для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ на побережье +19°С, ветер северный, 17 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +23°С, ветер северный, 8 км/ч
    ♦ вода +20°С
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Зеркала"
    20 сентября 188 года, 12:00
    Обстановка на Дискордии стремительно и неумолимо накаляется, и у переселенцев создается впечатление, что все вокруг настроены против них. Животные отказываются идти на контакт, а люди, отрубив головы одному из гильдийцев и его коню, демонстрируют, что к дипломатии не готовы, и гостеприимством не отличаются...читать далее
    Запад
    неизвестно
    Восток
    неизвестно
    Атолл
    +32°С, полный штиль, безоблачно
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Ник
    описание достижений
    Чемпион Последнего Рая
    А д л э р
    ● 42 поста в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение трех персонажей
    Важные текущие квесты:
    Цитадель
    ...на Острове, куда они приплыли — цивилизации в понятии прибывшего с Большой Земли не наблюдалось. В наличии имелись лишь обозлённые аборигены, застрявшие где-то на средневековом уровне.
    Две стороны одной медали
    — Приветствую, и поздравляю. Вам повезло чуть больше, чем компании людей, попавшей в плен к Цитадели. Хотя... тут уж как посмотреть...


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Арена четырех поединков


Арена четырех поединков

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Территорией владеют: -

https://i.imgur.com/paJaFzt.png
Древняя крепость с четырьмя глухими каменными стенами, окружающими голую площадь. Ранее использовалась как боевой рубеж в войне Древних и Цитадели, но позже начала носить название "Арена Четырех Поединков", так как на песчаной площади произошла кульминационная битва между четырьмя лучшими бойцами с каждой из сторон. Снаружи представляет из себя исполинское сооружение - высота стен несколько метров, окна запечатаны. С одной стороны крепости находится глубокое озеро, с другой - руины древнего города. Внутри она выглядит как большая песчаная арена, из которой невозможно выбраться - стены подточены специальным образом, чтобы по ним нельзя было взобраться наверх. Еду скидывают с четырех башен, так как все входы и выходы запечатаны. На арене растет несколько кустов, но нет никакого укрытия от дождя или солнца. В современном мире используется как место, где содержатся пленные, или те, кто был осужден на смертную казнь.

Флора и Фауна

Единственные существа, способные здесь жить - это насекомые разных видов, крысы и другие мелкие грызуны. В башнях иногда останавливаются стаи летучих мышей, а некоторые птицы используют их, как обзорную площадку.
В водах, что лежат на востоке от крепости, обитает множество рыбы, а также черепахи и аллигаторы.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | ???
↓ Юг | ???
← Запад | ???
→ Восток | ???
Юго-Восток | ???
Юго-Запад | ???
Северо-Восток | ???
Северо-Запад | ???

NPC

?

?

?

0

2

--->> Вне игры

Сезон "Зеркала"
20 сентября, 188 год

-Слышала? – Тихо позвал Зум, и Каллисто нехотя подняла пыльную голову с песчаной земли.
Она уже потеряла счет времени, но кажется, здесь их держали уже около месяца. Удивительно, но все это время их лишь молча кормили и поили, отказываясь отвечать на какие-то вопросы и уж тем более отпускать. Узники пытались выбраться самостоятельно, но хрен там. К слову, компания подобралась не очень то и адекватная: сам факт того, что несколько хищников торчали в человеческих шкурах, нехило напрягал Каллисто. Привыкшая к естественному виду волчица то и дело кидала косые неодобрительных взгляды в адрес некоторых личностей, будто они сами захотели побыть этими людьми.
Держась компании Осириса и лишь изредка идя на контакт с Зольфом и Нессель, когда того требовала ситуация, Лист коротала заточение, надеясь, что когда-нибудь им все же внесут ясность в происходящее. Но, похоже, их решили заморить неизвестностью, а чтобы не сдохли раньше времени – подкармливали. Разноглазая с неохотой ела местную стряпню, опасаясь, что не сегодня-завтра им подсунут что-нибудь отравленное, чтобы закончить страдания несчастных.
В последние несколько дней черношкурой было особенно херово. Отчаявшись, она смиренно ждала приговора, в последние сутки отказавшись от еды. Либо с ней что-то сделают, либо она сдохнет от голода – но дальше сидеть в ожидании у Каллисто не было сил, в первую очередь, моральных.
-У тебя уже глюки, - отмахнулась волчица от вопроса крыса.
Тут постоянно были то какие-то скрежеты, то звук падающей гальки с башен, то какие-то приглушенные голоса. В конце концов Каллисто начало казаться, что больше половины звуков было в ее голове и перестала реагировать на какие-либо окружающие факторы. Она целыми днями лежала под высокой стеной, безучастно смотря на своих спутников.
-Это у тебя глюки. Встань и оглянись, окаянная. – Зум был единственным, кто пытался хоть как-то держать разноглазую наплаву и давать ей уходить в астрал.
Поднявшись, Каллисто посмотрела по сторонам, немного прошлась и остановилась, смотря наверх.
-И? Жрачка была недавно, а больше я ничего не вижу. Если ты так хочешь меня чем-то занять, то лучше вообще не трогай. – Рыкнула Лист, намереваясь снова лечь.
-Да дура ты, смотри! Смотри наверх! – Зум больно укусил волчицу за ухо, забравшись по широкой шее чуть ли ей не на голову.
Встрепенувшись и зарычав, черношкурая вздернула голову и начала всматриваться в кромку стены и окна башен. Удивительно, но в один прекрасный момент она заметила черно-белые очертания то ли волка, то ли собаки, что пристально за ними наблюдала с высоты. Это был первый раз за все время тюрьмы, когда они кого-то увидели, и более того, это был кто-то из собратьев.
Не решившись звать остальных, Лист подошла ближе, встав прямо под тем местом, где увидела силуэт. Она долго всматривалась в него, но он не шевелился. Может, реально глюки? Но Зум тоже его видел, а значит, все реально?
Волчица попыталась принюхаться, чтобы понять, свой это или чужой, но разве с такой высоты что-то учуешь. Она сохраняла молчание, пристально вглядываясь в силуэт и надеясь, что ее не глючит и это реально кто-то пришел.

+2

3

--->> Вне игры

20 сентября, 188-й год.

И разобьются Зеркала...


Бледное полотно. Моментами оно напоминало мрамор: ладонь натыкалась на редкие, неровные трещины, и скользила, чуть шурша,  по ним, затем - по ровной поверхности. Пальцы блуждают одиноко, как корабль бороздит тихое море, в поисках пристани. И неблагодарный странник по имени Тарлах забыл, каким может быть приятным общество людей на палубе. Все они шебутные, открытые, болтливы (порой, даже чересчур), но их намерения видны и понятны. Пребывание в крепости казалось ему временной петлей: каждый день одно и то же. Парень забыл, что такое жить. Он видел перед собой стены и землю, песок и траву, уже неделю он повторял свой унылый алгоритм: ходил вокруг да около в поисках новых лазеек. Никто уже не обращал на его бесполезные бродилки никакого внимания. Он настолько замкнулся в себе, что не замечал одиночества, которое давно уж сковало руки и ноги в кандалы. Но из последних сил он ими двигал. Кормёжка не приносила ни результата, ни сил. А на ум приходила сырая, темная яма в Альянсе. Так тянулся огромный день, состоящий из отдельных промежутков времени.
"Как меня так угораздило?", Тарлах шёл вдоль стены, пропуская трещины. Они напоминали небольшие, вьющиеся вены, и если бы чужак не пал духом и мог мыслить здраво, то он бы подумал, что нужно нарисовать диковинный узор, чтобы открыть невидимые врата. Ведь их не могли сюда сбросить с такой высоты? Он бы не ходил на следующий день, как и его коллеги. Еще пару шагов, и парень остановился. "Точно", осенило его на пару мгновений. "Я недавно коснулся одной причудливой штуки. Кристалла. Если так предположить, то могут ли они обладать свойством телепортации? Они же, наверняка, мощнее наших! Значит, у этих штукенций есть свойства. У каждого своё. Кристаллы острова - различные по цвету и свойствам. А здесь?", он раскрыл янтарные глаза и присел по-турецки: две ноги под себя, а руки расположил на коленях. "Если бы Сталкер мог разведывать обстановку тихо, я бы отправил его полюбопытствовать у здешних жителей об этом. Но слишком рискованно. Я не хочу терять его", заточение изменило безумца, он не слышал себя. Раньше он воодушевленно представлял различные, в основном положительные, ситуации и верил в них, как в себя. Но сейчас мимолетная искра могла вернуть его к жизни и пламя энтузиазма.
Почти месяц он ни с кем не разговаривал. Первые две недели он пытался выдавливать из себя обрывистые предложения, перекидывался элементарными словами о своём самочувствии, пока совсем не замолк. И сейчас слова не шли, хотя, впервые за последнее время, ему хотелось кому-то сообщить что-то. Он аж встал с места и потоптался нерешительно. "Действительно, что, если послать Сталкера не сколько разведать, а добыть еще одну такую штуку?", но на ум теперь напрашивался еще один вариант. Они здесь не единственные, кто отбывает свой пожизненный срок. Возможно, существа захватят еще одного беспечного путника, тогда ворон увидит и узнает, как бедолага сюда попадёт. Мысли крутились вокруг магии, не иначе. "Вполне возможно, что эти камушки здесь, как для нас там - артефакты. Мощные и опасные", комментирует он, приставив палец к губам. "Как ни странно, но вопросов становится больше. Надо остановиться", Тэлл глубоко вздохнул и выдохнул. Им надо отсюда выбраться. На беду, голос всё никак не возвращался, и одиночка готовил себя к всеобщему признанию его балластом. Тяжелым и неподъёмным. Обреченным на погибель.

