/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Дорога солнца


Дорога солнца

Сообщений 101 страница 120 из 126

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/3tEgnXn.png
Своё название эта часть побережья получила за удивительные виды, которые открываются здесь каждое утро. Именно отсюда наблюдать восход солнца приятнее всего. Каждый день, когда светило поднимается над горизонтом, вода покрывается золотом, а свисающие над ней листья пальм, создают невероятные узоры. Здесь волны почти вплотную подступают к деревьям, оставляя всего метр-полтора сухой земли. Из-за этого, песок тут не такой чистый - он усеян множеством ракушек, которые на остров приносит океан.
Несмотря на то, что здесь немного спокойнее, чем на Золотой косе, здесь есть свои опасности. Это место также называют Южным Желобом из-за резкого перепада глубины. Всего на расстоянии полуметра от берега, она достигает трёх с половиной метров. Сквозь прозрачную воду можно легко заметить яркие коралловые рифы, до которых можно буквально добраться в два прыжка.
В локации нет доступа к пресной воде!

Уникальные элементы локации

Жемчуг в раковине
https://i.imgur.com/J69v9Eb.png

За жемчугом охотились всегда и во все времена, из него делали самые дорогие украшения для самых прекрасных дам. Однако жемчуг с солнечной дороги особенный - это морской артефакт, который изредка выносит на побережье прибоем. В отличие от многих других артефактов, этот действует не на владельца, а на того, кому подарен. Отдайте жемчужину тому, кто вам дорог, и не имеет значения, зверь это будет или человек. Тот, кто получит от вас жемчужину, сможет побороть даже самую тяжелую болезнь. Не распространяется на генетические мутации, не отращивает конечности, не избавляет от побочных действий артефактов. Может вылечить вирусное или бактериальное заболевание, остановить слепоту, вылечить врожденные проблемы с внутренними органами. Чтобы артефакт сработал, его владелец должен вручить его другому персонажу добровольно и испытывать искреннее желание ему помочь. Воровство жемчужины, шантаж, или любые другие насильственные действия не способны активировать артефакт.
Получить жемчуг можно в этой локации один раз за игровой сезон, но найти его непросто, для этого вам необходимо изучить локацию, играя в ней. В конце игрового сезона Гейм Мастер бросит кубики. Если игрок написал 5 постов за игровой сезон, шансы найти морское сокровище составляют 40%, каждый следующий пост игрока добавляет 5% к шансу найти артефакт. Разумеется, посты от каждого игрока считаются отдельно и не суммируются.

Флора и Фауна

Растительный мир представлен множеством самых разных пальм, что растут вдоль всего побережья. Здесь действительно есть, чем поживиться. Большая часть крупных растений представлена банановыми и кокосовыми пальмами, которые весьма обильно плодоносят. Помимо этого, можно наткнуться на более редкие деревья — манго, хурму и саподиллу. Кустарники представлены большим скоплением высоких широколистных папоротников и более мелких растений. В воде можно отыскать множество водорослей, в том числе съедобных.
♦♦♦
Во многом, флора и фауна этой местности схожа с Золотой косой, но есть ряд существенных отличий. Из-за присутствия здесь нескольких видов водорослей, вызывающих дискомфорт у некоторых морских обитателей, здесь намного реже встречаются медузы. Рядом с берегом, среди коралловых рифов, обитает множество тропических рыб и моллюсков. Можно встретить скатов, морских ежей и угрей, мелкие особи которых часто проплывают совсем близко от берега. Здесь значительно меньше чаек из-за большой глубины Желоба и из-за того, что многие рыбы, обитающие здесь, несъедобны. Также, в отличие от западных частей побережья, здесь чрезвычайно много дельфинов. Они буквально подплывают почти к самому берегу.
На суше, как и во всей прибрежной зоне, водится большое количество мелких обезьян, змей и скорпионов. Из крупных животных можно встретить морских котиков, которые облюбовали этот пляж как зону отдыха, и часто уплывают за добычей на десятки километров, и игуан, которые вальяжно греются на солнце.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | Радужное озеро (7 км, +45 минут для животных | +1.2 часа для людей)
↓ Юг | Океан
← Запад | Золотая коса (3 км, +15 минут для животных | +30 минут для людей)
→ Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Юго-Восток | Океан
Юго-Запад | Океан
Северо-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Запад | Лес Вечной Ночи (10 км, +1 час для животных | +2 часа для людей)

NPC

?

?

?

0

101

пост не учтен системой

Когда тигрёнок перестал пытаться сбежать, Апайо немного расслабилась, ведь до этого, хоть она и делала вид, что просто сидит в стороне, все же была готова сделать рывок и догнать маленького беглеца, но такие меры были - крайние меры и пятнистая кошка того совсем не желала. По реакции котёнка было видно, как в ясный день, что он испуган, именно поэтому, Апайо очень обрадовалась тому, что храбрый герой перестал штурмовать древесную преграду, обратился в слух и даже смог осознать то, о чем спрашивала его Плюшка.
- Вот, я сижу перед тобой. - мягко произнесла Апайо и даже улыбнулась, - живая и совсем не похожая на тех, кого ты знал прежде. Если ты потрогаешь мою шерсть, то ещё и на ощупь поймёшь, что мой мех гуще и мягче, а ещё, у меня очень длинный хвост. - назидательно произнесла хищница, но в глазах появились смешинки, все же тигрёнок был очень забавным, а ей не доводилось прежде общаться с малышами.
Однако, уже в следующее мгновение, слова полосатика вызвали волну дрожи в душе кошки, словно земля разверзлась под лапами, а сама снежная оказалась в стуже вечных ледников! Мать малыша была мертва! Даже осознать столь простую истину было страшно и больно, больно, глядя в эти доверчивые глаза, глядя на этого детеныша, который хотел знать правду и не подозревал, что обречён на смерть, если останется один...
Невольно Апайо прижала уши и чуть отвела взгляд в сторону, чтоб котенок не видел того моря жалости, которое плескалось в голубых нефритовых очах и переполняло щемящим чувством  душу Плюшки.
Благо, тема о еде начисто смела неловкую паузу, поскольку Апайо вовсе не желала быть той, кто должен рассказать малышу страшную правду... Может потом, но не сейчас, сейчас ей самой нужно было свыкнуться с мыслью о том, что придётся взять на себя ответственность за чью то жизнь, возложить заботы и как-то нести этот груз дальше, ведь бросать котёнка она даже и не думала.
- Ящерицы, это такие маленькие пресмыкающиеся, которых можно найти как раз вот в таких поваленных стволах деревьев, на камнях или в траве, только тут нужно быть очень внимательным. Очень. - мягко произнесла кошка, следя за тем, как тигрёнок шустро сокращает расстояние.
- Поскольку ящерицы слишком похожи со змеями, перепутать первых и вторых легко, а вот змеи опасны, они ядовиты, от них нужно держаться подальше, тебе надо научиться отличать быстро первых от вторых, ведь именно от этого может зависеть твоя жизнь! - когда котенок оказался совсем близко, тихо проговорила Айка.
- Смотри, видишь, у этой ящерицы есть лапы и хвост, она имеет не яркий окрас и почти незаметна, вот таких можно есть. Они очень быстрые и проворные, поэтому, тебе нужно покраситься к ней максимально осторожно, а потом, совершить одно точное и быстрое движение лапой, оглушая её. Если не успеешь - она убежит. - проурчала подбадривающе барс.
- Попробуй. Ты должен справиться.
- А если нет, тут точно должно быть много лягушек, будем охотиться на них, в такую непогоду попрыгушек должно быть в этом убежище предостаточно. - подумала, но не озвучила хишница, самой то ей такие мелкие квакушки были на один зуб, что капля в море, а вот котёнку - опыт и какой-никакой завтрак,но прежде, прежде пускай думает, что это его единственная добыча.

Частицы начислены [Тэлл]

0

102

Индра и сам не заметил, как любопытство пересилило страх - это и было причиной, по которой многие детеныши не доживали до сознательного возраста. Инстинкт самосохранения в них хоть и был силен, но умение концентрироваться на одной эмоции или в одном состоянии, все еще было далеко от совершенства. Поэтому малыши часто лезли туда, куда не следует, забывая про опасности, ибо тяга к изучению в них была сильнее здравого разума. Идра же не отличался какими-то выдающимися навыками, он был обычным, среднестатистическим тигренком, и это было и его благом, и проклятием. Он уже и забыл, как несколько минут назад стремился к побегу, завороженно слушая рассказ кошки о ящерицах, и вспоминая мать, которая частенько рассказывала ему и другим своим котятам тонкости этого сложного и огромного мира. Многие вещи, о которых она рассказывала в те дни, все еще были недоступной роскошью для детеныша, который спотыкался о собственные лапы и хвост. Сегодня, например, он впервые познал то, что мама называла "плаваньем", но ощущения оказались так далеки от описанных ею, что Индра не был уверен в том, что у него когда-либо возникнет желание окунуться в воду снова. И про охоту он тоже когда-то слышал, но так до конца и не сумел построить в своей голове сложный концепт добычи пищи. За кем-то бегать, где-то сидеть, ждать, бежать... Все это казалось Индре, который привык получать пищу от матери, как минимум сложной головоломкой с элементами марафонского забега. Сложно, непонятно, и один вопрос всегда не давал ему покоя... почему просто нельзя питаться травой или молоком?

