/* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/45732.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} [data-topic-id="6707"] .lisart { position: absolute; margin-left: 992px!important; margin-top: 142px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/15361.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/54027.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} .eatart {position: absolute; margin-left: 401px!important; margin-top: 141px!important; z-index: 999; cursor: pointer; display:none;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/77693.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;} /* ШАПКА, КРЫША, ВЕРХ ФОРУМА*/ #pun-title table { background-image: url(https://forumstatic.ru/files/0019/4c/60/11207.png); background-repeat: no-repeat; background-position: center top; border: none; height: 540px; width: 1293px; margin-left: -190px;}


Сайхи
"Если бы меня не было рядом,
то ты бы лёг под пулю? Или пустился в переговоры? Или, того хуже, сразу сдался, а потом надеялся в темнице на милосердие? Конечно, твоё красноречие — великая сила, право — настолько великая, что оставалась в твоих мечтах, а они множились, множились и еще раз... Множились."

читать далее


Дискордия

"Вы можете пошатнуть привычный уклад жизни и расстановку сил, вряд ли вам удастся остаться безучастными в этой войне и сохранить нейтралитет. На каком-то этапе вам придется сделать выбор, и этот выбор может дать вам ценнейших союзников... Или похоронить..."
читать далее


Саммер

"Когда все наконец-то стихло, являя миру картинку быстрой расправы, а песчаная пыль улеглась, все сразу встало на свои места: перед нами стоял патруль Цитадели, чему свидетельством была яркая вышивка солнца на груди у главнокомандующего данным отрядом."
читать далее


Таормино

"Кончики пальцев подрагивают то ли нетерпеливо, то ли до края нервно. Я, старая псина, вновь вспоминаю, что такое охотиться, гнаться, нестись по следу,
— А теперь давайте-ка сделаем так, чтобы он не ушел слишком далеко."

читать далее

Сезон
"Клятва на крови"

22 сентября 188 года, 7:00
Дискордия вновь погрузилась в волнения, ведь загадок становится все больше и больше, а вот ответов - все меньше и меньше. Молодые дезертиры собираются свергнуть лидера переселенцев - Мартена, у стен Цитадели находят гору человеческих трупов, а на лагеря всех крупных фракций совершается таинственное нападение...читать далее
    для гостей в игре организационное для игроков
  • Нужны в игру:

    Полезные ссылки для гостей:



    МИСТИКА • АВТОРСКИЙ МИР • ВЫЖИВАНИЕ
    активный мастеринг, сюжетные квесты, крафт, способности, перезапуск

    Форум существует .


    25/01/2021 Внимание, что-то происходит!
    10/01/2021 Обновлён дизайн форума.

    Дискордия - архипелаг островов, скрытых от остального мира древними магическими силами. Здесь много веков полыхает пламя войны, леса изрезаны тропами духов, а грань между человеком и зверем небрежно стерта временем и волей богов.

    Полезные ссылки для игроков:

  • Север
    неизвестно
    Юг
    ♦ бушует сильный шторм, с ливнями, грозами и ураганным ветром
    ♦ в океане ходят водяные смерчи
    ♦ зафиксирован смерч на западном плато
    ♦ на побережье +28°С, ветер западный, 80 км/ч
    ♦ в тропическом лесу +33°С, ветер западный, 73 км/ч
    ♦ вода +17°С, волны 8 метров
    Центр
    неизвестно
    Цитадель и Долина Вечности
    ♦ небо затянуто облаками, грозы нет
    ♦ температура воздуха: +26°С, ветер западный, 5 км/ч
    ♦ практически полный штиль
    Восток
    ♦ небо затянуто тучами, гремит гром и сверкают молнии, но осадков нет
    ♦ температура воздуха: +37°С, ветер западный, 30 км/ч
    ♦ очень сухо и душно
    Атолл
    ♦ атолл является глазом бури - на нем царит безветрие, вокруг бушует шторм
    ♦ температура воздуха: +36°С, ветер западный, 24 км/ч
    ♦ температура воды: +23°С, волны по обе стороны от Атолла — не менее 10 метров, но угасают и значительно уменьшаются при приближении к нему
  • АдлэрТарлахКаллисто
    модераторы


    Проверка анкет
    Выдача наград и поощрений
    Чистка устаревших тем
    Актуализация списков стай, имен, внешностей
    Разносторонняя помощь администраторам с вводом нововведений
    Помощь с таблицей должников [Тарлах]
    Мастеринг — [GM-Ad], [GM-Tarl], [GM-List]
    Кай Фридлейв
    администратор


    ● VK — kaidzo ● Discord — Kaidzo#3711

    Организационные вопросы
    Разработка сюжета
    Координация работы АМС
    Гайд по ролевому миру
    Обновление сеттинга и матчасти
    Решение межфорумных вопросов и реклама проекта
    Проверка анкет
    Выявление должников
    Разработка квестов
    Выдача поощрений и штрафов
    Организация ивентов
    Мастеринг — [GM-Kai]
    Веледа
    администратор


    Графическое и техническое сопровождение


    Альтраст
    Хранитель Лисьего Братства


    Проверка анкет
    Гайд по ролевому миру
    Выдача поощрений
    Обновление матчасти
    Организация игры для лис
    Мастеринг — [GM-Trast]
  • Победитель Турнира
    Т а о р м и н о
    Победитель первого большого Турнира Последнего Рая
    Легенда Последнего Рая
    С а м м е р
    ● 107 постов в локационной игре и флешбеках
    ● Активное ведение семи персонажей
    Важные текущие квесты:
    ???
    ???
    ???
    ???

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Руины древнего храма


Руины древнего храма

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Территорией владеют: ?

https://i.imgur.com/KqNr6o2.png
Южная ставка Альянса Диких Земель - их главная база в тропических джунглях. Круглосуточно охраняется птицами и грызунами, состоящими во фракции. Имеет множество самых разнообразных ловушек на своей территории, несколько глухих склепов и ям, из которых невозможно выбраться, и в которые попадают пленники. Руководит этой базой один из генералов южного войска - горилла Тхакен и его помощники.
Описание локации будет дополнено в процессе игры.

Флора и Фауна

Встречаются абсолютно любые звери и птицы, состоящие в Альянсе и способные пережить тропическую жару южного побережья. Здесь нет животных, привыкших к холодному климату, в остальном же разнообразие видов поражает воображение. Здесь можно увидеть гигантское количество самых разных обезьян, крупных кошек, рептилий и травоядных, которые сохраняют перемирие в границах древнего храма.


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
↑ Север | ??? (Расстояние Неизвестно)
↓ Юг | ??? (Расстояние Неизвестно)
← Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)
→ Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Юго-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Юго-Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Восток | ??? (Расстояние Неизвестно)
Северо-Запад | ??? (Расстояние Неизвестно)

NPC

?

?

?

0

2

--->> Вне игры

Сезон «Клятва на крови»
22 сентября 188 года

Мы – дети из Ада, нам Солнца не надо,
Слезами напьёмся, смеёмся!
Нас трогать не надо, и к вам как награда,
Наш смех донесётся из Ада!

Мёртвые дельфины – Дети из Ада.
Здешние места не отличались особым дружелюбием, как и их обитатели в принципе тоже. Очередное пленение, очередные взгляды сверху вниз и снисходительные улыбки, вызывающие дикое ноющее желание и вовсе разорвать в клочья пасть их обладателей. Ламия, Тринити и Сунгат пали под действием какого-то дыма, распылённого крупной чёрной кошкой и странным верзилой, который имел сродни человеческим черты, но был уж больно волосатым и отличался куда большей силой, чем двуногие.
Пока одноглазый изувер лишь осматривался, примечая существ, которых не видел ранее. Однако стоит отметить, что во взгляде практически каждого, будь то кто-то знакомый или же впервые встреченная морда, читалось отвращение, смешанное с добротной щепотью страха. Это не был страх смерти, нет. Это скорее был страх того, что эта серая, опаленная огнём образина, первой начнёт с тобой диалог, разрываясь между фраз режущим слух смехом задыхающейся падали. Как к этому относился сам Грешник? Да вполне спокойно, порой это даже веселило и придавало сил. Безумец уже давно принял свою судьбу, подарив вырванную из недр себя самого душу Матери-Тьме, которая в трудный час окутает своим чёрным крылом, даря защиту и оберегая одного из своих верных сыновей. Он никогда не был один и никогда больше не будет. Мрак заполняет его разум, а сердце отдано такой же верной его последовательнице, как и сам Нити, смольной волчице Ламие, сумевшей разглядеть в сумасшествии одноухого кого-то родного и близкого.