Отредактировано Тарлах (2019-12-07 01:22:35)

+2

4

--->> Вне игры

Игровой сезон "Зеркала"
20 сентября, 188 год


Оливер знал этот проклятый город как свои четыре лапы, и чувствовал себя здесь как рыба в воде. Он безошибочно угадывал, какими маршрутами будет ходить охрана - в своей предсказуемости Древние, несмотря на стремительное культурное развитие, недалеко ушли от своих предков, которые еще недавно составляли добрую часть рациона хищников. Несмотря на то, что обе группировки представляли из себя, в той или иной мере, людское общество, они отличались как день и ночь. Цитадель, что бы о ней не говорили, значительно превосходила своих противников в интеллектуальном плане, демонстрируя всю силу и мощь хорошо спланированных тактических атак, тогда как Древние, при всей своей связи с дикой природой и знании архипелага, полагались на эмоции и инстинкты - водить их за нос было несложно, если знать, как именно водить. Переселенцам это искусство пока не доступно, да и нужно ли? Научившись истреблять аборигенов, они превратятся в силу, с которой стоит считаться. И вроде как радоваться нужно, ведь Цитадель может обрести крепкого союзника в их лице, но, даже находясь с Древними по разные стороны баррикад, Оливер уважал их больше. Они были... хорошими врагами, других таких не будет. А это, надо сказать, дорогого стоило...

Запрыгнув в окно одного из заброшенных зданий, Оливер прижался к стене, дабы от него не падала тень, и проходившие мимо ребята его не заметили. Здания в этом городе пустовали не просто так - ни один древний не сунется в эти хижины, даже если это будет последнее убежище на свете, но огонь на поражение они открыть все еще могли, и действовать нужно было осторожно. Дождавшись, когда двое мальчишек в масках пройдут мимо, Оливер облизнулся, но атаковать не стал. Кто-то скажет, что бить в спину - бесчестие, но Ривер справедливо полагал, что на войне все средства хороши, когда дело доходит до спасения жизни. Если бы кто-то из местных нес прямую угрозу, полуволк, не задумываясь, напал бы сзади. Понятие чести можно трактовать по-разному, а Оливер давно ушел от стереотипных и романтизированных шаблонов. Жизнь - не книга со сложной философией, здесь мораль проще - сожри, или сожрут тебя. Закон джунглей древнее, чем сам человеческий род, и сильнее слащавой морали. Дождавшись, когда шаги противников стихнут, Оливер пересек комнату и выпрыгнул в соседнее окно. Время для битвы еще не пришло.

Петляя по узким улочкам, и скрываясь под крышами домов, полуволк достиг арены. Он неоднократно бывал здесь раньше, но действовал медленно и осторожно, принюхиваясь и работая на опережение. Какими бы сильными не были люди, обоняние оных уступало обонянию зверя, а знание повадок Древних играло на руки чёрно-белому. Проскользнув в башню, многие ступени в которой уже рассыпались, Оливер быстро поднялся наверх, перепрыгивая небезопасные участки. До переговоров меньше суток, почти все заняты подготовкой - охраны значительно меньше обычного, а на башню она не полезет - человек значительно уступает в маневренности волку. В запасе у Древних хватало бойцов высокого класса, но среди надсмотрщиков был, в основном, молодняк. Не было смысла ставить профессионалов против переселенцев, которые даже перемещаться по Дискордии пока не научились.

Высунувшись из дыры в стене, которая когда-то была окном, и смерив взглядом незваных гостей, Оливер хмыкнул. Три волка и три человека... Занятное зрелище. Неясно было, морок это или настоящий облик, судить можно было лишь по поведению, но в такой нестандартной ситуации многие будут вести себя неординарно. Клацнув зубами, Ривер потратил несколько секунд на каждого из группы, после чего почувствовал на себе чужой взгляд и отступил в тень. Его заметили? Похоже на то... Впрочем, не местные... Одна из волчиц подошла под самую стену, смотря прямо в его сторону, и заставляя полуволка нервно дернуть хвостом. Он недооценил этот зверинец... Впрочем, сути дела это не меняло.

Выпрыгнув из окна, Оливер приземлился на стену, огороженную по всему периметру квадратными ребрами каменной кладки, что служила дополнительной защитой и укрытием. Она удачно оттеняла яркую белую шерсть, превращая в серый - превосходная маскировка на фоне внешней стены.
- Древние не прогрессивны в вопросах, касающихся содержания пленных.... - с нотками какой-то иронии заметил Оливер, выглянув из-за одного из укреплений. Отсюда его вполне могла слышать Каллисто, но не слышал никто другой. Видеть она его тоже могла, хоть и не полностью. - Приветствую, и поздравляю. Вам повезло чуть больше, чем компании людей, попавшей в плен к Цитадели. Хотя... тут уж как посмотреть.
На последней фразе волк дернул ухом и лег на камень, свесив кончики лап вниз.
- Я - Оливер... с кем имею честь говорить?

+3

5

Все-таки Каллисто не глючило, и наверху действительно кто-то был. Вероятно, сам он был не очень рад, что его увидели, однако дальше прятаться не стал. Когда некто спустился ниже, Лист узнала в нем волка, не более. Она никак не могла вспомнить, видела ли его на морском побережье по прибытию, но тогда она так быстро стремилась покинуть пляж, дабы не угодить в лапы Тринити, что не особо смотрела по сторонам. И что-то все же подсказывало Безухой, что этот персонаж не был с ними во время путешествия. Впрочем, когда он заговорил, ее догадки лишь подтвердились.
-Мутный тип… - Прошипел Зум в холку Каллисто, так что даже она еле его услышала.
Стоит ли это расценивать как предостережение крыса? Да пофиг, Лист сама решит, что ей делать.
-Можно подумать, где-то с пленными обходятся иначе, - ответила Каллисто, делая еще шаг вперед, - комфорта нигде ждать не приходится. – Она невольно вспомнила, как держали ее в плену Пожиратели и, признаться, здесь ей нравилось куда больше.
-Мое имя Каллисто. Как я понимаю, наше появление на ваших берегах пришлось не во вкусу многим… - Волчица сопоставила несколько событий в своей голове и сложила картинку, что всем им тут пиздец, по-другому не скажешь.
Этот волк не выглядел агрессивным, в отличие от той разномастной компашки, что встретила их с Осирисом в лесу около месяца назад. Может, с ним можно поговорить и попытаться выяснить, что здесь происходит?
-Не знаешь случайно, почему мы стали пленниками, не причинив никому особого вреда? – Хотя Каллисто была очень голословна, и только потом это поняла.
Она могла отвечать лишь за себя и Осириса – они вдвоем действительно ничего плохого не сделали, но их уже едва не сожрали туземцы, а потом и вовсе месяц продержали в песчаной яме. Но кто знает, может, их соотечественники не были столь безобидными и уже успели что-то натворить, а дальше, как говорится, всех под одну гребенку.
Хозяева не будут разбираться в гостях, и если накосячил один – огребут все.
-Или наши островитяне уже успели насолить местному населению? – Поправилась разноглазая, как бы намекая, что лично она ничего плохого не сделала, так, стало быть, за что так с ней?

+2

6

--->> Вне игры

Сезон «Зеркала»
20 сентября, 188 год

[indent] Нессель проснулась от непривычного оживления вокруг себя: в последнее время в их маленькой компании становилось слишком тухло, поэтому, уловив короткое рычание Каллисто, рыжая волчица моментально встрепенулась, мутно захлопала глазами, заозиралась.
[indent] Мятая спросонья щека и растрепанная шерсть свидетельствовали о беспокойной, чуткой ночи. Помимо парадоксального ощущения усталости валькирия осознала, что задыхается. Скосив глаза вправо, она обнаружила источник раздражения: Зольф, развалившись в позе морской звезды и закинув загорелую человечью руку Нессель на шею, тихонько сопел. Разве что слюней не пускал…
[indent] Валькирия уже привыкла, что товарищи в нынешнем облике воспринимают её теперь отчасти тёплой мягкой подушкой, но это была уже совсем наглость. Взъерошившись, точно рыжий ёж, Несс с подрагивающей нижней губой выразительно вцепилась глазами в цепкие зольфовские пальцы, приготовившись пустить в ход гордый амазонский «кусь», но на этой превесёлой ноте её прервали.
[indent] Краем глаза Несса вовремя приметила, как вновь зарычала, всполошилась Каллисто и высоко-высоко дёрнула головой, всматриваясь. Проследив за её взглядом, валькирия удивлённо дёрнула ушами, но осталась лежать на месте, отчасти не придумав, как реагировать, отчасти не веря в то, что на них спустя столько времени действительно обратили внимание. Однако Зольфа волчица таки осторожно тяпнула за лапищу, мстительно улыбаясь его ошалевшим, полупроснувшимся голубым глазам. Прерывая дальнейший поток проклятий и неприличных слов, Нессель нахмурилась, села, неуклюже покачнувшись, и кивнула в сторону Листа и Оливера, внимательно вслушиваясь в то, что говорит незнакомец.
[indent] «Итак, он местный, — отметила валькирия, — видно, к охранникам отношения не имеет, но разгуливает тут вполне себе по-хозяйски. Задаёт вопросы. Любопытный. Самое главное — будет ли обмен ответами взаимный?..»
[indent] Инициативу вести переговоры Каллисто взяла на себя, сразу решив, видимо, взять быка за рога и вытребовать причину, по которой они уже которую неделю наслаждаются солнечными ваннами и отъедают бока халявными пайками. В одном она точно была права — есть места, где с пленными обращаются в разы хуже, так что некие «Древние» были вполне себе прогрессивны, во всяком случае по меркам стайных законов переселенцев. Необщительны — это да, уже другой момент, тут явно дело пахло дрянью.
[indent] — Важнее даже не то, за что мы здесь, — неожиданно для самой себя нагло втиснулась в разговор Несс, — а то, зачем мы здесь. — Встретившись взглядом с Каллисто, она неопределенно мотнула головой, поясняя свою мысль:
[indent] — Информация им, очевидно, не нужна. Судить нас по их законам не стали, равно как и убивать на месте. Вместо этого кормят и держат тут. Для чего-то. — Подняла глаза на Оливера и вызывающе ими сверкнула:
[indent] — Нессель.
[indent] Она так давно ждала кого-нибудь из аборигенов, с кем можно будет нормально поговорить, обсудить ситуацию, быть может, прийти к какой-то договоренности, что у неё язык чесался вякнуть что-нибудь жгучее. Заткнуть валькирию, если она наберёт обороты, было практически невозможно: Несс сама это прекрасно про себя знала и едва умеряла пыл, чтобы не смыть Оливера волной своей словоохотливости. Когда тебя месяц с лишним игнорируют, принимая за эдакого истукана, крайне сложно сдержаться и не выговорить всего, что за это время накопилось.
[indent] Конечно, был риск, что незнакомец, испугавшись женского напора, мгновенно испарится, но… Не этот. Если Несс хоть немножко разбиралась в волках, вряд ли бы он вообще приходил, не имея целью хотя бы элементарное удовлетворение любопытства или попросту борьбу со скукой.
[indent] Однако же, незнакомец говорил с Каллисто, а не с ней. Напирать с вопросами и активно вмешиваться явно не стоило. Поэтому, внеся коррективы в волнующие её вопросы, Нессель благополучно захлопнула пасть. Отчасти в подобной предусмотрительности был виноват Зольф: волчица прямо-таки чувствовала спиной его тяжёлый взгляд.

