едва ли не стукнулся носом в какую-то статую. Отошел назад, растеряно смотря на непонятный силуэт, потом начал обходить его со всех сторон и после чего остановился.
Только сейчас Альт заметил, что поляну освещает солнце, но за ее пределами сумрак леса. Даже не по себе стало из-за этого, словно здесь было что-то еще.
- Будьте осторожны, - сказал лидер Сообщества, после чего снова посмотрел на статую. Тут его взгляд зацепился за тропинки, которые он сразу не заметил.
- Куда они ведут? Три протоптанные тропинки, три лиса… хм, это каждая тропинка для нас? Или нам нужно выбрать, куда идти, - задумчиво проговорил Альтраст и обернулся к собратьям.

+2