24
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления января:
05.02.2019
Создана тема с описанием кораблей и ключевых фигур нового сезона - Начало пути | Отплытие
13.01.2019
Стартовал новый игровой сезон - «За горизонтом». Проведена чистка. Закрыт прием в стаю «Пантеон»
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "За горизонтом"

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Подземелье » Тропические заросли


Тропические заросли

Сообщений 21 страница 29 из 29

1

http://satirics.net/d/img/d5e4c94cfb9d0a264776.png

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Мертвое озеро
Юг | ---
Запад | Зеленая протока
Восток | Пещеры лекарей

0

21

Этен продолжал своими глазами следить за глазами сестры, не забывая при этом также поглядывать на то, чем занимается Джин. Все-таки он, видимо, неплохой парень, раз не стал перебивать Россо при ее ответе, да и если не решил возникнуть перед кайзерами, мол почему они сомневаются в его преданности. Прежде всего волчата - его будущие правители, ведь Этен скорее всего займет высокую должность, если. конечно, с сестрой ничего не случится, что серый малыш не считал. Волчонок опустил уши, отведя взгляд от уже просмотренных участков, решая принять участие в поиске прохода, который должен привести трех к медведю Когу. Почему-то сейчас кайзер пожалел, что согласился на это задание, а вдруг их убьют? Хотя задача рыцаря - защищать волчат, а также помогать им в случае какой-нибудь трудности. Этен выдохнул, вновь переводя взгляд на Джина. У него был приятный цвет шерсти, что, вообще то, казалось серому всего-лишь отличительным знаком, ведь как гласит поговорка: "Встречают по одежке, а провожает по уму." Так что тут стоит приглядываться к характеру рыцаря, чтобы в последствии Этен смог доверить тому свою жизнь, правда сам малец не очень то желал вверять в чьи-то лапы свою сохранность, этим волком может быть только мать, а быть может в дальнейшем и сестра, хотя кайзер лучше самолично станет оберегать свое существование, обратившись к богине или к отцу. Внезапно в голову волчонка пришла мысль! Надо рассказать об этом сестре, ведь она тоже наверняка не против получше попробовать узнать про отца.
- Эй, Россо! Знаешь, что? - быстро зашептал Этен, косясь на Джина, чтобы тот ненароком не подслушал разговор,- Я недавно пытался выведать у мамы кое-что про отца и знаешь, что она мне сказала? У нас в Легионе есть брат, с которым мать посоветовала сходить к Янтарной лощине, давай как-нибудь сходим вместе? - глупо, наверное, было говорить сестренке такую информацию, ведь она могла отправиться туда без Этена, а тогда бы волчонок сильно обиделся на сестру, родственники так не поступают друг с другом. Кайзер снова отошел от сестры. позволяя ей все как следует обдумать, может она сочтет это его предложение за ложь, кто знает.
Дальше Россо отыскала проход, гордо и громко закричав о своей удаче. Волчонок поднялся с места (до этого малыш сел) и стал вытягивать свою шею, сохраняя свою безопасность, вдруг там какая-нибудь нежить обитает, а как только она выпрыгнет, то сразу же на серого мальца. Кайзер тряхнул головой, отгоняя смешные и глупые щенячьи мысли. Но все равно он держался на расстоянии, а подошел лишь тогда, когда сестра досадно подпрыгнула. "Только бы ей все это показалось, и там на самом деле ничего нет. Может просто норка грызуна какого, я бы не отказался от еды.." Рассеянно подумал Этен, подходя к Россо и поднимая свой взгляд. Там был выступ, но волчатам вряд ли до него будет легко достать, только если Джин не подсадит их туда. А когда они будут спускать вниз их тоже надо будет снять! А если он неудачно спрыгнет, то запросто может себе сломать свою шею! Волчонок, услышав предложение сестрички, кивнул, соглашаясь с этим, все-таки им нужно выполнить задание матери, и чем быстрее - тем лучше.

