Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:

Король Лев. Начало

ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ

В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером



Наша группа ВКонтакте

Акция: задобри Лиса!

Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Действия разворачиваются на изолированном от внешнего мира Острове, где издавна почитался культ волчьих богов, и волки жили в мире и спокойствии, но с приходом человека начались смуты и расколы. Теперь в Землях существует несколько стай с различными идеологиями, которым приходится терпеть соседей, бродячие волчьи группировки, охотников из Города в центре Острова и своры псов.


Игровой сезон "В сонном царстве теней"

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом верхнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Запад Острова » Лес Калахиры


Лес Калахиры

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

http://satirics.net/d/img/48fabc70ddb58cd7dee4.pngЭто место невозможно найти, если знаешь, что ищешь. Мрачная чаща таит в себе много опасностей и страшных загадок, разгадать которые под силу только самым смелым и отчаянным. Игра света и тени создает иллюзию, будто весь лес окрашен в алый цвет. Находиться здесь, мягко говоря, неприятно.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Точное месторасположение неизвестно. Единственный известный способ попасть в локацию - через Янтарную лощину. Другие пути попадания на данный момент неизвестны.

+1

2

--->> Вне игры

Сезон "В сонном царстве теней"
20.02.188

Похоже, Гаспару уже начали мерещиться голоса. Он распахнул глаза и встрепенулся, подняв голову. Вокруг все было так же тихо, рядом еще спал Велес. Обессиленные волки завалились под деревом, решив, что сон может помочь хоть как-то прийти в себя. Легионеры потеряли счет времени, в этом лесу не было место дню и ночи, красная дымка витала в воздухе постоянно. Звенящая тишина давила, изголодавшее тело по теплому свежему мясу и чистой воде требовало немедленного удовлетворения потребностей.
Гаспар поднялся и отряхнулся от пыли и пепла, что были здесь повсюду. Они устроили привал рядом с небольшим ручейком, который лениво полз среди деревьев: даже вода имела алый блеск, или это просто отражение? Переярок сделал несколько глотков застоявшейся воды, которая, похоже, даже отдавала немного тухлятиной. Но по всему лесу текли только такие ручьи, и у волков не было выбора, в противном случае, они бы уже давно умерли от жажды.
-Велес, - тихо позвал Гаспар спящего Лейтенанта.
Надо было идти дальше, но куда? Они уже битый день ходили кругами, ища выход из этого красного лабиринта, но все тщетно. Оба были обессилены, истощены, а не сдохнуть им помогали тухлые ручьи и обглоданные туши, которые изредка попадались на пути. Мясо тоже уже было с запашком, и Гаспару с Велесом приходилось побираться, точно падальщикам. Откуда брались эти туши, они не знали, и кто их недоедал, оставалось только гадать, но за все время легионеры не встретили ни одной живности. Но, раз есть туши, значит, есть и живые, и те, кто их убивает. Почему тогда волки до сих пор не встретили ни тех, ни других? Это было странно, это пугало, но в то же время хотелось во всем разобраться.
Гаспар стоял, опустив голову, устало закрыв глаза. Ему уже это все настолько осточертело, что он бы все отдал, лишь бы оказаться в легионерском логове, поесть теплого мяса, только что принесенного Валькириями, утолить жажду из прохладного Темного озера и завалить спать до тех пор, пока гудёж в лапах не затихнет.
«Чирк!». Гаспар открыл глаза.
«Чирк!». Волк поднял голову и навострил уши.
-Велес, ты это слышишь? – Будто кто-то чиркает камнем о камень. Прошло некоторое время и снова «Чирк!».
Переярок потряс головой и прислушался снова. Все затихло. Было ли это на самом деле или белошкурому уже причудилось?

+2

3

--->> Вне игры

Дни и ночи, часы и минуты- все сплелось в единую бесконечную реку окрашенную алой краской. Чертов лес был подобен болоту, где чем больше ты предпринимаешь попыток выбраться, тем сильнее затягивает твое бренное тело. Красный, словно облитый кровью неспокойных душ, лес то и дело спасал путников от верной гибели, но не отпускал их. Волкам попадалась на пути падаль, что бы утолить голод, попадались ручьи, что бы не умереть от жажды, но... Ни единого следа, запаха или клочка шерсти. Ни пения птиц, ни шелеста травы. Здесь царила мертвенная тишина и единственными ее нарушителями были Легионеры.
Что бы не сойти с ума Велес пробовал измерять расстояния и оставлять на деревьях метки, ведь казалось, что хищники бродят кругами. Но раз от разу от не мог найти свидетельств своего пребывания здесь, что говорило лишь о том, что лес уводит их все дальше в свои недра, насмехаясь и издеваясь в свое удовольствие. Когда лапы начинали гудеть настолько, что невозможно было идти- волки спали. Поначалу спали по очереди, оставляя зримый дозор. Однако здесь ничего не происходило. Совсем. Это место походило на кровавую могилу, где все замерло в летаргическом сне и сколько еще продержаться Легионеры было лишь вопросом времени. Но Змей не хотел сдаваться, хотя по правде говоря, даже ему порой казалось, что разум играет с ним злые шутки.
Елс слышал, как Гаспар поднялся, но сладкая дрема не отпускала его. Велес оставался неподвижно лежать, молчаливо проклиная тихий шепот переярка взывающий к нему. Они здесь не первый день и за все это треклятое время ничего не произошло. И сейчас гне произойдет, и завтра, если оно наступит. Так к чему весь этот шум...
"Чирк!"
Зверь дернул ушами. Этот звук... Что-то знакомое, будто из детства. Или показалось?
"Чирк!" Велес поднял голову и внимательно осмотрел алеющие деревья. Безуспешно... Ни единого признака жизни, да и звук пропал так же неожиданно, как и появился.
- Кажется богам стало слишком скучно наблюдать, как мы подыхаем и они решили внести изюминку в наше бренное путешествие.- зевая ответил Елс нарочито выказывая безразличие и скуку. Однако все естество черно-подпалого горело от любопытства.

