24
переключение фона
МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

Нашему форуму .

Игровой сезон: "Зеркала".
В игре: время и погода
01.11.2019
Последнему Раю 8 лет! В честь праздника выходит специальный выпуск газеты Вестник Последнего Рая. Перекличка продлевается до 20.11.19!

01.11.2019
Стартовала ПЕРЕКЛИЧКА

19.08.2019
Начался конкурс
Слово или Дело?

18.05.2019
Объявляется межсезонная
Перекличка

29.03.2019
Обновлён дизайн, все вопросы и пояснения в теме
Обновление дизайна
body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/15761.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010; filter: grayscale(70%);} .punbb a:hover, .punbb a:focus, .punbb a:active, .punbb-admin #pun-admain .nodefault, .punbb-admin #punbb-admain a:hover, .punbb-admin #punbb-admain a:focus, .punbb-admin #punbb-admain a:active {color: #695f50; text-decoration: none;}
body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/20915.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/88015.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/61587.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/67331.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;}


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Архив Старого Острова » Мертвая расщелина


Мертвая расщелина

Сообщений 41 страница 60 из 60

1

http://satirics.net/d/img/b40260dd61df147bfa84.pngУстрашающее место, куда не каждый рискнет ступить. Ходили слухи, что именно здесь когда-то давно Варга собирал свою стаю, чтобы отомстить своим первородным врагам. Ныне - настоящая пустыня, однако, опасности можно ждать, откуда угодно.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Верхний ход
Юг | Каменный обрыв
Запад | Проход
Восток | Тихий лабиринт

0

41

Недомение читалось на мордах черноорденцев. Они сначала смотрели на вожака, долго-долго вслушиваясь в затихающее эхо спокойного голоса, потом стали переглядываться.

- Ла-адно, - один из черношкурых поднялся, выступив вперёд. - Мужик, ты мне одно скажи: это подкол такой? Неделю петь о том, что братьям понимание недоступно, и будет лучше, чтобы смерть освободила их от гнетущего заблуждения, чтобы ...
- Не смей перечить вожаку, - грубо оборвал его Жереб. - Только мудрость, дарованная Арашу, способна на такие речи. Разве не по воле богини вести по ложному пути, чтобы за шаг до пропасти указать на истинный? Увидев, каково зло, мы понимаем, каково добро! Может, кто из вас иначе способен объяснить, почему вожак говорит нам всем прямо в морду, что орден Тёмной Луны заблуждался, и не боится быть растерзанным? Воистину, велика Арашу, направляющая нас! Прославим Богиню!

Большая часть волков жадно впивалась глазами в собственных лидеров, переживая определенный коллапс и полное непонимание происходящего, но некоторых (по большей части, белошёрстых) такой расклад даже воодушевил. Были едины они в подчинении ритуалу - как только торжественный шёпот наполнил залы, волки почтительно склонили головы.

- Богиня! Велика мудрость твоя, крепка лапа твоя, глаз твой зоркий, слово несокрушимо, среди всех ты выбираешь верных, выбираешь преданных и не ошибаешься. Просим прощения за наши заблуждения и жестокость, которую чуть было не допустили мы к братьям своим: помоги загладить вину и восстановить мир, чтобы кровь братская не пролилась на мёртвые скалы и камни. Помоги...

Под мерный голос Жереба стоявшие поодаль темнолунцы, которые всегда держались отдельно и пришли в Подземелье с поверхности, переглянулись. Они внимательно следили за Келем, и, хотя не совсем понимали замысел (точнее, не утруждали себя размышлениями), были настроены решительно - пока ритуал не будет проведён, Кель не должен покинуть Расщелину.

- Тогда нам незачем ждать ритуала крови! - воскликнул, наконец, здоровяк после долгой молитвы. - Приведите сюда мастера красок!


[3]
Ничего не произошло

Отредактировано Game Master (2016-12-04 14:00:27)

+3

42

--->> Вне игры

Она помнила клетку. Она цеплялась за это воспоминание, как утопающий - за брошенную ему ветвь. Она вспоминала, как ходить, дышать, но еще не соображала, как говорить и собственно думать. Прикрывая глаза от окружающего мира, Веледа копалась в себе, с радостью ребенка отыскивая все новые и новые детали. Четыре лапы? Как здорово! Одной больше, одной меньше... Хорошо или нет?
Поворот. Веда не справилась с телом и врезалась плечом в скалу, тотчас замерев на месте. Так спокойно и уютно было стоять близ безмолвного камня, который не шевелился и не сиял, словно взор богини смерти.
Как там её звали? Ну, неважно.
Уверенная в том, что наконец можно поспать, волчица чуть не растеклась по стене, но её грубо оттащили и снова подтолкнули вперед. Обидно, досадно, ну и ладно. Постепенно с каждым шагом разум её просыпался мучительно и болезненно. Осоловело моргая, Веледа покорно тащилась вперед, изрядно задерживая провожатых. За две недели заключения её мышцы изрядно окостенели, и каждый шаг она морщила нос и бесконечно потряхивала мордой, заставляя видимую реальность крутиться и плясать. Каждый факт, всплывающий в голове, ударял с нарастающей силой, ошеломляя и возвращая Веледу в её мир. Пошатываясь, она собирала мысли с должным усердием, и всякий раз понимая, что она ничего не понимает, госпитальер начинала бояться. Хвост растерянной волчицы то и дело путался меж лап, и, сгорбившись, она не смотрела на своих спутников.
В очередной поворот Веледа вписалась уже лучше, постепенно ускоряя шаг и все выше поднимая голову. Это далось ей немалой ценой; противная мигрень с новой силой смутила её рассудок, но на этот раз волчица была готова упрямствовать, не поддаваясь жалобам тела. Она вспоминала, что все не так, как должно быть. Вспоминала растущие из земли каменные лозы, вспоминала алые вспышки, вспоминала знакомые и незнакомые морды. Веда воспроизводила в памяти это почти машинально, не ощущая ни злости, ни паники, будто считала от одного до трех и обратно, и так до бесконечности. Крутила на языке услышанное, изредка зевая до щелчка челюстей; изнывала от жажды и косилась вокруг потускневшим взором.
Когда кончился коридор и потолок вознесся ввысь, Веледа споткнулась и остановилась, тяжко выдохнув и глядя в ответ множеству глаз. Кажется, здесь её ждали, но особенного ажиотажа волчица не почувствовала. Сейчас ей хотелось только одного - чтобы её наконец оставили в покое. Несмотря на большую освещенность, чем в прошедшем пути, зрачки волчицы оставались здоровенными и расфокусированными.
Стражи (или няньки?) замерли по бокам. Веда сделала пару неуверенных шагов, вглядываясь в наиболее близкого из толпы.
- Халле? - окликнула она его хриплым, каркающим голосом; стоящий напротив явно испытывал не лучшие чувства от такого внимания, едва ли не сделавшись чуть меньше размером.
Веледа никак не могла понять, с какой стати один из её подчиненных такой неповторимо грязный. Обыкновенно белоснежная его шерсть будто закоптилась на концах. "Совсем распустились," - равнодушно подумала волчица, теряя интерес моментально. Горло болело, и госпитальер несколько раз поспешно облизнула морду почти пересохшим языком.
Не задумываясь, зачем же тут все, собственно, собрались, Веледа по привычке поперлась вперед, туда, где на возвышении торчали две фигуры. Госпитальер уже давно не стояла среди толпы в задних рядах, и, раз её не задерживали, особенно не волновалась насчет происходящего. Её куда больше тревожил вид тех, мимо которых она следовала; её скованный усталостью и болью мозг негодовал от того, насколько Орден был грязным. О чем-то более внушительном думать было сложно.
Наконец, она смогла разглядеть морды главных героев, которые до этого явно обращались к народу. "О, я его знаю! И этого... тоже?" - возликовала Веледа, тотчас нахмурившись. Как бы плохо ей ни было, проблема стояла поважнее и посерьезнее.
- Негигиенично, - настолько строго, насколько смогла произнесла госпитальер, чуть покачиваясь на лапах.
Этого ей показалось достаточным. Говорить было трудно, и она продолжила свою реплику довольно грозным взглядом. Авось догадаются, что первородной неприятно видеть грязные шкуры. Грязные до черноты.
Осознание вдруг окатило её ледяной волной, и вид потрепанной волчицы мигом стал настороженным и неприязненным. От собравшихся в голове догадок она заболела с новой силой, заставив Веледу поспешно осесть на задние лапы. Её взгляд бездумно скользнул по магистру, на миг озарившись прежней придирчивостью, но быстро угаснул вновь. Это был явно не её день.

