24

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления августа:
20.08.2018
Всем игрокам, участвующем в сезоне, в профили установлены таблицы способностей и подарков.
17.08.2018
Полностью обновлена система артефактов.
06.08.2018
Стартовал игровой сезон "Ветер Перемен".
Обновления июля:
18.05.2018
Игровой сезон завершился, стартовала Перекличка!
Обновления мая:
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Ветер Перемен"

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Подземелье » Дикие земли


Дикие земли

Сообщений 1 страница 20 из 101

1

http://satirics.net/d/img/bcc5280d1ba50cf8deda.pngДолина СинисПервобытное, обросшее зеленью место, где древний лес сменяется опушками и открытым пространством. Орбецины, как и привычные волкам хищники, сюда не заходят. Плющ обвивает деревья змеей, растительность владеет каждым пятачком земли, валежник, кору, почву и скалы: все покрывает бархатистый мох. Каждый уголок пропитан жизнью. Сверху пробивается сияние кристаллов, и свет становится весенне-золотым. Воздух, свежий и проникнутый ароматами леса, издалека мерещится цветным, голубоватым, здесь много прозрачных ручьев и небольших речек, но при всей благодати, вы не найдете живых существ. Вся пища — это ягоды, растения да коренья, но это место имеет и другую особенность: тут происходят магические аномалии. И к тому же, нет никакой гарантии, что Дикие земли безжизненны так, как кажется на первый взгляд.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Месторасположение неизвестно

Отредактировано Game Master (2017-07-05 21:41:22)

+2

2

Этот сон был более странным, чем что-либо, происходившее с Солеем наяву. Гулкий грохот далеких шагов приближался,
заставляя его шерсть вставать дыбом, словно по ней пробегали электрические разряды. Волк различал черный луг и звездное небо над головой, которое в один миг застлал огромный волчий силуэт.
Солей с трудом вспоминает, что происходило минуту назад; появление Амонкиры путает мысли до безобразия. Кажется, богиня чего-то ожидает.

0

3

--->> Вне игры

В сонном царстве теней
Глазам было больно. Веледа упрямо отказывалась моргать, уставившись себе под лапы, и небыстро тащилась за старым Зориаком. Еще с самого утра она чувствовала себя не в своей тарелке; всякий раз, стоило прикрыть веки, инквизитору мерещилась всякая дичь. Инсомния настигала, но в этот раз не накрывала волной, а настойчиво дышала в спину, словно ожидая, когда волчица сдастся. Первый день пути прошел относительно спокойно: волки оторвались от нянек и доброжелательно настроенных фонтанчиков заботы, выдвинувшись в наверняка опасный путь. Веда и сама понимала тревогу Ордена. Новообретенные вожаки разом срываются в странную экспедицию - разве не так начиналась абсолютно каждая катастрофа, настигающая подземную стаю? Будь Веледа более суеверной, сейчас бы её лапоньки дрожали от страха, а не приминали жухлую, почти безжизненную траву, побежденную плотным покровом мхов; инквизитору было плевать на роковые закономерности. Инквизитор для того и существует, чтобы разрушать цепочку гнетущих событий и вырывать у судьбы теплые куски.
Моргнула, не сдержалась, когда от неловкого шага Зориака в глаз белошкурой отлетела песчинка. И в тот же миг её окутал мягкий поток несущейся вперед толпы странных, изодранных белесых фигур. Веледа остановилась как вкопанная, силясь взять себя в лапы, и через несколько мгновений вновь таращилась на две матерые морды, которые, обернувшись, с беспокойством на неё взирали. Видимо, инквизитор в тот момент издала странный звук, но это же не повод снова с ней нянчиться!
- Все под контролем, - процедила Веда, ускоряя шаг и поднимая голову. Она вырвалась было вперед, но убавила скорость и поравнялась со Свабу. - Куда бы нас не занесло, все стремится туда, - изрек инквизитор довольно туманно, однако голос её больше не дрожал.

Отредактировано Веледа (2017-07-23 12:32:50)

+8

4

Свабу сощурился, всматриваясь в бесконечную зелень леса. Трава… кусты… мох… еще раз мох… чертовски много мха. И больше ничего интересного. Это место могло похвастаться только тем, что дремучестью, дикостью и нетронутостью своих земель, дало было сто очков вперед остальным закоулкам подземелья.
Есть ли здесь вообще жизнь? Чуткие звериные уши не слышали птиц, и даже острый волчий нюх не мог выследить зверьков. Ступая по земле, пружинистой от растительности, наполненной влагой и жучками, Свабу не мог отвязаться от ощущения, что они – первые волки, которые зашли в этот лес. И уж точно первые орденцы. Трудно было сказать, заглядывали ли сюда орбецины, но территории их кланов остались далеко позади, и до сих пор магистр не обнаружил ни единого признака обитания хвостатых.
Они шли в тишине. Мшистый настил губил звуки шагов, лишь изредка под лапами жалобно потрескивали веточки. Но им не требовалось скрываться. Никого здесь не было, кроме двух матерых волков и белошерстого инквизитора.
У Свабу было время подумать. Ему не оставалось ничего, кроме как развлекаться внутренними монологами, потому что пейзаж начинал докучать своей однотонностью. Он был каким-то чересчур зеленым, нефритово-малахитовым. Чересчур влажным. И чересчур одиноким.
«Правильно ли сделали мы, что сюда поперлись? Правильно ли сделал я, что позволил Веледе прогнать ту соляную шайку?» - он терзался этим до сих пор. – «Их легенда… в бытность капелланом, легенды имели для меня большое значение. В каждой сказке – доля правды. Могла ли та легенда помочь? Во всяком случае, это уже не имеет разницы. Молодежи не нравилось, что все решает магистр, я дал им право выбора – и они выбрали прогнать орбецинов прочь. Но мне их почему-то жаль. Надеюсь, эти… эти колья… не убьют их так быстро, как я думаю. Хотя, если бы у меня в спине торчали такие штуки, я бы предпочел умереть».
Когда с бедняги Зориака спала горячка, в том, что его товарищи выжили, не осталось никаких сомнений: первородный смог ясно описать, что те перенеслись вместе с логовом. А вот куда – оставалось выяснить. И выяснить это решили вожаки. Не всем пришлась по нраву эта идея, особенно Алериону, однако разве у них был выбор? Их богиня кричала, звала. И звала не кого-то – звала Веледу. Свабу не мог отпустить ее одну. Так они и оказались здесь, втроем: посреди кустов, деревьев и нефритово-малахитовой зелени.
«Оставили стаю… взяли и оставили…» - вздох. - «Если в наше отсутствие что-нибудь случится, я точно себя не прощу. С другой стороны, нас есть кому заменить. Есть Райна. Но, если в наше отсутствие что-нибудь случится, мы точно не имеем права вернуться с пустыми лапами».
Больше всего он боялся, что их затея не будет иметь результата. И одновременно пекся о стае, как наседка о яйце, потому что не мог позволить Ордену – своему дорогому детищу – пропасть под натиском орбецинов.
«Длиннохвостые чудики… только скажите мне, что это волки. Злые, как собаки. Или как их пауки. Кстати, как им удалось приручить пауков? Боюсь, если кто-то из наших попытается провернуть этот фокус, то пойдет на обед. Но, наверное, я могу понять их злобу. Я бы тоже был злым, если бы нормально ужинал раз в пару недель».
Он надеялся, что его подопечные не ввяжутся ни в какую заварушку в отсутствие лидеров. Иначе он им таких затрещин вставит… обязательно вставит! Но потом. Когда вернется.
«Орбецины хотят кушать, и мы тоже хотим кушать. Какое совпадение. Возможно, нам придется делить с ними земли. Но дело в том, что часть из них с радостью бы нас уничтожила. И с этим нужно что-то делать. Например, прийти к компромиссу. Иначе нам придется использовать их хвосты, как воротники».
Неспешное переливание мыслей в черепной коробке, прервал невнятный возглас Веледы. Свабу обернулся, смотря на инквизитора с непониманием и беспокойством. На самом деле, непонимание – сильно сказано. Он знал, что происходит. И потому волновался.
- Ты…
Она не дала ему договорить. Сказала, что все в порядке и зашагала вперед резвее, не хотела быть обузой, не хотела терпеть на себе почти отцовские взгляды стареющих волков, готовых в любой момент прийти на помощь и присмотреть, если она вновь провалится в эфирилий. Поравнялась с магистром. Свабу хмыкнул.
- Этот лес когда-нибудь кончится? Правильным ли мы идем путем? – он решил не показывать своих переживаний, сделать вид, будто ничего и не случилось. Говорил тихо, задумчиво, смотря вперед, на переливчатый свет кристаллов, пробивающийся сквозь бирюзовую дымку. Потолка не было видно за ветвями и листвой. Только лучи, весенне-золотые, падающие с того, что должно было быть небом. - Этот лес… совершенно мертвый. Ты чувствуешь ветер, запахи? Я - нет. Не удивлюсь, если мы отсюда выйдем и добрые птички скажут нам, что время здесь вообще не идет. Но, учитывая мой возраст, это было бы неплохо, старость - все-таки неприятная штука... - Свабу усмехнулся, на пару секунд обернулся к спутнице, смотря с улыбкой, но глаза горели грустно. Затем стал серьезным. - Надеюсь, мы найдем хоть что-то, Вед. Или кого-то. Арашу не может звать тебя просто так.