+2

4

«Чирк».
Пауза.
«Чирк».
Звук сыпавшихся камней, чей-то усталый выдох.
Каждый из волков был готов поклясться, что видел, как в нескольких метрах перед ними, точно из тумана, вырисовывалась сгорбленная человеческая фигура, держащая в руках странный предмет – лезвие с рукояткой. Откуда им было знать, что это называется киркой?
Человек замахивался и каждый раз с силой ударял в скалу. Подождите, скалу?
Там действительно была скала неестественного красного цвета. Точнее, ее обрывок – окончательно прорисовавшийся силуэт окружали куски какого-то неизвестного пейзажа, алый песок и рыжее марево неба. Можно было заметить, что человек тоже не отстает от общей гаммы – кожа у него лоснилась потом и была медной, будто выкаленной в огне, а волосы черными, рассыпанными по плечам. Казалось, это какой-то портал, потому что видение будто застряло посреди леса, а края расплывались и дрожали.
Однако, стоило кому-то из волков двинуться в его сторону, как странное наваждение начало таять и расплываться, чирканье кирки становилось все дальше и вскоре двое легионеров вновь остались наедине с лесом.

Sva

+1

5

Видимо, не одному Гаспару почудился этот звук. Велес тоже поднял голову и прислушался, но вставать ни один, ни второй не торопились: они были настолько истощены и сломлены, что их уже мало что могло сильно заинтересовать. Любое проявление присутствия постороннего казалось легионером бредом и плодом собственного воображения. Однако одним «Чирк!» дело не закончилось: скоро белошкурый мог поклясться, что видит меж деревьев человеческую фигуру. Вся картина была точно постановкой, не выбивавшейся из общего пейзажа: те же красные цвета, то же алое марево. Но все же это действо заставило Гаспара подняться на лапы.
-Скажи, что я не спятил, и ты тоже это видишь. – На одном дыхании произнес легионер, будто боялся спугнуть это чудо.
Еще секунду-две он молча наблюдал, как человек чиркает непонятным предметом по камню, будто что-то хочет из него достать, а потом Гаспаром завладело неистовое любопытство. Он даже не испытывал к человеку агрессии: ему настолько не хватало смены пейзажа, что он был готов принять присутствие кого угодно, лишь бы разбавить их с Велесом одиночество.
Волк сделал шаг в сторону человека. Шаг осторожный, как и подобает хищнику, встретившему представителя людского рода. Неизвестно, чего от этого странного человека можно было ожидать.
Но стоило легионеру попытаться приблизиться к двуногому, как картинка начала медленно, но верно таять.
-Нет, подожди! – Невольно вырвалось у Гаспара, а сам он прыгнул вперед, намереваясь задержать бледнеющий мираж. Еще секунда – и они с Велесом снова остались вдвоем.
Неужели это все было частью бредни, в которую впадали легионеры? Может, и не было ничего? Может, даже Велес ничего не видел, и сейчас он, Гаспар, будет выглядеть в глазах лейтенанта последним олухом.
Белошкурый, повесив хвост, развернулся и поковылял обратно к тому дереву, где они со старшим легионером устроили привал. В глаза Змею смотреть всячески не хотелось. Может, это Гаспар виноват, что видение исчезло? Не попытайся он приблизиться, может, им было суждено увидеть большее? Если это, конечно, вообще существовало.
-Пришло время обратиться за помощью. – Не выдержал Гаспар, покосившись на Велеса.
До этого момента он верил, что они с Подпалым справятся и найдут выход, но сейчас белошкурый начал убеждаться, что одним им отсюда не выбраться. Тогда волк сорвал со своей шее артефакт, бросив под лапы. То было маленькое зеркальце, именуемое Вратами прошлого.
-Амонкира, - позвал Гаспар Богиню, опуская свой нос к зеркальной поверхности.
Раз уж они попали сюда через земли, где погибла священная волчица, она, как никто другой, должна знать, как им выбраться отсюда. Теперь оставалось надеяться, что покровительница Валькирий им все же ответит.

Отредактировано Гаспар (2017-08-13 22:08:25)

