/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Костав
"Кровь из ран и не думала останавливаться, и, наверное, было вопросом времени, когда кто-нибудь еще из хищников заинтересуется происходящим на поляне. Все последние силы только уходили на то, чтобы держать нож ровно, раз за разом устремляя его навстречу хищнице..."
читать далее


Дискордия

"Последователи Айджи смертны, их можно ранить, можно убить. Однако что делать с самим Айджи? В отличие от своих прихвостней, божество бессмертно. Оно ходит по острову, облаченное в шкуру тигра, но эта плоть лишена способности чувствовать боль, она в принципе была лишена любых атрибутов живого."
читать далее


Станнум

"Бывший легионер в Станнуме требовал, чтобы серый сделал рывок вперёд именно сейчас, когда пасть противника занята выплёвыванием очередной изящной фразы. Именно тогда, когда шея не закрыта, когда можно сбить с лап, ударив плечом, боком: рыхлый прибрежный песок не слишком надёжная почва под лапами."
читать далее


Ноэль

"Этот артефакт... был силен. Тянул не только воспоминания, будто бы душу вытягивал вслед за ними. Тяжело. И даже в состоянии абсолютной прострации, Ноэль чувствует, как слабеет его тело, как подрагивает лапа, что касается амулета. Будто бежал на пределе возможностей, от края света до края. "
читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Южный грот

Сообщений 21 страница 40 из 47

1

Территорией владеют: Х

https://i.imgur.com/4unWLeq.png
Восточный грот - одна из многочисленных лавовых пещер, расположенных в Долине Вечности. Именно сюда переносят путников спектральные кристаллы, покрывающие тупиковую стену Западного Пути. Однако перемещение это работает лишь в одну сторону, вернуться из грота обратно на южное побережье таким же способом невозможно.
Сама пещера представляет собой незначительное углубление, со стен которого на гостей взирают многочисленные, самые разные скелеты - человеческие, звериные, и совсем древние, принадлежащие динозаврам. Кости находятся повсюду - захоронены в камнях под ногами, в потолке, во всех стенах. До некоторых из них вполне можно дотянуться рукой. Помимо скелетов, пещера богата на спектральные кристаллы, намертво замурованные в застывшей лаве и древнем грунте.
В локации нет доступа к пресной воде!

Уникальные элементы локации

Череп детеныша саблезуба
https://i.imgur.com/3dFoP0p.png

Череп малыша-смилодона, погибшего на территории долины много тысячелетий назад, сохранившейся благодаря залежам спектральных кристаллов под вулканом Роккоко, и пропитанный их энергией. Активируется мысленным приказом, и при прикосновении к оппоненту, срабатывает, как капкан, кусая его и сжимая челюсти с большой силой. Этот удар не может быть смертельным ввиду того, что клыки уже не отличаются былой остротой, а силы у детенышей смилодона недостаточно, чтобы задушить взрослого зверя или человека. Однако силы сжатия хватит, чтобы повредить ткани, и нанести сильный ушиб. Если сожмется вокруг конечности - сильная хромота на сезон и межсезон практически обеспечена, а скорость и ловкость будут снижены практически до нуля. После использования рассыпается в труху.
Получить череп можно в этой локации один раз за игровой сезон, но найти его непросто, для этого вам необходимо изучить локацию, играя в ней. В конце игрового сезона Гейм Мастер бросит кубики. Если игрок написал 5 постов за игровой сезон, шансы найти артефакт составляют 40%, каждый следующий пост игрока добавляет 5% к шансу найти сокровище. Разумеется, посты от каждого игрока считаются отдельно и не суммируются.
Артефакт одноразовый

Флора и Фауна

Никаких растений в пещере и вокруг неё не растет, да и животный мир немногочисленен. Здесь встречаются саламандры, несколько видов ящериц и змей, а также множество скорпионов и пауков. В большом изобилии различные насекомые, особенно многоножки. Из млекопитающих встречаются только летучие мыши и крысы.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | ??? (Расстояние Неизвестно)
↓ Юг | Стены пещеры
← Запад | Стены пещеры
→ Восток | Стены пещеры
Юго-Восток | Стены пещеры
Юго-Запад | Стены пещеры
Северо-Восток | Стены пещеры
Северо-Запад | Стены пещеры

NPC

?

?

?

+2

21

Маркус, признаться, поведением одной из девушек был несколько смущен и сбит с толку. Она была напугана так, словно, как минимум, вражескую армию перед собой увидела! Неловко дернувшись, мужчина пригладил бороду, с которой поднялось облако серой, похожей на утренний туман, пыли. Неужели он настолько страшно выглядел? Или... Или во всем виноват Чад? Бросив на медведя уничижительный взгляд, в котором так и читалось "Это всё ты виноват!", мужчина повернулся обратно к своим собеседникам. Он выглядел несколько расстроенно, удрученно и тоскливо. Видимо, нужно было все же сбрить эту бороду...
- Я прошу прощения за то, что мы напугали вас! Клянусь перед самим Раджой, мы не специально! Просто уже очень много лет никто не пользовался этим ходом. А уж иноземцев тут от роду не бывало... Простите нас, пожалуйста, за нашу неучтивость, - закончил мужчина и ткнул локтем медведя в бок. Тот забавно дернул носом и уставился на кота - единственного, кто мог понимать его речь.
- Думаю, главные впечатления ждут вас впереди, - проворчал косолапый, но в его голосе не ощущалось никакого недовольства или агрессии. Скорее, он говорил задумчиво и медленно, словно не мог подобрать верные слова. - Долина редко оставляет кого-то равнодушным к себе.

Быть может, они бы еще долго решались на подъем, если бы не Сольвейк, которая решила взять ситуацию в свои хрупкие руки. Первой на поверхность начала подниматься девушка, которую звали Эдельвейс, и еще на этапе подтягивания веревки наверх, Маркус заметил, что ее страх не просто отказывается отступать, но наоборот - обостряется. У мужчины и медведя ушло всего несколько минут на то, чтобы поднять ее наверх - всего ничего, мгновение. Он хотел было что-то сказать Эдель, чтобы успокоить ее, но решил перво-наперво вытащить Сольвейк и кота, с ними ей явно будет спокойнее. Поэтому, минуту-другую спустя, вся троица уже была на поверхности, под солнцем, что то и дело скрывалось в облаках. Отсюда они могли видеть многое - огромные черные тучи и раскаты молний на востоке, к которому вела длинная полоса бурной океанской воды, настолько широкая, что суши не видать. Земля, на которой они стояли, уходила на запад, а север... север венчала огромная гора, разрывавшая своей вершиной облака. И вся она была усыпана камнями разного размера, кусками запекшейся лавы и многочисленными костями. Часть из них была обнажена, часть покрыта пылью и пеплом, но все равно вызывала некоторый дискомфорт.
- Там, где сгущаются тучи, через океан, лежат тропические леса юго-востока. Вулкан Роккоко на севере, у подножья которого мы находимся - одно из самых известных мест Дискордии, а место, на котором вы стоите, называют Долиной Вечности. Огромная равнина, окруженная океаном со всех сторон. Отдельный, изолированный от остальной Дискордии остров. Немногие бывали здесь, особенно в последние годы, - произнес Маркус, собирая веревку и фиксируя ее на своем поясе. Он не знал, в какую сторону нужно новым знакомым, но здесь, по сути, это не имело значения. Если мужчина говорил правду, для достижения любой точки им придется плыть... через бушующее море, кишащее медузами и акулами. Или же есть иные пути?

GM-Kai

+3

22

пост не учтен системой

Вильгельм нетерпеливо топтался на месте, ожидая, когда же окажется вне стен подземелья. Крутился под ногами, желая показать, что надо торопиться, потому что он так хочет. И вот, наконец-то, Сольвейк посадила кота на плечи и начала подниматься по веревке, или точнее, ее начали поднимать.
Медный кот сначала послушно сидел на плече, но когда к желанному выходу оставалось расстояние прыжка, то Вилли тут же подпрыгнул и оказался на свободе. Довольно стряхнулся, поднял повыше хвост и прошелся вокруг людей, осматривая открывшую местность. Чем-то напоминало долину, но без зеленой травы. Песок, камень и пыл. Такое себе местечко, но лучше, чем подземелье. Вон ветерок приятно щекочет шерстку, да и дышать легче.
- М? Какие приключения нам еще ждать? – спросил кот, поворачиваясь к медведю. – Меня Вильгельм зовут, будем знакомы и благодарю, что нас высвободили, - вежливо проговорил Вилли, распушивая шерсть. Сел на задние лапы, а хвост прижал к передним.
– Ты прости нас. Девушки испугались, да и я тоже. Мы долгое время бродили подземельем, боясь, что не выберемся, а потом нас переместило в эту пещеру, - рассказал медный кот и посмотрел на девушек. Задвигал усами, о чем-то думая, покрутил головой и снова посмотрел на медведя.
-  И что имелось виду под словами: «долина редко кого, оставляет равнодушным»? -  спросил Вильгельм, не особо понимая, что имел виду Чад. Перевел взгляд на Маркуса и озадачено дернул хвостом. Ранее он не встречал, чтобы люди дружили с медведями. На старом Острове такого не было.
- А как можно вернуться туда, где тропи-ческий лес? – спросил и запнулся кот. Для него слово «тропический» было ново по звучанию.

Частицы начислены [Тэлл]