Шум и вой ветра, хруст ломающихся деревьев заставили самца резко распахнуть единственное янтарное око. Бесовский чёрный зрачок стал метаться по глазнице, выискивая потенциальную опасность. Было раннее утро, но свинцовые тучи не пропускали даже слабых лучей дневного светила, из-за чего всё выглядело даже слишком серым. Обладатель жутких ожогов и шрамов поднялся с места, где до этого лежал, скользнув мимолётным взглядом по двум состайникам, не зная, спят они ещё или же нет, но всё-таки не рискнув их тревожить. Пока. Хотя разразившийся ураганный ветер любого заставит проснуться. Волчьи когти ударялись о грубый камень, издавая характерное клацанье. Вран поднял косматую голову, в очередной раз осматривая возвышавшиеся над ними стены, водя оставшимся ухом из стороны в сторону. Выступы и сколы, покрытые зелёным мхом, обвитые лианами. Природа джунглей действительно отличалась от старого Острова.
Сегодняшний день выдался на редкость волнительным, пленивших Пожирателей явно что-то беспокоило, да и стихия ко всему прочему решила показать свою силу. Какую-никакую информацию серый зверь получал от Данте, который лишний раз старался не попадаться на глаза и встречался со своим спутником лишь в моменты крайней необходимости. Однако сейчас чего-то конкретного узнать не удалось. Нападение, фанатики, разрушения... Эти слова были для Помешанного слишком образными, чтобы воссоздать полноценную картину, но любые новости сейчас были ценны. За каждым действием захваченных установлена пристальная слежка, но чей-то внимательный взгляд словно прожигал и без того сожжённую шкуру Тринити. Заросли, да и само положение волка не позволяли выявить, в ком же персона обезумевшего ублюдка могла вызвать такой интерес.
Сделав пару кругов вдоль каменных стен, хищник сел на прежнее место. Поток вольной стихии скользил пальцами по редкой серой шерсти, обдавая прохладой уродливую морду и принося с собой множество запахов. Его голова была полна мыслей, которые зверь не мог привести в порядок уже несколько дней. Воспоминания о стае, переживания о соплеменниках, странные катаклизмы, вновь объявившиеся выродки Пантеона, пленение на чужой земле – это всё медленно сводило с ума, порождая в Грешнике агрессию, справиться с которой бывало очень сложно. Однако Помешанный в данный момент решил, что основная задача заключается в том, чтобы выбраться отсюда, если переговоры зайдут в тупик, и иного выхода не будет. Сдерживать гнев становилось трудно и по той простой причине, что Пожиратели были схвачены формально ни за что, или точнее за то, что отомстили тем, кто попытался прибрать к свои мерзким лапам Восток, но об этом сильно пожалел.
Непроизвольно мышцы тугими канатами заиграли под обугленной кожей, тело напряглось, а пасть с левой стороны разорвал оскал, обнажив крупные зубы и клыки.

Отредактировано Тринити (2020-08-23 07:43:36)

+4

3

--->> Вне игры

Сезон «Клятва на крови»
22 сентября 188 года

Этот гром. Он всегда был?
Сунгат слабо помнил, как омут тишины развеялся, уступая сверкающим молниям, что били над головой. Он привык к буре, чтобы бояться её, и стеклянные, как у мертвеца, глаза поднялись к небесам. Он не одинок. Еще раз столкнулись тучи, яркая вспышка осветила округу, двоих волков, которые стояли на лапах, и парня. Время еще не пришло, но каждый, как один, ждал этого момента. Сутулый потер указательным пальцем об большой палец, затем прикусил губу. Жители этой стаи принесли в свой стан смерть. А за невинным, растерянным личиком прятался убийца. Это была его роль. Около молодого, нерешительного волчка стоял парень, который держал зверя за холку. Он желал, чтобы его вторая, более жалкая сторона прошла с ним до конца. Он утянул бы себя в бездну, если б мог. А попытаться никогда не поздно...
Грохотало всё так, что не слышно было криков, даже шум дождя тонул в разбушевавшейся стихии.

Молния осветила полуулыбку на лице Сунгата.
Он знал, что к ним должны были прийти, но Тринити наказал и ему, и Ламии ждать. Чего?
- Такая прекрасная погода, чтобы прикончить выродков - пропел он, и если бы эту прекрасную мысль услышал Тринити, то пригладил бы шерсть на своём неровном загривке.
Но зачем драконить лишний раз дьявола?
Сутулый чувствовал себя весьма неоднозначно. Он услышал другую сторону, ту самую, которую все считали несуществующей, но волк-безумец не шёл на контакт.
Другая сторона предстала во всей красе и желала, чтобы ею любовались издалека. Это был новый Сунгат, которым бы гордился Яшкур. Тот самый, который показывал клыки и не боялся себя, а его нрав подобен голоду, неутолимому и бесконечному, дающему ему энергию. Кровь безумия - не легенда и не миф, и волк открыл её для себя.

Парень скользнул по Тринити, который в нетерпении сел в стороне. Он намотал почти десять кругов, смиряя своё безумие. Ему не нужно было делать так. Полуулыбка вновь возникла на лице Сутулого, который подошёл к собрату и заглянул в его глаз. Если бы только безумие лезло наружу, то оно бы посыпалось опарышами из кожи, ран и даже из пасти.
- Тебе не нужно сдерживаться. Лишь вдыхать всё это. Послушай бурю - в ней затаились вопли. Ведь жертву никто не услышал - наклонился он к нему, подбадривая психопата.
Он шире улыбнулся и чуть громче произнёс:
- В ненастную ночь предоставляется хорошая возможность для действий, охрана будет оглушена. Вполне возможно, что нам нужно увидеть что-то. Или кого-то.
Всяко лучше, чем позволять паразитам копошиться в черепной коробке.
- Какие есть идеи? - уже напрямую обратился Сунгат к Ламие и Тринити.
Он оглядел волков относительно спокойным, вдумчивым взглядом. Приступ безумия отпустил его. Но надолго ли? С недавнего пробуждения Сутулый довольствовался образами, которые лезли, как тараканы, в голову. Он находил в них живой источник и насыщался им, этими драгоценными ресурсами. Он осушал их глоток за глотком, а они порабощали его...

Отредактировано Сунгат (2020-08-22 01:57:30)

+4

4

--->> Вне игры


Сезон «Клятва на крови»
22 сентября 188 г.э.л.

"Город накрыло одеялом
Из холодной тучи,
И его не стало.
Боли - много или мало,
Было или будет, -
Всем её хватало."
Мёртвые дельфины — Дети из Ада.

Гром и грохот небес, все то, что заволокло сейчас небо это - серые и черные тучи, время от времени освещенные яркими, но кратковременными вспышками. В это время можно было рассмотреть окружение далеко вокруг себя, но дадут ли стены? Что окружают тебя. Очередной грохот, что раздался где-то там в стороне, проникал внутрь тебя, пробирался вглубь, все глубже и глубже, до самых костей, до самой души.

Волчица смотрела на небо, что клубилось, множеством оттенков серого, от светлого до абсолютно черного - смольного, таково же как и она сама. Но дождя все не было, эти свинцовые тучи, что нависли так низко и так грузно. Эта атмосфера давила всей своей массой, давила на плечи, не давая выпрямиться и расправиться. Плен, смольная снова оказалась в плену, правда в этот раз не в людском, а среди зверей, и главарем этих зверей был огромный двуногий, но не человек, ибо разница между мини была огромная, как же как и в их силе. То, как эта образина откинула того Пантеоновца, Ламия помнила, помнила и то, с какой легкостью он это сделал.
Слегка усмехнувшись волчица поднялась, мышцы передернулись от макушки по всему телу до самого кончика хвоста, шерсть взъерошилась, первый шаг, второй, после чего шерсть снова стала гладкой, и было бы сейчас солнце она бы начала отливать бронзой.   Сука направилась в сторону Тринити, что наконец остановился и сел. Подойдя к нему, без слов, прижав уши к голове, она коснулась лбом его шеи, после чего сделала головой движение вперед, ее мягкая шубка касалась его грубой, опаленной шкуры. Заглянув ему в глаза, все так же без слов, она лизнула, эту грубую и жестокую морду, которая может загрызть и растерзать любого не моргнув и глазом. Но она не боялась это жестокого волка.
- О чем твои думы? - спокойным и тихим голосом произнесла волчица.
Еши же тем временем, оставался все в том же месте, и наблюдал за всем со стороны, периодически поворачивал ушами в ту сторону где начинало грохотать, ибо в этом грохоте может скрываться что-то еще.

Отредактировано Ламия (2020-08-26 21:31:57)

+3

5

- О-глу-ше-на... - нараспев протянул незнакомый голос, повторяя недавнюю фразу Сунгата и явно находя ее весьма забавной. Сокрытый листьями и лианами, снаружи, за пределами закрытой зоны с пленниками, возлегал тигр, профессионально скрываясь от окружающих в полумраке этого ненастного утра. Пожиратели могли видеть его и раньше, он приносил им пищу и иногда оставался дежурить в качестве надзирателя, но никогда прежде ни с кем не говорил. Его голос звучал звонче, чем ожидалось. От такого крупного хищника ожидаешь услышать басистый, грубый тон, но этот тигр, несмотря на солидный размер, звучал как подросток, которому было от силы года полтора.
- Какие же вы все же наивные. И вы, и люди на берегу, и те, кто сейчас копошатся в джунглях. Вы действительно держите местное населения за дурачков, м?
Несмотря на то, что зверь озвучивал весьма провокационные мысли, его речь, впрочем, оставалась совершенно беззлобной, и вместо раздражения в ней присутствовало весьма неприкрытое любопытство. Тигру действительно было интересно, что о них думают приезжие, ибо то, что он видел, не укладывалось ни в одну из рамок. Пронаблюдав и за пленниками, и за свободными переселенцами он так и не смог понять, чего от них ожидать. Они не были настроены воинственно, но представляли очевидную угрозу. Они не боялись, но при этом старались всячески избегать проблем. Они неоднократно демонстрировали готовность к диалогу, но так ни разу и не попытались воплотить идеи в жизнь. Переселенцы всегда находились на гранях, причем совершенно разных гранях. Это и делало их... интересными.

