Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:

Король Лев. Начало

ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ

В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером



Наша группа ВКонтакте

Акция: задобри Лиса!

Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Действия разворачиваются на изолированном от внешнего мира Острове, где издавна почитался культ волчьих богов, и волки жили в мире и спокойствии, но с приходом человека начались смуты и расколы. Теперь в Землях существует несколько стай с различными идеологиями, которым приходится терпеть соседей, бродячие волчьи группировки, охотников из Города в центре Острова и своры псов.


Игровой сезон "В сонном царстве теней"

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом верхнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Подземелье » Пепельная пустошь


Пепельная пустошь

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://satirics.net/d/img/d0768bfa98d9734e435f.png
Долина Синис
Земля вокруг была мертвой. Ее можно было бы назвать выжженной, если бы не чувство, что толстый настил из пепла является ее естественным состоянием. Свет, льющийся с потолка, золотыми всполохами терялся в грязной дымке, свинцовой от пыли и золы, так и норовящей залезть в нос или куда-нибудь в глотку. Пепельный ковер был мягким, фаланги пальцев проваливались в него полностью. На много миль вперед здесь простираются лишь скалы да холмы, усыпанные гарью.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Месторасположение неизвестно

Отредактировано Game Master (2017-09-17 14:22:16)

0

2

Полет волков через пространство сопровождал пестрый калейдоскоп картинок, мелькающий перед глазами. Один образ сменялся другим настолько быстро, что разобрать не получалось ни один из них. Секунда – и силуэт уже расплылся в перламутровом облаке. Вспышки цвета, серебристый блеск, синие, зеленые, лиловые крапины… Орденцам казалось, что крутятся в этой радужной воронке они невообразимо долго.
Чувство времени вернулось к ним, когда волки, ослепленные самым ярким фейерверком искр, начали постепенно различать, что находятся уже далеко за пределами родных земель. Они стояли в тех же позах, в каких и перенеслись.
А земля вокруг была мертвой. Ее можно было бы назвать выжженной, если бы не чувство, что толстый настил из пепла является ее естественным состоянием. Свет, льющийся с потолка, золотыми всполохами терялся в грязной дымке, свинцовой от пыли и золы, так и норовящей залезть в нос или куда-нибудь в глотку. Пепельный ковер был мягким, фаланги пальцев проваливались в него полностью. На много миль вокруг здесь простирались лишь скалы да холмы, усыпанные гарью.
Чужаки! – голос позади, не предвещал ничего хорошего. – Орденское отродье на земле Северного клана!
Обернувшись, Хатонея и Алерион увидят, что к ним приближаются две орбецинки. Они не были похожи на гвардейцев Орбе-нарэ, но были, кажется, настроены решительно. Тощие и всклокоченные волчицы, у которых ребра выступали сквозь шкуру, не становились от этого менее злы или опасны. Хотя бы потому, что на шее у них болтались необычного вида кристаллы, а хвост, пушистый, мускулистый, являвшийся главной гордостью и оружием, был грозно вскинут на манер скорпионов. Волки могут попытаться вступить в контакт с местными аборигенами, либо напасть сразу.