+6

5

--->> Вне игры

Начало сезона: "В сонном царстве теней"

Сердце колотилось о рёбра так сильно, словно собиралось проломить костяную клетку и умчаться прочь. Зверь судорожно хватал пастью воздух, которого казалось мало - ноздри трепетали, хриплое дыхание словно разрывало барабанные перепонки своим шумом. Всё это Мкаа то ли снилось, то ли происходило наяву. Кто-то шёл, кто-то огромный. За ним? Это пугало, ведь шаги грохотали где-то совсем близко. От этого белая шерсть амонкирита становилась дыбом, а сам он метался, не зная, куда ему деться, лишь бы неведомый кто-то не настиг его, не нарушил личное пространство.
Чёрный луг кажется волку пустынным, а звёзды на не менее чёрном небе холодно смеются в разноцветные глаза Солея, словно насмехаясь над ним, над его беспомощностью и тем, что бежать волку особо и некуда. А когда небо заслоняет чей-то огромный силуэт, Соль вздрагивает крупно, пятясь назад, хотя воспалённых мыслей касается догадка о том, что силуэт этот везде - и спереди, и сзади, и сбоку, и сверху. Возможно, посмотри разноглазый себе под лапы, то и там бы увидел то, что повергло бы его в первобытный ужас.
И уже минуту спустя хищник мотает лобастой головой, пытаясь отогнать от себя смутные воспоминания о том, что произошло только что. Я спал? Как так? Может ли быть так, что амонкирит просто потерял сознание? Или он всё это время в сознании и оставался? Что же произошло с ним? Видение? Образы?
И теперь только зверь понимает, осознаёт, и лапы подкашиваются, и тело бросает в чёрную землю в почтительном поклоне. Амонкира снизошла к нему, смертному, он не смог бы перепутать свою Богиню ни с кем другим. Она была прекрасна, она была ужасна, она была всепоглощающая. Но почему Богиня здесь? И где находится это самое "здесь"?
Молчание тяжким бременем ложится на плечи Солея. Он не знает, что заставило божество спуститься в мир смертных.
Или мне это лишь снится?
Соль не знал, находится он в мире забвения, или же в мире бодрствования. Явление Амонкиры задачу не упрощало - идол мог явиться как во сне, так и вне его пределов.
- Моя Богиня... - Прохрипел охотник, едва не взрыхливая собственным носом землю пред Её лапами. Не стоило смотреть на Амонкиру без её разрешения. Не велено смертным взирать на лик их богов. И Солей очень хорошо знал обычаи его мира, где Амонкиру почитали и едва не трепетали перед Ней, перед именем Её. Дурак тот, кто решил выжечь калёным железом в мозгу Мкаа новое имя - Варга. Этому не бывать никогда, потому что нет никого, кто мог бы превзойти Амонкиру во всех смыслах. И Соль не лебезил перед Богиней, нет. - Я не знаю, чего Вы ждёте от меня, я не смог попасть в Ал-Амонк. Я столько раз пытался вернуться, потому что нужнее там. И вот теперь я здесь - это место мне не известно. Что я должен сделать? Чем я заслужил честь находиться рядом с Вами? - Солей не поднимал взгляда, всё ещё преклоняя голову перед силой и властью существа другого порядка, высокого рангом и намного более опасного и сильного, чем всё то, что находилось в мире смертных.

Отредактировано Soleil (2017-07-25 00:04:57)

+3

6

Для Солея
Это совершенно точно был сон, ведь звезды посыпались вниз, словно жемчуг с оборванной нити ожерелья. Медленно и величаво спускались крупные, мягко-оранжевые светила; с дробным перестуком падали на землю мелкие светлые обжигающе-яркие шарики. Чернотравный луг принял их все и впитал в себя небесное сияние, подсветив снизу прозрачные, будто из родниковой воды, волчьи лапы.
- Оскверненное должно быть очищено, - с каждым словом все новые звезды рушились с небес; постепенно рисунок созвездий покорежился, словно ткань неба рвали зазубренными клыками.
Где-то наверху засияли глаза Амонкиры, словно два маленьких солнца, и Солей наконец узнал знакомые равнины, где проживали амонкириты и где он сам был рожден. Высокая луговая трава, покрытая черным налетом, извивалась вокруг его тела и обволакивала душу. Конец этому положила богиня охоты: словно малого щенка, она ухватила Солея за шкирку и подняла вверх, ближе к небесному разрыву. С высоты можно было разглядеть, как черное пятно на земле медленно расползается по сторонам, и выглядело это зрелище жутко поучительно. Богиня дала волку разглядеть происходящее и резким движением шеи закинула смертного в дыру искалеченного неба, погрузив в новую, на этот раз настороженную и неприятную тьму.

+1

7

Казалось, звёзды засыплют его, попадут в глаза, в уши, в нос, перекрывая дыхание. Эти звёздные жемчужины были ослепительно великолепны, но амонкирит чувствовал, что они таят в себе некоторую угрозу, но в чём она заключалась, волк не смог бы объяснить. Он крутил головой, прослеживая скорое падение то одной, то другой светящейся точки, он смотрел, как звёздный жемчуг словно стягивается к его лапам, а потом исчезал в угольной траве, впитываясь в землю, а потом подсвечивая её словно изнутри. Солей удивлённо смотрел на собственные лапы, которые словно тонули в искрящейся лазури. И не было лапам ни холодно, ни горячо, словно падающие звёзды-жемчуга были бездушны и невесомы.
Звёзды шумели, падая, оглушали своим стуком, иногда слишком навязчивым и раздражающим.
Но голос Богини отвлёк Мкаа, заставил волка сконцентрировать всё своё растерянное внимание только на Ней, на Её словах.
Осквернение? - Вслух Соль не решился спросить.
Может быть, Амонкира покажет ему? Или же объяснит? Но с какой стати должно божество что-либо объяснять? Разве не должен он сам понять то, что от него требуется?
А звёзды тем временем всё сильнее барабанили о землю, и Солей не мог думать о чём-то конкретном, слушая только лишь эту странную дробь. А вот свечение сверху озарило на миг чёрный луг, являя амонкириту его родину, его земли - такие родные, и такие недостижимые, дикие, далёкие. Высокая трава родной долины была неестественно высока, и тёмный налёт на сочных травинках пугал охотника. Он взирал на всё это с опаской, удивляясь ещё больше, когда буйные травы потянулись к нему, вроде бы и ласково укутывая, но при этом касаясь шкуры, нарушая драгоценное личное пространство и пробуждая в белошерстном звере панику, сковывавшую конечности. Он не мог шевелиться, не мог дышать - травы касались его, обвивали лапы, корпус, словно стараясь поглотить волка целиком.
Но Она спасла его. Амонкира. Она схватила Солея совсем безболезненно, вытягивая из чёрной пучины Скверны, Богиня коснулась его, от чего вздох облегчения сорвался с чёрных губ и мелькнул благодарностью в разноцветных глазах. Впервые за всю свою недолгую жизнь Солей ощущал, что парит над землёй - Амонкира держала его высоко, почти в поднебесье, разодранном мироздании измерений, а волк смотрел вниз, туда, где чёрное, пугающее пятно пожирало землю, словно она была в чём-то виновата.
И снова вспыхнуло в подсознании: "Оскверненное должно быть очищено".
Кажется, Мкаа начинал понимать, чего желает Богиня, но он не мог осознать - как? Как обычный волк вроде него может сотворить магию в одиночку и сберечь свой (ведь это же его?) мир от неизвестной напасти.
Только вот подумать Солею не дали. Рывок, и волка дёрнуло куда-то вверх. На мгновение Соль зажмурился, а когда распахнул глаза, то увидел, как рваные края неба смыкаются над ним.

