для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:

    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Нашему форуму 8 лет 4 месяца 2 дня.

    01/07/2020 Завершился игровой сезон, началась перекличка
    19/04/2020 Обновлён дизайн форума.
    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.
  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Сезон "Клятва на крови"
    22 сентября 188 года, 7:00
    Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711
    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Архив Старого Острова » Центральная площадь


Центральная площадь

Сообщений 1 страница 20 из 102

1

http://satirics.net/d/img/c99c9026517b3b0e3055.pngЗдесь проходят праздники и прочие мероприятия Города. Пойманных волков частенько приводят сюда на показ жителям, а во время ярмарок Рынок может расшириться на всю Площадь, заполняя все кругом своими лавками. В остальные же дни здесь совсем не людно.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Рынок
Юг | Дворы
Запад | ---
Восток | Трактиры

0

2

Начало.
Центр. Самая сердцевина Города. Самая сердцевина всех земель.
Я люблю людей. Люблю просто наблюдать за ними, их движениями, отточенными и четкими. Кто сотворил их столь идеальными? С подвижными и мягкими руками, проникновенными глазами, прямыми спинами, будто бы чья-то крепкая рука вставила в их позвоночник железный стержень, удерживающий их горделиво прямо…
Я наблюдала за ними. Устроилась на теплом, после дневной жары, брусчатке, положив черно-белую морду между лап. Некоторые из них спешили домой, к своим семьям. Некоторые, наоборот, выходили на улицу, кто гулять с собаками, кто поразвлечься и прогуляться летним вечером.
Последние обладали для меня неведомой притягательностью. От них пахло алкоголем и табаком. Отпугивающий и одновременно такой манящий запах…
Мимо прошла очередная шумная компания. Мои уши невольно дернулись, я потянулась за ним невидимыми нитями своей души, провожая, будто бы хотела уберечь, защитить…
Могла бы я окружить их всех. И не только людей – собак, волков. Окутать, спрятать, согреть.
Сейчас мне было хорошо. Я лежала, впитывая в свое тело дневное тепло. Люблю я вечернюю площадь… Она наполняется каким-то непонятным для меня таинственным очарованием. Я думаю, сколько же всего могло тут произойти, сколько крови было пролито, сколько сердец было сломано… А сколько же их начало биться заново!
Я чувствовала единение. Себя с Городом. Я была его частичкой. Неотъемлемой частью.
И только где-то внутри пульсирующим, едва заметным комом, не зависимо от меня, жило одиночество. Со всеми сразу, а значит ни с кем, одна.

+1

3

------------------------>Лесопарк.
Сайлент двигался вперед через толпу людей, то проскальзывал между ними, то слегка толкая их своими широкими плечами. Кто-то смотрел на него без особых эмоций, кто-то в испуге отскакивал. Другие же, напротив, злились и норовили лишний раз наступить ему на лапу. Презрение. Вот - единственное чувство, которое волк испытывал по отношению к ним. Люди ничем полезным не занимались, лишь шатались по площади и даже не догадывались о том, что твориться сейчас в Городе. А ведь стоило бы. В конце концов, именно они изобрели ружья и построили питомник для того, чтобы убивать волков и освобождать от них свой Город.
На шкуре Серого красовалось несколько новых, ещё не покрытых коркой, ран, которые он получил в драке с черным волком. Соперник бы крупным и сильным, плюс с ним было ещё двое диких собратьев. Все, что оставалось сделать Сайленту - это найти кого-нибудь из гильдии. Кого-нибудь, кто сможет помочь.
Принимать помощь от людских шавок было унизительно, но ещё унизительнее было бы просто отпустить налетчиков. Особенно теперь, после того, как они уволокли с собой Рошер. Чертова собака. И зачем она вообще забилась в те кусты? Унесла бы лапы - осталось бы цела и невредима. А теперь её забрали. Забрали без какой-либо цели, похоже, лишь для того, чтобы в лишний раз позлить Городских. Что ж, им это удалось. Сайлент был зол, действительно зол.
Волк дошел до середины площади, оставляя после себя капельки крови на земле, и остановился, стараясь найти глазами кого-то. И ведь нашел.
Чуть впереди, немного левее, лежала Яска. Сайлент вдруг почувствовал, что именно она - та, кто сейчас была нужна ему более всего. И пусть в деле, касающемся поимки диких, собака - не помощница, но волк вдруг резко понял, что именно её компания смогла бы спасти его бушующую душу. Как? Одному Богу известно. Но так было и будет, без вариантов.
Сайлент продолжил идти вперед, огибая людей и стараясь сдержать в себе всю злобу по отношению к ним. Свой взгляд волк направил в сторону Яски. Странно, она не раздражала его так, как все остальные. Не вызывала презрения и ярости, как другие суки, вроде Рошер. Яска казалось какой-то настоящей, даже в некоторой степени родной. Она была доброй, действительно, совсем не наигранно, доброй. И это тянуло его и отталкивало одновременно.
Сейчас, глядя на неё, волк почувствовал какое-то странное облегчение. Слава Богу, собака была на людной площади, а не рядом с ним там, в лесопарке. Мысль о том, что дикие могли бы утащить с собой не только Рошер, но и Яску, была, как не странно, пугающей. Хотя, любая мысль о том, чтобы её потерять, пугала.

0

4

Знакомый запах. Я подняла голову, с легкостью находя в толпе огромную серую тень, чуть ли не в два раза больше меня самой.
Мрачен, как всегда. Зол, раздражен и мрачен. Я улыбнулась ему, искренне и по-доброму, легко и просто.
Он не в настроении, он сейчас может накинуться на меня, нагрубить, постараться унизить – да все равно. Я ведь знаю, что он прячет под грубостью. Точно знает.
Сайлент приближался, и улыбка моя постепенно сошла на нет: я заметила его свежие раны. Опять...
Я встала, даже не потрудившись отряхнутся. Двинулась навстречу, беспокойно помахивая хвостом.
- Сайлееент… - я протянула его имя, не скрывая беспокойства в голосе. Не здороваясь, ни о чем не расспрашивая, просто быстрым взглядом пробежалась по свежим рубцам.
Нахмурилась.
- Зачем ты это делаешь?
Я выдохнула, прижалась лбом к его плечу.
Почему он возвращается? Часто ведь грубит. Злится. Но всегда возвращается. А я его жду. От встречи до встречи, жду. И живу, кажется, от встречи до встречи.
А в такие моменты, как сейчас, я думаю о том, что Серый может и не вернутся. Никогда. Вообще никогда. Загрызут его в каком-нибудь переулке и все…
Наверное, мы достаточно странно смотрелись вместе.
Огромный, серый волк, с уставшим, опустошённым взглядом и мелкая на его фоне, черно-белая собака, которая ни чуть не боится хищных челюстей.
Собаки и волки – противостояние. Мы обязаны их боятся. А они – нас. Но Сайлент ведь не совсем обычный волк?.. Он почти как собака.
Почти.