Отредактировано Веледа (2016-12-04 16:55:25)

+5

43

Стоит ли говорить, что Кель ждал совершенно не такой реакции? Он рассчитывал на что угодно: на то, что на него набросятся все присутствующие, обвинив в ереси; на то, что Жереб лично кинется перегрызать ему, посмевшему перечить альфе, глотку; что истинно верующие орденцы поддержат своего вожака... Но чтобы всё вот так просто? Кель'амарт продолжал смотреть на волка нечитаемым взглядом серебристых глаз, которые, однако, погасли, став будто бы пустыми и безжизненными. Жереб так легко отступился от ритуала, который должен был уничтожить Орден... разве это не должно было радовать чёрного альфу? Но радости не было: всё внутри сжалось в тугой ком, все мышцы тела были напряжены - волк не ждал от происходящего ничего хорошего, но враг успешно парировал его выпад, а удачной момент для нового ещё не наступил. Неизвестность впереди подтачивала нервы и вытягивала и без того скромные силы изможденного, поражённого болезнью и уже немолодого тела.
Волк молча отвёл взгляд и посмотрел в ту сторону, куда посматривали остальные. Его душа разрывалась между желанием решить всё здесь и сейчас и здравым смыслом, твердившим, что если он сейчас погибнет, то уже не поможет никому и никого не спасёт. А следующая картина заставила сердце болезненно сжаться от беспокойства: он увидел Веледу...и выглядел его госпитальер не самым лучшим образом, так что надеяться на то, что волчица будет его подмогой не приходилось. Что она тут делает? Она в плену? В то, что волчица по доброй воле могла сменить религиозные взгляды, Кель очень сомневался. Нет, он был в этом уверен.
"Веледа, - снова активируя артефакт, позвал Кель'амарт. - Как ты тут оказалась?"

+4

44

[С этого момента артефакты фиксируются: начинается сюжетный эпизод, во время которого нельзя получить артефакт иначе как в игре.
До Веледы долетали безобразные обрывки звуков, из коих собрать хотя бы одно слово совершенно невозможно (эффект был предварительно описан)
]
Многие черноорденцы, завидев Веледу, передёрнулись. Относились они к ней по-разному, но отлично знали одно: эта от своих убеждений не откажется ни за что. И все чёрные шкуры всегда примагничивали её презрительный взгляд.
- Эй, как им удалось переманить Веледу? - перешёптывались волки. - Гля как зыркает, гля! Бешеная.
Жереб время от времени поглядывал в один из коридоров, и его напускная величавость таяла. Хотя движения становились всё медленне, торжественнее, как будто тут все собрались посмотреть на грациозного лебедя в волчьей шкуре, в какой-то момент присутствущим показалось, что их лидеры тянут время. Похоже, так оно и было: когда в конце коридора показалась неприметная черношёрстая волчица, с Жереба, наконец, слетела всякая неторопливость, уступая злобной нетерпеливости.
- Где ты лазишь, гнилое мясо, - процедил он сквозь зубы, так тихо, что только Кель его и услышал. 
- Где отряд?  - и всё-таки, увалень не стал скрывать то, что скрыть невозможно, облегчённо сдабривая свою речь дребезжащими нотками волнения.
Волчица, плетясь унылой рысью, с опущенной головой, вздрогнула, поджав хвост, и посмотрела на вожака исподлобья.
- На нас напали, - хрипло вымолвила она, засветив в хищной ухмылке окровавленную пасть. Вязкая помесь крови и слюны медленно скрапывала на каменный пол. - Но задание выполнено!
Флавела бросила дерзкий взляд на Веледу, опять ухмыльнувшись, но быстро стушевалась, и со всяком почтением, чуть ли не подползла к Жеребу и Келю, выстелив перед ними около двадцати кристаллов света, многие из которых были забрызганы кровью.
- Ваша верная слуга, - муркнула она, отползая назад. И, несмотря на поведение, достойное самых низких рангов и пленников, от неё всё же разило чем-то угрожающе-зловещим. Наверное, чьей-то смертью.

- Вот это прекрасные новости! Тогда и я тебе скажу, что тут было в твоё отсутствие, мелкая. Заслужила. Наш мудрый вожак предостерёг от пролития крови. Хотя каких-то пару часов назад мы с ним во всяких подробностях обсудили обратное, хм-м. - отчеканил Жереб, театрально запрокидывая голову, чтобы голос ушёл под своды и вернулся оттуда величественным эхом. Он искренне наслаждался звучанием собственного голоса.

Но волчицу передёрнуло. Она воззрилась на Кель'амарта с внезапной неприязнью.
- "Как же так? - недоумевала Флавела. - Мы совсем недавно обновили метку. Совсем... Великая Арашу Орбесиниса, да полнится смольная шерсть твоя величием, дай твоей рабыне преизбыток сил, дабы использовать твой Дар опять. "

Веледа заметила, что у Флавелы появился чёрный глаз на месте безобразной раны. Но больше никто того не видел, или внимания не обратил: даже Кель, хотя стоял он совсем рядом.

- "Это последний раз. Метка выдохлась и не держит прежнего эффекта. Сколько теперь он продлится? Час? Десять минут? Минуту? "

Флавела уставилась на грудь Келя, чуть повыше, чем место распространения его болезни. На фоне чёрной шерсти, в шкуре почти незаметно проявился наведённый чёрной краской символ.
- Давай, ты сможешь, гиенчик, отвлекись от своих дел, ну! Арбах! Давай! Жги! Грр.. Приходи в это чёртово тело! Слышь?!

Неловкое молчание. Жереб беспокойно косился на волчицу, будто чего-то выжидая, а она, склонив голову, стояла, как все. Но тут её жутковатую морду вновь тронула ухмылка.

- Хм-хм! - ожил Жереб. - Слушай, Кель, может, ты объяснишь, отчего так скоро переменил своё решение?

Кель'амарт ответил товарищу хитрым взглядом, изучая того с лап до головы.
- Ох... Какая боль в груди! Ещё раз. Какое решение? Я переменил решение?

Жереб изобразил замешательство:
- Ну как бы да... Я вот сейчас прокручиваю в голове твой монолог. Говорил ты, что сила Арашу иссякла. Что она ничтожна. Гм, Кель, дружище, а ты под вспышку не попал случайно?  Неловко вышло.

Кель взбесился за долю секунды, и с громким рыком налетел на Жереба, хватая его за ухо. - Заткнись! Как смеешь?! Клевета! - выкрикивал одичавший зверь, пока клыки не вцепились в плоть. Даже изнуренный ужасной болезнью, даже стареющий, альфа Ордена доказал всем, что назван альфой не напрасно. С невероятной лёгкостью ухо здоровяка отделилось от его головы, разбрызгивая кровь из рваной раны. Тишину Подземелья нарушил полный дикого негодования рык.

- Койот! Гнусный плешивый пёс! Я тебе... - завывал Жереб, лязгая челюстью.

- Заткнись, - вожак швырнул оторванное ухо в пропасть. - Второе отгрызу. Всякому! Любому! Кто усомнится в святости и величии Арашу! Кто, если не мы, орден Тёмных Лун?! И если кто-то вам опять скажет такую ересь, какую слышали вы, надо полагать... То не слушайте его, а лучше убейте, скиньте в бездну, ясно?! Болезнь или страх, или наваждение, или предательство, плевать, какова причина! Я не я, если поношу Богиню! Ясно?! Чтобы никакое наваждение не сбило вас с пути, заклинаю!

И совершенно спокойно возвестил:
- Несмотря на боль, даже до помутнения рассудка и помешательства, ритуал крови я проведу. Но не знаю, выживу ли... Если нет - Жереб вас поведёт!
[Ритуал начат, Кель'амарт пропускает пост, поскольку является медиумом.]


