24

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления августа:
20.08.2018
Всем игрокам, участвующем в сезоне, в профили установлены таблицы способностей и подарков.
17.08.2018
Полностью обновлена система артефактов.
06.08.2018
Стартовал игровой сезон "Ветер Перемен".
Обновления июля:
18.05.2018
Игровой сезон завершился, стартовала Перекличка!
Обновления мая:
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Ветер Перемен"

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Запад Острова » Верхний Сумрачный лес


Верхний Сумрачный лес

Сообщений 21 страница 40 из 260

1

http://satirics.net/d/img/73e0cd7b882ba1b53a5e.png

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север [только вплавь] | Тропики, Аллея Идущих, Темное озеро
Юг | Серебристый ручей, Песчаный берег
Запад | ---
Восток | Лунные холмы, Междулесье

0

21

-------- MOSS MEADOW (Мховая поляна)

Все. Под ногами уже была легионерская территория, можно было перестать бояться. А что, неплохо, слушайте. Ушел на чьи-то земли, стащил одну волчицу и занял выжидательную позицию, глядя как одна стая разорвет другую... Правда, одну из стай придется защищать самому, но зато сколько экшена! За какую-то самку! Кстати, серый не думал о том, что Легиону эта самка ну вообще никуда не вперлась. Он не понимал, что большинство легионеров не думают так, как он, а думают иначе, и Скайварпу это казалось неправильным. А еще он не понимал того, зачем все-таки ему понадобилась эта волчица? Может, он хотел отомстить оплотцам за что-то серьезное? Например, за то, что какой-то там Декадал взял в лапы всю власть и узаконил всякие обычаи одиночек... превратив одиночек не в одиночек, а в более или менее стаю? Да в принципе, какая разница - Скайварп просто искал для себя приключения, чтобы хоть как-то поучаствовать в истории. Пусть о нем будут говорить. Говорить лучше и громче, чем про Рени.
Волчица, между тем, совершила резкий маневр и развернулась к Дефу мордой, сама же шла задом. Если честно, действие взбесило и без того напряженного Скайварпа, и он, успей только Фиаско сказать свою единственную фразу, обезумевший попер на бедную всем своим весом, стараясь завалить под себя.
- Замолчи, блин, нафиг! - рявкнул он и больно цапнул ту за бок. - Развернись нормально и топай, Варга тебя дери!
Адово горящие глаза серого блестели от бешенства, а сам Скай чуть отпрянул назад, давая самке вернуться к исходной позиции и движениям.
Глаза тем временем, стреляли по сторонам, правда ничерта не было видно, но нос пока не чуял присутствие состайников. И не надо! Деф вообще не хотел, чтобы про Фиаску кто-то знал. А мож он ее сожрать хотел? Да в одного. Или припас для себя мать своих детей, которую, между прочим, выбрал по случайности - первая попавшаяся. Хотя, если честно, Деф не рассматривал такой вариант всуе. Глуп был для подобного.
Когда волки подошли к небольшому овражку, серый грозно рявкнул:
- Стоя-я-ять!
Тут была небольшая нора, которую Скайварп приметил еще две недели назад - неплохое укрытие, кстати. Зачем он привел сюда волчицу из другой стаи, он все же сам ума не приложил. Захватил, а что с ней делать - непонятно. Решил, что спрячет самку в норе для начала.
- Видишь нору? - волк оббежал Фиаско и кивнул мордой на небольшую расщелину между корнями деревьев. - Двигай туда, пока тебя не нашел еще кто-нибудь. Будешь сидеть здесь, пока я не вернусь, ясно тебе?

+3

22

-начало
конца
-     -     -     -     -

   - Мне не ясно. - донесся голос из расселины. Сонный, грустный и задумчивый голос разбуженного патрульного, чье желание возвращаться в лагерь стремилось к нулю. Ночь, грязная земля и плохое зрение скомбинировались в большую причину, которая заставила Норфа прилечь здесь на самом чистеньком корешке, удобно устроиться на передней лапе и уснуть.
   Толку фантазировать дальше нет. Максимум, который могла выжать догадливость братца, исчерпан с потрохами. Предлагается вниманию разбор полетов - олух привел в Легион самку со стороны Валькирий, заблуждаясь об уровне мастерства скрытности. Да не столько своей, сколько раздражающим белым пятном выделяющейся пленницы. Замечательно, пусть будет пленница!  Видеть создание, которое пошло с Варпом по доброй воле, категорически не хотелось. Берегите и цените уже больные глаза серого зверя. Списать нарушение на ценность пленника, принять легионера, справиться о его здравии и причинах данного, весьма необычного акта - правила хорошего тона и вообще нормальное отношение. Ко всем, кроме двоих. Выворачивающий наизнанку запах, чертовски знакомый силуэт, изученный, ненавистный от шкуры до самых костей, сделали свое дело. Ничуть не странно, если вдруг пленница - не валькирия, а из Первого ветра или Ассассинов, Не удивительно, конечно же, что путь - почти по внешней окружности острова, вдоль линии берега, по протяженности и тупости планировки бил все рекорды. Это - гордое "все окей". Это -  обиженное "ну а что тут-то тебе не нравится?". Это Скайварп и точка. 
   Норф медленно выполз из норы, разминая успевшие затечь лапы. Поторопился он найти укрытие, да и не ожидал такого поворота, но пути назад нет. Вышел. Демонстративно сильно опустил лапу в грязную лужицу. Вычищенная шерстка покрылась грязными пятнышками, а глаза, смотревшие между безмозглым созданием и смертницей, в прорезь пространства и влезшие в него три далеких деревца, сверкали. Кончик носа вздрагивал. Эмаль клыков громко скрипнула, шумный выдох разрушил неловкую тишину, поневоле ставшей предвестницей для бури.
   - Не ясно ни сейчас, что за солома в твоей голове, ни три года назад, в кого ты такой уродился? И в целом, всю историю убогого! Твоего! Существования! Мне неясно, почему! Куриные мозги! в прохудившейся черепной коробке! Не устают! Меня удивлять! - в порыве гнева Норф уселся на землю и отчеканил конец фразы, обрушивая шквал из двух слов, с промежутками. Каждые два слова грудь вздрагивала, тело подавалось вперед, изображая сильнейшее эмоциональное опустошение, а потом возвращалось на место вместе со свежим воздухом, дабы через мгновенье опять стать звуковой волной, насыщенной гневом.
    Запрокинув голову к небесам и разинув обессиленно пасть, Рэн пытался увидеть ночное небо. Столбик пара, выплывающий из самой глотки, развеялся, впереди же серое пространство оставалось непроницаемым, плотным, свинцовым. Порция холодного воздуха и еще один взрыв. Замедленного действия.
   Щелкнув пастью, Норф выпрямился, не спуская глаз с братца, буравя его обезумевшим взглядом. Он решал, как на него бы так... повлиять поудобнее. Неподалеку от входа в укрытие притаился мелкий зверек, которого Ренингтон решил оставить в покое. Спугнет - выдаст себя. Тяжело изменять привычке налево и направо шугать потерявших страх грызунов.
   Не напрасно не спугнул. Комбинация возможных действий сошлась клином, незнание числа патрульных в засаде (коих было ноль целых ноль десятых), дезориентированное сознание и состояние Дефа слезно умоляли, чтобы Рэн, блефуя, взвыл "взять!", спугнув зверька и хотя бы на пол-секунды отвлек внимание от себя. Но валенок, который отражался в карих глазах бушующего патрульного, мог... да что угодно мог. Мог не понять, в чем прикол и уставиться прямо в глаза, убийственно-вопросительным взглядом требуя "хлеба и зрелищ", худощавых силуэтов патрульных в кустах и лязга челюстей, что почивали заслуженным сном второй час. Мог потом поразительно среагировать и доставить пару неприятных шрамов. Нет, так дела не делаются.
   Чтобы не сорваться от ожидания ответа, Норфолк перевел нездоровый, стеклянный взгляд на саму пленницу, и только один вид разноцветных глаз чуть не превратил обычно умеренного Рэна в сотни тысяч беснующихся чертят. От импульса безграничной злобы Норф даже подскочил. Шея хрустнула, голова по-голубиному резко повернулась к Скаю, но глаза смотрели мимо. Лапы свела судорога от перенапряжения.
   - Ты что притащил, потроши тебя собака?!