- Премы... премыкащиеся, - с трудом выговорил новое и совсем сложное слово Индра, а вся информация, которую Апайо разложила по полочкам, в маленькой голове свернулась в тугой клубок мыслей-ниток. Это отражалось и на мордочке юного хищника - в его больших и любопытных глазах, читалось абсолютно нулевое понимание происходящего. Змеи, ящерицы, какие-то премыкающие, окрасы, лапы и хвосты... информация поступала в голову так быстро, что Индра не успевал ее обрабатывать и раскладывать уже по своим мысленным полочкам. А когда он таки заметил движение на коре промокшего дерева, звереныш недоверчиво покосился на Апайо.
- Это есть нельзя... У него же нет шерсти, - с твердой уверенностью произнес малыш. Мать всегда приносила еду, которая была покрыта чем-то. Пухом, перьями, или же шерстью, но ни разу не приносила голых зверей. Однако еда едой, а поохотиться - это всегда пожалуйста. В конце концов, хищники оттачивают эти навыки в играх, а сейчас малышу играть было не с кем.

Поэтому, недолго думая, он дернул усами и припал к земле, ползком подбираясь к своей "жертве". Детская непропорциональность и неуклюжесть не позволяли ему нормально сгруппироваться - так и полз, виляя поднятым кверху задом, частично заваливаясь то на одну сторону, то на другую. Надо отдать Индре должное - он таки сумел подобраться к жертве тихо, хоть и ушло на это приличное количество времени, но затем он резко рванул вперед и, ударил обеими лапами туда, где была ящерица. Полусгнивший ствол дерева, под несильным, но резким ударом, проломился, и лапы Индры застряли в нем, прижимая ящерку, но не имея возможности ее вытащить.
- Он... он... он-он-он меня съест! - в панике завизжал котенок, дергаясь так, словно его через деревянный капкан поразило молнией. Добычу свою он не отпускал, но лапы обратно ни в какую не лезли, заставляя котенка панически, до хрипа, глотать воздух, смешанный с древесной стружкой, пылью и грязью. Определенно, не так он себе представлял охоту, совсем не так...

+2

103

пост не учтен системой

- Прес-мы-ка-ю-щи-е-ся. - раздельно и медленно проговорила кошка, давая котёнку пусть не повторить, но запомнить это нужное слово.
- Это тот вид живых существ, которые ползают или кажется, что ползают по земле. - попыталась объяснить Апайо, следя за тем, с каким энтузиазмом её подопечный познает этот суровый мир и насколько он открыт для "великих", пусть и не больших в мировых масштабах, свершений! И все бы ничего, но судьба явно предвзято относилась к маленькому храбрецу, неизменно чиня преграды у того на пути. Охота юного натуралиста не обошлась без происшествий и трухлявый древесный ствол стал очередным "стоп-сигналом", который смешал чёткий план, приводя его из атаки в беспорядочное отступление.
- Тише! Тииише. Это всего лишь дерево, оно не кусается, тебе нужно всего лишь отряхнуться и высвободить лапки. - осторожно промурчала барс в самое ухо истошно голосящего котенка, появляясь рядом с ним тот час, как тот застрял.
- Замри! - почти скомандовала она, но не грозно, так, чтоб суметь отвлечь маленького героя от его же переживаний,
- А теперь, просто подожди немного, посмотри и послушай, что происходит... - Апайо выждала секунд десять, давая малышу вникнуть в происходящее, унять дыхание и первую оторопь.
- Это просто дерево, малыш, сейчас я тебе помогу выбраться, только ты крепко держи в лапках свою добычу, если не потерял конечно. - говоря так, кошка не спеша, осторожно надавила на древесину между лап малыша, прилагая усилия постепенно до тех пор, пока трухлявая поверхность не рассыпалась в щепки, высвобождая юного воителя, который, правда, выкатился из убежища вместе с рассыпавшейся стенкой. Снаружи все так же свирепствовала непогода, от которой тут же захотелось укрыться в каком-нибудь теплом и сухом местечке, увы, хищница в который раз пожалела, что ничего получше поваленного исполина найти не удалось, хотя, нужно изучить его получше, может дальше, в этой природной "трубе", есть более тёплое и сухое местечко, а то в спешке некогда было все рассмотреть так, как надо.
- Ну, что, добыча не убежала? - чуть насмешливо поинтересовалась барс, выглядывая из скудного убежища.
- Беги обратно, а то снова вымокнешь, я тебе покажу ещё интересные открытия, которые можно сделать в таких вот местах. - позвала малыша Айка, отфыркиваясь от случайных капель.
- Да, как же тебя зовут, славный охотник? Имени то твоего, я не знаю. - разочаровано-наигранно вздохнула Плюшка, можно сказать, даже чуть игриво.
- А ты знаешь, что тигры - самые-самые сильные кошки и когда ты вырастишь, тоже станешь самым-самым могучим зверем? - дожидаясь котенка, проговорила Апайо, намереваясь пройтись со своим подопечным вдоль всего чрева древесного гиганта в поисках новых мелких жертв для охоты малыша.

Частицы начислены [Тэлл]

Отредактировано Апайо (2020-09-29 06:14:12)

0

104

Индра сопел и царапал изнутри стенку дерева, впиваясь в нее еще совсем короткими когтями. Сопел и чихал, если уж быть точнее. Внутри ствола оказалось много пыли, щепок, плесени, мха и прочих атрибутов старого, прогнившего внутри дерева, поэтому, в какой-то момент, тигренок начал неистово трясти головой - пыль не только раздражала нос и горло, но и глаза. Как будто мало было котенку соленой океанической воды. Отплевываясь от древесной трухи, он пытался понять, держит ли до сих пор ящерицу или нет. Ему казалось, что под лапами что-то двигается, но это вполне могли быть насекомые, которые в изобилии водятся в таких деревьях. Все его мысли были прикованы к этому жуткому дереву и ящерице, поэтому половину реплик Апайо малыш самозабвенно пропустил мимо ушей. Как можно учить новые слова, когда вокруг столько всего происходит? Индра был далеко не самым усидчивым даже в обычное время, а уж в такие моменты до него достучаться было практически невозможно. Дергаясь и упираясь задними лапами в ствол, он пытался вырваться сам - инстинкт самосохранения велен не ждать помощи, а действовать самому. Среагировал он только на слово "Замри!", словно это был какой-то особый сигнал, выключающий все запущенные процессы в голове детеныша.

Первая паника, кажется, сошла, и Индра только забавно дернул носом, наблюдая за Апайо, которая пыталась освободить его от древесного плена. Как и ожидалось, ей это особых проблем не доставило, все же сила ее лап была на порядок выше, чем таковая у Индры. Уже через несколько мгновений тигренок оказался свободен, кубарем скатившись в ближайшую лужу и в очередной раз попав под дождь. Однако прятаться он не побежал, в первую очередь решив проверить свою добычу. Подняв лапу, полосатый заметил, что его когти действительно во что-то впивались, но это была вовсе не ящерица. Вернее... не вся ящерица. Индра сумел поймать только ее хвост.... Хотя и его он поймал только потому, что ящерица его сбросила. Извиваясь, как маленькая змея, хвост не на шутку напугал малыша, заставляя его с силой ударить лапой по воде, в надежде отцепить его от своих же когтей.
- Нет добычи, только хвост. Живой хвост. Почему он двигается без остальной щерицы? - пробурчал тигренок, заползая обратно в укрытие, неуклюже отряхиваясь, и бросая взгляд на свой хвост. Интересно, он тоже способен двигаться сам, без тела? - Меня зовут Индра. Мама говорила мне, что тигры очень большие, но есть еще больше... киты и сла... сло... не помню. Большие и серые, с огромными ушами! Огроооомными!
Будто желая подчеркнуть это, протянул котенок, но неожиданно его внимание переключилось на движение, исходившее снаружи. Из-за дождя видимость была весьма посредственная. Прищурившись, он по-охотничьи пополз в ту сторону, нервно дергая хвостом.
- Еще одна премикамишая щерица! - гордо возвестил малыш, подкрадываясь к добыче, которой была вовсе не ящерица. В поисках укрытия от дождя, к убежищу кошек приближалась кобра.