+1

6

«Чирк».
Пауза.
«Чирк».
Звук сыпавшихся камней, чей-то усталый выдох.
Велес дрогнул всем телом и поднялся с земли, пристально и внимательно всматриваясь в возникший неподалеку мираж. Мираж.. Ведь это не могло быть реальностью, это не могло быть и фантазией воспаленного путешествием мозга. С ума сходят в одиночку, а не группами. Фигура вырисовывалась из тумана несмело и осторожно, будто боясь вспугнуть волков своим присутствием. Это был человек, что тяжелым крюком навис над такой же туманной скалой. Он был сгорбленным, лицо его казалось полным усталости и отчаяния. Раз за разом он опускал некий тяжелый молот (кажется Елс видел это в Городе. Кажется это называется кирка) о камни стараясь расколоть их, отбить малейшие куски породы. Но зачем? И почему здесь? Портал? Попытка натолкнуть на некую мысль? Подсказка? Воспоминание давно ушедших дней? Игра разума? Слишком много переменных...
Первым дернулся Гаспар. С каждым его шагом видение, подобно испуганной птице, все быстрее растворялось в туманной дымке пока и вовсе не исчезло, забирая с собою и приглушенное отдаленное чирканье. Юный легионер явно был спутан и расстроен подобным происшествием, а возможно почувствовал и свою вину в этом. Змей же лишь укоризненно глянул на белого, да отвел взгляд в сторону- что было, того не изменишь.
- Думаешь она ответит тебе?- вскинув бровь спросил Змей глядя на то, как амулет полетел под лапы к его спутнику. Он сам носил при себе Врата прошлого, вот только амулет этот был вещью непостоянной и непредсказуемой, как и сами боги. Глупо было надеяться лишь на ответ Амонкиры в попытке выбраться из лесного лабиринта. Да и потом, возможно это как раз и ее лап дело, кто знает?
Зверь ухмыльнулся в ус едва видно и пошел на то место где совсем недавно уставший сгорбленный человек добывал нечто из каменной породы. Подпалый потянул носом воздух и землю, однако никаких признаков реальности видения не почувствовал, разве что несколько сильнее наэлектризованный воздух. Почему-то неизменно казалось, что эту иллюзию послал некто и не спроста.

+2

7

Посередине зеркала появилась черная точка. Потом с тихим хрустом от нее в три стороны разошлись толстые трещины.
Через мгновение хруст усилился и зеркало покрылось сетью, потеряв возможность отражать что либо. С тихим звоном зеркальные кусочки брызнули во все стороны.
А перед волками образовалось пестрое облако, в котором угадывался силуэт волчицы. Ее облик ускользал от сознания, единственное, за что цеплялся глаз - яркие чистые глаза, цвета неба. Как бы волки не пытались понять какова же волчица, ее облик в памяти не оставался.
Голубые глаза волчицы  пристально смотрели на волка, призвавшего ее. Амонкира молчала, а Гаспар ощутил острый голодный укол в животе. Чем больше волк тянет, чем дольше волчица смотрит на него, тем сильнее и острее ощущение голода.

As

0

8

Гаспар на мгновение оторвался от своего отражения в зеркале и перевел взгляд на Велеса.
-У тебя есть другие предложения? Пусть мне ответит хоть кто-нибудь. – Буркнул в ответ легионер, видя, как Лейтенант безучастно отходит в сторону.
Видимо, он не верил в успешное использование артефакта. Признаться, и сам янтароглазый сомневался, что в этом забытом всеми Богами месте Амонкира вряд ли появится, но почему бы не попытаться? Вдруг Богиня Охоты все-таки ответит, и тогда это поможет им выбраться отсюда? В отличие от Велеса, Гаспар хоть что-то делал, пусть его попытки до сих пор не увенчались успехом. А вот безразличный вид старшего напарника белошкурого уже начинал раздражать. Почему бы им тогда просто не лечь под дерево в ожидании волшебного спасения? Иногда Гаспару казалось, что Велес так бы и поступил.
Снова вернув свое внимание к артефакту, волк с удивлением отметил, что он начал преобразовываться. Когда зеркало разлетелось на мелкие кусочки, сердце легионера рухнуло куда-то вниз: он решил, что ничего не вышло. Но через секунду в клубах причудливого дыма, что витал перед носом Гаспара, возникло очертание Амонкиры. О том, как выглядит Богиня, белошкурый знал только из рассказов, но сейчас он был уверен, что это она. Какое-то шестое чувство подсказывало янтароглазому, что это именно она. Гаспар не мог ошибаться.
-Здравствуй, Амонкира, - почтенно склонил голову волк перед иллюзией, вместе с этим ощутив укол голода. Сначала он не обратил на него внимания, ибо он уже забыл, что такое быть сытым. – Прошу, помоги нам. Как выбраться отсюда? – Гаспар задал самый главный, на данный момент, вопрос в своей жизни. Сейчас его ничего не интересовало сильнее, чем это.
Янтароглазый неотрывно наблюдал за силуэтом волчицы, очень боясь, что он сейчас исчезнет, как было с видением ранее. Вдруг это тоже всего лишь мираж? Плод больного воображения, который станет ничем, стоит Гаспару только пошевелиться.
Но вместе с этим росло чувство голода, которое буквально скрутило желудок легионера тугим узлом. В голове загудели инстинкты, призывающие немедленно что-нибудь съесть. Не выдержав, Гаспар огляделся по сторонам в поисках чего-нибудь съестного, но ничего, кроме красной травы, не нашел. Потянув носом воздух, легионер намеревался учуять какую-нибудь падаль, но тщетно. Тогда Гаспар перевел свой голодный взгляд обратно на Амонкиру, решив, что она сейчас куда важнее его изголодавшегося организма. Белошкурый намеревался терпеть, пока не получит ответ на свой вопрос, а потом можно будет подумать о поисках скудной здесь пищи.

