/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Арена четырех поединков


Арена четырех поединков

Сообщений 21 страница 39 из 39

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/paJaFzt.png
Древняя крепость с четырьмя глухими каменными стенами, окружающими голую площадь. Ранее использовалась как боевой рубеж в войне Древних и Цитадели, но позже начала носить название "Арена Четырех Поединков", так как на песчаной площади произошла кульминационная битва между четырьмя лучшими бойцами с каждой из сторон. Снаружи представляет из себя исполинское сооружение - высота стен несколько метров, окна запечатаны. С одной стороны крепости находится глубокое озеро, с другой - руины древнего города. Внутри она выглядит как большая песчаная арена, из которой невозможно выбраться - стены подточены специальным образом, чтобы по ним нельзя было взобраться наверх. Еду скидывают с четырех башен, так как все входы и выходы запечатаны. На арене растет несколько кустов, но нет никакого укрытия от дождя или солнца. В современном мире используется как место, где содержатся пленные, или те, кто был осужден на смертную казнь.

Флора и Фауна

Единственные существа, способные здесь жить - это насекомые разных видов, крысы и другие мелкие грызуны. В башнях иногда останавливаются стаи летучих мышей, а некоторые птицы используют их, как обзорную площадку.
В водах, что лежат на востоке от крепости, обитает множество рыбы, а также черепахи и аллигаторы.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | ???
↓ Юг | ???
← Запад | ???
→ Восток | ???
Юго-Восток | ???
Юго-Запад | ???
Северо-Восток | ???
Северо-Запад | ???

NPC

?

?

?

0

21

Никогда еще Маури, как ему казалось, не ходил по такому тонкому льду. Он уже устал сидеть в этой песочнице, постоянно отряхивая одежду и вычесывая пальцами пыль из волос, но и вступать в диалог с местными, после такого скотского отношения, желанием не горел. Как ни крути, а при всей любви Маури к людям, понять мотивы этих ребят он не мог. Что толку держать пленников месяц в полной изоляции, когда можно было бы выйти на диалог и за месяц, быть может, добиться каких-то существенных дипломатических результатов? Кто его знает... Так или иначе, вряд ли нашелся добрый местный альтруист который решил им через записки рассказать что-нибудь важное. После стольких дней ожидания в разумность местных верилось в трудом.

Наверняка это был кто-то из представителей другой фракции, желающий переманить на свою сторону пленников. Ну или местные просто над ними издевались, и написали на листке бумаги что-нибудь обидное. Это было, как считал Маури, вполне в их духе. Впрочем, поднимать листок даже палкой он бы не стал. Кто знает, как работает эта магия, а превратиться в сапог или блоху волк абсолютно желанием не горел. И все же... любопытство было велико. Поэтому, "услышав" от Тарлаха правила игры и получив от Зольфа подтверждение, что он все понял правильно, Маури кивнул, а Кутти только обиженно надулась, еще больше напоминая шарик. В последнее время ее маленький размер стал настоящим проклятием, ведь именно из-за этого её никто не мог заменить на должности разведчика. Клюнув Маури в ухо, и вызвав у последнего недовольное шипение, птичка поднялась над землей и молча улетела на разведку.

А Маури в голову, тем временем, пришла, как ему показалось, гениальная идея. Кивнув Тарлаху, и стараясь не раскрывать детали плана и разведки, он повернулся к Зольфу и приложил палец к губам. Тот, кто находился по ту сторону стены, вполне мог их слышать. Впрочем, озвучить идею как-то было нужно, и Мао понимал, что сейчас будет выглядеть как полный кретин. Придется пожертвовать своей репутацией серьезного парня ради такого дела. Указав на попугая одной рукой, бурый второй рукой указал на записку, устанавливая цепочку Роджер-бумага. После чего, вздохнув, замахал руками как крыльями в направлении загадочного листка. Со стороны, наверное, все их немые перформансы выглядели нелепо и напоминали танцы душевнобольных, но Маури надеялся, что его поймут. Если попугай немного помашет своими прекрасными крыльями, им удастся при помощи ветра перевернуть бумагу, не прикасаясь к ней. Идея была, конечно, так себе, но иными способами бесконтактного чтения Маури не владел и не был уверен, что у них в принципе есть какие-либо другие варианты.

+4

22

Оливер тихой рысью спускался вниз, умело преодолевая все препятствие и с точностью до сантиметра перескакивая опасные места. Он хорошо запомнил путь наверх, что позволяло значительно ускорить процесс вызволения переселенцев. Миновав охрану, которая находилась чуть поодаль, полуволк юркнул в небольшую гору хлама - остатки одного из очень старых деревянных домов, который разрушил последний прошедший ураган. Прячась за развалинами, представитель цитадели скрылся в одном из складов, и затаился минут на десять. Выскочил он оттуда уже с "добычей", которой оказалась чертовски длинная веревка, напоминавшая канат. Она была собрана кольцами, а концы связаны между собой, не позволяя этой конструкции развалиться. Продев голову в кольцо и, по сути, надев веревку на шею, Оливер издал едва слышный фырк, и откуда-то из под камня выскочил горностай. Маленький зверек, стремительно преодолев расстояние, забрался на спину своего большого лохматого друга, и вместе они потрусили к арене, даже не подозревая, что там сейчас происходил обмен любовными письмами.

Проделав уже знакомый путь через башню, полуволк вышел на стену, спрятавшись там же, где сидел до этого. Его внимание привлек непонятный кипишь с другой стороны арены, где два волка под мороком устроили театр пантомимы и показывали странные объекты. Хмыкнув, Оливер свесился вниз, сбрасывая веревку, которая с громким хлопком рухнула на утоптанный песок и подняла воистину гигантское облако пыли. Горностай, сидевший между большими ушами, что-то невнятно пискнул, и приподнялся на задних лапах, осматриваясь и пытаясь засечь охрану, если она появится. Оливер, тем временем, снова лег на камень.
- Попросите ваших двуногих друзей размотать ее и сделать две петли с обоих концов веревки. Одна из петель должна быть небольшая, вторая - достаточного размера, чтобы в нее могли пролезть передние лапы волка и его голова. После того, как закончите, с помощью вашего попугая забросьте конец с мелкой петлей наверх, и я смогу вас вытянуть.
Положив голову на лапы, произнес зверь, впрочем, не теряя бдительности. Сейчас, по сути, все зависело от умения переселенцев работать в команде и работать руками. Оливер не мог прыгнуть выше головы и вытащить их каким-то магическим образом, так как любое использование кристаллов и артефактов неизменно привлечет внимание охраны. Придется использовать самый долгий, но при этом самый тихий способ вызволения. Плюс его был в том, что Древние меньше всего ожидают именно подобного сценария, ведь никто в здравом уме и светлой памяти не будет прыгать в озеро с крокодилами... Впрочем, им всем стоило так или иначе спешить. Охрана с минуты на минуту начнет обходить весь периметр перед сменой караула. Время болезненно наступало на пятки, а оказаться в клетке Оливер желанием абсолютно не горел.

+2

23

Тарлах учтиво кивнул Маури. Единственный плюс в его немоте - он не провоцировал никого. Вид дурачка никого не смущал, иной раз его старались не замечать. Поначалу, он слышал только скептичные смешки и был рад поддержке, которую получал в основном от Несс. Впрочем, зацикливаться на плохом не хотелось. Сам факт, что они все в одной яме, вернее, в четырех стенах (хотя, тут как посмотреть, с высоты птичьего полёта это место наверняка напоминало яму, не иначе), заставлял его отрекаться от прошлых мыслей. Безумие заставило его склонить голову, но не дух. Он чувствовал себя иначе: не было привычного возмущения или злобы. Иногда голос ласково и сочувствующе нашептывал ему слова: "Хороший мальчик, прилежный, послушный, тихий-тихий", и последнее всегда выводило из себя. Тогда парень вскакивал и, как ошалелый, мотал головой. Впрочем, благодаря таким вспышкам, его сокамерники свыклись и обреченно, кто-то с презрением говорил: "шиза". Буквально вчера он поймал мысль: с ним нет его братьев. И это, как в первый раз, ударило по нему. Он с разгону нырнул в темную воду, нырял, пытаясь заплыть дальше, в бездну мрака, туда, где за пеленой непроглядной тьмы лежали несметные сокровища - его воспоминания. Но каждый раз всплывал - ему не хватало воздуха.
Вдруг, он снова почувствовал этот леденящий холод. В животе еще свело характерно. Упрек. Что-то его осуждало за потерю памяти. И кто, как не Несс, мог воскресить в нём прежнюю жизнь?
Случай с перевоплощением и немотой мог существенно изменить всё мировоззрение Тарлаха, который не просто учился на ошибках - усваивал их на лету. Только сейчас не тот случай, чтобы копаться в прошлом да подсчитывать успехи и провалы. Он чувствовал себя иначе - этого достаточно, чтобы воодушевиться. Не зря же он получил прозвище "Вдохновитель". Именно на первом вдохе начинается его шаг. Решительный или нет - не важно, главное сделать его.
Тарлах чуть улыбнулся на слова Зольфа, по-озорному и вздернул голову, но не высоко, а как будто замечая своего собеседника и соглашаясь с ним своеобразно. "Стража обычно наверху. Но сейчас они что-то не пытаются отследить, что же произошло. Спят, что ли?", хмыкнул про себя он. Крепость казалась ему непробиваемой клеткой, которую теперь тихо и настойчиво пилили аж в двух местах. С другой стороны, не загонит ли это их в еще большую яму? "Один из выходов точно с подвохом", если придётся выбирать, то с умом. "Одному мне не принять решение", таков уж принцип выживания. Он посмотрел на Маури и Зольфа, точно спрашивая их: "Если что, то вы со мной, так ведь?". Но для них это ни о чем. Они не проникнут в его голову, не прочтут мыслей. Развернувшись, он подошёл поближе к записке, склонился над ней задумчиво. Любопытство толкало его найти палочку или еще какой-нибудь предмет, чтобы развернуть. Или...
Из безумного омута его вытянули торопливые шаги. Он повернул голову и увидел Нессель, которая пришла к ним после окончившихся, странных переговоров. Его как током ударило: парню хотелось вдруг обнять её. "Нет, я точно схожу с ума", странный порыв даже его б напугал. Он представил, как кидается ей на плечи, а потом получает оплеуху от Маури за распущенные руки и горячий нрав. Да и рано обниматься. Он себя упрекал, как мог. На деле, парень поднялся, выпрямляясь, и хотел сам к ней подойти, но рыжая волчица опередила его. Она потерлась об его ногу, и он расплылся в улыбке. С опаской, поглядывая на её друзей, он провёл ладонью от макушки до загривка, легко, почти касаясь трясущимися пальцами её шерсти.
"Ты снова меня спасла. Я ведь почти решился коснуться этой вещицы", и, когда Несс спросила, что же, собственно, за собрание, Тарлах указал на вещицу, которую подбросили через ворота, но тут же добавил жестом, что её трогать нельзя (скрестил руки на груди). И Маури тоже всё объяснил, но на жестах. Тишину все разом зауважали. Когда маленькая птичка взметнулась к небу, парень с трудом удержал судорожный, шумный выдох. "Хоть бы всё получилось", ибо больше не на кого рассчитывать. Переведя взгляд на Несс, он опустился на колени перед ней и наклонил голову, точно спрашивая, в порядке ли она. Ему хотелось также узнать, что за странная псина нарушила идиллию узников, но пока не мог подобрать жестов. Он просто смотрел на неё и приходил в себя.