Веледа понемногу приходит в себя. Не понимая, что тут творится, она чует в происходящем нелепую комедию, в особенности в поведении Кель'амарта. Более того, она вдруг поняла, как работает этот чёрный глаз: он позволяет использовать любой артефакт других так, словно принадлежит владельцу чёрного глаза. И Кель стал жертвой одного из своих артефактов (впрочем, приобретённого не по своей воле).
Также она видит, что некоторые черноорденцы тоже обескуражены происходящим.
Рядом с Веледой сидят два темнолунца и следят за любым её движением, но не так внимательно, как следовало бы... да ладно, тут же столько интересного происходит!

Отредактировано Game Master (2016-12-06 01:46:55)

+3

45

Позади нее растекался шепот, шлейфом тянущийся за тенью первородной. Он складывался для нее в мерный шум, на удивление убаюкивающий. Веледа заметила вновь возникших стражей по бокам, но все еще тормозила с тревогой и умными мыслями, рассеянно окинув их взглядом и вновь смачно зевнув. Неизвестно, на что окружающие рассчитывали; пусть Веда и выглядела прежним госпитальером, пока что она могла только моргать и вслушиваться в мир, пытаясь не заснуть. Заинтересовалась происходящим он лишь тогда, когда запахло кровью и чем-то еще более противным; мимо медленно соображающей волчицы прошлась её давняя знакомая.
"Ах ты сучка шелудивая," - отстраненно подумала Веледа, с трудом разлепляя глаза и едва ли не заглушая чьи-то важные речи громким урчанием пустого желудка. Голод был достаточно силен, чтобы на мгновение Веда представила на месте нелюбимой отныне Флавелы жирного зайца; однако первородная постеснялась заявлять об этом. Темношкурые волки с левого боку захихикали, или ей показалось? Надо же, голодный госпитальер, эка забава! Сурово сдвинув брови, Веледа зыркнула на левого стража, но тот пялился на своих вожаков.
"Кстати, кто вообще придумал избирать черных? Они же надежны, как болотная грязь."
Её мысли перебил раскатистый голос. Для собравшихся, возможно, он звучал красиво и богато, но первородная скривилась, отвернувшись к Флавеле и покачиваясь уже сидя. В её черной шерсти что-то копошилось; такого омерзительного зрелища Веледа еще не встречала. Тем временем на сцене разворачивалось более любопытное действие - магистр решил отгрызть соседу ухо. Верхом догадливости было то, что госпитальер поняла, что второй здоровяк чем-то Келю не угодил. Это казалось странным, только что они же дружили?
Эмоции стекли с морды Веды довольно быстро. Возможно, свою роль в этом играла поутихшая головная боль; постепенно из рисунка происходящего некоторые детали стали более понятны. Веледа вздрогнула, обратив взгляд на россыпь кристаллов света на земле; их грани мерцали сквозь облепившую их кровь.
"Ересь," - набатом ударило в уши одно-единственное слово из тех, что кричал Кель. Ударило и не думало затихать, рождая в лапах дрожь и нетерпение. Госпитальер подняла уже чистый взгляд на него, но магистр и не смотрел в её сторону, обращаясь к толпе. К толпе оскверненных, очернивших душу и тело. Веледа не стала оглядываться, чтобы не причинять себе боль зрелищем радостно горящих глаз, что взирали на того, кого она почти приняла как своего вожака; в пасти появился привкус горечи. Все это казалось фарсом, нелепицей; но оно происходило.
Пока что на нее не обращали внимания, видимо, ожидая, пока она очнется. Однако представление затянулось; Веледа разозлилась раньше, чем кто-то планировал, если это вообще можно было спланировать. Свет в крови как насмешка; Кель, с маньячными нотами в голосе рассекающий воздух своими словами; Флавела, как наконец вспомнила первородная, та самая, что упрятала её в темницу... Веледа помнила, как она горела, истлевала в пепел и золу с каждым шагом, который вел эту неверную против вестницы Арашу; как её шерсть наливалась изнутри проклятым обсидианом. Флавела, чье появление, словно спусковой крючок, превратило магистра в неадекватное чудище.
И этот мерзкий глаз, который пялился на Веледу так, что её челюсти сводило от злобы. Откуда-то было ясно, что эта дрянь вовсе не так проста, как кажется; словно кровосос, он прилеплялся не только к плоти Флавелы, но и держал на крепком поводке магистра. Кошмарный зрачок вновь дрогнул, устремляясь в сторону Келя, будто подтвердив догадку.
И Веледа не выдержала.
Она снова зевнула, намеренно прищелкнув клыками и быстро глянув по сторонам. Стражи обалдело пялились на одухотворенного магистра, словно щенки на радугу. Один даже пасть приоткрыл. Ну, тем лучше. Первородная приподнялась на задних лапах, словно кот, увидевший добычу; мерзкая "блоха" подмигивала и крутилась, увидев её сконцентрированный взгляд. По телу Веледы прошла яростная дрожь, почти вернув ей уверенность в себе; волчица помедлила еще секунду и внезапно распласталась по воздуху, вложив все силы в прыжок. Её морда мгновенно превратилась из сонной в озверевшую; шерсть, до сих пор взлохмаченная, окончательно встала дыбом, а ненавидящие выпученные глаза вместе с молча оскаленной пастью целились прямо в незажившую рану Флавелы. Она явно намеревалась выгрызть и раздавить эту дрянь, пусть даже со своей бывшей состайницей вместе; первородная чувствовала, как на её горле ощутимо сжимались и шевелились клыки крови, радуясь адреналину хозяйки и её же жажде кусаться.

Отредактировано Веледа (2016-12-06 15:27:33)

+6

46

Атака Веледы:  [5 - 1] - штраф за состояние. Результат описан ниже.

[Кель'амарт прервал ритуал]

Используется артефакт: Устремление

http://joxi.ru/V2VpYyLTRqJwrv.jpg

- Варга, наполни мышцы силой устремления! - подал голос лже-альфа Ордена, чёрной стрелой ринувшись на Веледу. Кулон Устремления даровал волку необычайную скорость, способную достичь троих врагов за раз, но сейчас требовался только один. Едва белошкурая раскрыла пасть, чтобы вгрызться во врага, как Кель схватил её за лапу и дёрнул на себя, прерывая неистовый прыжок. [повреждение левой передней лапы: Веледа не может быстро бежать]. Флавела, инстинктивно отшатнувшись, тут же присоединилась к драке с воплем:
- Ритуал, олух!..
Жереб, немного замешкавшийся, подбежал к уже опрокинутой Келем и Флавелой волчице, срывая последние два кристалла крови. Вспышка!
[Веледа была слаба и теряет сознание; пропускает пост]
[Знак медиума иссяк, Кель'амарт приходит в себя, но не помнит ничего с того момента, когда привели Веледу]
[Флавела была слаба и теряет сознание]
[На Жереба видимых эффектов не произвело]
[Под самыми сводами медленно проявилась громадная тусклая трещина оранжевого цвета]

- Опа, - задумчиво произнёс Жереб, сначала осмотрев зверей, а потом задрав голову вверх.

Два темнолунца, чувствуя вину, медленно подобрались с опущенными головами. Но они были готовы на этот раз не облажаться, и внимательно следили за действиями потенциального предателя. А среди темноорденцев не было такого же единства.

- Мы вам не мешаем? - тихо спросила белошёрстая волчица, делая несколько шагов вперёд. - Когда вы что-нибудь объясните?
Мелодичный красивый голос в тяжёлой тишине звучал как зловещие раскаты грома, донесённые ветром с другого конца земли.

