24
переключение фона
МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

Нашему форуму .

Игровой сезон: "Зеркала".
В игре: время и погода
24.12.2019
Добавлено переключение фона на новогодний, через серебряный флажок

15.12.2019
Все очереди на сюжетных играх расставлены, сезон официально полностью запущен. Вскоре начнет выставляться таблица должников.

01.11.2019
Последнему Раю 8 лет! В честь праздника выходит специальный выпуск газеты Вестник Последнего Рая. Перекличка продлевается до 20.11.19!

01.11.2019
Стартовала ПЕРЕКЛИЧКА

19.08.2019
Начался конкурс
Слово или Дело?

18.05.2019
Объявляется межсезонная
Перекличка

29.03.2019
Обновлён дизайн, все вопросы и пояснения в теме
Обновление дизайна
body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/15761.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010; filter: grayscale(70%);} .punbb a:hover, .punbb a:focus, .punbb a:active, .punbb-admin #pun-admain .nodefault, .punbb-admin #punbb-admain a:hover, .punbb-admin #punbb-admain a:focus, .punbb-admin #punbb-admain a:active {color: #695f50; text-decoration: none;}
body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/20915.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/88015.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0019/4c/60/61587.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/40525.png) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/67331.jpg) no-repeat top center, url(http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg) repeat-y top center; color: #101010;} body { background: url("http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/87893.png") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/22811.jpg") no-repeat top center, url("http://forumfiles.ru/files/001a/09/3c/68460.jpg") repeat-y top center; color: #101010;} HTML { background: url("http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/27466.jpg") center top repeat #101010;} #pun_wrap {background: url("http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/31080.png") no-repeat center bottom; padding-bottom: 140px; margin-bottom: -25px; z-index:999;overflow: hidden; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Архив Старого Острова » Кристальные пещеры


Кристальные пещеры

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

http://satirics.net/d/img/2cc24c9d64653680d7ba.pngИменно здесь, в кристальных пещерах, Орден собирается стаей, чтобы обсудить вопросы насущные. Эти места успокаивают и уравновешивают душевное состояние, поэтому каждый волк здесь чувствует себя умиротворенно и легко.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | ---
Юг | Зеленая протока
Запад | Леса Арашу
Восток | Проход

0

2

[начало]
Это было поистине удивительное место во всем подземелье. Оно манило не только своей красотой и уникальностью - здесь чувствовалась та самая легкость тела, как будто ты паришь в невесомости, а душа твоя замирает, изучая происходящее вокруг.
Здесь он мог слышать удивительную трель разносортных голосов, словно тут, в каждом кристаллике пещеры хранились души некогда умерших. И каждый раз, когда он заходил сюда, его пронизывали эти голоса, к которым он с маниакальностью прислушивался. Вот и сейчас, когда он снова здесь, его уже поджарое, утратившее массивность тело с заметно полинявшей шерстью распласталось на твердом полу одной из пещер. Он не открывал глаз, полностью расслабившись, наслаждаясь сладостной негой, охватившей спокойствием его тело. Тотальное умиротворение, единение с тем миром, который окружал его уже несколько месяцев.
Он помнил, когда был в этом обществе лишь больным пленником, готовящимся к смерти и желавшим ее опасного прикосновения довольно-таки продолжительное время. Он уже понял, что стая, в которую он попал, не желает ему зла, но инстинктивный страх перед Мастерицей и ее супругом проявлялся до сих пор. Пусть он был чуть больше, уже не столь силен, как возможно раньше... хотя какая жизнь была у него до того, как он проснулся и осознал, что почти мертв? Он даже имени своего не помнил, чего уж говорить о жизни...
Он не двигался, наслаждался покоем. Остального мира для него не существовало, только переливчатые песни, доносящиеся из кристаллов и глубины пещер, да невесомость собственного тела. Перед закрытыми глазами распростерся синеватый туман, меняющий свои облака от темного к светлому. И там, внутри него виделся силуэт, серый, прыгающий, мелькающий.
Губы волка дрогнули в улыбке.

+3

3

начало

Не смотря на все доводы, аргументы и объяснения, душа Искры не могла найти покоя и довольствоваться только наблюдениями со стороны. Как будто бы она, соблюдая правила и не смея ослушаться взрослых, упускает уникальную и, может быть, одну из последних возможностей сблизиться с отцом. Как будто бы она его теряет навсегда, а все ее детские мечты рушатся безжалостно и грубо, разбивая ее маленькое и сильное сердце. Она не осознавала этого, но чувствовала. Скоро наступит время, когда она не увидит его. А он останется для нее незнакомцем, а она для него - никем. Пусть лучше ее ненавидит стая, накажут, прогонят, но не попытаться - значить признать поражение. Поражение! Искра носилась с самого утра, не находя себе места, пока, наконец, не зажала в темном углу Дымку и не зашептала ей:
- Мы должны идти к нему. Пусть Шингай сам скажет все как есть. Пусть он лучше будет меня ненавидеть, чем ничего. Я не могу больше терпеть. Я больше не стану. Решай сама - ты со мной или нет, - она отпрянула от беленькой сестрички, рявкнула грубо, хотя не сердилась на любимую сестричку. Просто это было больно, а так было легче скрыть свои чувства, желание выть там, у входа той пещеры и умолять этого черного выслушать ее. От обиды, он еще больше нахмурилась, насупилась. И просеменила в сторону пещеры, стараясь не попадаться взрослым на глаза. Сбегать и прятаться она уже научилась. Не знала, решится ли на это Дымка. Но, чтобы не расстраиваться лишний раз, решила просто не оглядываться. Никто не остановил ее, никто не заметил, как они ушли. И только ближе к пещере, глянула на сестру с гордостью.
- Только тихо, - напряглась маленькая командирша и начала красться вперед.
Внутри было очень красиво, необычно и страшно. Звуки все здесь откликались эхом и идти нужно было незаметно. Искра шла очень медленно, опустив голову и навострив уши. Вот она взяла чуть левее, вот правее. Здесь пахло волками, стайными волками, но Искра была уверена, что Шингай здесь один. Щенячья уверенность. Она наблюдала за ним раньше и знала, что он сюда приходил часто. Часто - совершенно в одиночестве. Запах отца был очень близок. Искра с надеждой глянула в сторону, повернулась, попятилась, уверенная, что он там, за ближайшим валуном, но не рассчитала равновесия слетела вслед за попой с небольшого возвышения прямо своим черным пушистым задом на морду отдыхающего волка. Ужасу Искры не было предела. Не так она хотела начинать их встречу и разговор. Но раз уж случилась такая неловкость, она просто вжалась в землю и пискнула несколько раз, разворачиваясь к нему. Какой бы храброй она ни была, но при виде взрослого волка, не возникало иного другого чувства, кроме восхищения и подчинения. А это был ее отец. Виноватая всем своим видом, усиленно мотая хвостом, прижимая уши к голове, она впервые ощутила какой отец большой. Впрочем, никогда она еще не была к нему так близко. Никогда ей еще не было так страшно.
- Я не хотела, - тихонько пропищала она, но продолжила уже не сразу, а только тогда, когда появилась такая возможность. Она боялась, и уже не понятно чего больше: его гнева или того, что он сейчас во всеуслышание откажется от них. Лапы ее дрожали, но она заставила себя на них выпрямиться и прямо посмотреть волку в глаза, с надеждой, все еще той самой дурацкой детской надеждой, которая и подгоняла ее сюда, ближе к нему.
- Я Искра. А это Дымка, моя сестра. Я не увидела... Я не хотела...
Тут на смену страха пришло иное чувство. Она должна это сделать. И последствия уже не так важны как то, что она должна сказать. Что может быть хуже, если ее больше никогда к нему не подпустят? И она насупилась, упираясь лапами в землю и быстро-быстро выдала:
- Нет, я хотела! Я пришла сюда поговорить. Я хочу спросить у тебя, волк, помнишь ли ты свою семью? Свою семью! Мы... Мы хотим спросить.
Искра снова глянула на папку, чужого и не знающего их и в ее злющем отчаянном взгляде стали наворачиваться скорее крокодиловые, чем волчьи слезы. Но она не скулила, как месячный щенок, просто почему-то слезились глаза. Слезились и все тут, но она не обращала внимания на них. От осознания того, что ничего не получится, что уже все пошло не так, а после такой попытки им даже близко не разрешат к нему подходить, а тем более убегать из логова - лапы ее дрожали, но она упрямо смотрела на Шингая и ждала ответа. Поворачивать было уже поздно. И маленький упрямый танк по имени Искра мог двигаться только вперед.