Sva

+1

3

Когда он открыл глаза, то вместо первоначальной тьмы перед его глазами замелькали бесконечные яркие разноцветные вспышки, так больно ударившие по глазам, что Ал тотчас зажмурился, зашипел. Голова закружилась, к горлу подступил приступ тошноты, и он зашёлся в кашле. Никого не было близ него, никто не спросил у него, всё ли в порядке. Нея и Предсказатель словно растворились во времени и пространстве, и он в полном одиночестве застыл между домом и ещё не представшими чужими, враждебными территориями.
Его вечная спешка и стремление делать поспешные выводы сыграли с ним злую шутку: кто сказал, что он отправится прямиком в Сколхат? Он сам сделал такие выводы. И вот теперь когда адепт стоял на пепельной мрачной погибшей земле, чувствуя, как лапы утопают в сером безжизненном "песке", он замер, не дыша, и только сердце быстро-быстро билось, разрывалось, будто хотело выпрыгнуть из этого слабого, дрожащего тела. Алерион пугался редко, однако когда такое всё-таки случалось, особенно когда рядом не оказывалось ни одной живой души, привычное насмешливое выражение мордашки куда-то пропадало: на смену ему приходил серьёзный, мужественный, взрослый взгляд. Сейчас он сам по себе, зачем притворяться, что ему не страшно?..
Северянин понимал, что Хатонея не появится, но всё-такие первые минуты стоял, как вкопанный, где-то в глубине души надеясь, видимо, что рыцарь его не бросит. Он не мог её обвинять в том, что она не отправилась следом: у волчицы был долг перед Орденом. И у него был этот долг. В сущности, именно поэтому Ал слепо доверился Предсказателю, стоило тому доказать его благие намерения. Однако стоило ли бросаться в омут с головой, не подумав, не дождавшись магистра, не получив разрешения?.. Конечно! Ведь это же Алерион! Ему не требовалось разрешения, достаточно было верить в то, на что он пошёл. То был его девиз по жизни: северянин, при всей своей рациональности, до невозможности доверял интуиции и сердцу. Они шептали ему: иди.
- Чужаки! Орденское отродье на земле Северного клана! - Послышался грозный голос позади, вырвавший Ала из раздумий.
Он быстро обернулся, и сердце его вновь понеслось вскачь. Орбецины! Вот только этого для большей радости ему не хватало...
Их не следовало злить, адепт хорошенько это знал. При них не было пауков, а ещё он не заметил и намёка на подкрепление: лишь два противника. Но всё же он до сих пор чувствовал тошноту и слабость после "путешествия": приходилось признать, что превосходящее количество врагов и его состояние не позволяли Алериону постоять за себя. Сейчас нужно быть особенно осторожным...
Они были в полной боеготовности, с кристаллами, грозно вскинутыми хвостами, злые, оголодавшие, недоверчивые. Северянин не мешал им окружить себя, не сделал ни одного резкого движения, молчал и давал им время свыкнуться с мыслью, что они полностью контролируют ситуацию. Иначе бы они просто тут же атаковали. Лишь затем Ал позволил себе лёгкую, как можно более дружелюбную улыбку.
- Дамы-дамы! Не торопитесь вы так, - с нотками смеха, впрочем, наигранного (но он был хорошим актёром!) начал адепт. - Послушайте, я не сражаться сюда пришёл. Смотрите, никаких артефактов. Я безоружен. - Он покружился, чтобы орбецинки убедились наверняка. - Могу сдать кристаллы, если вам так станет спокойнее. Но всё же вас двое, а я один. Выслушайте меня и тогда делайте выводы.
Уже более серьёзным тоном, прекратив по-дурацки скалиться, он добавил:
- Я прошу перемирия. И я готов платить за него цену, если это будет в моих силах.

+1

4

Орбецинки остановились, полные недоумения от дружелюбного настроя переярка. Они рассчитывали, что тот кинется наутек, или нападет, или будет скалить зубы, или... Но Алерион смотрел на них и улыбался, как ни в чем ни бывало. Как будто это не дети пепла сейчас грабят его земли.
Волчицы переглянулись.
- Ты не нужен нам живым.
Одна ехидно ощерилась.
- Зачем нам ваши бесполезные стекляшки? Смотри, что умеют наши!
Орбецинка стремительно сорвала с шеи соляной кристалл и швырнула в Алериона острый белый колышек. От волчиц его отделяло метра два, но, даже, если бы он успел уйти - это уже не требовалось. Один из кристаллов воздуха на шее среагировал сам собой, и, треснув, выпустил поток ветра, который тут же отвел снаряд в сторону. Сольд затерялся в облаке пепла.
- Чего встал?! Действуй!
Знакомый голос раздался позади орбецинок. На гребне холма появился крупный рыжий волк, его серые глаза, кажется, слегка иллюминировали в дымке. От прежней дряхлости в нем не осталось ничего. Алерион мог бы удивиться внезапному преображению Предсказателя, если бы одна из орбецинок тут же не подскочила к нему. Утробно рыкнув, она взмахнула хвостом, обнимая переярка за шею. У Алериона есть время что-то предпринять, пока его не придушили.
Предсказатель, тем временем, отвлекся на вторую орбецинку, что успела прийти в ярость и не позволяла ему приблизиться к Алериону. Очередной светлый кристалл разлетелся картечью.