Солей пытался проморгаться, старался увидеть что-то в темноте, но у него никак не выходило. Зверь щурился, едва ли не загривком ощущая мглу. Куда отправила его Амонкира? Как он сможет очистить осквернённую землю, если не видит ничего? Да и как теперь вернуться туда, где жемчужные звёзды падали на луг?
Что же мне делать?
Мкаа пытался устранить панику, старался не поддаваться первобытному ужасу и собирался хоть немного успокоиться, но тьма вокруг него настораживала, пробуждала самые неприятные эмоции, от чего волку хотелось как можно скорее найти хоть какой-то источник света.

+2

8

Для Солея
Темнота дохнула зловонием; горькая, словно мертвая, она струилась вокруг подобно венозной крови. Звезды, сжавшиеся до маленьких шариков, упорно катились вперед перед Солеем. Одна гасла - вторая с отвагой и безрассудным старанием занимала её место. Остальные подталкивали волка в плечи, подгоняя и умоляя продолжать путь.
Запах родных лугов внезапно накатил на посланника Амонкиры, а затем вдруг иссяк. Богиня прислонялась боком к ране в небесах, став преградой проникающей извне чужой воли; Солей не видел этого, но знал - следует торопиться. Сопротивление богини вызвало недовольный, удивленный возглас; незнакомый ему волк закричал кому-то, требуя пошевеливаться, да побыстрее. Ответом был тихий скулеж и болезненный вой по другую сторону; постепенно темнота расступалась под телом Солея и наконец выпустила его, запятнав лапы до пясти.
- Сломал печать, - тонко выдохнул желтоглазый бурый волк странно мелких габаритов, глядя на Солея растерянно и облегченно. Кристаллы, на которые незнакомец опирал свои передние лапы, треснули и рассыпались в пыль, лишая его опоры. Волк грохнулся оземь, насажденный грудью на тусклые, темные обломки предыдущих кристаллов, будто незримая ладонь с силой вдавила его вниз. Темно-алая линия от его лап, чернеющая к центру круга, истаяла и впиталась в мхи.
Солей стоял в жертвенном кругу волков, подобных первому погибшему. В стройно ряду виднелись прорехи - на их местах в изнеможении или же в смерти лежали тела. Позади всех, сохраняя личную безопасность, возвышался рослый темношкурый одноухий волк, который явно был ошарашен произошедшим.
- Стоять, - тот самый властный голос раздался позади. - Никому не двигаться. Кто ты такой?
Тихий ропот пролетел среди остальных, но никто не ослушался приказа, удивленно и испуганно глядя на Солея.
- Кейнота! - рявкнул черный в сторону, но ответа не дождался.
Что-то явно пошло не по плану.

Отредактировано Game Master (2017-07-26 11:52:18)

+2

9

Для Веледы и Свабу
Тишина дикого леса была гнетущей и тем явственней среди неё волки могли расслышать периодически возникающий звук треска. Следуя за ним волки вскоре вышли к подножию глубокого оврага, чья мшистая земля была усеяна множеством ярко-жёлтых кустиков, доходивших волкам примерно до колен. На вид они выглядели как коралловые и если присмотреться их структура явно отличалась от древесной. Она казалась исскуственной, напоминающей пластик. Тем временем поверх колонии странных кустов медленно витали шарики концентрированного света размером с кулак. Именно они и издавали треск, когда по их поверхности пробегали маленькие электрические дуги и искры. Помимо сего необычного феномена в овраге, в самом его центре, возвышался обелиск из чёрного мыльного камня, опутанный самым крупным пластиковым кустом.
Веледа видит, стоит ей посмотреть на обелиск сквозь сомкнутые веки, что вокруг него концентрируются все её нынешние видения. Сперва она видит пару орбецинок, проводящих некие манипуляции с обелиском, но какие невозможно разглядеть, ибо картина уже мутнеет и растекается, словно мыльная вода. На замену мыльному образу хвостатых отчёливо проступает группка чёрных волков, активно шнырявших посреди кустиков, но это видение длится всего долю секунды секунд и вот его как лист бумаги уже вырвали из виду инквизитора. Напоследок сквозь прореху она видит одинокую белую волчицу, неподвижно лежавшую подле чёрного столба, а потом картины повторяются.
Стоит волкам спуститься в овраг и направиться к обелиску, как три ближайших к ним электрических шарика с негромким хлопком вспыхнут, ослепляя их. Когда зрение вернётся обратно к Веледе и Зориаку, они заметят, что у них исчезло по одному кристаллу, в то время как количество кустиков заметно возросло. Свабу повезло меньше: он не потерял ни один кристалл, но вместо этого резь в ослеплённых глазах только усилилась.
[Веледа теряет один кристалл света]
[Свабу остаётся слепым на протяжении следующего круга]