0

5

В очередной раз резко толкнув плечом какого-то человека, Сайлент, наконец, приблизился к собаке и остановился рядом с ней.
Яска сорвалась с места, похоже, заметив на нем свежие царапины, и подошла ближе. Совсем близко. Взгляд её, как и обычно в подобных ситуациях, выражал какую-то обеспокоенности и некую долю недовольства. А также тепло, много-много тепла.
В очередной раз, глядя на неё сверху вниз, Серый задумался над одним единственный вопросом. Что же она такого в нём нашла? Волк бывал достаточно груб с ней, причем довольно часто. Он мог задеть её чувства, высмеять четы её характера. А потом ещё несколько дней грызть свою душу изнутри за подобные поступки. Но он никогда не извинялся. Хотел, наверное, но не мог. А она все равно была рядом, что бы он не натворил, и это удивляло. С каждым разом удивляло все сильнее и сильнее. А ещё привязывало, поэтому волк всегда возвращался. Всегда.
- Зачем ты это делаешь?
Глупый, глупый вопрос. Она знала о нём все. Каждый, даже самый неприятный пункт из его биографии, включая побои хозяина и смерть близкой по духу собаки. Смерть, которая произошла по вине волков. И вот теперь, после всего этого, она не понимает причины его ненависти? Или, может быть, просто не может понять? Такая добрая, такая... чистая. Странно, сама мысль о том, что Яска может думать о ком-то плохо, казалась немыслимой. Наверное, так оно и было.
-Какая-то шайка, во главе с черным волчарой, напали на меня и ещё двух псин в парке. Одну из шавок, Рошер, похоже убили и куда-то уволокли труп. - при воспоминании всех сегодняшних событий волк невольно оскалил пасть - Мне непонятно, зачем им понадобилось её тело?
Он обычно рассказывал ей все, практически не утаивая ни единой детали. Почему? Доверял. Доверял так, как никогда и никому прежде. Яска была умна и могла давать, да и не раз давала, дельные советы. Те, что в последствие ему помогали. Да и усталость, а также злоба после драки не помогали ему размышлять на подобные темы. Для начала следовало хоть немного успокоиться.
Сайлент сделал шаг в сторону он собаки, а затем направился на поиски относительно тихого уголка, в котором они сумели бы спокойно поговорить. Найдя такое место, волк лег, прижавшись одним боком к холодной каменной стене, и несколько раз провел языком по одной из своих новых царапин. Они не болели, лишь слегка пощипывали, но и это было довольно неприятно. Да и вообще, весь сегодняшний день был больше похож на кошмар. Сначала этот дурацкий многолюдный праздник, потом драка. Плюс ко всему, на площади он не встретил никого из охотничьих псов, а значит, с расправой над чужаками придется подождать.
-Чертов день. - с ненавистью рявкнул он, задрав морду куда-то вверх, к небу.

0

6

Я оторвалась от его серого плеча и заглянула прямо в глаза. А потом скользнула взглядом вдоль его тела, рассматривая каждую шерстинку, каждую царапину, проглядывающиеся сквозь шерсть старые шрамы… Изучала, будто бы в первый раз встретила.
И каждый раз, когда Сайлент был рядом, мне было хорошо. От обычного осознания, что он есть. Что он просто есть. Такой, именно такой.
Да, мне хотелось его опекать чуть ли не материнской любовью, взращивать в нем ростки чего-то высоко, стараться донести до него свое мировоззрения, но я принимала его и без этого. И если я никак не повлияю на него, мне будет все равно.
Он есть. Этого хватает.
Я молча выслушала его объяснение, но с ответом не торопилась. Сайлент был не в духе. Я не привыкла его поддерживать словами и как-то успокаивать. Я просто обсуждала с ним происходящее, стараясь свою поддержку показывать действиями, а не словами.
Не очень-то люблю говорить, если честно. Самое главное – оно же без слов. В глазах. В интонации голоса. В мимолетном повороте головы!..
Мы отошли в укромное местечко.
Серый больше не смотрел на меня, устало улегся на землю, растекаясь по брусчатке. Я легла рядом, прижимаясь к нему, чувствуя, как бьется его сердце.
Улыбнулась привычному ощущению полноты рядом с ним. Осторожно лизнула одну из его новых ран.
- Я никогда не вникала в волчьи дела, - задумчиво произнесла я наконец. – Старалась не влезать в их политику. Стаи перемешиваются, собаки звереют, люди меняются. 
Опять затихла, подбирая слова, тщательно и правильно, стараясь не пустословить.
- Может, у них какие-то свои традиции? Ну, к примеру, похоронить врага с почетом…
Вряд ли Сайлент в серьез отнесется к моей версии. Но для меня все выглядело действительно реалистично.
Я ткнулась носом в его шею.

0

7

Для выполнения квеста вам нужно перейти в локацию собачьего питомника.

0

8

Сайлент лежал, предпочитая сохранять молчание. Он, казалось, не замечал собаку и её ласки. Мыслями волк был все ещё  лесопарке, там, где случилась небольшая схватка. В голове возник образ черного волчары, а вместе с тем и образ Рошер. Зря, очень зря собака решила прогуляться до парка. Теперь она мертва, но ему-то, Сайленту, по большему счету была наплевать на неё и её жизнь. Тем не менее, хотелось найти, добраться до врага и убить. Именно убить, никаких компромиссов и быть не может.
Из задумчивости волка вывел голос Яски.- Может, у них какие-то свои традиции? Ну, к примеру, похоронить врага с почетом…
Серый прикрыл глаза. Традиции? Да разве у таких вообще существуют хоть какие-то традиции? Хотя, как знать. Другое дело, что Рошер - явно не достойный враг и хоронить её с почетом смысла не было.
А стоит ли вообще мстить за её смерть? Волк замер. Он мог бы просто-напросто вычеркнуть этот день из своей памяти, оставить все как есть, забыть. Так было проще, так, вполне возможно, было бы правильнее. Но, даже учитывая тот фат, что смерть одной из псин его не особенно огорчила, Серый не мог позволить врагам спокойно разгуливать по Городу. Ведь в противном случае одной из их следующих жертв может стать кто-нибудь другой. Может быть, даже Яска...
Сайлентс силой сжал челюсти и тряхнул головой, как бы отмахиваясь от неприятных мыслей, но не так-то просто было это сделать. Он почувствовал, как собака ткнулась носом в его шею, и такое уже почти привычное, но вместе с тем все ещё странное тепло разлилось по его телу.
Ему хотелось защитить её, защитить несмотря ни на что. И пусть волки перебьют хоть всех остальных псов в Городе, но Яска должна и будет жить. Он не позволит кому-либо навредить ей, он убьет за неё и умрет за неё, если того потребуют обстоятельства.
-Ближайшие несколько дней ты будешь со мной. Никуда не уходи. - как бы между делом сообщил волк.
Нужно было действовать. Более того, ему хотелось действовать. Выследить налетчиков, напасть и отбить у них всякое желание появляться здесь. А для этого нужна была подмога. Другие охотники гильдии, желательно с хозяевами. Пускай мысль о том, чтобы драться вместе с псами была отвратительной, но, скрипя зубами, волк все же признался сам себе, что в одиночку против целой стаи ему не выстоять.
Резко поднявшись на лапы, Сайлент вновь обвел глазами площадь. Никого... Видимо, все находятся в питомнике. Отряхнув шерсть от приставшей пыли и грязи, волк направился вперед, не оглядываясь на собаку. Он знал, что Яска последует за ним, раз он попросил её. Последует, не задавая лишних вопросов, просто доверится.