Sva

0

5

— У тебя есть план атаки?
— Есть. Атакую!

С недавних пор многое изменилось. Где тот Алерион, что первым делом бросается в драку, а потом ходит с покусанными ушами и под домашним арестом? Даже сейчас в его крови кипит кровь, точно лава, только давно не от гнева: злиться больше не на кого. Ничто не вечно, всё меняется. Гнев тоже стихает, а ребёнок взрослеет. И самый непоседливый, драчливый, вечно влипающий в неприятности адепт однажды обернётся назад и не узнает себя. Иные цели, ценности и причины, чтобы жить.
Сейчас он был один на один с превосходящими его по силе противниками, впереди его ждала миссия, ради которой он согласился на риски и серьёзные последствия, никто не прикрывал его спину, а что ждало за следующим поворотом - один Антей знает. И понятно, почему Рин сначала попытался достичь хоть какого-то компромисса, но ни его обаяние, ни прекрасная актёрская игра не помогли ему выйти сухим из воды; приходилось признать: дипломатия не лучшая его сторона, её ещё шлифовать и шлифовать, а пока опять придётся вступать в бой и спасать свою шкуру старыми методами...
- Ты не нужен нам живым.
- Как вы недальновидны, дамы, - с насмешкой парировал первородный, напрягаясь и внутренне готовясь вступить в бой.
Однако он не успел и шага сделать, а орбецинки уже атаковали его. Соляной кристалл полетел прямо в его оскалившуюся морду и не оставил бы, наверное, живого места, если не Предсказатель, присутствия которого Алерион даже не заметил, но заметив, почувствовал от чего-то облегчение. Было бы вполне логично со стороны старика и Хатонеи бросить его один на один с его амбициями. Может, тогда бы мозгов прибавилось? Может, тогда бы он больше не лез в малознакомую местность долины Синис? А ведь это была именно она... Надежды посетить таинственный Сколхат разбились, словно стекло о камень: место действия - земли Северного клана! Добро пожаловать! Вам тут рады (вообще-то нет)!
Кристалл в каких-то сантиметрах от Алериона вдруг сменил траекторию и улетел куда-то в сторону. Адепт и вздоха не успел сделать, только услышал:
- Чего встал?! Действуй!
И тело задвигалось само по себе: не прошли даром тренировки Совета. Прежде чем хвост орбецинки успел заключить северянина в смертельные объятия, Рин нырнул вниз, как бы "приседая" на лапах и пряча голову от опасного длинного хвоста. Прежде чем волчица успела среагировать и перенаправить удар, первородный уже приблизился к ней вплотную - для этого было достаточно одного-двух шагов (она ведь стояла достаточно близко к нему) - и бросил под лапы ядовитый гриб, тут же уходя чуть в сторону и спасаясь от её опасных клыков, хвоста и всего... Ну, знаете... Орбецинского.
"А ведь можно, можно было решить всё мирно, чёрт вас дери! Теперь корчись и прочищай желудок, несносная ты женщина!"
Он заметил, что Предсказатель также подвергся нападению. Старику нужно было помочь. И вообще им необходимо смываться отсюда как можно быстрее: слишком с сильными противниками им пришлось столкнуться.
"Вот главное, чтобы потом госпожа инквизитор о наших приключениях не узнала, иначе моим ушам окончательно настанет конец!" - Успел мысленно пошутить Алерион. Шутка ли это?.. Ну, времени развивать придуманный сюжет, определённо, нет.