GM-Kai

+1

6

Дальнейшая реакция со стороны верных соплеменников не заставила себя долго ждать. Если не какой-то шум снаружи, раскаты грома, то частый и довольно продолжительный стук туповатых когтей о каменную поверхность заставит проснуться кого угодно. Нервозность или очередной приступ неконтролируемой ярости пытался сдержать Тринити, бесцельно бродя по замкнутому кругу их тюрьмы? Скорее и то, и другое. Мыслить трезво одноглазый старался лишь ради Пожирателей, ради их сохранности, ведь сам зверь и не такие передряги умудрялся пережить, да и позлорадствовать в дальнейшем. Он заметил, как поднялся Сунгат, что-то бормоча себе под нос. Юнца определённо отравляла подхваченная зараза, именуемая безумием. Она меняла его, его мысли, мировоззрение и даже мимика уже не были прежними. Вран не видел в нём того немного трусливого, но в чём-то дерзкого переярка, из которого одноухий самолично хотел вышибить дух. Нет. Теперь перед ним недавно слепленный сумасшедший, ступивший на путь, свернуть с которого можно лишь умерев, да и то не факт.
"Тринити доволен, как преобразился Сунгат", злорадно улыбнулся про себя хищник, когда наконец решил остановиться и присесть. А буквально через несколько секунд рядом с ним оказались две настолько родные сейчас морды, доказавшие свою верность стае, хотя и до этого Нити не сомневался в них. По крайней мере не во всех.
Опьянённый безумием человек вглядывался в морду самой смерти, подначивая такими великолепными идеями, что были усладой для поражённого рассудка, предлагая воспользоваться дарованным шансом благодаря нынешней погоде. И в этих словах был смысл, но проблема была в том, кто сейчас пристально следил на троицей Чужих, и кто вполне может донести до своих лидеров задуманное пленниками. Грешник был не глуп, а потому молчал. Улыбка расчертила морду, которая после преобразилась коротким оскалом, собрав бугристые полоски над пастью. Затем последовал короткий кивок, и выражение морды вновь сменилось хитрой улыбкой.
Ламия же лишь задала короткий вопрос, проявляя нежность к этому искусанному пламенем уроду. Только ей Помешанный дозволял такую близость, только ради неё волк не раз шёл наперекор своему Безымянному Богу. Если бы не она, Тринити не пытался бы порой так хвататься зубами и клыками за свою никчёмную, пусть и насыщенную, жизнь. Эта смольная самка разбавляла концентрацию безрассудства, даря Нити новые эмоции. Он словно заново познавал мир, мир в котором существуют не только жестокость и боль. Зверь коснулся подбородком головы волчицы, легонько прижимая её к своей шее. Еши, равно как и Данте, пока видно не было.
Однако сейчас расслабиться было непозволительной роскошью. Пожиратель только-только набрал воздуха, чтобы ответить, как наконец раздался голос наблюдавшего. Помешанный уже скорее машинально немного отстранился от Бесовки, поворачивая голову к источнику звука и поднимаясь, дабы, если придётся, защитить обоих.
"Паршивец... Удумал в прятки с нами играть?!" Раздался в голове негодующий вопрос Бога, ненавидящего моменты, когда с собеседником отсутствует зрительный контакт. Кажется, Врану удалось разглядеть полосы и рыжую шкуру, из-за чего появилось предположение, что перед ними тигр. Тон его слов на удивление не отличался какой-то злобой. "Тринити ожидал большего от того, кто услышал, что хотят сделать с его соплеменниками. Что ж... Какую игру ты затеял?"
- А ты в правду думаешь, что Пожиратели Смерти стали бы обсуждать реальный план побега в присутствии чужих ушей? - Задал волк встречный вопрос, делая шаг вперёд, чтобы Ламия и Сунгат оказались немного позади. - В таком случае, ты о них точно не самого высокого мнения.
Сразу говорить правду было бы откровенным идиотизмом, ведь пока говоривший - такой же надзиратель, как и остальные.
- Тринити может понять ваши действия и рвение о соблюдении порядка всеми, - серьёзным, но спокойным, немного хриплым, голосом начал Грешник, - но после драки даже не пытаться разобраться, какого собственно чёрта проливалась кровь, а сразу усыплять и бросать в тюрьму - довольно низкое решение. Но для диктаторов в самый раз, - с губ слетел короткий смешок.
Повернув зрячую сторону головы туда, откуда доносился голос, самец вытянул кверху пасть и шею, словно хотел зацепить того, кто летел выше него. Губы вновь разомкнулись, изображая такую привычную и такую безумную улыбку изувера.
- И да, с чего ты решил на нас внимание обратить, когда твоя стая озабочена проблемами поважней пары-тройки чужаков? С вашими-то силами, - вновь непринуждённый тон и степенно опускающаяся морда, оборачивающаяся уже ровно, а не боком.
Изо всех сил обожжённый пытался сдерживать свою неуравновешенность, чтобы не разразиться диким смехом, высказывая, пока ещё незнакомому зверю, что путь Пожирателей здесь только начался. Они успеют ещё пролить достаточно крови, чтобы пленившие их не раз пожалели о своём решении.

Отредактировано Тринити (2020-09-21 13:31:55)

+3

7

King Of The Dead - XXXTENTACION

Мрамор и гравий - холодны, бессердечны, а при свете блестели десятками острых зубов. Их количество росло, ослепляя чужое любопытство. Но не сейчас. Сунгат скользил по морде Тринити, глубокие раны образовывались на нём. Незаметно он совершал кругообразные движения указательного пальца по мягкой поверхности большого, представляя, будто касался столь незащищенной, затянувшейся материи на морде безумца. Он бы касался мягких тканей вечно, вздрагивая от неожиданности, когда кожа проваливались под его пальцем. А Ламия источала прочную маску, подобную безликому черепу. Сколько бы ни всматривался пытливый, недолгий взор в ледяные, безжизненно-колючие зрачки, в них ничего не менялось. Вечный ледник переливался стеклянно-жгучими волнами, забавные веселые зайчики близко не стояли с резкими вспышками, которые возникали на глубине. Парень незаметно хихикнул, будто бы не заметив ауры, которая исходила от влюбленных убийц. Она пронзила его насквозь, выбивая сдержанность. Он понял, что никогда не умел стискивать зубы. Если и рвать, то в клочья, захлебываясь в рывках и крови, желая вкусить еще больше, вцепиться сильнее, рвать больнее, ненасытнее. О, новая-старая утопия, недоступная и драгоценная! И также тихо прошептал безумец:
- Как я желал её...
И тихо вдохнул устами прохладу, подцепив будто бы её за невидимую ткань. А она поддалась. Он блаженно закрыл глаза, когда очередной раскат прогремел над головой. Непогода совсем не волновала его. Снова на смену пришло то нейтрально-тихое состояние, которое он бы назвал скрытой бомбой: пока безумец не нашёл предмет своего воздыхания или издевок, отравления или другого воздействия, буйная энергия не являлась в непостоянных эмоциях. Он проследил, как Тринити бережно прижал к себе Ламию. Любовь была незнакома Сутулому, который с неподдельным интересом, но, всё же, ненавязчиво поглядывал на них. Он не хотел рушить идиллии, отстранился, выпрямившись и поднимаясь на ноги. Он осмотрелся по сторонам. Бежать было бы глупой, но интересной затеей. Впрочем, чего греха таить: порыв снова взыгрался в нём, толкая на безрассудный поступок. Ему бы взобраться на корни огромного древа не составило труда, перебраться на другую сторону, соорудить нехитрый механизм и вызволить Пожирателей из заточения. Но никто не гарантировал отсутствия охраны.

Надо же, даже они боялись. Натуру Пожирателей не изменило б ничто на свете. Сунгат скромно хихикнул, а улыбка растянулась на его лице. Он скрыл её грязной ладонью.
- Ничего, в порядке - пробормотал он.
Всё было именно так. Он смеялся без остановки, дергаясь сгорбленным телом (что уж поделать, привычка), пока на вдохе не задержал дыхание. Остановка тишины.
- Безысходность только в головах - насмешливо цыкнул Змееуст.
Эти стены уже не казались такими неприступными. Только бы правильно подобраться...