+3

47

Что происходило дальше, Кель не помнил, будто кто-то выключил его сознание, как люди выключают свои удивительные приборы. А потом включил обратно, но за это время что-то явно успело произойти. Просто вот только что он стоял, взирая на пленённую, но не сломленную Веледу, помнил подошедшую волчицу, а потом... И кажется, Кель мог предположить, что же произошло. Гнев снова наполнил разум первородного. Во рту ощущался привкус крови, под лапами валялась его уже бесчувственный госпитальер, а рядом с ней - не менее бесчувственная та самая незнакомая волчица... хотя нет, как будто смутно знакомая, но кто это - Кель припомнить сходу не мог. Жереб что-то говорил о том, что должна прийти некая Флавела. Она? То, что обе сейчас без сознания не вызывало никаких сомнений, но, судя по всему, Веледа была жива. И это главное. А еще наверху расползалась какая-то трещина, которая магистру почему-то совершенно не пришлась по вкусу. Интересно, с чего бы?
Секунду спустя до сознания дошел смысл слов белой волчицы:
- Я всё расскажу, но позже. Сперва уведи отсюда волков, пожалуйста, - тихо и быстро проговорил Кель и посмотрел внимательно в глаза волчицы, после чего указал взглядом на трещину. - Здесь может стать опасно.
Её он тоже не помнил. Или не знал? Но почему-то её белая шерсть, ее голос произвели на альфу какое-то...успокаивающее действие. Почему-то ей хотелось верить. Почему-то хотелось верить в то, что всё будет хорошо. Но, возможно, он ошибался. И еще... взгляд Кель'амарта метнулся к удивлённому Вонючке, который взирал на трещину в , судя по всему, произошедшего никак не ожидал. Интересно, что же тут было и кто откусил ему ухо? В процессе ритуала что-то пошло не так? В любом случае, Кель уже упустил один раз перегрызть глотку опостылевшему чёрному, больше свой шанс черношкурый упускать не собирался. Воспользовавшись моментом, он бросился к Жеребу и атаковал, намереваясь вцепиться зубами в так удачно открытое горло задравшего вверх голову волка.

+4

48

[[5, 5] -1. Заявка нападения: штраф за состояние 1 кубик и - 1 к результатам броска.
У Келя получилось напасть на Жереба, вцепившись ему в горло, но не удалось прокусить толстую шкуру.
]
Здоровяк как будто ожидал нападения, потому что не выдал никакого удивления: уже по словам, сказанным в сторону черноорденцев, он понял, что метка пропала.
- Бейте в грудь! - прохрипел Жереб, даже не пытаясь вырваться. Один из темнолунцев со всего маху ударился в грудь альфе Ордена, зайдя сбоку, и тут же отпрыгнул, завывая от боли. Каменные лезвия вспороли волку плечо почти до кости.
Но ещё хуже пришлось Кель'амарту. Погрузившись в плоть дальше огрубевшей ткани, в которой находились ранее, лезвия вызвали сильное кровотечение. Тяжелое ранение тут же сказалось на состоянии вожака. Кровавые пятна поплыли перед глазами вместе с невыносимой болью. Силы моментально оставили его вместе с сознанием. Челюсти разжались, Кель глухо рухнул на бок, распластавшись на каменном полу.

Жереб отряхнулся, презрительно смерив взглядом поверженного зверя, а потом повернулся к черноорденцам.

- Теперь у меня есть время на вас. Вы - ребята неглупые, раз собрались здесь, так давайте говорить откровенно. Я - Жереб, пришёл сюда вырастить древо Покоя и съесть один из его плодов, чтобы вылечиться. Конечно, пока власть в Ордене в лапах слепых фанатиков, надеяться на договорённости нет смысла, и пришлось решить проблему хитростью: ваш вожак находился под моим влиянием, - Жереб говорил это, смотря поочерёдно в глаза каждому черноорденцу, как белошёрстому, так и чёрному.

- Ты так спокойно говоришь, что использовал нас? - прозвучал строгий голос белошёрстой волчицы, требовавшей объяснений намедни.

- Дай договорить. Мы собирали среди Ордена способных к критическому мышлению и принятию решений. Каждый из вас, рискуя быть проклятым собственной стаей, обрёл понимание. Разве нет? Разве вы бы посмели помыслить сами, что, поклоняясь белой Арашу, не смогли сделать ничего стоящего? Разве надо говорить, что пока Первый Ветер погибал от клыков, Орден со всеми его знаниями, ритуалами и мудростью закисал в Подземелье? Белый Орден, "ведомый" Арашу... Смотрите что сделал: стихийных волчат упустил, вожаков своих растерял, союзы с Лигой Теней и безумцами заключал. Вы вообще что-нибудь про Арашу знаете? А ваши братья из Ордена? Только и знают, что молятся, прося себе и сил, и славы, и всего-всего.    
Особенно сильно отреагировали белошёрстые: некоторые из них и были первородными, которым пришлось бежать от Легиона в мрачную обитель обожаемой богини Жизни. Их оскал отражал всю ту затаённую ненависть, питавшую их от самого бегства и доныне.
- Скажете, что я жёсткий. Правильно скажете. Терпимость порождает лень действовать. Сегодня вы не сможете поднять лапу на отступившего брата, а завтра постесняетесь убить врага. Что ещё скажу? Что Арашу Орбесинис мне сказала сама, как выздороветь. И вы мне не нужны совершенно, да, не буду скрывать. Но Ей было угодно повелеть мне вырастить древо. Для вас. Так что не скажите, что я вас грязно использовал. Я принёс вам свободу.
Хриплое дыхание здоровяка было единственным, что слышалось в замершей пещере.
- Но теперь истинный вожак вернулся в тело и пытается решить свои проблемы вот... так, - Жереб кивнул на волка, вокруг которого уже образовалась порядочная лужа крови. - И на его месте был бы любой из вас. Он как бы символ, пример для подражания всем вам - берите, приносите свои жизни на алтарь богини, которая молчит. Нравится? Вот белый Орден. Как решит вожак, так и будет. А богини тут ни при чём. Богини для слепцов! Разве нет? Кому из орденцев она явится, то разве вожак его послушает? Задайтесь этим вопросом. Тем временем, Арашу Орбесинис предлагает вам: выращивайте древо Покоя и живите в его сени, не беспокоясь, что очередное спятившее божество вмешается, сожжёт, сгноит чумой, не боясь, что полчища врагов, используя артефакты, окажутся прямо в вашем логове. Чёрной Арашу не нужны ваши жертвы.
Замолчал, возводя глаза к несуществующему небу.
- А теперь, говорю вам: ваша судьба в ваших лапах. Хотите - договаривайтесь. Хотите - воюйте. Я смиренно признаю, что сыграл в плохую игру и своими силами не смог вырастить древо. Но у вас есть шанс доказать, что вы чего-то стоите как стая, и пусть вас поведет не тот, кто говорит в морду "вы мне не нужны", а? Как вам?
С этими словами Жереб взвалил на себя Флавелу и побрёл в сторону выхода на поверхность. Следом пошли темнолунцы: один из них сильно хромал, но терпел.
--->?