+3

105

пост не учтен системой

С облегчением выдохнув, видя реакцию храброго малыша на сложившуюся ситуацию, Апайо с интересом следила, как тигрёнок познает мир. Он был весьма мил и забавен, хотя за каждым неуклюжим действием уже сейчас была видна скрытая хищная суть. Индра был не из пугливых, точнее, трусом назвать малыша было нельзя, он довольно быстро приспасабливался к новым обстоятельствам и с неиссякаемым энтузиазмом спешил разведать что-то новое. Да, Апайо понимала, что скорее всего, все малыши примерно одинаковы, однако, ей не доводилось иметь с ними дела, а потому, было очень любопытно смотреть со стороны зрителя за всеми теми кульбитами рассуждений и действий полосатого котёнка.
- Нет, малыш, твой хвост без тебя двигаться не будет, это только у ящерицы он такой прыткий. Она маленькая и единственный её шанс выжить  - убежать, а чтоб ей это удалось, природа сделала так, что она умеет скидывать хвост и отращивать его заново, оставляя охотников без добычи, в заблуждении. Вот такие интересности. - видя как серьёзно заинтригован тигрёнок данным обстоятельством, произанесла снежная кошка. В глазах Плюшки застыли смешинки, но вида барс не показывала, напротив, старалась держаться с малышом так, как если бы рядом с ней был взрослый тигр, она хотела, чтоб Индра, так звали малыша, смог ощутить свою значимость, почувствовать то, что его мнение берут в расчёт и от этого, ему по мнению Апайо, должно было быть не так грустно, не так грустно и одиноко.
- Сло...? - переспросила барс, смахивая с носа капли воды, которые попали на морду тот час, едва Индра старательно отряхнулся. На самом деле, кошка не знала ничего ни про китов, ни про слонов, поэтому и названия были для неё диковинкой, отчего, Айка почувствовала укол смущения, даже такой малыш знал порой больше, чем она сама.
- Там, откуда я родом, нет таких животных, юный охотник, но мы обязательно узнаем и про китов и про серых животных с большими ушами, а может, ты мне даже расскажешь про них. - заговорщически произнесла Апайо, однако, увлеченный азартом охоты, котенок снова переключился на что-то новое и уже шустро пополз в сторону выхода из деревянного чрева, туда, где была проделана дырка от недавней кутерьмы.
- Ящерица. - машинально поправила барс, так же сощурив свои голубые озера глаз, пытаясь сквозь ливень увидеть то, за кем вознамерился поохотиться неугомонный малыш.
Кобра была большой, толстой и явно желала укрыться от непогоды. Апайо не была тесно знакома с этими змеями,  поэтому, любая большая змея внушала достойно опасений.
- Стой! - рявкнула Айка, рванув следом за проворным малышом,
- Это змея! - выдохнула ему в затылок, поспешно пробив ещё большую дыру в трухлявом стволе, выпрыгнув наружу и перекрыв дорогу Индре, придавив того своим пузом к мокрой земле, чтоб он не убежал вперёд прежде, чем она успеет удержать его от беды.
- Это опасно! - коротко и чётко рыкнула Айка, сама же не сводя взгляда со змеи замерла на месте. Приподнявшись, она дала Индре снова свободу и произнесла довольно серьёзно,
- Иди обратно и жди меня там. - нежданная ответственность свалившаяся на пятнистые плечи, давала знать о себе, проявляясь в поведении.
- Уходи. - прошипела Айка грозно кобре, создавая колебания воздуха, предупреждая незванную гостью ударив сильно лапами по сырой земле поочерёдно, знала, что змеи весьма чувствительны к таким знакам и поидее, не ввязываться в свары с животными крупнее их самих.
- Тут для тебя нет места. Прошу тебя, уходи. - не уверенная в том, что её точно слышат и понимают, кошка зашипела ещё раз и повторила удары передними лапами о землю, короткие, сильные и чёткие. При всем при этом, Апайо старалась вести себя вежливо, все же, новая земля, мало ли какие тут законы, поэтому, её действия походили на защиту больше, чем на угрозу.

Частицы начислены [Тэлл]

0

106

Стена дождя будто бы смыла с этого мира все его краски. Залитые солнцем, зеленые листья тропических джунглей, не отливали более золотом, казались безжизненными. Шторма для тропических лесов были делом обыденным, да и этот сложно было назвать самым сильным или выдающимся. Местные звери давно привыкли к непогоде, и даже гигантские торнадо, опускавшиеся на землю время от времени, уже не вселяли ужаса, став рутинной обыденностью, как нападения хищников или сражения с Цитаделью. Индра же находился по другую сторону баррикад - он еще не видел, насколько могучей может быть стихия, и не знал всех опасностей Дискордии. Змеи для него были пока еще чем-то эфемерным, как страшилка из детских баек про барабашку, что прячется под кроватью. Мама рассказывала про них, говорила, что опасные, но в голове юного и любопытного исследователя её слова скорее звучали как интрига, как затравка для приключения. Индра тянулся ко всему неизведанному, он был не из тех, кто на слово верят, что огонь горячий. Нужно приблизиться, посмотреть, понюхать и тронуть лапкой. Убедиться, что его не пытаются лишить чего-то интересного, что все предостережения - правда. Подкрадываясь к тому, что тигренок принял за ящерицу, он весь обратился в хищника. Навострил уши, припал к земле, сконцентрировался. Он был готов для прыжка, на этот раз, смертоносного, как у настоящего, взрослого кота! Позже он спросит и про хвосты, и про китов расскажет, а сейчас надо было поймать добычу. Желательно, целиком. Со второй попытки точно должно получиться!

Когда Апайо прыгнула и издала утробный предупреждающий рык, котенок аж подпрыгнул, опасливо смотря на нависшего над ним барса. Полная концентрация была грубо и резко разрушена, словно кошмар вторгся посреди долгого текучего сна. Сердце затрепыхалось быстрее, а сам тигренок зашипел раньше, чем понял, что над ним его новая знакомая.
- Я хочу посмотреть на мею, - неожиданно уверенно и как будто бы безапелляционно заявил малыш. Он никогда не научится жить в этом мире и общаться с его обитателями, если его вечно будут отгонять от проблем. Змея, тем временем, как будто бы встала. Она вытянулась вверх, почти поравнявшись с Апайо. Если эта кобра плюется ядом в глаза, то необходимо было придушить ее как можно скорее. Индра же, как завороженный, смотрел на тонкое длинное тело, что колебалось из стороны в сторону, и с трудом удерживал себя от прыжка. Добыча казалась такой простой, такой досягаемой. Один рывок - и она в пасти. Дернув носом, Индра собирался было проползти немного вперед, но змея, неожиданно, заговорила. И голос ее был противным. Скрипучим, как старая дверь, с трудом держащаяся на петлях.

- Не для того я проделала такой путь в поисках укрытия. Уйти. Придется. Вам, - развернув свой роскошный воротник, кобра протяжно зашипела и Индра дернулся назад. Какое-то подсознательное, интуитивное и очень тонкое чувство грядущей опасности. Что-то на уровне инстинктов, будто врожденное или переданное с молоком матери, без взглядов и слов. Что-то, что не поддается ни анализу, ни контролю, ни разуму. Шипение змеи... такое четкое и близкое, почти осязаемое даже через пелену дождя, что глушила все остальные звуки. Пятясь назад, полосатый неотрывно смотрел на недруга. Пока она не шипела, пока не демонстрировала угрозы, всё было иначе. Сейчас же Индра не мог отделаться от мысли, что надо уходить. Пусть забирает убежище, они найдут другое.

Вцепившись крохотными зубками в длинный серый хвост, Индра потянул Апайо на себя, мол, пойдем отсюда, пусть забирает эту нору. У него было недостаточно сил, чтобы причинить кошке какой-то вред или серьезный дискомфорт, но достаточно, чтобы обратить на себя внимание.