Сунгат ничего не мог с собой поделать: его пробивало на смех, нежели на разумные речи. Сейчас умничать - всё равно, что вертеть задницей или косить под адеквата. Парень помотал головой, отгоняя наваждение. Оно сбивало с толку. Он коснулся пальцем лба, провёл, скользя, от него к носу, а от чертовски ровного, мокрого кончика к губам. Если бы на коже была свежая кровь, он бы очертил знак. Усмехнувшись всего на секунду, Пожиратель выдохнул. Мечты, фантазии не имели никаких границ. Однако же, какое удовольствие погружаться в них с головой! Нырять в этот бездонный омут, где эхом раздавались крики...

- М? - бессвязно буркнул Сунгат.
Развернувшись в сторону голоса, он недоверчиво покосился на незнакомца.
- Так фраза понравилась, шкура? - со смешком хмыкнул он.
С другой стороны, раз гостю так она понравилась, то почему бы не посвятить в смысл?
- Не-не-не-е - протянул маниакально блондин и покачал головой.
Он выставил указательный палец и как бы пригрозил им тигру. В тот же миг вмешался Тринити, не давая, казалось, ни шанса незваному гостю. Впрочем, Сунгат итак не думал, что такое недалекое существо, как сыч в шкуре хищника, догадалось бы о чем-то, прячась в тени.
- А тебе там удобно? - лаконично, звонко пропел Змееуст, как бы задирая голову, будто бы тигр и сейчас прятался.
Он задумчиво приложил палец к подбородку и наклонил голову, пронзая полосатого котёнка хитрым, ядовитым и чуточку сочувствующим взглядом. В этом бесовском ассорти проскочила нотка снисхождения. Ну надо же! Герой ряженый.
- Брат - довольно брякнул он, обращаясь и к Трину, и к чужаку. - Дак он же считает местное население дурачками.
Затем Сунгат пожал плечами.
- Что ж, они и правда дурни, раз проиграли тебе в столь прекрасную ночь - похвалил сначала его Змееуст. - Браво, одинокий воин.
Он демонстративно хлопнул в ладоши и резко изменился в лице. Теперь оно стало холоднее льда, бесчувственнее самого равнодушия.
- Ну и какую же выгоду ты преследуешь? Вряд ли б ты пробирался сюда только за тем, чтобы продемонстрировать свои навыки, потраченные, вроде бы... В пустую? Ты сделал это специально, не так ли? - хмыкнув, прокомментировал он вкрадчивым, глубоким тоном.
Говорил Сунгат медленно, желая оказать влияние на самоуверенного или глупого (пока так и не выяснилось) тигра. Но его появление уже вызывало раздражение. Как ни крути, начинать дипломатию подобным тоном равносильно самой унизительной насмешки. А когда Сутулый играл в молчанку? Раньше он сдерживался от неуверенности, которую изжил, как паразита, из своего организма и души.
- А может, ты настолько трус, что ходишь вокруг да около. Да...
Прошипел в искреннем удовольствии он.
- Боишься. Правильно делаешь. Осторожнее, мы же видим каждый твой шаг.

Отредактировано Сунгат (2020-09-15 01:55:03)

+3

8

Раскаты не прекращающегося грома без дождя заглушали все вокруг, что если не прислушиваться к собственным собеседникам можно было легко прослушать, что те говорят. Ламия как всегда была спокойной и хладнокровной, свое теплое внимание самка проявляла лишь к одному самцу, который сейчас так нежно прижал ее голову к себе. В этих бесконечных битвах за землю, за стаю и за собственную жизнь, они давно не наслаждались окружающим миром, в спокойной прогулке, или просто где-то понежиться на солнышке. Но старушка судьба не хотела дать им перерыва, кидая их из одной битвы в другую, похоже кто-то этим слихвой там наслаждался, наблюдая за тем, как варвары будут выбираться из очередной передряги.
Смольная, так же как и помешанный, тут же встала в боевую стойку, твердо стоя на чуть расставленных лапах и слегка опустив голову. Мышцы словно сталь напряглись под густым мехом, и лишь глаза бегали из стороны в сторону выискивая притаившегося гостя, но как минимум его звонкий голос выдал с какой стороны притаился незнакомец. А потому всматриваясь ледяными глазами в окружаю обстановку, черношкурая таки нашла рыжие полосы, что притаились в траве. Приподняв бровь, смольная немного удивилась, сопоставляя размеры и зверя с тем голосом, что они сейчас слышали, улыбнувшись в дикой улыбке собственным мыслям.
Сделав еще шаг вперед, сука почти поравнялась с враном, но все же остановилась примерно на уровне его груди, не сводя глаз с местного незнакомца.
А тем временем, валявшийся пузом к верху полосатый, в свое удовольствие отдыхая от приключений, резко подорвался, вставая на все четыре лапы, и наблюдая за своими собратьями. Его морда растянулись в довольно-хищной улыбке, натягивая губы к ушам.
- Ахахаха, - начал заливаться уже по пути к тому месту в которое пожиратели так пристально смотрели. А потому ему, Еши, найти гостя было уже не так сложно. Его морда искажалась, и гримаса на морде становилась все безумнее. Гиен не остановился там, где стояли волки и их двуногий волк, как бы смешно это не звучало.
"Ахахаха, двуногий волк"
- Ух ты ж, еще один полосатый мохнатик, - ехидный голос изливался из его уст, когда он остановился в нескольких метрах от того места, где притаился тигр.
- Ахаха, какой ты забавный, -чуть наклоняя голову на бок, - лежишь тут, прячешься в кустиках, словно что-то пряча в них. Че кости закапываешь.... ахахахаха, - гиен снова залился ехидным смешком.

+1

9

Тигр молча слушал слова каждого пожирателя, реплики которых не находили в его душе никакого эмоционального отклика. Любые попытки поддеть оборачивались абсолютным крахом, спокойствие полосатого было таким же непоколебимым, как северные горные хребты, а взгляд, вопреки ожиданиям, был направлен в бескрайнее небо, что было куда интереснее безумных плешивых собак и одного странного человека. Хотя, судя по тому, что он контактировал со своими товарищами, никаким человеком он не был, а, как и многие переселенцы, застрял в мороке, снять который им самостоятельно было не под силу. Они и сами не замечали, насколько сильно зависели от местных жителей буквально во всем. Без помощи коренных дискордийцев, эти олухи помрут при активации своих же артефактов. Поддаваться на провокации кучки абсолютно бессильных собак было для кота непозволительной роскошью.
- Всё, что вы можете - это обсуждать свои планы в присутствии чужих ушей, ибо надзор за вами не слабеет ни на секунду. Либо оставаться здесь и, в перспективе, послужить пищей для крысиных отрядов Альянса. Можете смеяться хоть круглые сутки, но отсюда вам самостоятельно не выбраться. Даже если поднимитесь наверх - сработают ловушки, сделанные объединенными силами людей и зверей. Вся ваша гордая жизнь зависит от кусков мяса, которые вам сбрасывают, и если Альянс решит, что тратиться на вас не стоит, вы за пару дней сами пойдете на корм местной армии. У них хватает ртов, которые с радостью перекусят волчатиной. Я бы и сам, пожалуй, не прочь... - растянувшись в блаженной улыбке, промурлыкал кот. В Альянсе было слишком много ограничений, и, к сожалению, пленников до особого распоряжения начальства, кушать было нельзя. А жаль...
- О, мне вполне удобно, благодарю за беспокойство. А пришел я, собственно, дабы побеседовать и как раз таки заполнить некоторый информационный пробел, о котором ранее упомянул твой друг. Раз уж вы изволили начать выяснять отношения со своими заморскими друзьями на наших землях, извольте уж рассказать, в чем была причина. Может, нам удастся превратить диктатуру в демократию.
Пленники вели себя максимально развязно, и хотя тигр не относил себя к Альянсу, испытывал к ним определенную долю отвращения. Они находились далеко не в том положении, чтобы насмехаться над собственным надзирателем. В конце концов, именно он завтра должен будет принести им пищу, и фракцию вряд ли заинтересует пропажа нескольких кусков мяса, так и не дошедших до конечного потребителя. Самые слабые шавки и самые мелкие сошки всегда тявкают громче всех, но на голодный желудок права качать будет уже на порядок сложнее... Ну, ничего, они вполне смогут питаться собственным гонором. Поднявшись, тигр отошел слегка вбок и с грохотом завалился на землю, вальяжно потягиваясь. Здесь его точно никто не сможет увидеть, а полосатый ненавидел, когда на него таращатся.