Отредактировано Norfolk (2012-11-11 04:11:35)

+4

23

Внутри что-то булькнуло, мерзкое ощущение, если признаться и прекратить притворяться существом вовсе не при делах. Будто кровь резко застопорилась во всех венах и удушающе  медленно меняла своё направление, что по природе своей невозможно, от того и мерзко. Больше всего в существовании, на ряду с другими не менее раздражающими факторами, волчицу волновали те обстоятельства, в которых она непросто становилась объектом второстепенным, это то, как раз было просто замечательно, но в добавок еще и объектом, мерно плавающим не в своей тарелке, в чужом потоке. Словно воздушный розовый шарик по шипастому серому небу. Смешное сравнение, но не бессмысленное. Из Фиаско исчезли такие вещи, как испуг, вопросы, футуризм, рационализм, давно так, кстати, исчезли, буквально вначале. Двигающееся на автоматизме тело продолжало буксовать еще пару секунд, пока котелок хищника не поразила очередная вспышка безумного счастья, страдать от которой пришлось белоснежному, простите, перепачканному всем чем только можно, боку. Понуро опустив уставший взгляд, волчица снова развернулась к лесу передом а к кому-то... Боль успевала только разгораться, что-то упорно блокировало её дальнейшее передвижение в теле, может заклинившее сознание? Может, неведомый доселе источник, к примеру, непонятные камушки, что тонкими нитями опутали переднюю лапу, прокушенную у основания и постоянно предающую ровный ритм. Кстати о вышеназванных ниточках, Фиаско так и не поняла, каким образом сия прелесть на ней очутилась, благополучно списав это обстоятельство на судьбу и предпочтительно постаравшись отложить раздумья на эту тему на неопределённый срок, оплотчица продолжила вышагивать по земле.
Как-то не особо церемонясь, её подтолкнули к чернеющей расщелине смутно напоминающей нору. Только лапа попыталась сделать новый чистый шаг в заданном направлении, как тут же вхолостую топнула на месте. В действие появился новый субъект, цвет различить за темнотой суток почти невозможно , подсказывали лишь глаза, что кто-то примерно таких  же оттенков, что и её пленитель, собственно не суть. Оказалось, брат.
Фиаско прекрасно слышала ненависть в словах того, второго, имени которого ни разу не слышала, и слышать не собиралась, по правде говоря. Сжавшееся до точечки существо в белых тонах, попросту начинало теряться в жалких миллиметрах близлежащих территорий, что-то подсказывало, что вспыхнет что-нибудь не светлое между кровинушками, так какой смысл мешать, можно попробовать, к примеру... сбежать. Последнее вряд ли получится, кто-то из них обязательно окажется патрульным, кто-то или даже оба, сильно захочет немедленного убийства и вот тогда пиши пропал.
Разноцветный взгляд скользнул по новой фигуре, задержался на морде, на глазах наверняка карего оттенка, и отпрянул в сторону. Фиаско присела на землю, в коем-то веке дали передышку, это наверняка надолго, можно и заняться чем-нибудь не требующим большой мыслительной нагрузки, например, разглядеть четыре замысловатых кляксы тёмно-багряного цвета, явно принадлежащие ей самой.
Трава в лесу, покрылась инеем, неужели зима так близко? Вот-вот укусит за хвост. В мыслях пробежала невинная догадка, а братья ведь могут и договориться, что тогда? И пушинки не оставят, вот что.
Значит, пора совершать хоть какие-то действия в сторону выхода. И вот в который раз вырисовывалась эпичная картина, два мощных волка, спорящих между собой и белёсый призрак, делающий уже второй скромный шаг назад, к деревьям, пятится, надеется, создание. В крайнем случае, если заметят, можно прикинуться наивной дурочкой, что собственно, просто сидит на месте и ни в коем случае, ничего не задумывает, авось и прокатит. Но если первый товарищ, умом отличался весьма неоднозначным, больше шизофрении, то второй, фрукт явно непростой. Кого же бояться больше?

+4

24

Иногда Скайварп задавался вопросом, коего черта он родился с двумя братцами, которых всю свою сознательную жизнь ненавидит и пытается от них избавиться? Пусть каждый раз он натыкается на одни и те же грабли, но ненависть-то не знает затишья, она все равно будет вспыхивать все чаще и чаще, пока наконец не позволит Скайварпу выгореть дотла. Нет, он конечно же не испытывал к обоим братьям столь сильное чувство, но внутри... Внутри творился ад.
- Ты чего приперся сюда, остолоп? - серый даже не повел плечом в сторону внезапно появившегося Рени.
Скай краем глаза заметил, как белая под шумок пытается скрыться, но один ощеренный взгляд в ее сторону, и Скай уверен, чтота стоит на месте.
Было очень печально, что Ренингтон все же нашел своего младшего (пусть и не самого) в черных неизвестностях Сумрачного леса, что стал разделенным на Верхний и Нижний после того, как часть земель передалась Валькириям... Это было совсем не на лапу воину.
- Сгинь, тупица, - рыкнул в сторону братца Скайварп, сам, подступая к белошкурой самке. - Чего ты постоянно до меня докапываешься? Жуй землю, блин, журавль недоделанный.
Красноречивое словцо Скай выхватил от Отто. Праволапый был идеалом воина, нравился Скайварпу, но все же боялся его, словно тот вот-вот его цапнет за загривок и отправит в какой-нибудь своеобразный карцер на месячные посиделки с лягушками. Ну уж нет.
Серый напряженно прошествовал к Фиаско и, осторожно куснув ее за круп, подтянул ее обратно к норе.
- Не испытывай терпение мое, ты, кусок шкуры, - было очевидно, что с приходом братца, настроение Скайварпа резко поменялось. - Я сказал, в нору, значит в нору!
Дефу не нравилась компания, и он, напряженный, набыченный, с прямо опущенным хвостом, словно провинившйся киллер, пытался выглядеть одновременно и достойно, и грозно, и раздраженно. В такие моменты серый был опаснее самого Дикого. По крайней мере для братьев. Да еще тут эта Фиаско, коего черта он ее притащил сюда вообще... Знал же, что кто-нибудь да найдет их.
- Ну чего ты там, линяешь отсюда или помочь? - голубоглазый приподнял верхнюю губу, показывая брату, что лишнее движение может стоить тому жизни, но каким-то задним умом думал и о Фиаско.
Ибо у нее сейчас есть все шансы сбежать. Чертов Ренингтон! Вечно путает все карты!

Отредактировано Skywarp (2012-11-11 23:37:56)

+3

25

Шире глаз Норфолка могла быть, наверное, только нора, из которой он только что выполз. Остолбенев от окутавшей его ярости Рэн резко накренился, смещая центр тяжести так, что пришлось вынуть из лужи правую переднюю лапу и опереться на нее, отставив подальше. Сколько еще раз это полоумное вздумает подставить под угрозу Легион, исчислить не мог никто. Вопросы сдавливали горло, пронизывали разум, вопросы как топливо, разжигавшее ярость. Следовали, как патроны в пулеметной ленте, окутанные паром и диким визгом скользящего металла. "А если упустит? А если он уже предатель? А если это диверсия?" - все стучали разом, завывали и скрежетали. Дичайший хаос, прижатые к голове уши, настоящий, угрожающий оскал. Но дальше ничего не случилось. Напряжение, накал эмоций и "щелк!". Холостой.
   - Грустная образина, с этого момента ты можешь стать предателем Легиона в обмен на выкрутасы газов разлагающегося мозга в твоем котелке. Уверен? Хочешь? - Норфолк терпеть не мог себя сдерживать, но бить тревогу не хотел. Голос сдавленный, дрожащий от эмоционального взрыва, затухающего и опять звенящего с новой силой внутри. Бой приходится либо один на один, либо два на одного в худшем случае, при этом пленница может успешно бежать. Норф бегать умеет, он на своей земле, но это просто брат и его не стоит примешивать в грязь, потому что этим втаптываешь в грязь собственную плоть и кровь  Надо поднажать сильнее.
   - Ты пытаешься устроить диверсию в своей стае!? Что это!? Отвечай... - волк запнулся и хитро улыбнулся - ...от чьих лап хочешь умереть? Отто? Дикий? Я постараюсь учесть твои пожелания - Рэн покосился на белую, его опять передернуло. Он не мог вообразить, что существуют разноцветные глаза, а неизведанное и непознанное всегда раздражало немного заносчивого серого волка. Потчевать стимуляторами головного мозга своего братика утомило: устал на протяжении нескольких месяцев одергивать, орать. Разве что осознание, что, устроив ему расправу, Рэн лишается отличного слушателя, на которого можно от души поорать, останавливало и сковывало.
Глянув в сторону, Норф выбрал безопасный путь, чтобы не сломать во тьме ночной лапы ненароком, если надо будет бежать. Запомнив, в какую сторону двигаться, зверь застыл в ожидании ответа. Он готов. Он готов!