Отредактировано Искра (2013-03-10 21:55:59)

+4

4

Новое начало
Это была первая весна в жизни Дымки, и посему все происходящее вокруг казалось ей таинственным и восхитительным. Даже воздух стал другим - в нем присутствовали отголоски неведанных ранее запахов, присущих только весеннему времени года - запахов возрождения и обновления, которое сулила просыпающаяся ото сна природа. Редкие лучики солнца, пробивающиеся сквозь каменные своды подземелий, освещая их каким-то нереальным мягким светом, привнося разнообразие в мрачноватое обиталище подземной стаи. Глядя на эти редкие островки света и впрямь можно было поверить, что боги действительно периодически заглядывают навещать орденоносцев. Да и сами волки, поначалу казавшиеся серебристой грозными и отчужденными, на деле оказались славными и дружелюбными. Смутно припоминая свою родную стаю - ведь это было так давно! - Дымка с непоколебимой уверенностью могла сказать, что наконец-то оказалась дома, на своем месте.
По всем параметрам этот день обещал быть просто потрясающим! В предвкушении теплой погоды, занятий и возможностей сделать для себя еще больше открытий настроение у серебристого волчонка было таким восхитительным и возвышенным, что ей казалось, будто стоит только захотеть, и она сможет взлететь. Или на крайний случай пойти по воздуху. Наверное, это и называют невыносимой легкостью бытия, открытой для детей, но недоступной взрослым. Но рано или поздно приходится спускаться с небес на землю, иначе рискуешь оказаться внизу принудительно. Так уж вышло, что тем, кто быстро развеял легкое и радужное настроение Дымки, стала ее сестра. И дело было даже не в самой безумной из затей, придуманной Искрой. От кого уж, а от сестры серебристая ожидала грубости в последнюю очередь. И хотя она прекрасно понимала, что та, наверное, и не хотела вовсе обижать младшую - просто так вышло, мутный неприятный осадок на глубине души все же остался. Однако серебристая привычно старалась не подавать виду.
Какое-то время волчонка смотрела вслед сестре, слабо надеясь, что Искра может передумать. Но если черная и решалась на что-то, то шла на таран до победного. А ее сестре оставалось лишь подавить тяжелый вздох, смириться с авантюрой и поддержать ее. Хоть здравый смысл не просто нашептывал, а вовсю вопил о том, что ничего хорошего из затеи не выйдет. Могла ли Дымка в лоб сказать об этом черненькой, прекрасно зная, что для Искры это было важно? Может быть когда нибудь этот день и наступит, а пока твердости характера юной самочке явно не хватало - видимо вся она досталась Искре.
Предоставив прокладывание маршрута тому, кто разбирался в этом явно лучше, серебристая в немом восхищении вертела головой по сторонам, боясь упустить из виду хоть что нибудь, хоть какую нибудь маленькую деталь. Из всех мест, посещенных ей ранее, это было самым загадочным, но вместе с тем красивым и умиротворяющим. Пещеру ведь не зря назвали кристальной - она была просто усыпана этими самыми кристаллами, отражающими слабый, но приятный глазу свет.
Почему мы до сих пор не были тут раньше?
Погрузившись в свои размышления и не замечая ничего вокруг, как это с ней обычно и бывало, Дымка заподозрила неладное лишь тогда, когда прокладывающая путь вперед сестра внезапно съехала куда-то вниз. Как оказалось, прямиком на морду Шингаю. Можно ли назвать такое "везение" случайным?
Прижавшись к камню, на котором восседала, Дымка с замиранием сердца ловила каждое движение волка, ожидая... собственно, она и сама не знала чего ожидала. То ли разразившейся бури, то ли выговора с наказанием, то ли чего-то еще. Будь что будет.

Катриэль ещё не появилась в локации. Читайте внимательно, разве Шингай упоминал в своем посте о том, что он не один?

Отредактировано Дымка (2013-03-09 12:05:11)

+3

5

офф: пишу с учетом пометок амс

Она была великолепна. Даже ее неточные контуры, банальное пятно, коим она представала перед Шином, казались ему шедевром, он никогда не видел еще столь красивой волчицы. И он верил, что это была именно она - некрупная, серошкурая, грациозная Амонкира, так мило улыбающаяся ему. И даже если бы ему сказали, что это - Варга, он все равно бы не поверил в это. Он видел ее улыбку среди удивительных цветных переливов этого прекрасного места, и его душа цвела, словно только что распустившийся бутон. Ни единая мышца не смела двинуться в его теле, он был спокоен, словно мертвец. Лишь влажный нос время от времени чуть шевелился, улавливая запахи. Нельзя сказать, что волк спал - он наслаждался тем, что лежит здесь, на каменном полу пещер среди тысячей разных звуков и отблесков, и ничего другого его не интересовало...
До тех пор пока нирвану не прервало что-то тяжелое, шмякнувшееся на нос. Черный взвизгнул и вскочил на лапы, поджав хвост и все еще инстинктивно опасаясь - вдруг это Горькая решила таким негуманным способом привлечь его внимание? Помнил он ее силуэт, когда она стояла рядом с обрывом, сгорающая от нетерпения швырнуть его вниз, и даже ее видимая доброта, которую она снисходительно проявила к нему, не успокаивала Шингая.
Он припал к земле и хотел было убежать прочь или забиться к стене, повинуясь, но увидев, что перед ним - всего лишь маленький волчонок, который испугался не меньше его самого. Шин подобрался, пару секунд пытался подобрать вариант самого приемлемого поведения, и склонив голову осторожно улыбнулся:
- Да ничего страшного, - тихо сказал в ответ волк, видя и вторую, серенькую волчонку.
Шингай сразу оглядел взглядом местность, но более движения не нашел и посчитал, что кроме этих двоих никого рядом больше нет. Но волна удивления еще не прошла - виновница того, что нос Шина все еще побаливает, быстро-быстро затараторила, спрашивая о семье. Шин выпрямился, и улыбка медленно сползла с его губ, он выглядел так, словно не понимает смысла этого самого слова - "семья".
- У меня нет семьи, малютка, - выдохнул он и заставил себя добродушно улыбнуться. - И никогда не было.
Тема была ему явно неприятна, но он не мог прогнать волчат, не умел он кричать. Сколько раз он хотел заставить себя вспомнить все, что было до того, как он очнулся в Пасти Калахиры, но мозг ничего не хотел вспоминать. А сейчас он и без того устал об этом думать. Все ходили рядом с ним, называли его Аресом, и только боги знают, как терзалась его душа от того, что он не верил в то, что ему говорили. Сколько раз он убегал, прятался, исчезал из поля зрения остальных, лишь бы ему не задавали этих вопросов. Но сейчас он не мог уйти или убежать. Волчата же потом к нему могут и не подойти...
- А вы? Где ваша няня? - черный осторожно прилег на каменный пол, опираясь на локти, его голубые глаза мягким взглядом смотрели на черную волчонку.