+1

9

Велес не обратив внимание на бурчания своего спутника. Гаспар был достаточно горяч, что бы принимать решения второпях, будь то попытки подойти к видению, либо швырнуть о земь зеркальный артефакт для обращения к богам. Его внимание по прежнему было приковано к месту, где только что мужчина устало орудовал киркой в поисках чего-то в каменных недрах. Ни запаха, ни вкуса, ни следа... Здесь не было ничего, что могло бы зацепить взгляд и пытливый разум, однако сердцем подпалый чувствовал, что это не так.
Однако звук разбивающегося на осколки стекла все же заставил первородного поднять морду от земли и глянуть через плечо. Как ни странно, однако Гаспару удалось разбудить нечто по ту сторону магической ерунды. Из самого жерла артефакта появилась точка, что вскоре разрослась в пестрое облако, в котором угадывался волчий силуэт. Как ни странно образ нельзя было уловить, сколь бы Змей не старался. Единственное, что было неизменно- ледяные, пустые, всепожирающие глаза цвета ясного неба. От одного взгляда на это существо по хребту Черта пробежали мурашки, а в горле встал ком.
Велес не стал вмешиваться в разговор и после того, как разведчик начал разговор, продолжая внимательно наблюдать за происходящим. На миг подпалому даже показалось, что Гаспар почувствовал резкую боль в области живота, в то время, как Амонкира не спускала с белого своего пронизывающего взгляда.
- Плата?- на миг промелькнуло в голове Елса, заставляя его чуть ли не выругаться в сердцах. Конечно же, какой дурак будет вылазить из своей клоаки, что бы ответить на глупые вопросы простых смертных? Среди божественных тварей не было альтруистов, и какой бы ни была их лучезарная улыбка, за все и всегда приходилось платить. Например собственными соками, что и так были на исходе. Вот только верна ли догадка?
Змей не стал торопить события.

+1

10

Вокруг волков начал сгущаться туман. За считанные секунды лес оказался застлан пеленой, вокруг легионеров образовалось туманное кольцо.
Богиня опустила низко голову и губы ее чуть растянулись в ласковой полуулыбке. Она не открыла пасть, но оба волка отчетливо услышали слова: "Следуй за своим взором". Один вопрос - один ответ. Туманный, непонятный, и единственный. Фигура волчицы поплыла и растворилась в тумане, одно только мгновение еще ее глаза пронзительно смотрели на белого волка.
Гаспар все еще ощущает муки голода, но он уже не усиливается. А вокруг словно бесы устроили пляску - множество разноцветных теней метались вокруг долгое мгновение, покуда глаза волчицы взирали на волка. Но вот и они растворились. И враз опал туман и исчезли тени. Впереди стоял красный зверь. Все его тело словно состояло из капель крови, оно менялось и шевелилось подобно воде. Кровавое существо не обратило внимания на волков, развернулось и углубилось в лес, оставляя четкие кровавые отпечатки.

As

0

11

«Следуй за своим взором?». Как бы мило и нежно сейчас не выглядела Амонкира, на этот ее ответ Гаспар лишь оскалился, а шерсть его встала дыбом. Они истощены, голодны, вот уже несколько недель не видели никого из состайников и родных, почти сошли с ума, и все, что говорит им Богиня – следовать за взором?! Гаспар аж подавился возмущением и хотел было ответить волчице не в самой мягкой форме, но она начала таять. Отлично.
Волк безучастно наблюдал за тем, как исчезало видение, а в его голове росло одно лишь недовольство. Ничего существенного Амонкира не сказала, и новым знанием это никак не назвать. О, Боги милостивые, за что им все это?! Велес многого в своей жизни наворотил, но Гаспар-то за что угодил в эту клоаку? Он был еще так молод и чист, на его карме не записано ни одно злодеяние, тогда разве он заслужил гнить здесь, в этом потустороннем мире? Или такова плата за чрезмерное любопытство и желание докопаться до истины? Ведь именно это двигало легионером, из-за этого он в лощину и пошел.
Когда туман исчез, Гаспар увидел перед собой кровавое существо, которое не имело четких очертаний, и создавалось ощущение, будто оно мерцало.
-Я сыт по горло этими глюками! – Не выдержав, взвыл белошкурый, поворачивая голову к Велесу.
На этот раз он не решался делать шаг вперед, помня, как из-за этого растворилось видение с человеком. Дважды в одну и ту же яму он не прыгнет, не дурак.
Тем временем, существо развернулось и пошло прочь, оставляя за собой вереницу кровавых следов. Почему-то у Гаспара не было ни единого желания идти по ним. Может, потому, что он боялся опять сделать что-то не так.
-Только после вас. – Язвительно сказал легионер, обращаясь к Подпалому.
Они пойдут за зверем лишь в том случае, если это решение примет Лейтенант. Вероятно, он смотрит на Гаспара, как на последнего придурка: он бьется над разбитым корытом, у него ничего не получается, а Велес лишь молча наблюдает. Нет уж, дудки, на этот раз пусть старший волк делает первый шаг. В конце концов, если видение снова исчезнет, стоит к нему приблизиться, это будет уже ошибкой Змея.