Отредактировано Norfolk (2012-11-12 00:05:15)

+4

26

Честно признаться, Фиаско расстроилась, не оправдало её несбывшихся надежд разворачивающееся неподалёку действие. Не дотягивало прилично, не подстраивалось под шаблоны, что белая уже так красочно разрисовала себе где-то на ментальном уровне, попросту не хватало уймы штрихов и линий, от того и вид сделался совсем уж удручающий. Там же, у себя на уме, волчица пометила неизвестную пока еще ей самой ненависть к обеим пепельным фигурам, что так разочаровали и подвели все ожидания. Пока, многое было покрыто прозрачным покрывалом интереса и любопытства, меняться собственно ничего не собиралось, пусть остаётся как есть. И всё же, чем чаще разноцветный взгляд касался фигурки безумца, совсем поверхностно так касался, внутри кто-то добавлял добрый десяток градусов, причём вверх по Цельсии, и то новое чувство, что рождалось буквально сразу же за кипением, белёсому мозгу доселе знакомо не было, ясно лишь, что приятного мало, остальное, переживём.
Расстроилось дитя посему только факту, что не сцепились два негодяя дымчатых, как в старых добрых сказках, не начали грызть друг другу всё, что было жалко и жалко не очень, не разгорелись желанием поубивать. Так, всего покидались обвинениями, с одной стороны рациональными вполне, с другой до ужаса несусветными и абсурдными, хотя, как оно там на самом деле было, охотница разбираться не особо то и горела. Единственным желанием, вдруг неожиданно, стало немедленной депортацией из места икс, в место игрек, можно с максимальными условиями комфортабельности и минимальными затратами времени драгоценного. 
И вот если бы два братца-легионера таки сделали то, что задумала несчастная пленница ,а в месте с ней и два полушария с извилинами, жить стало бы всем на раз и два легче, ну если не им, то Фиаско однозначно, и не обессудьте. Как говориться, "Где ж лучше? Где нас нет". От всех этих напряжений, сердечко у оплотчицы пару раз чуть не выскочила за пределы и рамки дозволенного, благополучно скатилось в желудок, затем в пятки, ну и в глотку ненадолго пожаловало, позже вернувшись на своё узаконенное природой место. И только всё устаканилось, как успевшая уже надоесть, пасть Скайварпа сомкнулась на загривке, так совсем ненавязчиво и мягко, от чего белая чуть ли носом землю не поприветствовала, подтолкнул снова к злосчастной норе впереди. - "Да не хочу я туда, священные, не хочу и не желаю!" Но вместе с тем вспомнилось и хищное "а кто тебя спрашивает", таки пришлось делать невинные шаги по продиктованному пути.
Глаза наткнулись на второго братца, и с нехорошим предчувствием быть перетягиваемой за шкирку из стороны в сторону, охотница рванула вперёд, стараясь избежать всего острого, что имелось на телах этих двоих. Остановившись и замерев в благополучном метре от монолитных изваяний, волчица обернулась к ним мордой, несчётный раз, начиная пятиться к норе. Быть может, очень возможно, пока она тихо посидит внутри, серые, наконец, начнут спектакль аль побоище между собой? Потайная сторона на это, ох как, надеялась.

+3

27

Итак, наипрекраснейшее создание, в твоих лапах не так много козырей!
Мозг Скайварпа начинал думать, увы, только тогда, когда ему хотелось, либо тогда, когда совсем не нужно было, и, о, как же жаль, что серый ну просто не умеет останавливаться, когда агрессия возьмет над ним победный верх. Все мысли и взвешивания ситуаций отходят на далекий задний план, предоставляя хищнику следовать одним инстинктам убийцы. Вот, наверно, за что его все еще держали в Легионе: он - пушечное мясо, которое не жалко бросить вперед всего войска. Поделом.
Проследив, как белая шкура совершает попытки отшатнуться к норе, Скайварп одернул себя еще раз за то, что привел Молчащую именно сюда. Сюда, на свои земли, где, казалось бы, не должно было быть никого, а тут брат... ломающий любые помыслы.
- А ты что, уже собрался бежать и рассказывать, чем я тут занимаюсь? - выплюнул воин, подернув густым воротником.
Левый глаз слегка косил, выбиваясь из общей картины взгляда Дефа, но Ренингтон должен был уже давно привыкнуть к тому, что верно на него пялится только правый глаз. Тот, что не был задет уродливым шрамом, оставленным каким-то дрянным мальчишкой цепью.
Губа ехидно дергалась, Скай не любил предупреждать дважды, да и трижды - тоже не любил. Драться с братом - это как грызня за мамкин хвост, никакого экшна уже не доставляло. Хотя и совесть, похороненная где-то там, глубоко в душе Скайварпа, порой напоминала ему, что перед ним брат, а не кусок мяса. Жалость давала о себе знать, приподнимая тяжелое забрало ярости и неадеквата.
Кстати, сейчас наступила очередная волна даунизма, держитесь крепче! Лес пронзил громкий, издевательский, шизофреничный ржач. Ская даже трясло от смеха, он едва устоял на лапах, чтобы не свалиться от хохота. И все это время старался смотреть в глаза Рени, будто показывая: "Смотри, осел, над тобой ржу!".
- Беги, трещи своим Диким и Оттам, как я тут с какой-то мелкой сошкой играюсь, давай, - сквозь смех проговорил серый и повернулся к норе, медленно отходя к ней. - Может, тебя по дороге какой медведь прирежет, или в какое болото вляпаешься. Мордой. Захлебываясь. Чтобы вырвало на месте. Кишками.
С каждым словом смех превращался в стальную трель, выражающую только отвращение и негодование. Морда вместе с этим, между прочим, тоже изменилась соответствующе. И в завершение: всклокоченная шерсть, махающий из стороны в сторону хвост, расставленные лапы и ощеренная пасть. В моменты нарастающего гнева Скайварп терял всяческий разум и не был способен распознать своего и чужого, вымещая ярость на всем, что умело двигаться и кусаться.