+3

23

пост не учтен системой

И вот я наконец то поднялась за пределы пещеры, которая словно клетка держала нас эти дни, скрывая солнечный свет и ту самую неуловимую частичку жизни под названием свобода. Поднявшись первым делом я осматрелась и увидела небо, такое бескрайнее и манящее, да пусть и было облачно, но всё равно не смотря на это хотелось взлететь, умчаться в высь, пролететь сквозь облака и будто бы достичь чего-то, протянуть руку и аккуратно прикоснуться... Почему то меня заинтересовало имело небо, и я даже не обратила внимания на большие горы, на рядом находящуюся воду, и на то что я не вижу здесь тропического леса, а это значит что я довольно далеко от дома. Здесь на верху, где я могла видеть не только угнетающие с каждой минутой стены, мне даже словно легче дышалось, стало более спокойно, на мгновение я даже поймала себя на мысли, что я счаслива.
- Какое прекрасное мгновенье! - подумала я, и нежно улыбнулась. Эта улыбка что тонкой стрункой растянулась на моём лице была скорее символ, знак того что во мне всё же остались светлые чувства и не смотря на всю боль и страх, сейчас мне было по настоящему хорошо, так как я не могла ощутить себя ранее.
Мысли закрутились в огромном круговороте чувств и воспоминаний, а я просто стояла потерявшись в себе. Ресницы дрогнули и маленькая слезинка скатилась по моей щеке, быстро вытерев её, чтобы никто ничего плохого не подумал я развернулась к Маркусу и Чаду.
Ранее перед нами уже успели извинится, но так как в тот момент я пыталась вылезти, то не успела ответить и решила наверстать упущенное.
- Не ну вообще конечно спасибо, что не убили, тем или иным способом... ну подумаешь угрожали... ну да сожрать пытались... ну встретили нас как дикари... М-да в целом ребята не плохие. - рассудила я и тоже решила извиниться, ведь знаете я тут тож не белая пушистая.
- Гхм, и вы нас извините, что мы так, эм, отреагировали. - обратилась я к нашим новым знакомым. Говорить было не много трудно ведь теперь меня не только мучила совесть по поводу побитого медведя, но ещё и я находилась в неком волнении за девушку, которая всё ещё продолжала дрожать как осиновый лист. Потом не долго поколебавшись я медленно подошла к медведю и кинув взгляд на Маркуса, в котором читался вопрос : "А всё ли будет хорошо?", плавно протянула руку и нежно коснувшись медвежей шкуры кончиками пальцев сказала :
- Прости меня, Чад. Я просто слишком сильно испугалась и... вообщем извини пожалуйста. - да боюсь тогда это звучало, как оправдание, но я искренни пыталась извиниться. А извиняться перед огроменным медведям, что как мне казалось пытался меня съесть, знаете не самое лёгкое занятия, да и к тому же меня до сих пор ещё потряхивало от всей этой ситуации, так что на тот момент я прям даже проявила героизм, хехе. После я подошла и встала рядом с Эдельвейс взяв её за руку, чтобы той может хоть чуточку стало спокойней. И мы, ну тоесть как мы, я по крайней мере стала слушать, как Маркус вещает нам что и где, кратенько объясняя местные ориентиры. Всё было довольно познавательно и интересно, но только до того как он сказал :
-... равнина, окруженная океаном со всех сторон. Отдельный, изолированный от остальной Дискордии остров. Немногие... - дальше я просто перестала слышать слова, в ушах зазвенело и резко пришло осознание того, что фактически мы застряли посреди какого то острова. А я то надеялась, что всё будет хорошо... Да только нет, этот ёперный театр кажется продолжался!
- Блин. - не выдержала я, и а после ойкнула когда по мне устремилась пара взглядов.
- Эм, всмысле... Маркус, а нет всё таки каких либо путей к другой... суше, ну чтобы не водных? - спросила я не зная, как именно сформулировать вопрос при этом не выдав догадок, о том где находится наш лагерь. Вообще на самом деле в моём бывшем лагере меня уже ничего не держало, ведь ни друзей, ни матери у меня больше не было, поэтому возвращение туда было бы, лишь больным напоминанием о произошедших не так давно событиях, но всё же не смотря на это подсознательно я всё ещё была к нему привязана, пусть и не считала своим домом, поэтому и спросила, поэтому то и вновь так сильно  расстроилась, узнав что путей по суше нет.

Частицы начислены [Тэлл]

+3

24

пост не учтен системой

Вот и свет - источник жизни, источник надежд, источник веры, вот и воздух в окаменевшее от страха лицо, ароматный, дохнувший отголосками океана, пыли, вековых камней и далёкого разнотравья, вот и ветер мелодией впелающийся в запутанные седые волосы, раскинувшиеся по истрепанным лохмотьям исполосованного платья, скользнувший по перепачканной грязью и кровавыми разводами коже, носящей следы тяжёлого пути. Словно красные нити, везде тонкие линии царапин, синяки и сбитые в кровь колени, до сих пор носящие жуткие чёрные пятна от проделанного пути.
Трепетно и быстро стучит сердце, хочется вырваться, сбежать от близкого плена, от образа навеяного прошлым, но я остаюсь недвижима тогда, когда чужие руки касаются меня, вытаскивая на поверхность, удерживая и ставя на чужую пыльную землю. Дрожь и слабость, испуг до потери голоса, лишь безмолвный ужас, однако, человек не спешит причинять мне вред, слишком лёгкая и беспомощная жертва пред ним, он вытаскивает из теплого, почти черного нутра грота и рыжеволосую девочку и Солнечного кота. В отличае от обезумевшей собственными страхами меня, мои спутники не выглядят боязливо, напротив, они счастливы освобождению и вот уже спустя пару минут, Соонцеликий перебирает лапками, распушает шерсть и что-то мурчит заглядывая бурому зверю в глаза. Девочка звонко, весенней пташкой, что-то щебечет глядя на незнакомого мужчину, она даже улыбается ему, а потом, я точно это понимаю, её голос звучит извиняюшимся колокольчиком, когда она прикасается к чужому зверю. Одна я, как проклятая, как загнанная в угол, стою замерев, боясь пошевелиться и даже просто сделать шаг, словно желаю невозможного - стать хамелеоном, превратиться в частичку сухой и бурной земли, что под босыми ногами, насквозь пропитаться тенями и светом этого места, сделав так, чтоб отвести от себя пристальные взгляды присутствующих. Люди о чем-то переговариваются негромко, взоры обращаются то к чёрным океаническим волнам, с пеной вздымающимся словно под самые нависшие тучами небеса, то к высокой горе, покрытой текучими разводами застывшей магмы. Трепетно и боязно, я смотрю по-сторонам, время от времени кидаю пугливые взгляды на оживший кошмар - мужчину-дикая и его медведя, а потом невольно взгляд мой притягивается к просторам равнины, так и тянет дотянуться до высоко неба, где проглядывает солнечный луч.
Когда девочка берет меня за руку, я вздрагиваю и невольно делаю шаг в сторону, распахиваю глубину глаз, на дне которых не проходящий испуг, потом перевожу свою тревогу вновь на незнакомцев, отчётливо фиксируя движения чужака, который скручивает в сильных руках верёвку. Эти две составляющие, вновь загоняют меня в угол страха, невольно приходит мысль, а что если этот человек - потомок Шерха, того, кто был в сговоре с духами и зверем-покровителем, того, кто был так бесчеловечен и одержим достижением силы? С трудом пытаюсь смотреть на чужака, как же это страшно! Вот-вот дрожащие колени не выдержат, а я осяду у ног незнакомого врага, а может знакомого, да в другой личине? Ох, как мало я знала этот мир, а как постигнуть его - не ведала, недоступны мне были простые истины, а потому, схватилась тонкими пальцами, пытаясь устоять, за руку Сольвейк. Брякнули бусинами шаманские браслеты-кандалы, наследие проклятого Шерха, его родовое безумие и помешательство. В голове кружилась и вертелось, мысли не хотели складываться в разумную нить, а что если эту девочку заберут так же, как некогда мою мать? Потом вырежут язык и посадят на цепь, пытаясь превратить Соль в продолжительницу древнего рода? Что, если этот мужчина ещё страшнее Шерха, что если он уже слился почти воедино со своим зверем-покровителем и теперь, тот повинуется ему? Снова боязливо озираюсь, нахожу подтверждение диких догадок в единстве и взаимопонимание между чужаками, отчего и без того белая, как полотно кожа моя, приобретает болезненный серый оттенок. Крепко вцепившись в руку Сольвейк, нетвёрдо, но настойчиво задвигаю ту себе за спину и дрожащим, тихим, почти шёпотом, голосом начинаю просить чужака взять меня в плен, но не это дитя, пусть оно ещё поживает, ведь для проклятой жизни нужен лишь один человек! Моя жизнь ему вполне подойдёт, я уже знаю каково это, как это страшно, но ещё страшнее думать о том, что этот человек причинит вред неосковерненной, чистой душе рыжеволосой девочки. Чем громче и отчаянее я пыталась говорить, тем с большим отчаянием понимала, что моего языка этот незнакомец не понимает, тем сильнее меня охватывала паника и страх и без того правящие моей жалкой телесной оболочкой.

Частицы начислены [Тэлл]

Отредактировано Винлирия Лиф (2020-09-27 16:04:41)

+3

25

Наблюдая за тем, как чужаки осматривают новые для себя земли, вглядываются в бескрайние океанические воды, Маркус вздохнул, позволяя воспоминаниям ненадолго захватить в плен и самого себя. Когда-то, много лет назад, он и сам точно так же смотрел вдаль - туда, где лежала большая земля и туда, где осталось всё прошлое, каким бы оно не было. Для него, как и для всех прочих людей, что были сюда сосланы Цитаделью, пути назад не было. Все они носили на себе метки, которые, сами по себе, боли не причиняли, но лишали их шанса на помощь со стороны других существ. Другое дело - эти гости. В конце концов, они попали сюда не по своей воле и не по воле совета, а, значит, должен был быть какой-то путь к их вызволению, вот только...
- На самом деле, я не знаю, как можно попытаться перебраться на большую сушу, кроме как по воде, но сейчас это - смертельный номер, на востоке бушует тайфун, к океану сейчас лучше лишний раз не приближаться. Сам я живу здесь уже очень давно, нас с Чадом сослали сюда около пяти лет назад... Но, возможно, другие люди, прожившие здесь больше нас, знают и о способах побега больше нашего. Пойдемте, вам нужна вода и еда, а по дороге я расскажу вам об этой долине, только...
Обернувшись к девушке, с которой до этого разговаривал, и, увидев, как она тянет руку к Чаду, Маркус улыбнулся. Медведь хоть и выглядел грозно, но вырос вместе с людьми и ласку любил.
- Я помню, как подобрал его в лесу, совсем крошечного, и одинокого. Его мать была убита на охоте, а он еще даже ходил в развалочку, только учился. Он вырос у меня на руках, но Цитадель не оценила этого. Однажды мои коллеги узнали о том, что я держу у себя такого могучего хищника. Фракция хотела забрать его и отправить на войну, как цепную собаку, а я не решился отдать. Под покровом ночи мы бежали, но далеко уйти не смогли. Если бы не мой брат, входящий в состав верховного суда, нас обоих бы уже не было в живых, а так... мы должны отбывать пожизненное наказание здесь, среди пепла и смога вулкана, без права на возвращение домой. С тех пор, как мы попали сюда, нам обоим стало не до ласки и нежностей, но, думаю, он по ним скучает.

Словно в подтверждение слов хозяина, Чад довольно прикрыл глаза. Маленькая женская рука была практически неощутимой, но аккуратной. За долгие годы жизни в Долине, пройдя через ад, медведь действительно успел соскучиться по такому общению. Маркус, потерявший дом и смысл жизни, уже давно не чесал его за ухом. И хотя они остались очень близкими, в этих местах, охваченных отчаянием и безнадежностью, не было места нежности и другим проявлениям слабости. Отвлекся медведь только когда услышал слова кота. Дернув носом, бурый лениво почесал передней лапой правый бок, забавно чмокая огромными губами.
- Ой, не благодари, это мелочи. Вы странно пахли и я решил посмотреть, кто источает такой необычный аромат. У нас гости нечасто появляются, знаете ли, хехехе, - тряхнув головой и встопорщив маленькие ушки, пробормотал Чад, - То и значит, мой маленький лохматый друг. В Долине не живут те, кто попал сюда по своей воле. Это остров изломанных судеб и одна история другой страшнее. Это место вызывает либо гнев, либо страх, либо жалость, изредка что-то иное, и еще реже совсем ничего. Хотел бы я и сам знать, как можно это место покинуть, давно бы сбежал отсюда вместе с Марком... Что бы не говорил нам закон, а я считаю, что мы не заслужили всего этого.
Поднявшись и потянувшись, медведь встал на задние лапы, осматривая окрестности. Им нужно было искать укрытие, если они хотят избежать дождя, который может нагрянуть в любой момент. А океанические тайфуны страшны даже не проливными ливнями, нет. Они страшны гигантскими волнами и ледяным ветром, который способен буквально сдуть человека в море. Чувствуя беспокойство своего звериного напарника, Маркус закрепил веревку надежнее и собирался было что-то сказать девушкам, но та, вторая, что была смертельно напугана, неожиданно разразилась тирадой на совершенно незнакомом ему языке. Отойдя на пару шагов назад, мужчина инстинктивно поднял руки вверх, демонстрируя, что у него нет ни оружия, ни злых намерений.
- Я прошу прощения... но я... ничего не понимаю. Нам нужно уходить отсюда, если мы хотим успеть до начала шторма. Может я и не вышел лицом, годы жизни в Цитадели дают о себе знать, но я прошу мне поверить - здесь вам никто не причинит вреда. У местных жителей нет никаких причин нападать на вас, они устали от битв и сражений больше любых других жителей архипелага. Прошу вас, пойдемте. Шторма непредсказуемы. Он может не коснуться нас вовсе, может нагрянуть к вечеру, а может налететь в считанные минуты. Нужно поскорее добраться до крепких пещер.
Двинувшись спиной на запад, и вытянув руку в сторону девушек и кота, Маркус звал их за собой, надеясь на то, что они послушают слова, раз уж обаяния ему для убеждения не хватает. Да, признаться, он себя сильно запустил, но новенькие здесь бывают редко, а те, кого ссылает Цитадель, выглядят еще хуже местных. Вот и не было нужды поддерживать презентабельную внешность. Кто же знал, что все так обернется...