+2

12

Молочная пелена тумана стремительно окутывала все вокруг, заставляя Велеса невольно сделать несколько шагов к Гаспару. Однако мгла не стремилась коснуться волчьих шкур, образовывая замкнутое кольцо вокруг их и Амонкиры.
Голубоглазый силуэт двинулся в сторону легионеров и лишь опустив голову расплылся в некой дружелюбной улыбке, от которой по хребту Елса пробежал холодок. Она не разивала пасти, однако каждый из них слышал более чем отчетливое "Следуй за своим взором". Змей усмехнулся в усы покосившись на Гаспара, чья морда начала прямо вытягиваться от удивления, неожиданности, разочарования и негодования. Богиня же неторопливо расплылась туманной дымкой и вскоре исчезла, пустив последний взор на белого кобеля, чья холка вздыбилась иглами ввысь под приливом злобы, оставляя после себя мириады мерцающих и скачущих повсюду теней.
- Маленькие бесы...
Однако танец был недолог и стоило лишь последним очертаниям призванной богини слиться с природой, как все прекратилось. Белое марево начало рассеиваться возвращая красному лесу былые краски и естественность, заставляя расслабиться и выдохнуть. И все бы ничего, если бы посреди всего нарастающего обыкновения не возникло бы ОНО.
Фигура существа отдаленно напоминало псовую, разве что тощим оно было и значительно выше обычной, даже крупной собаки. Все тело его состояло из маленьких капель алой крови, что шевелясь под невидимой оболочкой создавали ощущение мерцания, непрестанного движения. Подобно опарышам, что копошатся в летний зной в подтухшей туше, тварь казалось мертвой и живой одновременно. Оно не смотрело, не издавало звуков, не слышало. Голова его не имела никаких четких очертаний, однако отчего-то было ясно- оно не видит их, хоть и не слепо.
"Следуй за своим взором"
Кровавое существо развернулось и пошло прочь, оставляя за собою алеющий след из цепочки следов.

Оклик Гаспара вывел Елса из ступора, заставляя вернуться "на землю". У белого явно сдавали нервы, хотя чему тут удивляться- из  теплых логовищ Легиона в красный лес преисполненный невесть чем, да еще в сомнительной компании. Нужно было двигаться, на что Гаспар более не решался. И правильно делал, что еще сказать.
Змей потупил взгляд в сторону. Его сжирало любопытство, его сжирало желание выбраться отсюда  как можно скорее и понять, что же происходит в этом проклятом месте. Однако здравый смысл и чувство самосохранения все оттягивали тот самый момент, когда придется сделать первый шаг. Но все же придется, ибо обратного пути больше нет.
Велес глянул в сторону Гаспара и взгляд его красноречиво говорил "заткнись и шагай", а сам осторожно ступил следом на истоптанную монстром тропу.

+2

13

По мере того, как волки следуют по следам кровавой фигуры, сам зверь пропал, следы начали таять Над волками появилась темная точка. Сначала не ясная, но по мере снижения стало ясно, что в небе парит птица. Вот только хлопки ее крыльев сопровождаются тихим перезвоном, а перья на солнце отливают металлическим блеском.
Справа от голодного белого волка вдруг появляется лань, но прежде, чем легионеры успевают среагировать, огромный орел
хватает ее в свои когти. И хищники видят, что перья его металлические. Вот он распахивает свои огромные крылья, чтобы взлететь с доыбчей, и одно из маховых перьев задевает Велеса, оставляя неглубокую царапину на плече легионера. Птица тяжело взмывает в мрачное небо, медленно набирая высоту, а еще живая лань бьется в когтях на высоте волчьего прыжка.

As

0

14

Гаспар был почти уверен, что Велес решит следовать за красной тенью, и когда легионер сделал шаг вперед, с души белошкурого точно камень свалился. Он молча пошел следом, пытаясь не упустить нечисть из виду. Но вскоре она начала бледнеть, совсем как человек, размахивающий острым молотом, пока не исчезла совсем. Пропадать стали и ее следы, которые в итоге ни к чему не привели. На этом моменте Гаспару захотелось прогорланить на всю округу стопку неприличных выражений, но он вовремя прикусил язык: откуда-то сверху послышался лязг металла.
Янтароглазый инстинктивно задрал голову к красному небу, пытаясь понять, что это был за звук, но не увидел ничего не обычного, кроме летящей птицы. Птицы?
До сих пор Гаспар не встречал в этом лесу ни единого живого существа: полусгнившие туши не в счет. И пусть в этой птице не было и толики нормального, присутствие более-менее живого зверя кроме Велеса его не могло не радовать. Если, конечно, это не очередной бред из опухшей головы.
Но тут в нос волка ударяет манящий, дурманящий запах теплой добычи. Гаспар забывает про все на свете, когда видит справа от себя грациозную лань, вполне обычную и живую. Рот хищника наполнился слюной, зрачки расширились, а пасть приоткрылась, оголяя клыки. Не думая о последствиях, легионер намеревался тотчас вцепиться в невесть откуда взявшуюся жертву, ибо его голодный истощенный организм после встречи с Амонкирой напоминал о себе чаще и настойчивее. Но не успел Гаспар даже выпада в сторону лани сделать, как та самая железная птица подняла ее над землей, точно кролика. Был бы белошкурый в другом состоянии, он непременно бы удивился размерам, силе и внешнему виду этого существа, может, даже испугался бы. Однако сейчас молодым горячим волком двигало исключительно желание поесть, и все остальное меркло на этом фоне. Разум легионера точно отключился, он ничего не видел вокруг себя, и для него существовала только эта лань, дергающаяся во вражеских когтях.
«Нет, курица, она моя!» - Подумал про себя Гаспар, зарычав.
Напрягшись, белый волк прыгнул, вцепляясь зубами в оленью ногу. Утробно рыча сквозь сжатые челюсти, легионер буквально повис в воздухе, едва доставая кончиками задних лап земли. Нет уж, он не позволит этому стальному нахалу утащить такой лакомый кусочек прямо из-под носа легионера! Слишком долго они с Велесом голодали, чтобы теперь вот так просто отдать добычу другому.
Но Гаспар понимал, что долго висеть он так не сможет: либо он все-таки сорвется, либо лань даст ему копытом по лбу. Единственной надеждой белошкурого был Велес, который должен непременно прийти на помощь.

