24

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления августа:
20.08.2018
Всем игрокам, участвующем в сезоне, в профили установлены таблицы способностей и подарков.
17.08.2018
Полностью обновлена система артефактов.
06.08.2018
Стартовал игровой сезон "Ветер Перемен".
Обновления июля:
18.05.2018
Игровой сезон завершился, стартовала Перекличка!
Обновления мая:
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Ветер Перемен"

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Личные жилища » Старая хижина


Старая хижина

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

http://satirics.net/d/img/ab211a66092c29b200a8.png

Небольшой дом, доставшийся Каю еще от матери. Практически всё в нём сохранилось таким, каким было при её жизни. Повсюду огромное множество старых вещей, которые уже давно не приносят пользы, но рука выбросить их не поднимется никогда. Внутри буквально пахнет стариной – старыми книгами, мебелью, разного рода мелочами. Кай старается поддерживать в доме чистоту из уважения и почтения к своей семье и вещам, которые им были дороги.
Из растений в доме лишь старый цветок, за которым охотник тщательно следит. Несмотря на образ жизни владельца, дом совершенно не похож на логово человека, промышляющего охотой. Нет обилия шкур, чучел или разного рода других атрибутов. Единственное, что выдает брюнета – стоящая в одном из углов клетка, в которую порой попадает живность, так или иначе нуждающаяся в помощи и лечении.
Снаружи к дому прилегает совсем небольшой участок земли, сплошь покрытый зеленью. У одной из стен стоит вольер, в который при желании можно загнать двух-трех волков. Однако он давно не используется и его уже облюбовали дикие вьющиеся растения, почти наполовину скрывая решетки за пышной листвой.

Расположение: В нескольких минутах ходьбы от здания школы

+5

2

Начало сезона
"Под знаком Кровавой луны"

В последнее время брюнет чувствовал себя просто отвратительно. Он всегда был далёк от науки, и никогда даже не допускал мысли о том, что солнце может просто взять... и исчезнуть. Это казалось чем-то из области фантазий и выдумок, было похоже на старую легенду, или же очередную байку, великое множество которых кочует из уст в уста. И первые пару дней затмение действительно не вызвало почти никакого беспокойства. Горожане вовсю обсуждали произошедшее, кто-то успел посвятить столь интересному феномену стихи и песни. Никто и подумать не мог о том, что тьма воцарилась надолго. Любопытство сменилось сначала настороженностью, а затем неподдельным страхом. И нельзя было винить в этом никого из жителей. Температура начала опускаться, растения стали чахнуть, а скотина была сбита с толку. Впрочем, со временем Кай понял, что с толку были сбиты все. И Совет, и Гильдия. Столкнувшись с такой проблемой, руками разводили и они. Никто не знал, как вернуть солнце обратно на небосвод, да и причину столь длительного затмения так и не смогли найти.
Выдохнув сигаретный дым в открытое окно, охотник прикрыл глаза. Теперь что день, что ночь - одна чертовщина. Фонари освещали улицы, разгоняя этот мрак, но атмосфера Города напоминала клетку. Некогда такой безопасный, он сейчас казался ловушкой, в которой люди сидели подобно овцам в загоне. Они были напуганы, хотели получить ответы на свои вопросы, и имели полное право их требовать. Вот только ответов ни у кого не было. В долгосрочной перспективе это не сулило ничего хорошего. Слишком ограничены ресурсы острова. Потерять их - означало обречь всех на голодную смерть.
Эта гнетущая атмосфера тяжким грузом давила на мозг. Голова ощутимо болела, и этот недуг коснулся многих. Ученые просиживали сутками за своими исследованиями, пытаясь хоть как-то если уж не вернуть солнце обратно, то хотя бы облегчить людям жизнь. Охотники практически не появлялись дома, патрулируя улицы и ближайшие окрестности. И хотя звери пока не угрожали Городу, мирные жители чувствовали себя спокойнее от осознания того, что Гильдия не спит. Впрочем, чего греха таить, хорошо и крепко поспать в принципе почти никому не удавалось. Страх, неуверенность в завтрашнем дне, туманное будущее и достаточно печальные перспективы… поспишь тут, пожалуй.
Поднявшись со старого, потрепанного временем кресла, Кай затушил сигарету и кинул тоскливый взгляд на увядающий мамин цветок. Что бы ни было причиной этого затмения, он ненавидел его всей душой и сердцем. Наверное, только поэтому предстоящая вылазка не казалась столь обременительной. Разумеется, рогами упираться брюнет в любом случае не мог. Гильдия дала приказ, а приказы Гильдии в сложившихся условиях игнорировать или оспаривать было бы полнейшим безрассудством.
Потянувшись, охотник направился в сторону уже собранных вещей. Необходимо было сменить домашнюю одежду на охотничье обмундирование. Ему дали сутки на то, чтобы отдохнуть и хоть немного отоспаться перед предстоящей вылазкой, но этого было мало, чтобы свыкнуться с мыслями о том, что эта вылазка может оказаться последней. С тех пор, как тьма опустилась на землю, даже охотники старались не отходить далеко от городских стен. Работать в таких условиях было не просто опасно. Это было сродни безумию. Однако выбора у людей не было, и то, что Гильдия и Совет решились отправить часть ученых и охотников за пределы относительно безопасной зоны, говорило лишь о том, что их крепко прижало к стенке. В любой другой ситуации они не стали бы так рисковать чужими жизнями.
Перепроверив собранную сумку на предмет всех нужных вещей, которые могли спасти им жизни, охотник достал ручку, какой-то одинокий листок немного пожелтевшей бумаги, и размашистым почерком что-то быстро на нём накидал. Он знал, что у брата есть ключи от дома, и точно знал, что тот придёт. В конце концов, кому-то нужно было ухаживать и присматривать за Коброй. Закончив писать, брюнет вновь отошел к окну и пристроил лист рядом с маминым цветком. «Не забывай поливать, идиот» - ласково гласила красовавшаяся на бумаге надпись. Через четверть часа им предстояло покинуть Город.

+2

3

●Начало сезона.●
"Под знаком Кровавой луны"

Прошло уже несколько недель, как я поселилась у человека, который старался выхаживать меня вместе со своим братом. Я узнала его имя. Узнала распорядок дня, стала отмечать привычки и повадки, которые свойственные только ему. Я продолжала за ним наблюдать, исследовать. С каждым днём я всё больше и больше узнавала этого охотника. Уже не было такого недоверия, как была в первый день. Оно словно растворилась, стёрлость, превратившись в небольшую, тонкую ниточку, которая по прежнему оставалась в наших отношениях. Это была маленькая "капля" по сравнению с тем морем, что было раньше. Видимо, мы просто "притёрлись" друг к другу, стали привыкать к совместной компаньенской жизни. Ну как... для меня всё равно оставалось всё диким, ведь жить волку с человеком - было сравни безумию, и мои "лесные" привычки, то и дело давали о себе знать, выходили наружу, показывая волчью сущность во всей красе. Но если меня вовремя одёрнуть, я вновь вспоминала то, что в меня вкладывали люди несколько лет подряд.
Рана моя на лапе постепенно затягивалась, кость тоже уже встала на место. Я уже полностью ощущала её, не то, что было в первые дни. Могла чувствовать кончики. Даже немного становилась на неё. Совсем чуть-чуть, но это уже большое достижение после такой-то раны. Всё чаще я держала её поджатой. Я приноровилась ходить на трёх лапах, запрыгивать на не высокие предметы и даже не быстро, но бегать. Вот и сейчас, я лежала на постели, слегка прикрыв глаза, а нос хвостом. Я наблюдала за человеком, который смотрел в открытое окно, попутно курив сигарету. Он был мрачен, сидя в этом кресле, в той темноте и в отблеске уличных фонарей и лампы он казался совсем угнетенным. А клубы сигаретного дыма придавали его образу какую-то скрытность, загадочность его мраку. Я привыкла к дыму, привыкла к запаху табака. Хотя я его до этого терпеть не могла. Но смирившись, молча прикрывала нос хвостом. Что поделать, возразить ему я не могла.
Я догадывалась, что его беспокоило... Затмение, которые до сих пор создавала непросветную тьму. Оно не давало всем покоя. Эта аномалия будоражила умы всех людей. Я слышала их разговоры, предположения, но не единого обоснования произошедшего. Все они боялись наихудшего исхода. Затмение серьезно повлияло на природу, на режим и распорядок людей. Начался хаос. Я даже боялась представить, что творится в Южном Кресте, во главе которого теперь стоял другой вожак. Что он предпринимает? Как там Хейли? Справляется ли? Ищет ли? Боится? Порой эти мысли своим шумом мешали даже спать и я так же, как и Кай, проводила время на кресле, глядя молча в окно.
Я навострила уши и подняла голову, когда парень затушил окурок и потянувшись, начал куда-то не спеша собираться. Я с вниманием наблюдала за его действиями. Он переоделся, собрал вещи и написав записку. Он собирался уходить. Но куда? Все люди бояться выходить за пределы города. Охотник не говорил о своих планах и я даже не могла о подобном догадываться. Это было безумием идти в ту непроглядную лесную тьму. И, думаю, не спроста у меня зародилось странное и смешанное чувство, как только я стала наблюдать за тем, как он собирается и проверяет вещи. Словно предчувствие чего-то серьезного. Далеко не самого хорошего. Я не понимала, как это выразить, как объяснить. Тем более Каю. Но я была уверена, что если он сейчас переступит  порог, то попадёт в огромные неприятности... И выберется ли он из них в одиночку?
Я спрыгнула с кровати и направилась к нему, медленно виляя хвостом. Надо было придумать, как подать знак. Как показать, что не стоит ему уходить. Я дала себе обещание отплатить ему за то, что он спас меня в тот день и до сих пор возится. И я буду верна своему слову. Я буду оберегать и защищать его так же, как волк защищает свою стаю, а собака своего человека.
Я завертелась перед ним, то и дело пятясь назад и издавая скулёж, периодически прижимая уши к затылку и зажимая хвост между лапами. Я всеми силами пыталась показать свой страх за него. После я залаяла. Уже серьёзно намереваясь остановить безумца. Я перегородила дорогу ему, мешаясь под ногами и не переставая лаять. Я пыталась сбить его столку или же заставить взять меня с собой. хоть это и было маловероятно. Но одного я его не пущу. Я буду делать что угодно, но если он пойдёт один и с ним что-то случиться, я буду жалеть об этом всю жизнь.
В конечном итоге я бросилась перебежками к выходу из хижины и села у него, всем телом прижимаясь к деревянной двери. Я не подпускала к ней. Я скалилась, лаяла и била хвостом. Но не от злости, а от хороших намерений. Главное, что бы он сумел расценить всё так, как я имела в виду...