GM-Kai

+3

26

пост не учтен системой

- То есть, - начал переспрашивать Вильгельм, с опаской смотря на Чада. – Хотите сказать, что мы отсюда не сможем выбраться? – спросил кот, а его хвост безвольно остался лежать возле лап. Прижал уши к голове. – Совсем нет? Но мы ведь, случайно попали, когда бродили подземельем. Мы ничего не сделали, - последние слова прозвучали жалобно. Мысль, что он останется здесь – пугала. Кот хотел вернуться туда, на большую землю к толпе людей, которую знает, а не остаться здесь в неизвестном месте. Слишком много впечатлений, для такого милого кота.
Вилли опустил голову, посмотрев себе под лапы. На самом деле, медный кот еще не осознал, что у него никого и ничего нет, чтобы держаться за старое место. Он бы мог с легкостью переключиться на новую жизнь, если бы не цеплялся за прошлое. Возможно со временем, Вилли это поймет, но сейчас, он хотел вернуться.
Вильгельм дернул ушами, когда услышал от человека слова «пора уходить», «шторм». Поднял голову, осмотрелся и после этого поднялся на лапы. Посмотрел на девушек, которые излучали страх и недоверие. В целом, кот их понимал, но так же чувствовал, что новые знакомые не обидят. Если бы хотели, то уже давно бы напали.
Медный кот решительно подошел к Марку, мяукнул и… потерся об ногу. Он знал, что на такое действия люди реагируют по разному: плохие – пытаются оттолкнуть или нечто подобное. Равнодушные – не обращают внимания или тихо отходят в сторону, а вот хорошие – погладят, и может даже угостят.  Если встречается человек с последних двух, то можно относительно не бояться. Хотя, обман бывает везде.
Покрутившись возле человеческих ног, Вилли отошел от мужчины и подошел к девушкам. Посмотрел на них, несколько раз лениво моргнул, как бы намекая, что бояться сейчас нечего.
- Ну же, идемте с ними, у нас выбора особо нет, да и если бы хотели напасть, то давно бы уже сделали, - промяукал кот и бросив взгляд на медведя, словно ожидая подтверждения своих слов. После развернулся и подошел к Марку, поднимая хвост повыше. Вилли готов идти.

Частицы начислены [Тэлл]

+3

27

пост не учтен системой

Воспринять то что мы можем и не вернуться во временный дом, если его можно так назвать, мне было сложновато. Поэтому первые несколько минут я просто стояла рассуждая о жизни, зависнув в своих мыслях.
- Не смешно знаете ли... - серьёзно закончила я вывод проанализировав ситуацию, а после с некоторым усилием заменив растерянность на своём лице дружелюбной улыбкой опять принялась внимательно слушать Маркуса, уже в какой раз "собирая себя в кучу" из-за нахлынувших и поглотивших меня мыслей.
... Сам я живу здесь уже очень давно, нас с Чадом сослали сюда около пяти лет назад... - сказал нам дикарь, хотя нет, сейчас, стоя на верху, я с точностью могла сказать, что он вовсе не дикарь, а просто чутка потрёпанный человек, но тем не менее, такой же как и мы разумный и интеллектуальный. В тот момент я хотела было начать задавать вопросы, но тут притормозила ведь рассказ был не закончен, и что самое страшное - только начанался. Оказалось, что и нашим новым знакомым перепала далеко не самая лёгкая судьба, они так же прошли много трудностей и испытаний на своём пути, хорошо узнали значение боли и страха, проверили верность на прочность и укрепили свою дружбу ещё больше. Но... Хах, а кто в этом всем виноват?! Вдруг истерическим криком боли отдалось у меня в душе.
- ЦИТАДЕЛЬ! - про себя взбешённо выдала я, мне было жутко осознавать, что это именно она унесла столько жизней наших людей, именно Цитадель сослала Маркуса и Чада лишь за какое то не значительное для самой неё неповиновение и ещё кое-что... Моя мама... Да, я не знаю кто были те люди, что устроили поджог, но я обвиняю в этом проклятую ЦИТАДЕЛЬ! Это она и её народ виноваты в огромном количестве наших бед, если бы не она, то всё было бы иначе... Так почему, зачем? Не знаю ответит ли кто нибудь на этот вопрос, но одно я знаю точно я ненавижу Цитадель вместе с её народом и пусть пропадут они пропадом!
- Но почему они так поступили, какое на это имели право?! - недовольно спросила я, пытаясь немного ослабить хватку Эдель, ведь уж очень сильно она в меня вцепилась.
- Вы ведь просто хотели жить вместе, не уж то по какому-то согласованию нельзя содержать у себя медведя? - приподняв бровь, я непониюще продолжала задавать вопросы.
- Иии... кстати Маркус, не мог бы ты побольше рассказать нам о Цитадели? Что это такое? Какие там правила, может цели? Ну по крайней мере были раньше... Пожалуйста... - спросила я, на самом деле не очень то надеясь, что мне прям щас все тайны зловещей фракции откроют, но хоть что то полезное я возможно и смогу услышать. А потом если у меня будет чуть больше информации, и я узнаю ради чего всё это было... Я просто хочу подойти к главному в их фракцие посмотреть в глаза и громко спросить не проранив не слезинки : "ЗА ЧТО?!"
Я хочу услышать причину тысячи отнятых жизней, понять что может быть настолько важно как не в чём неповинный народ?! Душа продолжала болеть и одновременно рычать дикой злостью, ненавистью и отвращением. Но я точно знала, что как бы мне не хотелось отомстить я не буду такой же как они! Я не буду обижать невиновных и убивать только ради мести, нет, но и потерю любимых я тоже не допущу, чего бы мне это не стоило! В моих глазах полыхнул яркий огонёк, а после зажмурив глаза и вновь открыв их, тем самым пытаясь прийти в себя и перестать обругивать Цитадель, я опять было хотела подоставать Маркуса вопросами, но тут... Но тут Эдель, шагнула вперёд закрывая меня собой и судорожно начала, что-то шептать на своём не понятном мне языке. Вновь необычное непонимание с её стороны, но что случилось? Почему реакция именно такая?! Что её связывает с Маркусом и Чадом? Не уж то они всё таки знамомы? Но не стал же бы Маркус нам врать, после того как столько всего рассказал, или... Я была не в чём не уверенна, и не знала, что я должна делать, но что-то сделать с этой непонятной ситуацией надо было, при чём срочно! Поэтому я просто крепко обняла девушку со спины, а мгновенье позже подошла к мужчине и аккуратно взяла того за руку, тем самым я пыталась сказать ей, что нам нужно идти, или мы можем попасть в беду, ведь со слов Маркуса преближался шторм.

Частицы начислены [Тэлл]

+2

28

пост не учтен системой

Страх, сменяется отчаянием, отчаяние уступает место ужасу, ужас вносит смятение, однако, моя речь остаётся чуждой. Я вижу в глазах окружающих немой вопрос и дрожащие нотки моего тихого голоса резко обрываются, как разорванная струна. Остаётся лишь молча открывать и закрывать рот, глотая воздух, а затем, бессильно моргать глазами, пребывая в недоумении от происходящего. Да, я не видела людей, можно сказать, почти их не знала, поэтому очень сложно было понимать поступки, угадывать и трактовать жесты, однако, колкое чувство того, что что-то я делаю не так, меня посетило тот час, когда девочка постаралась меня успокоить уже в который раз. Очень странно я следила за тем, как Сольвейк гладит медведя, как она запросто говорит с незнакомым дикарем, при этом, мужчина всячески пытался выразить всем своим видом ей дружелюбие. Мой мир шетало и вертело в качке личных предубеждений, я ведь не думала даже, что люди могут быть разные. Страх перед Шерхом давно стёр грань моих смутных представлений, да рассказы матери и бабушки о том, что есть другой мир, прекрасный мир, полный совсем других людей, без насилия, злобы и жертвоприношений до сих пор грезился сказкой, далёкой от реальности.
Однако, вот она я, стою посреди бескрайнего пыльного плато в компании людей и зверей, сбитая с толку и лихорадочно пытающаяся сообразить что к чему. Солнцеликий кот бесстрашно льнет к ногам незнакомца, а медведь, тот зажмурив мелкие карие глазки, так и хмелеет от неумелых почесух детских рук.
Что ж, я не сопоотивляюсь тому, что так очевидно: незнакомец зовёт нас с собой и все идут за ним по своей воле, конечно кроме меня, однако я не противлюсь, хотя страхи меня одолевают все так же, а может и сильнее... Однако, порывы ветра крепчают, вокруг шныряют густые и низкие облака, тонкая рваная одежда не спасает от ледяного натиска сквозняка, а голые ноги стражут вновь от сухой и острой травы, да каменного щебня.
Пока я мало понимаю людей, точнее, совсем не знаю их язык, всего то десяток наспех вученных слов, может два... Так мало, чтобы понять... Но сквозь свои страхи, я стараюсь  разглядеть настоящее, а не отголоски ночных кошмаров. Суровая природа вокруг меня, вокруг нас, природа не бывает некрасивой, но эта, она просто грозная в своём величие и человек за которым мы следуем, он тоже такой - закаленный, выжженный испытаниями, словно обоженнный огнём ненастий. Человек и медведь, они не враги нам? Но как это понять? Всю дорогу, я всматриваюсь в эти две фигуры, смотрю на них,  оцениваю жесты, тембр голоса, невольно ловлю себя на мысли, что я словно зверь, так же пугливо озираюсь, украдкой поглядывая за тем, как мои спутники смело и уверенно идут вперёд. Между Сольвейк, Соонцеликим котом и чужаками нет напряжённости, они вполне мирно разговаривают, их голоса довольно мягкими волнами разливаются в спектре моего восприятия, каждый из них проявляет заинтересованность и миролюбие и лишь меня глоожжет страх. Страх и проснувшийся, робкий интерес.
Дорогой, я то и дело наклоняюсь, подбираю тот или иной небольшой камешек, верчу его в руках и некоторые оставляю. Срываю пожухлые травы, разглядывая пыльные иногда сухие стебли, столько всего нового за четыре дня! Если бы не гонка на выживание, сидела бы я на одном месте да прилежно осматривалась, ощупывала вокруг каждый камень, пыталась понять новую жизнь на новом острове, изучала растения, знакомились с животными...
Моё увлечение окружающим и ход мыслей несколько сбили волну оцепенения и страха, поэтому, шагая самой последней, я тихонько разговаривала сама с собой, точнее с травами и камнями, словно те были живыми и могли меня понимать.