+2

24

Черно-белый не обманул и вскоре вернулся, правда, про него уже все забыли, кроме Каллисто. Компания пришибленных что-то замышляла в стороне, Осирис и вовсе не торопился выходить из тени. Однако, когда Оливер вернулся, черношкурая подняла голову, готовая слушать, что скажет новый знакомый. Но вместо слов полуволк швырнул им в яму моток прочной веревки. Лист инстинктивно подалась назад и недовольно фыркнула, когда облако пыли и песка поднялось перед ней. Выслушала наставления Оливера молча, а про себя задалась ни одним десятком вопросов. Собственно, действия были ясны и просты, как отнять конфетку у дитя, но только не с этими припадочными. Как только разноглазая поняла, что ей придется работать в команде с этой компашкой, ей сделалось дурно.
-Отличная шутка, - буркнула Каллисто, и Оливер наверняка ее слышал. – Чего только не сделаешь ради собственной шкуры, - черношкурая повернулась к компании, которая была настолько увлечена своими делами, что вообще не обращала внимания на местного аборигена. – Ну, конечно, разглядывание всяких побрякушек важнее собственных задниц, которые вот-вот поджарят. – Недовольству Листа не было предела, и она понятия не имела, как подобраться к этой группе и не потерять при этом самообладания.
Если ли к процессу присоединился Осирис, было бы куда проще. Они бы вдвоем как-нибудь уж справились, а Харт лучше всякого попугая выполнил свою роль. Однако Каллисто не хотелось признавать, что никакие волчьи клыки не завяжут человеческих узлов, и им все равно пришлось бы прибегать к помощи Зольфа и иже с ним.
-Как я понимаю, выбор у нас не велик. – Снова подняв голову и посмотрев на Оливера, буркнула Лист.
Скорее, было был не вопрос черно-белому, а утверждение самой себе, так что придется брать волю в комок и идти на абордаж. Разноглазая сделала глубокий вдох, прикрыла глаза и набрала в грудь побольше воздуха.
-ЭЙ ВЫ! – Что есть силы зарычала Каллисто, поворачиваясь к компашке. – Вы хотите вытащить свои шкуры отсюда или нет?! – Лист хотела попробовать решить вопрос более-менее мирно, но получалось у нее не очень.
Против своей воли черношкурая направилась к остальным, и чем ближе к ним подходила, тем больше убеждалась, что сохранять самообладание ей будет очень сложно. А надо бы, ведь ее шкуру тоже надо будет отсюда вытаскивать. Осознание того, что от этих пришибленных зависит и ее задница, царапало самолюбие волчицы. 
-Черно-белый объяснил, как выбраться отсюда, - подойдя к компании, ровно произнесла черношкурая, - но нужны пальцы и крылья, - Безухая задержала взгляд на Зольфе, у которого было и то, и другое. – Может, прервете ненадолго свое увлекательное занятие, чтобы все выбрались отсюда? – Лист специально подчеркнула необходимость данного мероприятия, ибо от него зависят все души, находящиеся здесь. И ее в том числе.
Каллисто надеялась на благоразумие собравшихся хотя бы на какое-то время, ибо ей уже осточертело сидеть в этой дыре и ждать своей участи. Если бы спасение Листа зависело только от нее самой, она бы уже давно рвала отсюда когти, а так ей приходилось подстраиваться под остальных. Неприятненький расклад.
Развернувшись, Лист направилась обратно к валяющейся веревке и Оливеру, что ждал у выступа в стене, пока переселенцы разродятся и выполнял его поручение. Разноглазая надеялась, что компашка проследует за ней, и тогда они с черно-белым популярно объяснят, что нужно делать.

Отредактировано Каллисто (2020-02-25 16:14:31)

+4

25

Мастеринг за Зольфа ведется с согласия владельца персонажа

Кутти исчезла за стенами, и теперь оставалось только ждать ее возвращения и надеяться, что ее не поймают. Обычно птаха летала в совершенно другом направлении, дальше от оживленных ставок захватчиков. И хоть размер позволял ей прятаться, белый цвет сильно выделялся на фоне зеленой тропической листвы и деревянных построек. Куда лучше обстояли дела с обычными, потертыми от времени серыми домами. Предварительно "искупавшись" в песке, Кутти становилась грязной и прекрасно сливалась с руинами. Однако сейчас ей нужно было лететь туда, где не было развалин, прямо к бывшему центральному входу, и Маури сильно переживал за ее состояние. Одно он знал точно - без своего верного и бесстрашного спутника, который многократно рисковал жизнью, отважно собирал данные и шпионил на переселенцев, бурый не уйдет. Пусть они и не были сильно близки ранее, но это заточение помогло укрепить узы и лучше понять друг друга. Маури вынужден был признать - он привязался к надоедливой и гиперактивной синице. Впрочем, в том, что она сделает все от нее зависящее, переселенец не сомневался совсем. А значит, и им нельзя было ударить в грязь лицом.

Зольф также принял правила игры и теперь вместо слов "говорил" жестами. Продемонстрировав одобрение затее с ветром и бумагой, он отдал соответствующую команду своему спутнику. Для попугая это была не то, чтобы чертовски сложная задача. Подойдя к листовке ближе, он несколько раз подпрыгнул, махая крыльями. Роджеру было далеко до колибри, зависать в воздухе на одном месте ему было тяжелее. Однако долго эта эксплуатация не продлилась и вскоре бумажка, взмыв в воздух, буквально впечаталась в деревянную дверь, явив короткую надпись «Не верь»

Маури, наклонив голову набок, слегка нахмурился. Бурый не знал, понимают ли волки человеческую письменность, но, в отличие от них, сам был воспитан человеком. Он не смог бы прочесть научный доклад, но умел складывать буквы в слова и понимал смысл простых выражений. Особенно тех, что были связаны с предосторожностями. Надпись озадачила молодого волка, но еще больше его озадачил почерк. Знакомый, такой родной почерк... Буквы размашистые, но витиеватые, будто сошедшие с древних манускриптов. В старые времена это поражало Маури, ведь человек, что выводил эти удивительные символы, не видел абсолютно ничего. Тельши никогда не рассказывал о том дне, когда потерял зрение. Было ли это резко, или он постепенно терял возможность видеть? Бурый нередко засыпал его вопросами, на что артефактолог отвечал ему просто и коротко - бессмертие дарит вечность, а вечности хватит для освоения любых навыков.
- Я знаю, чья записка. Знаю... - на выдохе, прерывисто произнес Ри, и мир вокруг него прекратил свое существование. Он не обратил внимание на Нессель и Тарлаха, не слышал выкрика Каллисто. Он просто смотрел пронизывающим взглядом на записку и мысленно пытался соединить две детали мозаики, которые меж собой не сходились.Тельши не было на Дискордии, он остался на старом острове - неоспоримый факт. Но эти символы, вне всяких сомнений, вывела его рука.

Стирая со лба накативший пот, он медленно обернулся, через плечо посмотрев в сторону таинственного черно-белого волка. Ему нельзя верить? Или же... или же вся эта игра с почерком - подделка местных и верить нельзя тексту? Таинственный пес выглядел странно, но сумел как-то завоевать доверие Каллисто и ребят. Зольф, услышав слова Листа, отправился помогать им и вязать необходимые узлы, хотя черт его знает, умел ли он их вязать в принципе. Падение с такой высоты, если крепление не будет крепким, может стать смертельным... У Маури не было веских причин в данный момент бросаться на Оливера с обвинениями в чем-то, ибо обвинить его пока что было не в чем. Однако, подойдя к Каллисто и Зольфу, Маури решил высказаться. Присев, и усиленно завязывая узел на петле со второго конца каната, он произнес так тихо, что слышать могли лишь те, кто находился внизу.
- Кутти еще не вернулась с докладом. Есть шанс, что поблизости находятся «наши», но уверенности у меня нет. Что будем делать, если... этот предаст нас? Есть план?
Утягивать веревку такой толщины было не просто сложно, а почти нереально. Канат был очень плотным и толстым, нужна была хорошая практика, чтобы сделать из этого дерьма что-то отдаленно безопасное. Маури уже понял, что местная магия и способности были воистину удивительными, но подсознательно он все же надеялся на присутствие Тельши. Его сил должно было хватить, чтобы вытащить из заточения всех. И если Кутти найдет его раньше, чем первый пленник поднимется на стену, станет ясно, какую маску носит лохматый черно-белый манипулятор.