+4

6

- Няня? - удивленно заморгала глазками Искра. Волк не сердился и не прогонял их. Отец просто ничего не помнил, но он не сердился, и глупая призрачная надежда вновь с прежней силой вспыхнула в ее сердце. Искра шмыгнула носом, по-детски сквозь накатившие на глаза слезы улыбнувшись ему в ответ на его улыбку, - А нам не надо няню. Мы уже взрослые. Мне уже три месяца! - это было сказано так, как будто бы речь шла о тридцати трех месяцах. Искра говорила осторожно, но не увидев агрессии или желания оттолкнуть, прямо вся тянулась к нему, но внезапно вспомнила о сестренке и обернулась к ней - Дымка? - она искала поддержки. Ей очень нужно было сейчас, чтобы сестренка поддержала ее. Искре все еще было страшно.
- Откуда... - начала она подбирать слова, - Откуда ты знаешь, что у тебя нет семьи? Мне... Нам сказали, что ты ничего не помнишь. Откуда ты знаешь, если не помнишь? Если я забуду маму, от этого я не перестану быть ее волчонком. Ведь правда? - она упрямо глянула ему в глаза, в эти бесконечные синие добрые глаза, которые совсем не были злыми или чужими. Все в них было родным, настоящим, своим. И пусть он не помнит их, не знает. Он же никогда их не видел! Но зато он узнает их теперь.
- Мы родились там, далеко, - она потянулась к нему своим носом, вдыхая его запах, и завиляла хвостиком, - В логове Темной Лиги. У нас еще есть братья. Три брата. Кройц, Неро и Вайсик. Мы никогда не видели отца, но мама много о нем говорила. Все говорили какой он. Кто-то боялся его, но многие скорее уважали и любили. Мы позаботимся о нем, когда встретим... И никому больше не дадим в обиду. Когда встретим... Ведь правда, Дымка? И Азазелю этому хвост отгрызем, - волчонок замер, неожиданно заскулил, бросился к волку, не переставая шматать хвостиком, не уверенный, что все это правильно и что вообще это все возможно, выкрикнув только одно самое заветное слово: - Папка! 
Искра юркнула, виляя хвостиком, куда-то под морду Шингаю, вылизывая его шею, а затем морду и нос, все, до чего могла дотянуться, тыкаясь в него неуклюжим черным носом, заныривая ему под грудь, в лапы, все еще дрожа от страха, но не смея больше сдерживаться и хранить эту страшную недетскую тайну. Папка! Папка! Папка!
И пусть она поступала глупо и необдуманно, но она все еще была прежде всего ребенком, который так хотел снова обрести семью, а эти бесконечно синие глаза напротив дали ей надежду.

Отредактировано Искра (2013-03-11 10:56:47)

+7

7

То, что такой большой и сильный волк испугался не меньше волчат, казалось Дымке очень странным - она то ожидала если не гневной тирады, то хотя бы хоть какого бы то ни было выражения недовольства. Они с сестрой ведь нарушили его покой. Но вместо этого он улыбнулся. Улыбнулся! Может быть, не все так плохо? Немного воодушевившись, волчонка сползла с камня и подошла чуть ближе, но все же держась от Шингая на расстоянии нескольких взрослых шагов. Зато ее сестру , казалось, совсем не заботило, что она нарушает чужие личные границы.
Какой он большой... Был ли Демон таким же? Мне кажется, что да, но ведь я была такой маленькой.
При виде того, как черная ластится к совершенно незнакомому им дядьке, Дымка внутренне похолодела. Если бы она знала, что задумает сестрица, то во что бы то ни стало попыталась бы ее отговорить. Мама... а теперь еще и Искра. И если желание Ракши (или надежду?) видеть в этом незнакомце своего покойного супруга еще можно было понять, то поведение черной выходила за грани понимания юной самочки. Ведь это было так нечестно по отношению к их покойному отцу - пытаться заменить его кем-то другим! Совершенно чужим и далеким. Для Дымки это казалось равносильно предательству памяти о папе, которого ей так и не суждено было увидеть.
Но Искра ожидала от нее поддержки, и это заставляло маленькое сердечко пепельной чуть ли не разрываться на части. В выборе между верностью сестре и верностью своим убеждениям и чувству справедливости заведомо не могло быть правильного ответа. И дай бог, чтобы ей не пришлось делать подобный выбор в дальнейшем.
- Искорка... - тихо позвала Дымка сестру. Казалось, в горле прочно обосновался большой колючий комок, который никак не хотел давать самочке выдавить из себя и слова. Да и что она могла сказать? Что у них нет и никогда не будет папы, как бы того не хотелось. Волчонка никогда еще не плакала, стоически перенося те немногие тяготы, подбрасываемые ей жизнью, но сейчас если честно хотелось.
Но я не буду плакать!
Наконец проглотив противный комок в горле и тряхнув головой, малышка выпрямилась и широко расставила лапы. Пусть она и не могла поступить так, как ожидала от нее сестра, совсем оставить Искру без поддержки было не в ее силах.
- Не сердись, пожалуйста, на мою сестру. Она не хотела ничего плохого. Говорят, ты очень похож на нашего папу. А тебе не одиноко здесь одному? - Пепельная, окрыленная собственной наглостью в задавании таких нетактичных вопросов абсолютно посторонним дядям, подошла поближе, с надеждой глядя на Шингая своими большими наивными глазищами. - Если ты не будешь против... можно, мы будем приходить сюда почаще?
И Дымка замолчала, с замиранием сердца ожидая ответа волка словно страшного приговора. Какая-то часть ее очень надеялась, что он не станет сердиться и прогонять их.