Отредактировано Этен (2014-06-09 13:11:01)

0

22

Принюхиваясь, осматривая каждый куст, Джин еще старался не выпускать из поля зрения волчат, позволяя им держаться на приличном расстоянии. В воздухе, казалось, уже летали сомнения и недоверие серого Этена, правда, он не выглядел так, как будто собирается скрывать свое отношение к новому волку. Джину было, по сути, пока все равно, кроме косых взглядов это отношение никак не проявлялось. Правда, он понимал, что стоит как-нибудь доказать, что здесь он с самыми лучшими намерениями, какие только можно представить. Он не хотел возвращаться в город, о других стаях он знал только то, что они есть, и то, даже не представлял, сколько их может быть наверху.
Размышления о стаях привели его к воспоминаниям о Рагнаре. Джин не видел его уже почти месяц. Не сказать, что он сильно по нему скучал, они даже толком познакомиться не успели, разве что Рагнар устроил внезапную вспышку эмоций, но кто знает, в честь чего это было и свойственно ли это ему вообще.
Джин усмехнулся, вспомнив тот момент, и тут же запнулся об корень, негромко ойкнув. И тут же чуть не зарычал, поморщившись. «Проклятье! Сегодня день, когда я должен облажаться перед всеми?» Волк глубоко вздохнул, выдохнул и посмотрел на волчат. Этен что-то быстро шептал сестре. Джин мог бы услышать, о чем они говорят, если бы постарался, но это было не в его правилах, да и выглядело все так, словно слова те не для ушей бывшего городского.
Вежливо отвернувшись, Джин приподнял голову и внимательно принюхался, высматривая возможную опасность. Свежий воздух резанул легкие, словно до этого волк был в каком-нибудь подвале в душном городе. Листья же не выказывали никакого желания нападать, ровно как и вся остальная растительность. Небо становилось светлее, хотя в тропики оно проникало не так глубоко, застревая в деревьях. Волк прикрыл на секунду глаза, представляя себя однажды теплым летом на каком-нибудь пике на одном уровне с птицами. Ветер завывает, небо зовет...
Внезапно Россо завопила о проходе, отчего Джин едва не подпрыгнул, распахивая глаза и снова поворачиваясь к кайзерам, моментально осматривая обоих на предмет повреждений. Пока он подходил к ним, он успел понять, что вскрик маленькой волчицы был радостным, и уже спокойно наблюдал, как рыжая безуспешно пытается залезть на выступ.
- Джин... Хм. Ты бы не мог подсадить нас с Этеном?
Волк бы и усмехнулся такой очевидной просьбе, хотя бы про себя, если бы уже с полминуты не думал о том же. С одной стороны, дальше могло быть что угодно, опасное и не очень, нельзя было вперед пускать волчат, но с другой – не стоило бы оставлять их и с этой стороны.
Волк нахмурился, переводя взгляд с Этена на Россо. Как он мог забыть, что тут дело еще и в отношении к кайзерам. Было несколько вариантов, но ни один, наверное, не понравится обоим волчатам.
Он мог бы сначала забраться сам и пойти вперед на разведку, мог бы помочь щенкам забраться и опять-таки пойти вперед. Мог бы позволить им его вести, а самому идти следом, чтобы в любой момент успеть помочь, но ход не выглядел достаточно широким, чтобы в нем можно было двигаться быстро. Особенно немаленькому Джину. Россо явно не понравится, что ей не дали вести. А еще надо было помочь залезть на этот выступ, а волк представлял себе только один способ – взять за шкирку и помочь. Но не мог же он так поступить с кайзерами! Или мог?
Пометавшись, Джин громко выдохнул. В конце концов, они ищут медведя.
- Этен, позволишь? – волк напустил суровый вид и совершенно не беспокоясь, схватил серого за шкирку, запрыгивая с ним на выступ. Не тратя ни секунды, он вернулся и схватил и Россо за шкирку, так же забираясь с ней ко второму волку, намеренно загораживая спиной проход. – При всем уважении, я не позволю вам обоим идти вперед первыми, - серьезно и четко произнес волк, глянув каждому в глаза. Он надеялся, что они поймут его. Может, конечно, не стоило так поступать, может, они были опытнее его в этом плане, но рисковать Джин не хотел. Это была бы не просто неудача.
Не дожидаясь, волк развернулся и нырнул в тернистый проход.