+6

28

Тогда все проще. Все проще. Подсказывает внутри что-то, что на порядок умнее нужно быть. Хочешь убивать – делай это умно, чужими лапами; ребята с мозгами могут, точнее, умеют не пятнать свою шкурку. Наблюдать сверху, как полководец наблюдает за ходом битвы. Взрослее, животное, стань! – Норф понимал -  не стать хладнокровным убийцей с букетом его чувств и неумением их держать при себе. Злоба, гордость, конечно, не кость поперек горла, но для убийцы никогда не пригодятся.
Позвать патрульных это не вариант. Сделать своими лапами то, что охота, не выйдет, по крайней мере, быстро. А то и не получится совсем: вымахал Скай неплохо, чуточку удачи на его сторону и Норфолк за невесть какой принцип отправится к предкам. Заодно упущен будет пленник. Хотя, что с пленника? Никуда не уйдет. Чтобы я – и звал кого-то для расправы с недоумком? Ха. Хитрее ход.
Зачем мне рассказывать что-то? Ты не стоишь десятой части того времени, которое потрачу на произношение имени перед вожаками, Скайварп. – взбешенный волк истратил, опустошил и сжег отведенное на встречу топливо собственной ненависти и чувствовал удовлетворение, отведя душу и знатно покричав. Черпать злобу неоткуда, нескладный слог и неумелые насмешки не цепляли.
Кстати, а если нападет - есть ли патрульные поблизости? Должны быть в пределах слышимости, чтобы просечь, что на границу совершено нападение. Хотя пока не совершено. Как этот случай пояснить бы... Правила не нарушены, доказать не выйдет, а настаивать на наказании того, кого сам затащил в Легион… Не поймут.
Посторонившись, серый хмыкнул, спрятав оскал и идеально передав безразличие интонацией:
Твои лапы развязаны, делай что в голову взбредет. Попытка с ней пойти дальше ста прыжков в сторону Легиона будет стоить обоих шкур. Доброй охоты  – решение вышло простым. С тугими, как коровьи жилы, ребятами надо вести прямолинейно и крайне плоско себя. Тогда они что-то навоображают, ища подвох, и либо помрут в конвульсиях от припадков слабеньких мозгов, либо начнут вести себя неприемлемо. Неважно, что он сейчас надумал. За незнакомкой Рэн зорко будет наблюдать, у этого же ракообразного полная свобода действий, беги – не хочу, носись взад-вперед. Патрульный не думал, что он вразумительно сможет передать ценную информацию про Легион кому-то.
Как только же он покинет сию обитель, оставив то, что приволок – можно будет расправиться с чужаком по-свойски. Если уйдет с ней, скатертью дорога, Рэн долг патрульного исполнил и дальше нужного врага не пропустил. Ну и третий, глупейший случай нападения, поднимет на лапы всех легионеров в округе, и, самое интересное, волку будет больше важно пресечь попытки бегства чужака, чем попытки нападать от Ская - лапы работают, как зверь считал, на порядок лучше, чем у  тяжеловесного собрата.
И, ради матери, не тряси так головой. Опять выкатиться через ухо мозг - искать будешь сам.  - со странным, глухим смешком добавил вдруг Норфолк, ожидая даже, что на это могут среагировать атакой, а потому приготовившись отскочить в сторону.

+3

29

А комментарии они в друг друга бросают отнюдь нелестные, за некоторые из них, кто-нибудь бы уже точно накинулся на оппонента, но быть может и здесь не все так запущено, как кажется? И скоро лампочка перегорит? Предварительно звонко и громко хлопнув, ярко сверкну на прощание умирающей искоркой. Всё происходящее уже не хотело так компактно влезать в белую головушку, как прежде, перед глазами очень отличительно играла одна фраза, родившаяся под натиском двух дымчатых фигур. Несправедливо! Несправедливость адская, скажу я вам. Вот что белый комок шерсти успел сделать двум на первый взгляд солидным и взрослым волкам, понятное дело, что ничего. Но видимо, в наши дни уже даже за "ничего" больно огребаешь по всему телу, просто от времени кто-то отстал, да от обычаев зверских. Надоедать спектакль начал буквально недавно, ну как только в игру вмешался второй, имя так и не выяснилось, было в них что-то знакомое, но тут же опровергалось озверевшим сознанием. Однако при всём своём уважении, Фиаско дурочкой только казалась, даже до неё доходил факт того, что озверение и ярость её ни к чему не приведут, просто будут никчёмными и бесполезными, они затмеваются гневом и психами вот этих субъектов. Что же делать, когда ситуация успела схватить рупор и во всеуслышание закричать о своей безысходности? Волчица снова проглядела, меньше надо было братьев разглядывать, отступая к норе.  Не понравилось оплотчице с какой маниакальностью "оберегает" свою жертву, то бишь её саму, Скайварп, лучше бы он злобой плевался, да жалил того, родню свою, авось всё бы хорошо закончилось, повторюсь, исключительно для белой. А тут на тебе, в героев, кажется, решил поиграть, ну что же, пусть тешится, запрещать тут точно ему она не может.
Несмотря на противоречивые мысли, что крутились в голове, внешне, Фиаско оставалась спокойной, даже на удивление умиротворённой, будто бы всё её в своём положении устраивает и близость непонятного конца, она тоже одобряет. Неужели так скромно готова потерпеть персональное фиаско?
Больше не медля, краем уха слушая хриплое шипение кого-то из легионеров, охотница таки сбуксовала внутрь своеобразной пещеры, в которой, между прочим, было довольно уютно, если не считать обстоятельств, в которых эта уютность открылась, всё было бы очень даже романтично. Бросив еще один ангелоподобный взгляд на вход, и ничего не увидев, разноцветные глаза лихорадочно забегали по внутреннему убранству норы. Корни неизвестных растений, свисающее подобие лиан, непонятные рытвины, комки земли, кучки серых камней, "серых..." волчицу передёрнуло, некрупная расщелина, в которую смогла бы протиснуться её мелкая тушка, снова корни. Стоп. Точечки эбонитовых зрачков расширились ещё сильнее, вот он, шанс, такой хрупкий и тихий, но шанс же, черт возьми!
Туловище ломанулось в жалкое подобие выхода, и наплевать, что может ничего не выйти, в груди трепыхалась надежда, на то, что возможно, Легиону не нужны мелкие белёсые трупики на своих кристально-чистых территориях?
И вот она свобода, ну, она хотела таковой казаться. Незнамо зачем, пасть схватила некрупный, но заточенный у основания камушек, и оплотчица стараясь двигаться плавно, бесшумно, рванула прочь, меж деревьями, меж кустарниками, меж всем и всем на этом свете. Усталость гналась прочь азартом и страхом, подкрепляющим силы как-никак лучше. Шли они со Скайварпом не так долго, как только пересекли границу Валькирий, дескать, ей и повезёт, вот, кажется уже и запах меняется.
Однако Фиаско позабыла, что покупая один билет в один конец, нужно спросить или хотя бы мимолётно поинтересоваться его не заоблачной ценой.

+3

30

Начало.

С самого утра снарядив себя задачей - к полудню найти потаённое место, где можно было бы ненадолго остановиться и передохнуть, Хельга уложилась точно в срок, пробираясь сквозь густые заросли темнеющего Сумрачного Леса. Название, прослывшее "в народе", внушало определённую долю ужаса, на матёрой тёмно-серой хищнице нравилось лёгкой нотой таинства в себе. Поразмышляв над тем, за что этот лес получил своё имя, Хельга отвлеклась уже довольно скоро на то, чтобы сориентироваться в местности. Сбавив скорость со стремительной рыси на более медленную, а после и вовсе остановившись, хищница прислушалась. Острые треугольные ушки безустанно двигались из стороны в сторону, донося до своей хозяйки даже мельчайшие звуки. Замерев и вот так вот вслушиваясь в лесную тишь, Хельга заключила, что в ощутимо крупном радиусе от неё пока никого несущего угрозу нет. Подняв лобастую голову с уровня грудины, самка расправила плечи, глубоко вдыхая. Запах волков, патрулирующих эту местность - свежий. « - Раз они здесь уже были, значит по новой эту же местность сегодня исследовать не будут. Одной ночи на отдых мне хватит, осталось подыскать укромное место», - мысленно рассуждала хищница, переводя взгляд из стороны в сторону и при этом непроизвольно чуть щурясь. Выражение лица было сосредоточенным, с нотой ощутимой агрессии, присущей данному зверю. Шумно выдохнув, Хельга развернулась, продолжив свой ход. Широкие лапы крайне аккуратно распологались на земле, неся тело своей обладательницы совершенно бесшумно и этим позволяя Хельге одновременно прислушиваться - вдруг со стороны что-то щёлкнет или со спины кто-то подкрадётся. Тихой поступью, периодически приостанавливаясь и оборачиваясь, Хельга шла с несколько минут, пока поотдаль от себя, метрах в десяти, не обнаружила сосредоточение древесных корней. Кажется, то была пещера, поросшая сверху растительностью.
- Бинго, - негромко выдала зеленоокая, не слишком изменяясь в лице. Кажется, Хельге и вовсе было всё равно, где именно провести n-ое количество часов до следующего рассвета. Не медля хищница направилась туда, увеличивая скорость и мчась теперь уж на рыси, но по прежнему тихо и осторожно. Посторонних запахов вокруг не летало, по меньшей мере несколько дней пещера пустовала. Забредя туда, Хельга приостановилась и огляделась: вокруг тихо, свет чуть пробивается сквозь щели. Ничего не обычного для подобного места. Двинувшись вперёд, хищница приостановилась где-то на середине своего «пути», обернувшись ко входу. Не безопасно было оставлять его таким открытым. Если это ложе заметила она - могут заметить и другие. Вернувшись, Хельга крупной мощной пастью захватила несколько кореньев, оттягивая их в свою сторону и тем самым прикрывая за собой вход. Когда по её мнению всё было готово, серобокая фыркнула от неприятного вкуса засохшего дерева в пасти. И тем не менее - всё складывалось гладко. Теперь уж спокойным и разваленным шагом отойдя в сторону дальней стены, тёмная плюхнулась на бок, укладывая морду на лапы. Чувствовала она себя более чем прекрасно, как и подобает сытому хищнику (кролик, перехваченный сегодня, был не лишним). Вполне можно было и вздремнуть, но матёрая не решалась. С несколько минут она глядела на вход в пещеру, сквозь ветки наблюдая, что творится снаружи, но после, уставши глядеть в безлюдные дебри леса, всё таки прикрыла глаза.