+2

4

Размеренный стук старых настенных часов, обычно успокаивающий, сейчас бесконечно раздражал брюнета. На пару минут в доме, казалось, воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь этим монотонным звуком. Старое логово охотника, которое и днём на первый взгляд казалось недружелюбным, сейчас отдавало каким-то холодом. Будто эти стены тоже всё понимали и переживали. Кай не был романтиком, и не верил в подобную чушь, но к дому питал особую любовь. В конце концов, это было единственное, что осталось от матери. И, даже не смотря на абсурдность подобных мыслей, иногда брюнету все же хотелось верить в то, что её дух частично по-прежнему здесь. Об этом, к счастью, знал лишь младший брат и еще парочка очень близких людей. Подобные мысли казались охотнику признаками слабости. Любая привязанность – слабость, уязвимость. То самое место, на которое можно надавить, через которое можно начать ломать человека. Именно поэтому брюнет старался ни к чему и ни к кому не привязываться.
Старался, но получалось это у него весьма посредственно. В конце концов, каким бы холодным и отстранённым мужчина не пытался казаться, он не был роботом, не был бездушной машиной. Как и любой человек, он чего-то боялся, за кого-то переживал, и было в этом мире много того, что он не хотел бы потерять. По несчастью, многое из того, что его сейчас окружало, было сердцу дорого. Обычные безделушки, многим они бы показались хламом. И брюнет знал, что его жилище скорее напоминает склад забытых вещей, нежели что бы то ни было еще. Всё то, что здесь хранилось, было бесконечно дешевым товаром для любого торгаша, но не имело цены для самого владельца дома. Впрочем, он не смел забыть о том, что с некоторых пор жилплощадь приходится делить.
За всё время, что охотник собирался, меняя домашнюю одежду на необходимое обмундирование, он так и не взглянул на собаку, лежавшую на постели. Он вообще старался не заострять ни на чем внимание. Несмотря на все старания, он был привязан к этому чёртовому дому, и успел немного привязаться к своей временной сожительнице. Нельзя сказать, что он доверял ей всецело, нельзя сказать, что он любил её всей душой, но Кай чувствовал себя комфортно в её обществе. Он никогда не назвал бы собаку обременительной ношей. С ней стало как-то не так одиноко и тоскливо, а дом уже не встречал его пустыми стенами. Пожалуй, ему будет даже отчасти грустно, когда им придется расстаться. В конце концов, поиск её хозяев был не до конца окончен. И хотя пока у них ничего не вышло, стоило продолжать.
Когда всё было собрано, и сам охотник был готов выходить, собака, вопреки всем надеждам брюнета, тоже вскочила на лапы. В том, что она не глупая, он успел убедиться великое множество раз. Однако сообразительность, и даже опыт жизни в лесу – не те достижения, за которые Гильдия даст ей добро на выход. Она по-прежнему была травмирована, более того, она не принадлежала самому Каю. Просить Гильдию дать белой возможность охотиться – бесполезное занятие хотя бы до тех пор, пока она полностью не оправится от ран. Потому, когда собака начала с лаем путаться под ногами, явно пытаясь обратить на себя внимание, мужчина незаметно и тихо вздохнул.
- Я не могу тебя с собой взять. Тебе нельзя. Твоя лапа еще нуждается в уходе, сама же знаешь. Иди на место, - равнодушно закидывая на спину сумку и поднимая со стола готовое к использованию ружье, охотник двинулся было к выходу. Однако полукровка оказалась настойчива, и, несмотря на рану, бодро так подлетела к двери, закрывая выход. Одно она просчитала – Кай обладал упрямством самого упрямого осла. И даже оскал, практически идентичный волчьему, пугал его мало. Если бы зверюга хотела его сожрать – давно бы уже это сделала. У неё было бесчисленное количество возможностей атаковать. И сейчас, и раньше. Казалось, будто белая пытается ему что-то сказать. Возможно, о чем-то предупредить, а может быть остановить. Во всяком случае, выглядело это именно так, хотя мало ли, что сейчас было в лохматой голове.
- Отойди пожалуйста, - каким-то усталым голосом бросил брюнет. Он уже давно не говорил со своей вынужденной сожительницей так же холодно, как тогда, в лесу. Всё же была большая разница, между тем, как охотник вёл себя на задании, и тем, как он вёл себя дома.
- Через пару часов тебя заберёт мой брат, поживешь у него пока. С ним голодной не останешься. Ах да, напомни ему про цветок, раз уж на то пошло. Он скоро совсем завянет, если о нём не заботиться. Надеюсь, я могу на тебя в этом положиться?
На последних словах мужчина присел и, протянув руку, как-то невесомо потрепал белую по голове, касаясь мягких ушей. Он редко проявлял какую-либо нежность по отношению к окружающим, редко прикасался к кому-то по собственной воле, и, будто опомнившись, отдернул руку неожиданно быстро. Не до этого сейчас было. Вернув прежнее равнодушие, мужчина поднялся на ноги и практически перешагнул через животное, толкая старую дверь, которая была не заперта.
- Погрызешь тут что-нибудь – голову отстрелю, - губы тронула едва заметная беззлобная усмешка, - еда в миске, лапу я обработал. Про цветок кретину напомни. Узнаю, что не поливали – на заднем дворе закопаю обоих. Не скучай.
В тот же миг дверь поспешно захлопнулась, а в замочной скважине несколько оборотов сделал ключ. Кай знал, что был, возможно, излишне груб к существу, которое просто пыталось что-то до него донести, но он справедливо рассуждал, что это всё равно ничего не изменит. Он не мог остаться дома и просиживать штаны за чашкой тёплого чая и книгой. Он не был домоседом, он был охотником. И выходить за пределы стен было его обязанностью, его работой. Он и сам прекрасно осознавал, какая опасность поджидает за стенами. Черт возьми, он как никто другой об этом знал. После гибели матери не прошло ни одной вылазки, к которой он бы относился, как к пустяку. Все они воспринимались как нельзя серьезно. И любая могла стать последней. Обниматься, жевать сопли, и прощаться каждый раз со всей родней было бы полным безумием. Все и так знали, что есть риск не вернуться с похода. И принимали это.
Вздохнув, мужчина пару раз крутанул на пальце старый ключ, и направился прочь от дома. Сейчас ему нужно было сосредоточиться на задании. Всё остальное может подождать.

-----------------> Центральная площадь

+4

5

Я сидела, плотно прижимаясь телом к входной двери, всем видом показывая то, что я не подпущу Кая к ней. Я не позволю себе потерять еще кого-то... Шерсть немного вздыбилась неровными участками. В глазах отражался ужас и отчаянье. Я переступала с лапы на лапы от неудобного положения, не сводя при этом взгляда с человека. До этого, когда я только начала подавать намёк на то, что не стоит выходить, он всячески отговаривал меня от затеи увязаться следом, ведь лапа еще не зажила и глупо будет её нелепо травмировать. Но я пыталась по большей части его оставить дома! Я не хотела еще и самой впутываться в какие-то неприятности, но по всей видимости, придётся. Он упрямо отказывался прислушиваться ко мне. Ох, если бы я только умела накидывать морок. Но... я не могла. Лишь жесты, лай, оскал и всё подобное, могло выразить то, что я стараюсь до него донести. Снова я почувствовала себя ужасно слабой.. Любой бы волк сумел бы просто поговорить. Я же не способна.
Кай усталым голосом сказал, что бы я отошла, но я ослушалась, замотав головой. Тогда он склонился и заговорил со мной. Он сказал, что через пару часов меня заберет к себе его брат, что мне у него будет хорошо. Я слушала его. Слушала, и лишь слегка, тихо и тонко, поскуливала, словно отвечая на его слова, что так не будет. Не будет хорошо. Не мне не ему, если он всё-таки решит двинуться в путь. Когда охотник присел и протянул руку ко мне, я скрыла оскал и с тоской прикрыла глаза, он решил меня потрепать. Этот человек редко был способен на нежности и прочее. Он редко давал слабину чувствам. Но чем дольше я жила с ним, тем больше я замечала, как лёд, окутывавший его сердце, тает, превращаясь в воду и в пар. Я была рада этому и поэтому незаметно, совсем слегка, завиляла хвостом. Когда он резко отстранился я открыла глаза и с тоской посмотрела на него, словно они старались отразить одну лишь немую фразу: "Прошу, только не уходи. Только не сейчас". Я подалась вперед, когда он буквально перешагнув меня, открыл дверь и бросив несколько наставлений на прощанье, закрыл за собой дверь.
Я сорвалась с места и прыгнула на кресло. Я начала скрести лапами по стеклу и лаять, смотря уходящему в след Каю. Но он не слышал. Он даже не думал и не обернулся. Я оставила тщетные попытки с тихо заскулив и прижав уши к затылку, спрыгнула, слегка поджав лапу и пошатнувшись, благо, вовремя найдя точку равновесия. Я начала бродить из стороны в сторону, пытаясь хотя бы что-то придумать. Но вариантов у меня было не много. Да что там, всего лишь один. И этот вариант должен был скоро прийти.
Прошёл примерно час.
Я сидела и ждала, не прикоснулась ни к миске с едой ни к воде. И вот, послышалось кряхтения ключа в замочной скважине. Я встрепенулась, завиляла хвостом. Дверь отворилась. В дом зашёл его брат.
- Привет, ну как ты, Кобра? Уже лучше? - он подошёл и погладил меня, я слегка кивнула головой. Он направился к столу, посмотрел на записку, усмехнулся и двинулся за водой. Пока он ходил, я вспоминала весь свой грандиозный план. Нужно было всё просчитать до миллиметра. Вот его брат уже поливает цветок. Я же исхожу от нетерпения. После он подходит, наклоняется ко мне и цепляет карабин поводка за ошейник. 
- Братец сказал,  что бы я тебя к себе на время взял. Думаю, ты не слишком будешь против, верно? - он подмигнул мне и пошёл по направлению к выходу. Я же покорно двинулась следом. Мы вышли, он закрыл плотно дверь и пару раз повернул ключом. Мы пошли. Я спокойно шла рядом с ним, пока не уловила запах Кая и не почувствовала, что хватка у поводка слабеет. И вот, этот момент. Всё или ничего. Я делаю сильнейшие рывки и выбиваю хлипкий поводок из рук его брата. Не смотря на лапу, мне удалось вырваться. И я сорвавшись с места, бросилась бежать, иногда всё же наступая на больную лапу. А человек растерянно глядел мне в след. Кричал и просил вернуться. Но я знала, что если не я, то никто не сможет изменить участи Кая...
Поэтому я неслась по мрачным улицам, в свете слабых фонарей, туда, куда вел след. Надеясь лишь на одно, что он всё еще там...
►►► Центральная площадь

Отредактировано Cobra (2015-11-25 20:54:23)

+2

6

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

7

Начало игрового сезона "Око Бури"
7 мая 188 год, 18:00, +18°C


Старая хижина охотника, прежде находившаяся в плачевном и удручающем состоянии, впервые за многие годы расцвела. Засохший цветок, успевший уже попрощаться со своей тихой, размеренной жизнью, снова грел яркие розовые лепестки под лучами нежного солнца. В последнее время ему перепадало больше внимания от охотника, чем когда-либо прежде. Кай, очутившийся в своем логове, первым делом окружил любовью именно растение, уже почти не подававшее признаков жизни. А потом преобразился и весь остальной дом, обретая такой... чуждый и непривычный уют. Исчезла пыль, исчезли старые, ненужные вещи. Брюнет проводил долгие часы, перебирая то, что сам когда-то собирал, надеясь, что хоть что-то поможет ему вернуть свои воспоминания.
Впервые очутившись в Городе, юноша испытал смешанные, неописуемые чувства. Этот мир казался ему таким чужим и одновременно родным... Охотник был восхищен увиденным, и при этом испытал какую-то странную горечь разочарования. Эти дома, улицы, люди... казалось, все сошло со страниц далекого сна, о котором в темноте можно было только грезить. Однако почему-то юноше казалось, что сны эти были куда чище и светлее реальности. Город оказался серым, сырым, неприветливым и холодным, а его жители отстраненными и равнодушными. Лишь многим позже парень узнал, что действительно жил здесь, среди этой темноты и мрака, и друзья у него были, и семья.
Сложно было привыкнуть к мысли, что все эти люди были когда-то родными. Они смотрели в глаза охотника, желая увидеть в нем того, кто был им дорог, но не находили отклика. Глазами брюнета на них смотрел совершенно другой человек, и, несмотря на улыбки, испытывал бесконечную боль от осознания собственной ненужности. Все посетители больницы искали в палате не его. Они искали того, кто вышел за стену и исчез среди темноты леса. И сколько бы Кай не старался с ними поладить и сблизиться, в глубине чужих глаз он все равно видел страх, недоверие, непринятие и горечь утраты. Охотник не знал, вернутся ли к нему когда-нибудь его прежние эмоции и чувства, но знал, что окружающие ждут именно этого. Чем больше юноша проводил времени с другими, тем сильнее понимал - это не его жизнь, не его мир, не его дом, не его люди. Холодная тьма, из которой гильдиец долгое время мечтал вырваться, теперь манила обратно, к себе, в знакомые ледяные объятия. И парень готов был за ней последовать, ведь жить чужой жизнью с каждым днем становилось все сложнее и сложнее.
Желая достучаться до прежнего Кая, парень проводил многие часы, перебирая старую рухлядь. Все эти вещи когда-то были собраны им самим, а значит, наверняка, имели значение, цену. Однако воспоминания по-прежнему не возвращались, и все, что было сложено в доме и на чердаке, казалось бесполезным хламом. Дейзо, наблюдавший за хозяином со стороны, тоже поник и как-то исхудал. И хотя охотник кормил его исправно, аппетита у кота совершенно не было. Он часами смотрел за тем, как его товарищ мечется по всем углам жилища, как слепой котенок, пытаясь отыскать выход из ловушки, в которую сам же себя и загнал. И, несмотря на чистоту и уют в доме, из него исчезло все то, что делало эту хижину домом Фридлейва. В его беспорядке и запахе дыма, было нечто родное и привычное. А теперь логово казалось чужим. Красивым, ухоженным, приятным, но таким чужим и тоскливым, что рысь не находил себе места. Зачастую Кай просто засыпал, разбирая очередную гору вещей, прямо на полу. Он уставал не физически, но морально изводил себя до полной апатии и изнемождения. И тогда Дейзо просто приходил, и ложился рядом, наслаждаясь знакомым запахом и теплом - всем, что осталось от его лучшего друга.
Будни тянулись бесконечно долго и тоскливо. С миссий брюнета сняли, заданий никаких не давали, только приставили какого-то пожилого гильдийца следить за пострадавшим участником экспедиции. Это был милый дедок, забавный и веселый, однако взгляд его все равно был наполнен отвратительной жалостью. И хотя разговоры у них были долгими и насыщенными, юноша все равно не мог отделаться от мысли, что ответа собеседник ждет вовсе не от него.
Привыкать к жизни в Городе было сложно. Кай быстро усваивал все, что ему говорили, просто потому, что на подсознательном уровне и так все это знал. Он прекрасно ориентировался там, где прежде не бывал, доверяя собственному телу и интуиции, что жила даже после утраты воспоминаний. Впрочем, с каждым днем охотник все реже выходил за пределы хижины, постепенно погружаясь в себя и свое прошлое, маячившее перед ним белой пеленой. Вот и сегодня, когда Город готовился к празднику, Фридлейв бездумно листал очередную книгу, смотря на выцветшие иллюстрации. Он безумно хотел пойти, увидеть фестиваль, о котором все говорили. Однако он устал от людской жалости, и еще больше устал от людских ожиданий. Было невыносимо видеть глаза друзей, что задавали один единственный вопрос: "Ну что... вспомнил хоть что-то?", а затем наблюдать, как надежда сменяется разочарованием и болью.
Перевернув очередную страницу книги, охотник вздохнул и отложил ее в сторону, а затем положил тяжелую голову на ладони, до боли впиваясь пальцами в виски, путаясь в растрепанных волосах. Он устал. Устал от этого Города, от этой реальности, от жителей поселения. Но больше всего он устал от самого себя и от того, кто прежде жил в этом теле, а теперь спал где-то в глубине сознания.
Зажмурившись, гильдиец практически уронил голову на стол, словно держать ее больше не было никаких сил. Дейзо, прежде лежавший на диване, спрыгнул с него и посеменил было к товарищу, но неожиданно остановился и прислушался. Где-то на улице с треском надломился старый покосившийся забор. Кто-то определенно вторгся на их землю, и этого рысь допустить не мог. Рванув к окну, откуда открывался вид на задний двор, заросший кустарником, кот встретился нос к носу с огромным животным, что с любопытством просунуло морду в форточку и, фыркнув, потянулось к открытой сахарнице, стоявшей неподалеку. Отпрянув от чудовища, Дейзо издал предупреждающее шипение, а Кай, удосужившийся поднять глаза на кота, оторопел от открывшейся ему сцены. В его дом. Проникла. Лошадь.