+3

49

Этот день Веледа наверняка запомнит накрепко. Когда она снова пришла в сознание, вокруг все так же царил хаос, но на этот раз запах крови витал более яркий. Госпитальер с трудом поднялась, роняя голову и поджимая одну из лап; последнее, что она запомнила - собственный рваный рывок, который был прерван магистром. Сейчас волчица не доверяла никому, и в глазах её светилась отчаяние и гнев. Чувствуя себя измотанной и окончательно выжатой, она тем не менее наскребла остатки сил на то, чтобы выпрямить спину и не издать ни звука жалоб. Грудь первородной часто вздымалась; перед глазами плавали веселые искры.
Действующих лиц поубавилось. В луже собственной крови на площадке близ госпитальера мешком лежал Кель; двух других черных, как и недавних стражников Веледы, след простыл. Где-то наверху что-то сияло, а впереди волчицу встретил безмолвный хор прямых взглядов. Там были и первородные, её братья и сестры по крови; притягивала внимание все еще белошерстная волчица в первых рядах. Прочие, как и орденские, были в разной степени почерневшими; кто-то полностью, а кто-то лишь покрылся безобразными, словно выжженными пятнами.
Каждого из них Веледа успела оплакать, пусть даже их тела не были найдены. Все они вместе с магистром считались пропавшими без вести, а ныне стояли перед ней, словно заблудшие овцы. Главная овца не издавала никаких звуков; Веледа обернулась, созерцая своего вожака практически бесчувственным взглядом. В её голове словно отзвуком раздался его голос, призывавший Варгу в союзники.
"Когда меня упрекали в неверии, я едва не поплатилась собой, когда было начала поддаваться сомнениям," - горько подумала первородная, снова обращая взгляд на толпу. Многих из них она знала как тех, кому приход Кель'амарта пришелся по душе; и где они сейчас?
- Что же мы натворили, - негромко произнесла первородная, почти не размыкая губ. Сейчас она выглядела усталой и поникшей; покрытая каменной пылью шерсть поникла, делая свою обладательницу еще меньше размером. Сильно прихрамывая, госпитальер поднялась на истоптанное нечестивыми лапами возвышение, не спеша удовлетворять собравшихся объяснениями и разговорами. Лапы первородной расплющили какие-то странные ростки, но Веда не обратила на них внимания. Поверженный Кель'амарт вблизи выглядел еще более плачевно, однако легкое дыхание в повисшей тишине Веледа различала. К счастью или же горю?
Волчица осторожно сгребла полосатым хвостом разбросанные по камню во время краткой стычки кристаллы. Осколки света будто тихо звенели, тревожно мерцая; подушечкой лапы первородная почти нежно очистила с ближайшего налипшие пятна уже свернувшейся крови. Точно такого же цвета кристаллы торчали из груди магистра; госпитальер нахмурилась, внимательнее вглядываясь в раны.
- Что тут творится? - сухо выпалила Веледа, обращая изможденную морду к белошкурой.

+2

50

На что расчитывал Кель'амарт, бросаясь на противника, который был заведомо сильнее и в лучшем положении? Сейчас, лёжа в луже собственной крови, волк не мог ответить на этот вопрос. Как и на другой - почему его вообще оставили в живых? Вопросы, вопросы...их было слишком много, и не было на них ответы. Слова доносились до черных ушей, будто из-под земли - глухо, нечётко, неясно, но он слышал. Неужели Жереб, прибегнув к обману, надеялся получить желаемое? Не тот путь выбрал этот волк, не тот. Что было бы, если бы он пришел в Орден за помощью? Сейчас Кель не мог ответить наверняка, но он сам был сострадателен до глупости, так что мог и пойти навстречу, если бы этот волк всё объяснил... Может быть. Но уже было поздно. Дышать было тяжело, боль разливалась по всему телу, подобно горячей лаве, плавила тело и сознание, а потом сменялась ледяными ветрами северных земель. Черношкурый не чувствовал в себе сил, чтобы встать или сказать что-нибудь. Жар сменился холодом, а потом тело снова бросило в жар. Наконец, среброглазый выдохнул:
- Да... я бы тоже... не отказался узнать... - сказав это, волк закашлялся, тело скрутило болью, едва ли не отправив сознание Келя во Тьму. Если не дальше.

0

51

Черноорденцы переглянулись. Они сами не могли сказать, к лучшему ли, что лидеры Ордена не знают того же, что знают они. Но нашёлся среди собравшихся один волк, который решил взять на себя роль рассказчика.

- А что мы натворили? Всё как надо. Наконец-то вы обратите внимание на... - начала было белошёрстая, но осеклась, когда тот волк взял её за хвост.
- Хэй!

Теперь все обратили внимание на зверя. Он тоже был исключительно белого окраса, и в целом, ничем не выделялся, кроме цвета шерсти. Долговязый, худощавый. Вот только он никогда не состоял в ордене Тёмных лун. Бывшие одностайники, конечно, знали его. Именно поэтому совсем не ожидали видеть здесь.
Как часто забытый наследник Ордена забегает к ним на огонёк? Совсем не часто. И тем не менее, это был Закри, сын Горькой.

- Я скажу, - выпустив хвост из пасти, медленно произнёс Закри. Его серые глаза рассматривали все безобразие вокруг Мёртвой расщелины с откровенной брезгливостью. Вся эта кровь, кристаллы, раздавленный плод, ну фу. 
- Что молод. - это он, оказывается, мысль заканчивал. - Но объясню. Тот чёрный дядька хочет вылечиться. Ему нужно дерево. Без Веледы оно не вырастет. Дядька пришёл от хвостатых. Орбе-синис. Они думают, что сами белые. Верят в белую Арашу. Но они чёрные, и их Арашу чёрная. Много поколений хвостатых верило в Арашу-Орбесинис и сделало её сильной. К нам она безразлична. Наша мать-Арашу исчезла.
Закри замолчал, посмотрев Веледе в глаза с детской ухмылкой.
- Веледа, эти волки устали. Кель'амарт, чёрноорденцы это уставшие волки Ордена. Ты знаешь, что они видели, Веледа? Потоки гноя под святыней. Мёртвых птиц в лесах Арашу. Обрушившийся потолок подземелья. Гигантских пауков. Они устали своими лапами загребать "божественный жар и золу". Закри молод, чтобы стать вожаком, но Закри прост, чтобы объяснить вам это. Закри предлагает Чёрноордену и Ордену дружить. Вам есть чем обменяться.

С некоторой медлительностью волк сорвал с лапы пару слёз Форастеро и метнул их к лапам Веледы и Келя: теперь они знают речь Жереба. Но кроме того, они увидели, как Жереб договаривается с одним из орбецинов о нападении на Орден. Эти воспоминания выглядят так, как будто тот, кому они принадлежали, висел вниз головой, замотанный в паутину.
- Прямо сейчас. Пусть Черноорден поможет братьям, потому что орбецины скоро нападут. В обмен вы сделаете то, о чём попросит Черноорден.

+3

52

Вокруг неё растекалась, висела в воздухе, топталась на лапах ложь. Душа первородной требовала ответов, но взгляд её не находил ни одного собеседника, чей голос бы она сочла достойным веры. Веледа сдерживала болезненную дрожь и сохраняла спокойствие. Так же, как и всегда. Всех, кто прежде приходил к ней за советом, она удостаивала внимания; лечила любого, кто попадал в её обитель, будь это легионер или свой. Следовала пути старших, оберегала молодых, заботилась о сверстниках; а ныне все они с укором и неприязнью глядели ей в морду. Отчаяние поселилось в сердце госпитальера; отдавая себя всю стае, она и подумать не могла, что им нужно было еще больше. Черный Орден молчаливо стоял, словно стадо баранов, и их неведение, но в то же время негодование оскорбляли первородную даже больше, чем их почерневшие шкуры и души.
Все как надо. Так вот что им было нужно? Вот это путешествие неизвестно за кем неизвестно куда? Веледа на миг прикрыла глаза. Будь волчица моложе, она могла и расплакаться.
Раздался возглас, вперед вышел старый знакомый. Долговязый, белоснежный, молодой. И, по всей видимости, в данный момент значивший больше, чем половина верхушки окровавленного и смятого Ордена. Какая ирония судьбы! Он рассказывал историю. Откуда он её знал и зачем принес - догадывайся, глупый госпитальер; верь, несчастный госпитальер!
Вырви свое сердце и накорми им толпу - а та скажет, что горчит.
- Усталость, Закри? - переведя дух, отозвалась изможденная первородная. Для той, что после тяжкого труда перенесла четырнадцать суток истязаний, слово "усталость" звучало как насмешка. - Усталые волки ищут покоя, усталые волки ищут приют. А это место и время не похоже на то, что может успокоить и дать утешение. Вы искали правды и спокойствия в этом? - Веледа обратила взгляд на ту белошерстую волчицу, что ранее подавала голос. - О нет, насмотревшись на трудности и препятствия, устав загребать что-то там, вы отвернулись от своих братьев и устроили террор на священных землях. И не надо, - внезапно верхняя губа волчицы вздернулась, обнажив клыки. - Не надо говорить мне о том, что вы не знали чего-то. Это вас не оправдывает.
Мертвая расщелина выглядела мертвой как никогда. Слезы Форастеро с легким звоном приземлились на камни, когда Закри небрежным жестом швырнул их в сторону магистра и госпитальера. Первородная наклонилась за одной из них, впуская в разум запись чужих знаний, но её это нисколько не убедило.
- Закри, твое происхождение не делает тебя мессией, - ровным голосом произнесла Веда. - И не делает тебя парламентером. Ты не только молод, но и не владеешь моим доверием, поскольку заявился говорить о таких важных вещах лишь в самый критичный момент. - волчицу явно трудно было впечатлить рассказом о карах и муках. - Все собравшиеся здесь, кто из вас избирал его своим голосом? Вы предлагаете нам дружбу? Вы, посадившие меня в клетку, вступившие в шашни с темнолунцами и потерявшие их, вы снова хотите предложить сотрудничество?
Веледа выпрямилась, оглядывая собравшихся. "Предатели, которые перед лицом некой опасности сначала отреклись от своей семьи, а затем снова просят помощи? Они это сейчас серьезно?" Госпитальер была глубоко разочарована каждым из них.
- Орбецины нападут, - тихо повторила Веледа. - И это устроил тот, за кем вы ушли. И сейчас желаете продать свою помощь нам в обмен на ответную услугу? - первородную начинало трясти уже нешуточно. - Как же. Это. Грязно, - выдохнула она почти неслышно. - В любом случае, решать такие вопросы не мне. В мои полномочия входило лишь ваше исцеление, господа Черноорденцы, - голос волчицы звучал иронично. - Закри, ответ тебе должен дать Кель, благо вы его еще не успели доесть.
Волчица поднялась на лапы, чуть поджав поврежденную к груди. Она опустила взгляд на магистра. Содержимое слезы Форастеро должно было убедить её в невиновности Кель'амарта; но слишком многое было двусмысленным, непонятным, неясным...
"А остались ли в том Ордене еще верные души? "- с невыразимой тоской подумалось ей на мгновение. Глубоко вздохнув, она еле вздрогнула и опустила плечи. - Я знаю лишь одну душу, чьи уста мне еще не лгали.
Первородная кипела и металась, не издавая ни звука, ни движения. Лишь кончик хвоста с запыленной алой меткой рассек воздух однажды.
"Вестница," - взмолилась Веда, приподняв морду. - "Нарекшая меня гласом Арашу, богини, которую волки передо мной зовут онемевшей, отзовись," - волчица вызвала в памяти образ белоснежной рыси. Единственная надежда, что сейчас жила в сердце госпитальера, была обращена к той, которая не так давно упоминала предмет сегодняшних проблем.