----------------------->Питомник

Отредактировано Сайлент (2012-05-26 16:09:47)

0

9

Возможно, никто и никогда не поймет моей беспомощности. Я хотела помочь. Вся моя душа горела, страдала, пыталась добраться до него, пробить защиту, так старательно выстроенную. Кирпичик за кирпичиком, так осторожно, так медленно, постепенно.
Глупый, мой глупый Сайлент… Спаситель. Я верила в его огромную, необъятную душу, которой он хочет охватить весь мир, закрыть, остановить все драки, кровопролития… Но с другой стороны – он же не сможет без этого. Он живет своими переживаниями, своей войной.
И не понятно, какой из войн: той, что происходит внутри него, или той, которая идет на самом деле и которую видим все мы.
Серый молчал. И я молчала. Ждала каких-то фраз, каких-то действий.
Возможно, я немножко его и побаивалась. Вдруг он когда-нибудь уйдет навсегда, насовсем?.. От этой мысли начиналась паника.
Я успокоила себя.
Он всегда возвращается. А если и уйдет… Что же. Мне важен сам факт его существования в этом мире. Его присутствие, как таковое.
Что, мой серый меховой клубок, наполненный болью и отвращением к этому миру? О чем думаешь ты сейчас? Болит ли там у тебя где-то внутри, той самой мучительной болью, которую чувствую я? Вспоминаешь ли ты очередную схватку? Вынашиваешь ли планы мести?
Защищать, оберегать…
Забавно так. Мне хотелось его защищать. Заступаться за него. Отважно бросаться в бой, если что… А ведь какой из меня боец-то?
Я улыбнулась своим мыслям.
Хорошо, что ты есть у меня, Серый.
- Ближайшие несколько дней ты будешь со мной. Никуда не уходи.
Я улыбнулась шире, уже вовсе не скрывая своей улыбки. Да, я была рада! И пусть он там себе думал, что это он будет защищать меня, оберегать, на самом деле – это буду я. Вокруг него, растворюсь в нем… Остановлю, если понадобится. Поддержу.
Несколько раз я вильнула хвостом, поднялась с каменистой мостовой и побежала следом за Серым, оставаясь при этом чуть с заде.
=> Собачий питомник

0

10

Судьба еще раз привела его в людское логово, какая милая ирония. Всю свою жизнь, точнее прошлую жизнь, он мечтал подойти к двуногим поближе и узнать как можно лучше, но стоило только решить постоянно оставаться на территории новой стаи, как вожак тут же посылает найти какую-то волчицу. Прям как тогда, когда Али был еще в Мертвой Равнине и будет очень смешно, если задание опять же не будет выполнено. Дежавю... И послали Иса, как уже стоило понять, не одного, а с неким Даниэлем... Да, кажется так его зовут. Молодой волк, который, что весьма удивительно, был еще мельче Ала. Особо доверия он не вызывал: робкий, молчаливый и скрытный, хотя и сам Али был таким сейчас. После того, как его избрал великий бог безумия Шитахи, его жизнь кардинально изменилась. Остатки той доброты, отзывчивости и светлого огонька давно потухли под натиском Безумия и холодности. Он стал нервным и очень раздражительным, пусть и редко это показывал, но это чувствовалось всеми. Стоит только взглянуть в его карие глаза, поддетые теперь непонятной пеленой вечной задумчивости. Пока он был на территории Ассасинов, то в основном отсиживался в норе, лишь редко выходил из нее, чтобы перекусить или выслушать Фауста, восставшего из мертвых вожака. Никто к нему не лез до селе, остальные тоже замечали его новую манеру - болтать самим с собой или шарахаться от чего-то, чего никто не видит. Но Али видел, но не мог разобрать что именно, то ли морду Шитахи, то ли пасть его собственного Безумия, которая постоянно болтало с ним в кошмарах.
     Безумие... Ох, это какой-то оживший кошмар, что преследует его по ночам, а порой является и в реальность. Стоит только Али увидеть эту неестественную и дикую пасть, как все внутри трепещет от ужаса, страха и непонимания. Она все время говорит, что она его часть, но волк не верит, что в его душе могло поселится такое... Что он сам является эти чудовищем. Казалось, он просто сходил с ума, но и это Ис отрицал, он не мог признать того, что его драгоценный разум дал трещину. Он больше не хотел вспоминать о адских мучениях...
     Волк встряхнул головой, отгоняя воспоминаниях о неприятных снах и неожиданно подступившем прошлом на Поляне Смерти, где все и случилось. После воскрешения Фауста он был будто в каком-то тумане или дреме, только сейчас придя в себя. Прогулка, наверное, пошла ему немного на пользу и ветерок отрезвил мозги, но волк все равно хотел вернуться в нору или зарыться поглубже в траву. Вновь забыться и залезть в собственный мирок. Но он не мог, он был на задании. Хотя в его силах было на все плюнуть и вернуться, Али давно осознал, что слишком важен и стае и самому Богу, чтобы ему что-нибудь сделали. Максимум куснут за шею, а так порычат да и только. Али'ис и сам был в шоке от того, что страх перед вожаком куда-то подевался.
     Но стоит вернуться в реальность, которая была, как известно, сера и жестока. Хотя нет, сейчас она была ярка, ведь наступала осень - любимое время года Али. И вместе в падающими пестрыми листьями летели и легкие снежинки. Волк даже пару раз поглядывал на небо, чтобы разглядеть эту непонятную застывшую воду. Когда-то в детстве он любил пробовать ее на вкус. Сейчас воспоминания о прошлом давались с еще большим трудом, чем раньше. Казалось, родные лица словно кто-то насильно стер из памяти.
     Громко выдохнув, Ал перевел взгляд на Даниэля, что покорно шел впереди, опустив морду к земле. За весь пусть он не проронил и слова, только поприветствовал в самом начале, когда его подозвал Фауст и... сгорбился в поклоне. Это было немного странно, но Алу ли говорить о странностях, к тому же он такой параноик. И все же его не покидало неприятное чувство, что-то в этом черном было не так. Когда тот стоял перед ним, Ис все пытался поймать взгляд золотых глаз, но быстро оставил эту затею, двинувшись в путешествие. Как всегда, Ис держался позади, глупо отдав спутнику первенство, который, кажется, вел их все же к нужной цели. Короче говоря, они все-таки оказались в треклятом Городе, а это и было в главным. Голоса, каменные улицы и стены, все такое незнакомое и непонятное... Оставалось только найти некую волчицу и привести ее к Фаусту. Зачем она ему, конечно же, никто не сказал, что не мало раздражало Али, который теперь привык получать ответы на все интересующие его вопросы.
    «Ох, неужели кто-то з-с-слиться? Помо...» - вновь змеиный голосок ядом расплылся по разуму Ала, но волк, резко, по привычке, встряхнул головой, от чего маленький Ад тут же закончился. Сердце вновь мчалось галопом из груди. Стоило чувствам только взять вверх в сознании Али, как Оно тут же просыпалось. Али не мог допустить сейчас осечек и вновь уставился на спутника, разглядывая каждую шерстинку, чтобы отвлечься.