+2

107

пост не учтен системой

Апайо никогда не отличалась излишней храбростью или самоуверенностью, именно поэтому, не смотря на яркую демонстрацию, огоньки опасливых сомнений мелькали в льдистых отсветах глаз, цепко следящих за каждым движением кобры. Змея была не большой, но когда рептилия выпрямилась, встав в "свечку", раскрыла свой капюшон и угрожающе зашипела, барс отпрянула назад. Кажется, удача покинула пятнистую уже давно и пока не спешила помогать хищнице, впрочем, Апайо несколько удивленная тем, что звери на Дискордии чаще используют речь для урегулирования конфликтов, решила попытать счастье.
- Мы тоже проделали дальний путь и детёныш очень промок. Зачем нам ссорится за убежище, если ствол большого дерева сможет укрыть нас всех? - миролюбиво произнесла Апайо, очень надеясь на то, что им повезёт и змея примет позицию мирного сосуществования.
- Нет. - отозвалась ядовитая представительница коварной смерти, покачиваясь из стороны в сторону.
Возможно, если бы не Индра, что настойчиво тянул свою новоприобретенную нянюшку за хвост, когтистая попыталась бы договориться со смертельной соперницей, но   после минутного раздумия, решила отступить.
- Пойдём, Индра. - отозвалась кошка, развернулась, ухватила малыша за шкирку и потащила того в другое место, так Апайо показалось быстрее и безопаснее передвигаться, хватит с них обоих сегодня и бед, и приключений.
Мерзкой погоде не видно было ни конца ни края. Индра мерно покачивался в острожном прикусе барса, которая расторопно мелькала между деревьями, выбирала то тут, то там относительно сухие островки земли под деревьями, когда требовалось перехватить малыша поудобнее и снова бежала вперёд, не давая тому запачкаться и промокнуть в стылой грязной кашице.
- Куда податься? Куда пойти? - размышляла Апайо, озадаченная ещё и тем, что теперь полосатое маленькое счастье, что свалилось нежданно на её голову, тоже надо куда-то девать и чем-то кормить.
- Что же делать? - вот извечный вопрос который почти каждый день задавала себе кошка, привыкшая жить по чужой указке и так беспомощно ощущающая себя сейчас, словно затерянная крупица в бескрайнем мире, выброшенная на произвол судьбы.
Довольно часто Плюшку посещали мысли о людском поселении, но вернуться туда она страшилась, а жить самостоятельно не умела, поэтому, теперь перед ней стояла почти нерешаемая головоломка бытия.
- Я видела где-то тут шалаш, что люди построили для отдыха во время своих переходов, может повезёт и я смогу его найти? - устало и почти отчаянно подумала барс, не видя вокруг ничего подходящего под слово - "укрытие".

0

108

Не оставляя попыток утянуть Апайо от этой длинной и явно опасной штуки, Индра иногда позволял себе ослабить хватку, чтобы дать волю детскому любопытству. Прячась за задними лапами барса, он осторожно высовывался, посматривая на источник опасности, но хвост кошки из пасти не выпускал. Будто бы это сможет ему как-то помочь, если кобра решит атаковать. Незнакомка была настроена слишком враждебно и категорично для мирного диалога, и тигренок чувствовал, как нервно подрагивает - в трепыхавшемся сердечке боролось бесстрашие, которым Индра хотел обладать, и инстинкт самосохранения, что велел нестись во весь опор, как можно дальше от этого места. Змеи, пока еще, не причиняли ему вреда, и опыта серьезного взаимодействия с ними у котенка не было. Однако нечто на подкорке его сознания, нечто древнее, передавшееся из поколения в поколение, велело ему отступить и как можно скорее. Он уже даже не вслушивался в слова Апайо - по интонациям понимал, что она пыталась уладить вопрос миром, но даже если незваная гостья на это согласится, сам Индра согласен на подобный расклад не был. Он не сможет расслабиться рядом с этим созданием, змея пугала его одним своим присутствием и положиться на ее слово Индра не был готов. Тоскливо что-то пропищав, он попытался привлечь внимание кошки, и в какой-то момент ему это удалось. Или Апайо и сама поняла, что даже хрупкий словесный договор несет в себе слишком много риска, чтобы всерьез на него рассчитывать.

Услышав ее слова, Индра собирался было посеменить куда-то в ближайшие кусты, но его подхватили за шкирку и тигренок повис в пасти барса, как безвольный мешок с картошкой. Он не пытался вырваться, не сопротивлялся. Наоборот, постепенно успокаивался и нервная дрожь сменялась расслабленностью. Индра был несколько утомлен всем, что сегодня происходило. Слишком много приключений для одного малыша, который только начинал познавать мир. И непогода, и тот кошмар и ужас на побережье, и встреча с Апайо, и попытки научиться охотиться, и столкновение с коброй... А ведь это был еще даже не вечер! Сейчас, когда его тащили за шкирку совсем как это делала мама, живой адреналин, наполнявший полосатого всей той энергией и тягой к исследованиям, слегка подутих, сменившись и физической, и психологической усталостью. Шум дождя и размеренный шаг барса практически убаюкивали Индру на ходу, и совсем скоро он перестал себя сдерживать, погружаясь в беспокойную полудрему. Кошки много спят, маленькие - особенно. Это было лишь вопросом недолгого времени, когда у тигренка сядут батарейки. И сейчас, после стольких пережитых впечатлений, его не пугал уже ни гром, ни ветер, ни жуткий шелест крупных листьев. Все, чего он хотел - это хорошо отдохнуть и... чтобы Апайо никуда от него не уходила. Почему-то он очень боялся заснуть и, проснувшись, не застать ее больше рядом, потеряв навсегда, как потерял свою маму.

--->> Вне игры

+3

109

Поиски заняли досточно много времени, прежде чем сквозь пелену дождя удалось разглядеть наспех сколоченное людское укрытие, используемое переселенцами для привала, скорее всего. Чуть облегчённо выдохнув и мысленно помолясь о том, чтобы это местечко оказалось не занято какой-нибудь местной живностью, кошка утопая лапами в залитой осадками листве, поспешила проверить пристанище. К счастью для незадачливых путников, место оказалось подходящим, то есть, находилось на некотором возвышении, имело четыре стены, крышу и вход, а так же, внутри оказалось довольно сухо, что не могло не радовать Апайо, страхи которой лишь ширились на новом острове с каждым днем. Отряхнувшись, перед тем как проникнуть внутрь и ещё раз принюхавшись, пятнистая сначала осторожно просунула голову в дверной проем - осмотрелась, полукруглые уши дернулись пару раз, а уж потом, удостоверившись, что угрозы никакой нет, Плюшка вошла в полумрак небольшого убежища, все так же неся в пасти свой бесценный груз - маленького тигрёнка. Наконец-то можно было немного отдохнуть, пережидая непогоду и подумать о том, как выжить самой и прокормить тот голодный рот, который сейчас попал под её опеку. Барс, на самом деле, была очень благодарна случаю за нежданно свалившееся на неё тигриное счастье, которое внесло вектор позитивной мысли в ход её существования, добавило смысл, воодушевило на борьбу. Теперь Плюшка не чувствовала себя так одиноко, напротив, понимание того, что ей предстоит позаботиться о малыше, наполняло решимостью и внутренними силами!
Апайо осторожно опустила Индру на сухой земляной пол, устланный высушенными, скрюченными листьями пальм, которые очевидно можно было менять, но то требовалось людям, а промокшим животным было досточно простого сухого местечка. К большему удовольствию хищницы, котенок успокоился, расслабился и теперь, очень мило спал, свернувшись клубочком, едва его тельце опустили на пол. Немного постояв и с интересом понаблюдав за спящим детёнышем, Апайо наклонилась, горячее дыхание коснулось тонкой шерстки, словно барс впервые принюхивалась к полосатому зверьку, который должен был превратиться в грозного хищника со временем. Было в этом запахе что-то беззащитное, щемящее душу, затрагивающее потайные струны души, охватывающе молодую хишницу неким трепетным волнением. Коротко фыркнув и даже ткнувшись носом, Апайо провела им по макушке спящего Индры и лишь потом улеглась сама так, что сладко спящий малыш оказался у неё между передних лап. Ещё раз задумчиво посмотрев на стену дождя, чуть вытянув ушибленную заднюю лапу, что неприятно гудела тупой болью, передними Плюшка бережно обхватила тигрёнка и положив рядом морду, смежила веки. Что ж, пока маленький путешественник спит и ей можно отдохнуть, а когда непогода стихнет, она обязательно раздобудет еды и конечно, позаботится о храбром котенке, который стал для не путеводной стрелкой в мире одиночества, грусти, собственной не правильности и ненужности.

--->>> Вне игры.

Отредактировано Апайо (2021-02-08 00:05:13)

+1

110

--->> Вне игры

Гляди на море впрок и сколько нужно плачь,
Кто сломан поперёк, тот никому не врач.
Тот тёмен и ничем не подтверждает бога.
Ты, помнится, смеясь вращал земную ось,
Теперь ты только грязь, промёрзшая насквозь:
От этой красоты тебе страшней намного.
Ты знаешь, каково продраться через бой,
Но как после всего, что сделали с тобой
Под этими лежать простыми небесами?
Выкатывать в песок клубок из сизых жил,
Чем ты, дерьма кусок, такое заслужил?
Все полубоги здесь управились бы сами.

