Дискордия - удивительный остров, скрытый от посторонних глаз таинственной магической силой. Его нельзя увидеть с большой земли, засечь с корабля или самолета, найти на мировых картах или узнать о нем из обычных книг. На протяжении практически всей своей истории, он был изолирован от большого мира, что способствовало сохранению уникальной флоры и фауны, а также формированию особого образа жизни у местных жителей. На Дискордии обитает множество самых разнообразных видов животных, и большое количество людей, традиции и быт которых отличаются от тех, что привычны человеку на большой суше.
18 августа 188 года по местному летоисчислению, к Дискордии причалили три небольших судна. Они были построены на безымянном острове, что лежит на юго-востоке, и практически полностью уничтожен в результате серии чудовищных землетрясений и цунами. Люди, волки, лисы, и другие звери, спасаясь бегством от череды катастроф, не имели при себе ни карт, ни опытных моряков. Ограниченные запасы пищи, и соседство с дикими животными, которые обманным и тайным путем проникали на борт, вынудили людей причалить к совершенно незнакомому, но очень большому острову. Дискордия встречает их прибрежными песнями дельфинов, и непроходимыми джунглями, которые скрывают от путешественников новые опасности, новые знакомства и совершенно иную жизнь.

Итоги игрового сезона «За Горизонтом»
(12 августа, 188 год)
------ ♦ ------

Последствия землетрясения оказались сильнее, чем звери и люди могли себе даже представить. Подземные толчки прекратились, большая часть воды ушла, однако даже спустя два месяца после первого удара стихии, Остров так и не сумел оправиться от произошедшего. Некогда райское место превратилось в земли, где мёртвых стало больше, чем живых. Северные края пострадали незначительно - горные хребты устояли, но сошедшие лавины похоронили под многометровым слоем снега десятки растений и животных. Тех, кто находился снаружи, добивали обломки и камни, летевшие с крутых склонов, а выходы из многих пещер оказались заблокированы. Выжившие, которые сумели чудом спастись, питались останками и добивали раненых. Выбора не было - охотничьи угодья были уничтожены практически полностью, а идти северянам было уже некуда.

Запад острова теперь напоминал пепелище. Около 80% деревьев было уничтожено в первые же часы катаклизма. И хотя волна не дошла до земель, ранее принадлежавших Альянсу, подземные толчки сравняли с землей леса, а те, кому посчастливилось не попасть под исполинские стволы древних гигантов, встретились с новой напастью - с Кхиту. Зверь сдержал свое слово, подняв на всем западном побережье армию мёртвых, и забрав с собой всех, чье сердце еще билось. Вопреки многим ожиданиям, одержимое местью чудовище не пошло дальше. Уничтожив запад, он исчез в чёрной дымке, оставив позади себя бескрайние поля костей и останков - армия мертвых нашла свой покой среди погибших девственных, некогда прекрасных, лесов.

Подземелья, в которых некогда жил Орден, тоже ощутимо пострадали. Потолки обрушились, многие проходы завалило полностью, а некоторые заблокировало частично. Уникальная экосистема, развивавшаяся в замкнутом пространстве скрытых лабиринтов, столкнулась с дождем и солнцем, и постепенно утратила все свои особенности. Так или иначе, многие жители подземелий, как и звери с запада, смогли уцелеть в этой гонке за жизнь. Меньше всего в этой трагедии потерял восток - земли Пожирателей Смерти теперь изобилуют добычей. Это и стало одной из причин, почему стая оказалась единственной, кто решил остаться на прежних местах обитания, и не рисковать с перемещением на другие острова.

Самый сильный удар приняло на себя южное побережье - была полностью стерта вся растительность, а большая часть жителей погибла под завалами или оказалась смыта в океан. Даже после того, как основная масса воды отступила, земли успели превратиться в бескрайние болота, доверху заваленные гниющими телами самых разных зверей. Избавиться от падали было некому, и к началу июля смрад стал невыносимым, а весь южный регион превратился в рассадник болезней и инфекций. Сейчас южные земли абсолютно безжизненны, на них не осталось ни дичи, ни чистой пресной воды.