Отредактировано Алерион (2017-10-24 15:06:56)

0

6

Алерион не успел уйти от удара. Хвост обвился вокруг его шеи, подобно питону, но, прежде чем он сдавил ему горло, переярок сорвал с шеи ядовитый гриб. Злополучный артефакт полетел орбецинке под лапы, и та с недоумением взглянула на него. Дитя пепла определенно ожидало, что против него применят что-то помощнее. Она была готова оскорбиться на то, что в нее швырнули какой-то уродливый гриб, но спазм взорвался в животе, и орбецинка, охнув, поежилась.  Она ничего не понимала, однако чувствовала себя так, будто вкусила паутины гвардейских пауков.
- Ты… ах ты…
Волчица издала звук, напоминающий рявканье и стон одновременно. Перекошенную гневом морду осквернил приступ тошноты. Орбецинка продолжала отчаянно удерживать Алериона хвостом, но душить уже не могла, так что переярку ничего не стоило вырваться.
[артефакт срабатывает независимо от кубиков]

- Пошли, пошли! Быстрее.
Как он обнаружил, Предсказатель уже расправился со своим противником. Как-то по-своему он это сделал – орбецинка таращилась в пустоту, словно на что-то страшное, кувыркалась в пепле и визжала, видя собственный длинный хвост.
- Это ненадолго, шевелись!
Предсказатель бросился первым. Рыжее пятно вскоре затерялось в сером мареве, и Алериону приходилось поспевать за ним, ориентируясь на оклики старика. Или уже не старика.
- Э. Ты где?
- Сюда давай!
- Шевели лапами, пушистая ты улитка.
Вскоре и они затихли, а туман стал невообразимо густым. Бег осложнялся тем, что пепел летел в ноздри и не давал нормально дышать, но, оторвавшись от орбецинок, Алерион мог расслабиться. Тяжело здесь кого-то учуять. Даже он не чуял.
Повсюду были камни. Они возвышались над волком черными горбами, и белая мгла обволакивала их верхушки, подобно шапке, лежали мелким щебнем под лапами. Земля была уже не такой мягкой, но поразительной оставалась здешняя тишина. Алерион слышал лишь собственное дыхание и хруст камня, видел, как пепельные снежинки неслышно ложатся на землю и…
Погодите.
Вороны?
Карканье резануло по слуху. Алерион мог поднять голову и увидеть несколько птичьих силуэтов в небе.
- Даже птицы здесь дефектные.
Голос Предсказателя раздался так внезапно и так близко, что переярок вздрогнул. Рыжий волк стоял неподалеку, разглядывая ворона, что уселся на булыжник, довольно чистя перышки.
Точнее, то, что от них осталось.
Птица была почти полностью лысой. Розовое и костлявое тело выглядело жалко, выцветшие перья остались лишь на крыльях, несколько пучков пристроилось на хвосте, будто птаху ощипывали для жарки, да и плюнули на середине дела.
- О, ты не потерялся, - дух обернулся к Алериону, усмехнувшись, как ни в чем ни бывало. - Я решил показать тебе свое истинное обличье. Раз уж ты последовал за мной, то тебе следует узнать и мое настоящее имя – Виссарион. Зови меня так. Не задерживаемся. Если есть еще вопросы – задавай по пути.

Sva

Отредактировано Game Master (2017-10-31 17:05:22)