Частицы начислены [Тэлл]

+2

29

Ветер, идущий с запада, становился все крепче, а его разящие порывы, налетавшие внезапно, казались рваными. Это не то ненастье, что гонит ураганы, пока не иссякнут силы, это ненастье походило на хищника, что выскакивал из засады в самый неподходящий момент, и силы его более чем хватало, чтобы повалить хрупкую девушку или помешать ей идти. Шум морского прибоя становился всё громче, и местные жители хорошо знали, что уже совсем скоро океан продемонстрирует всю свою мощь. Большая вода отличалась смертоносностью даже более страшной, чем все людские деяния. Она завораживала своей первобытной мощью, но тот, кто видел эти рокочущие черные волны, застилающие небеса, никогда не сможет отделаться от леденящего душу страха.

Улыбнувшись, Маркус склонился над котом и осторожно потрепал его по макушке мозолистой рукой. Он уже очень давно не видел обычных домашних кошек, и появление Вильгельма было как отголосок прошлого, в котором были хоть какие-то надежды, мечты и перспективы. Тогда мир казался таким простым, понятным, и... наверной, в какой-то степени уютным. Ты мог прийти домой после работы, заварить себе любимый чай, сесть у камина с книгой, и слушать, как урчит на коленях твой собственный кот. Никаких сражений, никакой боли, никакой погони за силой, лишь рутина, которая в те дни казалась липким болотом, а сейчас - сокровищем, недооцененным и бесценным. Наблюдая за этим, Чад вздохнул и нервно лизнул собственный нос. Их отношения с Маркусом были сильными и прочными, но их нельзя было назвать простыми, ибо каждый из них винил себя в том, что разрушил жизнь своему товарищу. И в такие минуты медведь яснее всего осознавал, что если бы он не появился в жизни этого человека, он бы сейчас не стоял под шквалистым ветром, грязный, голодный и обреченный на мучительную смерть. Сидел бы в своем уютном домике, а может, завел бы себе своего кота. Гладил бы его, и молоком угощал, а вечерами ходил гулять с друзьями. А, может, и не с друзьями... Может, и жил бы он не один. И счастлив был бы, слушая биения сердец самых любимых людей. Людей. А не косматого медведя, которому, увы, в этом мире отведено заметно меньше, чем человеку.

Из тоскливых мыслей его вырвала необходимость ответить, пусть и немного запоздало, на вопрос кота. Дернув маленькими ушами, он слегка склонил голову набок.
- Думаю, мы найдем способ вернуть вас обратно. Между нами и вами разница куда существеннее, чем может показаться. Нам всем... всем, кто попал на этот остров по вердикту Цитадели, некуда идти. Дискордия не щадит одиночек, но нас никогда не примут ни Цитадель, ни Древние, ни даже Альянс. А становиться бандитами и разбойниками никому из нас не по нраву. С этих земель можно выбраться. В конце концов, можно пересечь воду, обратившись к тем, кто живет в океане. Океан хранит множество тайн, там есть артефакты, которые могут вам помочь. Но нам нужно переждать бурю. В такую погоду ни один морской житель к берегу не приблизится.
Потянувшись, медведь протяжно зевнул и потер лапой морду. Именно в тот миг с неба упала крупная капля дождя. Маркус, вытянув руку, и поймав еще несколько, поежился. У них еще было время, чтобы достигнуть укрытия, а потому он, кивнув девушкам и коту, двинулся вперед, попутно слушая Соль.
- Несправедливость... права и свобода выбора - то, на что Цитадель всегда реагировала враждебно. Она всегда стремилась к величию и охотно шагала по головам тех, кого не жалко было похоронить. Свое величие она определила в абсолютной доминации, и до сих пор считает, что Дискордия полностью принадлежит ей, подавляя чужую культуру и веру. Цитадель делает все, что она захочет, она не ставит себе никаких рамок дозволенного, а собственный народ для нее практически ничего не значит. Люди, живущие в Цитадели - это винтики в механизме, который выгоден только амбициозной верхушке, но понимание этого приходит только когда тебя выкидывают сюда или на войну, словно ненужный мусор. Цитадель... она не про равенство, любовь, радость и благодать. Не про справедливость и честь. Там убивают и чужих, и своих, за неповиновение законам сжигают на площадях и врагов, и своих собственных подданных, позволяя верхушке удерживать власть силой, устрашением и пропагандой. Цитадель беспощадна и не знает жалости, расправляясь с любым врагом, не важно, человек это или зверь, мужчина или женщина, взрослый или ребенок. Когда мы вытащим вас отсюда, донесите эту мысль до тех, кого считаете лидерами, и, прошу, не пытайтесь Цитадели что-то доказать. Она понимает лишь язык силы, но если вы начнете говорить на нем, дадите ей лишний повод вас уничтожить. Идите к Древним, говорите с Альянсом, они - не враги, они не наделены агрессией и ненавистью ко всем, кто от них отличается, и нападают обычно только из страха, для самозащиты и защиты того, что им дорого. Не бойтесь их, говорите с ними, они вас поймут. А Цитадель... Цитадель никого понять не способна. Она утратила всё человеческое, любую эмпатию. Она способна только уничтожать.
Маркус знал, что говорить подобное о своей фракции не стоит, тем более, о такой фракции, но считал, что терять ему абсолютно нечего. Цитадель уже превратила его жизнь в кошмар, что еще она может сделать? Отнять ее? Мужчина отдаст ее без сожалений. Он обречен погибнуть здесь во время извержения вулкана, обрушения цунами или землетрясения, но если эта информация спасет новых людей Дискордии от гибели, он готов был уйти в мир иной, не дожидаясь воли природы. Одна жизнь, в обмен на минимум три жизни девушек и кота - достойный обмен. Закрывая лицо ветром, и морщась от мелкого, напоминающего пыль, дождя, мужчина то и дело оборачивался, дабы убедиться, что его попутчики могут идти. Ветер неумолимо нарастал и каждый шаг теперь давался путникам с большим трудом. Обогнув Маркуса, Чад пошел с той стороны, откуда дул ветер, образуя своим огромным телом какой-никакой барьер.
- В Цитадели, разумеется, есть и те, кто не одобряют такую политику и выступают против подобных решений фракции. Некоторые из них делают это открыто, и даже создали внутри Цитадели другую фракцию, которая живет обособленно и не скрывает своей неприязни. Однако такая жизнь - постоянный риск, из-за чего многие противники нынешнего режима просто молчат и делают вид, что все в порядке. Они опасаются за свои жизни и жизни своих близких, и Цитадель регулярно демонстрирует им, как поступает с предателями. Мой вам совет - если есть выбор, никогда не контактируйте ни с кем из Цитадели. Если же выбора у вас не останется и вы попадете в город, ищите тех, кто ходит под знаком луны. Среди них тоже есть личности, прогнившие до самых потаенных уголков души, но тех, кто может помочь, намного больше.

С последними словами Маркус, наконец, закончил подъем на небольшой пригорок и перед компанией путешественников открылась огромная долина. Отсюда хорошо было видно, как беснуется черный бескрайний океан, как ветер треплет редкую низкую растительность, насколько огромен на самом деле вулкан, и... точечки света, что виднелись в пещерах у его подножья. Видимо, именно туда они и направлялись.

GM-Kai

+3

30

пост не учтен системой

Вильгельм рысью бежал рядом с девушками, иногда поднимая голову, чтобы посмотреть на них. Он внимательно слушал ответ Чада и рассказ Маркуса. Получатся, у них есть шанс выбраться отсюда и вернуться назад к переселенцам. Это хорошая новость и Вильгельм бы с радостью бы бросился искать выход, разузнавать больше, но рассказ Маркуса остановил его. Кот с недоумением уставился на медведя.
Если честно, ранее Вилли не особо интересовался происходящим. Его не интересовали группировки или стаи, не интересовало общее положение дел. Он просто жил, охотился и искал с кем можно закрутить кошачий роман.
- Если Цитадель такая ужасная, то почему никто ее не разгромил? – поинтересовался Вильгельм, поворачивая голову к Чаду. Он единственный, кто мог ответить на вопрос.  – Почему не восстали против нее? Ведь, как я понял, есть другие. Неужели им это подходит? – с недоумением спросил медный кот, дернувши хвостом.
Компания поднялась на пригорок и перед ними открылась завораживающая картина. Океан, который бушевал из-за непогоды. К слову, Вильгельм успел промокнуть и замерзнуть. Он хотел в сухое и теплое место, где сможет привести себя в порядок и отдохнуть.
- Такое странное место, - проговорил медный кот. – Ранее, я никуда далеко от дома не уходил, но потом… потом для меня начал открываться мир и он, одновременно, завораживает и пугает, - признался Вилли, осматриваясь вокруг. Неизвестно зачем он это сказал, но возможно хотел поделиться впечатлениями.
Вильгельм посмотрел на девушек, подошел к ним и потерся об ноги, как бы намекая, что все хорошо и волноваться не стоит. Впрочем, всегда  должна оставаться крупица недоверия. Еще неизвестно, как отреагируют другие люди, которые живут рядом с Маркусом и Чадом, а судя по огням в дали, там кто-то живет.