Отредактировано Нессель (2019-12-10 04:18:28)

+4

7

Оливер внимательно наблюдал за каждым, с его позиции это сделать было достаточно легко - отсюда, с вершины стены, открывался прекрасный обзор на всю арену, что, в общем-то, не было удивительным - когда это место переделывали под манеж, Древние озаботились тем, чтобы с любого уголка можно было лицезреть битву. Кто же знал, что через много лет их традиции и культура придут в такой упадок под давлением Цитадели, и некогда культовое место станет прибежищем для кучки пленников-иноземцев. Какое унижение для гордого аборигенного народа...
- Отношение к пленникам зависит от их ценности, ваша ценность пока что для всех жителей Дискордии стоит под большим вопросом. Ваша судьба сейчас практически висит в воздухе, а вариантов, как можно с вами поступить в дальнейшем - огромное множество. Мнение людей для вас, возможно, не так критично, как мнение сородичей, но северные волчьи стаи питают к вам еще меньше любви, нежели люди, - совершенно спокойно, словно рассказывая о погоде, произнес Оливер, который за прошедший месяц уже успел навести справки обо всем, что происходило на острове. Как никак, он был местным, и с ним охотно шли на контакт другие звери. На руку играла и его принадлежность к Цитадели - никто не хотел ссориться и конфликтовать с большой фракцией, предпочитая просто рассказать новости. С местных мартышек не убудет.
- Вы были обречены стать пленниками как только высадились сюда, предотвратить конфликт с местными было практически невозможно. Вы же волки, должны знать, как обходятся с теми, кто заходит на чужие территории - Дискордия уже давно поделена, и куда бы вы не пошли вы встанете костью в горле тем, в чей дом вторгнитесь. Вас держат здесь, - обернувшись к Нессель, продолжил полуволк, - Потому что не знают, что с вами делать дальше. Вы - сотня голодных ртов, которую нужно где-то разместить, и отдать часть дичи или территорий, а добровольно потесниться не захочет никто. Здесь нет альтруистов, которые готовы вас пожалеть, долгая война убила в местных жителях пацифизм и сострадание, что не играет вам на руку...
На последней фразе, Оливер резко затих и проследил за тем, как по смежной стене прошел один из людей. Он не заметил незваного гостя... впрочем, роли это особой и не играло. До переговоров в пещере Махараджи осталось чуть меньше суток, убийство или нападение на представителя другой фракции сейчас может вылиться в новый большой конфликт, тем более, что арена была нейтральной территорией, на которой в равной степени могли присутствовать и Древние, и Цитадель, и представители дикого альянса.
- Информация им нужна, просто добывать они ее будут иначе. Им нет смысла с вами говорить - ради свободы и спасения жизней вы будете говорить то, что выгодно вам, и умалчивать о том, что может поставить под угрозу ваше дальнейшее существование. Это простая психология, единая и для людей, и для зверей, тратить на это время не станет никто. Суд над вами состоится завтра, в священной обители, и вряд ли решение будет играть в вашу пользу. Цитадель выступает за смертную казнь, за других говорить не решусь, их решение будет зависеть от того, что они увидят, когда Древние активируют Око Времени. Оно покажет все, что скрыто - истинную натуру каждого, его воспоминания, мысли, чувства, как бы глубоко это не было скрыто. Нет более могущественного ментального артефакта, чем Око. Оно не ошибается и, увы, очень часто выносит смертный приговор тем, на ком используется.
Поднявшись, Оливер потянулся, разминая длинные лапы. Сейчас его можно было рассмотреть лучше, чем прежде, и легко было заметить, что чистокровным волком черно-белый, в отличие от присутствующих, не являлся. Прислушавшись, он подошел к краю перпендикулярной стены и бросил взгляд вниз - в заболоченную воду озера. Охраны там быть не могло, разве что кто-то из древних мог накинуть на себя облик крокодила, но даже это было решаемо. Хмыкнув, зверь вернулся обратно в ту же самую точку, где стоял до этого.
- Между делом уточню... а вы сбежать-то отсюда пробовали? У вас же в наличии целых три человека... - плюхнувшись пушистым задом на камень, с ноткой насмешки произнес Ривер. По факту, он прибыл в эти места с вполне определенной целью. Разумеется, отчасти его подталкивало вперед любопытство и желание пообщаться с переселенцами, но то были его личные хотелки, которые никак не были связаны с приказом, поступившим из Цитадели. Ослушаться его он не мог, да и, признаться, не хотел, руководствуясь своими принципами в отношении Древних и их решений.
- Могу помочь вам выбраться из этой ямы, в обмен на маленькую услугу, которая нисколько вас не затруднит. Все, что мне нужно - узнать, кто руководит переселенцами и стоит во главе людей. Вы мне информацию - я вам свободу. Достаточно честный бартер получается.
Дернув ухом, и как-то приободрившись, произнес полуволк, искренне надеясь на то, что его предложение примут. Цитадели, по сути, было все равно, сколько волков шастает по Дискордии, с людьми же ситуация была полярно противоположная. Иноземцы имели при себе кристаллы и могли накладывать на себя морок. Эксперименты, проведенные в лабораториях на трех охотниках, показали, что они способны на те же фокусы, на которые способны Древние и Цитадель, а это вызывало определенный интерес. Люди с большой земли такими атрибутами не обладают, это доказывали сотни кораблей на морском кладбище. Открытие Цитадели все еще было тайной для всего остального острова, и разобраться с этим нужно было как можно быстрее. Ведь если незваные гости обладают такими же способностями, значит, они связаны с Дискордией сильнее, чем сами предполагают....

+6

8

Каллисто так увлеклась новой фигурой, что даже не заметила, как к ним присоединилась Нессель. Неожиданные слова рыжей заставили черношкурую едва заметно дрогнуть, правда это вряд ли кто-то заметил, разве что Зум. Волчица оскалилась на Валькирию, хотя и злилась на себя, что потеряла бдительность. Нельзя, особенно сейчас, этого делать, даже несмотря на то, что в яме сидят вроде как друзья. Нет тут друзей, пора это признать и не забывать. Лист хотела было ответить что-нибудь колкое в адрес Несс, но тут заговорил черно-белый, и бывшая Пожирательница решила прикрыть рот, дабы не пропустить возможно ценную информацию.
Она слушала его внимательно, не перебивала, и понимала, что не ошиблась, когда решила, что им всем тут хана. Слова незнакомца лишь это подтверждали, и, наверное, лучше было бы им всем сдохнуть на своем погибающем Острове, чем топтать чужую поляну и все равно быть уничтоженными. Они так и так умрут, так зачем надо было портить жизнь тем, кто считает это место своим домом?
-У крыс, сбежавших с затонувшего корабля, не было выбора. Так случилось, что ваша Дискордия оказалась первой землей, что попалась им на пути. – Как бы оправдывая себя и других, тихо ответила Каллисто, - мы не завоеватели. Все это – лишь кучка несчастных, которая искала спасения. – До Листа вдруг дошло реальное осознание того, что все они действительно были не более, чем стаей трусливых шакалов, которые побоялись стойко принять смерть в родных краях и попытались спасти свои шкуры. Бросив своих же, они забились в посудины и поплыли навстречу новой жизни. Что ж, получите новую жизнь.
Жалела ли Каллисто, что оказалась в их рядах? Нет, ибо как раз Лист никогда и не отличалась бравадой и честью, так что в ее стиле спасти свою шкуру во что бы то ни стало, а вот большинство прибывших как раз било себя в грудь и утверждало, что они – гордые ребята, которые умирают стоя. Ну-ну.
-Эти? Не смеши, – С презрением фыркнула Каллисто на слова Оливера, кивая в сторону остальной компании. – Лучше бы они превратились в жаб, пользы было бы больше. – Каллисто питала особую ненависть к тем, кто каким-то чудесным образом превратился в человека.
От них не было пользы от слова совсем, скорее, наоборот, они приносили еще больше хлопот, чем если бы остались в своих волчьих обличьях. Чего стоит только один Тарлах, который слетел в катушек. – Попытки к побегу были слабыми. Честно признаться, мы ждем и надеемся на более-менее благоприятный исход. Да и куда нам бежать? Сам говоришь, повсюду – только враги. Ну убежали бы мы от одних, и попали бы к другим? Кто знает, как с пленными обходятся там, - Оливер ясно дал понять, что переселенцам тут не рада ни одна душа, так где же им надеяться на помощь? В этой яме их хотя бы кормят и не бьют, да и бежать особо некуда, разве что к себе домой, на старый Остров.
Когда собеседник вышел из тени, Лист сразу приметила его не по-волчьи пушистую шерсть и смекнула, что новоиспеченный приятель не совсем волк. Собака? А собаки, как правило, водятся с людьми. Тут волчица прикусила язык, подумав, а может не стоит откровенничать с ним? Друзей у них тут нет, и кто знает, не засланный ли этот тип?
-Зачем тебе помогать нам? – Напрямую спросила Каллисто, решив особо не церемониться, - здесь нет альтруистов, которые готовы нас пожалеть. – Вздернув голову, Лист ухмыльнулась, точь-в-точь повторив слова Оливера.
Тут одно из двух – либо альтруисты все-таки есть, либо переселенцы не такие уж и бесполезные, раз их собрались спасать. Так в чем же дело?
-Мартен. Его зовут Мартен. – Пожала плечами Лист. Это все, что она знала про этого лидера, и стоит ли информацию скрывать?
Ей было откровенно плевать, что станет с вожаком людей, а если есть хоть какой-то шанс спасти свою шкуру, Каллисто не может его упустить. В духе своей скотской натуры, она сдаст хоть их всех, если это может помочь ей выжить.