0

7

Когда длинный сильный хвост смертельной петлёй обвил его шею, Алерион на мгновение подумал, что всё, песенка его спета. На морде отпечаталась тень грустной насмешливой улыбки, а потом... Потом боль в шее куда-то исчезла, хватка орбецинки ослабла, и адепт успел лишь мельком заметить, как та страдальчески корчится, прижимаясь к земле: у него не было времени позлорадствовать, необходимо спасаться, пока выпадает такой шанс. Северянин поспешил отскочить от противницы, как ужаленный, но прежде чем он предпринял хоть какую-то попытку помочь Предсказателю, оказалось, что помогать уже некому: старик разобрался со своей оппоненткой ещё быстрее, чем молодой, полный сил Рин. Та в панике попискивала где-то на заднем плане - смотреть было не на что, перед носом первородного появился объект поинтереснее...
От немощного, побитого жизнью грязно-белого волка не осталось ничего, разве что глаза светились теперь так же необычно, как в тот момент, когда Предсказатель лечил Омниэта. Ал ещё тогда отметил этот едва заметный блеск незаурядного происхождения, и хотя он прежде сталкивался с чем-то подобным, всё равно никак не мог отвести взгляд и неприлично пялился, как на диковинку. Уже не говоря о ярком рыжем цвете шерсти, неожиданно помолодевшем теле и способностях нового знакомого. В общем, вопросов возникало много, но вот чтобы их задать - подходящего момента не находилось.
- Это ненадолго, шевелись!
И адепт безмолвно бросился следом, едва поспевая за духом и ориентируясь в непроглядном тумане только на редкие оклики Предсказателя. Спросить у самого себя, какого чёрта он тут забыл, Рин не решался, потому что честно уже не знал, и следовал туда, куда бросал его случай, надеясь только на расположение госпожи Фортуны. И, признаться честно, давно такого потрясающего чувства переярок не испытывал: бежать вперёд, не разбирая дороги, искать что-то, что должно помочь его стае, ходить по узкой опасной тропинке и не иметь ни малейшего представления о том, что случится дальше. От такой неизвестности Алерион, любитель головоломок, просто ловил кайф. Но надолго ли?..
Он вдруг начал задыхаться, движения стали вялыми, скорость, до которой он разогнался, пришлось снизить, и северянину оставалось просто упрямо следовать за провожатым, ощущая, как примесь пепла в воздухе заполняет его лёгкие и заставляет то и дело замедлять шаг, кашлять и чихать. Однако Рин не жаловался: экономил силы и пытался привыкнуть к условиям, в которых очутился. Адаптировался он к любой ситуации, кстати, крайне быстро.
"Надеюсь, орбецинкам тоже тяжело..."
Тут тишина ударила его по ушам. Лишь сейчас Ал заметил, как же подозрительно тихо стало вокруг. Инстинктивно он быстрее засеменил в сторону Предсказателя, стараясь прибиться неподалёку и не отставать. Для первородного родиной был мир на поверхности - с солнцем, горами-великанами и ясными небесами: в подземелье его затянуло неожиданно и не по его воле - Веледа просто его отрубила. Но вот сюда он пришёл уже сам, морально готовый к чему угодно. Так почему же теперь так страшно? Никогда ещё не было ему так страшно... Эта земля. Она была мёртвая, грубая, старая. За много лет до его рождения здесь ступали чьи-то лапы, кто-то жил здесь. Это не его, Рина, дом. Чуждое, опасное место. Он явно тут лишний. Зачем он пришёл? Ну, зачем?
Словно морозец, резкое карканье "укусило" нежный слух первородного, и он пугливо прижал уши, но не дрогнул и не отступил - притихший и в смятении, он спокойно следовал за духом. Да-да, в экстремальных ситуациях он был не так разговорчив!
- Даже птицы здесь дефектные.
Алериона как будто окатили холодной водой: его пробрала дрожь, и он резко обернулся, поначалу не признав Предсказателя. Волк проследил за взглядом духа и... Увиденная картина заставила вновь его содрогнуться.
- Какое... Милое создание. - Попытался отшутиться Рин. Вышло жалко, но он хотя бы чуточку себя приободрил.
- Я решил показать тебе свое истинное обличье. Раз уж ты последовал за мной, то тебе следует узнать и мое настоящее имя – Виссарион.
Адепт ухмыльнулся, пояснив:
- Да уж... Такое "преображение" трудно не заметить. Что ж, будем знакомы вновь.
- Не задерживаемся. Если есть еще вопросы – задавай по пути.
Ал молча скользнул следом за Виссарионом и, только нагнав его и следуя за ним уже бок о бок, решился спросить:
- Ты можешь рассказать мне про ритуал? - Помолчав, волк неуверенно добавил:
- Я не представляю, как объясню это всё орденцам. Особенно тем, кого ждёт очищение. Они и так загнаны в угол, а теперь мы, получается, и выбора им не оставим. Или ритуал, или...
Он вновь стих, предоставив провожатому слово.
- Я не особо хочу им помогать. Меня это гложет. Но мне сказали, что понять их - так будет правильно. И если это спасёт мою стаю от распада изнутри... Виссарион, что ты знаешь о Даре? - Вдруг резко сменил тему адепт. - Ты сказал, что дух сколхатца сильнее его. Это как?