Бежать-бежать-бежать.
Если перестать бежать, случится что-то плохое. Размытое, неясное чувство тревоги нарастает где-то под грудиной.
Кто-то позади. Дышит в спину, дыхание сбивчивое, прерывистое... Нет, это собственное дыхание, отраженное от свода пещеры. Пещера? Под лапами каменистый пол, и от осознания этого набитые подушечки начинают ныть от боли. Надо остановиться, осмотреться. Но нельзя! Бежать дальше. Несмотря на боль в лапах и боль в груди. Но чем быстрее бег, тем сильнее тревога. "Остановись, пожалуйста, остановись". Тело не слушается, лапы несут вперёд. Дышать становится всё труднее: воздух наполняет тяжелый запах влажности. Бежать-бежать-бежать… Треск откуда-то сбоку: пещерный свод даёт трещину, из трещины брызжет вода и...

Авали просыпается. Воздух наполнен солёной влажностью, им и правда тяжело дышать. Сердце пытается пробить грудную клетку и вырваться наружу. Авали бьёт нервной дрожью.
"Это просто сон. Как всегда". Сны больше не приносят долгожданного забытья. Каждый сон - кошмар, полный тревоги, обсессий и повторяющихся образов. Реальность мало отличается от снов. Дни наполнены апатией и одиночеством, сумбурными воспоминаниями, многие из которых тоже напоминают кошмары. Иногда Авали кажется, что она не знает, где сон, а где явь. Но единственное, что всегда реально - голод. Если хочешь есть, значит, не спишь. Голод включает какие-то  автоматические реакции, толкая волчицу на поиск пропитания. Авали питается мелкими животными и корнями. Разоряет птичьи гнёзда, выискивает питательные ягоды, а порой даже фрукты. Всё, что можно разыскать под лапами. Главное забить чем-то желудок и снова погрузиться в дремотное забытье.
Авали помнила о прошлой жизни. В ней был смысл. Авали могла бы вспомнить лица любимых, их голоса и те чувства, которые они вызывали. Но… она не хотела. Воспоминания были поддёрнуты дымкой боли и страха, они создавали удобный кокон забытья. Если бы Авали задумалась, если бы позволила воспоминаниям просочиться в сознание, это бы к чему-то её обязало. Отыскать тех, кто был небезразличен. Вспомнить о том, что было важно. Разобраться, что произошло. Вновь отправится на поиски Смысла.
Но Авали просто так устала…
Рядом что-то хрустнуло. Авали вздрогнула, подняла голову и почти сразу же опустила её обратно между передних лап. Она лежала под кустом какого-то экзотического растения, а рядом скрипела сломанная ветка. Именно она и разбудила Авали, беспощадно вторгнувшись в сновидение звучным треском. В животе было пусто - есть ещё не хотелось, но скоро это чувство станет сильнее и придётся что-то делать. Авали поднялась и поморщилась: новый порыв ветра принёс душный запах моря и песок. Нужно убираться отсюда.
В голове бесцельно блуждали обрывки мыслей, слишком опасные, чтобы Авали позволила себе за них зацепиться. А вот их обилие создавало приятное ощущение пустоты - их легко можно было игнорировать.
Авали принюхалась, прикрыла глаза, будто бы всё ещё дремала, и неторопливо двинулась прочь от налёженого места. Вряд ли она вернётся сюда снова. Скорее отыщет укромное местечко где-то ещё.

+4

111

--->> Вне игры


"Кряк".
Звук пролетел над пляжем, поднялся над зарослями и растворился. Норфолк едва смог его разобрать в шелесте листьев и шуме начинающегося дождя. И тут же напрягся.

Совсем недавно он чувствовал запах здесь, похожий на кошачий. Если кошки всё ещё здесь лазят, нужно уходить побыстрее. Перспективы нарваться на них никак не улыбались. Норф перестал копаться в песке, где он зарыл пару костей намедни. Всё равно с налипшей грязью они будут не такие вкусные. А если песок размоет после дождя, то и чёрт с костями, пора искать что-то свежее.

Волк выбрался ближе к берегу. С моря дул крепкий холодный ветер, насыщенный водной пылью. Контраст холодного воздуха и тропического тепла захватывал дух. Но на такую погоду у Норфа всегда настроения нет. Всё какое-то тусклое, мрачное. При таком освещении даже вполне понятные силуэты деревьев и камней становились бесформенными пятнами. Старость - не радость.

Бывший легионер выпрямился, выглядывая из-за кустов на побережье. Волны накатывали на песок, разбивались, пенились. Небо над морем было практически чёрным. Чувствовалось, что сюда скоро прибьёт бурю. Тревожно дрожали тропические заросли, налипая буйной листвой на морду. Волк фыркал и чертыхался, пока ему это всё не надоело и он не поскакал обратно. На ум снова пришли кошки: что они могли здесь забыть? Может, их привлёк запах вчерашнего ужина легионера? Ничего им не достанется.

Ветер дул наискосок, почти в спину, подгонял, а волк охотно бежал быстрее, бежал и радовался: крепкие лапы ещё помнят, как нужно бегать. Лапы помнят, а голова ничего путного вспомнить не может. И эта ситуация Норфолка полностью устраивает. Ему кажется, что стоит только начать о чём-то задумываться - утонешь в мыслях, и обратно никогда не выберешься. Прежним.
Крупные капли со стуком разбивались о спину. Волк ровно вдыхал, выдыхал, грудь полнилась тепла и энергии. Иногда шумно сопел, принюхиваясь. Хотелось почувствовать себя в безопасности, а не задаваться вопросами каждые пять минут: "не кошки ли? не хищники? не враги ли здесь?". Наконец, ему вновь почудился некий запах, на этот раз похожий на волчий. Тогда Норфолк решил сбавить скорость и... замер на месте, резко затормозив всеми лапами.

Мутные пятна расступались перед глазами, принимая, наконец, очертания: силуэт волчицы или крупной лисы... всего в нескольких прыжках! Конечно, тяжело её было учуять, если бежать по ветру. Норфолк сначала даже не поверил, что кого-то так глупо проворонил. Всё ещё сомневаясь, он крепко стал на все четыре лапы, пригибаясь к земле, и тихо спросил:
- Эй? - как будто камушек, который бросают в бездну и ждут эхо в ответ. Волк из-за этого очень расстраивался. Ему казалось, что каждый новый день стремительно приближает полную слепоту.

+4

112

Авали почувствовала приближающегося волка раньше, чем он её. Его запах смешивался с запахом моря и грозы. Авали подняла морду, вдыхая ветер вперемешку с песком. После своего чудесного спасения, Авали пару раз встречалась с другими волками, но сама старалась избегать их присутствия. Они все - в чём-то такие же, как она, - потерянные, удивлённые и потрёпанные. Глядя на сородичей, Авали с удивлением обнаруживала, что ещё способна им сочувствовать. Но это было неприятно, больно и… Шумно. Хотелось лечь на землю и зажать лапами уши, хотя, казалось бы, какое отношение эмоция имела к звуку?
А ещё Авали боялась, что начнёт всматриваться в чужие лица, искать в них знакомые черты. Она не хотела даже начинать.
Но запах этого волка был незнаком, а значит, безопасен. А потому Авали позволила себе принюхаться, отчаянно вбирая в себя частички другого живого существа, который приносил ей ветер. С одной стороны ей было глубоко всё равно, а с другой, более глубокая часть Авали, которая отчаянно хотела очнуться от вынужденного эмоционального оцепенения, напряглась в предвкушении.
Кем этот волк был в “той” жизни? Чего хотел? Какие планы строил?
Вскоре Авали услышала треск: волк направлялся прямо к ней, скрываясь от бури. Волчица опустила голову, отвела уши назад. Она стояла, полуприкрыв глаза, чуть пошатываясь, словно от порывов ветра. Волк приближался широкими скачками, и вдруг резко остановился. Заметил её. Авали вновь впала в безразличное оцепенение. Её рассеянный взгляд блуждал по зверю, но она словно не замечала его.
Наконец незнакомец подал голос. Волчица перестала пошатываться, навострила уши. Она будто бы и не ожидала, что этот волк способен разговаривать. Медленно, почти как в замедленной съемке Авали подняла голову и в глазах появилось осмысленное выражение.
- Это ты мне? - голос звучал хрипло. От его звука уши волчица навострила уши ещё больше, будто бы удивилась тому, что всё ещё умеет говорить не меньше, чем таковой способности у незнакомца. Собственный голос показался чужеродным и искусственным.
Волчица снова скользнула взглядом по самцу, на этот раз уже осмысленнее.

+2

113

Норфолк был впечатлён. Такое безразличие к увесистому хищнику, скачущему во весь опор, не всякий рискнёт проявить. Даже в этих странных землях. Перед ним была волчица: это стало понятно, когда контуры очертили пятна в глазах получше, а запах стал ближе. И она была небольшая с виду. До того небольшая, что можно и с лисой спутать. И всё-таки, лучше бы это была лиса! С ними и разговор короче.