+4

9

--->> Вне игры

Игровой сезон "Зеркала"
20 сентября, 188 год

Маури, наверное, был единственным, кто чувствовал себя в облике человека более чем комфортно - он успел освоиться и привыкнуть к физиологическим особенностям нового тела, и отсутствие шерсти в нынешней ситуации только радовало. В конце концов, они уже месяц сидели под открытым небом, принимая солнечные ванны, и температура здесь иногда доходила до весьма высокой отметки. Человеческая кожа хоть и обгорала, зато не создавала проблем с терморегуляцией. Все же джунгли - не самое лучшее местно для жизни волков, что до этого успели приспособиться к более умеренному климату. Как и Тарлаха, Маури занимала одна единственная мысль - как они умудрились сюда попасть. Они не теряли сознания, их не связывали, не перетаскивали. Олень лишь единожды коснулся каждого из них, после чего перемещение просто произошло, само по себе, мгновенно. Будучи учеником главного артефактолога старого острова, бурый знал о том, что такие фокусы можно провернуть с помощью артефактов. Однако на прежних землях процесс перемещения был заметно иным. Видимо, здешние артефакты были значительно мощнее, что не могло не радовать волка, как бы странно это не звучало. Его не покидала мысль о том, как бы отреагировал учитель, узнав о таком волшебном месте, ведь Тельши жил магией и потратил всю свою вечную жизнь на ее изучение. Странно, что в такие минуты именно мысли о наставнике и удивительных артефактах приходили в голову переселенцу, он ведь все еще оставался пленником и должен был думать совсем о другом. Однако Маури уже попросту не мог прокручивать в голове пластинку, которая за прошедший месяц приелась ему даже больше, чем местная еда с привкусом песка на языке... Должно же быть хоть что-то позитивное в их заточении? Пусть даже это будут просто мысли.

Возможно, Маури тоже присоединился бы к разговору с таинственным четвероногим пушистиком, однако уже в тот момент, когда он собирался направиться в сторону Каллисто и Нессель, его привлек звук. Шесть ритмичных ударов по запаянной деревянной двери, которая была со всех сторон заколочена. Она явно была очень плотной, и не использовалась уже много лет, поэтому иногда поскрипывала и издавала странные звуки. Бурый не обратил бы на это внимание, если бы его не привлек сам звук - удары были четкие, словно кто-то специально отбивал дробь. Кутти собиралась было взлететь и посмотреть, что там по ту сторону, но Маури только шикнул на нее. В присутствии незнакомого черно-белого гостя не стоило выкладывать все карты на стол, а тот факт, что заключенные отправляли на разведку своих спутников, все еще оставался тайной для всех. Подойдя вплотную к двери, и приложив к ней ухо, Маури попытался расслышать, что было там, по ту сторону, но древняя дверь глушила все звуки. Неужели, показалось? Или его тоже постигнет участь затесаться во власти галлюцинаций?

- Эй, - тихо окликнул бурый Тарлаха, что находился ближе всех, и тоже мог слышать стук. - В дверь постучали? Я уверен, что я что-то слышал...
Пытаясь вглядеться в щели, практически прошептал Маури, и именно в тот момент, когда он практически носом уткнулся в дверь, стук повторился. Те же шесть ритмичных ударов, от которых что-то невольно колыхнулось в памяти и подсознании, но переселенец не мог вспомнить, с чем именно ассоциировались эти удары. Отшатнувшись от двери, но закрывая ее собой, чтобы никто, кроме них с Тарли происходящего не видел, волк склонил человеческую голову набок и обернулся к товарищу. Он все еще питал к Тарлаху неприязнь и обиду за те слова, но сейчас они все были в одной лодке, из которой необходимо было выбраться. И сотрудничество - в их общих интересах.
- Не только я это слышу, ведь так? - аккуратно поинтересовался бурый, мысленно надеясь на то, что это - не глюки и не признаки его сумасшествия. Ведь если этот кто-то настойчиво стучит, быть может, он хочет, наконец, поговорить?

+4

10

[AVA]http://s3.uploads.ru/ZpKTF.png[/AVA]

--->> Вне игры

«Он чувствовал себя так, как будто вся его жизнь — сон, и иногда он задумывался:
а чей это сон, и нравится ли этот сон этому человеку?»

«Зеркала»
20 сентября 188 года

Ночью температура опускалась, влажный воздух начинал неприятно льнуть к коже, едва защищенной хлипкими тряпками. Поначалу Зольф всячески старался делать вид, будто жмется к пушистым бокам Нессель непроизвольно, во сне. Через несколько дней бросил это ребяческое притворство, закидывал длинные, до сих пор слегка неуклюжие конечности на волчицу, а как засыпал, так и вовсе мог начать сжимать "в объятиях", как ребенок любимую мягкую игрушку, с той только разницей, что хватка у Багрового была, как у удава, даже во сне.
Быт у пленников был незавидный. Но их все-таки кормили, что уже было неплохо. В рацион входило даже мясо, которое, однако, редко доставалось Багровому. Раз уж он оказался в этом идиотском двуногом теле, то грех не воспользоваться преимуществом людской всеядности, а мясо оставить тем, кого все еще можно называть волком. С фруктами он был уже хорошо знаком, даже привык к их липкой сладости. Но когда принесли какие-то странные коренья и корнеплоды... Зольф, конечно же, стал первым дегустатором, агрессивно вцепившись с громким хрустом зубами в красноватый корнеплод под внимательным и даже немного боязливым (но и не лишенным любопытства и немого вопроса "Сдохнет или нет?") взглядом остальных пленников. От остроты неведомого овоща щипало в носу, да и вкус нового "лакомства" точно нельзя было назвать приятным. Маури и Тарлаху хватило одного укуса, чтоб понять, что пока они не начнут загибаться от голода, подобную дрянь они есть не станут. Старший же рассудил, что ему больше достанется, и с каменной миной жевал корнеплоды и листья, остервенело работая челюстями. Возможно, долетавший до ушей пленников последний месяц громкий хруст повышал их боевой дух... Зольф же для себя осознал, что пускай на вкус "чудо-плоды" и горьки, но вот некое ощущение собственного превосходства разливалось внутри сладостью. Если честно, он даже ожидал, что кто-нибудь оценит силу его духа, но никто не оценил...
Из сна его вырвали самым неприятным образом. Клыки у Нессель были что надо, еще бы чуть-чуть и точно прокололи бы кожу на ладони. Багровый подскочил, пялясь в довольную морду рыжей ошалелыми голубыми глазами, которые казались сейчас даже еще больше, чем обычно. Однако уже через пару секунд они скрылись под навесом густых и угрюмых белесых бровей, мрачно сверкая на фоне обгоревшего лица.
— Еще раз так сделаешь - останешься без зубов. Вытащу. Один за одним, — опасно спокойно, почти даже ласково пробасил хрипящим со сна голосом Зольф, демонстративно разминая пальцы на укушенной руке. Длинные, ловкие, паучьи пальцы. День ото дня он учился пользоваться ими, постепенно осознавая преимущества, которые дает подвижная обезьянья кисть.
Багровый не особо обрадовался незваному гостю, а еще больше не обрадовался тому факту, что в переговоры с ним вступила именно Каллисто. Но, удивительным образом, промолчал и остался слушать в стороне. За последний месяц он как-то слегка разучился разговаривать и привык к молчанию.
— Цитадель выступает за смертную казнь, за других говорить не решусь, их решение будет зависеть от того, что они увидят, когда Древние активируют Око Времени...
Багровый фыркнул, проводя рукой по кое-как обрезанным волосам, топорщащимся в разные стороны. Вряд ли этим ребятам понадобится артефакт, чтобы принять решение... В голове всплыли воспоминания о первых днях заключения, и об инциденте с их пленителями. Расквашенный нос одного из них, сгусти ярко-красной крови на земле. Старший невольно искривил губы в улыбке, задумчиво нащупывая языком щель на нижней челюсти, где когда-то обитал выбитый разъяренными охранниками зуб.
Оскорбление в сторону его нового облика со стороны Листа он проигнорировал, в основном потому, что во многом был с нею согласен. Вернуться на четыре лапы очень хотелось. Хотя, он все же сделал заметку в своей голове припомнить юной особе ее слова в будущем, если та вдруг окажется в ситуации, которая будет требовать его помощи.
— ...Все, что мне нужно — узнать, кто руководит переселенцами и стоит во главе людей. Вы мне информацию — я вам свободу. Достаточно честный бартер получается...
— Откуда нам знать, что ты нас не кинешь, как только получишь свою информацию и мы станем для тебя бесполезны? — тут же взвился Зольф, выступая из-за спин волчиц, уже непроизвольно раздувая широкую грудь, как нахохлившийся воробей...
— Мартен. Его зовут Мартен, — сказала Каллисто. Багровый кинул на нее испепеляющий взгляд, скрежетнув зубами.
На самом деле, сейчас, в данный момент, ему было абсолютно плевать на людей-переселенцев. Он бы продал их всех за шанс выбраться отсюда и встретиться с семьей. Однако свои карты надо было разыгрывать аккуратно. Старший был уверен, что все здесь примерно разделяют его мнение. Кроме Маури, с этой его любовью к двуногому народцу... Кстати о Маури, где его носит?..
Зольф заозирался, щуря яркие подслеповатые глаза. Однако он смог различить фигуры Маури и Тарлаха, внимание которых было очевидно приковано к чему-то более интересному (по их мнению), чем черно-белый незнакомец. Багровый буркнул парочку ругательств, направляясь в их сторону. Им всем хватало Тарлаха с его тараканами, не хватало еще, чтоб и Маури ими заразился.
— Эй, какого черта?..
Послышавшийся стук заставил его резко встать, как вкопанного.