+3

26

Когда гаркнула Каллисто, Тарлах выпрямился. Точно коряга, он разогнулся и едва не потерял равновесие от такого рывка, резкого и местами неряшливого. Верить черно-белому, который говорил только с двоими? Почему тот не позвал всех? Парень в ответ недоверчиво сощурил глаза, и его брови смяли кожу на переносице. Всего секунду - и снова отсутствие эмоций. Он украдкой бросил взгляд на Зольфа и Маури, после - на Нессель, которой бы поверил больше, чем жестокой учительнице. Хотя, сейчас образ Подлости в шкуре Благородства (ведь надо ж было снизойти до них, глупых смертных, чтобы сказать о плане, в котором принимать участие не хотелось чисто из принципа двух компонентов - прошлого и недоверия в настоящем) мог не вызывал ничего, кроме напряжения. Теперь он не чувствовал себя защищенным - с двух сторон были те, кто пожелал бы избавиться от него. Лучше умереть по своему желанию, чем будучи обманутым или от рук потенциальных убийц. Ему было достаточно этих разных глаз, что склонились над ним в той яме, этой усмешки и слов. Гордость бы не позволила унизить себя вновь. Оттого он забыл про побег или спасение - для себя решил - обречен. С ними, в группе, намерения которой он совсем не знал.
Так, записка во многом подтвердила его мысли.
"И что? Мы по одному зову бросим всё и пойдём помогать? Как дети, которые не имеют своего мнения? Жаль, что я всё еще молчу. Не верю я этому черно-белому. Знаешь, как мы выберемся? Ценой одного. Я знаю этот подвох: работать-то мы будем вместе, но... Боже, вы думаете, я не знаю, что всё это - лотерея", оттого Тарлах не пошёл за всеми - знал, что они прекрасно справились бы без него. Так, когда компания отдалилась от него, парень стоял, смотря в сторону дверей. Сначала на поверхности их прилипла записка - за ней дивный мир. Он никогда его больше не увидит. "Не верь. Я и не верю. Ни за что больше никому не поверю. Я позволил себе быть мягким и наивным. А эти... строят надежду из ничего - жить хотят. Но не равносильно ли это глупости?", каким бы ни был страшен суд, куда страшнее - предательство. Ему не хотелось слыть глупцом, для себя, но не для тех, кто окружал его и мог осудить. Всех, кроме Нессель. Она бы вовсе не простила ему такого - опрометчивости, злости, ненависти на себя. Он, зная это, благодарил себя, что молчал. Иначе бы его слова ранили её.
Тарлах решил остаться и сделал это весьма незаметно для всех занятых узников, которые не то очищали себе путь к свободе, не то рыли могилу. Возможно, они чувствовали себя единым целым, но не он - доверять нельзя никому. Местные жители не пощадят его - убьют. "Так даже лучше - получить клинок, видеть его и намерения, чем пасть от руки подлеца", узник предался самой темной, мерзкой паранойе. Он был зависим от неё ранее, она изводила его, а сейчас вовсе поработила. Каллисто и Маури были теми камнями, условно говоря, преткновения, которые не позволяли ему быть с ними рядом и чувствовать себя в безопасности. В нём говорила не злость - некая обида и непонимание. А как работать слаженно с теми, кого не понимаешь и испытываешь дискомфорт? Переступить через него? Чего ради? Очередного предательства? Вдохновитель позволил алому вину прочертить лужу крови на карте собственной судьбы. Ведь смерть - тоже начало. "А мне любопытно увидеть её"

Отредактировано Тарлах (2020-03-30 06:10:19)

+4

27

Окрик Каллисто подействовал на большинство отрезвляюще, и это не могло не радовать. Зольф и Маури последовали за ней, правда старый хрыч отпустил пару комментариев в адрес Листа. Либо они были настолько тихими, что волчица их не услышала, либо она сознательно пропустила их мимо ушей – отвечать разноглазая не стала. Меньше слов – больше дела, и может быть совсем скоро все они окажутся на свободе.
-Надо размотать эту веревку и завязать две петли с каждой стороны, - коротко передала поручение Оливера Лист, когда Зольф и Маури в человеческих обличьях присели рядом со шматком, что бросил черно-белый. – Только сделайте их разного размера – одну, чтоб влезли голова и лапы, а вторую поменьше. – Разноглазая подняла морду и посмотрела на Оливера, чтоб убедиться в своей правоте.
Как только тот одобрительно кивнул, человеческие волки принялись за работу. Черношкурая ходила у них за спиной, пригнув голову, наблюдая за тем, как длинные голые пальцы обоих с трудом выполняют задачу. Толи это действительно было непросто, толи ни Зольф, ни Маури не умели толком обращаться со своими новыми телами – в любом случае, получалось у них медленно и достаточно неумело. Но были ли у них еще варианты? К сожалению, нет.
-Даже если наши поблизости, как они вытащат нас отсюда? – Тихо ответила Лист, - вряд ли у них завалялась такая же веревка за пазухой или ключ от всех дверей. – Да и потом, рассчитывать на помощь тех, кто сам ничего толком не знал – так себе идея. – План – действовать по обстоятельствам. – Глухо рыкнула разноглазая.
О каком плане тут приходилось говорить, если они находились в такой огромной заднице, что им приходилось принимать правила игры, которую они совершенно не знали. – Все лучше, чем сидеть здесь и смиренно ждать участи. – Немного помедлив, Каллисто снова подала голос, чтобы процесс вязания узлов был не таким нудным и молчаливым.
Для себя Каллисто решила, что ей надо лезть первой. Если Оливер окажется предателем, у бравой Пожирательницы-Валькирии хватит сил и умений, чтобы перегрызть скользкому типу глотку. Лист считала себя весьма опасной противницей в бою, а потому без лишней скромности взяла на себя роль матерого воина среди всех остальных. Человеко-волки точно незнакомцу не противники, а Нессель… Нессель, по мнению Листа, была еще невинна, хоть и воспитывалась бравыми амазонками.
Тут Каллисто обратила внимание на Тарлаха, что продолжил стоять в стороне, в компании рыжей волчицы. Он не торопился помогать своим собратьям, а ведь его пара рук могла бы существенно ускорить процесс.
-Вижу, не все горят желанием обрести свободу? – С издевкой спросила Лист нарочно громко, чтобы Тарлах ее точно услышал, - или решил взять ее чужими руками? – Голос волчицы был пропитан желчью и ядом, она не упускала возможности зацепить любого, кто действовал против ее правил, даже несмотря на то, что все они сейчас находились в равном положении.
Безухая быстро утратила к молчаливому Тарлаху интерес, ибо сейчас было что-то поважнее. Она вновь сконцентрировалась на узлах, что пытались закрепить Зольф и Маури и, к слову, у них это более-менее получилось. Поняв, что они близки к завершению, Лист подняла взгляд на Оливера в ожидании дальнейших указаний.

+4

28

Сейчас, наконец, пришло время отдохнуть от объяснений и ответов, и просто посмотреть со стороны на взаимодействие переселенцев между собой. Горностай, сидевший на голове своего большого лохматого друга, тоже оценивал происходящее на арене, и, в отличие от равнодушного полуволка, выглядел куда менее довольным тем, что он видел и слышал. Эти звери, просидев, по сути, в одной лодке уже месяц, не то, что работали в команде просто отвратительно, так еще и, кажется, находились по разные стороны баррикад. Вражда и внутренние распри сейчас были абсолютно не на руку ни им самим, ни Оливеру, который мог в любой момент нарваться на проблемы, спасая этих чужеземцев. И ладно полуволк, выкарабкается, а что делать ему, Элиоту? Он был слишком мал, чтобы сражаться, да и выносливости ему не хватит, чтобы противостоять долгой погоне. Поэтому, слушая, как волки и люди лаются между собой, горностай досадно сопел прямо в ухо черно-белому.
- Не волнуйся, все будет хорошо, - успокаивающе произнес Ривер, чувствуя все беспокойство своего маленького товарища и легкую дрожь в его теле. - У нас еще есть время.
- Больше чем местной гвардии я опасаюсь иноземцев. Древние жестоки, но их нрав нам известен, а эти... эти вполне могут сбросить свои овечьи шкуры, оказавшись на стене, - прошептал Элиот, услышать которого даже сам Оливер сейчас мог с большим трудом. - Ты уверен, что это та справедливость, за которую вам стоит бороться?
- Может и не та, может я ошибся, но они должны иметь право побороться за свою. Ты и сам знаешь, что происходящее сейчас - недопустимо, и суд недопустим в том виде, в котором должен состояться. С каких пор ты стал бояться рисков?
- С тех пор, как посмотрел на них со стороны, - буркнул горностай, бросая камень в огород переселенцев, которые все никак не могли сформировать целостную команду, и этим значительно стопорили процесс их же собственного вызволения. А время неумолимо неслось вперед, и его недостаток становился все более и более ощутимым. Где-то внизу послышались голоса людей и Оливер встрепенулся, водя ушами по сторонам.
- Проверь юго-западный вход, я проверю северо-запад, - резко похолодевшим тоном произнес Ривер, и, подождав, пока Элиот спрыгнет и посеменит в южном направлении, ползком и мелкими перебежками двинулся вдоль стены по северному, но быстро вернулся обратно на позицию. С той стороны никого не было, но с минуты на минуту ситуация может ухудшиться.
- Затягивайте узлы и бросайте веревку наверх. Первым будем поднимать кого-то из людей, мне могут потребоваться руки, если узел начнет разматываться. Мне все равно, кто из вас это будет, на выяснение отношений у нас нет времени. Тот, кто полезет наверх, пусть хватается руками за веревку и карабкается, опираясь на уступы по всему периметру стены. Без веревки их пройти невозможно, но со страховкой - более чем реально, я буду тянуть вверх и помогать. Оставшиеся двое ваших людей подтолкнут первого. Главное, успеть вытянуть вас всех раньше, чем придут наши общие друзья и пустят в нас стрелы.
Свесившись вниз, и приготовившись ловить нужный конец веревки, на одном дыхании выпалил черно-белый, пока Элиот сторожил самый "популярный" у Древних вход на стену арены. Оливер прекрасно знал, что если их заметят, живыми не выпустят, и соберут здесь всех, кто умеет хотя бы держать в руках палку. И таковых поблизости хватало, отбиться будет практически невозможно.