GM-Co

+1

10

Он не знал, куда ведут его звёзды-жемчужины, но они словно толкали волка, заставляли ускоряться, бежать в темноту, не разбирая дороги. Солей словно впитался во мглу, ощущая мерзкое зловоние и морща собственный нос, когда мрак ощущался наиболее плотно и словно прилипал к светлой шерсти липкой паутиной.
На секунду обоняния коснулся до ноющей боли в груди родной запах - аромат родных лугов Ал-Амонка, и Мкаа даже замедлился на какое-то мгновение, пытаясь сделать вдох поглубже, наполниться им, чтобы дальше было хоть немного, но легче (а кто знает, что амонкирита ждёт впереди). Но даже эту слабую надежду, эту маленькую связь с родиной у него отобрали, снова подгоняя вперёд. И зверь хоть не ощущал физического воздействия, но на уровне инстинктов понимал, что ему следует поторопиться и как можно быстрее вынырнуть из этой угнетающей, зловещей темноты.
В каком-то из дальних углов этой самой темени послышалось восклицание, а ещё голос, но слова различить амонкириту не удалось. А вот скулёж и полный боли вой и вовсе заставили разноглазого пулей лететь вперёд, не разбирая дороги. Да и как разобрать её, если ничего не видно?
Но у кого-то, видимо, были на Соля другие планы, потому что тёмное мироздание выплюнуло его куда-то. Оказывается, всё это время хищник смотрел в пол (видимо, старался разглядеть тропу), поэтому замызганные чем-то неприятным лапы "бросились" в глаза первыми. Брезгливо переступив с одной конечности на другую, словно пытаясь стереть с себя мерзкую грязь, волк поднял голову и сделал пару шагов вперед, стараясь проморгаться и привыкнуть к новому освещению.
Чей-то голос совсем рядом заставил Мкаа крупно вздрогнуть и отскочить чуть в сторону, лихорадочно мотая головой. Говорившим оказался какой-то мелкий волк, который смотрел на Солея с не меньшим удивлением, чем тот смотрел на низкорослого.
Какая печать? Кто сломал? Я? - Разноглазый покрутил головой, пытаясь понять, где же он, Варга подери, находится. Но пока ответов не было.
А когда незнакомец упал обессиленно на осколки кристаллов, когда чёрная кровь потекла в... Центр? Это же круг?
И только теперь Солей медленно поднял голову, настороженно дёргая махровыми ушами. Он был окружён такими же некрупными волками, но сразу не заметил этого. Звери образовали что-то вроде круга, в центре которого так не повезло оказаться Мкаа. Ситуация белёсому волку явно была не по душе, потому что он был окружён, он не знал, что это за чужаки и на что они способны.
Так, спокойно. Они стоят, и я стою. Соль медленно опустил голову, прикрывая собственное горло. Не то, чтобы амонкирит проявлял агрессию, но он явно нервничал - было чего опасаться.
И если сперва Солей чувствовал себя Гулливером в стране лилипутов, даже несмотря на свои не самые крупные размеры среди жителей Острова, то когда услышал со стороны властный голос, и повернул голову туда, пытаясь высмотреть говорящего - настроение сразу упало на несколько пунктов ниже плохого. Чуть поодаль, за пределами кольца, стоял крупный волк, тёмный и одноухий. Он как-то диковато смотрел на Солея, словно тот был чёртом, выскочившим из табакерки. А ведь, по сути, так и есть. Соль лишь немного развернулся корпусом, чтобы держать в поле зрения наиболее волновавшего его сейчас незнакомца. Голос того был властным и очень раздражал не привыкшего к такому тону амонкирита.
Что ответить на заданный вопрос? Кто он? И какое осквернение надо очистить? Это?
Соль понимал, что эти некрупные волки напуганы - они перешёптывались, роптали перед ним, окружённым, почти задавленным их большинством. Но они не смотрели на это - в их глазах читалось непонимание и ужас. Возможно, они ещё не потеряны, они могут спастись. И ритуал (а Мкаа хорошо знал, как проводятся ритуалы в том же Ал-Амонке) может быть прерван. Можно ли переубедить их? Переманить на свою сторону? Настроить против тёмного волка? Они все были пешками, куклами в лапах жестокого кукловода, бесстрастно обрезающего нить за нитью. Сломанные куклы нельзя собрать.
- Меня зовут Солей, солнце, дарующее свет и надежду, изничтожающее тьму. - Хищник медленно поднял голову и выпрямился во весь свой рост, смело взирая на незнакомца разноцветными глазами - одним цвета яркого солнца, а вторым - цвета кровавого рассвета. Мкаа не собирался ползать на брюхе перед этим...этим... типом. Он всем своим видом показывал, что в нём течёт кровь Фрактала - его статного, строгого, уважаемого отца. Амонкирит хотел даже в глазах маленьких волков выглядеть кем-то намного более приятным, нежели их.. хозяин?
Солею не ведомо было, кто такой Кейнота, которого позвал тёмный волк, но последнего неявка вызываемого, кажется, испугала. Поэтому амонкирит решил блефовать в открытую.
- Кейнота не придёт. - Тень удовлетворённой улыбки коснулась чёрных губ Солея.

Отредактировано Soleil (2017-07-26 23:55:53)

+1

11

Шаг, другой. Впереди кто-то столь же равномерно идет... или стучится лобастой головой о сухое дерево? Странный хруст и пощелкивание отвлекли Веледу от размышлений о себе; инквизитор повела носом, пытаясь заранее предугадать будущее, скрытое за буйными кустами. Инсомния притаилась меж настороженных ушей; волчица сначала приотстала, а затем вырвалась вперед на полтора корпуса, занимая ведущую позицию. Что бы ни ждало их впереди, Веда желала увидеть это первой; отголоски юношеского любопытства и долг звали её все громче.
Веледа остановилась как вкопанная, взирая на плоды подземной почвы с недоверием и опаской. Для человека эти странные существа могли бы вызвать целый ряд ассоциаций, но не для волчицы. Инквизитор не припоминала за всю свою жизнь ничего отдаленно похожего, и приближаться к растениям у нее не было ни малейшего желания несмотря на таинственный обелиск впереди.
- Не думаю, что нам стоит туда идти, - волчица покосилась на небольшой валун под лапами, прикидывая, что будет, если закатить вперед этот пробный шар. - Нужно проверить, - Веда запнулась на мыслях и словах, взгляд её снова видел то, чего не хотелось бы.
Орбесинис. Первый шаг вперед, разноцветные на этот раз не столь красиво глаза лихорадочно вглядываются в происходящее на ином слое, там, где мир запоминал историю и впитывал в себя чужие шаги. Однажды Веледа уже слушала такой рассказ в Мертвой расщелине, и сейчас не горела желанием повторять историю.
Но кто бы спросил её мнения! Пока она бездумно и неловко подступала ближе к обелиску, картинка изменилась. Группа темношкурых - и внезапный белый силуэт. Все пропало быстрее, чем начиналось, и обескураженный инквизитор долго приходила в себя, но лишь затем, чтобы обнаружить вблизи разорвавшуюся летучую бомбу. Один из кристаллов впитал в себя вспышку и рассыпался в ничто, а сзади раздался болезненный вскрик. Оглядевшись, Веледа поняла, что она чертовски близка к обелиску, и попятилась, глядя на его будто бы дрожащую поверхность.
- Все в порядке? - окликнула первородная с обеспокоенными нотками в голосе, не в силах оторвать взгляд от здоровенной загадочной штуки.

Отредактировано Веледа (2017-07-28 19:06:42)

+3

12

Для Солея
Одноухий лидер явно был взбудоражен. Он впервые двинулся с места, сделал несколько шагов в одну сторону и вернулся назад, испытующе глядя на Солея. Бледно-розовый язык обмахнул пасть, как будто волку не терпелось кусаться и рвать. Его явно не устраивало поведение своих подчиненных; и без того было заметно, что он выбрал наиболее хилых из них, но сомнения и ропот среди круга ему были еще более противны. Один из старых волков осмелился даже обернуться на темношкурого с требовательностью, присущей угасающим воинам.
- Ты обещал сытый луг, а мы добились только этого фанатика! - с желтых, сточенных клыков сорвалась капля слюны; старик снял одну лапу с кристаллов и полуобернулся назад, все еще кося взглядом на Солея. - Жереб, мое терпение иссякло! - визгливо вскрикнул он, захлебываясь воздухом.
- Закрой пасть, - змеиным шипением ответил вожак, поднимаясь еще выше на взгорье.
Еще на середине громкой тирады за спиной одноухого возникла пара более крупных волков.Прежде сторожившие позади, они были привлечены незапланированным шумом. Щуплая волчица, что их сопровождала, пахла дрянными оттенками смерти и гнили, какими была наполнена недавняя пустота; она слышала происходящее и заинтересованно поглядывала слезящимся взглядом на Солея.
- Интересный ребенок, сладкое солнце и гордый воитель, пробил час презрения, - негромко протянула Флавела, пока один из телохранителей душил восставшего старика. Прочие жертвенники отводили взгляд; кажется, среди изгоев Темной Луны такие сцены были привычны. - Его не Кейнота послала, нет у нее таких самородков, - волчица глянула на Жереба снизу вверх, но он воспринимал этот взгляд как равный, не как превосходящий. - И у магистра таких нет - всех забрала, и этого бы тоже взяла, - волчица вновь глянула на Солея, подойдя к кругу вплотную, но не переступая черту. - Магистр ваш помер давно, - черношкурая словно искала ответа в поведении заключенного.
- Довольно разговоров, - поторопил её одноухий, явно не воспринимая белошкурого как что-то веское в своих планах. - Если он - замок, то будь ключом, - Жереб мрачно усмехнулся и внезапно впихнул Флавелу в круг.
Волчица взвизгнула, развернулась, щелкнула зубами у носа вожака и прижала уши. Кажется, она не боялась подставлять спину чужаку; но шкура её облетала, будто пепел со сгоревшей ветви. Тьма, что измазала лапы Солея, прильнула к своей родительнице, придавая ей сил.
- Ты - не Орден, - вывернув шею, волчица глядела на Солея с яростным спокойствием. - И света твоего здесь нет, - выплюнув последнюю фразу, она развернулась и бросилась вперед. Казалось, её лапы не отрывались от земли, преследуемые тенью; однако это придавало щуплой ведьме прыти.