+4

11

[indent] Нессель не нравилось услышанное, однако удивлённой, опечаленной, озлобленной или встревоженной она явно не выглядела: ответы, полученные от аборигена, были донельзя логичны и понятны. Она сама поступила бы так же в недавнем прошлом ради Альянса. Она и сейчас поступит сообразно собственной выгоде, отринув альтруизм, если потребуется.
[indent] Маури, Зольф и Тарлах — всё, что у неё было на данный момент, им она во многом доверяла, ради них готова была пойти на жертвы и уступки, а уж что станется с миром вокруг — Дискордией ли в общем, Каллисто или Осирисом в частности — её не волновало. Волчица не собиралась сидеть и покорно дожидаться своей участи, отдав себя на милость местным властителям, как раз-таки потому, что хорошо понимала их образ мыслей — бесполезно.
[indent] Оливер подкрепил её опасения, рассказав об Оке, политике фракций на этом острове и незавидном будущем переселенцев. А Нессель знала, что увидят в ней на грядущем суде: еще в должности валькирии волчицу не раз изгоняли из стаи, обвиняли в своеволии, неуправляемости, гордости. По словам аборигена, здесь подобное не приветствуется, а с нарушителями разговор короткий: словом, не приживутся тут дикие, взбалмошные ребята с Запада. И, судя по пренебрежительному фырканью Зольфа позади, наставник тоже об этом подумал.
[indent] «Нужно выбираться», — понимала Несс. Но часть её соглашалась с Каллисто: а куда, куда им бежать, и главное — как? На всём острове действуют строгие законы, которым оставалось или подчиниться, или погибнуть. Возвращаться в зону высадки и просить заступничества у людей — не вариант. В общем-то будущее было весьма туманным, но амазонке смерть при попытке побега нравилась больше, нежели позорная казнь по приказу неизвестных субъектов.
[indent] Самое досадное заключалось в состоянии её спутников: здесь Несс вновь с неудовольствием поймала себя на мысли, что её размышления совпадают с мнением Каллисто — три заключённые в морок волчьи души, которым нечего противопоставить, кроме разве что своих кулаков… Им придётся тяжело в любом случае, но бывший лейтенант Альянса, пляшущий на задних лапах, — это совсем унылый расклад. На его боевую поддержку валькирия рассчитывала больше всего.
[indent] Поэтому на злобное сопение Зольфа, адресованное Каллисто, Нессель вяло махнула хвостом и признала вслух:
[indent] — Брось, при желании имя капитана несложно выяснить… А наш абориген здесь от чистого любопытства, не более. К тому же, ты сам слышал, они и так всё узнают без нашей на то воли. Причин же обманывать нас нет — мы и так их «гости».
[indent] Пробурчав что-то непристойное, наставник бесцеремонно удалился, видимо предпочтя компанию двух других собратьев по несчастью прямолинейной девчонке. А Нессель уже без былой бравады, отмахнувшись от едких замечаний Каллисто и сомнительных обещаний о спасении, спросила, обращаясь к Оливеру:
[indent] — Скажи, ты знаешь, как вернуть моих друзей к прежнему волчьему состоянию? Конечно, — добавила она, сама себе кивнув, — можешь предложить свою цену в обмен на эту информацию.
[indent] Копошение Маури, Тарлаха и Зольфа позади неё валькирия не замечала, целиком увлечённая разговором с местным волком.

Отредактировано Нессель (2019-12-20 01:46:35)

+4

12

Голоса. Тарлах щурится, будто слышит их у себя в голове. Он жадно ловит каждую нотку, пытается запечатлеть интонацию, чтобы вспомнить, как сам говорил. А в сердцах мечется. Вокруг столько звуков и красок, только он не может найти свой, чтобы соединиться полноценно с коллегами. Больше всего, он мечтал об улыбке Нессель, спокойствие и твердость во взгляде Зольфа, который изо всех сил пытался не смотреть на него, безразличие защитника-Маури.

Во снах он слышал себя, как первый раз, удивлялся и просыпался. В попытках издать чёткое слово - мычание. "Когда же закончится этот кошмар?", думал он, обреченно прикладывая руки к лицу. Он закрывал его, чтобы проснуться. Но, оказываясь в аллюрном пространстве, с фальшивым небом над головой, окруженный неприступными, серыми стенами, которые уже сделали его жизнь такой же, ему хотелось выть. Знаете, как волчонок, которого оставили на главной поляне, перед несколькими взрослыми, в числе которых и учитель, и родители. Своеобразный суд получается, он жутко его не любил. Наказание отбывать, будучи белой вороной, - одна из невыносимых пыток для него. И сейчас среди товарищей, способных говорить, он - немой. Как бельмо.

Он поёжился, упрек и стыд обдали его своими холодными, гудящими порывами. "Ничего", тихо шепнул себе Тэлл. "Я прорвусь", и не узнал своего голоса. Подернувшись, как от судороги, он ухватил волю в свои кулаки, на выдохе - зашипел. "Сейчас не о себе надо думать", хотя, и тут как посмотреть; его проблема - груз для всех. И если он не разберется в ближайшее время с пропавшим голосом, то не сможет помочь никому, даже Нессель. Раз за разом, думая о них, узник человеческого морока собирался с духом. Но разве этого достаточно, чтобы вернуть себе речь?

Тарлах бросил мимолётно взгляд через плечо. "Опа", хмыкнул он, увидев новую рожу в их небольшом кругу. "Пёс, значит. Ибо я не видел волков с подобным цветом шкуры", сделав нехитрый, даже очевидный вывод, парень буквально вскочил на ноги. Со стороны могло показаться, что он чуть ли не на руках поднялся. Новый обыватель вызвал у него мимолётный интерес и не только по той лишь причине, что с ним тусовалась Несс и черная бестия, которая потроллила его тогда, в ту ночь. Яма, Альянс. Стараясь не зацикливаться на пыльных воспоминаниях, он направился было к ним, как услышал стук.

"Что, мир пытается меня удивить?", скептично подумал Вдохновитель, покорно остановившись. Всё-то не происходит просто так. Появление чужака и этот странный звук явно взаимосвязаны между собой, и вариантов не так много выплывало. Самым оптимальным и предсказуемым было противостояние. Невысокий пёс - одна сторона, а обладатель стука - другая. Или версия об отвлекающем маневре? "Давайте, спросите: стук, ты друг или враг? Посмотрим, как он вам ответит", съязвил он и мысленно ухмыльнулся. "Да нет. Всё не делается так просто", здесь происходило что-то странное, и переселенец напрягался с каждой секундой. Последствия неизвестного звука множились, бегали тараканами в мыслях, а те и вообще взбесились. "Что же это получается? Кто-то хочет нашей смерти? Или все?", могло быть и такое, что пёс имеет прямое отношение к этому. "Он может отвлекать их... Что же это за план такой? Пока он трещит с ними, мы пропадём?", точно отзываясь на его "мы", Маури спешит полюбопытствовать.

Вдохновитель обернулся к нему и кивнул. Один плюс стресса - переключаемость. Всё, что произошло до плена, он не забыл, но не предавал этому большого значения. Вражда с Маури сейчас могла стоить ему жизни, а просьба Несс наладить с ним отношения вновь дала о себе знать. Без голоса трудновато решить даже самую элементарную задачу, если она касается коммуникации.

Когда вскочил Зольф и слишком громко обратился к ним, парень приложил палец к губам и отвёл голову в сторону, не качая, но как бы показывая всем видом, что лучше так не рисковать. Постояв секунд пять, он посмотрел на дверь и, сделав пару шагов к ней, поднял руку. "Если в дверь стучат - не открывай. Вдруг, это знак оттуда. Ха, бред", Тэлл не верил в потусторонние звуки, поэтому решил, что это сигнал. Для них. Он добровольно вызвался проверить источник звука. С опаской, парень припал к вратам боковой частью головы, в частности ухом, послушал, а после, не отрываясь, постучал в ответ. В какой-то миг он отпрянул подальше, почти достиг своих товарищей и замер. "Будьте готовы бежать", на самом деле, неизвестно, что сулил им данный ответ.