+3

8

Начало игрового сезона "Око Бури"
7 мая 188 год, 18:00, +18°C

Весенние денёчки проходили для Марго весьма насыщенно - вся в делах-заботах аки пчела. Жаловалась ли она на это обстоятельство? Конечно, нет! Авантюристке был по душе именно такой ритм существования. Наконец-то серые будни оказались разбавлены яркими красками. Ни тебе скучных уроков или докучливых учеников, ни тебе размеренной жизни и предсказуемых поступков. Реальность стала другой. Более суровой. И вместе с тем - ужасающе увлекательной. Кого-то это пугало. Отдельные вещи настораживали и саму брюнетку. Но не более того. Сделав очередную пометку в своей прелестной головке, мисс Уильямс продолжать действовать по своему плану. Да, в него вносились коррективы - однако это нормальный расклад для подобных ситуаций, когда ни о чём нельзя было сказать наверняка...
... Перед Бельтейном молодая женщина делала всё для того, чтобы устроить Каю сюрприз. И не один. Конец весны и начало лето обещали быть жаркими. Ну, в том случае - если повезёт и злой рок не помешает осуществлению замыслов. С остальным - агент планировала справиться. И вот, несмотря на то, что стезю учителя пришлось на определённый срок покинуть (по настоянию врачей) - в школу Марго всё равно заходила. И не только чтобы проведать коллег и узнать, какие планируются в ближайшем времени мероприятия - но и по своим делам, о которых умалчивала. Никто вроде бы не вёл наблюдение за тем, что отдельно взятый сотрудник делает в свободной комнатушке. Вроде бы. Точно быть уверенной ни в чём нельзя. Поэтому и такой возможностью пользоваться приходилось не часто - только когда иного выбора не было...
... Зайти к Фридлейву именно сегодня не входило в планы особы, желающей оторваться на празднике "на полную катушку". Однако ноги сами вывели свою хозяйку к старой хижине. Хм. Что это на меня нашло? Ладно. Не буду думать  об этом сегодня. Я подумаю об этом завтра! Вздохнув, молодая женщина неспешно направила свои стопы к двери, наслаждаясь теплом майского солнышка. И тут  гармония разрушилась.  Пришлось даже выругаться про себя, т.к. перед глазами возникла сначала сломанная ограда, а затем... круп лошади.  Глаза от удивление расширились... Это как понять?! Хотя что думать да гадать - надо решение проблемы искать...  Хорошо хоть у меня есть опыт верховой езды.  Иначе откуда мне было бы знать, что лошадь легко пугается резких и громких звуков. Поэтому лучше сейчас не шуметь и не делать резких движений. Надо вести себя спокойно - т.к. моё настроение легко передастся животному... А ещё любое движение сзади этот незваный гость сейчас воспримет как угрозу... Поэтому вовремя же я остановилась.
Молодая женщина стала молча обходить "препятствие" слева, делая этакую дугу почёта и находясь при этом на определённом расстоянии от лошади. Заговаривать пока не решалась - однако попыталась пройти мимо и тихо приоткрыть входную дверь... Вопрос состоял лишь в том - удастся ли? Если петли плохо смазаны, то скоро здесь будет весело. Бельтейн будет отмечен феерично. Однозначно.

+2

9

Это было подло. Подло и абсолютно бесчестно.
Скайлер, на днях ненароком затеявшая ссору с хозяйкой трактира, влетела на дежурство в самый Бельтейн. Праздник, ради которого она была готова горбатиться неделю напролет, был для неё закрыт, и вечер казался безнадежно испорченным. Полная обиды и досады, официантка бросала на женщину взгляды искоса ровно до того момента, как та скрылась за дверью. Шумный трактир гудел, словно гнездо шершней. Пьяных, веселых и дружелюбных, как и прочие празднующие за стенами, однако Кайли искала не этой компании. Она успела устать от ворчливых, самодовольных старых охотников, для которых возраст и длина ружья определяли, как относиться к собеседнику; недаром девушку тянуло на площадь, где всю ночь гуляла молодежь, горели огни и разливались по воздуху песни.
И пусть даже если ей потом влетит! Живем лишь раз. Роджерс украдкой стянула под стойку пару свежих пирогов, когда её сёстры по беде были заняты обслуживанием посетителей. Сложно сказать, было ли для этих дам дежурство в такой день бедой - как на подбор, все были счастливы и задорно хохотали, шныряя по залу. Одна лишь Скайлер тяготилась необходимостью торчать в жарком и душном трактире, и возмездие за подобное издевательство вот-вот должно было грянуть. Кайли глянула на буфет, откуда свисал длинный рыжий хвост. Морда, обожравшись, как перед концом света, абсолютно потерял сознание и не реагировал ровным счетом ни на какие громкие звуки, но девушка всё равно украдкой приоткрыла дверцу, за уголок вытащив плотную скатерть. Движения официантки были немного скованными, но она старалась держаться уверенно - мало ли зачем ей это понадобилось? Не ваше дело, судари, не ваше.
Еще минута приготовлений, еще немного перебежек с кухни в служебный коридор, и вот Скайлер уже с хищным взглядом торчит в проходе, с нетерпеливым и азартным выражением лица проверяя, нет ли в зале хозяйки. Она знала, что та рано или поздно уйдет - все знали, с кем и куда. Оставит праздник на своих верных помощниц и помощников, перестанет следить за тем, кто и где работает... И работает ли вообще.
Довольная улыбка довольно быстро соскользнула с её губ, когда она увидела в одной из компаний приметное носатое лицо. Широкоплечий мужчина не замечал наблюдения, веселился и пил вместе со всеми, однако это шло вразрез со всеми планами. Цапнув за локоть одну из возвравшихся на кухню девушек, Скайлер принялась допрашивать бедолагу, после чего совершенно пала духом. Хозяйка ушла на площадь или в сады, лечить разбитое сердце. Именно туда, куда планировала отправиться Кайли - ведь Рингер вновь обещал фейерверки! Попадаться Роджерс сегодня не планировала, и без того заработав себе в последние недели не лучшую репутацию. Побег откладывался или вовсе отменялся - а кому хочется провести лучшее торжество года в пустой комнате или на рабочем месте? Вечер вновь угрожал превратиться в пытку, пусть и отчаиваться было рановато. С буфета шумно упал кот, прошествовал мимо в тьму коридора, даже не повернув головы к хозяйке. Когда желудок полон, какой смысл мурлыкать? Вот кому уж точно не нужно было скрываться или отпрашиваться.
Раздраженно прикусив щеку, Кайли оперлась спиной о стену, даже не пытаясь изображать рабочую деятельность. Сговариваться с кем-то из других официанток было поздно и бесполезно: эти клуши не относились к числу тех подруг, с которыми можно было провести время вне шумной компании. Не было в них готовности сорваться с места и что-нибудь, как и не было восприимчивости к чужим просьбам и идеям. Вот только... Кайли просветлела лицом, явно решив что-то для себя, и ужом скользнула за стойку. Дэвид сегодня был сильно занят, несомненно занят, но, увы, у него не оставалось выбора.
- Мне очень-очень нужна твоя помощь, идём! - с упорством трактора Роджерс потянула бармена за рукав, одарив его клиентов широкой извиняющейся улыбкой. Ничего, не обеднеют - вон в углу веселится его сменщик, которого уже поднимала черноволосая Марта. Скайлер без малейшего стеснения подставила паренька, вынудив его временно вернуться в рабочий строй. По его глазам было ясно видно, что он надеялся на "очень временно", вот только судьба распорядилась иначе.
Судьба ли? Скорее, непреднамеренный, но весьма злой замысел. Скайлер не сомневалась, что Дэвид не откажется составить ей компанию, даже если ему придется нести вот эту тяжелую, теплую и ароматную корзину, припрятанную в малой кладовке. Официантка с превеликим удовольствием стянула с себя опостылевший передник и закинула его куда-то на шкаф, перестав быть рядовой прислугой и необратимо превратившись в Скайлер Роджерс. Растрепала рукой косу, вернув себе прежний взбалмошный облик, потянулась и безапелляционно заявила:
- А теперь мы отсюда валим, - голос звенел от уверенности, ну разве Дэвид будет против? Посмотрите на свою барную стойку и на меня... - Я ещё не знаю, куда именно, но точно валим.
Толкнув дверь на улицу, Кайли наскоро перебирала варианты, куда же им, несчастным, податься. Воздух был воистину майским, свежим и пронзительно весенним. Яркие сполохи огней площади манили, но таили в себе опасность; веселые игры в садах? Тоже нет. Она совершенно точно не собиралась устраивать романтический ужин с Дэвидом - упаси боги! Он был по-своему неплох, однако Скайлер больше нравилось, когда руки мужчины пахнут железом, а не мылом. Да и странные они, эти попаданцы. Всякий раз, вслушиваясь в беседы Дэвида и Дариуша, Роджерс моментально терялась в их рассказах о большой земле. Запретная тема для Города была для этих ребят родной, и Кайли подслушивала, даже не желая этого. Она редко решалась расспрашивать кого-то из них о прошлом, всякий раз - без горожан поблизости. И если Дариуша было порой не заткнуть (его рассказам девушка вообще верила едва ли наполовину), то Дэвид о себе не распространялся. Глянув на долговязую фигуру, отягощенную ароматной корзинкой, Роджерс на мгновение задумалась, знает ли она вообще этого человека... Но мгновение прошло, позабытое от внезапно загоревшейся идеи. Она знала, кто ещё будет сторониться толпы; кто наверняка будет рад её визиту. А как же иначе?
- Заглянем к Фридлейву, - распорядилась Роджерс, энергичным шагом удаляясь прочь от трактира.

Топать предстояло довольно далеко. Постепенно из девушки выветрилась первоначальная прыть; поутих жаркий прилив адреналина и унялось детское счастье сбежавшей из-под присмотра. Скайлер подумывала о том, что идея не так хороша, как казалось на первый взгляд, и она наверняка свернула бы с хорошо знакомого пути, если бы не бармен на прицепе. Передумывать было поздно. Попытка унять безрадостные мысли не увенчалась успехом, и по мере удаления от трактиров и центральных улиц огня становилось всё меньше. Вновь попыталась одолеть душу горечь от недавних трагедий; после гибели Марка дочь охотника практически перестала посещать Кая. Да, было стыдно, но этот открытый, кристально чистый взгляд словно ножом проходил по свежим ранам. Слишком многое он забыл, и это было сродни второй настоящей потере. Не умер, но словно извинялся за это. И от очередного "прости, я не помню" хотелось забыть всё самой - вот Скайлер и пыталась. Наверное, явиться сюда - ошибка?
Еще один поворот, и... Вот это поворот! Роджерс застыла на месте, узнав торчащую впереди стройную фигурку. И еще одну - менее стройную. Полянка занята? Как бы не так.
- Дэвид... Ты с кобылами обращаться умеешь? - негромко поинтересовалась Скайлер, сложив руки на груди и обернувшись к спутнику. С одной или с двумя, уточнять не стала. Сама девушка, хоть и умела ездить верхом, к незнакомому животному бы не сунулась. Хотя вот эта масть ей была знакома, возможно, они и встречались. С Марго - уж точно.
- Прекрасный вечер, не правда ли? - с обыденной теплотой поздоровалась Кайли, подходя ближе. - Каай, ты дома? - внезапно громко переключилась она, перестав одарять улыбкой Марго.
Её присутствие, как и маячивший на горизонте Дэвид, неожиданно взбодрило Роджерс, но не заставило мрачные тени в душе полностью отступить прочь. Она всё так же живо оглядывала всё вокруг, готовая с минуты на минуту разразиться болтовнёй ни о чем, и слишком близок был дух праздника даже тут, чтобы погружаться в уныние. Не рядом с ними. Не знают они ни черта.