+2

13

Вся та ситуация, что происходила вокруг, Солею очень не нравилась. А кому понравится быть окружённым чужаками, к тому же, весьма странными и непривычными для разноглазого. Но пока они не представляли видимой угрозы, тая в себе лишь мнимую, только от этого не менее настораживающую. Соль обратил внимание, что из белошерстных волков здесь только он, словно белая ворона, которую в любой момент могут разорвать. Но шкура охотника была лишь оболочкой, увы. Стараясь без надобности не убивать на Острове, в мире Ал-Амонка Мкаа был наёмником, готовым уничтожать. И его внутреннего огня хватало на это с лихвой. Здесь же всё было иначе - волки были другие, обстоятельства другие, да и вкус победы явно напоминал свободу. Вряд ли ему просто так дадут уйти, да и не за свободой он пришёл.
Очисти осквернение. - Голосом Богини отозвались мысли, и от них хищник мелко вздрогнул, чувствуя на загривке разливающееся тепло. Он любил Амонкиру всем своим сердцем, преклонялся перед ней, подчинялся её воле. Но он не был тупым фанатиком, какими были, возможно, стоявшие вокруг него мелкие и хилые волки. Слепая вера превратила их в жалких и доверчивых глупцов.
Диалог между волками Соль едва не пропустил мимо ушей. И всё же, разноглазому удалось выяснить имя главаря. Жереб. Хм, что-то знакомое, откуда я могу знать тебя? Ты - не из моего мира. Но как бы не старался Мкаа вспомнить, где и от кого он слышал об этом Жеребе, у охотника ничего не вышло. Возможно, будь обстановка более спокойной, то волк бы и вспомнил.
А вот появление новой действующей особы Солея насторожило больше, чем если бы к нему подошёл чёрный вожак этой шайки-лейки.
Волчица была необычна. И если внешне она была так же хила и невзрачна, как её состайники, то слова её были пропитаны какой-то хитрой мудростью, которая может быть только у сук. Кобели более прямолинейны и далеко не так изворотливы. А она всё смотрела изучающим взглядом на Соля, от чего тому стало несколько неловко. И пусть зверь не тушевался под пристальным взглядом чужих глаз, но ему было явно не по себе. Особенно когда его назвали ребёнком. Неужели все, присутствующие здесь, старше него? Солей даже бегло обвёл взглядом окружавших его волков и убедился в верности своих догадок. Пока взгляд не наткнулся на того самого волка, который возмутился и которого уже нещадно душил зверь покрупнее.
- Фанатика? - Пусть и несколько с опозданием, но пророкотал Солей, бесстрастно теперь глядя на то, как гаснет свет жизни в старческих глазах. - Посмотрите на себя! - Рявкнул хищник, а шерсть на его загривке вздыбилась белыми колючками. - Никаких сытых лугов вы не увидите, потому что все вы будете мертвы. Он, - кивок в сторону Жереба, - пустит вашу кровь даром, плюя на честь каждого из вас. Хорош предводитель. - Выплюнул Солей, с презрением глядя на тёмного хищника. - А ты думаешь, что принеся их в жертву во имя тьмы, тебе воздастся? - Хищник должен был понять, для чего именно проводится ритуал, иначе как тогда воздействовать на фанатиков в обратном направлении? Солю нужны были контр-аргументы, что-то, что поможет переубедить агнцев на заклание, повернуть часовой механизм вспять и зашить тем самым дыру божественного мироздания.
Тем временем мелкая волчица подошла к кругу, снова рассматривая Мкаа и обращаясь к нему.
Наш Магистр? Чей это "наш", и кто такой "магистр"? - Солей нахмурился, а в разноцветных глазах мелькнул немой вопрос. О чём говорит эта сука? Возможно, она продолжила бы, но гнусный Жереб опять перебил её, выпихивая в круг и ухмыляясь. А фраза его про ключ и замок была намотана на ус охотником.
Нет, Амонкира не могла послать меня на смерть. Не может же быть такого, чтобы я очистил этот импровизированный алтарь своей кровью. Или может? - Мкаа знал, что боги не настолько милостивы, как думали простые смертные. Все они были пешками в лапах божеств. Поэтому разноглазый не исключал такого варианта.
Орден? Да о чём она говорит? - Мкаа вдруг понял, что совсем запутался во всех тех словах и ярлыках, что ему навешивали.
Если луч света, даже самый маленький, проник в тёмное царство, то он сможет рассеять тьму. - Подумалось Солю в тот момент, когда волчица бросилась на него. В тот момент вязкие сгустки тьмы с лап белого хищника слетели, потянувшись к нападавшей. И вот это словно стало сигналом для наёмника.
Он опустил голову, прикрывая горло, а затем отпрыгнул в сторону, чтобы пропустить волчицу рядом с собой. И всё это - лишь манёвр, чтобы в следующую секунду со всей силы врезаться своим плечом в её и просто отбросить в сторону благодаря разнице в габаритах и массе (заявка). Солей не хотел сражения, потому что тогда проклятая кровь снова прольётся в жертвенный круг, а Мкаа добивался того, чтобы кровопролитие было прекращено.
- Одумайся, пока не поздно. Ты можешь быть спасена, слышишь? - Прорычал хищник, стараясь всё время двигаться, чтобы никто из круга тоже не мог напасть на амонкирита со спины. В отличие от этой волчицы, его "соперницы", Мкаа не доверял здесь даже себе.

Отредактировано Soleil (2017-07-29 14:43:17)

+2

14

Для Солея
Портал норовил вновь раскрыться, поглотив двух волков в его центре, однако сил явно недоставало. Жереб хмурился. Волк поглядывал на рослых телохранителей, будто прикидывая, приказать им вступить в окружение или приберечь до поры. Он и без того рисковал, пнув Флавелу под зад; однако бывшая первородная оправдала надежды, не сдохнув на первом же шаге. Серьезные и будто бы безвременные глаза одноухого лидера неотрывно следили за смертельным танго. Оставалась лишь одна капля, чтобы прорваться.
Солей полыхал огоньком, как и обещал; он будто стремился вырвать повод у темношкурого и переманить на свою якобы светлую и непорочную сторону весь круг целиком. Жереб чувствовал волнение своих подчиненных, но ни капельки им не сочувствовал.
- Жертвенная кровь возрождается силой, несносный мальчишка, - в голосе волка слышалось снисхождение, коим он намеревался сокрушить пылкие речи Солея. - Отдавший себя за цель возродится Арашу как воин и защитник, и лишь превозмогая свою природу, мы растем и крепнем.
Голос лектора утихомирил младших, которые развесили было уши перед белым миссионером. Довольно улыбаясь, Жереб переглянулся с телохранителями, подошедшими ближе. Флавела тем временем вилась ужом после того, как её выпад был отбит посланником Амонкиры. На его светлой шерсти остался темный росчерк там, где грязная шерсть волчицы коснулась его; однако пятно исчезло в обжигающей вспышке. Улыбка одноухого стекла с морды едва ли не быстрее при виде таких фокусов: Жереб что-то заворчал под нос.
- Спасена белым пламенем твоим? - переспросила Флавела. Казалось, волчица была удивлена и ошеломлена таким предложением. Вздыбленная шерсть на загривке несколько опала; Флавела подпустила Солея ближе, не предпринимая попыток к атаке. На морде её сомнение и алчность боролись меж собой. Облизнув пасть почерневшим языком, она моргнула и внезапно замерла.
- Орден сделал это с нами, - почти всхлипнув, вдруг разразилась волчица стоном. - С нами - и с остальными! - позади Жереб окликнул её по имени, но Флавела лишь отмахнулась. - Я была рождена в Первом Ветре, мальчик, и вот к чему эти фанатики ведут себя и куда тащат мир!
Тьма колыхнулась вокруг, тонкими щупальцами поднимаясь вверх и вновь срываясь в липкую смолу. Телохранители Жереба колебались, изредка порыкивая на границах круга. Один из жертвенных заскулил то ли от страха, то ли от речей Флавелы.
- Стоило найти новый путь, - продолжила шептать отступница. - Мы показали его многим избранным. Орден был слаб, но их кровавая тварь уничтожила сильнейших из нас! И пала кара обезумевшей богини, которую эти подземные братья отыскали в паучьем логове! Мы хотим уйти из этого проклятого места, зачем ты держишь нас здесь?
Сплетая воедино ложь и истину, Флавела не переставала суетливо поджимать хвост и искусно изображать жертву. Одноухий следил за спектаклем со смешанными чувствами, однако однозначной эмоции волк так и не проявил, продолжая молча одобрять происходящее.