+3

11

Прошло довольно много времени с того момента, как он был на Хребте. Та сцена с огромным львом, напавшем на его состайников и парочку чужаков, плохо теперь вспоминалась в голове. Да и не держал он такое, что со временем вылетает из головы на пару с ветром, холодным, промозглым и мокрым. Совсем осенним. Еще немного и наступит зима - самое отвратительное время года для Даниэля. Отвратительное по таким простым и странным причинам - Дэни был черным, а черное видно на снегу, белом, сверкающем и холодном снегу.
От одной мысли, хищник невольно фыркал и морщил мокрый нос, иногда дергая ушами, но в основном шел вперед, скорее на автомате. Дорогу в город - лапы помнили наизусть. Как-то слишком часто он оказывался вблизи или на окраинах. Разные цели приводили в разные места, но в одну и ту же локацию.
А вообще, за время тут много чего изменилось. Фауст ожил, стаи поменялись, добавились новые, Даниэль просто не успевал порой следить за всем, бегал как ошпаренный, дабы только успеть первым услышать все последние новости, как требовала чрезмерно любознательная душа черного. В памяти еще свежо и ярко колыхалась первая встреча с вожаком, после его смерти. Даниэль, конечно, сохранил полную адекватность и каменную морду, но в душе даже посмеялся. Конечно, тут происходили странности...
Но, идиллия была недолгой, Фауст послал его и еще одного волка за какой-то волчицей, которую можно было отыскать в городе - как же он не любил это место. И все бы ничего, но желтоглазый предпочел бы компании одиночество, звенящее и приятное, лучше любого звука, пожалуй, во всем мире.
Его новый спутник был немного странным, словно у себя на уме и производил впечатление больного шизофренией, иногда шептался, бормотал одними губами, тряс головой, гулял глазами по округе, иногда поглядывал в его сторону, как раз, когда Дани уводил свой прищуренный пронзительный взгляд обратно на дорогу и чуть усмехался.
Вот так компания. Предвиделось что-то веселое. Хотя, если учесть, что почти вся стая начинала подавать такие признаки, то удивляться тут мало чему можно было. Вездесущий Шитахи.
Волки-убийцы поклонялись ему как родному отцу, как первородному, как отцу всей волчьей расы, приносили ему жертвы, пускай и без всякого ритуала, но следящий за всем Даниэль уже давно замечал эту наклонность. И не смотря на свою подлизывающуюся натуру, желтоглазый сторонился божетсв - мало что у них там в голове творилось. Дэн предпочитал внедряться в более... земные разумы, те, чьи он больше понимал, чьи он больше мог скомкать и направить туда, куда нужно было, незаметно, плавно, но верно. Шитахи проникал в разумы без разрешения, подчинял, шептался, говорил через волков, что-то хотел. Бог Безумия - он такой... безумный, не понятный. Черный старался не сливаться со стайными и хранил свою голову ясной и чистой, хоть и чувствовал иногда поползновения.
Отдернув мысли подальше, Дани облизался и, сделав еще пару тихих шагов, остановился у самой стены какого-то дома. Он особо и не заметил, как они уже вошли в город, миновали улицу, что удивительно - беспрепятственно. А теперь перед глазами было обширное место. Разгар дня, солнце почти в зените и все такое яркое, противное, слепящее. Хищник скорее согласился бы переждать день, дождаться приятных, успокаивающих сумерек и только тогда двинуться дальше, ибо сейчас они были такими же незаметными, как черная яма по среди белой цветочной поляны.
Волк опустил пятую точку на землю и покосился в сторону своего потерянного спутника.
"И с ним я смогу привести к вожаку какую-то волчицу?" - с сомнением развел ушив с стороны Даниэль, махнув половинкой хвоста.

+3

12

Вот и прошло ласковое знойное лето, уступив место золотистой осени, чарующей своими яркими красками и многообразием  самых необыкновенных оттенков. Солнце светит все так же ослепительно, но уже не одаривает землю прежним теплом, наступил период так называемого "бабьего лета", который является, пожалуй, самым прекрасным периодом данного времени года. Трава уже местами побурела и засохла, опавшие листья, пёстрым  разноцветным ковром покрыли начавшую остывать землю. В воздухе заметно ощущалась прохлада, запах сырости и перегноя.
       – Скоро наступят сильные заморозки. – отметил про себя Макс, запахивая плащ на груди получше и как-то безрадостно думая о предстоящей зиме. Шёл редкий снег, словно мелкие блёстки отражавший от себя солнечные лучи и от того сверкающий, внезапно подкравшаяся осень застала людей врасплох совершенно не готовых к таким погодным переворотам.  Макс хмурый и немного озябший, недовольный слякотью, в которую превращался падающий снег, размашисто шагал по булыжникам  центральной площади. У Стрельцова началось блаженное время долгожданного отпуска, что конечно не означало, что в это время, он ничего не будет делать, отдавшись во власть отдыха. Совсем нет. На отпуск  у Макса были свои планы, большую часть которых занимала стройка и заказы на ремонт у некоторых знакомых, так что расслабляться  - некогда. Пребывая в своих, далёких от реальности, мыслях, Стрельцов миновал уже центр площади и скоро приближался к теснящимся между собой, на окраине площади, причудливым по своей архитектуре домам.  На удивление Горного, не смотря на то, что был разгар дня, в городе не было видно ни души, если не считать самого Макса. Какая-то нездоровая обстановка, некоторая напряжённость, не покидающая Стрельцова вот уже несколько недель, заставили молодого человека быть предельно внимательным и носить с собой большой охотничий нож.  Все чаще стали повторяться случаи встречи людей с волками, что не могло не наводить на мрачные мысли, ведь если хищники стали забредать в город, значит для этого есть повод, вот только какой? Если пока человеческих жертв ещё не было, это вовсе не означает, что их не будет вовсе, зверь остаётся зверем и не стоит пренебрегать этим знанием. – Нужно завести собаку, а лучше не одну. – в который раз решил для себя человек и свернул за угол ближайшего здания…