Волк напрягся. Незнакомка стоит совсем отрешённо, не пытается защищаться, даже как будто пошатывается. Но ведь... Не было никаких причин, чтобы чувствовать себя в безопасности. Норфолк привык ко всякому: на него могли огрызаться, угрожающе рычать, иногда сразу переходить в нападение. Бывало всякое. Кроме такого. Да, такого ещё не бывало.

- Очевидно, тебе. Не любишь беспокоиться по пустякам, да? - не особо любезно начал волк, сделав пару шагов назад и сохранив низкую стойку. Попытался принюхаться получше: в памяти ничего не нашлось. Похоже, они не виделись ранее. - Похвально. Красиво выглядит.

И ещё кое-что ему хотелось добавить, но не стал. Скоро начнётся буря, а слова имеют свойство глубоко ранить, и встретить ливень, возясь в грязи, будет особенно глупо. Но так себя не ведут! Живые волки так себя не ведут, как она. Все, кому дорога жизнь, выглядят более беспокойно. Неужели ей вообще всё равно?

- А что это с тобой? Ты ведь не здешняя. Верно? До сих пор копаешься в прошлом? Оно тебя не пускает, да? - Норфолк часто слышал эту версию от тех, кто ему встречался. Почему-то чужаки считали, что Норфолку будет интересно их послушать. Или они думали, что единая беда способна как-то объединить совершенно разных волков, сплотить их, что ли. Но когда третий волк подряд повторяет похожий по смыслу рассказ, это уже совсем неинтересно. Неужели здесь то же самое? Если так, Норфолку будет стоить больших усилий не рассмеяться: за столько дней, проведённых на новой земле, даже черепаха оправится от потрясения.

Однако пока что бывшему легионеру было сложно делать выводы. От невозмутимости собеседницы веяло скорее силой, чем слабостью. Поэтому Норф решил не задавать тон беседе - а она обещала быть недолгой хотя бы из-за приближающейся бури - и медленно выпрямился во весь рост, став полубоком к волчице. Он склонил голову, но был полностью сосредоточен и ждал: если вдруг незнакомка дёрнется, он постарается отпрыгнуть в сторону. Кто знает, сколь хитрыми могут быть чужаки.

+3

114

--->> Вне игры

Шумно.
Здесь было слишком много шума. Ветер словно кричал о чем-то на ухо. Белая подняла свои разноцветные глаза к хмурому небу. Здесь, на Дискордии, небо было таким же, как и на старом острове; впрочем, чего еще ждать, если море оказалось одно? И просто данные земли прятались от чужих глаз?
Раскат грома заставил тело дернуться, дрожь пролетела по всем мышцам. Казалось бы прошло уже много времени, а организм все никак не оправился. Бишамон сделала несколько неровных шагов ближе к песку, на который все равно попадала вода.
Ветер продолжал бушевать, нагоняя на белую шерсть соленую воду. Ракушки под лапами впивались в подушечки, но разноглазой скорее было приятно, нежели больно: это успокаивало мышечную боль, заставляя отвлекаться. Стоило спрятаться вглубь деревьев, ведь в скором времени ветер мог принести сюда самый настоящий ураган.
Жители нового дома были агрессивны, природа тоже, может, зря они все сюда пришли? Впрочем, Бишамон весьма долг уже не видела ни единой живой души с острова, утонувшего в воде. Последний раз и людей и волков она наблюдала после "высадки" на новые земли. А теперь постоянно одна.
Что-то больно ударило в висок. Нет, это была не вода, это было осознание, что в одиночестве самка находится уже слишком долго. Белая втянула побольше воздуха, но он был пропитан соленым и чем-то еще, разноглазая пока что не очень понимала чем.
Шла волчица медленно, рассматривая каждый уголок нового места. Все здесь было опасным, даже маленькие ракушки, что трещали под ее весом (а веса там почти не было), могли нести в себе опасность. Бишамон поняла одну вещь - даже если тварь этого места неживая, жди от нее беды; или отравишься, или словишь глюков, и второе явно безобиднее.
Несколько капель друг за другом ударили по макушке. Бишамон казалось, что от удара капель о макушку, должен был раздаться соответствующий звон, как эхо в пустоте. Но, право, пустоты не было, в голове еще был мозг, но и тот небось высох вместе с тощим телом разноглазой. А то что Бишамон выглядела сейчас именно больше похожей на скелет, не оставляло сомнений; голодать приходилось многим чаще, чем чем-то поживиться. Да и одна шибко ничего не словишь.
Где все те, кто разбежался вглубь джунглей?  Почему она еще никого не встретила? Хотя с какой-то стороны оно было к лучшему - оголодавшие и каннибализмом могут промышлять.
Толчок ветра в спину, удар нескольких капель о тело заставило белую поежиться. Почему-то казалось, что она вообще без шкуры, и ветер гуляет меж косточек, напевая балладу. Разноглазая опустила морду, наблюдая за тем, как маленький крабик бежит подальше от воды.
Желудок жалобно заурчал, и, казалось, переорал даже гул ветра. Самка резко подняла голову, осматриваясь. И нашла что искала, точнее кого; двое волков, по виду не знающие друг друга (хотя поди разбери) мило беседовали. Бишамон уставилась на двоих так, будто они протянули ей лапы помощи. Но так и осталась стоять, всматриваясь в обе фигуры, хотя не сказать что они были слишком далеко. Однако привыкший к одиночеству разум от чего-то запаниковал.

+5

115

Авали понимала, что волк раздражён и не скрывает этого. Но не понимала, как должна реагировать, что от неё ожидается. По морде волчицы проскользнула тень удивления. Со стороны могло показаться, что она заторможенная или умственно отсталая. Авали чуть приоткрыла рот, чтобы что-то ответить, но вместо этого просто его закрыла - до неё дошло, что на первую реплику ответа не требуется. Самец чуть отстранился, в его позе читалось предупреждение.
"А ведь он меня боится", отстранённо подумала Авали. "Почему он меня боится?"
Вопрос возник сам собой и так же быстро пропал. Авали даже не попыталась найти на него ответ и просто приняла происходящее как данность.
Они стояли друг напротив друга. Волк - настороженный, готовый взорваться от любого раздражителя; и волчица - отстранённая, заторможенная и безразличная ко всему.
Самец задал несколько вопросов, один за другим. Авали ощутила исходящий от него напор и упрямство, будто бы даже издёвку. Ей удавалось улавливать смыслы и подтексты, но мозг отказывался ворочаться и посылать адекватные действия и ответы.
- Я... - начала было волчица, но снова замолчала и нахмурилась. Она - что? Определенно, это было связано с её прошлым, но Авали бы не охарактеризовала это состояние как "застряла".
- Наверное, - произнесла она на выдохе, вновь опуская голову, будто бы устала держать её на весу. "Наверное" - это был самый простой и безразличный ответ. Застряла в прошлом? - Нет, не застряла. Но это пришлось бы объяснять. А сказать "да" было бы ложью, что тоже требовало усилий.
И вдруг Авали почувствовала еще один запах и чуть приподняла голову, чтобы обнаружить стоящую невдалеке волчицу.
Авали до боли сжала челюсти и зубы хрустнули так, что волк мог бы услышать этот неприятный звук. От таких, как эта волчица, Авали отчаянно бежала. Их боль и отчаянье слишком сильно задевали Авали. Сколько вокруг боли. Сколько несправедливости происходит. И всем всё равно.
Незнакомая волчица была маленькая, исхудавшая. Разноцветные глаза смотрели на Авали и её собеседника со страхом и мольбой одновременно. Авали зажмурилась, будто её ударили.
"А ведь такой же могла бы быть сейчас моя Хэттер", невольно подумала волчица и от этой мысли всё внутри сжалось. Невыносимо было думать, что она может быть такой же исхудавшей, такой же несчастной. Бродить, в поисках помощи и не находить её.
"Я не хочу, пожалуйста, хватит", мысленно попросила Авали у самой себя. Нельзя было давать мыслям о волчатах ход. Внезапно, как нельзя хорошо, Авали ощутила мокрые капли на теле, тяжелеющую от влаги шкуру, пустоту в желудке и пронизывающий ветер - весь мир в его несправедливой недружелюбности.

Отредактировано Авали (2021-02-10 23:24:51)

+5

116

Волка чуть смех не разобрал. Злой смех, злой, печальный. Обошлось, промолчал. Мышцы расслабились, лапы стали подкашиваться, захотелось прямо тут лечь и завыть от тоски. Он отвернулся.

Кто она? Умершая душа, утонувшая в собственном теле. Скомканная птица в урагане. Погасшее солнце. Как у неё это получается? Норфолк обречённо вздохнул. Живые, здоровые волки, способные жить, молодые, зрячие... Или пусть нет. Немолодые, и не зрячие. Но способные жить. Не живут.