+3

8

Как ни странно, это было страшно и... неожиданно для волка, который не знал о себе ни грамма. Сколько бы он не скрывался от того, что ему навязывают, теплее ему от этого не становилось. Эти маленький щенята были столь милы, что им не хотелось отвечать отказами. И были моменты, когда он проходил мимо, а их любопытные глаза жадно высматривали его и не выпускали из виду.
Шин растерянно прижал уши, слушая черненькую волчонку, она говорила, как ни на есть верные вещи, но... с Шином была другая история. У него нет семьи, нет возлюбленной, нет детей. Даже стая - и то была чужой. Он был один, он никого не знал, да и не стремился познать... Ему было здесь хорошо, он верит в богов - и его не трогают.
Он улыбнулся самым добродушным из своих взглядов и проговорил:
- Ну, а тебе откуда знать, есть ли у меня семья или нет? - после чего отвел глаза в сторону, задумавшись. - Сказали, что я ничего не помню... Ну и что, если я окажусь этим самым Аресом? Что это меняет?
Говорить на мгновение расхотелось, и он бы встал, поджал бы хвост и ушел поглубже в пещеры, но волчата... и...
- Папка! - черный волчонок, которого вторая, дымчатая - впрочем, ее так и звали - Дымка, назвала Искоркой, завилял своим тоненьким малюсеньким хвостиком и бросился к Шингаю.
Вот... вот сейчас это было очень неожиданно, и волк просто не знал, как стоит поступить. Будь бы он человеком, он бы раскраснелся, но сейчас лишь аккуратно попытался отпрянуть и отодвинуть малышку в сторону.
- Прости, прости, - торопливо говорил он. - Я не отец тебе, прости.
Он привстал на передние лапы и хотел было даже пойти прочь, но вопрос Дымки его отвлек.
- Они принимают меня за своего отца и хотят быть ближе. Но я же не отец, не Арес я, - уверил себя Шин, но страх оказаться за бортом этих милых созданий оказался сильнее; он слабо улыбнулся, словно не понимал, правильно ли он вообще поступает. - Разумеется. Я бы показал вам все красоты этого замечательного места. Я слышал, тут разговаривают боги... Хотите, сейчас покажу?
Самый верный случай уйти от нежелательной темы.

+2

9

Искра растерялась, попятилась, виновато прижала к голове уши и опустила хвост бесполезной болтающейся плетью. Такого отчаяния и ужаса, от которого, кажется, что задохнешься, она не испытывала никогда. Не имея возможности ничего произнести, она отскочила, села на попу и перевела растерянный взгляд на сестру. Та что-то говорила. И большой черный отвечал ей. Что он отвечал она не слышала. Кажется, не слышала. А, может, просто не слушала. Не хотелось никому смотреть в глаза, чтобы не показывать всех тех чувств, которые так хотели вырваться наружу. Искра была очень сильной. Она тихо сидела, а на мордахе ее пробежала тень, как будто бы она сама стала тенью, бесплотным призраком, присутствующим при разговоре сестры и... Не отца. Она не ревела, не скулила и не мучила его страдальчески своим взглядом. Просто внутри как будто бы образовалась пустота, ледяная, обжигающая. Она заморозила ее. Волчонка только покорно сидела, слушала и смотрела на всех без особого интереса. Просто была с ними. Смущенно и на удивление спокойно для Искры. Как будто бы она приняла то, что он сказал ей, осознала свою ошибку. И больше не пыталась его беспокоить, только не могла насмотреться, стараясь уловить каждое его движение и слово, запомнить его. Так смотрят только те, кто любит. Разве она могла не любить его? Так смотрят те, кто прощается с теми, кого любит. Прощается со своим детством. Так Искра взрослела. Прямо там, в тех чудесных пещерах, где разговаривают боги. В те самые мгновения. Сколько она так слушала их, она не знала. В один из моментов глянула на сестру.
- Я сейчас, - сказала тихо и серьезно, а потом оставила их двоих, сиганув к выходу, просто для того, чтобы побыть одной. Чтобы перевести дух, чтобы никому не показывать как ей плохо и больно. Сильная Искра больше не будет плакать. Только сейчас, в этот раз. И потом - никогда. И никто не должен этого видеть. А ей нужно хорошенько подумать.

--- Проход

Отредактировано Искра (2013-03-17 13:07:43)

+3

10

С замиранием сердца маленькая серебристая самочка смотрела, как взрослый волк приподнимается, словно ища глазами пути к отступлению, намереваясь уйти. Но вот он улыбнулся, и Дымка не смогла сдержать робкой ответной улыбки. На душе стало значительно легче, и это придало малышки уверенности.
- Конечно, хотим! - глаза волчонки так и загорелись в предвкушении обещанных красот. - А о чем говорят боги? И с кем? Наверное, с самыми важными особами - Мастером и Мастерицей к примеру. Вот бы хотя бы разочек подслушать... ой, нет! Я не то хотела сказать! В смысле, послушать! Невежливо ведь подслушивать чужие разговоры, и...
Смущенно потупившись, Дымка украдкой взглянула на сестру. Та сидела, словно погрузившись в транс и не проявляя никакого интереса к разговору. Разве ей было не интересно? Искра словно присутствовала здесь и одновременно была где-то далеко. И это было странно для вечно живой и неунывающей черненькой. Это казалось в корне неправильным и едва ли не противоречащим законам мира - словно верх и низ в одно мгновение поменялись местами. Серебристой вдруг отчаянно захотелось прижаться к бочку сестры, найти подходящие слова, которые смогли бы хоть чуть-чуть утешить, но какое-то внутреннее чувство подсказывало, что лезть сейчас в чужую душу - не самая лучшая идея. Ну почему все так сложно? Жить стало бы намного проще, будь у нее возможность залезть в чужую голову и навести в ней порядок вместо того, чтобы думать и гадать о чужих душевных терзаниях.
Вот сестренка внезапно посмотрела на нее. Дымка вздрогнула под этим взглядом.
- Конечно, - проводив уход Искры рассеянным взглядом, самочка повернулась к Шингаю, прижав ушки. Почему-то она чувствовала себя виноватой перед этим волком, хоть и не могла назвать для этого причин. - Я думаю, ей нужно время.
Впрочем, уверенности в голосе малышки особой не было. Может, стоило догнать Искру? А вдруг она хотела побыть одна? Бросив еще один печальный взгляд в направлении, в котором скрылась сестра, пепельная тряхнула головой и решительно вскочила на лапки.

0

11

Энтузиазм лился из маленькой волчонки огромными потоками, она быстро перескочила на новую, более интересную тему про богов и их россказни, а значит, можно вздохнуть с облегчением. Вторая же как-то подозрительно замолчала - может быть, я ее чем-то обидел или задел? - а потом и вовсе решила удалиться. Шин насторожился, попытался окликнуть малышку:
- Эй, Искорка, ты куда это? Там опасно еще для тебя. Вернись.
На какое-то мгновение он позабыл про рядом сидящую Дымку, и почувствовал, что где-то внутри, в груди, что-то кольнуло.
- Зря... зря наверно я так, - взволнованно подумал Шингай, глядя вслед волчонке.
Но а как ему следовало поступить? Признаться в том, чего он не совершал? Что он все же их законный отец? Нет, не может быть такого! Если бы он был их папой, он бы не оставлял своих малюток без присмотра, любил бы свою супругу и всегда был рядом с ней, а с охоты приносил только самые лучшие куски. Но ведь рядом с ним никого не было... кроме Шики. Она лечила его после того, как его вывели из темницы и позволили поедать пищу со всеми и спать в общих пещерах. Он стал братом, и его перестали морить голодом, начали общаться с ним. Может быть, он бы задумался над тем, почему так все резко переменилось, почему его хотели убить, да пытались воздерживаться, почему ему не давали ни воды, ни еды и почему он был в темноте, больной, на издыхании... а теперь - он один из них. Словно стая вздохнула с облегчением или просто смирилась с чем-то, принимая волка в свою семью. Но Шин не хотел об этом думать.
- Погоди, Дымка, - улыбнулся черный волк, опустив голову настолько низко, что морда его оказалась наравне с головой Дымки. - Давай ее вернем, и я покажу вам, как здесь по-настоящему красиво, идет?
Он смотрел прямо в глаза собеседнице, как будто дарил ей все свое тепло и доброту, льющиеся из голубых глаз. Выпрямившись, Шингай неторопливо пошел к выходу, по следам убежавшей Искры, не забывая ждать и Дымку.