Отредактировано Скайлер Роджерс (2018-03-07 22:00:46)

+2

10

--->> Вне игры

⊚ Око Бури ⊚

Разумеется, Дэвид не мог отказать такой очаровательной даме как Скайлер. Разумеется, душный трактир и его посетители с жидкими даже в трезвом состоянии мозгами были наименее привлекательной альтернативой неожиданному приключению, на которое позвала его Скайлер. Отчаянный взгляд сменщика не вызвал в бармене никакого чувства сожаления (потому что он не знал искреннего чувства сожаления), потому что смена Дэвида заканчивалась через час и сменщику так или иначе пришлось бы срочно приводить себя в рабочий вид. Мрачные взгляды, которые на него бросали лишёные своего любимчика клиенты были достаточно красноречивы.
Дэвида ни капли не смутила необходимость быть вьючным мулом в этом дуэте. С молчаливой улыбкой он подхватил корзину, распространявшую вокруг себя до одурения сооблазнительные ароматы, мысленно смирившись с тем, что ему самому не дадут время снять рабочий фартук, ибо Дэвида уже тащили наружу чуть ли не за ворот. Майский вечер встретил официантку и бармена ласковыми лучами медленно прощающеся солнца и густым ароматом весенних трав. Низкое ворчание в трактире сменилось звонким гулом праздника, зовущего беглецов в свои объятия. Но, как того и следовало ожидать, у Скайлер были свои планы.
— Давай заглянем к нему, - послушно вторил он, перехватив корзину поудобнее, ныне без особой радости настраиваясь на долгий поход... окольным путями.
Дэвид продолжал сохранять спокойное и умиротворённое жизнью выражение лица, даже когда заметил как Скайлер идёт медленнее, менее бодро и уверенно и теперь тащилась как поводке обязанности через почти безлюдные, тенистые улочки. Солнце изредка вспыхивало в пустых окнах, ибо разумеется, кто же в своём уме оставался дома, когда снаружи люд слился в единую массу праздничного экстаза, когда даже страшные, большие волки, гуляющие вдоль стен казались угрозой чересчур далёкой и практически несуществующей.
Милая, наивная Скайли почему ты боишься волков из лесов, что скрывают свою суть под масками людей, когда за твоей спиной идёт самый настоящий зверь? Зверь этот только с большим трудом скрывал свой оскал, ибо в гнилой душе кипела чёрная и густая как смола ненависть. В отличии от бездельницы-Скайлер Дэвид исправно трудился на нужды трактирного народа и уже предвкушал завершение последнего часа смены. Ещё за несколько дней до начала праздника он договорился со своими приятелями о встрече на празднике, уже знал как и за чем проведёт длинный вечер Бельтайна, был даже готов к маленьким неожиданностям, которые обычно приподносят крупные праздники... Но вот к такому крутому нарушению своих планов он был не готов. И в тот момент, когда он понял, что его не просто отрывают от барной стойки, чтобы перетащить мешок картошки, он с большим удовольствием задушил бы Скайлер её же передником.
Дэвид искренне ненавидел, когда что-то шло не по его тщательной задумке, но даже зная непредсказуемый нрав дочи мёртвого охотника, он не сумел учесть её существование в своём плане. Как говорится, невозможно продумать абсолютно всё, но эта истина относилась к числу тех, которые Дэвид упорно отрицал, предпочитая вариться в собственной злобе на весь мир.
Скайлер очень пожалеет об этой ошибке.
Когда звуки праздника заметно отдалились, а они шли через небольшой, узкий проулок, Дэвиду внезапно пришла мысль, что здесь никто бы не услышал криков официантки. А после не было бы папочки за которым она могла бы спрятаться, зная, что его пуля найдёт вшивую шкуру поимевшего её зверя. Потому что папочка мёртв, какая досада, не правда ли?
Дэвид заметно нахмурился и тряхнул головой, прогоняя эти мысли прочь. Не потому что они его беспокоили или внушали отвращение. Просто Дэвид любил спонтанные идеи ещё меньше, чем нарушение своих планов. Спонтанность была ему совершенно не присуща и в этом плане он был лишён любой гибкости. Идти на поводу внезапных идей значило полагаться на удачу, а эту составляющую было просто невозможно просчитать.
От разъедающей кислоты людоедских дум бармена неожиданно отвлекла девушка с цветочной корзинкой, что выскочила из-за поворота и юркой лаской протиснулась мимо бредущих беглецов. Проходя мимо Дэвида она ловким движением уложила небольшой цветочек фиалки тому за ухо и, весело хихикнув на прощание, тут же скрылась из виду в переплетении улиц. Этот нежданный, озорной жест несколько выбил Дэвида из колеи, а вскоре аромат свежесрезанной фиалки, который ныне щекотал его нос, пригладил внутреннего зверя и успокоил. Пока что.
Они продолжили свой путь как ни в чём не бывало. У Дэвида уже порядком ныли руки от веса корзины и казалось они вот-вот порвутся и сдуются как воздушные шарики. Ступни же ощущали буквально каждую песчинку и камушек на дороге. Но он молчал, услужливо не подавая вид, что ему тяжёло. Он знал, что он не слишком нравился Скайлер: слишком манерный, слишком чистый, слишком хлипкий и нежный в отличие от сильных и загрубевших, как звери за стеной, уроженцев этого города. Поэтому Дэвид старался хотя бы сейчас прозводить максимально, если не приятное, то хотя бы не раздражающее впечатление. Только по этой причине он не стал сопротивляться авантюре Скайлер, даже если она шла поперёк всему, что Дэвид запланировал на этот вечер. Откажись он, и этот ходячий набор женских стереотипов долго держал бы на него обиду. Обиду мелочную и противную. Лучше было оставаться в её расположении, пусть и ценой тому были его собственные нервы.
Так она будет ждать удара в спину меньше всего.
Так она никогда не узнает, что ударил именно он.
Путь закончился довольно неожиданно для Дэвида, которому никогда не приходилось навещать Кая — слишком мало точек соприкосновения, слишком редко они виделись кроме как мельком. Кай относился к той категории людей, о которых Дэвид знал немного и не стремился узнать больше. До нынешних пор. Случай с амнезией молодого охотника вызывал определённый интерес, но лишённый какой-либо возможности его удовлетворить, Дэвид не совершал никаких попыток сблизиться с Каем. Как-никак, а близким другом или родственником он охотнику не приходился, потому Дэвид только привлёк бы ненужное внимание к своей персоне. И тем интереснее обещал стать предстоящий визит, в котором скрывались бесчиленные возможности. Пожалуй согласиться на эту прогулку было не такой уж и плохой затеей, мысленно успокаивал себя Дэвид. С какой стороны не посмотри, а шанс оставить приятное впечатление перед находившимся в таком отчаянном положении человеком показывал себя как исключительно ценный в долгосрочной перспективе.
Но увы, в только начавшие намечаться планы снова пришлось вносить корректировки, стоило увидеть кто топталась на пороге с видом взломщицы-домушницы. В этом Городе существовали некоторые люди, чья техника манипуляций отличалась далеко не такой же элегантностью и продуманностью как у Дэвида. Бармен уже был наслышан о Марго со времён того судебного процесса, что принёс мирной учительнице определённую дурную славу. Он был наслышан о ней (исключительно с самых плохих сторон) от Дариуша и Скайлер, от последней в особенности. В частности о её попытках сблизиться с Каем. Если убрать некоторые субъективные детали, то получался портрет женщины исключительно самоуверенной и не страшащейся никаких рисков и помех. Самоубийственная комбинация. Но пока что прекрасной мисс Уильмся удавалось беспрепятственно топтать эту бренную землю и от этого визит к охотнику становился всё более многообещающим.
Дэвид позволил себе криво усмехнуться при вопросе Скайлер и он даже открыл рот, чтобы сказать:
— Нет.
Конраст его лица, которое было готово отмочить самую грязную шутку на свете, и столь неожиданно плоского и безыинтересного ответа был даже смешным. Но Скайлер было видимо не до маленьких шуточек бармена — она уверенным шагом направилась к порогу, который уже заняла Марго. Дэвид, не долго думая, остался стоять где стоял, здраво рассудив, что у двери уже слишком людно. Трое человек и лошадь, буквально врывающиеся в твой дом — последнее, что нужно человеку, в том состоянии, в котором находился Кай.
Ах да, лошадь. Лошадь была, безусловно, крайне забавным элементом местного пейзажа, но в конце концов она показала себя недостойной любопытства Дэвида, в силу своего невероятно мирного поведения. Дэвиду приходилось реагировать со спокойным лицом на более страшные и внезапные вещи, чем кормящаяся чужим сахаром лошадь, поэтому её существование в этой, превращавшейся в комедийную сценку, ситуации его смущало меньше всего. Поэтому, пока дамы решали, кто первой ввалится в чужие хоромы, Дэвид наконец-то улучил минуту, чтобы положить корзинку на землю и дать своим рукам долгожданный отдых. Прикрыв глаза от нахлынувшего на него чувства облегчения, бармен даже потянулся и заложил руки за голову. Впервые этот тихий майский вечер, вдали от пыльных, шумных улиц, начал приносить ему удовольствие.

+2

11

- Прекрасный вечер, не правда ли? - с обыденной теплотой поздоровалась Кайли, подходя ближе.
[indent] На такой поворот событий Марго не рассчитывала. Вот уж кого она меньше всех хотела здесь видеть - так это Скайлер. Эта надоедливая рыжеволосая болтушка никак не входила в планы авантюристки. Сгинь с глаз моих долой! Ведьма!!! Опять все планы мне обломала! И как это у неё всё время получается?! Нет, от неё надо срочно под каким-нибудь предлогом избавиться, а пока...
[indent] - Замечательный, - ответила с натянутой улыбкой брюнетка. Вся сила воли ушла на то, чтобы не процедить это слово сквозь зубы. Сверкнув глазищами на официантку, мисс Уильямс перевела взгляд на её спутника... и тело прошиб холодный пот. Он?! Здесь?! Но как? Зачем? Растерявшись, молодая женщина на какое-время "выпала из реальности", пытаясь сообразить что к чему. Однако не найдя логики в действиях трактирщицы - плюнула на это и попыталась настроиться на позитивный лад. Я тут не одна. Нас много. Хотя всё равно за ним нужен глаз да глаз. Плюс по идее сегодня можно будет поставить некий эксперимент. Нечего тормозить. Надо просто брать инициативу в свои руки!
- Каай, ты дома?
[indent] Нет, ну все видели? Нахалка ещё та! Припёрлась позже, а ведёт себя так - как будто очередь впереди занимала? Блиин... а пусть её лошадь лягнёт за громкие высказывания, а? Или нет. Неожиданный гость остался на заднем дворе, а мы тут...  Не долго думая, Марго попыталась отпихнуть непрошеную "гостью" подальше от двери. Затея по идее должна была увенчаться успехом, т.к. расположение кареглазой было ближе к искомой ручке. За неё в итоге агент и дёрнула, громко обозначив своё присутствие:
- А вот и мы! Не ждали? А мы пришли! Да ещё и с подарочками! Скайлер, заноси!
[indent] Выдать чужую идею  - за свою? Запросто! Напомнить "сопернице" о её работе? Без проблем. Авантюристка ведь прекрасно видела - у кого корзина, но сочла правильным поступить именно так. Уязвлённое самолюбие - страшная вещь. Но кое-кто тут не боялся "играть с огнём".