Отредактировано Веледа (2017-01-22 19:44:59)

+4

53

Подземелья Ордена давно были утрачены для Первого Ветра. Появление Горькой и Сектанта помогло возродить культ и оживить здешний мир, но какие загадки таил в себе он? Что видели камни унылых пещер подземелья, и что слышали вековые мхи, блеклые травы, растущие в полутьме? Почему мир Арашу, светлой богини Жизни, был мрачным?
Никто из ныне живущих не знал правды. Правда забыта, потому что краткосрочные жизни волков впридачу с божественными кознями Варги и Шитахи не оставили шанса на правду. Знавшие правду умирали, исчезали в долинах теней, и правда иссякла; появилась ложь. Шитахи одерживал верх, неумолимая победа бога лжи и безумия видна в том, как раскололся Остров: и кто кому брат? А как раскололся Орден: и где его прежнее единство?
Но мир всё-таки сопротивлялся победителю. И там, где волки не могли начертать письмена для странников, которые будут после них, там мир мог сам увидеть и запомнить правду. Когда приходит время, сотворённые богами камни, пыль и песок дают возможность волкам прочитать письмена, чтобы те спасли свой разум и спаслись сами; так объясняются многочисленные знаки на камнях Подземелья, рисунки на ледяных горах Острова, следы в горячих пустынях Юга, и многое сему подобное.

Итак, кто-то читает историю, а кто-то её пишет. Кто-то идёт к цели, а кто-то топчется на месте. И одному, и другому дано право жить на земле и исчезнуть, но немногие дотягиваются до кровавых чернил истории, чтобы оставить там след. Камни под Веледой покрывались трещинами. Трещины складывались в символы. Стоя на этих же символах, Веледа могла их прочитать. И она читала, а чтение отпечатывалось в голове как видение. Она видела мёртвых. Весь чёрный Орден, растерзанный божественной рысью: орудием без хозяина, кораблём без капитана. Картинки медленно сменялись, одна за другой, трещины расползались по всей пещере, и каждый чёрноорденец теперь читал единое письмо, которое сумел подготовить для них мир мрачного Подземелья. Читая, они все становились историей этого места; историей ушедшей, но не безмолвной.
Рысь появилась из поперечного разреза на хвосте волчицы, как бы вспарывая шкуру вдоль позвоночника. Со спины к животу стекали обильные кровавые ручьи. Рана на спине вскипала кровью, вытягиваясь в силуэт той самой рыси: она приходила не иначе, как из тела Веледы. Оба кристалла крови поглотились также, заметно облегчив страдания, но не избавив от них: призыв рыси мог стоить жизни в иных условиях.

Трещинки письмён наливались кровью. Каждое звучавшее слово отпечаталось в них. До последнего хриплого эха. До единого звука. Всё записано. Рысь добралась до каждого чёрноорденца. Всякий волк, будь он с чёрным окрасом, белым или серым, или рыжим - все повержены. Остался стоять только Закри с хмурой ухмылкой. По его груди стекала капля чужой крови, а на лбу красовался бордовый отпечаток рысьей лапы.

- Живи, дитё, - вздохнул ветер. Рысь растворилась мгновенно, разлившись лужей на полу, не в пример тому, как медленно и мучительно появлялась из тела Веледы.

- Хорош суд, "мать", - дрожащим от волнения выдохнул Закри, после длительного молчания, удивляясь, что остался в живых. То ли Веледе он говорил, то ли Богине.

- Что теперь? Давайте скажем "аминь"?! - заорал волк, не справляясь с приступами сильной дрожи. Лапы тряслись так что царапали камень когтями.

Веледа чувствует жуткую слабость. Она едва может передвигать лапами. Спину залила кровь, но по ощущениям непонятно, действительно ли там ужасная рана, которую надо лечить, или нет ничего, кроме липкой жидкости. Кель`амарта рысь также не коснулась.

+3

54

Темное подземелье давило на первородную с самого первого дня, как она прибыла сюда. Со временем волчица свыклась с тяжестью сводов над головой, приноровилась нести груз ответственности, управилась с глубокими ранами на душе и теле. Однако этот мир не переставал истязать и испытывать её все новыми ударами, и не было у неё чувства, что это все уготовано лишь ей; судьба нещадно молотила всех, кто находился на Острове. Раз за разом внимая творящемуся хаосу, волчица держалась. И единственным, в чем Веледа находила утешение, была вера. Потому без малейшей тревоги она взывала к той, кому верила.
Её взгляд упал на письмена, что растекались от её передних лап; зрелище жуткое, но очаровывающее. Волчица впитывала в себя эти символы, забыв о настоящем и погружаясь в полотно рисованных событий, а они клубились под поверхностью камней, прирастали к ним, словно морозные разводы на гладком льду. Волнами растекаясь по неровной поверхности, они достигали предателей, подсвечивая их снизу. Веледа подняла морду, захваченная видениями; её глаза видели перепуганную толпу, но её душа видела толпу поверенную.
И внезапная вспышка боли обескуражила госпитальера; ахнув, она пошатнулась от неожиданности и ссутулила плечи. Лишь усилием воли удалось ей удержаться на слабеющих лапах; гордость и упрямство подпирали её ослабшее тело, словно каменные столпы. Она чувствовала её, сначала в себе, потом - рядом и вокруг. Это разительно отличалось от неуловимых появлений рыси в прошлом; Веледа не ожидала подобного. С легким шорохом растворились кристаллы крови на груди, и в глазах помутилось от слабости. Шепот камня затмил рассудок; госпитальер не находила в себе сил, чтобы просто находиться в сознании, но что-то будто не давало провалиться в спасительную мглу.
Каждый, кто оказался под прицелом её пламенных речей, был сражен. Поначалу Веда была ошеломлена и поражена, но со свойственной ей скоростью первородная вновь заледенела, глядя на распростертые тела тех, кто осмелился предать Арашу и её последователей. Тех, кто переступил черту, за которой милость богини становилась её святой яростью.
Напряжение стихло, и Веледа медленно опустилась на землю, хрипло и жадно втягивая воздух пересохшей пастью. Она молчала долго, до тех пор, пока громкий голос Закри не вывел её из оцепенения.
- Арашу явила свою волю, - бесцветный и почти безжизненный голос госпитальера эхом раздавался в опустевших ныне сводах пещеры. - Аминь, - Веледа устремила взгляд на Закри. - Повторишь теперь, что наша мать исчезла?
Возможно, эти слова могли прозвучать иронично и даже с издевкой, но не из уст Веды. Волчица осторожно шевельнула головой, чувствуя головокружение.
- Тебе нечего бояться, раз ты остался жив. Чувствуешь на челе своем жар её прикосновения? - Веледа сделала паузу, вздохнув через приоткрытую пасть. У нее еще были вопросы, не нашедшие ответа. - Ты не с ними, но нес их волю. А теперь говори прямо и по делу, я не стану терпеть более ереси. Что видел, что знаешь? Тебе следует объясниться, ибо больше некому.