GM-Kai

0

10

"Привлёк всеобщее внимание. Доволен, кошатина?" Прожигая безумным взглядом полосатую шкуру, скрывавшуюся в тени, Тринити уставился в сторону, где находился незнакомец. Это напыщенное спокойствие практически каждого усатого, наигранная величавость и надменный взгляд сверху вниз ‒ этого было достаточно, чтобы одноглазый не испытывал ни к одному из них чего-то тёплого, или хотя бы приятного. Однако сейчас обожжённый изувер пытался внимать голосу разума, пусть тот обычно неразборчив и сбивчив для него. Остальные участники сего действа тоже не оставили без внимания нарушившего мнимое одиночество Пожирателей тигра.
Самец не торопился оборачиваться к каждому из них, так как понимал, что сейчас они действуют, как единый механизм. Он уверен в каждом из них. Однако поняв, что как таковой угрозы нет, Грешник позволил себе расслабиться. Окинув мимолётным взглядом состайников, Вран, шумно выдохнув, усадил мохнатый зад на каменистую поверхность и закрыл единственное янтарное око. Он слушал, слышал каждого. С уродливой морды и не думала сходить улыбка, обнажающая крепкие зубы, что не раз впивались в плоть, которую затем терзали в клочья. Когда же высказался и сам надзиратель, волчий глаз резко распахнулся. "Эта тварина издевается или поглумиться боле не над кем?" Взъерепенился Безымянный Бог, после чего залился смехом, который был настолько заразителен, что Нити сам издал едва различимый смешок.
‒ Все-е-е обменялись парой ла-а-асковых? ‒ Гадко усмехнулся, протягивая гласные скрипучим, как трухлявые ставни, голосом.
В памяти всё ещё были свежи те воспоминания, когда Чужим пришлось тащиться в снежные объятия гор, дабы просить помощи у мистических рысей, дабы те преподали урок наглым захватчикам. На несколько секунд хребет зверя пронзила острая боль, словно призраки прошлого опять вгрызались в волчью плоть. Да, он помнил те дни. Что ж, раз этот кусок полосатого мяса так любопытен, почему бы немного его не удовлетворить?
‒ Хм... Твоей-то полосатой морде неведомо, каково это ‒ порядка нескольких месяцев провести впроголодь, Тринити прав? ‒ Скорее риторически, нежели искренне проговорил самец. Запугивать их голодом ‒ трюк максимально бесполезный и безрезультатный. Кому как ни Тринити знать, что отсутствие еды лишь усиливает безумие и жажду жить. Такие и одерживают верх в этой бесчестной пляске со смертью, вот только не каждые об этом знают.
Затем он вновь поднялся, поднимая голову к бесконечно далёкому небу, которое сейчас было вымазано грязными серыми цветами. Пожирателя меньше всего волновало, что думает о них притаившийся хищник. Узнать истинную цель его намерений ещё будет время.
‒ Те твари, которых похоронить Пожирателям пока не удалось, ‒ Пантеон. Какая земная расщелина выблевала их, увы нам неведомо. Суть в том, что им хватило наглости сунуть нос на земли Чужих, когда их вожак пропал из виду. Ублюдки давили числом, оттесняя с Востока. Но в один из дней они-таки поплатились за свою глупость. Кровь их текла рекой, хруст ломающихся костей был настоящей музыкой и усладой для ушей. ‒ Недолгая пауза, ‒ ведь их самонадеянность изначально была обречена на провал.
Рассказывать все подробности сейчас бессмысленно, ибо суть Грешник донёс вполне доступно, но не мог отказать в себе в удовольствии закончить так, как надо.
‒ Но наше безумие подвластно не каждому, равно как и отнюдь не каждый способен совладать с Первозданной тьмой.

Отредактировано Тринити (2020-11-20 16:31:23)

+2

11

Как книжный герой, но антагонист: мысли грязны, но ты в них чист (с) Сны лжецов и лицемеров - Sacrothorn

Голодное безумие сорвалось с цепи не хуже пресловутого, слюнявого пса, и давай лаять! Сунгат не отличался красноречием, но и отказать себе в потехе не мог, потому что не чувствовал себя пленником, лишь временно-задержанным.

Услышав тигра, Сунгат ни чуть не удивился: местные хвосты грациозно виляли, и это было так знакомо, что Пожиратель мерзко захихикал. Плавные движения только притупляли внимание, а красивые, глубокие и долгие речи подавно. Кем бы ни был противоречивый собеседник, он - такой же, как все звери старого острова. Мир воистину велик. Он - одно большое зеркало, в котором отражалась любая мелочь, перекликались на разный лад. Забавно получалось. Незнакомец говорил точно в себя, отголоски натыкались на глухую, непробиваемую материю, и Сунгат почуял отсюда его мнимую, психологическую завесу. А Пожиратель не верил тем, кто не распахнул бы душу, и понял, что перед ним - очередной лицемер, неопределившийся в своих замыслах.

Парень вскинул брови и неодобрительно покачал головой.
- Уж не думал ли ты, что мы сядем пристыженно и начнём грызть собственные ногти? - фыркнул он.
А от дальнейших слов молодой Змееуст рассмеялся. Это и правда показалось ему презабавнейшим отрывком! Тигр то ли унизить пытался, то ли завладеть вниманием, или просто творил несусветную фигню! Пришёл сначала, корча из себя загадочную фигуру, потом сделал вид помощника, а теперь затирал про местные морали. Здравомыслящие и правда такие странные? Вот, куда вела логика! В абсурд.
- Ты бы хоть тщательнее отрепетировал свою фальшь - прошипел безумец, не скрывая отвращения, которое отразилось на его лице.
Теперь разные глаза были холодны, как замерзшие ягоды на белом снегу. Капля крови и яркое золото весьма недружелюбно поглядывали на кошака исподлобья. Сунгат не так много повидал знакомств, но это сразу не понравилось; тигр пропах подвохом, который не давал Пожирателю покоя. Он видел непостоянный подтекст в словах, которые сканировал, подолгу смакуя, и это было одним из самых неприятных блюд. Сладковатый оттенок привнес Тринити. Собрат явно хотел испытать этого типа, а Сутулый так и не отделался от отвращения. Оно не уходило, лишь на секунду заглохло, потому что Пожиратель задумался над умыслом изувеченного Врана. Неужто тот переманивал всё на себя? Тогда он мог сыграть роль неприступного хама.

Парень еле слышно хмыкнул и заговорил сразу после матерого самца:
- Я не верю тебе.
И это прозвучало весьма громко и четко. Бес в человеческом обличье прожигал тигриную шкуру, в частности смотрел в его бессовестные глаза немигающим взглядом. А потом дополнил, но отвлеченно:
- Хах, теперь понятно, почему выродок с Пантеона выжил: он подлизал задницу местной власти. А мы, честные и непокорные, оказывается, пойдём на корм дармоедам. Тебе не кажется это смешным? Также, как и твои мотивы. От тебя так и веет лицемерием, его видно невооруженным глазом. Ты что-то вынюхиваешь, ибо никто к нам не приходил за беседой - и расплылся в снисходительной улыбке.
Получите-с свой пряник, тигромордия.
Мимолётная злость, точно порыв незнакомца, был лишь мгновением. Змееуст ненавидел лицемеров - от них помощи никакой, только беда. Так зачем подставлять товарищей, когда можно вскрыть одним движением гнойный сосуд?
- Кстати о надзоре. А ты как сюда пробрался?
Хоть вопрос и был нейтральным, Сунгат подчеркнул тоном своё недоверие. Да разве Пожирателями мог кто-то вертеть? С этим вопросом хотелось обратиться к Тринити. Но в сердцах Сунгат понимал, как ему хотелось на свободу. Страсть, как хотелось! И в этом сходились мнения сопряженных умов, безумных чертог, которые точили оружия, чтобы пронзить ими материю.
- Или нам стоит проверить, подать голосок, чтобы тебя упекли, как соучастника? Ты скажешь, что нам это невыгодно? Да брось. Если так и будешь темнить, то мы сами узнаем правду. Или, хотя бы попытаемся. Ты же сам вызвался поговорить, не так ли? - пропел Змееуст.
Тем самым он хотел проверить, действительно ли охрана была вырублена, или тигриная рожа только бахвалилась на пустом месте? Если так и есть, то и тут можно было сыграть против охамевшего котяры, который вздумал напялить на свою плоскую башку шикарную корону. Либо на равных, либо никак. Сунгат рисковал (так он видел себя со стороны), но не считал нужным бросаться в лапы каждому прихожанину. Он - Пожиратель, и подозрительность - его главный конек. На секунду он подумал о Тринити, который, возможно, хотел бы его даже убить? Удар по защите. Он хотел удостовериться, что перед ними не лжец и не посыльная марионетка на "харчах". Ему было плевать, что его одержимость перешла во что-то неуправляемое. Всё на благо. Никому не под силу подчинить безумие.