+2

12

Кай, сидевший в глубине дома за столом, неотрывно смотрел на лошадь, словно это было явление настоящего чуда. В его глазах в равной степени читалась озадаченность, интерес, и такой несвойственный охотнику страх. Зверюга была огромной, и как с ней нужно обращаться, ни охотник, ни кот, даже не представляли. И пока один агрессивно фыркал и метался по полу как электровеник, второй пребывал в состоянии бесконечной загрузки. А лошадь, полностью игнорируя и человека, и рычащую лохматую мочалку, упорно пыталась достать до сахарницы, что стояла от окна достаточно далеко и просто так дотянуться туда... было проблемно. Поняв, что длины собственной шеи ей не хватает, она в какой-то момент подняла левую ногу и смачно так, от души, ударила прямо в хрупкую деревянную стенку, обрушивая на Кая и Дейзо гору пыли, песка и древесной стружки, что скопилась между балок и досок потолка. Следом за первым ударом последовал второй, и несколько тарелок и чашек скатились с настенных полок, с громким лязгом разбившись о тумбочку. Дейзо, которому это порядком надоело, попытался было запрыгнуть на столик, где стояла сахарница, но лошадь, видимо, расценив это как покушение на ее лакомство, резко мотнула головой, сбивая кота обратно на грязный пол. В любой другой ситуации Кай быстро приструнил бы бушующую скотину. Хоть он и не общался толком с подопечными местной конюшни, ему хватило бы ума, чтобы выйти и прогнать незваного гостя. Ну или напугать его, выстрелив в небо. Правда, в нынешнем состоянии, шанс того, что брюнет случайно выстрелит себе в глаз, был значительно выше. Рысь не подпускал охотника к огнестрелу, и был во многом прав.
Кобыла, тем временем, успела головой сбить на землю хлипкую полку, обрушивая почти десяток кружек на землю. Посуда в Городе была совсем не дешевой, но животное такие формальности не волновали. Упорно постукивая передними ногами по стене дома, отчего тот потряхивало как от небольшого землетрясения, она явно надеялась расширить маленькое оконце. И, как оказалось, силы на это у нее было более, чем достаточно. В какой-то момент раздался неприятный хруст, и одна из старых досок красиво проломилось, образуя в доме дырень размером с футбольный мяч. От такого сюрприза охотник аж воздухом подавился, и подскочив со стула, буквально бросился в сторону коня. Впервые за долгое время ему хотелось смачно так выругаться. И он знал, что тот, настоящий Кай, уже обложил бы скотину трехэтажным матом, но нынешнего брюнета от его оригинальной версии отличало наличие совести и чувства стыда. Будь здесь "Кай из прошлого", он бы от осознания этих истин точно застрелился бы на месте.
Лошадь, заметив приближение человека, встопорщила уши и, издав приветственный дружелюбный "фырк", вновь потянулась за сахарницей. Дейзо, упорно пытавшийся через дырку в стене подцепить ее ногу своей когтистой лапой, получил несильный удар копытом в грудь и, отпрянув, в бешенстве бросился к двери. Видимо, с той стороны тоже что-то происходило, но его это сейчас не волновало. Он порвет эту клячу на мелкие кусочки, точно порвет! И пока Кай, добравшийся до сахарницы, осторожно кормил огромную животину, Дейзо метался у входа, намекая, чтобы его выпустили на поле боя.
Именно в этот момент в дом буквально ввалилась Марго, про которую юноша даже и думать забыл. Стоило двери распахнуться, рысь вылетел из хижины, как ошпаренный, врезаясь в девушку, но игнорируя ее, как обычное препятствие. Он ненавидел Марго, но сейчас коня он ненавидел сильнее. Кай, выронивший из рук сахар, только и успел издать перепуганное "Вот черт!" прежде, чем броситься следом.
- Замечательно. Я рад вас видеть, заходите. Я... я это... сейчас, - протиснувшись мимо ребят и покивав всем, он собирался направиться на задний двор, где уже вовсю слышалось ворчание обоих животных, но поле битвы быстро переместилось к основному входу. Внезапно из-за угла вылетела гнедая кобыла и, подпрыгнув, лягнула воздух прямо в том месте, где еще секунду назад был Дейзо, что упороно носился за ней по пятам.
- В дом.. Думаю, нам всем нужно зайти в дом... - как-то заторможенно произнес брюнет, как раз когда лошадь остановилась буквально в паре метров от группы, что кучковалась на ее пути. Встав на дыбы, она громко фыркнула, видимо намекая, что людям нужно посторониться и пропустить её. Впрочем, Дейзо отпускать обидчика не собирался, перегородив ей выход, он издал утробный рев, совсем не похожий на те, что он издает обычно. Это был голос дикого зверя, дремавшего в нем все это время, и голос инстинктов, что подталкивали его загнать, вцепиться и убить противника, несмотря на разницу в габаритах.

+3

13

[indent] Словно дети в песочнице, заметившие единственную интересную игрушку. Скайлер не удивилась тому, как Марго вихрем рванула мимо неё, как если бы единственный шаг мог перевернуть ситуацию той на пользу. Это бесконечное и очевидное стремление подбить клинья к беззащитному в подобном плане мужчине вызывало лишь отторжение в душе Роджерс. Вскинув брови, дочь охотника потёрла пальцем подбородок, уступив пальму первенства. Пусть стучится головой, если хочет. Кайли не стала давить из себя улыбку и радушие в ответ, полуобернулась к Дэвиду. Бармен выглядел расслабленным и спокойным; что ж, пусть и оставался бы таким. Одного шила в заднице на этой поляне точно хватало.
[indent] Треск и шум отвлекли девушку от оценки сил. В отличие от этих заокеанских приблуд, Роджерс куда серьёзнее относилась к любым внезапностям в Городе. Она отступила на шаг назад, прислушиваясь к происходящему за дверью, в то время как Марго с упорством лося крикливо подзывала Фридлейва. Заносить? Она едва не рассмеялась. Вряд ли Дэвид послушает эту дамочку и ринется в дом с корзиной наперевес; и потом, плотная скатерть была взята не за тем, чтобы тухнуть в хижине. В окрестностях Города множество прекрасных мест для пикника, но если такие дикарские развлечения ей не по вкусу... Пусть остаётся.
[indent] Вновь раздался глухой удар. Скайлер уже не на шутку встревожилась и вздрогнула, когда из распахнутой двери вылетела рысь. Дейзо, словно демон, вихрем промчался мимо, не постеснявшись протаранить своим телом Марго. Кайли отпрыгнула подальше от выхода, потрясенно уставившись на хозяина хижины. Ситуация выглядела до крайности нестандартно. Слышен был топот копыт, земля ощутимо вздрагивала, когда животное в очередной раз приземлялось всем весом. Официантка чуть не запнулась о корзину, даже не глянув на возвышавшегося над ней бармена.
[indent] "Ну, не волки - и на том спасибо..."
[indent] - Кай, что за дела? - выпалила Роджерс, откинув с лица упавшие от резкого движения волосы. - Откуда тут... - главная героиня сцены взвилась в воздух совсем близко от людей, и девушка неосознанно вскинула руки в защитном жесте, на миг зажмурившись.
[indent] Лошадиная осада. Скайлер не любила животных с той же силой, как некоторые жители Города; однако у неё имелись опыт и навыки, накопленные при работе в ветклинике. Кобылка казалась взбудораженной; неудивительно, Дейзо в таком состоянии действительно был пугающим. И, судя по всему, эта беглянка действительно была из конюшен: кажется, Скайлер даже довелось на ней разок прокатиться в прошлый Бельтейн, вот только нравом она запомнилась добрым. Раздраженно стиснув зубы, Кайли бросила взгляд на Фридлейва. Сейчас как никогда пригодилась бы его железная хватка; рысь надо было удержать. Паникующие лошади были одной из самых опасных ситуаций, с которыми можно было столкнуться в мирное время под защитой высоких стен. Осознавали ли это потерявший память охотник и два попаданца? Несомненно. Трудно не убедиться в нависшей угрозе, когда здоровенная туша молотит копытами по воздуху рядом с тобой; но что они предпримут? Оставаться на месте было опасно, и Кайли скользнула дальше, за пределы досягаемости. Лошадь не видела в ней угрозы - по сравнению с Дейзо они все тут были не страшнее лежащего бревна. Однако если Кай продолжит мяться прямо посреди стычки, дело грозило приобрести неприятный оборот.
[indent] - Кота оттащи! - крикнула Роджерс, не делая попыток самостоятельно угомонить Дейзо. Фридлейв должен был успокоить своего питомца - больше некому. Иначе хищник сделает рывок. Если ему улыбнется удача... Если дикий кот сумеет задрать городскую лошадь прямо во дворе охотника...
[indent] "Зайти в дом?! Рехнулся?"
[indent]  - Кай, его же усыпят! - отчаянно пыталась достучаться до Фридлейва девушка. Она прекрасно знала правила содержания подобных питомцев. До тех пор, пока они находятся под контролем и поступают соответственно желаниям Гильдии, им дозволено жить под присмотром человека и даже получать питание и медицинскую помощь. Однако стоит всего лишь раз оступиться... Израненная лошадь - это не убитый волк, как защитные действия квалифицироваться не будет. Тем более что трое свидетелей не видели завязки действия; их слова не воспримут всерьёз. В носу засвербело от горечи и страха; Кайли сжала кулаки, застыв на месте. Помощи ждать было не от кого.

+3

14

Люди как карандаши: каждый рисует жизнь себе сам…
Просто кто-то ломается, кто-то тупит,
а кто-то затачивается и рисует жизнь дальше...

[indent]Когда рассчитываешь на одно - а получается в итоге совсем другое, то человек обычно либо начинает злиться, либо впадает в депрессию. Марго относилась к первой категории. Грусть-тоска - вариант явно не для мисс Уильямс. Особенно после того, как Дейзо сбил её с ног. Зашипев не хуже разъярённой кошки, молодая женщина поднялась и стала отряхивать одежду быстрыми, стремительными движениями. Ненавижу этого гадёныша! Избавлюсь от него при первой же возможности! Огонь мести зажёгся в душе ярким пламенем, находя отсвет в глазах, сверкавшим  из-под ресниц подобно тёмным молниям.
[indent]Гостеприимный тон Кая немного сбросил градус напряжённости, однако дочь охотника опять заставила злиться. Просто потому что она тут находилась и смела вставлять свои замечания. Просто одним своим существованием она уже не нравилась авантюристке, которая была осведомлена о многих слухах в Городе. Однако сейчас явно было не до личных разборок. Скайлер не растерялась в сложной ситуации и смогла реально взглянуть на вещи. Она хотела бы, чтобы всё закончилось хорошо. Но что она могла сделать?
[indent]Как по мне - так лучше бы этого кота усыпили. Туда ему и дорога. Но Кай им дорожит... Хм. Что могу сделать Я в данной ситуации? Взгляд скользнул по осколкам, которые щедро усыпали пол хижины. И задержался на ружье, стоявшем в углу. Не лучший вариант. Лошадь ещё больше психанёт. И рысь взбесится не на шутку. Как же... Посмели тронуть вещь хозяина... Хотя выстрелить в воздух было бы неплохо... Но не стоит забывать и ещё об одном наблюдателе. Дэвид. Вот кому уж точно не хотелось бы показывать всех своих умений... Думай, Марго. Думай. Шаг в сторону выхода. Ещё один. Укрощение лошадей, особенно если они никогда не были под седлом, - дело кропотливое, требующее соответствующего настроя, без спешки и суеты. Но тут мы имеем другой случай. Не вписывающийся в стандартные рамки. Впрочем, любви коняг к еде и, в частности - к сладостям, никто не отменял. Как не отменял и супернервного настроя  животного из-за присутствия хищника. М-да. Если Кай продолжит тупить - то надо действовать самой. Кажется, я видела то, что мне надо, при входе...
[indent]Приняв решение, Марго сначала захватила сахара (сколько вместилось в руке) и направилась к двери. Растолкав собравшихся там - брюнетка сунула его Роджерс и направилась к бочке с дождевой водой, рядом с которым стояло ведро. Может гильдиец обливался из него утром. А может просто таким способом делал запасы - кто знает. Сейчас это не имело значения. Времени даже на воплощение идеи было критично мало. Набрав воды, молодая женщина с натугой вытащила его наполовину наполненным и выплеснула в сторону двух животных. Надеюсь, не будет хуже... И снова в голове мелькнули мысли о ружье. Нет, надо было всё же его использовать. Наверное. На самом деле агент жалела  сейчас, что не было пса рядом. Тот уж точно разрулил бы ситуацию. А так... Приходилось надеяться на удачу.