Отредактировано Алерион (2017-11-02 01:24:37)

+2

8

Виссарион ныне шёл степенной трусцой, видимо, желая дать Алериону передышку после недавней "пробежки". Несколько удивлённо он природнял брови и наклонил голову, пока слушал молодого волка, но потом отвёл взгляд, устремив его в пепельное марево, и медленно кивнул, словно соглашаясь с чем-то лишь ему известным.
- Путь к свету лежит через боль и лишения, разве не так утверждали ваши предки? Твои предки? - испытующий взгляд на несколько секунд устремился прямо в глаза Алериона, прежде чем снова обратиться в даль. - Путь к лучшему Я идёт лапа об лапу с необходимостью оставлять позади с корнями выдранные части себя - пороки-сорняки, которые мешают нам идти вперёд. Единственное, что в этой борьбе с внутренными демонами отличает тебя, и Веледу, и Хатонею, и всех остальных от чернорденцев - у вас есть привелегия времени. Времени неспешного пути и исцеления после каждой жертвы. Черноорденцы потеряли эту привелегию, когда тайное стало явным. Их культ перешёл черту, за которой нет прощения проступкам и теперь, чтобы отринуть свои ошибки им придётся вкусить удвоенную дозу боли, от которой они пытались сбежать. Спросишь, и всё это потому что у них чёрные шкуры? Нет... всё потому что однажды они дали своим демонам власть достаточную, чтобы расписаться на их шкурах.
Голос Предсказателя, говорившего размеренно и глубоко, словно не зачитывал нотации, а повторял старую сказку маленьким волчатам, разливался в тумане, переплетался с шумом шагов.
Тем временем воронье карканье участилось - тёмные птичьи силуэты расчёркивали марево совсем недалеко от пары волков. Судя по звукам, впереди собралась целая компания дефектных пернатых, моментально взмывших к далёкому потолку, стоило волкам приблизиться. Причиной вороньего сборища оказался обглоданный волчий скелет, который практически замело пеплом.
- Ха, - резко выдохнул Виссарион и подошёл вплотную к останкам. Подойдя поближе Алерион увидит то же, что и Предсказатель: мутно поблескивающую в пасти черепа слезу Форастеро. Обернувшись на орденца, сколхатец позволил себе небольшую улыбку.
- Возможно дар моей богини ответит на некоторые твои вопросы.
С этими словами он поставил лапу на череп, что при первом же прикосновении обратился в прах, освобождая артефакт из своей посмертной хватки.