---------- за Искрой

+1

12

Вежливая улыбка медленно сползла с морды серебристой, оставив лишь выражение сосредоточенности, будто она обдумывала в уме что-то сложное и малоприятное. По сути так оно и было. Где-то неподалеку раздался тихий всплеск - это одинокая капля воды сползла по стене пещеры вниз и разбилась о камень. Дымка едва удержалась от того, чтобы вздрогнуть. Уж больно громким показался этот звук в повисшей на мгновение тишине.
- Там и правда опасно?
Где-то внутри шевельнулось беспокойство. Вдруг с Искрой и правда может что-нибудь случиться? Если Дымка и продолжала сомневаться в том, как лучше поступить  - все же пойти вслед за сестрой или дать ей время побыть в одиночестве, решение Шингая склонило воображаемую чашу весов в сторону первого варианта. Пусть волк и выглядел несколько рассеянно, как показалось волчонке, будто не совсем понимал, что он тут делает, он оставался взрослым и опытным. Ну и что, что тот ничего не помнил из своей прошлой жизни? Прожитое время не так легко взять и без остатка вычеркнуть, не оставив и следа от пережитого. А еще у этого черного волка были добрые глаза. И, наверное, это был главный аргумент. Совсем как у Неро, - пронеслось в голове, но серебристая лишь отмахнулась от этой мысли.
Шингай выпрямился так же неожиданно, как и наклонился к волчонке.
- Как скажешь. Но если ты оторвешь ее от очередного "приключения", чур я не была твоим сообщником, - отшутилась мелкая, стараясь скрыть за насмешливым тоном тревогу.
Распушив шерстку, она засеменила вслед за волком, ловко перепрыгивая с камня на камень. Необъяснимое поведение сестры тревожило и сбивало с толку. Дымка попыталась припомнить, доводилось ли ей замечать за Искрой другие странности в поведении, но память упорно молчала, не желая подкидывать ничего, что могло бы пролить свет на ситуацию. Казалось, все было как обычно вплоть до сегодняшнего утра. Может, что-то случилось утром?
Нужно обязательно спросить у Искры, что произошло. Ведь что-то случилось - я же чувствую! У нас нет секретов друг от друга. И все сразу станет ясно... Ведь правда же?
Вот только на душе по-прежнему было тревожно, сколько бы не убеждала себя серебристая в обратном. Бывали ситуации, когда простых разговоров по душам просто не достаточно, да и не все проблемы в жизни можно решить с помощью них.
-> Проход (Орден)

Отредактировано Дымка (2013-03-28 11:56:22)

0

13

Река Скорби
Как только Азазель покинул его, оставив одного со своими мыслями, Сектант без сил опустился на землю, и слушая мерный шум бегущей реки, провалился в сон. Сегодня он спал неспокойно - кашель совершенно замучил, болезнь сильно подорвала силы Мастера Ордена, и Сектант все сильнее и сильнее заболевал и угасал. За неделю волк совсем сдал - белоснежная когда-то шерсть свалялась, глаза слезились, а из носа постоянно что-то текло. Что уж и говорить - цена, которую он платил за своеволие была велика. Мутный взгляд некогда голубых глаз пробежался по своду пещеры, чтобы в очередной раз восхититься красотой и могуществом кристальных потолков. Сектант улыбнулся чему-то своему и осторожно пошел вперед.
Эту неделю он практически не видел Горькую - негоже было волчице на сносях знать о том насколько болен ее партнер. Сектант и сам чувствовал, что этой весной ему будет несладко: Мастер тщательно скрывал свою болезнь от братьев и сестер, вылизывая шерсть каждое утро, как можно меньше находясь в логове стаи, чтобы не встречаться с другими, чтобы пережить эту проблему самостоятельно. Что ж делать? Шики хорошо подпортила ему малину, вожак с трудом сел на землю: лапы не слушались его сегодня, и впервые в мозгу волка проплыло "что будет, если я не справлюсь? Оставлю Горькую одну?" Но он поспешно отогнал эти мысли и уставился куда-то в пол. Сегодня ему был сон. Амонкира наконец-таки решила отпустить Ареса к поджидающей последнего Калахире. Долг должен быть уплачен, и дело было вовсе не в Лиге и Азазеле, просто веселая волчица наигралась - она убедилась, что ее верный фанатик все еще полностью принадлежит ей, тем самым, она наконец-таки перестала отодвигать кончину бывшего вожака Темной Луны. Счет Ареса шел уже не на дни, а на часы. И вот, этой ночью голубоглазая охотница явилась к Сектанту.
- Его время пришло, раб мой, - тихо молвила Амонкира, - ты знаешь, что делать. - облик пестрой самки растаял, и если обычно Сектант чувствовал небывалую силу после посещения его Богинями, то сегодня утром он закашлялся еще сильнее, еще более мокрым стал его нос, а глаза совсем опухли. Невольно Сектант задумался о том, как же он провернет это убийство? Силы его были сломлены, он был слаб, но он должен был исполнить указ Амонкиры.
Но сердце было неспокойно: бывший Арес, Шингай, проявил себя отличным братом. Убийство собственного состайника никак не входило в планы белоснежного щербатого волка. И ему было больно. Ведь он пообещал Аресу кров и пищу, взамен Шингай платил ему верной службой. Казалось, Сектант совсем забыл о том, кем был Арес до потери памяти и до плена в Ордене, но нет, он прекрасно это помнил. Жаль, что все вышло именно так - жаль, что Богини попросили его о смерти... Сектант не боялся Азазеля и его угроз, более того, он был уверен - черный недолго будет "дуться", у Князя своих проблем было выше крыши, им не нужна была вражда. Но невольно Сектант принял предложение черно-бурого вожака Лиги, и сейчас он не знал как воспримет известие о гибели Шингая этот змеиный волк. Крепко стиснув зубы, Мастер продолжал ждать. Шингай постоянно находился в пещерах, он знал их, кажется, даже лучше чем сам Сектант, последний не торопился на этот страшный суд. Какие слова он должен сказать Шину перед смертью? Сможет ли черный простить своего Мастера? Но каков может быть у них разговор? Шин должен был учуять присутствие щербатого, должен понять - Мастер пришел за ним... Щербатый волк вздохнул и тихо прошептал:
- Амонкира, владычица охотников, я надеюсь, мы делаем правильный выбор... Калахира, да пусть этот дар утолит твою жажду... - в этой фразе не было подобострастия, которое часто сквозило в речи беломордого, что говорило о том, что Сектант "просыпался", с каждым месяцем он менялся все сильнее. Сейчас уже нельзя было вспомнить, как он был одиночкой, слоняющимся по всем территориям, никому ненужный и потерянный. Сейчас же он был сам не свой: сильный и могучий вожак, уверенный в себе. Да, он был болен, но не потерял своего могущества... Пока.
Сектант очень ждал рождения своих детей, не зная о проблемах других стай, он полностью посвятил себя заботе и новоприбывшему молодняку, стараясь оградить Горькую от сложных решений. Волк и сейчас лихорадочно пытался вспомнить - что должен он сделать сегодня, воспаленный мозг мешал думать как положено, но щербатый не собирался сдаваться. Он пойдет на все, чтобы Горькая и молодняк были счастливы. Пока он жив...