0

15

Ситуация стремительно выходила из под контроля, и, пожалуй, впервые за много лет Кай был... в полной растерянности. Он слышал от других людей, что прежде ему была присуща твердость и жесткость, от которых сейчас не осталось даже намеков. Брюнет просто стоял и... смотрел, не в силах пошевелиться или хоть что-то предпринять. В голове билась лишь одна мысль - тот, прошлый "он", был намного лучше. Сильнее, увереннее, надежнее. Он был привычен к этой жизни, знал повадки людей и зверей, умел быстро реагировать и приспосабливаться к меняющимся правилам игры. А нынешний охотник этого не умел, и вид взбешенной рыси пугал его, заставляя с силой сжимать в кулаки руки, дабы другие не видели, как они беспомощно дрожат.
Дейзо, тем временем, игнорируя людей, только скалился и пытался прижать коня "к стенке", оттесняя его во внутренний двор, откуда выхода не было. Несмотря на то, что сейчас кот явно дал волю инстинктам, он не спешил нападать. Быть может, это была осторожность, а может, мешало городское воспитание... Так или иначе, он бил лапами о землю, щерился и агрессивно фыркал, но этим пока ограничивался. Пока...
Горько усмехнувшись, Кай прикрыл глаза. Хоть он и жил с рысью уже долгое время, он по-прежнему не до конца его узнал. Их общение было, в какой-то степени, напряженным. Просто потому, что зверь привык к своему прежнему владельцу, и чувствовал точно такой же дискомфорт. И хижина была старой, и Город, и Остров. Только сожители резко стали чужими, и теперь были вынуждены заново привыкать к обществу друг друга. Иногда брюнет замечал, что Дейзо подолгу на него смотрит, выжидающе и пристально, словно хочет заглянуть в самое сердце. Он тоже ждал, ждал возвращения своего хозяина. Каким бы спокойным и ласковым он не был, ему было сложно с новым Каем. Если до этого человек учил его основам выживания в Городе, то теперь их роли изменились, и это... было неправильно. И то, что сейчас происходило, точно так же выходило за рамки тех норм и правил, которые установил когда-то сам Фридлейв. Сейчас же юноша утратил в глазах рыси всякий авторитет. Это был просто обычный человек, слишком добрый для охотничьей жизни и слишком неуверенный в себе для доминантности в этом тандеме. Кай прекрасно слышал слова Скайлер, и знал, что она права. Рысь нужно было как-то угомонить, иначе им не удастся отстоять его право на свободу и жизнь. Вот только... Как это сделать? Брюнет неоднократно пытался вести себя так, как прежде, но все попытки были смехотворными и пустыми...
В этот момент и пришли на помощь Марго и её смекалка. Кай сейчас на подобные подвиги точно способен не был. Выплеснув ведро воды, она метко попала прямо в Дейзо, лишь слегка задев лошадь, которая, фыркая, отскочила немного назад. Рысь же выглядел... грустно, и походил теперь скорее на мокрую тряпку, чем на добротного домашнего кота. С приходом весны он растерял свою роскошную шубу, и теперь, облитый, напоминал огромную помойную крысу. Впрочем, это отрезвило животное, сбив с него спесь. Он, в конце концов, прекрасно помнил, что за убийство человека здесь по головке не гладят и, издав утробный рев в сторону Марго, фыркнул и вяло двинулся обратно в хижину. Ему потребуется немного времени, чтобы зализать уязвленную честь и гордость. Протиснувшись мимо хозяина и смерив его усталым взглядом, рысь скрылся в доме, оставляя после себя мокрые следы. Кай, проводив его отрешенным взглядом, вздохнул.
- Простите... Мне еще сложно с ним справляться. Сейчас он знает больше меня и... я не совсем понимаю, как его контролировать. Спасибо вам. Они бы... точно поцапались... - отводя взгляд в сторону, тихо произнес юноша. Даже сейчас ему тяжело было говорить эти слова, а для прежнего охотника это было и вовсе чем-то из разряда фантастики.
Лошадь, поняв, что опасность миновала, встопорщила уши и, заприметив в руке Скайлер сахар, двинулась к ней. Воистину, огромное создание, и охотник, отшатнувшись, пропустил зверюгу.
- Я не знаю, откуда она пришла, просто... появилась спонтанно. Я... когда-нибудь ездил на лошадях? - недоуменно произнес парень, теряясь в догадках. Кобыла явно его не боялась и вела себя на его участке как дома. Может, они были знакомы ранее? Это объяснило бы как минимум то, почему она выбрала именно данную хижину. Впрочем, его мысли прервало ворчание Дейзо, доносившееся из дома. Ему, по видимому, общество громадины не очень нравилось.
- Может, все же заглянем в дом? Там сейчас... не очень чисто, но стол не пострадал, можно заварить чай...
Сказать, что Кай чувствовал себя "не в своей тарелке" - значит, не сказать ничего. Ему было неловко. Неловко за весь этот бардак, за своего питомца, за собственную беспомощность, за потерю памяти... За всё сразу. И, наверное, это прекрасно отражалось в его усталых глазах, потому что кобыла, морда которой находилась поблизости, неожиданно развернулась и ткнулась носом в его плечо, пытаясь зажевать ворот рубашки.

+3

16

Удивительно, но сегодня вечером в их компании единственным мужиком оказалась Марго. Скайлер быстро сориентировалась, сжав в ладони жёсткие сахарные кубики, и отступила на шаг, дав девушке пространство для манёвра. Охотник тем временем стоял столбом, словно потерявшийся в глуши ребенок. Казалось, что даже если лошадь рванёт в его сторону, он и не шелохнётся; однако Марго удалось попасть именно по рыси. Ошарашенный, вымокший до кончика короткого хвоста Дейзо рявкнул так, что Кайли вздрогнула; однако кот не стал бросаться на людей, вернувшись в дом. Запах мокрой шерсти щекотал нос. Девушка сморщилась и подняла глаза на приближавшуюся лошадь. Её морда выглядела сосредоточенной и любопытной; протянув на открытой ладони лакомство, Скайлер с улыбкой положила другую руку на переносицу животному. Тепло. Официантка побаивалась прочих коней, особенно тех, кто состоял на службе - тех суровых монстров так и тянуло обойти дальней дорогой. Но хоть и не вспомнив её имя, Кайли однозначно имела с этой лошадью дело.
- Возможно, ты проходил обучение в Гильдии именно с ней, всех новичков на неё сажают, - предположила девушка, даже не глянув на охотника. - Одна из самых спокойных... Наверное, её привели на праздник детей катать, но недоглядели.
Тихонько поглаживая бархатистый нос, Роджерс вздохнула. Бедолаге явно не повезло оказаться здесь; ох и влетит тому, кто упустил лошадку! Выкормить и обучить любого коня стоило многих сил и времени, и потому все они ценились. Оставить её без присмотра Кайли, как коренная горожанка, не могла; впрочем, остальные явно воспринимали бродячую лошадь как нечто обыденное, как бездомную собаку, которую можно согнать с двора или прикормить на пороге.
Кобылка шумно обнюхала пустую ладонь, пощекотала губами предплечье, но больше сахара не нашла. Скайлер показалось, что из-под густых ресниц та смотрела на неё укоризненно: как такое могло случиться? Роджерс едва не рассмеялась в голос, покачала головой, проследив взглядом за последующим досмотром охотника. Она спиной чувствовала взгляды иноземцев. Или ей так казалось? Ситуация была до абсурдности неловкой, и доводить всё до еще более неловкого чаепития Скайлер не хотела. Нужно было как-то выманить Кая из берлоги тоски и одиночества, и не оставлять же его на попечение этой странной дамы...
- Сидеть дома в Бельтайн - угробить себе весь год, - авторитетно заявила девушка, поглаживая животное по шее. - А эту красотку нужно отвести к хозяину, наверняка там большой переполох устроили. Можно сходить под яблони, хм? - девушка деловито обернулась к Дэвиду в поисках поддержки. Скорее всего, именно оттуда улизнула беглянка.
Роджерс хоть и выглядела весёлой и спокойной, но всё равно с глухим отчаянием слушала Фридлейва. Сейчас как никогда удачно вспомнился совет, полученный некогда от Рингера - не напоминать Каю о том, что он должен вспомнить. В тот разговор она не на шутку разозлилась из-за этой фразы, и лишь со временем стала понятна её суть.
- Прокатиться не хочешь? - внезапно предложила Скайлер, с привычной ей улыбочкой обращаясь к Каю. Давай, оживай...