+3

31

#from: stronghold .pack's_grove [Оплот. Стайная роща]

Безумно устал. То одного задери, то второго за шкварник притащи к верхушке, то за этой еще сбегай, чтоб совсем не забывала, что она - в плену... Лапы болели, и Скайварп сменил рысь с быстрой и спешной на более расслабленную. Свешенный на левую сторону язык лениво скидывал слюну, пока хозяин бежал.
- Ну чего тебе там? Хорошо бегается? - он резко затормозил, чтобы ощериться на белую волчицу (какой по счету раз за все путешествие?). - Что? Лапы болят? А голова не болит? А задница?
Он был дико зол, и ему приходилось как-то выплескивать накапливающуюся ярость, иначе это может превратиться в хаос, называемый депрессией Скайварпа. Не желательно к просмотру волчатам младше двух лет.
Где-то там внутри он понимал, что не просто так его к ней тянет, не просто так он бегает за ней через половину острова, чтобы снова вернуть, но истинное сознание понимать это отказывалось. Ему казалось, что она - лично его пленница, и что только он может вытворять с ней все, что ему заблагорассудится. Нравилось Фиаско то или нет.
Когда лапы таки достигли заветного леса, где Скай прятал свою возлюбленную от глаз прочих легионеров (хотя Рени наверняка уже растрепал всем, что Деф тут с самочкой якшается... хотя постойте, раз за ним еще никто не пришел, а Фиаско все еще жива, значит, брат молчит. Правильно делает), серый остановился, втягивая носом воздух. Чья-то душенька тут уже похаживала. Тело в момент напряглось, хвост вытянулся по линии спины, уши настороженно смотрели вперед. Глухой рык донесся из закрытой пасти легионера, и он резко щелкнул челюстями в сторону Фиаски, якобы, стой и не ходи вперед меня.
- Ты чего сюда, подружек водила что ли? - тихо прорычал тот, все еще выглядывая в темноте леса, что был темным даже не взирая на снег. - А по голове?
Фыркнув, серый двинулся вперед, бойкой и напряженной рысью. Лапы болели, да, но нужно ли было сейчас о них думать, когда на твоей земле - враг? А для Скайварпа врагами были все, не исключая даже состайников. Морда Скайварпа исказилась в яростном оскале, как только он понял, что незнакомый запах доносится... из норы, которую он специально нашел для Фиаско!
- Та-а-а-ак, - угрожающе протянул он, осторожно, но очень даже бесстрашно подобравшись к норе. - А ну вылазь наружу.
Он не видел, к кому обращался - мрак норы скрывал спрятавшееся в ней тело. Но к нападению, если оно последует был готов. И не дай Варга Фиаско ввяжется - еще за побег не рассчиталась, чертовка.

+4

32

<-------Из Стайной Рощи.
Как послушный, а перед этим не хило нашкодивший ребеночек, белая волчица с опущенной головой топала позади своего пленителя. Последний довольно часто и резко оглядывался и шипел на чуток обиженный и притихший комок, из-за чего последний часто дергался и пугался, вот и в этот раз сердце добровольно помахало лапкой и уверенно спустилось куда-то за желудок, стало противно и еще обиднее. Однако же на лице продолжала сиять вымученная улыбочка и пасть все скалилась и скалилась, и Фиаско продолжала молчать не особо то и, стараясь сдерживать что-то внутри, ибо говорить и в правду было нечего. Виноватой чувствовала себя наполовину, все-таки не просто будет объяснить Скайварпу, почему она вечно не сможет просидеть в какой-то мрачной пещере на территории вовсе не дружелюбно настроенных товарищей-легионеров, что там про них молвят, убивают беременных самок и забирают их потомство себе? Измываются, как могут над пленниками, терпеть не могут нарушителей? Хэх, прекрасно. А так как усидчивостью белая не отличалась, в общем нельзя ей тут долго находиться, да на денек можно сбегать, проворковать с серым всю ночь, а затем уже возвращаться к себе домой, всем счастье, не правда ли?
Ох, какое знакомое место, Фиаско с радостью проворонила весь путь через земли Валькирий, закатив глаза от того, что представила себе лица ее амазончатых провожатых, когда они наткнуться на неё во второй раз, потехи не избежать, самой становилось весело. Но до этого еще дожить предстоит, пока же, можно попытаться выкрасть у легионера несколько минуточек, перед тем как он побежит досматривать какое-то там представление, что устроил Дикий для своих верноподданных, и поговорить. Мысленно уже начав подбирать слова, охотница вовсе позабыла о том, что это не оплотские равнины и что под лапы себе смотреть - это умение чертовски полезное и пора его применять, однако же, поздно. Почти рухнув вперед носом, волчица успокоила себя тем, что давненько не является обладательницой белоснежной шерсти, а посему еще несколько клякс в общую палитру - вклад не такой уж и криминальный. Криминал - вот чем они сейчас занимаются, выражаясь людским языком.
Уже успешно поднявшись на лапы и сотворив тщетную попытку стряхнуть запутавшуюся в шерстинках глиняную пыль, или чем еще там богаты легионерские земли, Фиаско оскалилась, повернувшемуся было на фыркающий и чертыхающийся звук Скайварпу всезубой ухмылочкой, мол, супер всё, не злись.
- Ты чего сюда, подружек водила что ли? - ну конечно, еще и друзей, и человеки забегали - все это предусмотрительно осталось только на языке, говорить подобное вслух, как минимум опасно. Немного замявшись, белая укромно спряталась за спину крупного легионера и там же осталась, как-то не очень хотелось, кому на глаза попадаться, мало ли чего еще. Тем временем, серый, с видом главного пупа всех Земель прошествовал к пещере и угрожающе заворковал невидимому покамест гостю. Фиаско же предпочитала помалкивать, тайно надеясь, что гость этот  - создание не агрессивное и разумное, дабы догадаться, что от злого безумного легионера конструктивной беседы ждать не стоит, как и поблажек аля «разойдёмся мирно, друг?»