0

13

Все-таки странная вещь эта осень, думал Али, следуя взглядом за золотыми падающими пятнами - листьями. Это время года всегда завораживало волка, пусть и сейчас он относился ко всему с заметной холодностью. Осень была слишком ярка снаружи, но через чур пуста внутри - она всегда билась из крайности в крайность, всем время неумолимо меняясь, словно вечно чужая незнакомка завлекала своими своими переменами и таинственностью. У Ала была привычка оживлять в своей голове некоторые неодушевленные образы, и осень всегда представлялась ему девушкой с рыжей копной волос, золотыми глазами и грустной улыбкой и, естественно, она представляла в виде человека, а не дикого хищника. Да, когда-то его радовали собственные причуды и сказки, казалось, что это было в какой-то далекой и совершенно иной жизни, воспоминания о которой давно были изъедены временем. А ведь на деле прошло ничтожных пару недель... Дней, которые так круто изменили жизнь жалкого одиночки. На душе от таких мыслей сразу становилось гадко, и волк в очередной раз прижал уши к макушке, нервно дернул хвостом и насупился - обычный ряд действия, вошедшие с недавнего времени в странную привычку. И как всегда, он медленно начинал раздражаться, но старался не выпускать чувства наружу, что было немного проблематично, ведь на останках спокойствия, пуская искры из под копыт, скакал черт.
     И все же, как было подло лишить его прошлого и счастливых воспоминаний, как бы это не было справедливо со стороны Шитахи, на то он и Бог безумия - все его действия были крайне идеализированы, что одновременно смущало, пугало и вызывало некий трепет. От постоянных мучений с самим собой Али порядком устал, отчего нервно дергал ухом и фыркал, но ничего с собой поделать не мог. Он был зверем, очень маленьким зверьком, которого по его же желанию посадили в сырую клетку. Он сам решил стать эдакой жертвой, прекрасно осознавая, что будет потом. И это «потом» наступило и строило с ним столкнуться лицом к лицу, как волк тут же опешил не зная, что ему делать, попросту став заложником собственных иллюзий и желаний.
     «Служение... Почему я думал, что все будет намного легче. С чего взял, что идеальный мир будет в моих лапах. Ожидал даров перед носом, тут же созданный идеал? Как я порой глуп...» - он вглядывался в каменные узоры на дороге, которые напоминали маленькие лабиринты и каждый их пусть заводил в тупик.
     Али'ис немного поднял голову, почувствовав чей-то взгляд, но его спутник по-прежнему шел, а точнее плелся впереди. Карие глаза немного прищурились, прожигая черного, который в очередной раз привлек внимание Али. Но мысли о нем тут же улетучились, стоило только волку осознать, как далеко они зашли. Если бы они не стояли в тени многочисленных людских логов, то двуногие наверняка бы заметили парочку, ну или приняли за бродящих собак. Но факт остается фактом - неизвестным для Али образом они оказались на полпути к цели, то бишь в знаменитом человеческом муравейнике - Городе. Народу пусть и прилично, но царила относительная тишина, нарушаемая только двуногими детенышами, что бегали по улице, собирая осенние листья и громко пищали. Все так легко и непринужденно, приятными мазками пропитано счастьем, которое было так заразительно, что новые оковы безумного Божества, сдерживающие разум Иса, немного ослабли. Волк любопытно посматривал по сторонам, совершенно забыв о своем спутнике, который тем временем уселся на земь, поглядывал на Али'иса, не стесняясь своего весьма неприятного взгляда. Стоит признать, что от этого поглядывания он чувствовал себя неловко, пусть и был захвачен всеобщим возбуждением.
     «Что? Что не так?!» - с вызовом подумал он, метнув мимолетный ответный взгляд в сторону черного, но тут же вернулся к своему любимому занятию - разглядываю людишек. Волк уже забыл эту часть своей натуры, делавшей его еще с рождения немного ненормальным.
     Али еще помнил что его главная цель найти волчицу, но что-то внутри него само отодвинуло приказ Фауста на задний план, делая его не таким важным как казалось, но чего и стоило ожидать, радость Иса продлилась недолго и еще до того как двуногий паренек заметил волков и даже зашел за угол дома, в волке завизжал инстинкт и морок теплым потоком тут же распространился по всему телу, заставляя слегка вздрогнуть.
     Стоит заметить, что в мороке Ала тоже кое-что изменилось, пусть и не так заметно. Некогда ясное лицо, светившееся неподдельным интересом, теперь будто покрылось корочкой льда: оно заметно побледнело, приобретая болезненный оттенок, под глазами залегли не малые темные круги, словно юноша не спал несколько дней, а губы были плотно сжаты и скажены едва заметной едкой ухмылкой; редкие вены теперь легонько выступали, казалось, что сам яд Шитахи исказил их и вообще весь морок. А что касается одежды, то тут все осталось неизменно - джинсы, толстовка, кожаная куртка и кеды.
     Страх был, но он безуспешно вырывался из стальных лап Безумия, которое явно не мало тешило происходящее. Но и оно немного да нервничало.
     «Только их тут еще не хватало...» - в один голос отозвалось сумасшествие и Ал, тут же потерявший любовь к людям.
     Человек, а значит и чужак, что значит и враг. К тому же его приход портил все планы, да и черный дружок явно морока не имел и сейчас придется как-то выкручиваться, прям как тогда... Той зимой. Ис машинально выступил вперед, делая выражение лица удивленным и попутно прикрывал Даниэля. Болтать не спешил, выжидал.
      Волнение и напряжение возрастало, это прямо-таки чувствовалось в воздухе. А тем временем в Али медленно просыпался забытый и неуверенный трусишка, который грозил все испортить.

+2

14

Взгляд изучающе скользил по всему силуэту, цепляясь за каждую мелочь, вырывая из общего образа что-то такое, что отличало именно этого волка из всей толпы.
Али`ис. Так он представился при первой встрече. Имя показалось странным. И понравилось и не понравилось одновременно. Словно какое-то неясное, сочетающее в себе и мелодичные звуки и что-то такое резкое, шипящее. Даниэль не мог разобрать что же именно не устраивало в этом имени, но вскоре плюнул на это дело вновь и расслабился.
Его спутник оживился, вернулся в реальность и теперь озирался по сторонам, явно удивленный их нынешним местоположением. Дэни и сам не ожидал, что так быстро доберутся до цели. Но факт оставался фактом.
Алиис не особо торопился приступать к их главной задаче, но что-то внезапно переменилось, что-то такое, что почувствовал и Даниэль, едва различив первые человеческие черты в облике спутника. Тот напускал морока, которого не имел черный, да и не особо переживал по этому поводу, хоть в некоторых моментах морок мог сильно облегчить его существование.
Причину столь резкой смены внешней декорации желтоглазый понял почти сразу. Из-за угла вслед за шагами и запахом появился человек. Хищник, не мешкаясь, поднялся с земли и, завиляв дружелюбно хвостом, высунул розовый язык из пасти, подражая собаке. Для пущего эффекта даже морду сделал счастливой, прищурил глазки, типа заулыбался и покосился в сторону Алииса. Если все получится, то они избегут многих неприятностей. Если, конечно, этот шизик не выкинет что-то из ряда вон. Не заговорит например о своем. Или внезапно не уберет морока и не начнет бегать по мусорке, воя о летающих горшочках и булькающем небе.
У этих ненормальных... всякое бывает.
Даниэль осторожно кинул взгляд в сторону неизвестного и обомлел, почувствовав как на загривке шерсть встала дыбом.
Перед ним был тот самый парень, что встретился ему месяц назад в лесу! Золотистые глаза опасно сузились в самые щелочки, волк быстро отвернул голову, прижал уши к голове и уткнулся мордой в ногу своего напарника, почувствовав шерсть, вместо ткани, которую видел.
"Тебя еще не хватало, кудрявый..."