+1

15

Было ожидаемо, что и вторая иллюзия, столь похожая на реальность, рано или поздно начнет исчезать. Фигура кровавого зверя таяла медленно, будто желая, чтобы ее получше запомнили и рассмотрели. Однако гибель ее так же была неминуема, ровно как и цепи следов, налитых мистическим телом. Едва лишь тварь исчезла Велес остановился и вздохнул, обращая взгляд на Гаспара не поворачивая головы- тот явно был расстроен очередной липой и даже губы надул, чтобы пустить пару нелестных слов о приключениях, Амонкире, красном лесе и даже о...
Звук доносился где-то свыше, что-то похожее на хлопанье крыльев. Это было одновременно удивительно и ожидаемо, ведь с тех самых пор как красное марево окутало их волки не встречали на своем пути ни единой живой души, кроме иллюзий. А последние сменяли друг друга подобно дню и ночи. Велес задрав морду старался высмотреть источник шума, который стремительно спускался с небосклона все быстрее принимая очертания.
Но чем ниже становится птица, тем яснее слышен тонкий металлический перезвон. Как будто сотни тысяч острых ножей разом начали точить друг о друга.
- Что за?..
Еще секунда и из-за плеча Гаспара вырывается прыткая лань, взявшаяся невесть откуда. Но прежде чем волки успевают среагировать стальная птица камнем падает вниз и, вонзая когти в податливую плоть трепыхающегося копытного, а затем тяжело поднимается вверх с ношей. При одном из взмахов стальное крыло задевает плечо Елса, заставляя подпалого на миг убрать взгляд с новой иллюзии. Кожа была рассечена неглубоко, но с хирургической точностью и чистотой самого острого мясницкого ножа, что есть в Городских чертах.
- Проклятье...
Когда же Змей поднял глаза вновь Гаспар уже висел белоснежным мешком на одном из копыт все еще отбивающейся лани.
- Отпусти ее, кретин!- теряя последнюю надежду на то, что его послушают рявкнул первородный, да сжал клыки в тиски. Не отпустит легионер свою добычу, не отпустит даже с дулом у виска, будь он неладен.
Без какого либо желания помогать, а скорее желая окончить эту бесовщину, Велес так же прыгнул и, вцепившись в другую ногу лани, с силой рванул вниз всем своим телом. Если уж не вырвут телку из лап стальной твари, то хоть лишат его равновесия.

+1

16

Гаспару удалось схватить лань за заднюю ногу, безвольно повиснув в воздухе, пока орел, хлопая крыльями, грузно набирал высоту. Прежде чем животное успело прийти в ужас от понимания, что либо оно станет обедом для птенцов, либо для двух голодных хищников, Велес вцепился в соседнюю конечность. Круп лани накренился, сама она испуганно завертела головой, задергала передними ногами. Орел словно решил поддаться волкам - блестящие когти послушно разжались, обрушив зверей на землю. Немного времени у легионеров ушло на то, чтобы прикончить еще лежащую олениху.
Вопреки опасениям, добыча не растаяла. Мясо пахло, пахло аппетитно, так, как должна пахнуть оленина, будоража волчьи носы и желудки. Но, вцепившись в  горячившуюся плоть, легионеры могли испытать разочарование, обнаружив, что та совершенно безвкусна, будто соткана не из живой материи - из тумана. Кровь стекала у них по подбородку, наполняла пасть, но была абсолютно пресной. Как вода. Тем не менее, призрачная лань насыщала не хуже обычной, и вскоре легионеры смогли унять голод.
Однако, стоило им наестся, как сбоку от волков волков, в метрах четырех, воздух подернулся рябью, являя новый силуэт. Крупный волк с кроваво-красным густым мехом и мордой, усеянной сединами. Он глядел вперед, не обращая внимание на легионеров. Легионеры так же могли заметить белоснежного беркута на соседнем дереве, сосредоточенно наблюдающего за ними. Нечто блестящее украшало тело птицы... Волки вряд ли знали подобные предметы, люди в Городе доспехи не носили, но, как это ни странно, на голове беркута сидел стальной гребень, слегка расширяющийся к клюву и затылку. Что-то вроде шлема, только чтобы не стеснять обзор. Несколько металлических пластин покрывали шею и туловище. Сталь была темной, но вычищенной до бликов.
- Чужаки, - вдруг проговорил волк, по-прежнему глядя куда-то вдаль. - Край заполняется чужаками. Коренным ифритам суждено исчезнуть, и скоро выродки из Ал-Амонка возьмут наше имя. Что скажешь ты, друг мой?
Голос его был слабым и тоскливым.