+2

12

Put me back together
Or separate the skin from bone
Leave me all the pieces
Then you can leave me alone
Tell me the reality is better than the dream
But I've found out the hard way
Nothing is what it seems

Ламия оставалась все такой же, в ледяном спокойствии, и ее льдистые глаза по прежнему были прикованы лишь к полосатой шкуре, который походу чувствовал себя не то чтобы просто спокойно среди пожирателей, он словно чувствовал свое превосходство над ними. Очень глупо, пусть их и заперли, но они не беспомощные шавки уж точно. Голод? да кого ты им собрался пугать, уж точно не полосатого со смольной, бесполезно, они буквально на днях только выбрались из голодного плена, так что уж кого-кого а их точно не стоит пугать подобным. На ее черной мордашке проскользнула усмешка. Ламия выбрала пока-что позицию наблюдателя. Давая высказаться тем, у кого это получается куда лучше.
Но вот Еши все же тоже решил высказаться, плюхнувшись задницей он разгоготался, а его ирокез по всему хребту встал дыбом, изливаясь смехом он пытался говорить:
- го.....ахахаха......ло....ахаха...д.......ахаахах....ты наверное прикалываешься? Или вы тут все такие зажиточные? Пришел он тут такой балдежный весь такой из себя, потягивается вальяжно, потрындеть видите ли пришел.....аахахаха.

P.S.

совсем все тяжко, нет ни времени ни состояния что либо писать, поэтому совсем капелька, дабы хоть совсем не тормозить ход.

Отредактировано Ламия (2020-12-06 14:40:01)

+1

13

Тигр поморщился, хотя видеть это Пожирателям было не суждено, слишком уж глубоко в тени лежал полосатый. Он, конечно, наслышан был о безумстве пленников, но безумство безумству рознь, и сейчас, слушая их обвинения и оскорбления, он только дергал маленьким ухом, будто бы отгоняя муху, что назойливо и раздражительно пищала. Дешевые провокации. Неужели они думали, что это вызовет страх, восхищение, или, может гнев? Неужели, это - то, что альянс называет безумием? Сказать, что кот был разочарован - значит, не сказать ничего. Он надеялся увидеть истинных последователей безумия, а попал на шайку самовлюбленных волков, которые недооценивали то, как воистину страшен может быть настоящий голод.
- Я хорошо знаю, каково это, жить без еды и воды. И, видимо, знаю это намного лучше вас, если насмешки - единственное, что вызывает у вас эта угроза. Вам не выбраться отсюда без чужой помощи даже сейчас, когда вы полны сил. И с каждым днем этих сил у вас будет все меньше. Как долго вы сможете питаться своей самоуверенностью? Неделю, месяц, два? Не впроголодь, без еды и воды вообще. Вас начнет губить ваш густой волчий мех. Знаете, почему на юге так мало волков? Потому что когда солнце распалит эти тропики так, что ваши лапы начнет изъедать жаром земли, вы начнете иссыхать живьем. Можете сколько угодно делать вид, что вас таким не сломить. Вы не первые, кто ставит грудь колесом, но жрать друг друга вы начнете так же охотно, как прочие. Потому что нет ничего сильнее инстинктов. Из четверых, рано или поздно, останется лишь один. И тот сдохнет, потому что продержать вас здесь и месяц, и год - не проблема Альянса. Таких ям у него много, на всех хватит. Самоуверенностью сыт не будешь, но можно верить в себя до последнего, и сдохнуть гордо. Проку, правда, никакого. Трупы-то выглядят одинаково.
Гордые заморские псины, которые понятия не имеют, на какие земли попали и через какой ад проходили местные. И джунглей не видели, не знали, почему местные иногда кличут их зеленой могилой. В яме не спрятаться от раскаляющего солнца, которое нагревает почву так, что подушечки лап покрывают язвы. Они сдохнут если и не от голода, то под душным тропическим маревом, поедаемые насекомыми. Джунгли богаты на кровососов. Вскоре волчья шерсть начнет слезать с этого бравого квартета лоскутами, и залысины мгновенно оккупируют местные летающие чудовища. А там, где шкура останется, кожа начнет преть и нестерпимо зудеть, сводя с ума и заставляя чесаться до крови. На солнце, без лечебных трав, раны быстро начнут загнивать и привлекать насекомых, а зуд не позволит волкам нормально спать по ночам. Или не позволит надзиратель... Гордость и самоуверенность помогут им продержаться дольше обычного, но в черепных коробках у них то же самое, что и у других псин. Нехватка сна, голод, жажда, постоянные укусы и отгон насекомых, отсутствие нормального укрытия и испепеляющая жара, оперативно превратят их в гордых живых мумий. Нет ничего более сильного, чем безумие и дурость. В тех пропорциях, которые демонстрировала эта группа пленников, почти смертельное сочетание. К сожалению, не для окружающих.
- Ведь их самонадеянность изначально была обречена на провал, - насмешливо повторил слова волка тигр. История о вражде Пантеона и этих волков оказалась настолько банальной и прозаичной, что даже не вызывала интереса. Он-то надеялся, что битва шла за что-то большее, чем клочки земли. Эти битвы идут день за днем в каждом уголке этого бренного мира. Ничего особенного, ничего уникального, но то, как пленники высмеивали чужую самонадеянность, не замечая собственной, однозначно забавляло. Услышав слова зверя под мороком, кот даже усами не повел. Как ловко и самоуверенно они бросались обвинениями. Их было всего трое, а один и вовсе был лишен клыков и когтей. В схватке со взрослой кошкой, не имея при себе хорошего оружия и навыков, он обречен встретить свою смерть быстро, но мучительно.
- Ваше безумие, определенно, подвластно не каждому. Оно либо вознесет вас на вершину, либо похоронит. Очень и очень скоро, - поднявшись, наконец, на лапы, тигр вальяжно подошел к краю ямы, в упор смотря на пленников Альянса и позволяя рассмотреть себя. Половина его морды была изрезана и изуродована, лишена шерсти. Раны, которые когда-то оставила на нем жизнь, срослись неаккуратно, и все его тело было покрыто ссадинами, шрамами и увечьями, что не мешало ему двигаться плавно. Он явно был в отличной физической форме, и вылезал живым даже из самых жарких сражений.
- Подай голосок, - практически промурлыкал зверь, но в голосе чувствовалась явная, неприкрытая угроза. Доселе холодный взгляд вдруг обрел краски, распаляясь каким-то диким, первобытным, нездоровым огнем. Зрачки стали тонкими, узкими, совершенно не похожими на кошачьи, а крупный струп на лбу - незаживающая рана, ни с того, ни с сего, начала обильно сочиться кровью, стекая на нос и щеки полосатого хищника. Слизывая ее, встряхивая больной головой, и разбрызгивая кровь во все стороны, он в какой-то момент остановился, немигающим взглядом поймав взгляд Сунгата.
- Зовите сюда всех. Всех, кого сможете. Как можно больше. Разных. Я покажу вам... кое что.... интересное, - усмехнувшись, и обнажив черные как смоль клыки, тигр демонстративно улегся у самого края, всем своим видом демонстрируя, что прятался по своей прихоти, не из страха, не ради скрытности. Он, определенно, не имел никакого отношения к местной охране и не боялся ничего, вальяжно вылизывая лапу, на которую теперь капала кровь с его морды.

GM-Kai

+2

14

Легко показывать мнимою величественность, когда находишься на спасительной верхотуре. А ты спустись, проверим, куда денется твоё самохвальство. Не нужно обладать высшим разумом, чтобы предположить, что думал о Пожирателях пришедший тигр. "Уже, небось, решил для себя, что Варвары умеют только голосить и насмехаться. А на деле - трусливые шавки. Не более", сощурив единственное око, Тринити бросил беглый взгляд, в котором уже растаял былой интерес к полосатой персоне. Он действительно не понимал, насколько безумна троица Пожирателей. Да, они те, кто будет смеяться смерти в лицо. Те, кого не запугать очевидной безысходностью.

Нынешнее поведение волков - не более, чем игра на публику. Их самонадеянность отлично помогает усыпить бдительность, дабы к ним не относились с повышенной осторожностью и не уделяли излишнее внимание. На слова Сунгата о том, что он не верит коту, Грешник едва заметно улыбнулся, как бы соглашаясь с ним. Ламия же пока не присоединялась к столь милой беседе, чего нельзя сказать о её гиене. Еши буквально задыхался собственным смехом, но пытался говорить. Однако нарушитель волчьего спокойствия не упускал возможности комментировать сказанное ранее.

Его подробные рассказы о диком палящем солнце, о том, что Варвары при любом раскладе начнут жрать друг друга, не заставили Помешанного даже дёрнуть ухом или напрячься. "Ледяные просторы неприступных гор могут обжигать не хуже знойного светила", подумал, но не стал озвучивать искусанный пламенем хищник.

- Всегда были те, кто был до Пожирателей, вели себя также, но сдохли. Да-да-да, - проговорил самец, насмехаясь, и ненадолго окидывая взглядом Змееуста и Бесовку. - Слыхали? Всё, до нас уже были другие. А раз они не смогли выжить, то и Пожиратели не сдюжат.

Нити вновь решил вернуть всё внимание тигру. На уродливой морде проступили борозды кожи, поддёрнувшие губы и обнажившие крепкие клыки, откуда мелькнул розоватый язык. Хищник провёл им по зубам, а после выражение морды стало прежним. Зверь и не надеялся, что его рассказ о конфликте с Пантеоном будет правильно воспринят полосатым.