+3

13

Оливер, в общем-то, и не рассчитывал на теплую беседу с переселенцами - окажись он на их месте, язвил бы не меньше, а, возможно, и больше. Наверное поэтому, колкие комментарии Нессель были пропущены мимо ушей, но выжить ей с таким подходом будет непросто. Чёрно-белый понятия не имел, в каких отношениях сосуществовали люди и звери на их старом острове, и насколько колким можно было быть на язык, находясь там. Впрочем, единства в их рядах не наблюдалось, возможно именно потому, что дисциплина в рядах отсутствовала. Бросив сочувственный взгляд на Нессель, Оливер дернул ухом.
- Советую подбирать слова осторожнее. Вы уже не у себя дома. То, что проигнорирую я, многие воспримут как провокацию. А для атаки большинству местных большего и не нужно.
Зольф в этом отношении выглядел значительно более рациональным, и вопрос задал хоть и колкий, но достаточно сухой на эмоции, и предсказуемый по содержанию. Какими бы чужаками не были переселенцы, они во многом были похожи на местных обитателей, и мыслили теми же величинами. Быть может, когда-нибудь они и смогут прижиться на этих землях, выбора у них все равно ведь не было. Уплыть обратно они не смогут, Цитадель уже угнала в свой порт все три корабля, а вплавь до прежних земель махнуть - самоубийство. Придется крутиться здесь, а всем остальным придется мириться с тем, что гости никуда не денутся. Рано или поздно все должно как-то нормализоваться и успокоиться.
- В вашей ситуации идти на риск - означает получить хоть какой-то шанс на спасение. Мне нет нужды вас кидать здесь, я не для этого пробирался в логово врага. Так уж получилось, что Древние, в плену которых вы находитесь, для меня точно такие же противники, как и для вас. И когда-то на вашем месте были те, кого я считал друзьями. На данном этапе вашего пребывания, нам нечего делить, да и вы - волки. Как бы это не звучало, к вам я питаю больше симпатии, чем к Древним, которые повинны в гибели многих моих близких. Не вижу причин нам враждовать, но сейчас я - в меньшинстве. Откуда мне знать, что если я помогу вам вырваться из плена, вы не задавите меня числом и не убьете, в отместку за все поступки местных жителей? Я предпочту взаимовыгодное сотрудничество вражде, но я не пойду на риск просто так. Чистый альтруизм не спасет меня от стрелы, которую любой из Древних с радостью пустит в мою башку, знаете ли.
Усмехнувшись на последней фразе, Оливер почесал задней лапой за ухом, и зевнул. На самом деле, хоть переселенцы и не знали, но операция по их вызволению уже началась. Чёрно-белый предусмотрел максимум возможных сценариев, и прямо сейчас, его маленький напарник, орудовал там, куда не сможет пробраться ни волк, ни человек.
- Я хочу помочь своей фракции, вы хотите свободы. У нас общий враг, который одинаково будет косить и наших, и ваших, и поводов ему для этого не нужно. Древние - народ, как ясно из названия, древний. Их культура и образ мысли сложились еще тогда, когда волки не владели мороком. Задолго до нашего появления на свет. К несчастью для всех, с тех пор их традиции практически не претерпели изменений, и их консерватизм, приправленный страхом - бомба замедленного действия. Они никогда не смогут вас принять, это - последняя фракция, от которой можно ожидать хоть какой-то благосклонности или снисхождения. Я не предлагаю вам долгосрочный союз, с большими перспективами. Я предлагаю вам краткое, но, возможно, плодотворное взаимодействие, в результате которого вы обретете свободу, а я получу информацию о человеке, с которым будет говорить уже моя фракция. И да... я знаю, как вернуть вашим друзьям волчий облик, но сейчас они нам нужнее в облике людей. Они выше и крепче, чем волки. Одного из них, думаю, мы сможем затащить на стену...
Последняя фраза была произнесена задумчивым тоном, тогда как сам полуволк начал озираться, в поисках наиболее хорошего места для того, чтобы начать операцию по вызволению. Он находился слишком далеко, чтобы услышать стук, но его несомненно привлекла какая-то движуха около заколоченной двери. Кто бы там ни был - он не сможет открыть ее ни с той стороны, ни с этой. Единственным выходом было бежать через стену, подниматься наверх. Для этого нужна была веревка, и прямо сейчас Элиот копошившийся в ближайших домах и складах, искал ту, что смогла бы выдержать человека. Она должна быть плотная, длинная, и тяжелая. Почти как канат. Ни один спутник такую не утащит, и даже у волка могут возникнуть с этим проблемы, но Оливер был благодарен своему происхождению - в нем выгодно сочетались черты волка и ездовой собаки. Тянуть и тащить грузы было у него в крови.
- Есть ли у вас... еще какая-нибудь информация по лидеру переселенцев? Может, его внешность, возраст? Имена приближенных? Подойдет что угодно, на Золотой Косе сейчас творится черт знает что, в такой каше идентифицировать человека лишь по его имени - задачка не из простых...

+4

14

Когда к ним присоединился Зольф в человеческом обличье, Каллисто невольно отступила в сторону. Ей не нравилось, что волки расхаживали людьми и нормально при этом себя чувствовали. Для Листа это было дикостью, и попали она в эту шкуру – содрала бы ее с себя живьем.
-Даже если кинет, что с того? Или это такая ценная информация для тебя? – Прошипела себе под нос разноглазая, и черт знает, услышал Зольф или нет.
Но он не долго стоял с ними и ушел в сторону Тарлаха, такого же отбитого. Недобро зыркнув деду вслед, черношкурая вновь повернулась к незнакомцу, пропуская мимо ушей сомнительный вопрос Нессель, которую, похоже, облик несчастных волновал больше, чем их самих.
-Они сделают то, что хотят, и слова тут мало играют роли. Мы с Осирисом весьма вежливо общались с местными туземцами и их королевой-птицей, однако все равно угодили в плен, - успела вставить свои пять копеек Каллисто перед долгим монологом черно-белого.
Из его слов стало ясно, что правило «враг моего врага – мой друг» работает везде, даже здесь.
-Где гарантия, что после этого плодотворного взаимодействия ты же не перегрызешь нам глотки? – Усмехнулась Каллисто.
Они были на чужой земли и вокруг были одни враги. Можно ли верить словам Оливера? Конечно же нет. Все ясно дали понять, что иноземцам тут не рад никто, а потому никто не будет с распростертыми объятьями им помогать. Сотрудничество с черно-белым полуволком закончится ровно тогда, когда они станут ему бесполезны.
На последних словах Лист невольно бросила взгляд на волков-людей, что стояли в стороне, и скривила недовольную рожу. Ей что, придется тащить какого-то Зольфа или Тарлаха в облике человека на стену? Перспектива не самая радужная, но стоит отметить, что ради своей шкуры разноглазая совершала и мерзопакостные вещи и похлеще. Ладно, вытерпит.
-У него есть борода, - выпалила первое, что вспомнилось, - и брат. Кажется, его зовут Ро… Роланд, - откуда Лист это знала?
Она много историй слышала, пока сидела под лестницей и стремалась выйти оттуда, чтобы не наткнуться на Тринити. А, так как приходилось держать ухо востро, бывшей Валькирии пришлось слушать абсолютно все разговоры. Но большего она, честно, не знала.
-Не знаю, как остальные, - разноглазая перевела взгляд на Нессель, посмотрела на нее выжидающе, а потом снова направила его на Оливере, - а мы с Осирисом готовы с тобой повзаимодействовать. То, что будет потом, оставим на потом. – Каллисто улыбнулась, то ли дружелюбно, то ли хищно.
Неважно, какие намерения у Оливера и что он сделает с переселенцами, когда вытащит их отсюда. Это будет уже другая история, а пока надо не упустить шанс выбраться из этой дыры и начать игру на выживание.

+4

15

С немым волком, обращенным в человека, сотрудничать сложно. Еще сложнее просто потому, что этот человек - Тарлах. Как бы там ни было, даже спустя месяц заточения, Маури не смог его простить за те слова, да и вряд ли это было кому-то нужно. Для себя он уяснил одно - люди и волки не смогут жить в мире и гармонии. Они не способны просто остановиться и послушать аргументы друг друга. И разница между ними, по сути, не такая уж и значительная. Вот только объяснять это, в очередной раз, волк не собирался. Что одни, что другие, смотрели на возможное сотрудничество со скепсисом, и, как бараны, упирались в невозможность такого исхода. А тем временем, судя по всему, на этих землях взаимодействие людей и зверей было на несколько ином уровне, а это играло не в пользу переселенцев. Принцип "разделяй и властвуй" никто не отменял. В конце концов, сейчас они и так были разделены, и враг этим явно пользовался, приступив сразу ко второму пункту в несложной схеме. Тарлах не хотел этого понимать, а Маури не собирался сотрясать воздух, но самоуверенность товарищей ни к чему хорошему их маленькую группу не приведет. У них, как у беженцев, было всего два варианта - погибнуть, или отстоять свое право на жизнь. Вот только отстаивать его нужно было всем вместе. Только так можно было противостоять огромному количеству местных жителей. В противном случае, они перевесят числом, и уже никакая магия, или воля к победе, одержать её не помогут.

Стук повторился, и Маури подался чуть вперед, пытаясь принюхаться, но это ни к чему не привело. При всей практичности человеческого тела, обоняние - явно не самая сильная его сторона. Вопреки всем стараниям, бурый не улавливал ничего, кроме вони, исходившей от плесени и грязи, которая проела дверь практически насквозь. Казалось бы, это должно было облегчить им задачу, снизив прочность досок, но дверь была умышленно заколочена и перекрыта свежими бревнами. Враги предусмотрели все, что могли, кроме одного - у переселенцев, как оказалось, тоже были свои фокусники. Неожиданно по ту сторону стены раздался какой-то шорох, а затем в тонкую щель между дверью и каменным полом, протолкнули лист бумаги. Он уперся в густой и плотный песок, помялся, но никакого эффекта более не произвел. Он не взорвался, не превратил никого в сапог, не поразил их болезнью и не убил. Во всяком случае, пока что. Однако подбирать его Маури не спешил. Тарлах уже поэкспериментировал, подобрав какую-то дрянь и обратившись в человека. Визуально эта штука была похожа на обычный, желтый папирус, сложенный в четыре раза. Именно в этот момент к ним, собственно, и подошел Зольф. Кинув на него растерянный взгляд, Маури кивнул на лист бумаги.