Отредактировано Fiasko (2013-01-06 15:58:21)

+5

33

Говорят сытым и спится лучше. Пусть худощавый, но съеденный не так давно кролик выполнил свою задачу на ура - тёмно-серая хищница, предворительно вымученная ещё и долгой дорогой, впала в в самый что ни на есть настоящий крепкий сон. Высоко посаженные треугольные ушки, однако, продолжали настороженно двигаться из стороны в сторону, но эти судорожные обороты были скорее чем-то инстинктивным, так как ни на один шорох от ломавшихся веток или посвистывающих порывов ветра Хельга так и не обернулась. Каждый раз, когда что-то подсознательно призывало волчицу раскрыть глаза, она успокаивала себя мыслью, что заранее всё проверила и в округе никого нет. Ежели даже так сквозь сон в сердце кралась тревога, Хельга настойчиво сама себе твердила - вход в пещеру прикрыт, никто сюда не зайдёт. Так как фактам матёрая верила куда больше, чем какой-то интуиции (в случае Хельги очень редко действующей правильно), зверь впала в ещё куда более крепкий сон, отпустив наконец все негодные мысли прочь.  Но вдруг что-то навящиво вновь окликнуло инстинкты хищной. То был не её собственный внутренний голос, а вполне реальный, ощутимый мужской рык, пусть и доносившийся всё ещё откуда-то далеко. Хельга лениво приоткрыла один глаз, глядя на вход в нору. Снаружи мелькало несколько расплывающихся силуэтов. Один из них, кажется, был зол и постоянно оборачивался к другому, недовольным тоном что-то порыкивая. Но зеленоокая, всё ещё находясь в полудрёме, решила, что силуэты видятся ей во сне. Её не побеспокоил даже факт, что они двигались строго по направлению к норе, в какой та разместилась, а значит и к ней. И только спустя секунду после того, как веко глаза вновь опустилось, а Хельга, кажется, расслабилась, сознание её окончательно отошло ото сна и волчица судорожно подорвалась с места, осознавая, что всё, что она сейчас видит - не сон. Всё вполне реально и волки, от которых так и свердило принадлежностью к этим землям (по крайней мере от одного) подошли уже ближе некуда. Бежать было поздно, ведь если Хельга выскочит из норы - наткнётся прямо на самца, тело которого самка видела уже в трёх метрах от себя. Для атаки в лоб же расстояние наоборот слишком велико. Всё, что оставалось хищнице - просто выйти(?!)
- Та-а-а-ак. А ну вылазь наружу, -  донеслось от крепкого телом, но всё ещё довольно молодого волка, подошедшего к пещере. Хищница в недовольстве оскалилась, инстинктивно прижимая уши к голове, что уже свидетельствовало о её боевой готовности. Опустив голову на уровень грудины и напрягая поочерёдно мышцы своего тела, Хельга предупредительно что-то пророкотала, мол, я выхожу. Медленно двинувшись вперёд, зверь всё же вышел аккуратно из пещеры, показываясь врагу: немолодой матёрый волк по достоинству своего тела не уступающий даже хорошо сложённым самцам. Сквозь редкую  шерсть на переносице виднелись частые рубцы от зубов/когтей, что свидетельствовало о многочисленных боях хищника. Такими же следами была усеяна и грудина, какую голова  чёрной прикрывала лишь частично. Всю эту  брутальную картину предательски портил запах женщины, самки, исходивший от Хельги особенно резко в этот период, когда все обзаводятся щенками, если вы понимаете, о чём я. Оглядев самца с ног до головы, хищница, всё же, сделала оскал чуть менее выразительным, решив, что в случае, если тот решит напасть - успеет раскрыть пасть и парировать его атаку ещё множество раз. Лобастая голова матёрой же приподнялась с уровня грудины, более не образовывая с телом одной ровной линии, однако по прежнему максимально прикрывая горло.

+3

34

офф

В пять лет волчок в расцвете сил =) а вот в семь - уже стареет =)

Напряжение сковало Скайварпа, и он произвольно и не специально увековечил стоящую позади Фиаску своим грязным отпечатком задней лапы. Потом разберется, за что он так ее, ну или на крайняк извинится, если подберет слова. Хотя какие извинения от Дефа? Зверь-машина без комплексов.
Незнакомка, медленно вынырнувшая из норы, всем своим видом показывала, что кинется в драку, если тот посмеет показать зубы. Это она-то?
- Зубки спрячь, - предупредил Скайварп, опустив голову ниже, расставив уши и глядя незнакомке в глаза своими раскосыми. - Ты здесь чужая, ясно тебе? А чужих здесь не любят, особенно самочек.
А теперь осталось только придумать, что с ней делать. Кто это вообще? Почему она здесь и что ей нужно? Да еще в норе для Фиаски? Мысли наполняли и без того забитую всяким хламом голову легионера, и он мог дать на отсечение хвост, что черная незнакомка заглянула сюда не просто так.
- Мясо! - вспомнил Скайварп, и готов был даже поклясться, что эту черную привел сюда кусок мяса, оставленный Фиаско. - Наверняка сожрала.
И ему как-то было все равно на то, что он уже сюда заглядывал и проверял - мясцо Фиаско уже слопала. Ну может не заметил, какая уже разница? Чужачка здесь, значит, остальное не имеет значения.
- Фиасек, а ну спрячься, - в сторону бросил Скай. - Сядь в нору и сиди. И если еще раз сбежишь, твои короткие лапки и щенячьи зубки тебя на спасут, поняла меня?
Серый переметнул взгляд на незнакомку, лапы его как-то сами в момент речи успели расставиться пошире, но сейчас волк выпрямился, надменным взглядом смерил самку взглядом, оценил ее крупное сбитое тело, но не придал значения тому, что в холке она ничуть не меньше его самого. Ой, знаете. Самолеты же не боятся падать? Особенно самолеты без пилота [write in memory].
- Значится, так, подруженька. У тебя есть два варианта: спасаешь шкуру прямо сейчас и бежишь в ту степь, - серый кивнул в сторону южных земель. - ...либо мне придется тебя познакомить с моими братишками. Уверен, они оценят по достоинству столь гигантскую особу.
В немом лесу раздался громкий смех, насколько только позволяла смеяться глотка хищника.

+4

35

Отсидеться за спиной серого - прекрасная идея, удовлетворяющая всех рядом сидящих, стоящих, шипящих и кричащих. К слову о криках, для Скайварпа - это вполне обыденная манера речи, в то время как Фиаско готова была откусить собственные уши и оставить их вон у того пенька, как только милорд закончит, немедленно вернуться и забрать принадлежащее белесой головушке. Неспешно заныкавшись подальше от света и выходящего наружу неизвестного создания, охотница едва ощутимо коснулась пепельного бедра, каменным изваяниям замерев, осев, спиной к происходящему, лицом к деревьям впереди. Мило так выглядело, собственно как и всегда. Обычно, все что было связано с белым и пушистым, по определению становилось в добавок еще и милым, неисправный закон эстетов черти их поешь. Так как делать за широкой спиной нечего, Фиаско попыталась таки разглядеть несчастную заблудившуюся особу, Скай быстро определился с ее полом, что же, ему определенно виднее. Еще, белая молилась Форастеро, дабы та смиловалась и послала охотнице не только сладкий сон, но и отвела от нее радость встретить еще одну Валькирию. Никакой неприязни, а уж тем паче ненависти ни в коем случае не существовало, однако оплотчица по-прежнему весьма настороженно относилась к представителям этой стаи и невесть чем вообще эта настороженность была вызвана. Будто бы те часы в компании трёх мрачных амазонок столь повлияли на психику, что теперь любое их общество воспринималось болезненно, вздор. Фиаско была уверена причины в другом, возможно как раз таки в сновидениях, давно охотница их не встречала по ту сторону реальности, ими ее кто-то нещадно обделил. Обидно.
Так же уверена была белесая в колоритности их пары с легионером, столько противоположностей просто не могли не создать что-то такое вот умиротворенно-странное. Все выходки одного плавно перетекали в недо-выходки другой, и так бесконечно, вечная злоба умело подавлялась оптимизмом и радостью, взамен насыщаясь бушующей внутри серого тела энергией и всем снова счастье. Нет, бывают, конечно, у них диссонансы, но и те преодолимы, ибо движет этой парой не какая-то преследуемая выгода али корыстное намерение что-то у кого-то отнять/уничтожить/своровать, а какое-то там слово, так приближенное к "обожанию и влечению".
Фиасека попросили посидеть и не сбегать, не так вежливо конечно, но белая уже не обращала на сие внимание, умело ставя свой фильтр и воспринимая информацию по-своему правильно.
Короткие лапки, щенячьи зубки - охотница заурчала, каждое слово как болезненный и нездоровый комплимент, на душе бабочки запрыгали и фиолетово, что не умеют, запрыгали и точка.