Тем временем, в разрушенном городе вовсю началась погрузка на построенные корабли. У граждан, которые не попали в списки счастливчиков, и не получили билета на новые земли, изъяли большую часть припасов, всех лошадей и практически весь скот. Хаос, который царил в поселении с начала июня, перерос в полномасштабную революцию. Мирные жители начали атаковать гильдийцев и членов совета, пытались поджечь судна или захватить их, и уплыть без охотников и управления. Однако все их восстания жестоко подавлялись. Если поначалу Гильдия старалась использовать политику мягкого сдерживания, то после череды убийств, когда охотников поднимали на вилы, руководство позволило открыть по мятежникам огонь. И пока люди выясняли отношения между собой, сражаясь за ограниченные ресурсы и места на кораблях, лисы проникли на борт и приготовились отплывать с тонущего и почти безжизненного острова.   

Мятеж в Городе перерос в череду кровавых столкновений, но мирные жители, вооруженные инструментами и палками, не смогли ничего противопоставить огнестрельному оружию, всадникам и тренированным охотничьим животным. Осадив мятежников, и продемонстрировав им свое мнимое могущество, гильдийцы и счастливчики, которым отвели место на суднах, смогли отчалить. Вместе с ними на борту оказались не только лисы, но множество волков и других лесных жителей, которые смогли успешно проникнуть на корабли. Теперь животным и людям предстояло провести неизвестное количество времени в ограниченном пространстве, где запасы пресной воды и провизии минимальны, а любой конфликт может превратиться в побоище.

Новый сезон
«Дискордия»
(18 августа 188 год)
------ ♦ ------
Сумев отчалить от городской пристани, и добраться до большой воды, три деревянных судна вышли в открытый океан. Этот короткий путь дался им очень нелегко - все три капитана были слишком неопытными, обученными только по старым рукописям, не имевшие за плечами практики. От неминуемого речного крушения их спасло лишь последствие землетрясения - разлившаяся река, глубины и ширины которой вполне хватило, чтобы можно было хоть как-то маневрировать. И пока трое горожан за штурвалами пытались спасти корабли, пассажиры этих кораблей выясняли отношения между собой.

Наличие на палубе волков и других крупных хищников привело к тому, что домашний скот и гильдийские собаки начали сходить с ума. Первые от страха, вторые от ярости. Несколько охотников предложили расправиться с лохматыми гостями, однако капитаны отклонили их идею - любой конфликт или стычка на корабле могли привести к серьезным разрушениям. Замкнутое пространство не подходит для таких сражений, а любой выстрел мог пробить брешь и пустить воду на судно, впоследствии, потопив его. Скрипя зубами, люди вынуждены были принять временное соседство с волками, как данность и необходимость. Шаткое перемирие было установлено, и за весь период пятидневного плаванья случилась всего парочка небольших потасовок. Во многом потому, что люди боялись повредить судна, но отчасти и по иной причине - проблем хватало и без разборок с волками.

14 августа все три судна попали в сильный шторм, и только чудом спаслись среди бушующих волн и чудовищного ветра. Корабли метало из стороны в сторону, как игрушки, а несколько человек не смогли удержаться и вылетели за борт, исчезнув в черных недрах океана. Множество пассажиров пострадали, некоторые слегли с сильной морской болезнью, а часть припасов, словно дар, забрали бескрайние воды. Капитаны до сих пор не знают, как именно им удалось удержать штурвалы, но в тот момент, когда они подходили к эпицентру бури, все кристаллы, что находились у пассажиров, зажглись, словно маленькие фонарики, и продолжали мерцать до тех пор, пока шторм не сменился штилем. Больше добиться такого эффекта у команды не получилось.

Оставшиеся дни прошли достаточно мирно и спокойно - с палубы открывался вид на выныривавших огромных китов, и резвящихся дельфинов, а утром 17-го числа люди и волки впервые увидели водяной смерч - несколько вихрей бороздили океан прямо по курсу, но никакого вреда не причинили, пройдя на некотором расстоянии. В тот момент никто и не предполагал, что через два часа на горизонте покажется земля - крупный остров, долгожданная суша. Несмотря на все желания пассажиров, в которых были едины и звери, и люди, достигнуть берега в тот же день было невозможно. Уже в сумерках, все три корабля подошли достаточно близко к мелководью, и теперь перед путешественниками стояла главная задача - переправить всех пассажиров на шлюпках до берега. Высадку назначили на раннее утро 18-го августа.