Но находившийся доселе в тени наконец решил явить себя. "Да, потрепала его жизнь. Вот только мозгов явно не прибавилось", не сдержалось Безымянное Божество. Затем он начал говорить каким-то заговорщическим тоном, а одна из множества ран на башке начала кровоточить. Нельзя было сказать, что тигр испытывал какой-то дискомфорт или боль - выглядел он вполне здоровым и полным сил. Вот только поможет ли это ему, если действительно начнётся заварушка? Даже заточённый в человеческом теле Сунгат поможет поставить самодовольного кота на место, в случае чего.

- И всё-таки приз за самую уродливую внешность остаётся у Тринити, - смеясь, заявил одноглазый, когда кот вновь развалился, на сей раз у края. Врану было откровенно плевать, имеет ли этот кусок полосатого мяса отношение к Альянсу. Его больше интересовало то, на кой чёрт его вообще притащило сюда. - Тебе, собственно, чего надо-то? Сказать, какой у вас тут сильный солнцепёк бывает? Напугал, ничего не скажешь, - волк держался максимально спокойно, что для него было большой редкостью, и продолжал, - коли тебе мерзко смотреть на бешеных волков с неизвестного Острова, так вали в свои джунгли. Аудиенция с пленными пришельцами заканчивается, если ты не в состоянии сказать что-то дельное.

Присутствие кошатины начинало злить. Одноухий описал небольшой полукруг, но так, чтобы не сводить глаза с тигра. Чего он добивался своим представлением? Думал, что его рожа напугает или вызовет трепет у убийц с Востока? Лишняя трата времени. Грешник вспомнил, как однажды им пришлось мериться силами с медведем. Вот тогда была реальная угроза, правда, немного неповоротливая, но с увесистым ударом лапой. Самое забавное в этом то, что тогда, что сейчас Пожирателей было трое, не считая их спутников. Поболтав, покрасовавшись перед чужаками, эта кошатина может наконец озвучит цель своего появления. На это надеялся Тринити и его Бог. Их раздражала неизвестность.

- Показывай, мы в нетерпении, - фыркнул хищник, но оставался начеку, если новый знакомый надумает напасть на кого-нибудь из волков.

+4

15

В поверье говорилось, что все несведущие твари бубнили вслух. Сунгат огляделся в поисках источника и нашёл его: монотонный гул доносился со стороны тигра. Губы на лице смялись в простецкую, мягко-разочарованную ухмылку.
Никакого успешного контакта между ними не установилось. Они говорили одними, живыми устами, но разными душами. И только заядлый психолог нырнул бы в кутерьму эту головой, но не звери. Безумцы на то и безумцы, чтобы непонятное отвергать и бдеть только своё, а намерения полосатого, не попавшие ни под один пункт, казались издевкой.
А волки, особенно волки, гордецы еще те. А если это еще Пожиратели смерти, то честь ни одна тварь не запятнала бы.
Так Сунгат сначала думал в унисон со своим собратом, Тринити, и среагировал аналогично: "И чем этот котяра пытался запугать нас? Миром насущным?", но чуткий пацан, тот самый недо-безумец, скорее полукровка, активно забегал носом в сторону неудачного оратора. Не зря же тот упоминал все эти детали, и Змееуст вдруг отблагодарил сопляка.
- Точно - прошипел он пренебрежительно.
Сочувствия в мрачной душе не прибавилось, зато появилось кое-что другое, усопшее, недостоверное, но настоящее: любопытство. С этим любопытством можно было пойти на врага. Раз он так упоминал про зной, которым тут кормили чужаков каждый день, про чужую помощь, то, вестимо, полосатый сам через это прошёл. И, снова, неудивительно, что он знал, как пробраться сюда незамеченным: ему показали тот же самый путь, коим воспользовались спасатели ранее, когда приходили сюда.
- Какой же ты наивный - низким тоном обратился к нему Сунгат, фыркнув в конце, но уже вслух.
Он склонил голову, таращась исподлобья:
- А то и понятно. Ты - бывший узник?
Казалось, человеческие глаза загорелись в полумраке. Попался, тигриный выродок! Казалось бы, а может и этот хитрец выкладывал наблюдения так старательно, как послушный слуга оказывал радушный приём с не менее приятными угощениями. Но и они не дураки: пища могла быть отравлена. И вопрос Тринити мог бы сработать, думалось Змееусту, коли тигр бы сам был в ладах собой. А он... Едва ли отвечал за свои слова, и это - далеко не всегда признак безумия.
- Он не контролирует свою речь - сквозь зубы, чуть шевеля губами, обратился он к Нити.
И меж тем спрятал в тени полуулыбку.
- Тебе это ничто не напоминает? - далее хмыкнул парень, но менее довольно, безэмоционально.
Собрат возмутится... Конечно, есть, чему! Разве что, тому, что Сунгат тронулся умом следом за тигром, или слащавые речи затуманили юную голову? Едва ли эти варианты симпатизировали и самому парню, который задумал иное. Он хотел понять, кто на этот раз перед ними? Очередной дурак или последователь безумия?
- Кто еще так о смерти может говорить? Кто может гордиться тому, что крошит сухие черепа? Я не утверждаю, но хотел бы кое-что... Проверить.
А сам деловито покашлял и развел руками.
- Ты покажешь нам, как их убьёшь? Но разве нужно для этого кого-то звать, когда ты сам можешь спуститься, выйти и на наших глазах положить стражу? Или тебе обязательно нужен предлог, так какой же? Мы обычно предлогов не выбираем. Мы их видим - хватаем... И не отпускаем, пока не испустит этот жалкий предлог своего тщедушного духа - воодушевленно говорил Сунгат, пока демонстративно, под конец, не схватил невидимый дух и не сжал его в своей ладони.
Она дрожала, будто в ней и правда кто-то был, и замерла.
Наступила на пару минут тишина.
- Если ты хочешь с нами говорить, то через кровь - твердым голосом обозначил своё условие Сунгат. -  Безумие - едино, хоть и носит много имен. Оно носит и наши имена.

Сунгат нашёл своё безумие, когда перестал жалеть. Но еще раньше, когда перестал он бояться сражений, крови, ругани, той жестокости, которая градом била его не один день. Рыки и события смешались в одну психоделическую муть, а потом... Раз! И нет его. Нет того зашуганного переярка, а только нелюдимая, мизантропическая ипостась, которая ненавидела всех и каждого в этом мире, кроме тех, кто клещами въелся в кожу. Тринити. Яшкур. Остальные - к черту, если не к Богу.

- Моё имя - Сунгат - представился Пожиратель, но не склонял головы.

+1

16

Вот всегда так. Голые угрозы разобраться, позвать кого-то, дать отпор... А как доходит до дела - приходится воплощать все самому. Какая досада... Выслушав вопросы одного волка, и утверждения того, что находился под мороком, тигр отвел взгляд в сторону постов охраны. Ох уж эти переселенцы... Такие чистые, не ведающие еще, где находятся и какими силами здесь обладают некоторые местные. Полосатый слышал об артефактологе, который прибыл вместе с этими ребятами с иных земель. Оценивая силы всех прочих заморских людей и зверей, кот отмечал про себя, что этот Тельши, действительно, сильнейший среди незваных гостей, но здесь, на Дискордии, были те, кто способен был конкурировать со всеми его цацками и оберегами. Архипелаг богат был на свои таланты, и кот, небезосновательно, считал себя одним из тех, кто способен поставить на место даже этого заморского урода. Приподнявшись, он издал громогласный рев, привлекая внимание всех патрулей, что находились в округе. Убить? Нет, убивать он никого не собирался. Нет лучшего убийцы, чем безумие, сокрытое в чужих сердцах и душах. Достаточно взять его под контроль - и жертва сама все сделает, не нужно даже подниматься с места. Рана в его голове - след от встреченной некогда пули, что до сих пор находится где-то в голове, но больше не приносит боли. Ничто больше не приносит боли, ни физической ни ментальной. Он ходит по этим землям уже не один десяток лет, он - одно из самых древних, ныне живых созданий, познавшее пусть и искаженное, но неоспоримое бессмертие.