Отредактировано Сектант (2013-04-11 15:57:11)

+2

14

-------- Проход

Небольшое путешествие к Проходу не затянулось надолго. Шин не желал, чтобы маленькие волчата в столь юном возрасте повредили себе лапы, ладно он - он уже взрослый, возможно даже старый (кто знает, сколько ему сейчас?), а они еще молоды - им нужно расти и тренироваться... а для этого нужно быть в форме. Никому не будет лучше, если они уже в детстве переломают себе лапы и останутся калеками... А ведь и такое могло быть.
- Богам тоже нужна пища, - рассказывал по дороге Шин. - Каждое живое существо на свете должно питаться, чтобы выжить. Кто-то ест траву, кто-то мясо тех, кто ест траву, а кто-то - мясо тех, что ест мясо кушающих траву... На любое существо найдется тот, кто им питается. Например, если бы на меня напал тигр, он бы съел меня, а я не смог бы защититься от его больших и когтистых лап. Но когда тигр погибнет от неудачного прыжка, его тело съедят маленькие жучки и червячки. А потом он и сам станет травой, и его съедят олени...
Казалось бы, своеобразный монолог про пищевую цепь не стоит рассказывать сейчас малышам, но Шин, видимо, просто заговорился... А может быть, это им нужно было знать, ведь скоро они и сами начнут есть мясо.
Вскоре делегация подошла к пещерам, туда, откуда они не столь давно ушли. Запах Мастера остановил Шингая, он насторожился. Альфы не часто приходят сюда, зато знают, что сюда часто приходит Шингай. Что-то произошло? В любом случае, черный волк рад служить своему Мастеру, какой бы дорогой не была цена этого служения.
- Идите за мной и смотрите под лапы - в пальцы могут воткнуться острые камушки, - с улыбкой произнес он волчатам и двинулся вперед, осторожно и заранее поджав хвост.
Тело Шингая само прижималось к земле, но он старался идти, а не ползти. Белая шкура промелькнула впереди, и Шин остановился, заискивающе распластав уши и поджав под самое брюхо хвост.
- Мастер, - натянуто улыбнулся он - страх выдавал его. Пожалуй, Мастера были единственными существами, которых столь фанатично боялся такой крупный волк как Шин.

Офф: все действия по отношению к Шину выделять заявками не нужно - смерть обговорена.

+2

15

--- Проход

Искра стояла позади всех, всматриваясь в свою лапу и очень ее ругая, пока сестра и отец не оглядывались назад и не могли видеть как страдальчески вытянулась ее мордочка. Ничего, они уже пришли. Тут она сумеет отдохнуть. Она тряхнула ушками и устало, но счастливо посмотрела на эти два хвоста впереди. Папкин и сестричкин. Как было бы хорошо сюда маму.
И когда Шингай обернулся и улыбнулся, она воспряла духом еще больше и разулыбалась ему в ответ, стараясь не потерять ни единой капли из того бесконечного океана, который плескался и горел в его глазах. Ни за что тебя не подведу. Пламя бушевавшее в глазах этой малышки ничем нельзя было погасить. По крайней мере, ей так казалось.
Но напряжение черного волка чувствовалось и передавалось так сильно, что Искра тоже насторожилась. Молча переглянулась с Дымкой, стараясь уловить запахи, новые запахи в этой пещере. И прижала хвост следом за Шингаем, не смея приближаться к нему, потому что теперь они были не одни. Это был мастер. Учитель! Она его узнала. Тот, кто всегда поймет ее, единственный друг и наставник, открывающий перед ней мир новый и неизведанный. Она расскажет ему обо всем, о встрече с отцом, о том, как он ее спас, что они теперь будут друзьями и как она счастлива...
Искра прижала уши, отчаянно завиляв хвостом, но из уважения осталась где-то позади. Не дело щенкам совать свои носы впереди взрослых. Учитель, - Искра мысленно улыбнулась, представляя сколько чувств и эмоций обрушит на него при первой же возможности.

0

16

Проход ->
Стоило волку и двум волчатам добраться до пещеры, Дымка едва смогла удержать выдох облегчения и опустилась на пол. Еще не успевшие огрубеть подушечки лап нещадно побаливали после прогулки по не самой приятной для ходьбы местности, но волчонок и не думал жаловаться. Подумаешь, дело-то было житейское. Тем временем поведение Шингая как-то странно изменилось. Увлеченная разглядыванием многострадальных лапок, Дымка не сразу обратила на это внимание. Переводя непонимающий взгляд с волка на сестру, она решила последовать ее примеру и заозиралась по сторонам.
Да там уже кто-то есть!
Осторожно следуя в самом хвосте процессии и стараясь разглядеть хоть что-нибудь за идущими впереди спутниками, волчонка размышляла над странным поведением их "няньки", однако когда тишину нарушило опасливое "Мастер", с трудом сдержала порыв броситься вперед. Этого волка она вдела не так уж и часто, однако этого было достаточно, чтобы испытывать благоговение и восхищение перед Мастером Ордена. Высокий, статный, с белоснежной шерстью, он казался Дымке существом из другого мира, по какой-то случайности попавшему в этот. Безумно хотелось подойти ближе, чтобы получше рассмотреть этого неземного зверя и уже в который раз ощутить трепет и благоговение, но серебристая так и осталась стоять позади всех. Невежливо ведь мешать разговорам взрослых.