+4

29

[AVA]http://s3.uploads.ru/ZpKTF.png[/AVA]
Зольф никогда бы не подумал, что ему придется когда-нибудь опасаться простого клочка бумаги... Когда-то он вел в бой целые армии, знаете ли. Множество раз пробегал по краю, едва избегая цепких лап Калахиры. Видел живых мертвецов... Но между тем, больше всего на своем веку он видел вовсе не красивых, "достойных" смертей, а смертей глупых, бессмысленных, одиноких. Именно это помогало ему осознавать, что смерть может настигнуть тебя не только в схватке, но и из-за клочка бумаги тоже...
Маури понимал человеческую письменность, что вовсе не удивило Багрового. Больше его напрягла реакция его товарища по несчастью. За месяц в человеческом теле он научился гораздо лучше понимать то, как лица двуногих выражают эмоции... Бледность кожи и взмокший лоб вряд ли можно было считать хорошими знаками.
— Я знаю, чья записка. Знаю...
По остекленевшим глазам Маури, Старший прекрасно понял, что тот забыл обо всем, что происходит вокруг, так что церемониться не стал, пихнул того в плечо и настойчиво прошипел злобным громким шепотом:
— Чьих это рук дело? Что там написано?
Продолжить допрос не позволила Каллисто. Зольф бы задергал раздраженно ухом, да не было у него волчьих ушей, так что просто резко мотнул головой в ее сторону. Маури, однако, отвечать очевидно не собирался, так что Багровый решил пока что оставить его в покое.
Плюхнувшись на задницу возле мотка толстой веревки, светловолосый принялся внимательно слушать указания Листа. Светлые брови, и без того вечно нахмуренные, сошлись еще сильнее, демонстрируя усиленную работу мысли в голове бывшего волка. Вязать узлы ему еще ни разу не приходилось, да и не то, чтоб он смог это сделать. Лапы под такое не заточены. А вот человеческая пятерня - вполне. Только Зольф взял один из концов в руки, как к нему присоединился Маури. Однако Старший был слишком вовлечен в свою новую задачу, чтоб продолжать донимать его расспросами про записку.
Через несколько минут усилий и ухищрений, Зольф смог смастерить удобоваримую петлю. Узел выглядел не особо презентабельно, но надежно. Оставалось лишь проверить... Багровый взял веревку в руки и принялся всячески тянуть и дергать в разных направлениях, проверяя надежность узла. Тот не поддавался, пускай веревка и издавала жалобный скрип под напором грубой силы. Светловолосый остался доволен результатом.
— Кутти еще не вернулась с докладом. Есть шанс, что поблизости находятся «наши», но уверенности у меня нет. Что будем делать, если... этот предаст нас? Есть план?
Зольф перевел взгляд на наконец-то очухавшегося Маури.
— План простой - либо он, либо мы. Если сразу не сдохнем, то пускай это будет последней вещью, что я сделаю, но я сломаю ему хребет... Поверьте, я очень мотивирован.
Словно подтверждая его слова, веревка снова жалобно заскрипела в руках Багрового. Может быть это была финальная проверка петли, а может он представлял себе, что у него в руках - тот самый хребет Оливера...
— Вижу, не все горят желанием обрести свободу? Или решил взять ее чужими руками?
Чувствуя знакомый холодок в затылке, который всегда сопровождал закипающую внутри него злость, Багровый медленно поднялся на ноги, выпрямляясь в практически двухметровый рост и не без удовлетворения возвысившись над Каллисто и другими своими товарищами по несчастью.
— Сделай мне одолжение, — опасно тихо пробасил он, буравя Лист тяжелым взглядом голубых глаз. — Направляй клыки против тех, кто действительно может тебе ответить, хорошо?
Как истинный задира, он терпеть не мог других задир. А кошмарить Тарлаха в его нынешнем состоянии было делом мерзким, даже постыдным. Настолько просто, что не попасть в цель просто не выйдет.
Выслушав внимательно указания Оливера и осознав, что первым пойдет либо он, либо Маури, Зольф все быстро решил за всех.
— Я иду первым.
Багровый опасался, что не сможет с первого раза нормально закинуть веревку их помощнику, однако желание не опозориться перед столь большой аудиторией, видимо, победило, и Оливер смог ухватиться за конец с первой попытки. Зольф, не теряя времени, просунул голову и плечи в петлю. Маури любезно помог, подставив плечи и, что удивительно, Багровый даже не стал спорить и отказываться от помощи.
Так начался подъем. Самым сложным было скоординироваться и приспособить все еще не до конца знакомое тело. Но, к счастью, у Старшего была хорошая физическая подготовка, а еще поразительное упрямство. Веревка натирала ладони, а петля неуютно впивалась в ребра, но все это сейчас казалось мелочью... Другой вопрос - растущее подсознательное беспокойство, тревога от осознания того, что он приближается к половине пути и уже висит довольно высоко над землей.
«Даже не думай смотреть вниз... Ты не обезьяна, пускай и выглядишь, как двуногий. Твои предки по деревьям не карабкались, так что страх высоты - дело естественное, и нечего его провоцировать»

Отредактировано Зольф (2020-04-27 20:07:23)

+5

30

Происходящее было... странным. Путь до двери был не таким уж большим - всего-то перелететь через стену, займет минут пять, не больше. Но Кутти, которая обычно работала максимально исправно и оперативно, сейчас бесследно исчезла, что было абсолютно ей несвойственно. Значит ли это, что она действительно встретила Тельши? Или же, наоборот, попала в беду и нуждается в помощи? А может, пережидает опасность? Её появление прояснило бы очень многое, в частности, намекнуло бы на отправителя. Первая радость, возникшая от увиденного, сменилась постепенным осознанием и недоверием.
Если это действительно был Тельши, почему он не подал знак, который сумел бы понять только Маури? Они долгое время жили вместе, и было достаточно вещей, которые корректно трактовать могли только они двое. Почему-то бурого не отпускала мысль, что записка - слишком простой способ подать сигнал для величайшего бессмертного артефактолога. Неужели и его артефакты здесь не действуют? Или, все же, записку оставил не он? Если это был другой доброжелатель, зачем было подделывать почерк Тельши и выдавать себя за него? Чем больше возможных вариантов Маури брал в расчет, тем сильнее в них путался.

- Не верь, не верь... может, себе? - бормотал себе под нос мужчина, завязывая узлы на втором конце веревки. От происходящего у него чертовски заболела голова, но все свои силы он приложил к тому, чтобы петля вышла максимально крепкой. Сомнения - злейший враг в нынешней ситуации, и волка не отпускала мысль о том, что лист бумаги мог прислать совсем не учитель, а кто-то... кому было бы выгодно стравить их с черно-белым... Или, может, некто хотел посеять хаос в их головах, тем самым снизив их бдительность? Несколько возможных сценариев, один хуже другого, но, услышав слова Зольфа, Маури вздохнул.
- Не кипятись раньше времени, возможно наш спаситель ни в чем не виновен. Записка странная. Будто написана рукой моего учителя, но он остался на старом острове. Возможно, он каким-то образом перебрался сюда, его силы это позволяют... Возможно, кто-то выдает себя за него, чтобы поссорить нас с этим незнакомцем, или друг с другом. Возможно, кто-то хочет перенаправить наше внимание, увести от чего-то... Я беспокоюсь, что это не Тельши, что это враги. Но это могут быть и союзники. Все чертовски... странно. Запутанно. Чертовски, мать его, запутанно, - прошептал Зольфу Мао, уже когда тот закинул второй конец веревки Оливеру и зафиксировал первый конец на своем теле. Подставив плечи, Ри позволил белому волку изначально подняться наверх на треть. И хотя Зольф был весьма тяжелым, им нужно было выбираться максимально быстро, а значит, терпение сейчас было необходимо как никогда прежде. Волк почувствовал, как на лбу выступил пот, а шея заныла - Зольф, сам того не ведая, давил на сосуды и нервы весьма ощутимо, но когда он таки начал карабкаться по камням, бурый не спешил уходить, поддерживая его руками снизу. Как только Зольф заберется наверх, остальным выбраться будет легче. Но еще легче будет, если на стене появится вторая пара рук. Челюсти волков сильны, но человеческие руки практичнее.