GM-Co

+3

9

Алериона задело сказанное спутником. И задело скорее не то, что ему сейчас прочитали нотации, словно маленькому глупому волчонку - это-то ладно, он привык - нет, зацепило нечто иное: поминание Первого Ветра, всколыхнувшее отрывки смутных картинок из прошлого - точно редкие сохранившиеся вставки на испортившейся плёнке. Забытая культура стёртой с лица острова стаи. Любят же её вспоминать, проводить аналогии, использовать, как аргумент в каком-то споре. Как же злит...
- Мои предки, настоящие предки, может, и утверждали что-то подобное. Но остатки этого наследия принесли что? Сражение за сохранение какой-то смехотворной чистоты крови, такое, что оставлять маленьких черношкурых волчат на произвол судьбы - норма. Воспитывать "чистых" волчат так, чтобы они потом предавали стаю и шли возглавлять Легион - норма. Превозносить Антея и цвет своей шерсти, а потом погибнуть от лап соседей и сетовать на богов - норма. - Последнее уже относилась к самому Алериону, от того било сильнее и больнее. - Нет, - отрезал он, - я не считаю, что Черноорден страдает только из-за своих чёрных шкур. И уж точно мне их не жалко. - Последнее волк чуть ли не выплюнул: само слово мерзкое - "жалеть" - так ещё кого жалеть, надо разобраться. Они же фактически ударили в спину... - Я переживаю о другом. В моей голове не укладывается, как, вернувшись с артефактом, случайно не сделать так, чтобы они - зажатые в угол, побитые и подозрительные - не всколыхнули ненароком новую волну недоверия и страха перед нами, остальными... Я пошёл сюда, чтобы избавить Орден от одной из головных болей, а теперь, столкнувшись с орбецинами, думаю, как не принести с земель Северного клана ещё больше проблем...
Столкнувшись со взглядом духа, Алерион мгновенно остыл: тот словно окатил этот горящий костёр водой и закидал песком. С удивлением первородный обнаружил, что выложил совершенно незнакомому созданию все свои терзания и тревоги, будто рядом стоял старый близкий друг. Он даже Каэлю так никогда не открывался... Потом северянин вспомнил, видимо, с кем имеет дело, вспомнил, что Виссарион и сам был свидетелем вымирания представителей своего рода, а теперь скитается тут один... Стало стыдно. Но, конечно, не настолько, чтобы это признать.
Выдохнув, адепт попытался сгладить неприятные впечатления и неловко, но симпатично улыбнулся:
- Но ты прав. Время. У меня оно всё ещё есть. Значит, поспешим.
И он покорно проследовал за Предсказателем. Дороги назад он не знает, впереди... Да чёрт его знает, что там дальше. Оставалось лишь надеяться, что Пандора выпустила всех их демонов до единого, и, может быть, где-то на дне её ящичка остался крошечный лучик надежды?..
Они шли и шли, но вскоре Виссарион явно что-то обнаружил. Он упрямо следовал за странными здешними птицами, которых, казалось, сам воздух пожрал, оставив кости да перья. Жуткие существа... Они всем скопом налетели на что-то, лежавшее на земле, и Ал аж шею вытянул - так привлекло это его внимание.
Спутники приблизились к пернатым, и те взлетели к подземному шатру с диким криком и писком, а переярок почувствовал, как сердце забилось чаще и мурашки пробежали по телу.
"Калахира, упокой его душу, кем бы он ни был..."
- Возможно, дар моей богини ответит на некоторые твои вопросы, - ответил Предсказатель, улыбаясь. Эта улыбка на мгновение показалась северянину дикой, однако он даже не моргнул - только с любопытством, перемешанным с ужасом, подошёл ещё ближе посмотреть, о чём говорит его провожатый.
В безвольных зубах пряталась, тихо и нежно сверкая, слеза Форастеро. Стоило Виссариону ступить лапой на череп, и тот на глазах растаял в воздухе, а его прах унёс ветер пустошей. Это привело Алериона в такое волнение, что он даже не сразу смог сформулировать свои мысли и только промямлил:
- Что... Я не... Погоди. Что там? Чьи воспоминания? - С опаской поинтересовался первородный. Всё, что касалось богов, мистики, загадочного прошлого подземных соседей и магии - всё это мгновенно напрягало и без того подозрительного ко всему Ала. Окунаться в чьи-то обрывки прошлого, в чью-то память, видеть чьими-то глазами... Кто знает, что скрывает эта миловидная с виду вещица? Может, ужасную тайну, покрытую мраком?
С другой стороны: чего это он трусит? Он нырнул следом за неизвестным духом в пространственную воронку и оказался на территориях орбецинов. Что ещё такого может с ним случиться? Тем более от простой слезы Форастеро.
И Алерион, всё же с некоторой настороженностью, аккуратно раскусил артефакт напополам.