+1

15

Завернув за угол здания Макс почти лицом к лицу столкнулся с молодым парнишкой, Стрельцов наверняка коротко кивнув в знак приветствия, прошел бы мимо, даже не обратив особого внимания на незнакомца и его черного пса, но… Отстраненный взгляд скользнул по юноше и непроизвольно остановился сконцентрировав внимание не на чем- то отдельном, но на всей фигуре и виде неизвестного. Горный раньше определенно не встречался с этим молодым человеком, так как наверняка непроизвольно запомнил бы это лицо: плавные черты, нос с небольшой горбинкой, живые подвижные глаза с некоторой опаской и испугом глядящие на Макса, хоть общее выражение мимики и отражало некое удивление, но зацепило Стрельцова ни это. Юноша был худощав, от этого телосложение казалось несколько хрупким, его лицо было необычайно бледным, несколько изможденным и носило болезненный отпечаток, казалось, что он сильно устал и ему плохо, именно это заставило Горного остановиться. Некоторая растерянность со стороны незнакомца и его шаг навстречу Максу, навели на мысли, почти сложившиеся в убеждение. – Пареньку то наверно плохо, вон какой бледный и круги у него под глазами, наверное не местный, ищет больницу и не знает где она находится. Нужно помочь ему, - решив так, Стрельцов уверенно шагнул на встречу. Задумываться над тем, что у юноши несколько странные глаза, а тем паче выражение притаившееся в самых их глубине, Макс конечно же не стал, мало ли что у человека могло случиться и ломать себе понапрасну голову над вопросами почему он именно так посмотрел, а не иначе, Горный не стал. – Вам плохо? – задал сразу по делу вопрос Стрельцов, - Если вы ищете больницу, то могу вам объяснить как до нее добраться или проводить, ведь вы не местный, насколько я могу судить? – тон Макса был спокойный, сдержанный, хоть местами, нет , нет , да и проскользнет нотка сочувствия. А как жжешь не пожалеть человека то? На дворе холод собачий, а паренек весь такой больной и мерзнет на улице вместо того, чтоб сидеть дома и лечиться медом, вареньем и горячим чаем. С незнакомца Максим скользнул взглядом по черному псу и что-то в памяти щелкнуло, выдав картинку воровства кур и перепалки на небольшой полянке, окруженной колючими кустами. – Вот ты значит чей, черный проныра. – подумал и усмехнулся Стрельцов, заметив на себе злобный взгляд глаз хищника, недобро сверкнувший в полумраке закоулка, после чего, волк уткнулся в ногу хозяина пряча морду. – Твой пес? – спросил Макс у незнакомца. – Такую животину нужно на поводке выгуливать и да, ошейник купи ему, а то носится по деревне на пару с волками и чужих кур ловит, так часом пристрелят то, как бездомного аль воришку. Посмотрел на замершего в одной позе черного пса, – Нет, точно волк, не очень правда крупный, но хитрый «лис». Вот глаза то его я и запомнил. Вроде не тощий, значит кормят хорошо, а все равно пакостит. Вон как глаза прячет, знать помнит меня. – опять тень улыбки заиграла на губах, а чего было сердиться, животину ее тоже понимать надобно, у каждой свой характер и свои огрехи имеются. – Это волк у тебя ручной? Следи за ним получше, а то больно вороват, не все люди такое прощают, точно говорю – пристрелят, а ты и знать не будешь. Макс снова перевел взгляд на паренька и тут же спохватился, что стоит и пустым трепом занимается, в то время как человеку помощь нужна. – Ой, ты прости меня, я тут разболтался совсем, а  тебе плохо поди? Лицо Горного отразило волнение и досаду на свою невнимательность, ну разве можно быть таким эгоистом?

+1

16

В этот раз Ал никаким местом не был рад встрече с человеком, особенно с человеком любопытным, коим этот и являлся. Одного взгляда на него хватало, чтобы узреть не малое благородство, смелость и прочие привычные человеческие факторы. Чисто машинально юноша-волк скользнул более оценивающим взглядом по пареньку, что встретился им. Высокий и довольно сильный, волчьи инстинкты тут же заскули, видя очередную опасность. Загорелый и светящейся добром изнутри, такое вещи они, хищники, чувствовали сразу своим нутром, позволяя немного предугадать действия незнакомца. Пока что особой угрозы от него не исходило, что радовало и настораживало одновременно - такой же пристанет как банный лист, а Ису это было не к чему, ему бы волчицу найти и свалить по добру, по здорову обратно в лесок, пока кто-нибудь да не заподозрил не ладное. А люди такие, подсказывало чутье волка, они порой проницательны и догадливы, главное не допустить чтобы двуногий коснулся, иначе пиши пропало - морок тут же исчезнет, а это тем более в планы ассасинов не входило.
     Такое внимание человека к собственной персоне немного раздражало Али'иса, поэтому он поспешно отвел взгляд, будто заметив что-то интересное в ближайшем мусорном баке, что стоял неподалеку рядом с домом. Так и хотелось сказать, чтобы тот ушел или хотя бы отвернулся. Это ощущение не было смущением, было просто не приятно, ведь волк был не в самом хорошем состоянии здоровья и духа. Любое лишние движение, взгляд и слово являлось для него настоящей угрозой. Но реакция Даниэля заставила его отвлечься и удивленно уставится на черного, который по-собачьи завилял хвостом, высунул розовый язык и счастливо уставился на Али. Осознание того, что это всего лишь мини-представление пришло быстро, и Али по-хозяйски заботливо улыбнулся, коснувшись волчьей лапой бока черного, хотя человек в этом жесте видел лишь легкое похлопывание по спине и чесание за ушком. Слова парня заставили резко прекратить сие милое действо и Ис, словно впервые видел заметил двуногого, удивленно глянул на него.
     Неужели он и правда так плохо выглядит и бессонные ночи, кошмары и споры с самим с собой дают о себе знать? Наверное так и есть, если даже и двуногий обратил на это внимание. Но задуматься волка заставило не только это, но и не знакомое слово - больница. Что это и с чем это едят он понятия не имел, а спросить это у человека явно будет не самым лучшим выбором. Кое-как Ал нашел способ выкрутиться и с теплой улыбкой уставился на человека, стараясь всем своим видом показать, что волноваться не стоит.
     - Нет, благодарю, все в порядке, правда, - он говорил как можно больше убедительнее, стараясь не выпускать хищника внутри и заставить свое тело расслабиться. Дальше он говорил слегка растерянно. - Мы сюда недавно... Хм... Перебрались, да. Устали с дороги.
     Он и сам особо не замечал, как употреблял «мы», обобщая их в черным как каких-то друзей, а не хозяина и питомца, хотя это вроде бы не должно настораживать. Ис сколько раз слышал и видел, что людишки относятся к своим любимцам с трепетом и любовью, словно к своим братьям. Такие мысли заставили Ала улыбнуться про себя: он и Даниэль братья, как смешно, ведь их по правде почти что ничего не связывало, окромя служению Шитахи. Вот только кто знает, как все обернется в будущем.
     Али'ис слегка вздрогнул, видя что взгляд паренька направлен прямо на черного, который явно пытался как-то скрыть себя, прижимаясь к ноге Али. Было такое чувство, что либо Даниэль боялся этого человека, либо испытывал крайнюю степень неприязни, жаль, что причина неизвестна. Актерская игра продолжалась:
     - Ну ты чего, Бамби? - это первое имя, что пришло на ум Алу. Он снова заботливо погладил Дэни, пытаясь всем видом показать себя, как хозяина, с лучшей стороны. - Не бойся это всего лишь чело... - он покосился на двуногого, испытывающего явный интерес к Даниэлю и с еле слышным вызовом ответил: - Да, мой.
     Он слегка осекся, слушая небольшой рассказ.
     «Куры? Волки? Хех, веселая жизнь однако у черного была, что тут сказать...» - усмехнулся про себя Ал, чувствуя себя немного увереннее то ли из сложившейся ситуации, то ли от сующего свой нос куда не следует Безумия.
      - Бамби? С волками?! - с наигранным удивлением прошептал он, переводя взгляд на Даниэля. - Да неужели? Он все дни только со мной и бродит, труслив немного, что сказать, да еще и по родному дому скучает. - Ал пожал плечами, немного улыбнувшись. - Странно все это, совершенно на него не похоже, да Бамби?
      Вновь почесав за ушком у черного, он прищурился, вглядываясь в его слова, будто бы говоря «будь паинькой, иначе сам знаешь что будет». Все больше и больше отдаваясь Безумию внутри себя, которое действовало на удивление трезво и обладало всеми актерскими качествами. Далее он говорил более заговорчески.
      - Нет-нет, Бамби не волк, что вы. Возможно где-то волчья кровь и имеется, но и в этом я не уверен. - Он старался уболтать двуногого, чтобы тот как можно скорее отстал. - Похож, не спорю, ну уж таким уродился. Да и какой вор из этого трусишки, ему лишь бы дома полежать, отдохнуть.
      Он рассмеялся, а Безумие тем временем блеснуло в его глазах, сладко улыбаясь.
      «Болтай-болтай дальше, человек...» - ядовито шептало Оно.
      - Все нормально, не беспокойтесь... - и тут его внезапно осенило, будто гром среди ясного неба. Все таки этот двуногий и может им помочь, хотя дело было очень рискованное. Безумие торжествующие захихикало, во всем соглашаясь на нашептывая на ухо Али исполнить этот сумасшедший план, улыбнуться в лицо опасности. Волк не мог перечить Ему. - Знаете, а в кое-чем вы можете помочь. На днях нас с Бамби, - он указал пальчиков на черного. - Прямо посреди улицы напала волчица, представляете прямо тут в Городе! Слава богу я не растерялся и отогнал ее, но все же хотелось бы ее найти, мало ли что.
      Он улыбаясь, покосился на Даниэля, а затем перевел взгляд на незнакомца.