Дождавшись, когда его помощь будет Зольфу уже не нужна, Маури быстро нашел взглядом Тарлаха и, не долго думая, практически подлетел к нему, взяв за руку и потянув в сторону стены.
- Ты следующий. Я помогу тебе залезть. Видел, как делал Зольф? Встанешь мне на плечи и полезешь наверх. Не бойся, я буду стоять внизу и подхвачу, если будет нужна помощь. Ничего сложного. Уверен, ты справишься. - Маури говорил очень быстро, и в его словах слышалась усталая одышка, но при этом сохранялся боевой настрой. - Ты очень поможешь ребятам сверху. Вытяните Каллисто, затем Нессель. Она поменьше, и весит, думаю, тоже меньше. Потом вытащим Осириса. Последним пойду я.
Озвучив план так, чтобы все слышали, произнес Маури. Тарлах, Зольф и он сам были тяжелее, чем волки, и логичным было вытягивать сначала самых тяжелых, пока есть силы. И уже потом тянуть тех, кто поменьше. К тому же, тяжелые и крепкие люди - отличные тягачи, им поднять волка значительно легче, чем волку поднять человека. И все же кому-то нужно было остаться внизу и подстраховывать скололазов. Если веревка развяжется, протрется или оборвется, должен быть тот, кто поймает падающего. Волк человека поймать не сможет. Более того, волк не сможет поймать и другого волка. Внизу должен остаться двуногий. И Маури, без ложной скромности, считал, что с обликом человека он обращается лучше всех. Как никак, а он был выращен человеком, и это играло свою роль. И хотя записка все еще не выходила у волка из головы, когда Зольф полез наверх события завертелись слишком быстро. Процесс пошел, и останавливать его сейчас было безумием. Другого шанса на побег у них может не быть.

+6

31

Каллисто слушала, как Оливер раздает следующую порцию указаний, смотрела, как Маури и Зольф неловко, но верно вяжут узлы и вскоре закончили. Однако ее желание идти первой быстро пресеклись Багровым, на что Лист лишь оскалилась опустила голову, прижав уши. Раскомандовался тут, да она, если захочет, может в одночасье перекусить ему глотку, а белый даже не сможет ответить.
-Например, против тебя? – Съязвила черношкурая, но все-таки попятилась назад и больше ничего не сказала.
Пререкаться не было времени и желания, да и потом Зольфу еще ее вытягивать отсюда. Глупо портить отношения с тем, кто будет вытаскивать тебя из пропасти и сможет с легкостью сбросить вниз, если посчитает нужным. Тут перед глазами Каллисто явно всплыла картина, как она падает в бездну подземелья, а последнее, что она видела – горящие ненавистью и коварством голубые глаза Дьявольского выродка. Лист так и не отдала должок и даже не знает, что сталось с этим выблядком, и жив ли он вообще. Но сейчас не время вспоминать о прошлом – если представится возможность, Каллисто ее уж точно не упустит, а пока пришла пора возвращаться к насущному.
Волчица наблюдала, как человекообразный Зольф карабкается наверх, где его ждал Оливер. Потом, как думала Лист, наступит ее черед, ну или по крайней мере Нессель или Осириса. Но тут Маури окликнул Тарлаха, который неуверенно мялся поблизости. Он был похож на амебу, которая не горела желанием спасать свою шкуру, так почему же ему нужно идти вторым?
-А не много ли чести? – Прорычала Каллисто, подходя ближе к Маури.
Ее клыкастая пасть приоткрылась, из глотки доносилось утробное клокотание, а глаза сверкали недобрым огнем. Логика Маури была неоспорима: наверху действительно может понадобиться человеческая сила, чтобы втащить волков. Однако Лист сомневалась, что мягкотелый Тарлах может сделать что-то путное: пока они находились здесь, от него толку было ровным счетом никакого. Если он не помогает им здесь, где вероятность, что от него стоит ждать помощи там?
Каллисто продолжала рычать, ощерившись, но умом понимала, что выхода особо не было. Силы вменяемого Маури могли действительно пригодиться здесь, а Зольф наверху один не справится. От осознания того, что цепочка, предложенная Маури, единственно верная, Лист хотелось рычать еще громче.
-Только поживее! – Рявкнула волчица, злясь от бессилия.
Она была заложницей ситуации, которая ей очень не нравилась. Ее бесили все присутствующие здесь, ей хотелось оказаться от них подальше, но она понимала, что они ей необходимы, чтоб спасти свою шкуру, а потому ей придется не только контактировать с ними, но еще и сотрудничать.
Скребя тупыми когтями передних лап по сухой земле, Лист отступила назад, пропуская Тарлаха к веревке. Оскал она убрала, а вот недовольное выражение морды осталось. Загривок все еще стоял дыбом, а сама Каллисто напоминала скорее злую горгулью, что охраняла веревку от посторонних.
Терпение разноглазой было на исходе, и если Тарлах сейчас начнет распускать нюни, она точно не выдержит да куснет его за какую-нибудь часть поаппетитнее. Но пока Лист ждала, придерживаясь тактики Маури, ибо сама понимала, что других вариантов у них нет.

+4

32

- Привет, вы скучали? Я не знаю, как же сказать о своём самочувствии. Вам не казалось, никогда не думали, что вас просто нет? И речь не та, и дыхание вдруг не ваше. Отсутствие сил внутри - пусты мышцы, в них нет крови, одинокие сосуды гоняют искры, только ни одна искра не отбросит свой свет на грубые выступы, которые раньше образовывали защитные купола. Они как тоннели - в них совершенно другой мир. Он никогда не будет озарен. Мне так казалось, когда я в тишине приложил руку к своей груди. Я не знал, что значил для меня этот жест? Я сомневался: разве мне было тяжело? Почему я коснулся себя? Почему я смог это сделать? Да, знаете, иногда надо принимать себя таким, какой ты есть. И вся эта дурнота и даже дурь, все сомнения, что костью встали в горле - всё упадёт, разобьётся и воскреснет. Какой в этом смысл? Заткнуться. Очень полезный совет, который нужно регулярно себе давать, а не плутать бездарно, до бесконечности, пока разум не поехал.
Десяток одинаковых волков сидели во тьме, сверкая янтарными глазами. Они были в пушистых шкурах, с ранами и ссадинами. Они смотрели на него с пытливым, дерзким интересом. Он говорил им об очевидных вещах, которые они знали, но не желали признавать сейчас. Эдакий народ, который подчинялся единому разуму, но скромно, ненавязчиво выбивался из системы. Они дразнили его своей неотступностью и легкомыслием. Ведь так было просто подумать о смерти, например. Они безмолвно задавали вопросы: "И что с того? Назови одну причину жить. Мы, что, лучше станем? Ты исправишься? Чего ради? Плевка врагу? Или желания быть самым умным, типо пройдя через болота недоверия, сожрав почку того идиота, что говорил заумную проповедь и закусив типичной, безвкусной местью? Слишком скучно". А потом во все порванные глотки засмеялись, желая скрыть сомнения и стыд. Они продолжительно гоготали, поглядывая друг на друга, а на него - с вызовом. В перерывах, они добавляли: "Ну, что? Мы умнее тебя, не так ли?".
Бестиарий разошёлся ни на шутку, и Тарлаху стало смешно. Он распинался перед дебилами зря: чем меньше разума, тем громче слова. Пока клоны заливались, он стоял напротив них и думал, отчего такое неприятие? Нужно ли вообще говорить о нём именно так? Или ему и оно приглючило? Один из злополучных волков обратился к нему: "Ты так желал быть, как все? Или казаться дерзким, всем из себя, непобедимым? Где твои демоны, послушник? Может, не будь ты такой соплей, то никто бы тебя в яму не запихал, ты бы не потерял свою сучку, не завел бы себе пару дружков по сознанию. Ты до сих пор тупишь, придурок? Это все мы. Мы. Ты нас такими сделал. И мы голодны, мы питаемся тобой, нами самими, ведь всё, что тут - принадлежит тебе, значит, и нам тоже. Всё закончится, когда ты отпустишь то, чем жил".
- А если не отпущу? - задал он вопрос, который посеял долгожданную тишину.
Тихий выдох донесся с губ.
- В чем-то вы правы: я купался в песочнице, безумие очень обиделось на меня.
- Без умие, а не безумие - передразнила пасть, сверкнув чистыми, до тошноты, клыками.
- Ахах, пожалуй, в этом есть смысл - Тарлах улыбнулся самому себе. - Принять себя? Разрушить себя? Быть собой? Какая разница? Или кто там своим обосранным хвостом подметет за собой землю, подделает свои следы под мои и выставит меня полным кретином? Плевать. Знаете, впервые, на всё это, плевать.
- Ты думаешь, что всё будет так просто?
- Думать надо поменьше. Безумцами не это руководит.
- Да закопай ты это слово, как же оно бесит!
- Пусть! Но оно - часть меня. Нового меня. Нового порыва. Нового вдохновения. И я, пожалуй, начну с твердой улыбки.
- От придурок.
- Завидуем молча, девочки.

Голоса стихли.
Тарлах очнулся в той же крепости и впервые огляделся, так живо, будто его перенесло из того мира в этот. Он уже знал, чего хотел, но смог из уст выдать только растянутое "кхм". Что там было позади? Глупости, мягкость, разбитые мечты, эмоции и обиды? А еще жажда понимания, которое он всегда извращал. Братья всегда были к нему всей душой, а он не ценил того, что они давали ему. Рыжая валькирия, Нессель, дала ему понять, что капризы, замашки, какие-то желания, ожидания - шум, помехи. Он отбросил их всего на пару секунд и почувствовал всего себя, такого, каким он был в юности, тем энтузиастом, импульсивным до ужаса и настоящим, неожиданным и не всегда приятным подарком. Он почувствовал вкус собственной жизни.
Крепкая хватка легла на маленькую ручонку, и Вдохновитель на миг распахнул глаза. Он удивился, увидев Маури. Хоть глаза, полные замешательства и приятных искорок смотрели на него, а мысли все были у рук. Ладонь того была теплой и сжимала пальцы, которые задыхались в тесноте. И это отозвалось приятно внутри, переселенец оживился. В янтарных глазах возник маяк души.
Парень проследовал за ним, попутно слушая всё, что тот говорил. Он не заметил и шипящую Каллисто, которая влезла со своими ядовитыми, но такими бесполезными в данной ситуации словечками, что ему хотелось ответить в духе: "Двое разбираются, третий - в угол". Но ему снова стало смешно: волчица крайне дебильно-разумно себя повела. Он насилу подавил в себе кривую улыбку, но втайне позлорадствовал. Однако, когда он и мыслями, и взглядом вернулся к Маури, то снова ощутил молчаливое спокойствие.
Вдохновитель увидел страх, которому мог дать окраску: сдержанные Зольф и Маури и едкая Каллисто. Они были такими одинаковыми. И собственное, замкнутое, побитое состояние, которое он смог пережить, но был в нём. Он вспомнил записку: "Не верь". Он смог продолжить её в мыслях: "Не верь собственным, порывистым эмоциям. Не верь в долгую благодетель. Не верь, что упадёшь".