+1

15

Голос Жереба мог бы успокоить кого угодно, но только не Солея, который с сомнением смотрел на лидера чужого, но не своего. Тот говорил с Солем снисходительно, словно тот был глупым щенком. И Мкаа слушал, вроде бы даже доверчиво замедляясь, словно прислушивался к каждому слову. Но в какой-то момент чёрные губы амонкирита искривила ироническая усмешка.
- Если бы ты был так предан Арашу, так хотел превознести её величие и мощь, ты бы принёс в жертву себя. - Амонкирит прекрасно знал, что после смерти даже во имя своих богов, жертвы не возрождаются. Это миф, легенда, придуманная более сильным, чтобы подчинить себе слабых. - Если бы ты был ей предан, Жереб, то сам пролил бы свою собственную кровь, отправляясь в чертоги её сестры для того, чтобы родиться из пепла вновь. - Белый хищник цокнул языком. - Видите, это - ваш вожак! Ему не важна Арашу. Он не уважает вашу веру. Он хочет лишь собственного могущества, которое вы так наивно собираетесь ему подарить, ничего не получив взамен. - Солей смотрел на каждого из этих маленьких волков. Во всех них трепыхалась жизнь, которую вскоре отберёт чёрный тиран себе на благо. А они сомневались, перешёптывались. Они не знали, как им быть и на чью сторону бежать.
Амонкира, почему Арашу не явит Свой истинный лик и не спасёт их? - Мкаа вздохнул, и если бы он был человеком, то устало потёр бы свои виски. Но наёмник не был человеком, и он не был всемогущим. То, что задумано вселенной, произойдёт так, или иначе, только, может, порядок событий немного поменяется. А если поменяется порядок, то и ритуал будет нарушен. Тогда тьму можно будет обратить в свет. Все эти волки поклонялись Арашу. Но только один среди них был предан иной Богине. Может быть, его кровь стократно запечатает портал? Всё же, она не так черна и густа, чем та, что уже успела пролиться. Нет. Его, Солея, кровь алая, как маков цвет, она жидкая и горячая и пахнет кровью, а не смертельной гнилью.
Хищник сжал челюсти, обдумывая свои дальнейшие действия.
Прикосновение к волчице отозвалось болью в боку и Соль посмотрел на свою шерсть, окрасившуюся в чёрный. Только вот грязь эта почти сразу исчезла, повергая амонкирита в недоумение. Неужели он способен на что-то, что ему не известно? Или это Богиня на время наделила его какой-то силой? Лучше уж верить в это, чем в свою беспомощность.
И она на миг остановилась. Незнакомка, которая секунду назад нападала, стояла теперь неподвижно, говоря странные речи.
- Не моим пламенем спасена. Ты будешь спасена Её пламенем. - Солей специально не назвал имени Богини. Сам он имел в виду Амонкиру, но суке-фанатику могло бы подуматься, что спасёт её Арашу. - Но для этого вовсе не обязательно проливать кровь и приносить в жертву свои жизни. Она будет плакать кровавыми слезами, теряя своих детей так, как хочется вам, понимаешь? Вы расстроите Её и озлобите, но никогда таким способом не задобрите.
Хищница тем временем продолжала, не обращая внимание на Жереба, который назвал её имя. Флавела, значит. Но та не остановилась, продолжая едва ли не лихорадочно говорить. И в каждом слове фанатички слышалась боль.
Солей проникался к говорившей какой-то жалостливой симпатией. Разве была эта волчица виновата в том, какую участь приготовил ей её вожак? Хотела ли она играть ту роль, которую играла сейчас?
- Флавела, - проникновенно, чувственно прошептал Солей, привлекая её внимание, так как знал цену силе слова, силе обращения к любому существу по имени его. Он вряд ли был похож сейчас на глупого щенка. Он обращался к ведьме нежно и мягко, как отец обращается к дочери, как муж обращается к супруге, как любовник - к своей возлюбленной. Мягкая улыбка тронула губы белого амонкирита. - Ты была рождена в Первом Ветре, и шерсть твоя первоначально была белой как снег, я прав? - Солей, пересиливая свою фобию, подошёл ближе к волчице, но головы от собственной шеи не поднимал. Он действовал мягко, осторожно, глядя в глаза напротив. - Но она почернела не просто так. Ты сбилась с пути, со своего пути, делая что-то не так. Но всё ещё можно изменить, слышишь? Можно. И ты можешь сделать это. В тебе столько светлой силы, что её видно через твои глаза. - Солей улыбнулся по-доброму, словно собеседница его была самым удивительным существом на планете. Говорил ли Мкаа от чистого сердца? Ведь наёмнику, чтобы изничтожить свою жертву, тоже не всегда приходится действовать прямолинейно. Иногда он должен обладать хитростью не меньшей, чем у волчиц. Ему это не нравилось, но он не видел другого выхода. Разноцветные глаза смотрели с пониманием и тёплой заботой.
- Я не знаю, кто такой этот Орден, Флавела, - снова назвав её по имени, Соль продолжил, - но это не он сделал такое. Это вы по приказу Жереба уничтожаете себя, и мне больно видеть это. Я должен быть миротворцем до самого конца.
Зверь чувствовал, как тьма вокруг шевелится, хоть и не видел этого. Но гнетущая тяжесть в воздухе не давала амонкириту сделать полный вдох, как и смрад, исходивший от ведьмы-волчицы.
То, что происходило сейчас на кругу, кто там скулил и стонал, больше не волновало Солея. Он был, почему-то, внутренне уверен, что всё зависит именно от этой волчицы, которая стояла перед ним.
И Солей решил действовать так, как говорила ему интуиция, звериное чутьё.
- Вы не уйдёте из этого места, проливая свою кровь. Но я помогу тебе сбежать, и всем вам, ладно? - Если это алтарь, то любое божество может принять кровь своего подданного в свою божественную копилку. Солей не был предан Арашу, а это значило, что не во имя Её он делал это. Он действовал во имя своей Богини.
Амонкира, ценой своей крови, я хочу очистить, наконец, это жуткое место, хочу запечатать его ото тьмы. - Вознеся молитву своему идолу, Солей резко опустил голову к земле, вонзая острые белые клыки в свою лапу, на которой была повязана алая повязка. И хоть боль, острая и режущая, пронзила лапу, но страха это амонкириту не добавило. Он лишь поднял голову, облизывая окровавленные резцы. - Кровь должна быть красной, а не чёрной. - И Мкаа улыбнулся волчице, прикрыв разноцветные глаза и отходя от края круга к его центру. Возможно, ему было так же страшно, как и тем, кто стоял вокруг него, но амонкирит понимал, что пути назад нет.