Услышав же характерный звук, как скрип зубов, волк вспомнил, что до сих пор молчит, но не понял, что пришёл кто-то ещё.

- Нет. Ты погибла там. А здесь призрак, который ищет повод исчезнуть, - тихо сказал волк в сторону серой незнакомки, стараясь полностью подражать разбитому, пустому голосу. Но он не умел так говорить. Поэтому получилось слишком мягко. Впрочем, мягкость для таких слов выглядит как издевательство. Может, она вообще не услышит Норфолка - вот и пусть. И так неохота лезть со своим мнением к кому-то, когда не просят. Но он не мог ничего с собой поделать, поэтому зашагал прочь.

Он терпеть не мог безжизненных существ. Он пугался от мысли, что их безжизненность можно впитать. Потерять запах, вкус, видеть только песок под лапами, видеть чёрные полосы по ночам вместо снов. Но получилось уйти только лапами. Не мыслями. Как она могла целый месяц так жить и не помереть от голода? У неё ж еда выпадет из раскрытой пасти. Кого она ловит, кузнечиков? Как она … лакает воду, не различая, солёную ли пьёт или пресную? Норф не понимал. Это его задевало. Дразнило.

Спустя десяток шагов Норф стал боком, и снова посмотрел на серую. Исподлобья.

- На этой земле началась новая жизнь! - дождь основательно накрапывал, шерсть прибилась, под шкуру уже пробрался холод. А Норфолк же закипал. Он черпал вдохновение из ситуации: замечательного дождя, прекрасного чёрного неба, восхитительного ветра с моря. Столько чувств в одно мгновение: ради этого стоит жить. Поэтому он кричал. Не столько для того, чтобы перекричать бурю - просто хотел освободить себя от непривычных мыслей. Он кричал, с каждым словом задирая голову выше, будто бы жалуясь небу. Но на самом деле все слова адресовались этому безобразному серому пятну-незнакомке:
- Прости, что сую свой нос. Просто вас таких много. И никто будто не понимает, что здесь всё есть. Родня, друзья, дети, родители… Весь старый Остров со всеми своими богами. Только ты ничего не рассмотришь, шатаясь по берегу с повешенным носом.

Это должно было стать завершающей репликой по плану легионера. Однако в нос ударил, наконец, другой незнакомый запах, и волк стал вертеть головой, выискивая чужака. Ага, вот: ещё кто-то. Очаровательная белая точка. Норфолк ухмыльнулся. Кто там, кто? Грустная белошкурка, которая захочет поделиться своим несчастьем? Гордая и невозмутимая одиночка? Или, может быть, целеустремлённый воин, который пришёл за Норфолком? Отсюда ничего не разобрать. Но Норф, разумеется, двинулся навстречу.

Ведь это так прекрасно. Каменное небо с молниями-трещинами, висящее над бездной. Ветер, треплющий шерсть, забивающийся в грудь, клокочущий там, внутри, вместе с сердцем. Песок, взметённый с пляжа, точно жёлтое облако: он окутывал ядовито-зелёные джунгли. Мерзкая сырость, режущий холод: а всё для того, чтобы хотелось в тепло и в сухое убежище. Даже беседы с другими волками. Беспощадные, сухие, злобные, безучастные, но из каждой будет что вынести, чтобы потом вспомнить за ужином и усмехнуться. Или вздохнуть.

Отредактировано Норфолк (2021-02-11 02:36:02)

+4

117

Если начать всматриваться в темноту, может показаться что темнота смотрит на тебя в ответ.
Биша продолжала стоять как вкопанная, будто песок данного место неистово быстро тянул ее на дно. А было ли оно - дно?
Эти двое выглядели... как? Разум начал подбирать нужные слова, но те все не шли. Серое и черное, черное и серое. Вот же странно, и тут вдруг появляется белое; как ни крути, а эта встреча была не случайна, оставался вопрос - что мы хотим отсюда почерпнуть, что хотим узнать, с чем уйти? Если вообще желаем уходить...
Что-то пряталось за этими двумя фигурами. Кто они друг другу? Просто  незнакомцы? Старые друзья, которые долгое время не виделись? Враждующие? Все это крутилось в голове, однако вид серой волчицы не подтверждал ни одну из теорий; слишком отрешенная, слишком уставшая и слишком закопалась глубоко в себе. Так бывает. По крайней мере Бишамон была уверена в одном - волки со старого острова. Каждый из них явно что-то пережил, и если один на все смотрел сквозь пальцы, то серая волчица явно была где-то еще, а потом, вдруг, возвращалась назад и осознавала что она не дома, что теперь приют - новая недружелюбная земля.
Что ж хорошо стоять в стороне и делать определенные выводы. Белая подняла морду к небу, которое окончательно покрылось чернотой.  Капли били ее прямо по морде, по тощей белой морде. Бишамон вообще казалось, что еще несколько ударов воды о ее тело, и она повалится прямо на этот песок, усыпанный ракушками разных размеров, а потом благополучно наглотается соленой влаги, что столь любезно тащил на берег ветер.
Где-то вдалеке вместе с громом небо разрывали линии молний, ярких, неистовых. Казалось, что погода прогоняет всех непрошеных гостей. Бишамон повернула морду в сторону океана, рассматривая едва различимые в темноте смерчи. Что ж, это было куда хуже, чем то что происходило на суше. Хотя, когда смерчи доберутся до сюда, все станет многим хуже. Или еще один остров потонет под водой. Едва заметная усмешка скользит по морде.
Сквозь шум ветра и грома разноглазая не слышала о чем разговаривают двое волков, пока черный не стал кричать. Она перевела взгляд сначала на волка, который пытался переорать погоду, лишь бы донести свои мысли до собеседницы, а потом просто опустила взгляд на серую самку...
Странно, что это было?
Белой показалось, что кто-то с силой толкнул ее в бок; словно большое рогатое животное, защищающее свое дитя, просто толкнуло тощую самку, дабы та убиралась прочь. Почему серая так на нее посмотрела, почему реакция была именно такой? Белая не понимала, она искала ответа в образе серой, но что там можно было найти? Может, ее пугал тощий вид? Сейчас шерсть опустилась и прилипла, выказывая всю прелесть тощей фигуры. У людей таких называют анарексиками, у волков просто - голодающий; судьба того, кто так исхудал обычно плачевна. Но лапы все еще держали разноглазую, а иногда убегающий в сторонку разум все же шептал, что стоит побороться. Этому, скорее, ее научила Шанти. Интересно, она тоже была где-то здесь?
Если будет хоть какая-то нужда, то выяснить столь странную реакцию можно будет позже, если действительно оно будет важно. Хотя с другой стороны Бишамон понимала, что у каждого свои тараканы в голове, и почему сегодня они устроили именно такую дискотеку - ответа не было.
Самка тряхнула всем телом, сгоняя с себя хоть немного лишней влаги. Черный волк решил, что здесь ему больше делать нечего и отправился восвояси; значит, они были просто первовстречными, не желающие более находиться в компании друг друга.
Самка тяжело выдохнула, делая несколько шагов вперед. Ракушки все так же трещали под весом костей, непогода пела свою замысловатую песню, а черная туша отчего-то развернулась и направилась прямиком к разноглазой.
Бишамон застыла, полностью переключая свое внимание на самца. Да-а, по сравнению с ним, белая выглядела маленькой пушинкой, нечаянно упавшей с дерева на голову слону. Разноглазая пошевелила челюстями, проверяя способны ли они сейчас хоть что-то сделать? Те поддались, хотя и могло показаться, что скрипнули как не смазанная дверь. Однако, она была маленькая, значит и простора для "кусь" у самки куда больше; наверное, это самое печальное в тех, кто был таким большим.
Эдакая странность - такой тушке и еды надо было явно больше.

+3

118

Реви и не таи, хрипи и говори:
Они сожгли мои хлева и алтари,
Хотели и меня, но главного не выжгли.
Теперь я буду куст или бесплотный дух.
Потом вернётся вкус, потом отложит слух,
Потом позволят спать чугунные нервишки...
И хриплый, как мертвец, в вечернюю зарю,
Я с кем-то наконец живым поговорю:
- Вот бешеные, да, показывать такое?
И кто-нибудь кивнёт, и я узнаю боль.
Как с тела чёрный лёд вдруг обдирают вдоль,
А там комок смолы, тепла и непокоя.