Над ямой в которой сидели волки, начал нарастать гул. Это приближались в тигру патрули охраны, что были в ответе за пленников. Первая стрела пролетела мимо, вторая - попала в цель, втыкаясь в предплечье, но не вызывая у жителя джунглей никаких эмоций. Вслед за первой, в полосатую шкуру со свистом вошло еще несколько. Ни крови, ни единого телодвижения со стороны странного местного жителя. Тигр смотрел на приближающихся людей и зверей немигающим взглядом, после чего чуть опустил голову вниз, прижимая подбородок к груди. Кровь перестала стекать из его головы. Вместо нее, неожиданно, будто водный поток под напором, вылетела черная призрачная субстанция, напоминающая полупрозрачную тень. Разделившись надвое, она вонзилась в землю двумя уродливыми черными лапами, не похожими ни на что человеческое или звериное. Крючковатые, длинные, растопыренные костлявые пальцы, вцепились в край ямы по одну сторону от тигра, и в дерево по другую сторону, находя точки опоры.
- Я - не узник, и никогда им не был. Я - палач, - растянувшись в омерзительной усмешке, столь широкой, что пасть начала кровоточить с обеих сторон, тигр медленно поднялся, скидывая с себя стрелы. Две огромные лапы, формировавшиеся из черной энергии у его лба, были только началом. У основания призрачных конечностей клубилось черное марево неизвестного происхождения, постепенно принимавшее облик огромной волчьей пасти. Доли секунд - и из кровоточащей дыры в черепе, будто из узкого горлышка бутылки, на пол тела вырывается существо, лишенное плоти и крови, но наделенное искренним и неоспоримым желанием убивать. Охрана мешкает, не наступает, но смотрит. Их ошибка.
- По-ве-се-лим-ся, - облизывается кот, и высовывает язык, как настоящая собака. Черный силуэт, будто клубящийся вулканический дым, неожиданно замирает, и рассыпается на сотни ворон, бросаясь на тех, кто рискнул подойти сюда на зов. Достаточно одного касания. И шансов у жертвы уже нет. Отбиваться от них бесполезно - растворяясь от удара, они формируются снова, принимая разные формы - от крыс до больших котов.
- Моё имя - Отой, но знающие зовут меня... Айджи.
Шум наверху, за пределами ямы, ненадолго стих, прежде чем тигр усмехнулся и сдвинулся чуть в сторону, пропуская одного из стражников. Мальчишка, лет семнадцати, казалось бы, бежавший на него, врезается в ближайшее дерево и, схватившись за ствол так, что хруст его пальцев могли услышать даже пожиратели, с размаху бьется о него головой, рассекая лицо в кровь, и размазывая ее по колотой и грубой древесной коре.

- Мне не нужно драться с вами, чтобы что-то доказать. Мне достаточно просто помочь вашему безумию взять полный контроль над разумом и телом. Тогда вы убьете сами. Себя. Или друг друга, - наблюдая за тем, как мальчишка неистово бился головой, игнорируя всякую боль и постепенно превращая свое лицо в кровавое месиво, тигр в какой-то момент перевел заскучавший взгляд на остальных охранников. Кто-то занимался тем же самым, кто-то кидался на своих товарищей, кто-то распарывал собственную плоть своим же оружием, наполняя воздух над многочисленными ямами запахом свежей крови. Если переселенцы думали, что какой-то вшивый хранитель артефактов даст им билет в светлое будущее - они рано губу раскатали. Зацепившись взглядом за одну из сторожевых собак, которая будто бы ждала приказа от своего хозяина, Отой перевел взгляд на мальчишку, и псина, не мешкая ни секунды, бросилась на него, заваливая на землю и хватая за горло, перед тем, как полосатый схватил ее саму, переламывая пополам хребет совершенно не сопротивляющейся жертвы и бросая себе под лапы свой будущий ужин.
- А теперь мы с вами поговорим, - оторвав кусок шкуры, и проглотив ее вместе с шерстью, повернулся к своим незадачливым собеседникам тигр. К этой минуте вся возня вокруг ям стихла - отряд охраны, не успев даже добежать и рассмотреть своего противника, был мертв. Клубы черного дыма рассеялись, будто их и не было. Пропали и птицы, и волчья морда, и лапы. Только зияющая рана в черепе, да два трупа у самого края ямы, напоминали о том, что только что произошло.

- Я не знаю, кто из божеств носил в себе силу чистого безумия на ваших землях, и был ли таковой вообще, но здесь, на Дискордии, ее несу я. От местных шавок и обезьян я узнал, что вы тоже с безумием знакомы не понаслышке, вот и пришел потолковать с вами. Оценить, посмотреть, проверить. Вы мне не интересны как оппоненты, живые для меня - не противники, то ли дело духи, артефактологи, да божества, вот это - мое поле бое. Вы мне интересны как собеседники, и я бы хотел услышать о том, что есть для вас безумие и как вы уживаетесь с этой чудовищной силой. Если мне понравится ответ - я вас освобожу. Раз уж я несу в себе волю Айджи, мой долг оберегать последователей истинного безумия. Ключевое слово здесь - истинного, - отрывая от тела собаки куски мяса, и заглатывая их как крокодил, кот внимательно наблюдал за своими собеседниками, явно не опасаясь, что его обнаружат. Его сил хватит на целый гарнизон смертных уродов. Потом, конечно, придется на некоторое время скрыться в безопасной зоне, но это - несущественная и решаемая проблема, о которой можно подумать позже.

GM-Kai

+3

17

Пожиратели пока не познакомились со всеми причудами, творящимися на этом Острове, но в присутствие магии, духов и прочего сомневаться не приходилось. Тринити старался не думать, что способен выкинуть полосатый кот, а потому, как и Сунгат, стал просто смотреть. После громогласного рыка искусанный огнём волк насторожился, а после обернулся в сторону, откуда стали доноситься голоса и звуки приближающейся охраны. Через несколько мгновений оттуда метнулась стрела, за ней ещё одна и ещё. Одноглазый видел, как часть пролетает мимо, а часть аккурат вонзается прямо в тигриную шкуру.

Вран понял, что собеседник не боится человеческого оружия, раз настолько уверенно заявил о своём присутствии. Затем из некогда кровоточащей башки начало что-то лезть наружу. На комментарии кота хищник не заострял внимания, а лишь наблюдал. Как и стража. Вот только для последних это оказалось непростительной оплошностью. "А-а-айджи-и-и..." Смакуя каждую букву, протянул про себя Варвар, подступив ближе к Сутулому. Волчий силуэт, воронья стая и ребёнок. "Контроль разума. Что ж, неплохо", цокнув, подал голос Безымянный Бог, которому весьма нравилась развернувшаяся картина.

Страдания бившегося о дерево головой мальчика прервала одна из собак, а жизнь той, в свою очередь, закончил сам затеявший суету. Бойня завершилась также быстро, как и была начата, оставив лишь последствия в виде трупов. Запах крови бил по чутким ноздрям Помешанного, а в горле встал ком. Зрачок единственного глаза расширился, практически закрывая янтарную радужку. Да, это было эффектно. Но только благодаря той силе, которой обладал обитатель здешних джунглей. Он, к слову, не мешкая приступил к трапезе, пожирая ту самую псину. Понять, что с ней произошло, ей было уже невдомёк. Представившийся Отоем, уже не пытался запугать, а без лишнего фарса объяснил цель своего присутствия, и кто он сам. На вопрос же о богах со старого Острова Грешник отвечать не стал, поскольку сам не особо интересовался тамошним пантеоном. А вот рассказать о безумии намного приятнее.

- Твоя сила велика, Отой, - решил отметить Пожиратель. Голос его был серьёзным, но отнюдь не от страха. Теперь полосатый вызывал некое уважение, в нём виделся тот, кто не просто сотрясает воздух бесполезной болтовнёй. С таким можно было и поговорить. Затем губы волка растянулись в уродливой улыбке, обнажившей ряды зубов. Капкан челюстей разошёлся, и оттуда показался язык, облизнувший оные. Покусанный пламенем хищник выпрямился и сел рядом с соплеменником, пребывающем в человеческом теле.

- Безумие - не наука, ему нельзя обучить. Безумие - не опыт, который можно получить, преодолевая тупики и преграды. Безумие - это ты, безумие - это мы и каждый из нас. Оно смешалось с кровью, стирая грань между моралью и аморальщиной. Оно толкает нас жить, а также убивать тех, кто не способен с ним совладать. Жалость, слабость, боль и слёзы - то, что чуждо и вызывает лишь отвращение. Тринити наслаждается страхом своих врагов, для него музыка - хруст ломающихся вражьих костей под натиском клыков и предсмертные крики неизбежного. Безумие - Бог Нити. Оно проросло, въелось в мозг и тугими канатами сжало его сердце. Лишь чужая кровь на короткое время способна, если не утолить, то хотя бы немного остановить дикую жажду. Жажду убийств и смертельных представлений. Отнять чужую жизнь легко, куда сложнее - не сделать этого снова, - на последних словах Грешник пастью потянул воздух и выдохнул, издавая короткие смешки, больше походившие на то, что его душат.

Нити не пытался ответить так, чтобы впечатлить полосатого кота. Скорее, он описал то, что чувствует каждый день. Безумие прекрасно и ужасно в своей смертоносной прелести. Никто, совладавший с безумием, не остаётся прежним.

- Тринити не обладает колдовством, коим владеешь ты, - этот голос разительно отличался от звучавшего всё время до этого. Теперь говорило Божество, - подобно стали, он закалялся в сражениях. Они и усилили его безумие, опьяняя пролитой кровью. - Его говор был глубже и давал понять, что в звере действительно живут двое, - а я научил его владеть этой силой.

Помешанный знал, что безумие не всегда означало неадекватность. Истинное безумие скрывается в тени и доступно отнюдь не каждому.

+3


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные тропики » Руины древнего храма