Частицы начислены [Тэлл]

+3

31

пост не учтен системой

Я очень внимательно слушала Маркуса, попутно злясь на пол мира, судьбу, конечно же на проклятую Цитадель  да и вообще на жизнь в целом. Ах, да точно и ещё на погоду, которая как некстати была далеко не на нашей стороне. С каждой минутой ветер становился только сильней и беспощадней, тёмные тучи над головами закрыли небо и облекли всё в единую тень, а капли дождя начали не приятно стекать по телу и волосам, создавалось противное ощущение холода. Нет, на самом деле я очень люблю дождь, его прохладу и свежесть, он действует на меня словно успокоительное, точно дарит свободу, но... Но сейчас, сейчас не тот момент когда я могу им наслаждаться, не то время когда я могу расслабиться и просто постоять под прозрачными каплями... С прибытием на новый остров всё резко изменилось, теперь всё по другому, я уже не та, да и вообще все мы изменились. Мы стали сильней, хоть по сути ослабли, мы стали храбрей, несмотря на то что дико испугались своих страхов, мы научились верить, верить в то что не всё плохое бесконечно...
Выслушав рассказ Маркуса про Цитадель и её мерзкое отношении не то что к нам, а даже к своим людям, к своему народу, я только лишний раз убедилась в том, что это эгоистичная ужасная фракция, которая вызывает у меня лишь отвращение и ненависть.
Но тем не менее я для себя отметила, что внутри фракции не всё гладко, а это значит что у нас - прибывших на новый остров, есть какие то, да шансы. Я считаю, что люди живущие в этой фракции вряд ли счастливы, живя в страхе перед властями, в  постоянном запугивание, в  борьбе за жизнь - разве такая должна быть их жизнь?... На минутку мне даже стало жаль народ Цитадели, ведь никто не заслуживает такого, хотя... Кто знает возможно, я ошибаюсь и всё не так та просто...
  Я запрокинула голову в надежде вдохнуть воздуха, но вместо этого мне в лицо прилетел  очередной холодный порыв и я поперхнувшись, закашлила.
- Кхх-кххх... Кхэ... Фух, Маркус, а у вас всегда тут такая погодка, эмм... весёлая? - поинтересовалась я, про себя ругаясь на проклятый ветер за испорченныю причёску и не только. Казалось бы что может сделать мой потрепанный вид ещё хуже? А вот что - ветерочек, хахах...
  Ветер всё усиливался, я немного замедлила шаг, ведь идти становилось всё сложней, повернувшись к Эдель, я взяла её за руку, чтобы приложив общие усилия минимум не свалиться, ведь этот ураганый продуватель на сквозь почти сносил с ног.
-  Мой вам совет — если есть выбор, никогда не контактируйте ни с кем из Цитадели. Если же выбора у вас не останется и вы попадете в город, ищите тех, кто ходит под знаком луны. - сказал Маркуса после общего краткого описания фракции, а я призадумалась.
- А что же за знак луны такой? - возникло в голове и я спросила у Маркуса, также попросив более подробно рассказать о этом знаке, а также о людях ходящих под ним.
И вот вскоре все мы оказались на небольшой возвышиности, с которой открывался  шикарнейший вид на шумящий океан, волнующийся в своей красе. Зрелище было завораживающим и красивым. Также перед нами открылся вид на все масштабы, огромного величественного вулкана, я даже не представляла насколько он велик. Также я приметила мерцающие огоньки, чем то напоминающие пламя, вероятно это и есть те самые люди, что поселились здесь после изгнания.
- Хм... - задумчиво протянула я и почувствовала, как о мою ногу трётся рыжее чудо, будто бы говоря этим : "Всё будет хорошо."  А что возможно так и есть...
- Совсем мы про тебя забыли, прости пожалуйста. - извинившись, я присела и погладила Огонька, а после приглашающим жёстом вытянула руки к коту, надеясь на то что он захочет прокатиться, а я смогу насладится приятной, пусть и намокшей шёрсткой.

Частицы начислены [Тэлл]

+2

32

пост не учтен системой

Мир вокруг закручивался в опасную спираль надвигающегося ненастья, я же напротив, успокаивалась, словно неистовый рокот чернеющего океана не нам сулил беду, да и ветер, что усиливался, грозясь сбить с ног, лишь играл истерзанным подолом платья, не желая чинить препятствия. Набрав в набедренную сумочку сухих стеблей, я мыслями уже унеслась далеко, раздумывая о том, как стану изучать находки, мало предавая значения тому, как окрысился порывистыми предыханиями ветер, как скалит зубы крупными холодными каплями тяжелое небо. Но вот, ноги моей касается мягкое тельце, рыжая шерстка так и пушится ласковой волной по голым ладыжкам.
Вынырнув из своих дум, я улыбаюсь тусклой улыбкой призрачного существа, вида не самого прекрасного и реалистичного, однако, не смотря на мою плачевную внешность, улыбка теплая, искренняя предназначена для Вильгельма, я очень рада живому огоньку. Кошки, они словно нужная музыка, словно потайная струна, владеют успокоительным гипнозом, есть в них особое очарование.
Зелёные кошачьи глаза внимательны, я вижу что зверь переживает обо мне и конечно, спешу его приласкать, заверить в том, что со мной все в порядке, к тому же, совсем скоро, рядом появляется Сольвейк. Девочка, словно взрослая, а я ребёнок, привычно берет меня за руку и тянет вперёд, словно прося поторопиться, приходится доверчиво кивнуть и заспешить вслед за нашими провожатыми и одновременно спасителями.
Жаль, я не понимаю разговора, что ведут между собой люди и животные, а ведь мне так много нужно узнать, понять, принять... Остаётся внимательно смотреть, прислушиваться, приглядывться, стараясь уловить скрытый от моего разума смысл, но - тщетно.
И снова чувство потерянной во времени, словно стоящей между мирами, позабытой, оставленной, чуждой и этому миру и загробному.
На склоне, если посмотреть на подножие вулкана, там, словно светлячки, горят приветливо и заманчиво людские жилища. Даже отсюда я чувствую их свет, осязаемое тепло, пусть до него ещё время пути.
- Люди. Много людей? - спрашиваю себя удивлённо и страшусь, в то же время, внутри растет волна робости, радости, страха и волнения. Даже не могу представить, много - сколько это? Неужели смогу увидеть то, о чем только слышала?
Люди, много людей! Другие люди, что живут не так, как жила я, почти ожившая сказка матери и бабушки, почти сон, сродни невозможному.
- Люди. Много людей? - взволнованно шепчу и вытянув руку, показываю пальцем. Сольвейк почему-то смеётся, снова берет за руку и мы идём туда, туда, где живут такие как я, такие как Соль, такие как... Как тот мужчина, что идёт с медведем рядом с нами. Мне не верится. И страшно. И волнительно. Скоро я все узнаю...

Частицы начислены [Тэлл]

+3

33

Вопрос, который задавал Вильгельм, был ожидаемым. Не было ни одного человека или зверя на архипелаге, кто не интересовался бы возможностью победить Цитадель. Об этом размышляли и многочисленные противники фракции, и она сама, ведь только через понимание собственных слабостей она могла обеспечить себе то могущество, которое имела. Медведь дернул головой, скидывая на землю холодные капли дождя, что свисали с короткой бурой шубки, из последних сил удерживаясь на слипшихся от грязи и колтунов прядях.
- Это никому не подходит. Цитадель пытались разгромить неоднократно, прибегая к помощи богов и местной магии, но Цитадель не обрела бы такую силу изначально, если бы не могла постоять за себя. У нее хватает сил на самые болезненные контратаки, и хватает безумия, чтобы нападать с яростью, на которую не способны дикие звери. Цитадель победить можно, если Древние и Альянс рискнут всем, что у них есть во имя победы, а я не уверен, что они готовы на это пойти. Слишком высокой может оказаться цена такой победы. Возможно, прибытие переселенцев пошатнет чашу весов в одну из сторон, это - ваша сила и проклятие. Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить, - тоскливо добавил Чад, решив, что горькая правда лучше любой сладкой лжи. Он действительно не завидовал переселенцам, совершенно. Даже у них, отверженных и изгнанных, была хоть какая-то стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Они могли спокойно жить, их никто не трогал, не ждал от них ничего и они, в ответ, не ждали ничего от мира. Были, как говорится, сами по себе, и такая жизнь пусть и была далеко не райской, все же была на порядок лучше, чем существование в постоянном страхе, в центре военных столкновений и интриг. Переселенцы имели больше возможностей, они были свободными, но за эту свободу платили дорогую цену. Стоило ли оно того? Покажет лишь время.

- На самом деле, погода на Дискордии чертовски непредсказуемая, с буйством ее природы вы, полагаю, еще даже не сталкивались, - усмехнулся Маркус, стирая мокрой рукой капли дождя со лба. - Погода внутри купола сильно зависит от спектральных кристаллов, залежи которых находятся на юге, северо-западе, севере и в центральных землях. Спектральные кристаллы сочетают в себе силу всех природных элементов, их активность часто порождает природные аномалии, отчего на даже в тропиках может идти снег, а в заснеженных северных пустошах распускаться цветы. В этот раз не они виноваты, сентябрь - месяц смены сезонов, вот и бушует природа. Зима грядет. Ветра будут сильнее, волны выше, бури чаще. Не знаю, есть ли у вас какое-то укрытие, но советую вам обзавестись им, а еще лучше - спуститься под землю с Древними. То, что будет происходить на поверхности зимой, поверьте, вам совсем не понравится.
Шмыгнув носом, Маркус двинулся вниз с холма, осторожно спускаясь по скользким камням и земле, время от времени протягивая девушкам руку, чтобы они не упали со склона. Соскользнуть здесь было несложно, особенно тем, кто к таким походам не привык. Чад предусмотрительно пошел вперед, спускаясь боком и периодически останавливаясь. Если кто-то все же не сумеет удержаться - он приземлится, пусть и в мокрую, но мягкую медвежью шерсть.
- Цитадель... ух... поделена на две внутренние фракции. Луну и солнце. Солнце - та цитадель, про которую я рассказывал ранее и та, что вызывает страх и ненависть у других жителей Дискордии. Луна - своего рода, фракция внутри фракции. У них чертовски странные взаимоотношения, надо заметить. Причем не только между собой, но и с окружающим миром. Говорят, покровителем лунной фракции является сам предводитель божественного пантеона - Махараджа, и некоторые должности в рамках общей Цитадели занимают только представители лунного братства. Нрав у них помягче, и отношение к чужакам попроще. С ними можно поговорить, может, даже помогут, спину прикроют или спрячут. Не сильно обнадеживаю, лучше, конечно, даже к ним пока не приближаться, но если возможности избежать встречи с Цитаделью не будет - ищите тех, кто носит на одежде нашивку с золотистой луной. Так ваши шансы на выживание в стане врага будут заметно выше.
Оказавшись внизу, Маркус практически сразу двинулся в сторону пещер, и, чем ближе они приближались, тем ярче становились огни костров, шум музыки и голосов. Там, определенно, были люди, и их было немало, а там где люди - там и собаки. Заметив Маркуса и Чада издалека, пятеро крупных псов бросились им навстречу с громким лаем, однако вместо агрессивного броска, оказавшись рядом с переселенцами и своими отвержденными собратьями, принялись неистово вилять хвостами, обнюхивая всех и каждого, включая кота.

GM-Kai

+5

34

- Наверное, им подходит такое? – неуверенно спросил Вильгельм, двигая усами и с удовольствием прикрывая глаза, когда Сольвейк погладила по голове. – Как мне подходит, что девушки гладят. А вот какую сторону выбрать – не представляю. Я привык быть рядом с человеком и никогда не вмешивался в противостояния. Даже не представляю, как себя вести, - проговорил кот. Он посмотрел на другую девушку. Успокоилась ли немного Винлирия? После встречи с Маркусом и Чадом, она совсем расстроилась. Не сказать, чтобы кот очень сильно волновался, нет такой сильной привязанности, но, все же, ощущает волнение. За последнее время, они стали его компанией и Вилли совсем не чуждо волнение, хотя в приоритете только собственная прекрасная шубка.
Вильгельм посмотрел на Сольвейк, которая протянула руки в его сторону. Дернул ухом, моргнул, но пока что не двинулся с места. Кошки они такие, на первый зов не пойдут, да и на второй тоже. Этим они отличались от собак, которые сразу бегут к человеку. Коту нужно подумать, заслужил ли человек такой чести.
И, Вилли решил, что заслужил. Хотя, тут скорее другая сторона. Медный кот решил, что покататься на руках человека лучше, чем идти на своих четырех лапах. Поэтому, с видом короля, Вильгельм позволил взять себя на руки.
- А нам некуда пойти, - проговорил Вильгельм, когда заговорилась тема про убежище. – Мне некуда идти, а девушкам, наверное, тоже, - кот вильнул хвостом и посмотрел на лица девушек.
Появление собак не шибко обрадовали Вилли, и тот инстинктивно напрягся, вздыбливая шерсть. Коты, пусть и городские, не сильно любят собак, да и часто эти блохастые создания, нападают на бродячих кошек. Вильгельм недовольно заворчал, когда собака потянулась, чтобы его обнюхать, и быстро перебрался на плечо Сольвейк.
- Не люблю собак, - ворчал Вильгельм, нервно дергая хвостом.