Sva

Отредактировано Game Master (2017-08-29 20:53:52)

0

17

«Сам кретин, не отпущу!» - Завопил бы Гаспар, если бы не оленья нога у него в зубах.
Он крепко держал свою потенциальную добычу, намереваясь отнять ее у паршивой птицы. К счастью, на помощь пришел Велес, и вместе им удалось повалить лань на землю. Не медля ни секунды, Гаспар умертвил ее, боясь, что сейчас она растает в воздухе, точно призрак. Но нет, туша здесь, только что убитая, еще теплая, и запах у нее ароматный. Больше легионер ждать не мог, ему было необходимо насытить свой организм.
Белошкурый с аппетитом вгрызся в мягкий бок, разрывая клыками мягкую кожу. Однако, как он ни старался, удовлетворения от поедания такой прекрасной пищи он не испытывал. У волка сложилось ощущение, будто он жует жухлую листву. На некоторое время оторвавшись от лани, Гаспар с грустью глянул на Велеса, которого наверняка постигло такое же разочарование. Но все же, какой бы безвкусной не была еда, это все-таки еда, и легионер чувствовал, как голод отступает. Все же, это лучше тухлой мертвечины.
Янтароокий жевал безвкусную олениху до тех пор, пока его желудок не сказал, что пора заканчивать. Пусть он и не получил особого наслаждения от трапезы, есть все-таки не хотелось, и Гаспар был благодарен хотя бы этому.
Когда он поднял окровавленную морду, то увидел впереди волчий силуэт. Раньше он сказал бы, что это очередная голодная галлюцинация, но сейчас он был сыт, и можно даже сказать, что пришел в себя. Значит, перед ним не глюк?
То был вполне реальный волк, а рядом на дереве сидела птица, только тело ее сверкало, точно водная гладь. Гаспар хотел бы рассмотреть поближе, но не решался сделать и шага вперед, боясь, что видение исчезнет. Так всегда происходило, и белому не хотелось снова рисковать. Лучше он рассмотрит птицу потом, а сейчас послушает, о чем это они там болтают.
-Мы никакие не выродки. Мы обычные смертные, мы из Легиона. – Гаспар не имел представления, кто такие Ифриты и почему они собираются исчезнуть.
Сначала легионер решил, что чужаками назвали их с Велесом, что они якобы незаконно ворвались в какой-то Край, вытесняя его коренных жителей. Но потом, когда волк услышал об Ал-Амонке, то понял, что призрачный красный волк явно ошибся. Об амонкиритах и их мире Гаспар знал очень хорошо, хотя бы потому, что с западом они контачат весьма охотно. А еще он знал, что Луна и Солей, сыновья Фрактала, были наполовину амонкиритами, ну или просто жили там вместе со своей матерью. Может, этот волк говорил о них? На памяти белошкурого эти двое были единственными, кто жил сейчас на Острвое из Ал-Амонка. Но спросить легионер пока не решился, и только наблюдал, что будет дальше, и как ему ответит призрак на уже сказанные слова.

+1

18

Красный лес, лань, миражи и видения, стальная птица крылом разрезающая плоть, голод туго сковавший животы хищников... Все это казалось диким артхаосом, что так внезапно врезался в сухое существование волков, что способен свести с ума. Это все казалось столь иллюзорным, что пугало  с каждым действием  все больше и больше. И вот теперь, практически повиснув на ноге  чужой добычи, Елс заметил, что в его пасть не сочится теплая солоноватая кровь, а лишь некая безвкусная жижа. Может быть поэтому стальная птица разжала свои когти, да рухнули волки вниз вместе с несчастной жертвой.
Велес прикоснулся к туше и пахла она мясом. Однако как и кровь, не имела она никакого вкуса. Волокна, хрящи, артерии рвались под нажимом хищных челюстей, живот наполнялся мясом, голод отступал прочь, однако никакого вкуса зверь не чувствовал. Это напоминало некий вынужденный ритуал, будто бы игру "кто падет ниже", где нет победителей. Или ешь или умри... И Змей ел.
Долго ли, коротко ли, однако набив живот до сыта Черт все же поднял моду от туши. Туманная дымка зарябила, пока не превратилась в силуэт рослого багрового зверя, чья морда была покрыта серебристой сединой. Старец стоял неподалеку и не смотрел на незнакомцев, взгляд его был устремлен куда-то вдаль, куда-то сквозь них. Но он их видел, что заставляло кровь стыть в жилах. И близ этого странного зверя, на ветви, сидел белоснежный беркут, точь в точь как Солум, но тело его было украшено черными пластинами, кои отражали бледным блеском серый свет Красного леса. Птица внимательно разглядывала Легионеров скользя пристальным взглядом по их телам будто стальным клинком, и казалось, что старый волк смотрит глазами ее, видит их...
Край заполняется чужаками. Коренным ифритам суждено исчезнуть, и скоро выродки из Ал-Амонка возьмут наше имя. Что скажешь ты, друг мой?- начал было незнакомец, но обращался к птице, пусть и будто желая, что бы "чужаки" слышали его.
Велес повел ушами. Багровый говорил о дальних землях которые были сокрыты от жителей острова веками, пусть знания о них и были доступны любопытным и настойчивым. Выходцы Ал-Амонки были столь же реальными, как и Гаспар с Елсом, и коль не подводила подпалого память, то некоторые из них жили среди легионеров. А вот Ифриты... Знающие говорили, что ифриты изжили себя, либо ушли прочь после того, как врата в Выжженные земли были открыты и Ал-Амонки отправились сюда, однако...
Глаза Змея едва заметно округлились выдавая трепетное удивление хищника. Красный лес покрытый странной дымкой, человек закованный в темное железо и бьющий киркою скалу, птица, чье тело украшено начищенными пластинами и старец, чья шерсть цвета крови... Они нашли мир Калахиры и возможно пред ними последний, кто может называться памятью живых ифритов.
-Мы никакие не выродки. Мы обычные смертные, мы из Легиона.
Слова Гаспара выдернули Велеса из пучин осознания реальности. Волк встрепенулся и с неким недоверием и страхом взглянул на незнакомца вновь в молчаливом ожидании ответа на такую дерзость. Что может сделать ифрит со смертным в Выжженных Землях? Даже самые пытливые умы старейшин не могли дать ответ на этот вопрос. Кажется Гаспар плохо слушал рассказы Орденцев, либо не слушал их вовсе, коль явно не понял кто перед ними возник.
- Мое почтение.- неожиданно даже для себя вдруг начал Змей чуть склонив голову в дружелюбном знаке приветствия, - Мы не Ал-Амонки, мы дети Острова и не по воле своей здесь оказавшиеся. Думаю вы знаете, что это невозможно...
Велес сделал несколько шагов вперед, чтобы обогнуть лежащую пред лапами тушу лани.