Отредактировано Али'ис (2012-09-11 21:46:23)

+1

17

Неприятности, неприятности. Почему ничто не может идти гладко, когда он не один, а с кем-то? Волк бы слился с тенью, замер, исчез бы из вида, пропуская этого человека мимо, который бы и не догадался бы о существовании черного где-то рядом. Но с ним был этот Алиис и все шло не по маслу, а по гальке. Крупной, острой и неприятной.
Пока желтоглазый воротил морду от парня, тот начал что-то говорить про него, про тот случай в курятнике. А Алиис взял и назвал его Бамби.
"Бамби? Что за хрень?" - вознегодовал черный, но мило развел уши в сторону и прищурил глаза, когда напарник потыкал его за ухом. - "Отгрызу потом тебе твою лапку" - пообещал между делом Даня, довольно выдавливая улыбку и виляя хвостом.
Сделать сейчас он ничего не мог, даже повлиять на ход событий, стремительно разворачивающихся прямо перед носом. Тут бы был полезен морок. Но его не было. Точнее, он был, единственное, что мешало его применить - плохое владение. Даниэль пока не мог точно знать, как видит его человек, да и не был уверен, что он создает его правильно. Короткое обучение в Оплоте хоть и принесло свои плоды, но черный не мог чувствовать себя пока в полной мере в безопасности.
Тем временем эти двое уже разговорились, больше о Даниэле. Ал пытался отгородить его от подозрений и выставлял собакой, кого хищник и играл, сияя преданностью и счастьем, что сидит рядом с напарником. И вообще он доволен жизнью. Да.
Даниэль по привычке внимательно слушал весь диалог, хоть и был он не особо интересен, пока Алиис не заговорил о волчице. Той самой. И так хорошо представил в другом свете, что черный почти что одобрительно кивнул.
Если все пойдет гладко, а оно просто обязано, хотя какая-то часть волка все же боязливо корчилась от ощущения ближайшей подставы; то они найдут предмет такой возни. И даже быстро.
Волк, не переставая вилять хвостом, засунул язык обратно в пасть, принюхался и повертел головой - вдруг уловит какой-нибудь подозрительный запах.

+2

18

Слова незнакомца были весьма убедительны, из чего Макс заключил, что парень себя и вправду сносно чувствует и может обойтись без посторонней помощи, не прибегая к услугам врачей. – Что ж, я тоже не люблю мотаться по больницам, проходить анализы и терять кучу времени на больничной койке изнывая от безделья и скуки. Да! Это крайний случай – лечиться не дома, и проводить большую часть времени в палате выкрашенной в светлые тона, что особого облегчения не приносит, когда уныло взираешь за окно и молча, завидуешь тем, кто бежит суетясь а своих делах или неспешно гуляет. Сразу с тоской вспоминается детство: мягкий плед, в который тебя укутывают с ног до головы, малиновое варенье и мед, которые поминутно приносят пить, чтоб скорее прогнать вирус из твоего организма и приятная забота-внимание, которые сопутствуют всему процессу лечения. Что и говорить, ясное дело, парнишка не хочет лишний раз показываться врачам, а они у нас такие дотошные и сердобольные, что пол месяца пролежишь с ерундой – залечат, не говоря о чем-то серьезном, - Макс усмехнулся вспоминая добрых врачей и заботливых медсестер, всегда очень ревностно относящихся к своим подопечным. Всех их Стрельцов знал и уважал, так как многие были замечательными людьми и выполняли свою работу добросовестно и с любовью. В то время как Горный вел мысленные беседы сам с собой, собеседник перешел уже на тему своего четверолапого друга и не без тени изумления с возмущением говорил о том, что Бамби, так он назвал черного пса, никогда не был замечен хозяином в теплой компании с волками, на что Макс опять лишь усмехнулся про себя и не стал разуверять юношу в обратном. – Пусть, - решил он, - остается в блаженном неведении, ведь сути это не меняет. Мне то что, до того, гуляет ли этот пес, который большей частью волк, а то и чистокровный его представитель, с лесной братией или нет? Максиму и вправду дела не было до чужих собак-волков, а потому утруждать себя разъяснениями он не стал, молча поглядывая на парнишку, к этому моменту, разговорившемуся и даже ставшему выглядеть получше. Максим вздохнул с облегчением, понимая, что не придется терять кучу времени заморачиваясь на походы в больницу сопряженные с прочими проволочками, вспомнив про время, он непроизвольно посмотрел на наручные часы и нахмурился, - Нужно бы поторопиться, а то на званный обед опоздаю, мама наверняка уже заждалась. При мыслях на эту тему глаза Горного осветило тепло и легкая улыбка стала блуждать на губах, он весь ушел в предвкушение встречи с родными, представляя задушевную беседу и просто хорошее провождение сегодняшнего освобожденного от дел-забот дня. - Все нормально, не беспокойтесь...- раздался приятный не громкий голос паренька, Макс оторвался от своего личного и приятного мечтания, еще раз оценивающе поглядел на незнакомца, удостоверился, что с парнем все и вправду в порядке, для успокоения совести и хотел уже было откланяться, кинув пару дежурных прощальных фраз удалиться, но собеседник еще не все сказал, а потому Горный задержался. Выслушав последнюю новость, Максим задумался, пытаясь припомнить, но никакой волчицы или волка ему в ближайшем прошлом не встречалось, не считая той вылазки в лес и встречи с псом, стоящим теперь рядом с хозяином. – Нет. – коротко ответил Стрельцов, - Я не встречал никого из волков, а вот некоторые утверждают, что за последнее время видели хищников в городе. Насколько правдивы эти слухи не берусь судить, хоть сам лично считаю, что они вполне обоснованны.