Отредактировано Soleil (2017-07-29 16:14:54)

+2

16

Для Солея
"Благородный герой, ха," - с пренебрежением, но не без опасения оценивал речи Солея Жереб, не вмешиваясь. Вертлявая сука продолжала вытягивать из странника его браваду, умело играя на всей доброте, что могла содержаться в душах; будь одноухий моложе раза этак в два, он бы прослезился. Но сейчас он лишь отдавал должное Флавеле, не прерывая спектакль. Отдав всю себя черной Арашу, эта первородная открылась с новых сторон; сначала подчинить себе бывшего магистра, а затем и вовсе выискать и привести в плен мастера красок! Последняя идея, к сожалению, оказалась фатальной, но Жереб не унывал: прошедшие годы сделали его устойчивым к ударам судьбы.
- Как бы ты не сопротивлялась, - тихо произнес волк себе под лапы. - Ты все равно отступишь снова, дорогая сестра, - с неприятной улыбкой Жереб шепнул себе под нос еще несколько фраз.
Флавела тем временем слушала. Широко распахнутые глаза пожирали без всякого стеснения морду Солея, который распевал ангельским голосом о превратностях судьбы. Она мягко подходила ближе, но он оставался бдителен, и черношкурая досадливо кляла про себя выучку молодого волка. Проповедь лилась потоком; Флавела едва не подавилась от лести в свою сторону, свет в глазах, надо же! Утробно булькнув смехом, она на мгновение потеряла натянутую маску сострадания и жалости, однако это лишь сильнее отвлекло Солея от окончательного решения одноухого. Двое телохранителей встали на места погибших; вязкая тьма вновь упруго качнулась под лапами, поднимаясь выше пясти.
Волчица прищелкнула клыками, проникновенно заглядывая в глаза посланцу.
- Как ты добр, - проговорила она шепчущим тоном; из её пасти тянуло болотом и разложением. -Но не была я свидетелем, однако достоверно знаю - нареченная гласом Арашу удобрила своего идола десятком кровавых жертв. Светлая и непорочная богиня мертва, и отражение её, идол Орбе-синис говорит со мной, тебе не нас стоит бояться, а белошкурой да алохвостой, она кормит кровью своих покровителей и не жалеет для этого никого,- тонкие нити вдруг оплели лапы Солея, лишив его подвижности. - Мой путь отныне ведет лишь за ней, глупый мальчик, но я сбегу, как ты того желаешь, - Флавела захихикала, отскочив от Солея и отпуская его вновь. Дело было сделано: маленький волк путался в её речах, наполненный праведностью и своей непогрешимостью, он так легко и слепо пошел в распахнутые объятья доверчивых, но лживых слов. Тот, кто должен был дверь уничтожить, её же и распахивал; Жереб довольно улыбался, а Флавела ждала.
Волк пустил себе кровь; жертвенные вздрогнули, почуяв её аромат. Алые капли, смешиваясь с темной смолой, заставляли ту кипеть и съеживаться. Флавела издала тихий, низкий вой, не слишком-то подходящий её облику, с её груди скользнуло несколько темных кристаллов, искрами растворившихся под лапами; она опустила морду целиком вниз, позволяя вязкой жидкости объять себя. Кипение прекратилось; теперь алые капли вплетались в черные, захваченные волей ведьмы.
- Отлично, маленькое солнце, мне нравится её цвет, - шепнула она Солею, внезапно оказавшись вблизи и прильнув к его боку. Темная шерсть от прикосновения нагрелась и задымила. - Я передам привет от тебя, - Флавела чувственно лизнула белошкурого за ухом, захихикала и провалилась вниз, окутанная жадными щупальцами бездны.
Одноухий резко подался вперед, и все жертвенные моментально склонили головы в молитве. Их липкий шепот, поначалу сбивчивый, становился все более крепким и убежденным; рану Солея обжигало болью и холодом, когда густая тьма крутилась вокруг и поднималась выше, напоенная его силой. Она все еще не смела его касаться, но стремилась это сделать; стоило одной толстой нити коснуться красной повязки, как та с неожиданно резким хлопком лопнула, выпуская дарованную силу. Зашептали перья, и полный возмущения крик крупной птицы прервал вредную для экологии молитву; Жереб остолбенел, выругался и бросился прочь, отозвав с собой телохранителей из круга. Кажется, этот волк знал больше, чем представлялось ранее, по крайней мере, он сумел осознать, чем ему может грозить гнев Амонкиры. Сова пала на младшего из жертвенных; тьма, лишенная контроля, поглотила прочих, но еще до этого птица резким рывком вытащила Солея из мрачного болота. Взглянула на волка безликими золотыми глазами и улетела; вслед за Жеребом ли? На красной повязке остался темный росчерк, словно трещина в земле; Солей остался один на один с выжженным пятном на земле.

Отредактировано Game Master (2017-07-29 17:41:45)

+1

17

Он не знал, на что рассчитывает. Волка угнетало происходящее, но он, увы, ничего не мог поделать. Обман в словах волчицы амонкириту уже довелось почуять, и теперь зверь, едва сдерживая себя от разоблачения, снова доверчиво кивнул, чуть качнув белым хвостом. Наверное, выглядел он в чужих глазах смешно и глупо, но молодости это позволено, не так ли?
У Арашу нет идола. Ни у кого из Них нет идола. Боги сами по себе. Им не нужны высшие покровители. - Упрямо думал наёмник, продолжая откровенно наивно взирать на ведьму.
Волк мотал на ус каждое слово, сказанное Флавелой. Возможно, если он сегодня выживет, то полученная информация сможет ему как-то помочь. А пока он, обездвиженный, стоял на месте, оказавшись под самым, что ни есть, пристальным вниманием волчицы. Она говорила и говорила, а потом отскочила от Солея несколько игриво, что сбивало с толку Мкаа.
Кровь его, попавшая и смешавшаяся с чёрной, начала бурлить и шипеть. Вязкая жижа начала скукоживаться, и Солю подумалось, что здесь понадобится намного больше его крови, возможно даже вся, чтобы изничтожить скверну. И что ему делать? Как исполнить волю его Богини?
И вдруг Флавела оказалась совсем рядом. Снова. Она собирала его, амонкирита, кровь в тёмные кристаллы, от чего охотнику сделалось как-то не по себе. Не хорошо, очень не хорошо, что в грязных лапах теперь его кровь - на ней можно делать различные ритуалы, следить за ним, куда бы волк не пошёл, если у волчицы окажутся познания в этой области. А Мкаа был уверен, что ведьма знает о тёмной энергии и зловещей магии многое.
В момент, когда она прикоснулась к Солею своим чёрным боком, тот вздрогнул, как от удара, но так и не смог отстраниться - нити сё ещё держали его передние лапы, одну из которых, прокушенную, нещадно жгло ледяным огнём боли. Но что такое для амонкирита боль? Он - наёмник, не привыкший себя жалеть. Ни себя, ни окружающих. Он воспитывался в суровых условиях таким, каким он был - строгим к самому себе и окружающим, опасным, продуманным.
И сейчас он должен был оставаться собой до самого конца - их, или же его.
Касание языка за его ухом заставило толпы мурашек скользнуть вдоль позвоночника, да против шерсти. Какое-то странное ощущение закралось в душу амонкирита, но он решил не обращать на это никакого внимания. Куда важнее было то, что волчица вдруг... Исчезла, провалилась в какую-то мрачную мазуту. Соль вытаращил глаза, приоткрыв в немом удивлении пасть, но мысли его были прерваны гулом голосов. Сперва тихий, он постепенно нарастал, приобретая очертания словами - древняя молитва. Её Солей не знал, да и слов особо различить не мог, словно говорили на непонятном ему языке. Не трудно было догадаться, что он, именно он стал основной фигурой для ритуала, иначе его не обездвижили бы.
И теперь Мкаа вдруг остро осознал, насколько одинок в этом мире. Вполне возможно, окажись тут рядом его сестра, то лишь она и бросилась на выручку к нему. А больше в мире никого и не было у Солея.
Маленькое солнце. - Прозвучали в голове слова сбежавшей Флавелы. Зверь как-то безразлично окинул взглядом сгустки тьмы, тянувшиеся к нему, танцевавшие и опьянённые кровью его. Ритуал начался, и он сам активировал тёмную энергию, понадеявшись, что она обратится в светлую. Каков глупец.
А лапа уже не просто болела. У волка возникло ощущение, что теперь его конечность кто-то невидимыми клыками отрывает от плоти. Пришлось собраться с силами, абстрагируясь, не показывая того, насколько им, амонкиритам, может быть больно. Он - посланник Амонкиры. И если ей угодно, он выдержит всю эту чертовщину.
Одна из нитей поползла вверх по лапе - к красной ленте, повязанной чуть выше. И стоило тьме коснуться артефакта, как тот внезапно хлопнул. Солей знал, что произойдёт дальше, но он не ожидал, что лента заработает. Сколько раз он взывал к ее силе, сколько раз пытался вызвать сову, чтобы та вернула его в мир Ал-Амонка. И вот теперь, по прошествии такого огромного количества попыток воззвать к силе, заключённой в узком кусочке ткани, лента сработала.
Огромная сова поднялась над тёмными головами, шёпот перьев её успокаивал наёмника, заставив блаженно улыбнуться. Сова эта раньше представлялась ему лишь проводником в другое измерение, но не защитником веры. И вот теперь огромная птица вскрикнула возмущённо, прерывая проклятую молитву. Песнопение стихло, а Мкаа словно дали глотнуть свежего воздуха - так хорошо было, когда все жертвенники одновременно замолчали.
А дальше был хаос в чистом его виде, первозданном. И Жереб бежал, и сова полетела за ним, успев предварительно высвободить амонкирита из проклятого круга.
И всё стихло. Несостоявшийся ритуал оставил после себя лишь выжженное пятно.
Сова улетела, а повязка-артефакт приобрела узкую чёрную полосу. И Солею показалось, что сова больше никогда не прилетит к нему, и что лента его больше не артефакт, а всего лишь напоминание о настоящей родине и о том, кем он является на самом деле.
Лапу уже не так жгло болью, и зверь осторожно провёл по укусу языком несколько раз. зализывая раны.
А потом волк поднял взгляд разноцветных глаз туда, где должно было быть небо и звёзды. Сохранил ли он мироздание? Соединились ли рваные края сводов, прикрываемые ранее могучим боком Богини? И где теперь Амонкира? Выполнил ли он Её просьбу? Я не смог... И Флавела, и Жереб сбежали, Амонкира. Простите меня, моя Богиня.