+3

35

Я замерла в ожидании реакции рыжего намокшего чуда, которое сейчас раздумывало над моим приглашением. Чуть постояв Огонёк двинулся в сторону моих рук, и я аккуратно подняла его наверх. В уголках губ появилась слабая, но тёплая искренняя улыбка, без лжи, притворства, усилий и наигранности, та улыбка которая далеко не часто появлялась на моём лице. После я продолжила разговор с Маркусом, с усилиями пытаясь преодолеть порывистый сквозной ветер, что так и норовил меня уронить.
- Ммм, интересно... Откуда вообще возникли залежы спектральных кристаллов... И раз уж они вызывают такие аномалии, то не пробовали ли вы обратить их влияние против той же самой Цитадели? Ведь если бы это было возможно, то какой бы силой не обладала эта фракция, но урон бы получила, при чём довольно хороший урон с значительным потерями... Или я не права? - рассуждая спросила я, поглаживая сидящего на руках кота, и даже пользуясь ситуацией, легонько трогая его мягкие ушки, при этом предусмотрительно осторожно спускаясь по скользкому камню.
- Маркус, ты ранее говорил, что-то про то, что никто не примет вас, так как никому не нужны проблемы, но разве если объединиться с Древними, или Альянсом вы не победите? Да, пусть даже если будет война и итог неизвестен, но если вдруг вы победите, то и они и вы станете свободными... Наверное, все не хотят войны, но тогда как по другому решить ситуацию среди фракции? - продолжая идти, я пыталась понять все возможные решения общих проблем.
Чёрная плотная ткань грязного дорожного платья совсем промокла, и по коже пробежал холодок, всё таки сейчас уже не лето, да и погодка как не кстати не солнечная... А плащик, тот что был у меня ещё не так давно, я отправила покоиться на дно пещеры, так что сейчас о тепле и комфорте можно было забыть.
- М-да, одним словом прям всё "на моей стороне"... - я тяжело вздохнула, стало как то совсем тоскливо... Ни дома, ни семьи, хааа что и ещё надо до полного горя? Но, что я действительно осознала, так это то что жить надо... Пусть сегодняшним смыслом является, лишь необычная девушка и рыжий кот, но кто знает что станет завтрашним смыслом?...
-... Говорят, покровителем лунной фракции является сам предводитель божественного пантеона — Махараджа,... - во время разговора упомянул Маркус, и в мою голову сразу закрался интересующий меня вопрос, поэтому дослушав речь мужчины, я сказала :
- Спасибо, за очень важную для нас информацию, ты нам очень помог этими словами и я хотела перед тобой извиниться за то, что обращаюсь к тебе на "ты", прости, надеюсь ты не против? Но  у меня есть ещё пара вопросов... Во первых не мог бы ты, если что-то знаешь рассказать нам о пантеоне богов? А во вторых, возможно это личный вопрос и поэтому если тебе не удобно, ты можешь не отвечать... Кем ты был раньше? - я остановилась и внимательно посмотрела на мужчину, пытаясь прочесть его эмоции и понять кто он такой, и почему решил так легко открыться чужакам, ведь он нас совершенно не знает и с чего он взял, что наш народ не обманщики, или не предатели.
- Маркус, почему ты нам веришь? - тихо в шуме дождя глядя в глаза мужчины, спросила я, этот вопрос был очень важен для меня, исходя из его слов я сейчас смогла бы понять намерения и не только... После мы продолжали продвигаться к пещере, когда Эдель спросила :
- Люди. Много людей? - взволновано повторила она дважды, и я усмехнувшись вновь взяла её за руку, второй придерживая кота и мы всё дружно продолжали идти. Из пещеры уже слышалась музыка и всё ярче светили огни, когда мы подходили. На встречу нам выбежали собаки и с весёлым лаем начали, приветствуя обнюхивать всех и каждого. Огоньку естественно это не понравилось, поэтому он вскарабкался ко мне на плечо, а я лишь засмеявшись поддержала его рукой, мол ладно эксплуатируй плечи.

Отредактировано Сольвейк Мьёль (2021-01-17 12:54:23)

+4

36

Не смотря на то, что погода сулит ненастье, словно дикий зверь свирепеет, рокочет чёрными волнами, я понимаю, что все вокруг меня - просто отголоски древних, установленных не нами часов. Всё идёт и приходит в свое время, ждёт своего часа, все последовательно в гармоничном тиканье ходиков мироздания и лишь мы - люди, словно оторванные у вечности осколки, меняем окружающее в соответствии с личными желаниями. Противимся судьбе, словно сами себе боги, воздвигаем неведомое и порой чуждое природе. Стылые капли немного бодрят, а ветер, что срывается на хрип, гонит прочь наш небольшой отряд в убежище, это его забота? Нет. Это просто повесть дальнего странника, что разгулялся на просторе, поведуя миру печальные главы увиденных жизненных судеб.
Забота она рядом... В шаге от меня. Вот на руках у Сольвейк пристроился Солнечный кот, в нем лишь свет, тепло, да толика волнения. Он ярок и без сомнения значим, весь его облик говорит о том: каждое плавное движение так и подчёркивает чувство внутреннего достоинства, независимости, не каждый человек сможет себе позволить такую роскошь, как этот пушистый попутчик, хотя, я могу ошибаться, ведь за мою жизнь, я слишком мало видела людей, лишь слышала о них. Соль, в ней искра храбрости, молодых надежд и добра, это видно по тому, как ласков взгляд, что бережно следит за каждым моим движением, по тёплым улыбкам, которые она мимолетно дарит окружающим даже не замечая того, по тому, как просто и легко общается с незнакомцами. Забота она даже в чужаках! В том, как  участливо смотрит "косматый", как и его медведь, мужчина, как загодя тянет руку, страхуя скользкий и коварный спуск, в том, как он утирает пот со лба, привычно и небрежно, меж тем, все время взгляд его преисполнен решимости, а шаг уверен и твёрд.
Перед спуском, помню, как задержалась на крае, оглядывая скользкие камни, вынужденная отпустить руку девочки и лишь запечатлев новый образ в памяти, принялась медленно спускаться следом за остальными. Спуск был довольно крутой и совсем не удобный, приходилось все время цепляться руками хоть за что-то, чтоб удержаться под шквальными порывами ветра, не оступиться, рискуя переломать ноги или руки. Порванное и истерзанное в клочья платье совсем не грело, оголяя под лоскутами исцарапанное о камни тело, брякали бусинами и костяшками предплечные браслеты, да ожерелье уже не стеснялось казаться из под разодранного полотна своей сковывающей, словно ошейник резьбой.
Я так давно отвыкла от помощи, что невольно, когда мне её предлагали, та же Сольвейк или незнакомый мужчина, протягивая руку для поддержки на самых опасных местах спуска, то невольно вопросительно и растерянно глядела, в то же время с интересом и страхом наблюдая, как девочка запросто разрешает себя подстраховывать и идёт на контакт с незнакомцем, я же, хоть уже не смотрела загнанной на охоте ланью, все же отрицательно качала головой, было очень страшно дать свою руку. Словно это что-то могло значить для меня, будто, то не длань человеческая, а расколенные прутья, за которые можно ухватиться и оплатить ладони. В груди щемило и замирало от противоречивых и совершенно новых, не понятных чувств, словно бы хотелось поверить людям, но было слишком страшно. Когда цель нашего пути была уже близка и оставалось совсем немного, когда вроде бы все опасности миновали, я все же сделала не осторожный шаг, тонкая подошва сандалей соскочила с предательского граненого края, лопнула хлипкая кожаная тесемка и я, вскрикнув, полетела вниз. Медведь среагировал быстро. Когда встреча с твёрдой и опасной поверхностью казалась не избежной, я рухнула прямо на сырой и мохнатый живой ком, обхватив бурую голову руками. Не сразу поняла, что произошло - все ещё испуганно дрожала, вцепившись пальцами в медвежью шерсть. Когда подняла голову и смогла встать на ноги, поняла - чудом уцелела. Метнула робкий взгляд на своих попутчиков и вроде бы даже меня спросили все ли в порядке, я это скорее поняла и тут же утвердительно закивала быстро-быстро головой. Правда вот ступню поранила, да сандаль совсем пришёл в негодность, но боясь, что за кровь меня будут ругать, робко и извиняющися улыбнулась мужчине, очень страшась, что, нарушила что-то. Однако, кажется, ни кто не собирался меня жестоко наказывать, а медведь не спешил уходить или наоборот, разрывать на куски. К тому же, зверь был такой тёплый, что мне совершенно не хотелось выпрастывать свои пальцы из его густого меха, поэтому я осторожно погладив животное, придерживаясь за его загривок, встала и пошла рядом. Устала очень. Может поэтому чувства немного притупились? Однако, я очень чутко следила за животным, готовая при малейшем недовольстве покинуть его личное пространство.
Вот и огни! Вот и звуки голосов! Как часто бьётся встревоженное сердце, хочется отчего-то спрятаться, забиться в угол, как бывало раньше, но меж тем, очень интересно и боязно. Вот на встречу выбегают собаки, звонкий приветливый лай согревает тёплыми волнами воспоминаний о немногих радостных минутках прошлого. Не смотря на кровоточащую ногу, присаживаюсь, с радостью и нежностью треплю больших четверолапых охранников по широким лбам, как же в груди щемит от вороха воспоминаний, и у меня были такие друзья!
- Хорошо. Хорошо. - только одно и говорю на понятном для людей языке, я уже знаю это слово. С детским чистым восторгом отдаюсь встрече, словно меня тут ждали эти громкоголосые звоночки, словно это я вернулась домой. Конечно, это чужие собаки, чужие верные друзья, но я, словно гость на званном пире, получаю часть их тепла, словно вкушая чужое угощение этого дома.