Когда они остановились у стены, Тарлах положил руки на плечи Маури, утвердительно кивнув. Когда тот опустился на колени, то паренек сделал упор на руки, что легли на стену, и твердо встал босыми ногами на него. На миг, он не сдержался и глянул на Каллисто, подарив той ни то усмешку, ни то ухмылку и чуть кивнув. Это не была издевка, его взгляд был ясен, а уголки губ не кривились. Не должно быть никаких сомнений. Только радость, дыхание и желание жить. Сейчас она могла выдохнуть, как и все. Уверенность Маури, тишина, безмолвное волнение Нессель, неравнодушие - всё подняло его со дна.
Забираться наверх было не такой сложной затеей. Ведь этот верх - не тот, с которого карабкалась униженная и оскорбленная душа.
Оказавшись рядом с Зольфом, он кивнул ему и посмотрел вниз, ожидая следующих указаний или действий. Он был готов просто действовать, без лишних предрассудков и с одной мыслью: всё изменится.

Отредактировано Тарлах (2020-05-14 21:04:57)

+5

33

Оливер не терял ни секунды, и как только конец веревки полетел вверх, схватил его, громко клацнув клыкастой пастью. Вытянуть человека будет непросто, даже для самого крепкого волка, но в генах чёрно-белого диким собратьям вторили тяговые собаки, рожденные тащить и тянуть вес, превышающий во много раз их собственный. Тащить упрямо и долго, против ветра и стужи, утопая по грудь в снегу и бросаясь в ледяную воду. Оливер никогда не считал себя особенным, но сейчас он был единственным, кто мог справиться с такой странной задачей. Волчья сила, рожденная в сердце диких земель, тесно переплеталась с выносливостью ездовой собаки. Он сможет быстро вытянуть Зольфа, каким бы тяжелым тот не был. За время жизни с людьми, Оливер привык к подобным вылазкам. Не первая спасательная операция, и, оставалась надежда, что не последняя.

Просунув голову и одну из лап в петлю, полукровка подался вперед, пока не почувствовал натяжение и давление на свое левое плечо. Канат больно упирался в грудную клетку и черно-белый шагнул в сторону. Так, чтобы канат соприкоснулся с ровной стороной камня и тот принял часть давления на себя. Да, в этом случае был риск протереть и порвать веревку, но Оливер знал, что делает. Плотная вязка выдержит подъем Зольфа и не протрется от него, а большего было и не нужно. Вдвоем с этим громилой, они сумеют достать остальных, уже не прибегая к помощи ландшафта. И как только переселенец повис на канате и начал движение вверх, Оливер подался вперед, прилагая максимум усилий для того, чтобы мужчина как можно скорее выполз на поверхность стены и ухватился за многочисленные камни. Помощь снизу была весьма кстати, и много времени подъем не занял, что было идеальным стечением обстоятельств в условиях, когда это самое время поджимало. И хотя спутник стоял на страже их безопасности, Оливер не был уверен, что они смогут хоть что-то предпринять против Древних, даже если узнают об их прибытии сильно заранее. Кроме, разумеется, побега.

Когда Зольф коснулся руками верхушки стены, а следом за ним взобрался и Тарлах, полукровка сделал последний рывок, вытягивая его вверх и припадая на передние лапы, чтобы слегка продышаться после двух непростых подъемов. Он краем уха слышал, что происходило внизу. И это абсолютно не радовало.
- Заканчивайте... Свои... Разборки... - произнес полуволк, медленно и уже не так дружелюбно как прежде. - От скорости вашего подъема зависят не только ваши жизни, но и наши. Прискорбно, что за долгое время вы даже между собой не смогли поладить. Как вы собираетесь строить отношения с местными, если собачитесь даже с союзниками и, сидя в одной лодке, ломаете её по очереди? Я не намерен отдавать свою жизнь, или жизнь своего друга, за горстку скандалистов, которые пытаются ставить друг другу палки в колеса. Поднимайтесь наверх в темпе и молча, выяснять отношения будете потом.
И хотя слова Оливера по-прежнему звучали очень спокойно, в них появились очевидные холодные нотки. Их внизу еще был целый батальон, и чесать языками сейчас было не место, и не время. Столь агрессивный подход им не поможет ни сейчас, ни после освобождения, и Оливер на секунду подумал, что, может быть, его усилия действительно того не стоили.

Отредактировано Оливер (2020-05-20 18:58:13)

+6

34

Теперь Вдохновитель мог с гордостью заявить о себе миру. Он с жадностью вдохнул новый мир, и трепет пронесся по нему. Энергия коснулась его всего: от закоулков, в которых разлетелась пыль, отчего парень кашлянул, до трещин, края которых засветились угольками, обжигая его. Эта долгожданная свобода пела в нём, выходила за края, уходила во Вселенную. Она наблюдала за ним, перерожденным безумцем. А он наслаждался каждой секундой - она сопровождалась радостью, неутихающей и будоражущей. Как цель, до которой оставался шаг. Как блюдо, свежее и неизвестное, манящее не только видом, но и ароматом, который хотелось вкусить. Нет. Поглотить. Вот и усопшей душе нужна была пища - этот мир, события в нём, эмоции, чувства. И жители.
Вот к ним вернулся умом Тарлах. Вернее, ему казалось, что он думал. Он посмотрел сначала на Оливера и получил особый отклик. В его бледных глазах под стать черно-белой шкуре читался укор, резкий такой, до дрожи невыносимый, и медовый взгляд безумца скользнул по суровому Зольфу. Его как из жары кинули в суровую зиму. Этот знал своё дело. Вдохновитель ухмыльнулся, искорки заиграли в его ярких зрачках. Они живы. Он чувствовал их.
Веселился переселенец вовсе не от того, что находился в относительной безопасности. Он вновь считал всё игрой.

Неправильные чувства ставили в тупик, теперь Вдохновитель видел вину Тарлаха, того, кто постоянно путался в собственных лапах и нюхал, но не дышал. Он не пропускал всё через себя - мимо. Познание мира было настоящим риском, лезвием ножа, который держали эмоции, и многоликое сознание переливалось десятком, а то и больше, идей. Он понял: разрозненность шла от скованности. А души замкнуты, потому что не открыты даже самим себе. Они не дышали жизнью - даже не ощущали спасительного кислорода, который витал вокруг них. Их даже слепыми не хотелось называть. Просто обреченные. Таких заблудших хотел спасти Вдохновитель.

Тарлах напоследок махнул рукой, давая знак. Сам же он, оказавшись на земле, принялся возиться со своим канатом. У безмолвного Тарлаха проявились те чистые, непредсказуемые и яркие эмоции, коих никто не видел долгое время. Он обхватил веревку, приняв стойку с упором на ноги и разместив руки так, чтобы принять тяжесть на себя. "Держись, Нессель", за рыжую волнение брало сильнее. Но оно ловко и предательски коснулось и других пленников. "Я отплачу. Или отвечу. Вы уж решите сами. Маури, я преисполнен трепета однажды заговорить с тобой. Голос дарует мне Несс. А я отплачу тебе речью. Ты услышишь меня. Нового меня. Зольф. Ты напоминаешь мне Томалтаха. Конечно, никто не заменит мне старшего брата, но учителя у меня еще не было. Тем, кого я не знаю - светлого пути. Настолько светлого, насколько, конечно, они сами сделают. А той разноглазой. Улыбку. На её оскал, ненависть, презрение. Никакой растерянности. К чёрту страх. Улыбка. Всё остальное - прах"

Лишенный речи, но пробужденный душой. Это покруче всякого сильного, израненного кретина, вскидывающего свою шевелюру кверху.

"Э-ге-ей! Что они, там? Уснули? Как жаль, что мы не можем обратиться к ним вслух, да? Но не к чему сейчас так громко говорить", Вдохновитель сжал пальцы, готовясь принять новую тяжесть. Он был готов не только вцепиться в злополучную веревку этими нелепыми конечностями, как зубами, но и рвать, дергать на себя или же тащить изо всех сил. "Чёрт, а подвывальник лохматый прав. Вам бы поторопиться"

Долгожданная тяжесть оказалась прытким зайцем, который тут же возжелал уйти от охотника. И Тарлах сжал хватку, подавшись корпусом назад. "Ах ты ж. Вот, тварь", прошипел он в мыслях на веревку и ношу, которая на секунду потянула его вперед. "Не-е-ет. Я тут главный. Я. Не ты", парень сжал зубы и осторожно сделал шаг назад. Он действовал не один, с ним надрывались пёс и Зольф. Но он не считал их слабыми, наоборот - не желал уступать тяжести. Кого бы они ни вытягивали, ему несказанно везло.