+3

17

Вдыхая медленными и глубокими вдохами весеннюю безмятежность этого дня, Дэвид не забывал поглядывать одним глазком за сердитыми кошками, толпящихся на чужом пороге. Марго очень явно гнула спину и чуть ли не шипела на более хладнокровную Скайлер, которой эта драма вообще никуда не упёрлась. Она спокойно отступила на шаг, ибо ей ни к чему были эти игры. Её забота была искренней и она не руководилась скрытыми мотивами. В отличие от рыскавшей взглядом Марго, что только что коротко оглянулась на Дэвида...
Он не мог сказать точно, что именно значил этот пронзительный взгляд. Но он заставил бармена раскрыть глаза и ясным, не затуманненым ныне безмятежностью этого уголка, взглядом уставиться в ответ. Я. Тебя. Вижу. Она подарила ему ровно столько мигов внимания, чтобы в нём проснулся интерес. Пульс слегка участился и Дэвид отчётливо слышал собственное сердцебиение, как если бы вновь прошёл дорогу до охотничьего дома, с корзиной наперевес. Не раздумывая, он ответил Марго широкой, приветливой улыбкой, слегка приокрывающей зубы. Чем же он так взволновал эту очаровательно ерошащуюся от собственной важности пташку? Он узнает. Непременно.
Дэвид хотел было сделать шаг вперёд, но поймав мазнувший по нему взгляд Скайлер остался стоять, где стоял. Медленно он развёл руками, ведя их к своим бокам, пока Марго не умудрилась пропихнуться к двери и ввалиться внутрь, громко опевещая весь дом о своём визите. И... И что это? Она серьёзно требует от Скайлер заносить? Столь неприкрытая наглость по первой обескуражила бармена и он не удержался от весёлой ухмылочки, которую он быстро прикрыл ладонью, переводя взгляд от даже не шелохнувшейся Скайлер обратно на деятельную «хозяюшку». Сам Дэвид же и пальцем не пошевелил в сторону входа в хижину. Не ему ж велели заносить, к чему же тогда такая суета. Если милая учительница хочет, чтоб он для неё что-то сделал, то пусть подойдёт прямо сюда, чтоб он видел её прелестный лик, и сказала ему это прямо в глаза. Дэвид выбрал сторону, которую в этой ситуации выбрать для него было естественным. Как бы неприятно не было играть под дудочку этой высокомерной трактирной бабы, обломавшей все его планы.
Дэвид прикрыл глаза и вновь по-глубже вдохнул майский воздух, заново проникаясь суетливой и легкомысленной атмосферой происходящего. Спокойно. Терпение. Её время отплатить должок ещё придёт. Дэвид резко замер на полу-вдохе, ибо слишком запоздало до него дошло: только что за всего считанные секунды приключилось нечто... нехорошее. Краем глаза он успел разглядеть низкую серую тень, вильнувшую за край хижины, после чего обратил внимания на пыхтящую Марго, уже поднимающуюся с земли. Недоумённо нахмурившись, Дэвид уже хотел было поинтересоваться, что же произошло, но его перебили.
Хозяин хижины и сбивающей дам тени выглядел неловко и несуразно в этой сцене, он словно не имел никакого плана, что делать и смотрел на всех вокруг по-детстки растерянным взглядом. Дэвид наверняка бы умилился, но ситуация резко — чересчур резко — накалилась, не дав толком отреагировать на её прелюдию. За считанную долю секунды Дэвид уловил топот копыт и разъярённый кошачий рык, прежде чем виновники склоки вторгнулись в неловкое человеческое собрание.
Безмятежности как не бывало. Спокойствие разбилось на осколки, осязаемой пылью брызнувшей в глаза, стоило перепуганной кобыле встать на дыбы, пока под её ногами металось злобное чудище. С Дэвида стремительно слетел весь его лоск, когда он пригнулся, опешив от такого поворота событий, и принялся отступать куда подальше от взбесившегося зверья. Всё нутро бармена трусливо дрожало от опасности, маячившей на слишком близком для комфорта расстоянии. Про корзину он вспомнил лишь когда Скайлер чуть не запнулась о неё. Это был самый неподходящий момент, чтобы беспокоиться о целости ждущего своего часа пикника, но Дэвид на миг замер в нерешительности. Счастье Скайлер, что она стояла к нему спиной, слишком занятая тем, чтобы привести в чувство этого растерянного мальчика, Кая, для которого происходящее было просто слишком. Ненавистью, с которой бармен мазнул по заду Скайлер (что был таким же прекрасным и аппетитным как всегда), пока он наклонился, чтобы быстренько оттащить корзину, можно было испепелить центральную площадь. К счастью, эта дура была слишком занята тщетными попытками взвать к совести Кая, будто серьёзно расчитывая, что пара визгливых криков мгновенно пробудят в нём уверенного и хладнокровного мужчину, который сейчас был нужнее всего.
Потому что Дэвид точно не собирался лезть на рожон и спасать ситуацию. Он был здесь чужим лицом, и всё, что от него требовалось — это притащить эту проклятую корзинку к этой проклятой хижине. Всё. Ни о каких кобылах и бешеных кошках речи не было. Было только естественно, что сохранность собственной шкуры сейчас была для Дэвида большим приоритетом нежели жалкая возможность сразить всех собственной доблестью. Которая, кстати, не входила в список характерных черт бармена.
Но она определённо была к лицу хрупкой на вид Марго, что производила впечатление наиболее собранной и расчётливой из всех собравшихся здесь людей. Дэвид поднял голову, с нескрываемым интересом наблюдая за её действиями, за тем как чётко и слаженно она выполняла свой план действий. Как даже паниковавшая Скайлер тут же собралась, стоило всучить ей в руки её часть задания. Дэвид уже успел оттащить корзинку (и самого себя) достаточно далеко от «пекла» и присел на корточки, всё ещё готовый в любую секунду подскочить и броситься наутёк, если ситуация ещё сильнее выйдет из-под контроля. Но нет, порядок наконец воцарился у охотничьего дома, стоило ушату воды охладить пыл гильдийской животины, по всей видимости только сейчас вспомнившей о том, какое поведение пристало зверю его статуса. Признав своё позорное поражение, мокрый кот скрылся с глаз в хижине, и Дэвид облегчённо выдохнул.
Лошадь ныне была само миролюбие и очарование, уже принявшееся с довольной мордой уплетать сахар с руки Скайлер. Растерянным движением руки взъерошив собственные волосы, Дэвид поднялся обратно на ноги — напряжение отпускало его неохотно, подталкивая верить, что наверняка что-то плохое ещё случиться за этот вечер. Испорченный день уже не сможет стать лучше, ибо теперь на замену опасности пришла абсолютная неловкость. Кай выглядел смущённым и то, что его гложило чувство вины за происходящее было буквально написано на его лице. Потерявший память охотник был сейчас настолько жалок, что Дэвид ощутил почти естественный порыв похлопать того дружески по плечу, заверить в том, что нормально, когда ситуация выходит из под контроля (но только не его, Дэвидова) и главное, что никто не пострадал. Возможно ему померещилось, но именно в тот момент, когда он решил было подойти к охотнику, он поймал взгляд Скайлер, полный укоризны и неодобрения. Дэвид тут же запнулся и остался стоять, уперев взгляд себе в ноги. Но не от смущения (смущаться своего поведения он не станет даже в могиле), а от вновь вскипевшей злости.
Ты не имеешь никакого права меня осуждать. Ты была ничуть полезнее меня в этой ситуации, да даже хуже. Не будь твои ожидания столь завышеными, эта ситуация не стала бы такой неловкой со стойким привкусом горечи. Только из-за твоего бездействия девушка, которую ты презираешь и хочешь держать подальше от Кая, только выросла в его глазах. Какой надменной сукой надо быть, чтобы не чувствовать после всего произошедшего собственную вину.
Но, естественно, Скайлер вины за собой не чувствовала. Вместо неё в извинениях рассыпался Кай. Боже, как от него до сих не забрали этого дикого зверя, раз тот настолько неподконтролен юноше? Дэвид представил на миг, как Дариушу приходилось регулярно нянчить это беспомощное дитё, и ощутил укол сочувствия к магу. Может, когда всё это закончиться, и праздник уйдёт на убыль, Дэвид молча нальёт Дару что-нибудь из особых запасов, которые даже на Бельтайн разливались крайне неохотно. Чисто по-дружески. Может быть.
А пока речь зашла о лошадях, Дэвид, уже успокоившись после недавних переживаний, наклонился за корзинкой. Он лишь мимоходом кивнул Скайлер, даже не поднимая лица, согласный с любым решением, которое примет их компания относительно предстоящего чаепития. Когда корзина снова оказалась в его руках, он осмелился подойти поближе к мирно беседующим людям и...
Возможно дело было в разлитой воде. Возможно в том, что бармен позволил себе непростительную секунду беспечности. Но так или иначе, его нога соскользнула и он, выпустив корзину из рук, полетел вниз. Чудо, но корзинка практически не пострадала при падении — лишь немного покружила на своём основании и потеряла соскользнувшее на землю одеяло. К душистому запаху трав примешался пряный запах ещё тёплой и свежей снеди. Только Дэвид этого прекрасного аромата не почуял. Ему казалось он тонет при каждом вдохе — он не чуял ничего кроме бескрайнего океана металла и соли. Сорвавшаяся на ладонях кожа горела, словно под неё вогнали иглы. И левая ступня тоже охотно давала о себе знать. Кажется, Дэвид её растянул. Вот чёрт.
Он шипел и кашлял от пыли, лезущей в раскрытую в немом крике пасть. Падать с высоты в метр восемьдесять было всё ещё крайне неприятным чувством. Подниматься обратно на ноги было не меньшей агонией.
— Я, уф, я в порядке, - эти дежурные слова звучали крайне неубедительно из уст человека, у которого нос внезапно изогнулся в другую сторону и чьё лицо замарано собственной кровью. - Живой, хотя бы. Хе.
На зубах заскрипел песок, вынуждая его отвернуться, чтобы выплюнуть эту гадость в сторону. Дэвид зажмурился, когда через ногу стрельнуло болью, стоило ему неосторожно опереться на растянутую ступню. Почему подобное всегда происходит только с ним? Почему он должен расплачиваться за всё вместо остальных? Какая несправедливость. Но что-то щёлкнуло в голове Дэвида, когда он в полной мере ощутил внимание всех присутствующих прикованное к нему одному. Он заметно сгорбился, избегая их взглядов, словно стыдясь своей слабости, но от их внимания становилось теплее. Головокружительно теплее.
Дэвид искренне ненавидел импровизировать, но когда судьба так сооблазнительно махает перед ним шансом схватить эту сценку под свой контроль и ничей больше, он просто не мог устоять. Он же так мало просил, всего лишь, чтобы хоть что-то сегодня пошло так, как он того хотел!
— Корзинка! Извините, пожалуйста, простите, я ведь её обронил дурень. Много рассыпалось..? - пока он тараторил, он не знал куда деть свои руки: прикрывать ли стыдливо ужас, расползшийся алым пятном на его лице или прятать их за спину, эти плохие, кривые руки. В итоге, он дрожащими пальцами поправил значительно съехавший и помятый цветок фиалки за своим ухом. Удивительно, как тот до сих пор держится. - Мне стоило быть осторожнее, совсем замечтался, всегда со мной так... Мне ещё чертовски повезло.
Он попытался улыбнуться, извиняющиеся и неловко, пока словесно заглаживал свою вину и в неясном, даже ему самому, порыве снова схватился за корзинку. Только чуть во второй раз её не уронив из-за своей ноги, Дэвид суетливо сделал пару шагов назад, стыдливо склонив свою голову.
— Чем я только думаю... - раздражённо пробормотал бармен и думая о том, что как жалко и презрительно выглядит со стороны, даже немного покраснел. Нерешительно подняв взгляд на Кая, он снова попробовал робко улыбнуться и хорошо, что Дэвид не думал в этот момент о том, что наверняка выглядит ещё более беспомощным и неловким нежели потерявший память охотник.
— Мне кажется, лучше тебе её всё же понести, - медленно проговорил Дэвид, обращаяся к Каю, взглядом исполобья нервно рыская по округе. - Я... совсем не хочу вам портить такой хороший день, - тяжкий вздох. - И так уже много произошло, чтоб ещё все вокруг меня крутились. Лошадь ведь и... мда. - он махнул куда-то рукой, так и не найдя чем закончить своё предложение. - Может вы лучше пойдёте вперёд, а? А я догоню, как подлечусь... Если, конечно, разрешишь воспользоваться твоей аптечкой. Если нет, я вернусь обратно в трактир, не страшно, - всё это время Дэвид поглядывал то на Кая, то на Скайлер, словно провинившийся ребёнок ожидавший милости или кары родительской. Его голос дрожал и гундосил, что звучало в некоторой степени забавно. Так же забавно, как выглядели попытки этой жерди сделаться меньше.
— Хм, я, правда, никогда не ломал себе нос, хе... Даже не знаю, остался ли в трактире ещё кто трезвый... - бормотал Дэвид и затих на какие-то миги, прежде чем резко повернуться к Марго. - Может ты мне поможешь? Прошу, я тебя совсем не задержу, пожалуйста, отблагодарю потом как захочешь.
Его медовые глаза смотрели на Марго взглядом полным восхищения и мольбы. Ведь во всей их компании она была самой разумной, уверенной... Компетентной! А он был всего лишь беспомощным, глупеньким мужчиной, которого если не поведёт мудрая женская рука, то он наверняка только снова пораниться. Какой бессердечной сукой нужно быть, чтобы отказать ему, оказавшемуся в такой неприятной ситуации?
...И какой надутой дурой нужно быть, чтобы отказаться от шанса показать себя своему объекту обожания с самой добросердечной стороны. Вот же он, чуть ли не на брюхе перед тобой ползает, бери, хватай. Ещё и услугу обещает, как тут не сооблазниться.
А Дэвид тем временем очень надеялся, что Скайлер ещё не настолько тупа и поймёт к чему он клонит, ломая сейчас трагикомедию (хотя о какой комедии речь, ему ж плохо, чёрт побери!). Если она подыграет, то станут даже неважны возможные капризы авантюристки, чьи планы тоже будут расстроены (у Дэвида с ней сегодня так много общего). Может быть, если Кайли подыграет и наконец исчезнет вместе с горе-охотничком с глаз его долой, Дэвид даже простит свинью, которую она ему сегодня подложила.
Обычно Дэвид никогда не выигрывал в картах. Но такими картами, которые оказались у него на руках сейчас на руках, он умел пользоваться.

+2

18

[indent]Никто не хотел заходить в дом. И это неудивительно. Идиллистической картиной в старой хижине и не пахло. Скорей всё происходящее напоминало сюрреализм какой-то недоделанный. И действительно. В комнатах - бардак, в головах - хаос. Что мы имеем на выходе? Правильно, неорганизованную толпу. Ну а отдельные личности вообще напоминали клоунов. Вот только смешно почему-то никому не было. Даже тогда, когда Дэвид умудрился поскользнуться на ровном месте и уронить корзинку - никто не засмеялся. Не хватало, ой как не хватало сейчас лёгкости в восприятии ситуации. Да и откуда ей было взяться? Ведь вечер обещал стать незабываемым - но отнюдь не в том ключе, в котором это виделось авантюристке. В планы вмешались две фигуры, которые не были учтены изначально. Теперь требовалось вносить срочные коррективы.
- Прокатиться не хочешь?
[indent]Скайлер начала уже переходить все границы. Слова как будто снимала с языка Марго. Взглядом, которым мисс Уильямс одарила официантку, можно было при желании убить. Однако устраивать тут детские разборки а-ля "так нечестноооо! это я пееервая хотела сказать" - несерьёзно. Не успела - значит, косякнула. Активней надо быть самой, а не в других пальцем тыкать. Кстати, о них. Следовало уже начать давать ответы на заданные вопросы... в порядке их поступления.
- Может, все же заглянем в дом? Там сейчас... не очень чисто, но стол не пострадал, можно заварить чай...
- В доме может и не стоит устраивать вечеринку, а вот погодка сегодня замечательная. Так что пикник на природе для того, чтобы развеяться - не помешал бы.
Слова сопровождались милейшей улыбкой и брюнетка представляла из себя для Кая саму любезность.
- И никаких верховых поездок.
Тут уж в голосе появились металлические нотки. Спешл фор Роджерс.
- Лучше потом все вместе поможем Каю разобраться в доме.
- Может ты мне поможешь? Прошу, я тебя совсем не задержу, пожалуйста, отблагодарю потом как захочешь
- Чем же я могу тебе помочь?
Молодая женщина критично осмотрела бармена и рука сама потянулась смочить платок в бочке дабы утереть кровь с его лица. Не потому что вот такая сердобольная - просто напрягали эти пятна, напоминающие отнюдь не о светлых следах из прошлого человека, с которым недавно переписывались. Вот только кареглазой удалось остаться анонимом вроде бы. Теперь пришла проверить и этот момент... и ещё несколько других. Впрочем, начать беседу следовало издалека?
- Много вкусняшек принесли вы сегодня. Это можно даже учуять.
Вежливая улыбка.
- А изысканное питьё не захватили?