Авали чуть повела ухом. Она услышала тот хриплый и горький выдох, который волк адресовал ей, но никак не отреагировала. Вместо этого волчица снова взглянула на белую незнакомку, будто извиняясь. "Я не могу тебе помочь".
Волк уверенным шагом направился прочь. Авали не хотела ему отвечать. Ему казалось, что он знает о ней всё. Ему казалось, что для Авали всё закончилось когда она оказалась на Дискордии. Но закончилось всё гораздо раньше... Когда? Когда именно она свернула не туда? Когда решила вернуться в Город? Когда бросила вызов Аресу и Дикому? Когда решила спасти своих детей сделав их, по сути, сиротами? Когда пошла на зов Форастеро и заснула в пещере? А может ещё раньше? Когда, маленьким волчонком, внимала и восхищалась мудростью Хоук, мечтала стать однажды такой, как она?
А может, выбора никогда и не было. Авали родилась с этим внутренним стремлением сделать мир лучше, и была обречена на несчастье, сделав свой первый вдох.
Внезапно незнакомец остановился, повернулся боком. Авали напряглась, готовая защищаться, удивляясь тому, как прекрасно функционируют её рефлексы. Тело хотело жить гораздо больше, чем разум: как, например, серой до сих пор удавалось охотиться? Как удавалось избегать опасности? Может, Авали бы и хотелось просто лечь и сдохнуть, но она не могла.
Волк не собирался нападать. Он поднял морду к небу и прямо-таки закричал. И в этом, вроде бы, мотивирующем кличе, было столько отчаянья, злости, невысказанности. Авали слушала его, подняв голову, чуть прижав уши к голове, не сводя глаз, завороженная этой болезненной мощью.
- Прости, - произнесла она. - Новый остров тут не при чём.
Она не собиралась произносить последнюю фразу, и сама удивилась, насколько уместно она прозвучала. Будто бы заразившись этой вспышкой ярости, Авали теперь выглядела живее. На лице больше не было чувства полнейшего безразличие, оно оживилось, будто чужая злость помогла раздуть тлеющие угли и на них едва заметно заплясал огонёк.
Перед Авали стояло два таких разных существа - белая волчица и темно-серый волк. И они оба были глубоко несчастны. Их невозможно сравнивать - насколько разными они были. И насколько по-разному теперь реагировали на обстоятельства. Вот волчица. Она явно давно не еле, бродила непонятно где. Искала ли она помощь? Просила бы? Наверняка бы не стала. Таким проще уничтожить саму себя, сожрать изнутри, но не дай боги - побеспокоить близких. И волк. Ему напротив, плевать. Его боль прорывается яростью. Он сожжет всех вокруг и не заметит.
А самец тем временем двинулся в сторону белой волчицы, и серой почудилось в этом какая-то угроза.
- Меня зовут Авали, - сказала скорее, чтобы снова вернуть внимание самца. Но эта фраза прозвучала неожиданно жизнеутверждающе. Авали почувствовала пробежавший под шкурой холодок.
- Может, поищем убежище? - она смотрела на волчицу, но было очевидно, что обращается Авали к обоим.

+4

119

Выдох с ухмылкой. Так гораздо лучше. Ярость, сидящая в груди едким огнём, расползлась по телу теплом. Волк шёл и жмурился, наслаждаясь нахлынувшим умиротворением. А ещё жмурился от крупных капель, иногда прилетавших в глаза. Поэтому спотыкался чаще обычного.

Надо ли говорить, что Норфолк не ждал ответа от волчицы, назвавшейся Авали? Он с ней мысленно попрощался. А она всё равно ответила. Коротко, насыщенно. И ответ заинтересовал. При чём, Норф не видел смысла выяснять правду. Гораздо интереснее будет поверить. Значит, что-то её гложет, затмевая даже потерю прежней родины. Новое открытие: перестав выглядеть простой в глазах бывшего легионера, Авали стала выглядеть необыкновенно сложной. Может, она вообще не интересуется миром вокруг и спустилась с небес, или вышла из моря, приняв волчий облик, и все её печали, все радости за пределами нашего мира.

Как бы там ни было, мысль насчёт убежища здравая. Вот-вот на землю рухнет целое море - и сверху, и сбоку. Норф, проходя мимо серой волчицы, плавно завернул, и подошёл поближе, справедливо решив, что белошкурая в это время может подойти и сама, если захочет.

Волк выглядел нейтрально, только легко и просто улыбался. Он вглядывался в Авали, запоминая её морду, разглядывая цвет шерсти, цвет глаз, пытаясь вникнуть в её состояние. Увидеть морду - единственный способ для Норфа составить своё впечатление о ком-то. Потому что запахов он чуял много, они были просто разные, но никак не определяли личность. Морда же описывает суть, или, хотя бы, опровергает выдумки. Вот, например, Авали. Смотрит будто исподлобья, взгляд только что проснувшегося хищника, но не кролика. Там нет ненависти или страха. Есть ли там смирение? Едва ли. А остального не разобрать. Морда Авали - чистая ледяная вода, в которой всё равно не видно дна. И Норфолку этого достаточно. Даже если в этом омуте водятся черти, они глубоко и не тянут к себе.

Волк прикрыл разболевшиеся от напряжения глаза, и заговорил, на этот раз перекрикивая шум погоды:

- Я Норфолк. Ты хорошо говоришь. Скоро сюда ударят волны, нужно идти, - а в сторону белого пятна, которое нерешительно приблизилось, крикнул сильно громче и властным тоном: - Идём! Давай, шевели лапками, здесь становится опасно.
"Кем бы ты там ни было, я уже мёрзну, чтобы торчать здесь и дальше", - добавил мысленно.

Мир чётких образов исчез в полумраке, утаскивая за собой образ Авали. Норф снова откроет глаза, чтобы вернуться в мир пятен и тени. В нём воздух дрожит, ветер рвётся, море бушует, небо сползает на землю чёрными красками, холод кусается... Но нам, волкам, всё по силам вынести. А если кто-то не вынесет - мы потом споём грустную песню об этом и двинемся дальше.

+4

120

Наверное, Бишамон вздохнула с облегчением, когда серая волчица отвлекла темного волка на себя. Тот и впрямь остановился, больше не пытаясь сделать и шага в сторону разноглазой. Белая испугалась? Или что? Она пока что не могла понять. Жизнь затворника давно бегала по ее венам; всегда одна, за редким исключением. Сколько лет уже продолжается ее одиночное путешествие? Сколько лет она остается в компании самой себя, не пытаясь даже разбавить горькое? Поди теперь разбери, то что время исчислялось давно уже не в днях и дураку понятно. Поэтому Бишамон выдохнула, с силой, будто неприятный запах ворвался в легкие, и все что хотелось белой - выгнать этот запах как можно скорее. Раскаты грома прямо над головой заставил тощее тело дернуться, невольно делая еще несколько шагов вперед. Даже сквозь этот неистовый шум она расслышала имя темного волка и предложение о поиске убежища.
Взгляд ее разных  глаз встретился с глазами серошкурой. Странное ощущение прокатилось под кожей, будто кто-то решил пощекотать нервы. Белошкурая тряхнула головой, сгоняя влагу и отгоняя ненужные мысли. Думать сейчас, если честно, вообще не хотелось, потому что желудок продолжал напевать песню в такт ветра, а голова просто отяжелела, и влага здесь была вовсе не при чем.
Реакция двух чужаков была весьма странной; белая привыкла к тому, что в основном видела агрессию, а здесь нет и попытки показать прелестные зубки, да внутриутробный рык. В чем подвох? Бишамон начинает двигаться, так как ветер просто-напросто толкает тощее тело вперед. Похоже что ураган подбирался к берегу; скоро здесь правда будет не безопасно, но в джунглях тоже не безопасно. Ирония не иначе.
Когда темный крикнул в ее сторону, Бишамон подняла уши, а взгляд ее говорил многим больше, нежели выражение морды. Так и хотелось крикнуть в ответ, мол, да, пап, иду, не ори только. Последний раз такой тон белая слышала в стае, и то не от вожака даже. Но этого темношкурого она видит впервые, хотя... Поди разбери, возможно, когда-то она видела его образ, шныряющий по границе, потому что Бишамон бегала по многим территориям, даже близ земель Альянса и Пожирателей.
Снова мотнула головой, в несколько прыжков преодолевая расстояние между ней и незнакомцами. Ближе, чем следует, разноглазая под ходить не стала, мало ли что. Поэтому, держась поодаль, но так чтобы все было слышно, направилась за компанией. Впереди были лишь пальмы и кустарники. Бишамон подняла голову, всматриваясь в то, что растет на пальмах.
- Вряд ли здесь поблизости найдется что-то путное, - скорее для себя подметила самка.
Кусты и пальмы - это не убежище; такому сильному ветру ничего не стоит просто вырвать все это с корнями, закидав путников бананами и огромными листьями. Картина, которую представила волчица, отчего-то весьма ее позабавила.
Можно было попробовать двинуться на Север или лучше на Северо-Запад? Разноглазая там не была, поэтому и предлагать не стала. Куда лапы поведут, туда и пойдут.

Отредактировано Бишамон (2021-02-13 12:34:18)

+4


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Дорога солнца