+3

37

Ураган с юга, двигаясь в сторону долины, набирал обороты с каждой секундой. Море становилось всё более беспокойным, волны поднимались всё выше и выше, а зигзаги молний раскалывали надвое непроглядную тьму небосвода. У них осталось не так много времени, чтобы добраться до убежища. Тропические ураганы, пусть поначалу и кажутся бесконечно далекими, практически недосягаемыми, на деле стремительнее мыслей и чувств. Он настигнет эти земли быстрее, чем переселенцы могут себе даже представить. Впрочем, повода для беспокойства уже практически не было. Если охрана быстро пропустит их внутрь, можно будет переждать даже самый жуткий шторм. Маркус был практически уверен, что серьезного досмотра не будет, хотя чужаки, бесспорно, привлекут внимание. Они были совершенно не похожи на тех, кого сюда сослала Цитадель. Не просто редкое событие... уникальное. Он очень опасался, что такие нежданные гости могут вызвать страх и, в последствии, агрессию, но не подавал вида, что чем-то обеспокоен. Старался сохранять максимально дружелюбный настрой, предполагая, что чем спокойнее, расслабленнее и раскованнее будут новые знакомые, тем меньше шансов, что своим появлением они напугают жителей поселения.

- Мы не знаем точно, откуда именно появились спектральные кристаллы, можем лишь предполагать, что они как-то связаны с этим вулканом... но я не уверен, что правду мы когда-нибудь узнаем. Она лежит в такой глубокой древности, куда человеку заглянуть не под силу. Использовать против Цитадели их можно, но... Ух, сложно это. Сложно и опасно. Массовое и необдуманное использование спектральных кристаллов наносит много вреда Дискордии и куполу, а любые изменения в куполе порождают магические разрывы и катаклизмы. Цитадель мы, может, и одолеем, но долго ли сами после этого проживем? Тх... К тому же, у Цитадели есть свои залежи спектральных кристаллов на северо-западе Дискордии, и залежи там огромные. Слишком велик риск, оно того не стоит. А нас...  Нас ни Древние, ни Альянс, не примут. Как бы мы не насолили Цитадели, мы все еще ее люди. Мы - плоть и кровь этой фракции, рожденные ею и ею воспитанные. Древние нас уничтожат. Или бросят, как пушечное мясо, на убой. Они считают, что в своих бедах мы виноваты сами... Хоть мы и не формировали фракцию, мы долгое время работали на нее. К сожалению, все свои ошибки мы осознали только оказавшись здесь. Древние понимают это, и знают, что мы раскаиваемся, но они не дадут нам второго шанса и, наверное, это, в какой-то степени, справедливо, учитывая, как много потерь принесла им эта война - ласково потрепав по макушке и холке парочку подбежавших к нему собак, мужчина зашипел на тех, что начали скакать вокруг девушек, с громким, приветственным лаем. Они были крупными и легко могли повалить гостей на скользкую от дождя землю. В этой местности достаточно было одного безобидного падения для того, чтобы получить травму, а вот лечить любые раны и ушибы было тяжелее, чем на главном острове. И трав меньше, и условия жизни хуже. Чад, в какой-то момент устав от этого шума и мельтешения перед глазами, глухо зарычал парочке собак в морду, и животные, как по цепочке, быстро присмирели, перестав прыгать. Только хвостами виляли так, словно готовы были взлететь.

- Я советую вам жить как живется и ничего не загадывать наперед. Дискордия непредсказуема, и к вам в любой момент могут постучаться враги. Будьте готовы к этому, но не меняйте радости жизни на постоянный страх, который неизменно вызывает война. Рискуете потерять если не жизни, то самих себя... - ответил Вильгельму медведь, и в этот момент на него буквально налетела Лиф. От неожиданности бурый плюхнулся лохматым задом на землю, забрызгав грязью всех вокруг, но не отстранился, удерживая девушку и забавно похрюкивая от того, как на его нос стекали капли воды. До этого он стряхивал их, а теперь голову держал ровно и неподвижно, чтобы Лиф могла найти в нем точку опоры и не опасаться. Она была такой тихой и зашуганной, что Чад боялся сделать лишнее движение, а Маркус так и замер на месте, с ужасом наблюдая за происходящим. Он надеялся, что рано или поздно тихая девочка поймет, что они для нее - не угроза, но такое резкое сближение могло только сильнее ее оттолкнуть и напугать.
- Ум... всё хорошо? - осторожно поинтересовался он, подходя ближе лишь на пару шагов и чуть успокаиваясь, когда Лиф выпрямилась и осталась стоять рядом с бурым. Видимо, все прошло лучше, чем он ожидал. Как камень с души. Чад, желая подбодрить девушку, потерся лохматой щекой о ее бок и медленно поднялся, позволяя ей идти рядом и держаться за себя. Угомонив остальных собак, мужчина двинулся следом, а орава псов потрусила вокруг компании, с интересом, но пока без агрессии, поглядывая на Вильгельма.
- Не волнуйся, обращайся ко мне так, как тебе это будет удобно. Я человек маленький, и всегда им был. В Цитадели я был конюхом. Ухаживал за боевыми лошадьми и иногда помогал друзьям на псарне. Никакого особого отношения к себе я не хотел ни тогда, ни, уж тем более, сейчас, хех. Здесь все равны. Не важно, кем ты был до попадания в Долину, любая влиятельность остается в прошлом. Лишние формальности, - улыбнулся мужчина и на несколько секунд замолчал. Почесал затылок, пытаясь вспомнить, что он вообще знал о пантеоне богов. Девочка задавала мудрые вопросы, но, как посмеялся мысленно Маркус, ей достался не самый умный собеседник.   

- Я никогда не интересовался этой темой всерьез... Признаться, сила богов, духов и призраков меня всегда несколько пугала, и я предпочитал избегать этой темы. Уж больно много всего таинственного и загадочного, а жизнь и так не сахар, чтобы беспокоиться еще и о таких вещах, хех. Я знаю разве что про Махараджу, он у них за главного считается, потому что первым применил морок и построил эдакий... абстрактный мост между миром людей и миром животных. Мне кажется, я даже сам его видел однажды, в туманном утреннем мареве. Он приходит в облике белого льва. Клянусь, на моих глазах, на долю секунд появился и сразу пропал! Я неделю после этого спать не мог... А больше я ни с кем не контактировал и о других мало знаю. Знаю про Мвенай немного, она Древним покровительствует. Есть еще Айджи, он покровительствует Цитадели, но вам обо всем этом лучше поговорить не со мной, а с бабушкой Лушей, она многое знает о богах и самых разных паранормальных явлениях Дискордии. Я вас к ней отведу, но сначала нам нужно пройти внутрь, немного перекусить и обсохнуть. Болеть в Долине тяжело и опасно, здесь мало лечебных трав. Так что перво-наперво костер и вкусная еда, а уж потом Луша вас с радостью примет. Она очень, очень добрая. Наверное, самый добрый человек из всех, которых я знаю.
Вот уже впереди не просто виднеется пещера и силуэты, но можно рассмотреть людей, стоящих на входе. Их там скопилось достаточно много. Заняли по всему периметру проход, а он был совсем не маленьким. Мокнуть под дождем никто не желал, но любопытство и интерес читались в глазах каждого, кто пришел поглазеть на незнакомых людей. В поселении новости и слухи передавались так быстро, что уже, наверное, каждая жаба и ящерица были в курсе приближения группы незнакомцев. Пропускать такое зрелище никто не желал и в лагере царило непривычное оживление. Совсем скоро Маркус и Чад, в сопровождении переселенцев, подошли к самому входу в пещеру. Она была хорошо освещена факелами, и в некоторых местах из каменных сводов торчали кусочки кристаллов огня. Впитывая и отдавая свет от огненных всполохов, они создавали удивительный эффект, словно стены пещер светились золотом изнутри.

- Всё просто... я верю вам потому, что мне уже нечего терять, - улыбнулся мужчина и подошел к охране, стоявшей чуть впереди, у самого выхода. Это было двое молодых ребят, на вид не больше 17 лет, хотя жизнь в суровых условиях долины оставила на них множество шрамов, и взгляд у обоих был совсем не детский. Пока взрослые мужчины добывали пищу, травы и воду, молодежь обеспечивала безопасность. Не удивительно, что первый же вопрос, адресованный Маркусу, был "А это кто?". В голосе охранника агрессии не было, оружие он не обнажал, но выставил в сторону руку, перегораживая вход, и его коллега последовал примеру товарища. Они пока не впускали внутрь переселенцев, но и не выпускали никого к ним. А между тем, за спинами юнцов уже собралась приличная толпа из женщин, стариков и детей, с интересом рассматривавших незваных гостей. Возможно, будь среди прибывших мужчины, местные жители встретили бы их значительно холоднее, но две хрупкие девочки и кот, кажется, не вызывали у них беспокойства, лишь осторожный, но явный интерес.

GM-Kai

Отредактировано Game Master (2021-02-14 15:47:19)

+3

38

Маркус отозвал собак и Вильгейм чуточку расслабился. Совсем чуточку, ведь за блохастыми нужно смотреть в оба глаза. Нет никакой уверенности, что собакам что-то не стукнет в голову и они решат дотянуться до медного кота.
Вильгельм потоптался на плече Сольвейк, занимая более удобное положение. И почему он ранее не использовал человека, как способ перемещение? Очень удобно. С высоты лучше заметна местность и окружение, не устаешь от долгой ходьбы, ну и конечно, не вымазываешься в болоте больше, чем сейчас. Определенно, надо чаще такое проворачивать и кататься на человеке. Вилли посмотрел на Сольвейк, оценивающее посмотрел, но потом моргнул и отвел взгляд.
Чаду уже не отвечал, так как тема себя иссякла. Кот уже не знал, что спрашивать. Ничего не оставалось, как просто слушать разговор людей и посматривать по сторонам.
Группа переселенцев во главе Маркуса и Чада, приближалась к пещере, и чем ближе становилась пещера, тем больше силуэтом рассматривал Вильгельм. Местные жители собирались вместе, чтобы посмотреть на случайных гостей. Кот напрягся. Проявлять ли местные враждебность по отношению него и двух девушек? Хоть Маркус и вел себя дружелюбно, но ведь за других ручаться не мог. Было б здорово уйти отсюда, но погода не позволяет. Кот нервно облизнулся.
Переселенцы подошли к самому входу в пещеру и Вильгейм ощутил, как оттуда исходит тепло. Тело пробило дрожью от нетерпения. Наконец-то они смогут посидеть в тепле и в сухости, а не мокнуть под дождем. Осталось просто зайти внутрь, но почему-то никто не заходил. Вильгельм недоумевал и дергал хвостом.  Он мог бы спрыгнуть с плеча девушки и самому зайти, но рядом крутились собаки. Не хотелось с ними ближе знакомиться.
Вилли негромко мяукнул на ухо Сольвейк и несильно боднул головой ее щеку. Он словно спрашивал, почему они не проходят вовнутрь и чего ждут? Почему их не пропускают? И сколько можно под дождем стоять? Лично Вильгельм промок до самых костей и уже начинал мерзнуть. По крайней мере, осознал после того, как ощутил тепло и сухость исходящее от пещеры.