+1

17

Дернув ушами, белоснежный волк повернул лобастую голову в сторону выхода из пещеры - он уже слышал как когтистые лапы Шингая стучат по твердому камню. Сектант не собирался разговаривать - приказы не обсуждаются, однако... Что-то заставило его помедлить, прежде чем броситься на волка.
Следом за черным самцом семенили две маленьких самочки - Искра и Дымка. Ученица Сектанта радостно виляла хвостом, в то время как Дымка держалась позади, прижав ушки к голове и внимательно смотрела на Мастера. В глазах обеих читалось благоговение и восхищение, и у беломордого невольно сжалось сердце - он не хотел бы, чтобы эти две видели то, что сейчас суждено было произойти - Шингай то ли шел, то ли полз. Прижав уши к голове и поджав черный хвост, он лебезил перед белоснежным щербатым волком, но Сектант уже привык к этому.
Хотя, в голове самца и возникали отчетливые картинки прошлого: идеальная память прекрасно служила ему - он помнил все до малейшей капли, каждая деталь вгрызалась в разум, как хорошо закаленное железо впивалось в дерево, как пуля вспарывала нежную кожу. Он помнил еще того статного и сильного альфу Темной Луны, помнил, как считал Ареса самым опасным волком земель, как отдал Кольята под начало этому самцу... И невольно Сектант ужаснулся тому, кем, или даже можно сказать чем стал теперешний Арес. Все сомнения отступили на второй план - если сегодня он принесет жертву Калахире, то он не только спасет свою стаю от угрозы, но и спасет душу вожака, коим был настоящий Арес.
Шингай был лишь порождением помутненного сознания да невольной благодарности к орденоносцам, которые вылечили больного Ареса. Его смерть - лишь дело времени, и хоть и показал этот Шингай себя отличным братом, Богиня требует крови, Сектант дарует ей эту кровь. Глаза щербатого волка подернулись пеленой - он больше не сомневался. Боевой сон вернул его в состояние низменного зверя, в состояние контроля инстинктами, когда совесть и мораль уступает место ярости и молчаливому желанию убить.
Сектант позабыл и о волчатах, в конце концов они должны будут запомнить сегодня самый страшный урок в своей жизни, Мастер очень хотел, чтобы его собственные дети никогда не узнали, что такое братское жертвоприношение. Но Искра должна знать  - Сектант уже сейчас видел в ней свою преемницу, он пока не знал, кого родила Горькая, но, несомненно, Искре могла быть представлена роль стать альфа-самкой Ордена... А что можно сказать о Дымке? Эта малышка оказалась ни в то время ни в том месте...
Вожак медленно двинулся к бывшему Аресу, его хвост вольготно поднялся над спиной, а глаза, затуманенные пленкой, были обращены в глаза низшего в его стае брата, волк обошел Шингая и остановился у его бока, тем самым он скрыл большую часть черного самца, обезопасив маленьких волчат от самого кровавого зрелища в их жизни. Ему все-таки хотелось, чтобы видели они гораздо меньше. Он посмотрел на них и громко крикнул:
- Мама заждалась вас, а ну марш в палаты сестер! - хотя он знал, что любопытные волчата все-таки могут подсмотреть, он искренне надеялся, что они уберутся подальше, наклонив голову к самому уху Шингая, он тихо зашептал, - помнишь, брат, как мы говорили с тобой о законах? Мы должны исполнять волю Богинь, как бы сложно то ни было. Ты верно служил им, они почтут за честь принять тебя в своей Вечной стае...
Больше говорить было не нужно - Сектант дал Аресу пару секунд на осмысление его слов, после чего резко бросился вперед и впился зубами в горло Шингая. Крепко стиснув челюсти, белый волк потащил слабо сопротивляющегося волка в самый дальний угол Кристальной пещеры, чтобы волчата не могли знать, что творится дальше...
Сектант крепко держал Шингая, пока тело громадного волка не дернулось в последний раз и не обмякло в зубах беломордого. Мастер неторопливо выпустил черную шкуру из зубов и некоторое время так и стоял, замерев, наблюдая за тем, как быстро стекленеют глаза бессмертного вожака Темной Луны... Однако, то было не все - щербатого ожидало самое неприятное занятие в своей жизни - волк лег рядом с черным трупом и медленно, но усердно принялся трепать шею Шингая, стараясь скрыть собственное отвращение, Сектант перемалывал кости шейного позвоночника, отрывал связки, он знал одно - Азазель не успокоится, пока не увидит доказательства сдержанного Сектантом слова, Мастеру не дотащить тела волка, но вот голову...
Когда все было кончено - белоснежный поднялся, рассеяно заглянув в лужу на полу и увидев жуткое отражение, Сектант встряхнулся, схватил оторванную голову Ареса и бросился бежать к границе с княжеством Азазеля...
--- на встречу с Азазелем

+3

18

Что-то было не так. Что-то чужое и непонятное происходило сейчас в этих сине-зеленых глазах. Не имея ни большого жизненного опыта опыта, ни перестав ни на миг быть еще просто ребенком, а к тому же приправленная тем бесконечным счастьем от встречи и общением с отцом, Искра не смогла почувствовать надвигающуюся угрозу от того, кому она доверяла больше всего. Учитель. Тот единственный, с кем можно и хотелось быть откровенной до конца, в ком она видела хоть какой-то свет и надежду. Понять и принять смерть отца... Какие бы ни были боги, они ничто по сравнению с тем как ребенок может любить своего родителя.
- Мама заждалась вас, а ну марш в палаты сестер!
Искра отступила назад, прижав уши, взглянула на Шингая, чувствуя, что над ним нависла незримая и очень безжалостная воля судьбы. Но ослушаться так откровенно мастера было нельзя. Ведь еще не понятно, не ясно до конца. И только отбежав на несколько шагов, она замерла за камнями, в полном ужасе и оцепенении глядя как Сектант убивает отца. Запах крови, запах убийства разливался по кристальным пещерам. Сердце малышки раскололось на множество частей, превратилось в пыль, в прах. Непонимание душило и ужасало.
- Папа! Папа! - кричала Искра, - Не надо! Папка!
Это был конец. Конец детства, надеждам и всем ее мечтам. Она не могла прятаться, не могла скрываться. Она бросилась на Сектанта, роняя слезы, но споткнулась и упала, больно ударившись носом о каменный выступ.
- Предатель! Это мой отец!
Опустошенная и разбитая, она стояла посреди пещеры, уже не видя волка, утащившего тело ее отца за угол. Ноги не слушались ее. Если он убил отца, он убьет и ее. И сестру. Инстинкт твердил убегать, спасаться и спасать сестру. Но она еще долга так стояла, слыша как хрустят кости и раздается мерзкое чавкание канибала. Ел ли он отца или просто отгрызал ему голову, Искра этого знать не могла. Шатаясь и спотыкаясь, она рванула прочь, на выходе врезавшись в сестру. Дымка? Значит она тоже была здесь и все видела?
- Он! Он! Он убил его и сейчас ест! - она ревела как белуга, не переставая всхлипывать и не соображая ничего, - Зачем он это сделал? Почему?!!
И пусть ему во снах часто сняться эти завывания осиротевших щенят, которые верили ему и которых он предал, верный только своим богам, но отныне демонам. Боги не забирают отцов и друзей, они не забирают любимых. Что дети могут знать о богах, которые убивали всех и всегда, не моргнув и глазом? Понять и принять это? Никогда. Только присутствие младшей сестры вывело из того ступора, в котором она находилась.
- Бежим! Бежим отсюда!
Она крикнула более грозно, нахмурившись, но все еще со слезами на глазах.
- Нужно отыскать маму. Нужно все ей рассказать. Нас никто здесь не защитит. И, может быть, ей тоже грозит опасность.
В последний раз Искра посмотрела на эти кристальные пещеры, которые так любил отец и которые стали ему могилой.
Все еще в шоке, не понимая, что происходит, она бежала, прихрамывая вперед. Прощай, папа... Но принять тот факт, что его не стало, что его убил самый близкий друг и учитель, Искра не могла.
- Скорее, сестренка! Бежим во все лапы!
Уставшие, вымотанные и опустошенные, они по дороге узнали у встреченной сестры где может быть мама. И побежали туда, не жалея себя. Предательство на предательстве. нигде теперь не найти им дома. Нигде не найти им стаю. Везде их пытаются убить. Это проклятие преследует их семью и счет уже открыт. Первым ушел не сопротивляясь отец. Пропавшие братья исчезли в стае, которую так все боялись. Некий Дикий отобрал у нее братьев. Для такой малышки трех месяцев отроду назначить своими смертельными врагами Дикого, Азазеля и Сектанта - многовато, но Искра так не считала. Она справится. И плевать, что лапа уже разрывается от боли. Она выдержит, она сможет. И когда она вырастет, вы все, суки, еще пожалеете, что когда-то перешли ей и ее семье дорогу.