- Что думаешь? Попробуем? - осторожно и тихо, чтобы их никто посторонний не расслышал, бросил бурый. Тарлах, который вслушивался в постукивания, в этот момент мог услышать три ритмичных удара, будто кто-то отвечал таким образом на слова Маури, обращенные к сокамерникам. Лист действительно опасным не выглядел, но кто знает, какие причудливые формы может обретать местное оружие или артефакты. Стоило быть осторожнее.

+3

16

Оливер особо и не старался заполучить доверие пленников - как ни крути, а правда была жестокой, и волки для него были такими же врагами, как и сами Древние. Просто в нынешней ситуации они были... несколько меньшими врагами, нежели их пленители, насолить которым было священным долгом полуволка. Переселенцы сейчас, всего навсего, были самым удобным способом это сделать. И самым болезненным. Их дальнейшая судьба Оливера не волновала. По правде говоря, он готов был мириться даже с их пребыванием. Дискордия была достаточно большой, чтобы уместить на себе еще с десяток таких кораблей, набитых беженцами. В войне Древних, Цитадели и Альянса, огромное число местных жителей сгинули навсегда, освободив место для новых поколений, которые не спешили появляться на свет в таких огромных количествах. Поэтому кучка новых жителей вряд ли могла всерьез пошатнуть баланс сил или экосистему Дискордии, истребить их было обычным дело принципа.

Для Древних это был способ самообороны, для Цитадели - перестраховка, а для Альянса... банальное уничтожение конкуренции. Сейчас эти земли можно было назвать, воистину, рогом изобилия. Дичи, а также растительности, фруктов и ягод, было достаточно для того, чтобы местные жители отъедались вволю. И делиться этим никто не желал, тем более с теми, от кого проку было мало. Переселенцы не умели работать в команде, они ненавидели даже друг друга, и готовы были продать своих же товарищей за кусок мяса. Оливера удручало это зрелище. Одинокий писк переселенца утонет в гомоне местных голосов. Вместе они, хоть и выглядели жалко на данный момент, могли превратиться в силу, с которой стоило считаться. Не все на острове были довольны текущим режимом. Они могли бы стать опорой и поддержкой беженцев, вот только сотрудничать с горсткой волков никто не станет. Ибо горстка ничего не изменит, и, в случае опасности, не сможет дать отпор. Ни один из местных, если он дорожит своей шкурой, не станет ею рисковать ради призрачной надежды. Свои шансы на выживание и волки, и люди, сами зарывали в землю. В конце концов, все переселенцы были союзниками в одном единственном желании - спокойно жить на этих землях и не вздрагивать от каждого шороха, не шарахаться от местных и не скрываться в каждом овраге. Этого хотели если не все, то большинство, но истребление собственных союзников продолжалось. Враждуя между собой, переселенцы сами себя уничтожали. Ни Древним, ни Цитадели, даже не нужно было предпринимать действий, ибо гипотетическая угроза скоро попросту исчезнет. И Каллисто только что приложила к этому лапу. Пусть ей и было все равно, переселенцы-люди были единственными, кто мог помочь им, прикрыть их, или объединить усилия. Цитадель уже наносила удар по Золотой Косе, и могла сказать одно - тот, кто руководил беженцами, был воистину умен и справедлив. Это была ключевая фигура, хорошая. Король на шахматной доске. Его уничтожение неизменно уничтожит и самих переселенцев, ведь не будет больше того, кто смог бы связать враждующие лагеря воедино. Пожалуй, Каллисто и сама не предполагала, насколько полезную информацию сейчас озвучила. Никто не предполагал, что у лидера людей есть брат. А родственники, как известно, лучший ключ к манипуляции и шантажу. Впрочем, несмотря на важность этой информации, Оливер и ухом на нее не повел, всем своим видом демонстрируя, что ничего интересного или важного он не услышал.
- Чтож... меня интересовали несколько иные вещи, но это - лучше чем ничего. Уговор есть уговор, я свое слово также сдержу. Нападать на вас мне нет смысла, если бы я хотел вашей гибели - бросил бы здесь умирать. К тому же, вас значительно больше, а численное преимущество - весомый аргумент в вашу пользу. Я смелый, но не безумный, чтобы нападать на тех, кто заведомо сильнее меня. Если бы я хотел погибнуть, поверьте, я бы точно не отдавал свою жизнь кучке незнакомцев, а выбрал бы иной путь. - отойдя на некоторое расстояние, Оливер принялся медленно и тихо обходить стену по всему периметру. Он искал что-то, что могло помочь его замыслу и облегчить процесс вытягивания переселенцев из той задницы, в которую они попали.
- То, что Древние вас не послушали - скорее всего, не правда. Не знаю, с кем вам довелось встретиться, однако я знаю лишь одну "королеву-птицу", и она далеко не глупа. Ваши слова, скорее всего, были услышаны, но ее голос - далеко не самый важный и значимый, чтобы он мог определить вашу дальнейшую судьбу. Древними, как и волчьей стаей, руководит вожак - Асита. Его величают Справедливым, но справедливости в его поступках и словах не так уж много, да и понятие справедливости у него весьма искажено тем обществом, в котором он вырос. Он не станет принимать поспешных решений, и если бы он хотел вас казнить - сделал бы это еще в день вашей поимки, а не дожидался бы суда ради того, чтобы вынести желаемый вердикт. Он думает, что поступает с вами честно и справедливо, предоставляя вам возможность получить оправдание в Святыне, вот только приговор вам давно уже вынес простой народ, и против его воли он пойти не сможет, даже если захочет. Асита - заложник своего статуса. Тот, кто носит корону, но скован по рукам и ногам волей своего народа. Древние - чертовски прямолинейны и тупы в своих убеждениях. Стадо баранов, которыми руководит старый, безвольный лев.
Найдя нужную точку, с которой к нему не смогли бы подобраться охранники, Оливер бросил взгляд вниз. Отсюда, если перелезть через стену, можно будет спрыгнуть в воду. Правда, там наверняка уже притаилась парочка крокодилов, и нужно будет их чем-то отвлечь. Идей было мало, но они все же были. Оставалось надеяться, что переселенцы не станут мешкать и тупить, ведь от их поступков напрямую будет зависеть успех этой операции и то, как много шума они в итоге наделают.
- Ждите здесь. Я вернусь, и моргнуть не успеете... - с этой фразой, первая часть которой попахивала издевкой, черно-белый прошмыгнул в ту башню, из которой, собственно, и пришел. Убегать он не собирался, но без подручных средств взобраться наверх будет чертовски тяжело.

+5

17

Вот он, момент неожиданности. Тарлах весь трясся, готовый не то отвечать (невпопад тараторить, скорее), не то отчитываться. Неуверенность, граничащая со страхом оказаться неправым. Он забыл, что такое предвкушение. Вернее, всегда был уверен, что знал правильный ответ. А теперь его колбасило, он жаждал подсознательно и признания, и расправы одновременно. Сердце совсем уж измоталось, его неугомонный ритм напоминал частое дыхание, и парень даже задержал его, чтобы убедится в обратном. Как раз-таки оно было тяжелым, еле слышным, хриплым, и легкие точно работали не наружу, а во внутрь, создавая неприятное, всепоглощающее, удушающее чувство. Ему стало тесно внутри себя. Он стоял впереди всех, готовый взять весь удар на себя. Если бы Нессель слышала его мысли, то сильно б обиделась: он желал смерти во благо других, только говорило в нём совсем не благородство, а безумие. Он трясся, как от боли, что обрушилась на него наистрашнейшим градом, и готов был пойти на всё, что угодно, лишь бы освободиться. Шорох. Всё резко подскочило, голова закружилась от такого скачка. Неровный, холодный выдох. Перед ним на земле лежал клочок бумаги.

"Я чуть не сдох", прошипел в мыслях переселенец, издавая звук похожий на "пшшшфууу", шипящий, усталый, непонимающий и обреченный выдох. Он ожидал, что ему постучат по голове изнутри, кинут нож, взорвут землю под ногами, убьют изнутри, взорвут сердце - всё, что угодно, но не такого невинно-хитрого хода. После неудачной попытки использовать кристалл, Тарлах не горел желанием прикасаться к вещи. Также он хорошо подметил напряжение Зольфа и Маури: те тоже не дураки. Любая глупость могла стоить им всего. Только отличие их от него заключалось в том, что южанину было плевать на жизнь свою. Он знал, что при любой возможности от него избавятся. Нет, совсем не Нэсс, но её мнение против большинства вряд ли сыграет какую-то роль. Он помотал головой. "Вы желаете мне смерти", внутренние бесы совсем уж разгулялись. А то, ведь возможность прямо перед ними! Что этот клочок бумаги? Равен ли он действительно бомбе? Или это всего-навсего послание?

Парень смотрел перед собой. Он вслушивался в возможные шаги по ту сторону, кинул взгляд в сторону, где была Несс и Каллисто.
Странный пёс исчез. "Я готов поклясться, что тот тип связан с этим. Не может быть такого, чтобы нас хотели спасти двое одновременно", Вдохновитель еще не поехал окончательно крышей и осознавал, что расстояние между ними было не малым, и пёс даже при большем желании не смог бы оказаться в двух местах одновременно и подсунуть записку. Тарлах не рассчитывал на послание судьбы. Но с этой безделушкой явно что-то надо сделать. Им бы палочку какую-нибудь или...