+1

35

Мастеринг за Зольфа и Оливера ведется с согласия владельцев персонажей, для гармоничного повествования

Тарлах, как и ожидалось, сумел достаточно быстро и оперативно взобраться наверх, дело оставалось за малым - три волка. Они весили значительно меньше любого из людей, и если уж двуногих удалось поднять на стену, то с псовыми проблем точно не возникнет. Не должно было возникнуть, во всяком случае. Однако удача - особа коварная и непредсказуемая. Достаточно долго она шла в ногу с переселенцами, давая им возможность реализовать свой план, но все понимали, что это не могло длиться вечно. Древние хоть и расслабились, понимая, что пленникам не суждено выбраться самим, все же не могли полностью оставить их без присмотра. И вскоре даже Маури сумел различить голоса. Схватив веревку, и проверив ее узел на прочность, он неожиданно почувствовал резкую усталость, и слабость в ногах.
- Хватайся зубами, они тебя вы... - только и успел произнести Маури, прежде чем почувствовал непреодолимую тяжесть во всем теле, а взгляд его помутнел и вскоре совсем померк. Потеряв сознание, он плашмя упал в песок, и только размеренное дыхание человека, от которого поднималось легкое облако пыли. Очень скоро точно так же на землю осела и Нессель с Осирисом. Бесшумным врагом оказался совсем небольшой дротик - три таких малыша сейчас лежали на земле подле тех, в кого они метко попали. Следующий, по видимому, был предназначен Каллисто, но неожиданный порыв ветра сбил прицел - в конце концов, дротик был слишком легким, чтобы рассечь его, словно пуля. Горностай, поняв, что дело плохо, вернулся к Оливеру, а сам черно-белый обнажил клыки в предупреждающем оскале, в упор смотря на человека в маске, что стоял на другой стороне арены, в противоположной башне.

Не прошло и нескольких минут, как на крышу с противоположной стороны поднялись 8 человек, наводя на пленников и представителя Цитадели луки со стрелами. Натяжение было слабым, стрелять они не собирались. Как минимум, сейчас. Ждали чего-то. Или кого-то... На свои места все встало через пару минут, когда на соседнюю от переселенцев и Оливера башню, приземлилась гарпия, держа в одной лапе Кутти - спутницу Маури. Это была та самая птица, что встретилась Каллисто и Осирису в лесу, и она явно была чертовски недовольна...
- Сидели бы тихо - может, спасли бы свои жизни... - протянула птица, разжимая лапу и позволяя синице вернуться к своему человеку-волку. Кутти ее не интересовала, больше интересовал человек, что был на территории Древних вместе с ней. Молодой человек с повязкой на глазах - он появился и исчез так быстро, что его можно было принять за иллюзию. И только стойкий запах переселенца не давал усомниться в его реальности. И в том, что незнакомец - враг.
Поочередно смерив взглядом присутствующих, гарпия остановила свой взгляд на Оливере, и гордо подняла голову.
- Тебе-то зачем за них впрягаться? Не говори, что нам назло - ты не свободен в выборе своего жизненного пути, а месть - прерогатива свободных.
И хотя слова птицы звучали, в принципе, безобидно, Оливер чуть пригнулся, встопорщив шерсть на загривке и спине, всем своим видом открыто демонстрируя неприязнь. Он явно знал эту гарпию не косвенно, но напрямую, однако по какой-то причине Древние не возобновляли атак. Может, хотели поговорить? А может, не хотели идти на риск? Оливер ведь был частью Цитадели, стоило ли снова начинать бойню ради жизней нескольких переселенцев?

Маури, Нессель и Осирис выводятся из игры. Каллисто, Зольф, Оливер и Тарлах продолжают игру дальше.

--->> Вне игры

+3

36

Каллисто смотрела, как карабкается Тарлах и занимает место рядом с Зольфом, готовый тащить. Лист была на очереди, и ей очень не терпелось поскорее убраться отсюда. Она не знала, что ее больше напрягает – нахождение в компании этих пришибленных или осознание, что в любую минуту нагрянет враг и всех их положит на лопатки.
Подойдя ближе к Маури, который проверял веревку специально для Каллисто, она отпрянула от него, когда тот повалился без чувств. Волчица на мгновение запаниковала, завертев головой и ощерившись. Тут к земле припали Нессель с Осирисом, и такая же участь, видимо, была уготовлена разноглазой. Почуяв стремительно приближающуюся опасность, черношкурая отпрыгнула в сторону, пытаясь сбежать из-под прицела. То ли у нее это получилось, то ли стрелок попался неважнецкий – в любом случае, волчицу подстрелить не удалось, и она осталась твердо стоять на лапах.
Каллисто огляделась: Маури, Нессель и Осирис лежали неподвижно, но все-таки дышали. Значит, их не убили, а усыпили? Задержав взгляд на сыне Амона, Лист заколебалась. Он выглядел так беззащитно, как она могла бросить своего напарника в таком состоянии? Однако Осирис находится на другом конце арены, никак не принимая участия в общем замесе у веревки, а потому, если бывшая Валькирия направится к нему, рискует попасть под шквальный огонь.
Разноглазая подняла голову и увидела все тех же аборигенов в масках, что нацелили на них свое оружие. Волчице ничего не оставалось, кроме как зарычать в ответ. Она осталась одна в яме, Тарлах, Зольф и Оливер были наверху – хоть и под прицелом, но у них была возможность убежать, а у Листа – нет.
-День добрый! – Рявкнула Каллисто издевательски, когда прилетела старая знакомая.
Когда та выпустила из когтистой лапы пичугу, Лист поняла, что она принадлежала одному из переселенцев, кажется, эта кроха была с Маури. Вот так вот какой-то жалкий воробей все испортил.
Повернувшись в сторону веревки, волчица в несколько прыжков оказалась рядом с ней.
-Тащи! – Взревела волчица, цепляясь мертвой хваткой в толстый канат.
До боли стискивая клыкастые челюсти, разноглазая ждала, что в пару рывков ее поднимут наверх. Если, конечно, Зольф с Тарлахом не затупят и сработают быстро. Волчица понимала, что может поймать дротик в спину в любой момент, но лучше уж так, чем стоять и смиренно ждать своей участи.
Иногда Каллисто способна на отчаянный поступки. Она никогда не будет выжидать суда над собой и предпримет все попытки освободиться, даже если они рискуют окончиться неудачей. В который раз разноглазой было плевать на все: на Тарлаха, Зольфа и Оливера, которые были под прицелом и за любое неверное движение могли получить стрелу в лоб; на собратьев по несчастью, что уснули крепким сном; даже на Осириса, которого она бросила в яме. Кажется, у этой суки не осталось ничего святого, и ради собственной шкуры она была готова пожертвовать тем, кого называла другом.
«Я не смогу ему помочь, если буду трупом», - промелькнула мысль у Листа, будто она оправдывала сама себя.
Она была уверена, что если ей удастся спастись, то она непременно вернется за Осирисом. Сейчас она ничем не могла ему помочь, а если уснет рядом с ним, то они точно проиграют. Нет, Каллисто еще поборется и так просто этим иродам не сдастся.

+3

37

Появление Древних не стало для Оливера сюрпризом. Это была серьезная фракция. Пусть они и успели несколько расслабиться в последние дни, а потом навалились и дипломатические заботы, улизнуть без их ведома было практически нереально. Вопрос заключался лишь в том, насколько долго судьба позволит избегать этой проблемы. Как оказалось, сегодня она была весьма щедра, и переселенцы практически успели выбраться. Двое крепких мужчин были наверху, и это значительно ускоряло операцию, если бы не дротики со снотворным, которые свели к нулю шансы вытащить всех. Умно, умно. Переселенцы все еще были им нужны, как минимум, на переговорах с Цитаделью, как максимум - для их дальнейшего изучения. Стрелять с целью убить их - сомнительное решение, и когда Маури, а вслед за ним и Нессель с Осирисом внезапно упали, Оливер только вздохнул. Появление птицы и ее свиты не стало для него неожиданностью, полуволк даже не оскалился в ее сторону. Он молча вытянул Каллисто, заручившись поддержкой волков под мороком и своего маленького спутника. И когда лапы волчицы коснулись верхней части стены, перед переселенцами встал выбор - спасать тех, кто остался внизу, или уносить ноги. Хоть Ривер и не горел желанием вступать в открытую конфронтацию, бежать и доставлять врагу удовольствие, демонстрируя собственный страх, он также не планировал.
- Я не обязан ничего пояснять. Никому из вас. Ваша война с переселенцами и Цитаделью - не моя забота, но даже те рамки, которые я выстроил вокруг себя своим выбором, дают мне больше свободы, нежели ваши уставы и предрассудки, что легли в их основу.
- Из чувства справедливости, что ли? К ним? Они тебя первого пустят в расход, ибо справедливость, которую они привезли с собой идет вразрез с той, которую мы определяем на Дискордии.
- Как будто вы проверяли, - насмешливо фыркнул Оливер и демонстративно почесал лапой за ухом. - У меня нет желания вступать с вами в конфликт, невзирая на старую боль и раны. Мое племя не говорит на языке силы.
- Забавно. Ты украл то, что принадлежит нам, и рассуждаешь о конфликтах и справедливости. Не тем вещам Цитадель тебя научила.
- Я говорю о справедливости с позиции Махараджи, и не тебе судить его по поступкам и решениям.
- Да простит меня Раджа, но ему следует тщательнее выбирать своих сторонников, - на последних словах птица неожиданно взмыла в небо, сделала несколько кругов чтобы набрать скорость, после чего вошла в штопор, пикируя на переселенцев и Оливера с молниеносной скоростью. Вместе с птицей в атаку пошли и аборигены. Подняв копья, они бросились по обе стороны стены, пытаясь зажать пленников в тупике. Они громко, но звучно, кричали, подавая друг другу сигналы, пока гарпия отвлекала компанию, проносясь в нескольких сантиметрах от них, но все еще не выпуская когтей. Не пыталась убить - выжидала, и явно избегала опасных волчьих клыков. Оливер и не пытался ее поймать - пригибался всякий раз, когда гарпия оказывалась рядом. Убивать ее было себе дороже, гибель главной воительницы фракция точно никому из них не простит. А ведь им не просто нужно было сбежать, но и, по возможности, жить после этого хоть немного более спокойно, чем сейчас.