+2

55

Закри хрипло дышал, пытаясь держать себя в лапах. По лбу медленно катилась капля крови, огибая бровь, очерчивая глаз. Какая жуткая несправедливость! - возмущался он внутри, едва ли осознавая, как легко и быстро могла оборваться жизнь пару минут назад. Однако время неумолимо бежало вперёд, и там где было тепло, теперь пусто и сыро. Дыхание покинуло подземелье, а может, впиталось в чёрточки в камнях. Остатки жгучих эмоций оседали, путаясь в барьерах замкнутого волка.

Жажда... даже не мести, а убийства, обуревала Закри впервые. Она была такая же липкая, мерзкая, как кровь под лапами. Странноватый, тихий сын Горькой воспротивелся собственным чувствам.
- Повторю, у самой Святыни повторю... Знаю что говорю, - выдохнул зверь, смотря себе под лапы. - Происхождение Закри не делает Закри мессией. Орудие Арашу в лапах Веледы не делает Веледу волей Арашу.
Отчаянное недоумение, смешанное со злобой на морде волка, уступило задумчивости. Ему ведь нечего боятся? Значит, убей Закри всех, это уйдёт на счёт Арашу?
Он гнал от себя эти мысли. Он гнал, потому что иначе остался один и ждёт смерти. А этого не ощущалось. Нет, Орден всё ещё был его семьёй. Но не все в Ордене работали на сплочение этой семьи. Многих держало вместе только сочетание пауков и тараканов в голове, их глупое хитросплетение: стоит кому-то подвинуться, жуки расползутся во все стороны. Пять волков охотились, но один чтобы пожрать, второй чтобы вознести дар богине, третий ради удовольствия, четвёртый за компанию... Вот такой вот Орден.
Закри сделал несколько шагов вперёд. Лапы всё ещё дрожали. Он шёл вперёд через силу.
- Я нёс то, что мне дали, и донёс куда нужно, - выговорил он сдавленно, медленно срывая с шеи какой-то артефакт. Тот раскатился по полу тонкими жёлтыми бусинами. Самый крупный камушек выглядел будто бы глаз, этот глаз смотрел в потолок. И в нём же Закри заметил красные блики, явные вестники вспышек. Волк наступил на камень, под лапой громко хрустнуло.
- А раз суд, как ты говоришь, "Арашу", не обвинил Закри, ты не обвиняй Закри. Что скажу, то скажу.
И от Закри было очень непривычно слышать подобные вещи, потому что обычно он был смирным и покладистым. Ещё более непривычно было то, как воинственно он выглядел, хотя говорил уже достаточно спокойно. Глаза сверкали затаившимся гневом. Однако волк приближался к Веледе и Келю без той настороженности, с которой подходят к врагу.
- Нужно идти, вспышки накроют Расщелину. Кель'амарт наш вожак, а ты нас лечила от ран и болезней, не оставлю вас; только вот ко мне у вас нет доверия. Сама скажи, что Закри делать, и Закри сделает. На рассказ нет времени!
Да, пока Кель без сознания валялся в лужи крови, а Орден дрался около Логова, они всё ещё вели свои речи.

+2

56

Веледа ожидала. Она с трудом представляла сейчас чувства Закри, но ей не время было играть в доброго психолога. Когда ты весь в своей и чужой крови, будто на краю пропасти, тебе нет дела до того, как кто-то переживает. Сейчас бы сосредоточиться на том, чтобы выжить, а потом уже можно и побеждать.
И снова этот пылкий юнец играл словами, превращая свершившееся в вину госпитальера. Устав слушать укоры в свой адрес, первородная недвусмысленно приподняла верхнюю губу, не позволяя Закри больше делать неверных выводов.
- Я - не воля Арашу, - с раздражением бросила Веда, щуря потускневшие глаза. - Я - глас Её. Призвав в свидетели ту, кто некогда являлась мне, я не давала ей никаких приказов, поскольку не имею на это права. Не говори о том, о чем не имеешь представления - я не посягала на Её власть.
Где же Райна? - вдруг подумала первородная, вспоминая дрожащий контур, что всегда знаменовал появление стража-тигрицы. - Неужели он покинула свой пост или была побеждена? Тогда дела плохи.
Дерзкий юнец тем временем продолжал ронять свои слова, болезненным эхом отдающиеся в голове госпитальера. Что-то нес, что-то требовал... Пытался прикрыть грубостью свои волнения и метания, топорщился и швырялся артефактами, будто песком. Поведение этого странного волка определенно не внушало доверия, и Веледа лишь хмурилась в ответ на очередные странности. Артефакт? Не доверяет? Веда с омерзением покосилась на хрустнувшую под его лапами глазастую бусину. Отлично, опять странные глаза.
Как только Закри заикнулся о доверии, Веледа негромко рассмеялась, приподнимаясь на лапах, но тут же срываясь обратно на камень. Ей не доверяют! Конечно же, средоточие зла и порока воцарилось в ней, не давая Закри раскрыть свою тонкую душу! И только он способен им помочь, милостиво разрешая отдать ему приказания! Он приближался, и с каждым его шагом госпитальер все сильнее взъерошивалась, ожидая подвоха.
- Для начала - заткнись, раз уж не говоришь ничего толкового, - рыкнула волчица. - Из всех твоих проповедей никто не извлек ничего путного, равно как и из объяснений. И если уж наша кончина столь близка, то тебе же лучше будет свою шкуру спасать, - Веледа покосилась на магистра. Эту тушу она бы не сдвинула ни за что, если только не в пропасть да с разбегу головой.
Очередная попытка подняться заставила её издать тихий стон, но наполовину встать первородная почти смогла. Обернувшись, она критичным взглядом окинула свою окровавленную задницу. В мешанине начавшей густеть крови и растрепанной шерсти не было ясно, насколько все плохо, однако болело адски. Возможно, ходить она еще и могла, но драться, одновременно таская за собой бессознательную тушу и непонятного адепта? Увольте. Чтобы хоть как-то привести себя в порядок, волчица не без труда нашарила крохотный обломок корня аира, что уже давно на всякий случай таскала с собой. Тщательно перемалывая жесткие волокна, она мрачно уставилась на гору черной шерсти. Вариант один был, но...
Посвящение волчиц, так? Веледа с сомнением в точности своих воспоминаний прокручивала некогда услышанные наставления. Она помнила тот освежающий поток силы, исходивший от малой порции красок света, а разбросанных кристаллов наверняка хватило бы на что-то посильнее.
Почти забыв о Закри, Веледа развернулась к магистру окончательно, оставляя за собой кровавую полосу. Инструкция была крайне размытой, начиная от обязательного-необязательного заговора и кончая осознанным отказом, молитвами, уверенности... Должен ли он быть в сознании и принять решение сам? Иначе все её усилия могут пойти прахом или причинить еще больший вред...
- Да как повлияет-то, что он - мужик? - аж вырвалось тихо у нее из пасти еще одно странное условие. Или не условие? Второй раз звать рысь и уточнять рецепт Веледа побаивалась.
- Я без него никуда не пойду, - проговорила Веда задумчиво, еще на несколько сантиметров подползая ближе к черношкурому. - А с нами ты точно далеко не уйдешь, - волчица оторвала взгляд от магистра и взглянула на Закри. - Все, что ты можешь - добраться до Ордена и предупредить его, а не тратить время на двух калек, которые не оправдали его надежд.