0

19

Алу нравилось, что разговор принял новый и более выгодный поворот. Если действительно все пойдет так хорошо, то найти волчицу будет довольно-так легко, не прилагая особых усилий. Человек этот явно хорошо знал Город, что не было удивительным и мог сослужить отменным помощничком, который приведет хищников прямиком к жертве. Теперь незнакомец для Иса представлялся редким экземпляром везения, ведь вдвоем с Даниэлем они навряд ли нашли что-нибудь сносное - как не крути, кругом люди и даже спасительным морок мало чем мог помочь. Самым главным минусом этого мистического, но привычного для волка умения было то, что любое человеческое прикосновение, будь оно случайный или осознанным, просто рушало его и обман больше не действовал. Ал не хотел рисковать и высовывать нос из узкого переулка, в котором его и его спутника никто не тронет, ну окромя этого двуного, но тот, явно, приближаться не собирался. А вот узнай всю информацию, парочка волков могла спокойно дождаться более темного времени суток и тогда уж двинуться на захват цели.
     Али'ис постоянно поглядывал на черного, проверяя его, но тот идеально справлялся со своей ролью домашней собачки, и не знай он, Ал, правды, то и принял бы дружка за таковую. Где-то в глубине души, в самом уголке, Ал немного посмеивался над игрой волка, но снаружи это выдавала только легкая, хозяйская улыбка и наигранный теплый взгляд карих очей, которые порой слишком дико выделялись на человеческом лице. Ис уже на автомате порой подглаживал Дэни за ушком или по похлоповал по спине, попутно, краем сознания понимания двуногих и их страсть заводить питомцев немного больше. Это действительно приятно, когда у ноги трется родное теплое тельце и предано, с обожанием смотрит на своего хозяина, и плевать что сейчас все это было спектаклем. Он был слишком правдоподобен, чтобы в него не верить. Сознание медленно и приятно оттаивало, унося за собой и излишнюю апатию - вся эта маленькая история слишком сильно заинтересовала волка, что тот невольно вспомнил себя прежнего.
     «Милый-милый Бамби...» - мысленно ухмыльнулся про себя Али, еще раз взглянув на Даниэля. Буквально на мгновение он уловил в золотых глазах не добрый огонек, чему Ис немного удивился, но виду не подал, только руку с черной макушки убрал.
     Почему-то у него засосало под ложечкой в предчувствии того, что что-то потом будет не так, но поспешно отогнал эти мысли, уделяя внимание двуногому. Тот зачем-то глянул на свою, на которой было прицеплено странное приспособление. Ис незаметно прищурился пытаясь разглядеть диковинный предмет, но заметил только маленькие странные знаки и три палочки, одна из них, поддрагиваясь, ползла по круга, показывая то на каждый таинственный знак по порядку. По хмурому виду человека было ясно, что-то ему не понравилось, но это не успокоило интерес Ала к штучке. Он не вольно глянул на свою лапу, мысленно представляю сие вещицу на ней. Не сказать, что она смотрелась бы весьма удобно, но что-то в этом было. Предназначение этому приспособлению еще бы узнать. Али'ис еще раз поразился изобретатель носит двуногих и этим сложным механизмам.
     В голове у волка на пару секунд промелькнуло мысль, что было бы, узнай человек, что на самом деле разговаривает не с себе подобным, а самым настоящим хищником. Опасным хищником, который может потерять голову и напасть. Ис, например, очень удивился, если бы пару минут назад перед ним стоял человек, а тут - бух! - и неожиданно волк. Хотя, навряд ли все закончилось бы одним шоком. Наверняка поднялись бы крики и вопли, прибежали страшные двуногие со своими не менее страшными рычащими палками. Чтобы тогда началось... Даже представлять не хочется.
     Ал отвлекая от размышлений, навострив уши и вслушиваясь каждое слово человека. Ответ его заметно разочаровал и на мороке это отображалось хмурым с толикой недовольства выражением лица. Он задумчиво покачал головой - все пошло не шибко так, как он хотел. Он ожидать гораздо большее информации, чем обычные слухи, но раз они обоснованны, как сказал сам двуногий, то стоит еще потратить время и расспросить его поподробней. Порой и из слухов можно много чего узнать, только глядеть надо в суть вещей, ответ редко когда лежит на поверхности.
     - Очень жаль, - протянул Ал, косясь на Даню. Шестеренки в голове заработали быстрее. - Понимаете, волчица явно была не в себе и может представлять опасность. - он еще сильнее нахмурился, теперь глядя в серые глаза юноши, стараясь показать всю свою озабоченность. - Из-за нее мог кто может пострадать, те же детё... Дети. - поспешно поправился Ис, продолжая размышлять вслух. - Не подскажите, где люди видели волков в последний раз?
     Он грустно улыбнулся, переводя взгляд куда-то в сторону ближайшей толпы двуногих. Ему неожиданно стало интересно, что делают дикие хищники, его собраться, так еще и в таком количестве, у людей, прямо в Городе, где им не стоило бы показываться. Все это было весьма подозрительно и странно, но приказ Фауста должен быть выполнен. Любой ценой, ибо его воля была волей Шитахи.

+1

20

Значит слухи все же есть. Как же Даниэль хотел спросить о давности этих слухов, ибо видели их может быть неделю назад. Но приходилось молча прижиматься к лапо-ногам своего напарника и делать вид, будто это ему доставляло наивысшее удовольствие. А еще эти почесывания-потыкивания... Черный не любил, когда к нему кто-то прикасался. Пускай они с Алиисом и были знакомыми, пускай это и было представление. Вообще, хищник много чего делал, что ему не нравилось, что бы он сделал по другому. Но так легли карты, как говорится, потому желтоглазый не сопротивлялся и подыгрывал.
А еще его интересовало, как они - психопат и совсем не конфликтующий тихоня поведут волчицу к вожаку. А что если там будут еще волки? Знал бы Даниэль что-то, что могло бы уговорить ее пойти без когтей и зубов... Снова приходилось возложить надежды на плечи Алииса.
Убравший лапу с головы черного, Ал продолжил разговор. Смутился немного. Это послужило знаком к тому, что глаза Даниэля немного выдавали его. Черный прищурил, почти закрыл глаза и увел морду в сторону. Главное было - не палиться. Черная шерсть сливалась в одно пятно и волк выглядел лишь мрачной тенью с яркими глазами, которые и являлись центром всех эмоция и мыслей. Потому хищник побыстрее их спрятал.
"Господи, быстрее..." - шипел про себя желтоглазый, терпеливо виляя хвостом возле Алииса.

+1


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Архив Старого Острова » Центральная площадь