0

19

Кай не любил находиться в центре внимания. Он и раньше-то старался просто молча выполнять поставленную задачу, а сейчас... сейчас ситуация была еще сложнее. Светился охотник, в основном, только неловкими, курьезными и забавными ситуациями, что, как он уже давно понял, очень не понравилось бы прежнему Каю. За то время, что прошло после экспедиции, брюнет привык делить свою личность на две части. Он не воспринимал себя, и прежнего хозяина этого тела, как одно целое, и... сейчас ему было стыдно перед настоящим Фридлейвом за то, какая репутация его ждет после возвращения воспоминаний. Юноша много над этим думал, и давно решил, что их возвращение просто необходимо, даже несмотря на то, что пробуждение настоящего охотника... уничтожит того, кем он является сейчас. Каю сложно было смириться с тем, что он в этом мире чужой, что его никто не звал и все ждут его скорейшего исчезновения. Он понимал окружающих, но от этого становилось лишь больнее, ведь возвращение воспоминаний уничтожит эту личность. За то время, что прошло с момента окончания экспедиции, новый Фридлейв уже успел обрести собственный опыт, воспоминания, впечатления, построить какие-то отношения... успел, в какой-то степени, пожить. И тот Кай, что рано или поздно проснется, выбросит весь этот мусор из своего сознания, разорвав и уничтожив все то, что успел наделать нынешний. Депрессия, захватившая юношу в последние дни, со временем начнет расцветать его пышнее и ярче. Город не принимал его, ненавидел, смеялся над ним, и молча ждал, когда этот бесполезный уродец уйдет, уступив место нормальному, в их понимании, Каю. Тому, кто был полезен обществу, умел на чужой оскал отвечать своим и был Городом принят, несмотря на мерзкий характер. И сейчас, коснувшись лбом теплой переносицы лошади, юноша ненадолго прикрыл глаза. Боже, что он несет? Чаепитие в доме с взбешенным Дейзо, питающим странную ненависть по отношению к Марго? Безумие. Только сейчас абсурдность этой идеи стала настолько очевидной, и от этого становилось еще гаже. Что бы сделал тот, прежний Кай? Он бы точно не довел ситуацию до такого кошмара, он бы приструнил рысь, и знал бы, что делать с бесхозной кобылой. Он был бы уверен в себе, в своих словах и поступках. Он был лучше... во всем. Прикрыв глаза, парень непроизвольно сжал руки в кулаки. Жалкая пародия, которая никогда не сравнится с оригиналом, которая может вызывать лишь смех, сочувствие, и жалость.
Впервые за долгое время парень ощутил спонтанное, абсолютно нетипичное для него желание ударить что-то и выгнать всех нахер из своей хижины. Быть может, это были последствия нервного смущения и неловкости, а может тот, прежний Кай, хотел поддержать свое второе "я", как строгий старший брат. Так или иначе, брюнет не знал, что делать с этими новыми, внезапно нахлынувшими на него эмоциями и чувствами. Желание сломать, разорвать, ударить, стало настолько сильным, что брюнет решил отойти от лошади на пару шагов, дабы не напугать ее еще сильнее. Почувствовав спиной стену, парень недовольно поморщился, но ничего не сказал. Он вообще не реагировал на происходящее и, кажется, не заметил даже падения Дэвида. В отличии от прибежавшего на шум Дейзо, который возник в проходе, смотря на всех пренебрежительным взглядом. Впрочем, рысь был как раз тем, кто первый почувствовал, что... нечто назревает.
В последнее время Кая бросало из крайности в крайность. То он готов был излучать волны любви ко всему живому, то вел себя нервно и немного озлобленно, проваливаясь в пучину депрессии на почве самокопания. Кот хорошо читал поведение своего хозяина, и знал, что его самокопания порой выливаются во что-то совершенно странное. Впрочем, оно и не удивительно, учитывая, какой винегрет был в голове охотника. Хоть полноценных воспоминаний к нему так и не вернулись, какие-то обрывки то и дело всплывали в случайном порядке, ломая всякую хронологию и вызывая у юноши приступ неконтролируемой паники или злости на самого себя. И, похоже, вся эта неловкая ситуация в очередной раз привела к внутренним самоуничижениям, что не сулило ничего хорошего никому из присутствующих.
Глухо фыркнув, Дейзо попытался было привлечь к себе внимание хозяина, но тот был слишком сильно поглощен самим собой, и неотрывно смотрел в одну точку, напоминая каменное изваяние. Рысь не сильно интересовала судьба мужика, поцеловавшего брусчатку, его он вообще видел впервые, и из всех присутствующих доверял только Скайлер. Ткнувшись холодным носом в ее руку, он снова фыркнул, смотря на девушку с какой-то непонятной надеждой. Сам он неоднократно пытался выводить хозяина из такого состояния, но, увы, хищник не умел говорить, а Кай нуждался в собеседнике, который его не только поймет и примет, но и ответит ему на все вопросы, которых в дырявой голове накопилось больше, чем ответов. За это время проживания в Городе, юноша научился себя ненавидеть. Ненавидеть себя текущего, отрицая, что и он, и настоящий Фридлейв - один и тот же человек. И эта самоненависть могла рано или поздно навредить не только ему самому, но и окружающим. Доверять охотника Марго, Дейзо не стал бы даже в самой безвыходной ситуации. Он хорошо знал своего хозяина, и осознавал, что сам юноша доверился бы только Миэссе, Дариушу, Скайлер и собственному брату. И его выбор кот уважал.
Кай же, тем временем, пропускал мимо ушей все слова находившихся у хижины ребят. Он не среагировал ни на одну просьбу, ни на одно предложение, словно все происходящее находилось где-то... за пределами его маленького мира. Подняв непривычно холодный, но такой же усталый взгляд, он смерил им сначала Скайлер. Девушка, хорошо знавшая охотника в прошлом, могла узнать этот взгляд, свойственный гильдийцу больше, чем какой-либо другой. Единственное, что сейчас отличало юношу от себя прежнего - абсолютное отсутствие осознанности в глазах. Кай смотрел прямо в глаза, точно так же, как он делал и ранее, до потери памяти. Но если раньше в его взгляде читались хоть какие-то эмоции, то теперь он был пустым и неживым, словно у детской дешевой куклы.
Фридлейв долго вглядывался в девушку, не замечая никого из окружающих, пока его внимание не привлек голос Марго. Он словно переключил какой-то внутренний рычаг и Кай резко перевел взгляд на нее, смотря исподлобья. Голос Скайлер, казалось, идеально вписывался в огромную головоломку, что раскинулась в голове юноши до самого горизонта. К ней одинаково тепло относились и прежний Кай, и нынешний. А вот голос Марго в эту головоломку, как ты детальку не крути, не подходил. Нынешний охотник принимал ее, доверял ей, но что-то постоянно грызло его изнутри, словно тот, настоящий Фридлейв, бесновался где-то на задворках сознания. Этот конфликт вызывал противоречия, которые юноша никак не мог расставить по местам и связать в единую структуру. И чем больше времени проходило с момента утраты памяти, тем хуже ощущал себя брюнет. Медленно отойдя от стены, он двинулся в сторону Марго, не спуская с нее взгляда, как заприметивший добычу хищник. Так повел бы себя прежний Кай, от его четких, плавных и уверенных действий, буквально исходила аура того охотника, который ушел в лес на экспедицию и не вернулся. Дэвид, которого Кай не знал, интересовал его меньше всего. Он не был частью головоломки, лишняя деталь, которую можно просто отложить в сторону, пока ей не найдется место. Другое дело - Марго, ставшая источником конфликта между двумя личностями. И Дейзо, как бы он не относился к этой девке, понимал, что его хозяин сейчас мог быть как никогда непредсказуем. Подбежав к нему, он схватил юношу за штанину, приковывая его к месту, и смотря на виновницу взглядом, полным ненависти. Кай, не ожидавший такого, медленно развернулся, смотря на своего спутника все тем же пустым, но черт возьми, крайне холодным взглядом.
- Не стой у меня на пути, - практически прорычал Фридлейв, сменив пустоту в глазах на свойственную ему надменность. Дейзо не растерялся, смотря на двуногого с вызовом. Такие вспышки происходили редко, и неизменно приводили к одному.... Раздвоение личности, изредка накатывавшее на юношу, слишком сильно изматывало его, и вносило еще больше путаницы в его несчастную голову. Переведя взгляд на Марго, брюнет смерил ее презрительным и предупреждающим взглядом, который ни с чем нельзя было спутать - сейчас на нее смотрел тот же человек, что когда-то встретил ее в лесу и отказывался вести в Город. И это не сулило ей ничего хорошего. К ее радости, такие вспышки затухали так же внезапно, как и разгорались. Амнезия была сильнее, чем чувства охотника, не подкрепленные воспоминаниями, и все попытки Кая вспомнить, стать прежним, вырваться из этого кокона, ни к чему не приводили. Триумфальное возвращение прежнего Фридлейва продлилось от силы минуты две или три, и привело лишь к тому, что эмоционально нестабильный брюнет неожиданно отпихнул Дейзо, как-то резко двинулся в сторону Марго и, оказавшись рядом, буквально вцепился в нее мертвой хваткой, прижимая к себе в каких-то уж слишком крепких объятиях. С тех пор, как Кай попал в город после экспедиции, она всегда была рядом, поддерживая и помогая, и эти спонтанные вспышки ненависти были, черт возьми, такими неуместными.
- Прости... это.. был не я, - утыкаясь лбом в ее плечо, тихо произнес Кай, чувствуя себя сейчас последней тварью. Не задержи его Дейзо, он бы напал на девушку, не раздумывая, потому что так ему велели... воспоминания? Нет, маловероятно. Брюнет по-прежнему ее не помнил, но что-то внутри него неистово противилось этому добрейшему человеку.

+2

20

[indent] Марго оттягивала на себя внимание с упорством ребенка, который тащил себе все игрушки на детской площадке. Она даже не пыталась скрыть от окружающих свои намерения - действительно, зачем, ведь её цель совсем не шарит в происходящем? Это было неряшливо, подло и некрасиво, отчего меж тонких бровей Скайлер уже давно пролегла недовольная глубокая складка. Бесцеремонность "понаехавшей" впечатляла; когда-то Дариуш в шутку дразнил Кайли деревенщиной, попутно объясняя свои слова, и в этот раз подобным клеймом хотелось наградить именно Марго. То, что Кай недопонимал, она с лихвой накручивала сверху; будь мужчина более внимательным к окружающим и менее зациклен на себе, он бы наверняка задумался о смысле поступков и слов этот выскочки. Изворотливость, словно у прижатого дверью ужа; желание вывернуться наизнанку, но протиснуться в первую очередь куда бы то ни было. Роджерс не была пай-девочкой и порой поступала напористо и не очень честно, но это хотя бы выглядело красиво.
[indent] Откровенно проявляя неприязнь, Марго поступала глупо. Не при этой девушке, чьи уста каждый вечер слушает множество людей; не при Скайлер, окружённой ненасытной на новости толпой следовало так плохо скрывать свои чувства. Роджерс не выглядела раздосадованной или злой, и в первую очередь потому, что этих чувств и не испытывала. Официантка уже знала свои намерения: этот вечер стоил того, чтобы начать подтачивать репутацию учительницы. Совсем скоро она начнёт замечать стихающие при появлении разговоры, шёпот за спиной на рынке, обрывки фраз, смутно тревожащих душу. Не так давно Скайлер едва не увязла в этом болоте сама, но уроженка грязного города была привычна к подобному, смогла выкарабкаться; Марго же не сможет.
[indent] Жизнь вносила свои коррективы; вернее, Дэвид. От неожиданности погруженная в мысли девушка охнула, вскинув ладонь к губам; на её лице отразилось неподдельное сочувствие. Бармен казался ребенком, за которым вдруг перестали присматривать; и "мамочку" он себе внезапно выбрал не из лучших. Скайлер целых полминуты стояла, глядя на Дэвида как на полного идиота: неужели у всех заокеанских такие странные вкусы? Марго не изменила себе и продолжила ворковать про еду и питьё, уделив на сей раз внимание другому; Кайли же стояла подальше, отчего в порядке живой очереди даже не сдвинулась с места. Эка невидаль, истекающий кровью мужик... После долгой работы в трактирах Роджерс уже нечем было удивить. Она беспокоилась о происходящем чуть больше, чем следовало; и забота её была направлена вовсе не на уроженцев далёких земель. Девушка повернулась к Фридлейву, буквально натолкнувшись на взгляд в ответ. Слишком знакомый, слишком тревожащий; до физического зуда давящий и в то же время бесцельный. Она собралась было позвать его по имени, но губы словно одеревенели; она словно боялась спугнуть то, что сейчас происходило, и определенно Скайлер желала, чтобы это продолжалось. Подобных настроений от охотника ожидали многие; разве что не тот бестолковый маг, которому явно в охоту было возиться с беспамятным. Поэтому Кайли даже не пикнула, когда Фридлейв будто бы заново привыкал к миру, словно вышедший на свет зверь; поглощенная ожиданием, девушка отдернула руку, почувствовав пальцами шерсть Дейзо. Вернее, в этот раз она сама случайно прикоснулась к его морде или же загривку, с запозданием заметив присутствие кота; в тот же момент, когда пришлось отвлечься на рысь, Кай собрался куда-то идти. Слишком сильно собрался. Инстинктивно Кайли захотелось перегородить парню дорогу, как такое нередко бывало по вечерам, когда накалялись страсти в трактирных залах; уверенная и бранящаяся девка знатно остужала пыл вояк, готовых порвать друг друга за оскорбление, но отступающих по подвернувшемся поводу. Однако сейчас Роджерс была слишком увлечена, чтобы хоть как-то прервать происходящие изменения; Дейзо же не разделял её мнения, цепляясь за хозяина.
[indent] Он вел себя, как пёс, увидевший чужого за оградой. Вернее, как хороший пёс, который не станет лаять впустую и биться на привязи, а молча и неотвратимо откусит ногу. Но, несмотря на все намерения и грозные слова, Кай всё же споткнулся сам о себя, перевернув свои действия на все 180 градусов; глядя на то, как Фридлейв повис на Марго, Скайлер сжала пальцами переносицу и чуть опустила лицо, будто не веря своим глазам. Цирк, да и только. Наверное, следовало надавить на Рингера и заставить его еще какое-то время пожить да хоть бы в соседнем сарае; за этим охотником однозначно требовался иной присмотр. И сейчас Скайлер бросила взгляд на бедолагу с корзинкой. Весь её вид говорил о том, что знай она, во что придется вляпаться, шли бы они вдвоем в другую сторону, да хоть бы вон из Города - быть сожранной волками куда веселее, чем наблюдать за сопливыми сценами. Дэвид не был вредным по характеру, как сама официантка; вряд ли ему доставит удовольствие провести вечер, портя планы другому человеку. Роджерс виновато вздохнула, возвращаясь к дому. Она прекрасно помнила, где у Фридлейва лежали медикаменты (хотя бы чистые бинты в противовес смоченному в грязной воде платку) еще с того вечера, когда виртуозно нарезавший охотничьим ножом колбасу Дариуш радостно порезал себе палец, позабыв об истинной остроте оружия. И всё-таки два дебила под одной крышей были более стабильной идеей, чем вот это вот; возвращаясь с плетёным ящиком, Кайли окинула взглядом так и не изменившуюся сцену. Откинув крышку, девушка протянула подобие аптечки Дэвиду, не в силах одновременно удерживать на весу широкий ящик и одновременно в нём копаться.
[indent] - Сейчас разберемся, - устало, но спокойно пообещала она бармену, уже не улыбаясь. - Не всё по плану, да? Прости, - уже тише произнесла девушка, мимолетно скосив взгляд вбок. Где-то сзади раздалось лошадиное фырканье; еще одна проблема, про которую все забыли.

+3


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Личные жилища » Старая хижина