+2

18

Тишина малахитового леса колебнулась. В нее вписался непонятный шум, треск, который мог напомнить стрекот цикад или похрустывание дров в костре. Свабу застриг ушами, завертел головой, выискивая его источник. Он удивился. До сих пор эта земля казалась ему покинутой и недружелюбной, он в нетерпении ожидал конца покрытых мхом стволов, и не думал, что она может преподнести ему какие-то сюрпризы.
Альфа Ордена ошибался.
Они спустились в овраг, целиком плененный лимонно-золотыми кустиками. Те ветвились, растопыривали веточки, если приглядеться, можно было заметить, что сделаны они из странного материала, которому Свабу не мог найти аналогии. Это кора такая? Растения хотелось потрогать. Но выглядели они хрупкими, словно наступишь – и сломаются, как хрустальная поделка.
- Я не видел ничего подобного на территории Ордена.
Зориак говорил не только про кустики, но и про огненные «яблочки», что парили над ними, собравшись, точно пчелы над цветочным полем. Они пылающим кольцом окружили стройный черный обелиск. Свабу не хотелось проходить мимо, непонятный камень выглядел мрачно и загадочно, притягивал к себе, будто он и был целью их путешествия. Казалось Свабу, что находка может чем-то помочь, и им необходимо ее посетить.
Волк почувствовал приближение первородного.
- Может, нам стоит пройти мимо? Это похоже на ловушку.
- Не думаю, что кто-то будет ставить ловушки в этом забытом месте, - задумчиво проговорил Свабу, не сводя глаз с обелиска. - Наверное, мы должны…
Он осекся, рассмотрев Веледу, что следовала прямиком к искрящимся огням.
- Погоди!
Направился следом, но едва он сделал несколько шагов, как мир ослепительно вспыхнул, а затем потух, отозвавшись болью в ослепших глазах. Свабу вскрикнул, отшатнулся назад, рыча подстреленным зверем и тряся косматой головой. В недоумении моргал и видел темноту.
Он знал, что такое слепота – довелось почувствовать у Мертвого озера, отдавая Калахире жертву взамен на дар. Даром оказался ворон, что стал его глазами и ушами на протяжении полугода. В прямом смысле, глазами и ушами. Но сейчас птицы рядом не было. Была боль и темнота.
- Антей, глаза… Я говорил, что мне не нравится эта штука… Псы меня дерите! – проморгавшийся Зориак негодовал, пока не понял, что вожак продолжает метаться и кряхтеть. – Магистр, что случилось?
- Не вижу, - хрипом отозвался Свабу. – Ничего не вижу…

+3

19

Для Веледы и Свабу
В упор глядя на обелиск, Веледа видит краем глаз как участились появляющиеся образы из эфирилия. Но стоило на них сосредоточиться как они все казались ей пустыми и бесполезными. Мелкие куски конфликтов и перемирий, радости и горя и многого, многого другого, они были подобно мусору, которым загадили это некогда важное место и ныне сквозь его слои было не различить где сор, а где золотой песок. Сам обелиск был под два метра ростом, его тёмная блестящая поверхность испещренна письменнами, которые казались Веледе смутно занкомыми. Куст крепко обвивший столб своими тонкими безлистными ветвями излучал слабую пульсацию напоминающую дыхание. Там где жёлтые веточки сплетались в самых сложных узорах волчица обнаружит выемки, запачканные золой.

Свабу лишился зрения, но взамен его слух значительно обострился, различая то, что было недоступно его товарищам. Он слышал голоса и отрывки фраз, которые не понимал, словно он ворвался на вечеринку, где никого не знал и вообще был не в теме. Однако обладатели голосов видно ещё не заметили, что их подслушивают и если Свабу прислушается, он начнёт медленно понимать суть их разговоров.
- Их тепло... мы так скучали, так мало, так мало.
- Мать, мать, ты дала нам голод?
- Жрать. Нужно жрать. Жрать, чтобы стать... Вернуться? Что? Зачем?
- Не помни-им, не помни-и-и-им! Забыли, пропали!
- Соль, матерь, глаза. Слёзы, пепел и скверна. Тюрьма. Конец до конца.

[К Свабу медленно возвращается зрение. Вместе с ним звуки голосов становяться дальше и затихают.]

GM-Co

Отредактировано Game Master (2017-07-31 16:46:44)

0

20

Волчица похолодела, услышав голос Свабу. Второй ослепший в их отряде будет вовсе губительной затеей. Придется поворачивать назад, объявлять экспедицию неудачной, хотя вероятно, за следующим кустом их уже ждала разгадка. Хотя нет, ни за что! Она вылечит любую рану, да что там, даже вытянет из хватки Калахиры, но не сдастся и не повернет назад. Если будет нужно, потащит на своем горбу двух матерых, однако не смирится с неудачей.
"Держись, магистр..."
Самой бы выбраться.
Инсомния будто играла с ней, не давая опомниться. Веледа стояла как вкопанная, опасаясь забрести еще куда-то; крепко стиснув зубы, она жмурилась и легонько трясла головой, будто могла вытряхнуть через уши эти обрывочные видения и смутные образы. Инквизитору это надоедало. Не для того они тащились сюда, чтобы наблюдать изодранный мультфильм прошлых жизней.
Как-то раз после очередного приступа на охоте, когда Веда упрямо загоняла невидимого остальным уже давно мертвого оленя, Шаурд сказал на удивление меткую фразу. Инсомния твоя, инкви, очень уж похожа на пятую ногу, что из брюха торчит. Ты куда-то идешь, а она брыкается. Вспоминая эти слова, первородная еще пуще взъерошилась, чуть скаля клыки на упрямый обелиск. Перед взором вновь мелькнула чья-то смазанная морда.
"Ну, хватит!"
- Покажи то, ради чего стоило здесь плутать, или прекратись! - непонятно на кого вызверилась Веледа, приказным тоном рявкнув прямо в темный обелиск.

+1


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Подземелье » Дикие земли