фиасек, хельга еще не валькирия ._.
А я разве в посте утверждаю, что она Валькирия?((

Отредактировано Fiasko (2013-01-10 02:05:28)

+3

36

офф
Skywarp написал(а):

В пять лет волчок в расцвете сил =) а вот в семь - уже стареет =)

Я знаю х3
Но расцвет сил и есть молодость, имхо) Ваш персонаж, относительно моего - молод. Я это имела ввиду в посте) Прошу прощения, если чем-то зацепила VV

Такой поступок, как влом в чужое логово, извинений требовал, пусть логово это хозяевам стоило лучше охранять.
- Прошу прощения, - звучным и чётким, но в тоже время идеально спокойным голосом пророкотала хищница, постепенно успокаиваясь, но боевой позиции, однако, не изменяя. Мало ли что взбредёт в голову этому самцу? Впрочем, это не первый горделивый представитель некой стаи, названия которой чёрная никогда ранее даже не слышала, желающий, возможно, зубами прогнать её. Не этот волк будет и последним. Осмотрев с секунду расстояние, отделявшее её от самца впереди, Хельга решила, что оно маловато. Держать враждебно настроенного волка ближе, чем в двух метрах - всегда неприятно. Постепенно хищница, отшагивая боком и сохраняя этим положение морда к морде, окончательно выбралась из неровностей пещеры, освобождая в неё проход, и стала напротив поджарого самца в желанных 2-х метрах. Только теперь можно было вздохнуть спокойно - ни одно его действие не ускользнёт от зоркого изумрудного глаза, а значит отреагировать и защитить себя Хельга сможет. Заметив действие самца, нацеленное на волчицу за его спиной, зверь в недовольстве нахмурилась: ладно бы за его спиной стояла такая же крепкая зверюга, как она, но когда за тобой столь очаровательное создание -  вот такой вот удар по истинне ничтожный поступок. По крайней мере Хельга была волком именно того «старого сплава», где прививался определённый трепет и снисхождение к женскому полу, ну да что ей знать... Следующее поколение далеко шагнуло. Поднимая лобастую голову с уровня грудины, она свободно расправила плечи, оглядывая стоящего впереди. Он всё время что-то тороторил, чем отдалённо напоминал Хельге некогда её молоденьких состайниц, проводящих вечера в извечной болтовне. Сама же Хельга держалась достойно, не заостряя внимания на каких-то жаргонных словечках со стороны Ская, до некоторого времени. « - Боже... У меня что, нет сил на ругань?», - рассуждала серобокая, переодически томно вздыхая, «-совсем старая стала.» Пронаблюдав ещё с секунду за серой волчицей, Хельга уже после перевела взгляд на Скайварпа, вновь начиная чуть хмуриться и прижимать в недовольстве уши. Постепенно обращения его к ней всё же начали надоедать, однако хищница выжидала, когда сама сможет обмолвиться словечком. Наконец речи затихли. Самец словно бы ожидал, что произвёл ужасающий фурор на Хельгу и она, поджав хвост, рванёт на юг. Поступить так, конечно, было бы рационально, но никому и никогда эта боевая машина такого отношения к себе не позволит. Не для этого всю свою жизнь шла по головам, чтобы выслушивать такого рода заявления.
- Не рогочи так, бестолочь. Дичь распугаешь, - заявила басовым тоном тёмно-серая, утробно порыкивая и этим желая привлечь внимание расхохотавшегося самца на себя. Она враг и она всё ещё здесь. Начавшую подниматься шерсть на загривке остановил только запах, исходящий откуда-то далеко. Кто-то ещё приближался этой дорогой*. Ухо инстинктивно дёрнулось в сторону, откуда приблизительно шла ещё одна особь, однако хищница, уже опустившая голову для защиты горла, даже не перевела взгляда на приближающегося. Будь проклята звериная вспыльчивость - временами сам себе на хвост наступаешь.
- Жаль, но путь мой лежит на север, - продолжила Хельга. Ей, совсем недавно побывавшей на южных землях, требовалось идти дальше, как минимум на восток, а не обратно. Своим видом чёрная явно демонстрировала, что уйдёт, но только своей дорогой, а не в какие-то степи.

офф

* - К нам ещё Отто подойти должен.

Отредактировано Хельга (2013-01-11 20:17:56)

+3

37

-------------- Темное озеро.

Только тогда, когда волк отдалился от озера на приличное расстояние, он понял, что что-то упустил. Не столь критичное для того, чтобы возвращаться, однако заслуживающее внимания. Отто стал ворочать послушную память, в попытке отыскать причину своего беспокойства. Нашел. После нахмурился. Упустил он не что-то, а, если быть точным, кого-то. Если совсем конкретно - Скайварпа. Правый готов был поклясться, что все время держал его в поле зрения с тех пор, как привели пленников и тот никуда не уходил!
- И куда же ты ускакал, щегол? - Складка на лобастом лбу стала глубже. Матерый смутно припоминал, что перед тем, как испариться без следа, легионер обронил предупреждение. Точной фразы он, хоть убей, вспомнить не мог. Беспокойство Отто, сходившее на нет, вновь набирало обороты. Вдруг та угроза, которую углядел воин, была серьезной? Ведь отправился ей навстречу совершенно один! Логово пустовало, все легионеры разбрелись по своим делам, а это значит, случись что - никто не придет на помощь. Отто остановился, пронзенный внезапной догадкой: Скайварп мог умчаться прямо в лапы городским, которые пошли на поиски своего альфы. - Зар-р-раза! - Будь все так, как он предположил, голубоглазый волчок мог уже вовсю резвиться в Аду на пару с Драконом. Матерый быстро сообразил примерное направление пути воина и пустился вдогонку. И был прав. Благодаря чистой случайности, Отто не проскочил мимо неприглядных следов Скайварпа и пошел по ним.
След настораживал. Отпечатки лап строились таким образом, что бегущий рысью Отто попадал в них практически один к одному. Напрашивается вопрос: почему не галопом? Разве так спешат навстречу врагу? Шаг сталеглазого замедлился, стал осторожнее и тише. Становилось ясно, что дело нечисто.
Он медленно, но верно приближался к цели. Первым до него долетел запах, вторым - звук. Матерый был настолько близко, что различил чей-то дикий хохот и ответ на него, который был тихим и неразборчивым.
Отто появился внезапно, как черт из табакерки. Он чуть приоткрыл пасть и зарычал. Глухо, тяжело, как бы нехотя и бесстрастно - так, как мог рычать разве что мервец. Так, что в жилах стыла кровь. Челюсти захлопнулись с тихим лязгом. Больше он рта не раскрывал.
Вокруг повисло мрачное молчание.
Внешне Отто был совершенно хладнокровен и не проявлял ни гнева, ни удивления, ни каких бы то ни было других чувств. Но глаза то, глаза! Раскаленный до бела металл, в котором ухмылялись знакомые всем, кто встречался с ним, бесы.
Он поочередно пригвоздил взглядом каждого к земле и остановился на Скайварпе, молча ожидая объяснений. Хотя, льнувшая к нему волчица уже сказала ему о многом. На вторую, зеленоглазую, он не обращал внимания. Пока. Весь его вид говорил о том, чтобы никто даже мыслить не смел сдвинуться с места.
Отто был страшен.