--- Чистый источник

Отредактировано Искра (2013-04-25 14:47:12)

+4

19

И все таки, хоть она и видела мастера Ордена далеко не первый раз, Дымка не могла оторвать взгляд от его фигуры, веющей силой и внутренней уверенностью. Будут ли они когда-нибудь выглядеть так же? Смогут ли похвастаться такой гордой статью, излучать спокойствие и мудрость? Или вдохновлять своим примером других, даруя смысл существования и веру тем, кто этого не имел? Ответ на эти вопросы сможет дать лишь время, а пока они были лишь непоседливыми волчатами, находящимися в самом начале своего пути. Тощий светло-серый хвостик робко вильнул из стороны в сторону, но стоило Мастеру обратить свое внимание на волчат, тут же испуганно прижался к животу. Самочка перевела непонимающий взгляд на сестру.
Неужели он сердится? За что?
Однако взгляд сестры был обращен отнюдь не на Сектанта. Взволнованные янтарные глаза Искры были устремлены на черного волка, ползущего к альфе словно на казнь. От такого внезапно пришедшего в голову сравнения захотелось зажмуриться и как следует тряхнуть головой, чтобы вытрясти из нее подобные мрачные мысли. Тем более что их вообще не должно было быть - оглянуться хотя бы вокруг: день выдался вполне неплохой, сбежавшая волчонка была возвращена обратно, их новоиспеченный друг обещал рассказать им интересные истории и показать чудеснейшее место. Разве могли тут быть поводы для беспокойства? Увы, вопреки всем здравым доводам рассудка, серебристая ощущала, как беспокойство медленно, словно просыпающийся зверь, поднимается из самых глубин души. И она ничем не могла его заглушить. Сделав несколько шагов по направлению к выходу и натолкнувшись на сестру - оказывается, идущая впереди волчонка остановилась, а она так этого и не заметила - Дымка медленно обернулась. И оцепенела. Глаза волчонка округлились от ужаса.
Он убивал его. Медленно и методично, волоча за собой прочь от посторонних глаз. Убивал хладнокровно и безжалостно, не колеблясь ни мгновения, словно Шингай был не его подчиненным, не Братом великого Ордена, а лишь очередной добычей хищника. Его, волка, который был так добр и внимателен к непоседливым волчатам, искренне беспокоился за их сохранность. Который в принципе не был способен сделать что-либо плохое, и уж тем более заслужить такую кару. Да, малышка знала, что живет в мире, столь же суровом, как и волчьи законы, и не питала иллюзий по этому поводу: ситуации, в которых волк погибал в поединке за то или иное право или же при защите своей стае, нельзя было предотвратить. Но чтобы вот так... Чудовищно и мерзко, перед ликом великих Богинь и с их молчаливого согласия? Крики сестры, хруст раздираемой плоти, шум крови в висках - все смешалось в единую дикую какофонию звуков. За что?
- Как... - сипло выдохнула Дымка, не различая звуков собственного голоса. - Как в мире может существовать подобная жестокость?
И, словно очнувшись от оцепенения и внезапно вспомнив, кто она и что тут делает, в ужасе подпрыгнула на месте. Где ее сестра?! Казалось, рыдания душили ее изнутри, вот вот грозясь вылиться в полноценную истерику, но панический страх за сестру оказался сильнее.
- Искорка!
Все оказалось так странно и горько - еще утром серебристая была полностью уверена, что наконец обрела свой дом и стаю, что ее окружат друзья и товарищи. Однако теперь, заглянув за маску, скрывающую истинное лицо фанатиков, единственными живыми существа, которым волчонка могла довериться, были мама и старшая сестра. Но Искры уже не было рядом. В панике Дымка метнулась сначала в одну сторону, потом в другую. Казалось, от ее хваленого самоконтроля не остлось и следа. Сейчас она выглядела тем, кем и являлась по сути - запуганным потерянным ребенком, единственным отчаянным желанием которого было как можно скорее оказаться рядом с мамой, рядом с которой можно забыть обо всем: о вопиющей несправедливости, необоснованной жестокости и всего того зла, что окружало их.
Звонкий окрик Искры, эхом отразившийся от стен кристальной пещеры, чуть не заставил самочку расплакаться от облегчения. Жива. Невредима! Дымка сломя голову кинулась вслед за ней, боясь снова выпустить из виду хоть на мгновение. Однако  у самого выхода она резко остановилась. Какая-то неведомая сила, часть ее существа, влекла ее назад, к месту жестокого действа. Хотя бы на мгновение прижаться к черной шерсти, впитать в себя тело, которое еще хранило мертвое тело, попрощаться...
Кап. Кап!
Оказывается, она плакала. Слезы медленно стекали по мордочке и разбивались о каменный пол. Сморгнув их, волчонка кинула последний тоскливый взгляд в том направлении, где должно было покоиться тело Шингая.
Спасибо тебе, спасибо, спасибо, спасибо!..
Закусв губу, серебристая самочка развернулась и побежала догонять Искру. А ведь она еще не знала, что стала свидетелем убийства собственного отца. Однако, уже не смотря на это, светлый образ богов для нее померк навсегда.
-> Чистый источник

+4

20

Логово стаи «--
Тяжело ступавшие лапы вынесли его в Кристалльные пещеры, и Семенх моргнул. Словно скинув с себя тяжелый сон, самец огляделся. Моргана не было. Более того, черным братом и не пахло, и оставалось гадать, каким образом Вепрю удалось обогнать его. Может молодой товарищ заблудился в пещерах? Но все мысли отошли на всторой план, ибо запах крови и затхлый душок смерти господс вовали здесь над всем. Вепрь принюхался. Волчата. Запах Искры и Дымки еще не выветрился, но был едва ощутим на фоне общего аромата смерти. Семенх, вздыбив загривок, медленно двигался, пока желтые глаза не различили тело. Лишь потом в памяти волка всплыли слова Сектанта и стал ясен их туманный смысел.
- Арашу, благослови эту душу на пути к Калахире. Примите его, как сына, как брата, как подобает принимкть истинного сына Ордена... - слова сами слетелис языка, когда Вепрь подходил ближе. Арес. Шингай. Подумать только, сколько раз он мечтал вонзить клыки  это горло и вот теперь он молит богинь о месте для него там, в мире Забвения.
Глаза волка расширились, когда он понял, что голова Ареса бесследно исчезла. Впрочем, Вепрь всегда был хорошим следопытом, и путь крови и запах многое рассказали ему. И первая тревожная мысль была не о том, зачем Сектант убил брата, но что произошло в сознании волчат. Желтые глаза сощурились. Сегодня жизнь и смерть ходят рядом, слишком рядом. Сколько еще существ погибнет сегодня? Вепрь сел. Он вскинул голову и тоскливый тихий вой сопроводил душу того, кого он ненавидил, - тдавая последнюю дань уважения, Вепрь пел последнюю песню, тихую и короткую - никому не стоило знать о произошедшем.

0


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Архив Старого Острова » Кристальные пещеры