+1

38

Кто знает, во что бы переросло это сражение, ведь Древние враждовали не только с переселенцами, но и с Цитаделью, однако в их конфликт неожиданно вмешалась другая птица - крупный самец белоголового орлана "вынырнул" будто из ниоткуда, хватая соперницу за крылья на подлете, и отбросил ее в сторону. Примечательным было то, что люди, вооруженные луками, не только позволили провернуть маневр, но даже не попытались атаковать - наоборот, остановились, молча наблюдая за происходящим. На несколько секунд арена погрузилась практически в гробовую тишину, нарушаемую только свистом ветра, проносящегося под крыльями двух крупных хищных птиц. Взгляд гарпии прямо указывал на ее недовольство, однако ей нечего было возразить против своего оппонента. Пусть они и не уступали друг другу в размерах, нападение на орлана вызвало бы новую волну военных действий. И если по отношению к переселенцам и Цитадели Древние действовали на редкость агрессивно и бескомпромиссно, то делегацию Альянса тронуть никто из них не посмеет. Как ни крути, а между фракциями много веков назад был заключен союз, и разрушать его из-за кучки пленников Древние желанием не горели. Гарпия прекрасно понимала, что не понравилось одному из восьми уважаемых генералов, а еще она хорошо знала, что он здесь не один. До собрания оставались сутки, путь от главной базы Альянса близким не был, а их лидер был единственным, кто не мог перемещаться при помощи спектральных кристаллов...
Странный, гулкий грохот нарушил минуту молчания, и вскоре, через недостающие куски верхней части стены, переселенцы могли увидеть нечто совершенно невообразимое - огромное существо, размером с небольшую гору, выходило из тени деревьев, буквально ломая самые тонкие и молодые из них. Взрослый и крупный саванный слон - весомый аргумент любого спора, причем в буквальном смысле этого слова. На старом острове таких исполинов не существовало, и даже отсюда можно было заметить колоссальную разницу в размерах с остальными животными. Вслед за слонихой, из лесной чащи вышли еще двое - ничем непримечательный белоснежный волк, и самый обычный благородный олень. Древние, опустив луки на землю, подняли по одной стреле и демонстративно сломали их над головами, обещая мир новопришедшим гостям. Гарпия, смерив двух западных генералов, таки опустилась на одну из башен, недовольно нахохлившись. Она ожидала большую делегацию со стороны Альянса, но увидеть Дамбадзо - предводителя фракции, было шоком даже для нее. Слониха не сможет спуститься в пещеру, не прибегая к магии, а значит ее присутствие на переговорах было под вопросом и оставалось лишь догадываться, зачем она лично пришла на огонек. Птица не очень хорошо знала верховного предводителя союзной фракции, Дамбадзо редко принимала участие в каких бы то ни было собраниях или церемониях, но она хорошо знала, что лидером ее избрали далеко не ради устрашения, и на протяжении долгих лет, она и ее предки правили Альянсом мудрее, чем люди правили своими группировками.
- Суд еще не вынес вердикт, убивать их раньше, чем решится их судьба, травмировать или калечить, запрещено. Это правило распространяется на всех пленных, независимо от того, где они проживали до захвата, - начал орлан, после чего перевел взгляд на Оливера и приветственно кивнул. - Цитадель тебе этого не простит. Надеюсь, ты знал, что делаешь.
Реакции полуволка орел дожидаться не стал, и указал в сторону одной из башен, где находился выход, к которому и направлялась Дамбадзо со своими союзниками, лишь в последний момент уступив лидерскую роль волку, который и должен был встретить пленников у нижнего входа в башню. Поспорить с таким вероломным освобождением переселенцев Древние не решились. Один неверный шаг, и союз двух фракций пошатнется. Нехотя, гарпия отдала приказ открыть ворота, дабы Альянс смог забрать оставшихся Нессель, Осириса и Маури. К счастью для тех, кто последний месяц жил в принудительном затворничестве, теперь они могли почувствовать под лапами густую свежую траву, но отпускать их, видимо, все еще не спешили. Дернув ухом, волк поочередно смерил взглядом каждого из них, и взгляд этот отражал воистину арктический холод.
- Не будем усложнять друг другу жизнь, советую просто проследовать за нами. Можете бежать - дело ваше, но никто, кроме нас, права выбора вам не предоставит. Свобода может быть либо долгой и основательной, либо яркой, но очень короткой. Древние отпустили вас только потому, что мы здесь. Поймают снова - и головы ваши на пиках поднимут, без суда и следствия. Выбирайте свой путь вдумчиво, особенно ты... - повернувшись к Оливеру, произнес белый. - Рано или поздно ты вынужден будешь сбросить свою маску и показать, кто ты на самом деле такой. Ты ведь не тот, за кого себя выдаешь... Я все пытаюсь понять, на чьей стороне ваша храбрая братия, кому служите, что закрываете глаза на закон своей же фракции? Не знаю твоих мотивов, не понимаю и не уверен, что хочу понимать, но если ты на нашей стороне... Самое время остаться.
И хотя волк говорил размеренно и спокойно, чувство легкого напряжения все равно повисло в воздухе, словно тяжелый утренний туман. Выходит, записка все же была об Оливере? Или совсем не о нем? Кутти пока не готова была ничего рассказать, а Ривер не готов был оправдать ожидания, которые на него возлагал западный генерал. Отступив на несколько шагов, он уважительно кивнул присутствующим и молча скрылся, чем вызвал беззвучную усмешку у белого волка. Он, видимо, собирался что-то еще сказать, но именно в этот миг к ним и подошла Дамбадзо - исполинское по меркам животного мира создание, закрывающее своими огромными ушами солнце.
- Мы о них еще услышим, когда придет время... - утешающе начала слониха, и голос ее был настолько мягкий и нежный, что обстановка сама собой начала разряжаться. - Меня зовут Дамбадзо, и, вот уже почти десять зим, я возглавляю и веду за собой Альянс Свободных. Вы могли слышать о нем, как об Альянсе Диких Земель, но земли у нас давно не такие уж дикие... Вы вольны сами выбрать, как будете нас называть, а мне бы хотелось узнать, как следует называть вас. Я бы хотела побольше узнать о том, что случилось с вашими землями. Вашу историю, культуру, традиции и взаимоотношения. Суд, что состоится завтра, должен будет определить вашу судьбу, и судьбу всех, кто приплыл и перенесся на Дискордию вместе с вами. Я буду честна - ваше появление не было радостной вестью, но мне бы не хотелось, чтобы мои дипломаты выступали на суде, защищая то, что придумали местные. Слухи о том, кто вы такие, облетели уже весь архипелаг, но только вы можете определить, есть ли в этой информации крупица правды. Я не хочу судить вас за чужие грехи, и не хочу оправдывать из чувства жалости и альтруизма. Нам важно знать, кто вы на самом деле есть. Только так мы сможем... попытаться построить новый мир вместе с вами. Я не держу вас. И не принуждаю. Если хотите - можете идти с нами, если нет - можете возвращаться к своим. Вы, наверное, не знали... но упорство ваших товарищей дало свои плоды, и все, кто не попал на корабли, нашли другой способ оказаться на землях Дискордии. С этой минуты, судьбу свою вы определяете сами. Мы против методов, которые используют Цитадель и Древние по отношению к вам, ведь вас наказывают за то, что вы не совершали. Я могу рассказать вам об этих землях больше, и больше рассказать о том, за что вас притесняют и не дают пересечь юг. Если вам это интересно - следуйте за мной. Остальные... вы свободны, но советую не мозолить глаза Древним. Такая провокация может дорого вам обойтись.
Потрепав белого волка хоботом по голове, словно родного сына, слониха дернула огромными ушами, и, развернувшись, направилась обратно в лес. Ей было тяжело перемещаться по лесным тропам, но ее звал за собой путь колокольчиков - тех самых, которые видели Тарлах, Зольф, Нессель и Маури, прежде, чем их поймали и поместили в заточение. Дамбадзо не собиралась спускаться в святыню Махараджи, у нее были свои дела на юге, и она в тайне надеялась, что хоть кто-то из переселенцев последует за ней и поможет распутать этот клубок событий, предотвратив очередную нелепую войну.

Квест Тарлаха, Каллисто, Зольфа, Оливера, Маури, Нессель и Осириса объявляется успешно завершенным. В процессе игры была открыта новая фракция - Альянс Диких Земель, три из восьми генералов, а также верховный предводитель фракции - Дамбадзо. Персонажи получают 2 балла за этот квест, что позволит открыть две ячейки в лотерее или обменять эти баллы на очки для межсезонного аукциона.
Персонажи выведены из игры.

Краткий сюжет и итог квеста:
Оливер, представившись одним из представителей Цитадели, пытается вызволить пленников из заточения, однако им препятствуют Древние. Зарождающийся конфликт угасает с появлением Альянса и его лидера - слонихи Дамбадзо. Не желая портить свои дипломатические связи с союзниками, они отпускают пленников, осознавая, что им проще наловить других, чем спорить с генералами и, тем более, предводителем армии. Волк - один из генералов западной ставки, уличает Оливера во лжи, заставляя того капитулировать, после чего предлагает переселенцам беседу по душам. Позже, диалог предлагает и сама Дамбадзо, которая прибыла на юг по зову небесных колокольчиков.

GM-Kai

+3

39

Игровой сезон завершен

0


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Арена четырех поединков