Отредактировано Алерион (2017-11-09 18:44:40)

0

10

Артефакт рассыпался голубой крошкой, что окутала голову Алериона, формируя видение.
Он находился в небольшой тёмной пещере, внутрь и из которой вели два узких извилистых прохода. Единственным источником освещения были пучки багряных кристаллов на стенах, чей свет не столь разгонял тьму, сколь сгущал тени в уголках пещеры. Волк, чья некогда светлая шкура уже была разукрашена чёрными разводами, казался призраком, обречённым вечность метаться в этом каменном аппендиксе.
- Го-о-о-одвиг, - звук низкого, басистого голоса вынудил нервничающего волка замереть и вздыбить шерсть, пока в кадр видения неспешным вальяжным шагом не вышёл гигантский чёрный волчара. - Я отвернулся всего на мгновение, а ты уже пытаешься предать нас. - зацокав языком, гигант смерил своего неверного подчинённого осуждающим взглядом.
- Да чья б корова мычала, Жереб, - огрызнулся Годвиг, первые секунды неуверенно покачиваясь на лапах, но вскоре сделав упрямый шаг в сторону Жереба. - Ты требуешь от нас слепо доверять тебе, следуя за твоим светом, но одновременно с этим доверия от тебя не дождёшься. Думаешь, мы настолько тупые, что вечность не будем замечать грязные игры, которые ты ведёшь за нашими спинами? Думаешь орбецины настолько тупые и не раскусят однажды тот цирк, который ты перед ними отплясываешь, выдавая себя за их Дара?!
Годвиг удручённо повесил голову, после того как его громкие возмущённые слова сотрясли воздух в пещере, словно они враз высосали всю его спесь. Выражение морды Жереба оставалось каменным, не выдавая ни намёка на то, что речи предателя могли его впечатлить или обозлить.
- Изливать на меня свои обиды, говоря от лица всего Ордена Тёмных Лун, прикрывая именами собратьев свою трусливую шкуру... - Жереб вновь зацокал языком, разочаровано качая головой. - Не желаешь быть ведомой паствой - не будь! Не для того я вытащил вас из болота Белого Ордена, чтобы своё раболепное существование там вы продолжали и под моим началом. Ибо на то воля истинной Арашу, чтобы мы...
- Нет! - зарычал Годвиг, резко оживившись. - Не желаю слышать твои очередные песни про "истинную" Арашу. Если путь этой Арашу выстелен ложью, и лицемерием, и бесконечной демагогией - эта не та Арашу за которой я хочу идти. - Годвиг стиснул зубы и зажмурил глаза, мотая головой, но после выдохнул и черты его морды разгладились. - Я устал, Жереб. Я надеялся, что найду в твоём Ордене семью, которой мне не хватало в обычном - семье построенной на честности и доверии, без иерархии "старший-младший", без родительских любимчиков. Но я был обманут. И не только я! Я лишь первый, кто осмелился озвучить свои сомнения. Хватит... Хватит бродить на поводу болотных огней! - Годвиг ощерился, его голос полон неприкрытой злости и боли. Его тело невольно приняло боевую стойку как перед прыжком, хвост бил по бокам. - Можешь говорить, что я наивен и глуп, но лучше я умру честным дураком, нежели лживым пророком. Однако прежде чем умереть, я открою правду остальным, - тяжёлая сталь прозвенела в последних словах Годвига и тут он развернулся, бросившись прочь.
Жереб, с тем же непроницаемо-мрачным выражением, слушавший сии речи, сорвал со своей лапы необычный чёрный кристалл и воткнул его в землю.
- Синис! - зов гиганта отозвался громогласным эхом, что подобно стайке испуганных птиц сорвалось и понеслось по обоим туннелям. Годвиг был близок к тому, чтобы скрыться в одном из них, как каменистый пол под ним ощерился длинными пиками, пронзивших предателя в считанные мгновения. Чёрный кристалл Жереба слился с каменным полом, исчезая, и с ним вернулись обратно в землю и пики. Лидер Черноордена тяжко вздохнул, вкладывая в этот вздох всё то бремя, что нёс на своих плечах.
- Ты прав, мой мёртвый брат, даже дураки не могут обманываться вечность. Поэтому мы должны поторопиться...
Видение треснуло и брызнуло неосязаемыми чёрными и бордовыми осколками,что вскоре рассеялись как туман солнечным днём, выпуская разум Алериона из своих объятий.

GM-Co

+1


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Подземелье » Пепельная пустошь