+1

19

Что бы там ни подумали волки, но призрак обращался определенно не к ним.
Ни единого намека не было на то, что калахирит вообще их услышал, ведь предположения Велеса были верны. Коренные ифриты бесследно исчезли.
Мираж видел то, чего не видели они - стоило словам увязнуть в тишине, как следующий эфирный волк возник среди деревьев. В комплекции он походил на первого. Тем не менее, по кипенно-белой шкуре и горделивой осанке можно было принять его за первородного, если бы не сказанные слова:
- Надо уходить, - прогудел дух, склоняя голову. - Прочь от чужаков. Истинным сынам Калахиры не предстало смешиваться с отпрысками ее сестры. Мы уйдем, но сохраним свое величие.
Их тела, словно отблески прошлого, стали расплываться. Голос рыжего ифрита звучал издалека:
- Но куда нам идти?
Беркут просуществовал немного дольше. Посмотрев сначала на Велеса, а затем и на Гаспара, он взмахнул белоперыми крыльями и унесся вперед.
- За ним! Нельзя потерять его из виду! - вид бронированной птицы привел переярка в странное возбуждение.
Не оборачиваясь на старшего легионера, он унесся в багряный туман и.... больше Велес его не видел. Велес вообще ничего не видел. Багряное марево было настолько плотным, что на расстоянии вытянутой человеческой руки уже не получалось разглядеть хоть что-то. Ни звука. Только странный песок хрустел под лапами, такого же цвета, как и туман, как и все вокруг.
Велес нашел дерево. Единственное. Старый дуб, распластавший по небу голые ветки, и больше ничего рядом не наблюдалось.
Пока над головой не раздался оглушительный клекот.
Он будто бы служил предупреждением - из призрачной стены вырвалась красная тень. Совершенно новый ифрит, с бешеными глазами, смотрящими не по-волчьи, по-чудовищному, с пастью, исходящей пенистой слюной, и неестественно резкими, но стремительными движениями. Велес не успел опомниться, как зверь вгрызся ему в плечо, с каким-то пугающим упоением, словно только этого он и ждал - отведать живой плоти. Реален ли ифрит? Это было неизвестно. Но боль была вполне настоящей.

Гаспар выведен из игры.


Sva

Отредактировано Game Master (2017-09-25 17:10:19)

0

20

Велес осекся- было видно, что волки его не услышали. Это лишь мираж, воспоминание из прошлого, ни живое и ни мертвое, странная сущность затерянная между гранями тьмы и света. Они, как и железный человек, как кровавая бестия, как весь этот проклятый мир были ничем иным, как следствием воспаленного мозга этого прогнившего острова. Но одно теперь подпалый знал наверняка- это ифриты. Те самые, существование которых он ставил под сомнение. Но о чем же тогда говорят эти хищники, на что так тоскливо устремлен их взгляд?
Видения начали меркнуть, будто расплывались смешиваясь с красным лесом. И только птица, чье тело было украшено серебристыми бляхами задержалась на своем насесте. Ее хищный, тяжелый взгляд был направлен прямо на Гаспара и Велеса, от чего невольно по хребту пробегали мурашки.
- Нет, это отблеск прошлого.. Он не может нас видеть...- но глаза Черта не могли ему лгать, он верил им. Беркут смотрел на них, он видел их своими глазами, если только... Если только они не повторяют подобно дежавю, чьи-то чужие движения.
Некое красное марево начало подступать со всех сторон, густое, будто кровавый туман.
Птица взмахнула крыльями и скоро скрылась из виду. Стоило миражу лишь шевельнуться, как Гаспар пришел в неистовство и, вскрикнув нечто вдохновляющее на преследование, скрылся в наступающей мгле. Змей же не смел и шагу сделать, как неизвестность окутала его с носа и до хвоста, застилая глаза кровавой краской, что на пол корпуса было ничего не видно. Исчезли и звуки, исчезли и шорохи, будто все, что было живое в этом странном месте, сожрало великое Ничто.
Осторожно переставляя лапы, практически на ощупь Легионер начал двигаться вперед пока не увидел перед собою погибший дуб, чьи корявые голые ветви тянулись к красному небу.
В то же мгновение некая тень шмыгнула вперед и вскоре преобразилась в еще одного ифрита. Но что-то в нем было иное, что-то отторгающее и пугающее. Покрытые пеленой безумия глаза, ощеренная в гримасе ненависти пасть, движения подобные рывкам змеи. Велес успел лишь охнуть, как морок швырнулся на него и впился клыками в плечо.
Но что это?.. Миражи не могут причинить боли ныне живущим, они бесплотны, бестелесны. Однако волк отчетливо чувствовал ту боль, с которой чужие клыки рвали его плоть.
От неожиданности зверь пошатнулся, но не упал. Не зная наверняка что делать, Елс ступил в сторону, стараясь сбросить с себя невиданное существо.

+1


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Запад Острова » Лес Калахиры