+4

39

Безудержная сила природы с новым рывком приближалась всё ближе и ближе, будто бы нагоняя нас - усталых, измождённых путников и в силу обстоятельств её ослабших жертв. Она хотела поглотить, тех кто оказался без укрытия; желала догнать, успеть, схватить вовлекая несчастных в злой рок; бежала второпях осыпаясь тяжёлыми каплями, которые превращаясь в ливень, стеной закрывали всё вокруг; спешила, злясь кидая огромные яркие молнии, что острыми стрелами впивались чуть ли не в саму землю; бесилась, крича раскатами грома и круша всё на своём пути. Но как бы не старалась всё было тщетно и пока, что путники были всё же быстрей, а может к ним наконец повернулась удача?... Кто знает, кто знает... Только время покажет, так ли это...
Невольно поёжившись я тихо выдохнула, чуть сильней прижимая такого же мокрого, как и я сама Огонька к груди, сделав свободной рукой небольшой навес над его мордочкой. Моё тело совсем окоченело; тонкие кончики пальцев онемели, приобретая своеобразный белый оттенок; по лицу неприятно хлестал мокрый холодный дождь; а по спине уже давно бегали противные толпы мурашек, создавая лёгкую дрожь.
- Вот, как... Значит, использование кристаллов в военных целях слишком рискованно и бессмысленно... - про себя отметила я очередной кусочек важной информации, аккуратно подав одну из рук Маркусу, да бы не свалиться на очередном не ровном выступе. А после продолжила вслушиваться в произносимую низким мужским голосом речь, анализируя и изредка прося, что-то пояснить, или повторить.
- Они считают, что в своих бедах мы виноваты сами... - сказал мужчина, и мне стало не по себе, ведь сейчас я затрагивала темы, которые возможно причиняли боль, или же были напоминаем о чём-то таком, о чём очень хотелось забыть. Я прекрасно это понимала, но мне было важно знать, ведь от этого слишком много чего зависело; эти слова могли изменить не только мою жизнь, но и жизни всех наших - целого народа. И хоть такое отношение со стороны Древних к этим людям по моему мнению было справедливо, я всё же находила это было крайне печальным, поэтому поджав губы, я кинула на Маркуса короткий сожалеющий взгляд и продолжила путь.
Под ногами хрустело песчаное крошево, мелкими камушками забиваясь в подошву чёрных кожаных сапог; ноги скользили, то и дело норовя подвести; да и в целом всё вот это : "Щас ты грохнешься ", мне не нравилось. И вот как чувствовало моё сердечко что, что-то произойдёт.... Так, всё и случилось, на пару минут отпустив руку Эдель, задумавшись и позабыв обо всём, я ушла чуть вперёд и вскоре услышала крик, а обернувшись увидела летящую на острые бугры девушку. Но успев лишь охнуть, буквально через несколько секунд я уже лицезрела осторожно пытающуюся встать с нашего бурного друга Эдельвейс. Позже удостоверившись в том, что всё более менее нормально, не считая царапины на ноге, мы двинулись дальше, ведь бушующая погода с каждой минутой уменьшала расстояние на пути к нам. На ответ Маркуса по поводу обращения, я спокойно кивнула, опять же отметив, как мы схожи с этими людьми, а после послушав информацию про богов и про добрую бабушку Лушу, сказала :
- Чтож, мне очень бы хотелось познакомиться  с бабушкой Лушей. - произнеся это я улыбнулась, но в голубых глазах промелькнула грусть. Я подумала о том, что сейчас было бы действительно неплохо рассказать кому-то и о своей судьбе тоже, поведать о чувствах и эмоция, о той боли, усталости, что терзали меня далеко не первый день... И вот следующий вопрос с моей стороны, тот вопрос который стал последней проверкой, последней линией разделяющей чувства и реализм; вопрос, что стал краем восприятия по отношению к этому мужчине; вопрос, ответом на который были те самые слова, что решили бы исход...
  — Всё просто... я верю вам потому, что мне уже нечего терять, — с улыбкой говорит Маркус и к горлу поступает ком, я не в силах, что-либо сказать, но сейчас я так сильно ему благодарна за его отношение к нам, за доверие, за доброту, за заботу, за дружелюбные улыбки и за то приятное мимолетное тепло.
- Спасибо, спасибо тебе! - про себя не перестаю повторять я, а мужчина в это время уже подходит к охране, да и толпе таких же как и он... нет, не только таких, как и он, но таких как и я... ведь мы все так похожи...
Я замераю, пытаясь успокоить ураганом крутящиеся чувства и нахлынувшие эмоции, как можно скорее стать рациональной, построиться под ситуацию, взять себя в руки, сделать хоть что-то, но не могу... И как только меня касается рыжая мордочка, словно бы спрашивая почему мы стоим, на глазах наворачиваются слёзы, а после мокрыми дорожками бегут по щекам... Не сдержалась, не смогла... Я слишком слаба, все слишком накипело, слишком больно, слишком сложно... Простите...
Толпа начинает перешёптываться, слышится нарастающий гул, разнообразные вопросы и я понимаю, что больше медлить нельзя, не время, не сейчас... поэтому прикусив губу, тем самым немного приведя себя в чувства, я начинаю свою речь. Все замолкают и в шуме дождя слышатся довольно тихие слова :
- Из... Кхм... Извините, нас за внезапное вторжение... - хрипло произношу я, нервно сгладывая и рукой пытаясь вытереть слёзы.
- Мы... оказались здесь случайно.... Но знаете почему-то мне кажется мы.... похожи... - моя речь очень рваная, а из-за всхлипов слова часто обрываются, но я пытаюсь донести свою мысль.
- Мы не желаем... - подавив очередной всхлип, продолжаю я -... зла... Я лишь... Нет, мы... приплыли на ваш остров и совершенно ничего не знаем... Мы не захватчики, но... Столько наших погибло... - я не выдерживаю и новая волна болезненых эмоций накрывает меня с головой, отчего я начинаю не просто плакать, а рыдать, схватившись за ткань дорожного платья.
- Нам нечем питаться... Лазарет переполнен... Каждый, потерял... потерял кого-то из близких... Убийства... Пожары, исчезновения... - чуть ли не задыхаюсь, дрожа от боли что скопилась в моей душе, будто бы ножом по сердцу каждый раз произнося эти слова. Настолько больно, обидно, невыносимо... Плохо... И только сейчас после трёх дней я осознала, как на самом деле мне хотелось высказать всё это...
- Я... и сама потеряла единственного... - моё лицо исказилось от боли, но я продолжила -... родного, близкого... единственного кто у меня был... Мою маму... - я сделала акцент за слове "единственного" и замолкла не в силах продолжить, ведь было невыносимо... Я стояла и плакала, будто бы омывая слезами слова, сказанные ранее... Плакала от безнадёги и усталости нести этот тяжёлый груз...
- Вы ведь тоже.... пережили многое... Потеряли дом, близких... Я думаю мы с вами одинаковые... - с грустью еле слышно произнесла я и с усилием воли подняла взгляд. Так ли это? Как считаете вы?...

Отредактировано Сольвейк Мьёль (2021-02-25 01:30:07)

+4

40

Спокойствие и тепло, что исходило от тела медведя, вселяло в меня робкую, но надежду, его ободряющее пофыркивание и то, как он старался оказать мне всем своим видом радушие, приводило меня в состояние пусть слабой, но веры, может поэтому, я более решительно запустила продрогшие пальцы в густой мех? С того времени, как погибла моя подруга-тигрица, пожертвовав жизнью ради меня, повторив путь верных псов, я была бесконечно одинока, ведь в моей судьбе слишком мало встречалось друзей, поэтому, сердце трепетало, преисполняясь неведомым чувством благодарности. Возможно, со стороны Чада, это была малость, обычное дело, но я видела каждое движение, как яркую палитру щедро разливаемой доброты. Возможно, в этом мире много добра? Может его больше, чем в моём прошлом и нужно просто хорошо смотреть, не упускать из вида детали, отдавая предпочтение мелочам?
Всё внутри меня находило отклик глубокой благодарности, благодарности тем, кто меня окружал, ведь эти чужие люди и звери, они щедро жертвовали для меня тем, что у них было - собой, своей душой, своим внутренним теплом и все это было - бесценно! Немного успокоившись, чуть прихрамывая, тем не менее, я наконец почувствовала себя счастливой, не смотря на сгущающиеся тучи и усиливающийся рев, почувствовала единство не только с природой, но и с живыми сердцами в груди спутников, которые звучали неведомой песней в мой душе, расцветая нежными и трепетными аккордами. Как-то само-собой, незаметно лёгкая улыбка прокралась на изможденное лицо, в глазах появились огоньки светлой радости, а руки ласково и осторожно касались голов собак, что подбегали к гостям, стараясь узнать тех поближе и если удавалось, получить порцию поглаживаний, в чем я не могла и не хотела им отказывать.
Где-то совсем рядом, разговаривала с незнакомцем Сольвейк и их голоса, лишённые агрессивной окраски, напротив, действали умиротворяюще, отчего, я совсем успокоилась и уже не так страшилась за судьбу девочки и огненного кота, изредка кидала настороженные, но вместе с тем более длинные, изучающе взгляды на провожатого, отмечая то, что тот не так уж и похож на мой страшный кошмар, как мне показалось вначале. Да и то, какие энергетические посылы я улавливала с его стороны, чуть приоткрыв словно каменную завесу внутри себя, которая обьяла меня при встрече от страха, дивилась, путаясь в том, что мне казалось, словно незнакомец переживает за нас, удивляется нам, оберегает нас? Невероятно...
Правда, моё мимолетное спокойствие продлилось совсем не долго, ровно до того момента, пока вся наша группа не подошла совсем вплотную ко входу в пещеру. Горели кристаллами каменные своды, заманчиво маня в тепло, не просто тепло, а тепло человеческого жилища, почти позабытого мной! Душа трепетала и дрожала нахлынувшими воспоминаниями и я невольно вскинула руки, словно собиралась обнять весь мир, протянула ладони в направлении этого манящего душевного прорыва, но почти сразу, растерялась, прижала израненные царапинами ладони к груди, чувствуя как дрожит и гулко ухает сердце, как наворачиваются слезы. Вернулась боль, тоска одиночества, осознание того, как я мала и ничтожна в этом мире, а ещё, показал клыки страх, мой вечный попутчик.
Боги! Так много народу я не видела ещё никогда! Столько глаз! Бесчетное количество чужих эмоций накрыло меня с головой, заставило растеряться. Я забыла как дышать и только открывала и закрывала рот, хватая беззвучно воздух, не в силах то ли сказать, то ли закричать! Меня, проглотил этот водоворот чужих ярких душ, я потерялась в нем, испугалась, хотелось одновременно сбежать и окунуться в него! Невольно, я прижалась к боку Чада, расширенными огромными глазами, глядела на толпу собравшихся, чувствуя, как сотрясает моё тело крупная паническая дрожь. Припала плотнее к медведю, словно он единственное спасение, спряталась за его бок, вцепившись обеими руками, словно не так давно ни он напоминал мне ужасного зверя-покровителя, что растерзал близких и единственных людей, которых я знала. Один страх сменился другим. Не в силах выдерживать происходящее, чувствуя, как дрожит голос Сольвейк, как и она поддлалась страху и некой внутренней волне раздираюшей её душу боли, теряясь и морально не готовая к увиденному, просто спрятала лицо в мехе Чада, уцепившись судорожно в него, как за спасительную соломинку. При этом я мотала тихонько головой и твердила заученное,
- Нет-нет... Хорошо. Нет-нет... Хорошо... - пытаясь унять страх, что сродни животному безумию.

+1