+4

57

Боль почти не чувствуется, осталась только давящая, почти парализующая слабость, а ещё на языке возникла стойкая отвратительная горечь

Не отводя взгляда от говорившей волчицы, Закри делал вид, что внимательно слушает, но на самом деле в его голове царил сумбур и беспорядок. Такая уверенность в Веледе, такое убеждение, что любая рысь, самовольно убивая волков под эгидой Богини, есть её карающая длань. Но так если судить, чем сильнее артефакт, тем карательнее длань, и тем правее будет его обладатель, то есть, всё как всегда: прав тот, кто сильнее. Но у волка не было доводов. Только уверенность, что они живут в мире лжи и обмана, в песочнице бога безумия, проникающего в любую мысль, в любой чистый образ некогда почитаемых богов... неужели врагов у Арашу меньше, чем друзей, ну?

- Кто о чём имеет представление в наш час? - возмутился Закри про себя, потом добавил вслух - Ты сама предложила мне объясниться.

Он задумался на минутку, так ли вообще поняли его слова про доверие, потому что не увидел подходящей ( по мнению Закри ) реакции, но решил, что в контексте это не столь важно. Скептически посмотрев на Веледу, Закри разочарованно вздохнул. Можно придумать сотни оправданий этим двоим, уж тем более для волка, который всё время видел Кель'амарта через "глаз Сихи", что только что был растоптан. Но нет, Веледа как будто ставит на себе крест. Или что-то скрывает.

- Закри не предлагал идти без него, - коротко бросил волк, закрыв глаза. Медленно тянулась минута молитвы. Горячие вдохновлённые слова вспыхивали в сознании и тонули. Секунды лились, как липкая кровь, или мёд из сот диких пчёл. Глаза открылись.
- Нужно идти в святыню, значит? Не совсем то, на что я расчитывал, но пригодится.

Вверху треснула каменная порода. Посыпались камушки, на скудный свет выплыло облако пыли с диковинным красноватым оттенком. Действовать нужно было очень быстро. Закри перебирал в голове варианты, но... он лишь видел, как лже-Кель использовал кристаллы, и видел, какие чудеса вытворял Жереб. А воспроизвести не мог, оставаясь завороженным наблюдателем. Ничего полезного в памяти не находилось. Ничего, кроме... дороги к медведю.
А этот парень, пожалуй, сможет помочь.
- Орден предупреждён уже. Без вас я тоже далеко не уйду, крепитесь, - буркнул волк почти себе под нос, сорвавшись с места по едва ли знакомой тропе. Что он мог предложить медведю? Несчастный кристаллик льда? Хмм, и двадцать кристаллов света. И плод Древа. Нет, медведь определённо заинтересуется.

--> Закри покидает локацию.

0

58

Десны заморозило терпким вкусом, так знакомо и так маняще. Веледа расслабленно вдохнула приоткрытой пастью пахнущий кровью и смертью воздух; тонизирующий травяной привкус, к которому она успела не то что привыкнуть, но и пристраститься, одновременно успокоил и взбудоражил нервы. Горячность волчицы, вызванная притоком адреналина, начинала отступать под натиском усталости, ослабленное тело отказывалось сопротивляться миру и предпринимать героические поступки. Госпитальер сгребла длинной лапой бесхозные кристаллы, которые раскатились было по сторонам от её резких поворотов, и бережно сформировала сияющую кучку между собой и магистром.
Желание залихватски щегольнуть да поставить новый эксперимент угасло вместе с остатками сил. "Никаких больше необдуманных решений," - одернула себя волчица, облизнув морду и то ли виновато, то ли скорбно отвернувшись от Келя. Голос Закри раздражал, въедаясь в изголодавшийся по сну разум и путая и без того разорванные мысли. Веледа не верила в пользу этого юнца; сейчас она вообще не верила никому, и даже себе. Чувство опустошенности, схожее с тем, что охватывало её при потере отца, было знакомым до боли. Первородная всегда боялась возвращения этого и уже успела позабыть о подобном, оказавшись одной из ведущих орденских волков.
"Ну и куда мы их привели?" - безэмоционально задала сама себе вопрос Веледа, скользнув взглядом за спину Закри. Распростертые повсюду тела почему-то не вызывали жалости; то ли усталость блокировала энергозатратные переживания, то ли Веда уже в глубине души отреклась от предателей как от своих соратников. Сверху что-то негромко затрещало, но, казалось, госпитальеру не было до этого дела; все, что она сейчас хотела - не дать векам сомкнуться, а тяжелому и болезненному сну - окончательно сковать себя. Ухода Закри волчица не видела, но слова его об Ордене услышала.
"Кем предупрежден? Да сколько же вас еще, черт побери..."

0

59

Подавляемый усталостью разум не мог отшвырнуть то, что происходило. Оно казалось неважным, далёким, бессмысленным - но едва ли заслуживало абсолютного безразличия, потому что мир себя так не ведёт в обычных условиях. Миру не приходится заводить разговор первым. Он - последнее, что будет сострадать или поддерживать. Он бездушен, пуст, камень и пыль, ветер и сырость этих пещер.
Но он  г о в о р и л  с Веледой. Если бы не действие лекарственной травы, он мог бы подобраться ближе. Он мог бы заглянуть в сам разум, будь чуточку сильнее, чем Веледа, но пока ещё не мог. Пока ещё не пробивался до самого сокровенного, обходясь бессмысленным шёпотом гуляющих по ущелью сквозняков.
- Кто Арашу? Кто Арашу? - спрашивал ехидный ветер, гоняя пыль и запах крови, всё норовя ударить смрадом прямо в нос белошёрстой.
- Где Арашу? Где Арашу? - продолжал испытывать стойкость волчицы безумный бог.
- Молись Арашу. Молись Арашу, - хохотали ветки скрипучих старых деревьев, согнутых, скрюченных, веками висевших над пропастью. В голову волчице забралась совершенно  ч у ж а я  мысль про сумасшествие. А что? Что если это обычный сон? Приснилось... в кошмаре. Веки тяжелеют, сердце бьётся дольше, гулким эхом разливая кровь в теле. Конечности холодели - ну, как будто покрывались ледяной корочкой. Крови внутри было так мало...
- Ищи Арашу. Молись Арашу. Пой Арашу! Бестолково. Глупо. Вы пусты. Вы брошены. Вы во лжи.
Монотонный шёпот оборвался, на виски мягко надавило. Вокруг головы обвивался будто бы обруч из приятного на ощупь материала - из перьев. Пещера блекла. Время шло медленно. Сначала оно сыпалось, как песчинки в часах, теперь - будто бы в горячей клейкой жиже. Каждая песчинка - секунда - длилась непростительно долго.
А потом щелчок и вспышка. Веледа помнит, как над ней склонилась настоящая белоснежная рысь с отметиной у глаза - та самая, как и в пещере, как в драке с пауком.
Крак!  - лопнул один кристалл света.
Белая краска струится по лбу Веледы. Крак - крупная белая глянцевая капля застыла на носу.
- У нас впереди ещё много работы, - шёпотом произнесла рысь, - Враг отступил, но не разбит. Этот Малек, брат Арашу, вечный волк, который звал себя Жеребом... Он должен быть повержен. Подними голову, дитя! Даже когда тело готово сдаться, когда друзья оставят, когда укоряет совесть, ты сохраняй свою веру. Вера объединит однородное и отсеет чужое, наделит силой слабых и обескровит сильных. Вера волка - пища богов!

- Веледа?! - слышался сквозь туман испуганный голос Закри, - Глаза... что с твоими глазами?!..


Квест завершён, подробности в хрониках и итогах сезона.

Отредактировано Game Master (2017-02-18 02:14:45)

+3

60

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Архив Старого Острова » Мертвая расщелина