+3

38

Смех серого резко оборвался, как только зеленоглазая волчица намекнула ему про дичь, которую он может распугать. Где-то внутри громко шмякнулось предупреждение о том, что не дай Варга кого занесет сюда из легионеров, и он пропал. А хотя чего это? Вроде как легионерам не запрещено якшаться с самками, и к тому же, Фиаска была его личной тряпочкой для чистки зубов, что не так? Голубые раскосые от шрама глаза уставились на незнакомку. Она сказала, на север? Он не ослышался?
- Спрячься! - рявкнул в сторону белой "супруги" воин, но так, что это казалось не рявком, а чуть ли не визгом от бешенства.
Нельзя, чтобы ее вообще было видно. Пусть запах висит, главное - не видно. Серый расправил плечи и снова повернулся к черношкурой волчице. Возомнил себя чересчур важной личностью и дипломатично прикрыл глаза.
- Ты так говоришь, как будто уверена в том, что тебе удастся пройти насквозь наши трущобы. Я тебя на всякий случай предупрежу еще раз: тут любят таких, как ты, и это будет весьма милы...
Завис, как только увидал приблизившегося к процессии Отто.
- Что он тут делает?! - шипело в сознании. - Он же должен быть с Диким! Дурацкая черная штуковина!
Взгляд праволапого не предвещал ничего хорошего, и Скайварп послушно прижал уши. Точнее, инстинктивно. И без того было понятно, что тот потребует познакомить его с белой подруженькой, чья шкурка так забавно мелькнула в норе. Скайварп попятился, пока ну уткнулся крупом в лаз, тем самым закрывая Фиаске всяческий проход наружу и предоставляя ей возможность лицезреть собственный зад. Зато отгородил ее от клыков бешеного Отто. Хм, неплохая кличка - Бешеный Отто.
- Что? - непонимающе воззрился на черного кобеля Скай, как будто не понял, что от него требуется. - Я не знаю, кто это, - кивнул в сторону зеленоглазой. - Я уже сказал, чтоб рвала когти отсюда, а она тут... - осекся. - Что не так?
Нет, играть дурака ему не в первой, особенно, когда и без того дурак профессионального помола. Но на этот раз Дефом руководил одновременно и страх, и непонимание, и тщательный выбор верной модели поведения, чтобы не выставлять себя конкретным безмозглым тупоголовым существом. И тут что-то промелькнуло в его голове правильное, и Скай понял наконец, чего же от него хотят услышать.
- Это моя добыча, - на всякий случай распушил загривок и чуть пригнулся, показывая, что вот что-что, а Фиаску отдаст только через свой труп. - Я сам ее сожру.
Немного оскалился, понимая, что за это его по голове не погладят, но зато он выполнит свой долг перед собой.

+5

39

Прикинуть еще разок в голове свой вес и рост, рассчитать количество сопротивление на свободное перемещение до ближайшего укрытия, умножить полученные результаты на не объёмную злобу своего супруга, вычислить вероятность будущего побега и понять, что даже самая маленькая, самая малюсенькая попыточка растворится в тягучей и терпкой опасности. Что черным туманом приближалась откуда-то с севера, распуская впереди себя своеобразных гонцов. Так что, еще до самого его появления, все уже в ноющем предвкушении и одновременном нетерпении.
Фиаско повторять дважды необязательно, как-то понятливой становилась волчица, стоило смерти, пусть и на приличном расстоянии, но весьма целенаправленно послать ей свой обжигающе холодный привет. Быстро обогнув развернувшуюся площадку очередной подогревающейся баталии, охотница шмыгнула за спину темно-серой волчицы, перед этим на несколько секунд вперившись в высоко расположенную морду и пытались её губы нашептать что-то незнакомке, однако разноцветные глаза с зелеными так и не встретились, спряталось белое тельце в пещеру, дабы из-за кулис лицезреть дальнейшее действие. Страх как таковой еще не полностью овладел разумом, и Фиаско почти с болезненным интересом ожидала кого-то, перед кем даже Скайварп терял всё своё напускное и неестественное, казалось, что у того и мысли то в рядочек ровный сразу повставали.
На крохотную полянку черным первым снегом выпал волк. Оплотчица пытливо разглядывала серую шерсть легионера, загородившего своим корпусом весь обзор. Сбивчивая и отрывная речь грубо разрезала сгустившуюся тишину, нервничал её Скайварп и от того становился раздражительнее обычного.  Странно немного, видеть его таким, но белая особого значения изменениям не придала, поставила галочку и на том успокоилась.  Боязно ли было маленькой волчице из Оплота? Определенно некомфортно, определенно неуверенно, может даже и липкий страх где затесался, но два глаза, часто моргающих и непрерывно щурящихся, пытались зацепиться за какой-нибудь участок просвета в пещере. Ждать хоть какого-либо ответа незачем, получит еще долю своего внимания сегодня, оскорбления, язвы, смешки, наслушаться успеет, только что нам – все эти колкие словечки да припорошённые острицей  фразы – проглотим не подавившись, пока же сидим тут.  Занятно.

0

40

Не придав значения витающему в воздухе запаху ещё одного постороннего(приближение которого Хельга, к слову, и не заметила), хищница, уже вдоволь насупившись, чуточку разозлилась, продолжая в недовольстве хмуриться. Переносицу искажали многочисленные морщинки, свидетельствующие о накапливающемся раздражении. Край щеки чуть скользнул вверх, оголяя клык и несколько резцов - эмоция откровенного отвращения. Брови сошлись на переносице, придавая зверю куда больше свирепости. Уши улеглись назад, а хвост, до сей поры находящийся в бездействии и свободно болтающийся за спиной - поднялся, образовывая с позвоночником ровную линию и одновременно предвещающий недоброе. Всё так и говорило, просто орало: ещё пара громких слов со стороны наглого волчишки впереди - Хельга сожрёт того с потрохами. Даже факт того, что грозный рогот всё же затих, не успокоил хищницу. Она, приопустив голову, продолжала раздражённо порыкивать, как вдруг...  Ни с того, ни с сего враг (а может уже и не враг) её совершенно изменился в поведении. Нагловато-хамоватую зверюгу  словно подменили: глаза того закрылись, плечи он расправил, да и манера обращения теперь уж была преисполнена отнюдь не издёвкой (пусть уважением, как к старшему, там всё равно не пахло). Ольга в удивлении пошире распахнула глаза. Не мерещится ли ей? Не он ли, этот волк впереди, сейчас разговаривает так, словно повествует Хельге, как провинившейся дитяти, смысл жизни и законы нравственности? Хищницу чуть смех не пробрал - ещё секунду назад этот зверь был чертовски уверен в своей победе (так-то роготать грозно), а тут... Все складки с переносицы исчезли. Выражение лица приобрело заинтересованно-непонимающие эмоции, а левая бровь и вовсе скользнула вверх.
«- Хитёёр, засранец» , - усмехнулась про себя она, « - знает, когда остановиться. Ну что же: это ли не свидетельство наличия ума в его головушке?»
Но вдруг волк напротив судорожно остановил речи, какие Хельга любезно прослушала - была увлечена рассуждениями - и молниеносно глянул в сторону. Звук со стороны не остался и без внимания зеленоокой, « -Чёрт! Это ещё что за...»
Обернувшись в сторону только что показавшегося из тени волка, Хельга гневно оскалилась, чуть поворачиваясь, однако круп оставив без движения. Таким образом тело её находилось как бы под углом, не упуская из виду и первого самца, Скайварпа. Судя по всему появившийся был из той же стаи, что и встретивший Хельгу. Значит они в любом случае будут за одно, а в данном - против зеленоглазой.
« - Вырыла себе могилу, брависсимо!», - сердце было переполнено тысячей эмоций, какие незамедлительно вылились в оскал на морде Хельги, однако... Только позже зеленоокая наконец сосредоточила взгляд на появившемся - матёрый, крупный хищник, смотревшийся куда опаснее и зрелищнее первого - раскосого самца. Ужасающие шрамы на морде вовсе не походили на рубцы Хельги - то была явно не работа волка. Сталеглазый, видать, с дикой кошкой сцепился, что непроизвольно заставляло проникнуться уважением и определённым трепетом. Реакция со стороны Ская, какую Хельга наблюдала краем глаза, ничуть не удивляла - так ведут себя с вышестоящими волками. Хищница вновь перевела взгляд на Отто, теперь уж опуская всякие эмоции - переносица расслабилась, воинственно-поднятый хвост - опустился. Теперь ничто, совершенно ничто не свидетельствовало об агрессии со стороны Хельги или недобрых намерениях. На своё благо хищница не допускала и мысли о побеге. Просто стояла и выжидала. С этим волком, не спешившим трепаться и кичиться превосходством, можно было рассчитывать на разговор, однако не сейчас. Напряжение вокруг вновь застивило Хельгу непроизвольно нахмуриться, « - Коль уж помирать, то от клыков этого, матёрого, а не хамовитых переярок...» (О возрасте волков Хельга, как правило, судит исключительно по поведению)

Отредактировано Хельга (2013-01-15 23:06:54)

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Запад Острова » Верхний Сумрачный лес