Он обернулся к Маури и кивнул на Кутти, его птичку, а потом жестом указал на верх стены. Повторив свои манипуляции, он добавил к ним символ взгляда: указательный и безымянный палец подвёл к глазам, а потом совершил движение сверху вниз, что означало разведку. Птица должна была взлететь и посмотреть, кто же подложил эту вещицу. "Надеюсь, ты поймёшь меня правильно", подумал он. Со Сталкером разговаривать жестами бесполезно, тот кидал одни насмешки и явно не врубался. Надежда целиком и полностью пала на чужую птичку. Посмотрев на Зольфа, он покачал отрицательно головой и скрестил руки на груди. "Лучше нам не трогать вещь, пока не узнаем, кто её владелец"

+2

18

[AVA]http://s3.uploads.ru/ZpKTF.png[/AVA]
Когда Роджер, выпрыгнувший откуда-то, как черт из табакерки, подскочил к загадочному листу бумаги, протоптавшись неспокойными лапками возле него и уже потянувшись любопытным клювом, Зольф гаркнул:
— НЕ СМЕЙ!
Ара подскочил на месте, взъерошив все перья дыбом. Голос у Багрового, как всегда низкий, зычный и выразительный, хлестанул находившихся рядом по ушам, как удар хлыста, но при этом был не настолько громким, чтобы встревожить их пленителей. Определенно талант. Тарлах, с его яростной жестикуляцией, призывающей заткнуть пасть, мог не волноваться.
— Твоя мамаша часом не была сорокой? Или, быть может, безмозглой курицей? — уже тише, но с гораздо большим ядом в голосе зарычал-зашипел Старший, с такими анималистичными нотами, которые не смог бы выдать любой настоящий человек. — Один молодчик у нас уже успел тут пощупать то, что щупать не следовало, не стоит повторять его подвигов!
Роджер не стал, как обычно, мутить воду и молча принял взбучку, что для него было нетипично. Пригладил перья, смущенно пошевелил крыльями и отпорхнул подальше от бумаги, слегка встревожив легкий листок воздушным потоком.
— Что думаешь? Попробуем?
На этот раз Старший не шипел и не рычал, издал какой-то мычащий бычий звук и так же по-бычьи качнув головой, словно бы и вовсе отметая человеческую речь. Белесые брови сошлись на загорелом, обсыпанном веснушками лбу еще сильнее, что казалось бы невозможным. Складка между ними была уже скорее не складкой, а настоящим рвом.
— Наш новый знакомый точно не походит на тех, кто любит писать любовные послания... Наше племя такими штуками тоже не промышляет...
Голубые глаза наконец-то обратили свое внимание на мельтешение на периферии взгляда, где стоял Тарлах. А тот не просто размахивал руками во все стороны, и даже слюни не пускал! Делал удивительно осмысленные жесты, которые мозг Зольфа с легкостью переваривал.
— А ты смотри-ка, наш местный дурачок еще не лишился остатков мозгов... Молодец, так держать, — протянул Багровый, с хрустом почесывая бородатую челюсть. Насмешка в голосе перемешивалась с легким воодушевлением, право и не понятно, что делать: сердиться на него за то, что "насмехается над убогими", или порадоваться.
Старший кинул взгляд на Роджера, а затем на маленькую пташку Маури.
— Твоя подружка лучше подойдет для разведки.

+3

19

«…все эти тела преходящи, а воплощённая душа вечна, неразрушима и неизмерима; поэтому сражайся. […] …исполняй свой долг, отбросив привязанности и став равным к успеху и неудаче».
Махабхарата. Бхагавад-гита. [2:16], [2:48]

[indent] Ей посоветовали вести себя тише. Ей это не понравилось, но на рекомендацию, сказанную в наигранно дружелюбном тоне, уже отвечать не было желания: Несс остыла, да и не хотелось ей спугнуть какого-никакого союзника. Волчица молча поджала губы, глаза опасно полыхнули красным, но свет тотчас померк: она вслушалась.
[indent] Даже после длинного монолога аборигена валькирия всё же пребывала в сомнениях, но окончательно её убедил последний аргумент, брошенный Оливером уже как будто невзначай: он может вернуть её товарищей в их изначальный облик. Пускай Несс мало знала о семействе Дискейнов и была не уверена, как отнесутся к подобному сотрудничеству остальные, но предполагала, что всё равно сможет чем-то отплатить за услугу, а дееспособные друзья сейчас важнее. Хотя она и переживала о возможных последствиях, необходимо было расставить приоритеты.
[indent] — Не знаю, как остальные… — исподволь начала Каллисто, встретившись с Нессель разноцветными глазами. Те опасно светились. К ним мало было доверия. Но рыжая амазонка коротко кивнула: да, она будет сотрудничать.
[indent] «…но осторожно и не подставляя других», — мысленно добавила она, вспомнив про Тельши, существование и способности которого раскрывать было нельзя, даже если последний раз его видели на старом острове. Взгляд волчицы быстро скользнул к Маури, который знал об артефактологе столько, что хватило бы откупиться от местных с лихвой. Но он никогда на такое не пойдёт. И Несс начинала понимать почему. Сейчас её главный враг — неосмотрительность.
[indent] — Не знаю, какими методами ваши лидеры будут действовать, — добавила валькирия, тщательно отмеряя слова, — но не торопитесь разбираться с капитанами. Они не просто сердце Гильдии, но многое умеют и знают, иначе бы мы не доплыли до этого острова. Например, я видела, как один из них лечил товарищей. Как знать, вдруг такие навыки бы пригодились. Никто не застрахован от неизвестных болезней, а талантливые медики — большая редкость.
[indent] Услышав подробности про их пленение и предстоящий суд, Нессель не сдержалась и скривилась: как давно это было и как знакомо. Она уже и не знала, со всем её опытом, что тогда было лучше — твёрдая фюрерская лапа или сезонные лидеры южан, которые гибли, поддавшись веяниям народным. Все в итоге оказались на кораблях, а их родина и близкие — уничтожены. И ради чего? Оказаться на этом забытом богами клочке земли наедине с враждебными аборигенами?..
[indent] «Именно поэтому нельзя сдаваться, — напомнила себе амазонка, провожая взглядом уходящего Оливера. — Нужно сберечь всех, кто остался. Кого смогу».
[indent] Она вновь обернулась к друзьям и только сейчас поняла: что-то не так. Слишком оживлённо было на их клочке земли. Они совершенно не обращали внимание ни на самопровозглашённого спасителя, ни на Каллисто, ни на Нессель.
[indent] Когда валькирия неторопливо к ним приблизилась, до неё долетели насмешливые слова Зольфа:
[indent] —…наш местный дурачок ещё не лишился остатков мозгов… Молодец, так держать.
[indent] Несс с укором взглянула в эти прозрачные, смеющиеся глаза и совсем по-кошачьи, успокаивающе потёрлась головой о ногу онемевшего Тарлаха.
[indent] — Ты полон энтузиазма, я смотрю, — ворчливо заметила волчица и перевела взор на Маури:
[indent] — Что случилось? Чего он так радуется?

Отредактировано Нессель (2020-02-03 09:44:21)

+3

20

Дослушав Оливера до конца, Каллисто окончательно убедилась в том, что с дисциплиной у местного населения, по крайней мере, у некоторых его слоев, все чертовски плохо.
-Лидер, руководствующийся волей народа? – Скривилась Лист, но ее вопрос остался без ответа, так как новый знакомый уже убежал, правда, обещал вернуться.
Разноглазая таких лидеров не признавала напрочь. Он может быть каким угодно – мягкотелым или деспотом, но то, что только его слово будет последним – закон. Это понятие надежно засело в голове волчицы, ведь она была выращена Валькириями, воспитана Легионом и укоренена Пожирателями смерти. Всю жизнь она прожила с четким правилом – предводитель сильнее всех и ему нужно подчиняться, какими бы сумасбродными ни были его решения. Либо бросай вызов, либо вали, либо прислуживай, но никак не ослушивайся, зная, что тебе за это ничего не будет. Такую политику разноглазая презирала, и ей вдруг стало тошно от того, что они с Осирисом выслуживались перед этими туземцами с курицей во главе. Но прошлого не воротишь, зато теперь, встреться она еще раз с этими Древними, разговор будет совсем иным.
Нессель же тем временем попыталась реабилитировать гильдейских предводителей, назвав их якобы положительные качества. На это разноглазая лишь закатила глаза и отвернулась, чтобы рыжая этого не заметила.
-О, Варга, какая им разница, насколько эти люди – прекрасные лекари? Есть установка, что мы – враги, и неважно, насколько наш народ может быть им полезен. Лучше свой никудышный врач, нежели отличный, но чужой. – Ответила разноглазая Несс, правда та решила отправиться к своим друзьям.
Каллисто же осталась на месте, в ожидании Оливера, который обещал вернуться. Она оглянулась, выискивая взглядом Осириса, однако он по-прежнему находился у дальней стены и не проявлял интереса к происходящему. После произошедшего легионер ушел в себя, замкнулся и ни с кем не делился своими мыслями, в том числе и Каллисто. Однако бросать его она не собиралась, ведь сын Амона был единственным, на кого ей не наплевать. Когда-то Осирис брал ведущего на себя, теперь это сделает Лист. В конце концов, ей нужно как-то искупить вину.
-Может, ожидания напрасны? Ты повелась, как наивный щенок, - фыркнул где-то за ухом Зум, явно недовольный, что были приняты правила игры этого черно-белого.
-Заткнись, Зум, - резко рыкнула Лист, - я не слышала от тебя альтернативы, так что помалкивай. – Черношкурой не нравилось, когда крыс влезал, а уж тем более осуждал принятые ею решения.
Разноглазая привыкла решать все самостоятельно, ни с кем не советуясь, а потому изрядно бесилась, когда ей говорили, что она сделала что-то не так. Однако Зум пропускал ее колкости мимо ушей и все равно оставался при ней, и, вероятно, когда-нибудь Лист скажет ему за это спасибо.
Присоединяться к компании пришибленных Каллисто не спешила, издалека наблюдая за странным сборищем.
-Мне посмотреть, что там? – Снова подал голос крыс, видя, что волчицу заинтересовал Зольф и его окружение.
-Нет, - немного подумав, ответила бывшая Валькирия, - много чести. – Ей было не настолько интересно, чтобы засылать туда Зума.
Еще немного потаращившись на них, Каллисто перевела взгляд на стену, где скрылся Оливер: вроде, он вот-вот должен вернуться.

+3


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Арена четырех поединков