Отредактировано Gin T. Sam (2014-06-12 00:37:29)

+1

23

Открыт успешный переход в Превратные столбы

0

24

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

25

--->> Вне игры

Сезон «За горизонтом»
12 августа 188 года, вечер

[indent] — Бра-атик! — Раздаётся тоненький детский голосок откуда-то снизу. Алерион с любопытством опустил глаза и заметил первородного волчонка, запутавшегося в его лапах. Малыш настолько мал, что даже небольшой по размерам Рин старается ступать осторожно, чтобы случайно не наступить чертёнку на хвост. — А на Поверхности правда водятся чудовища?.. — Спрашивает дитё, и видно, что ему до ужаса любопытно, но и страшно. Его мать куда-то подевалась, видно, искала пропитание или помогала лекарям, а отец мальчонки погиб под обвалом. Сам же непоседа родился в Ордене и не ведал настоящего Солнца и его согревающих лучей на северной шубке. Детвора чуть постарше, кажется, запугала беднягу всякими глупостями об Острове, отчего тот искренне считал, что стоит им покинуть Подземелье, как их обязательно схватит что-то ужасное.
[indent] Алерион не винил волчонка. Тому не повезло родиться в период войны с орбецинами, когда нельзя было доверять никому и ничему. Хорошо, что он предательства Черноордена не застал — так был мал. И о каком выходе наружу до сей поры могла идти речь? Адепту искренне хотелось оторвать уши тем, кто посмел рассказывать малышу подобные небылицы. Конечно, на Поверхности, говорят, сейчас тоже опасно, но ничуть не страшнее, чем оставаться тут и дрожать каждый раз от мысли, что тебе вот-вот на голову свалится солидный кусок потолка. Косонис почти не согревало, кристаллы умирали на глазах, охотиться становилось всё сложнее… Рано или поздно Веледе всё равно бы пришлось вывести стаю из подземных пещер. Кто знает, с чем столкнётся инквизитор там, под звёздным куполом. Поэтому Алерион должен быть рядом с ней, во всём её слушаться и поддерживать.
[indent] — Что за ерунда! Кто сказал тебе такую бессмыслицу? — Наигранно возмутился первородный, скорчив оскорблённую рожицу. — Я был чуть старше тебя, а уже учился охотиться со своей стаей там, наверху, и никаких чудовищ никогда не видел.
[indent] Конечно, про легионеров, истребивших его стаю, Ал благоразумно промолчал. Толку-то эту мелочь пузатую пугать?
[indent] — Честно-честно? — Недоверчиво прогундосило дитё.
[indent] — Разве я когда-нибудь тебя обманывал? — Строго спросил северянин. Малыш задумался, потом медленно покачал головой. — Тогда беги, найди маму и больше не убегай, понял? А друзьям скажи, чтобы не болтали чепуху. На Поверхности очень красиво. Там росли твои родители и все-все наши вожаки, какие только вели Орден. Это наш второй дом.
[indent] Ал запрокинул голову к потолку. Вернее, к тому, что от него осталось. Каменный шатёр раскололо «молнией». Так и не собрав осколки — последствие землетрясения — серое «небо», казалось, истекало кровью. Из многочисленных расщелин лился алый свет, затапливая Подземелье золотисто-багровыми волнами, согревающим августовским теплом — того солнца, настоящего, пред которым меркло величие «искусственного» орденского светила. Где-то там, дальше, должен быть выход на Поверхность. Веледа отправила разведчиков ещё с час назад, а они всё не возвращались, и её это, конечно, тревожило.
[indent] Ребёнок прощебетал что-то на прощание и поскакал за положенной ему долей родительского внимания. Молочным мазком крошечная белая фигурка рассекла световой водопад. Такой маленький, так напоминающий Алу его самого в детстве, с такой искренностью зарывающийся в материнскую шубку. Волчица тряслась над травами неподалёку. Алерион уже её заметил, хотел проводить волчонка и предложить помощь, но столкнулся взглядами с Зольфом.
[indent] От неожиданности адепт даже чуть отступил назад. Легионер, как и Кариат, возвышался над первородным белоснежной скалой, грозящей вот-вот всё похоронить под своей тенью. Широкие плечи, массивная грудная клетка, стальная челюсть и пронзительные кобальтовые льдины, мирно дрейфующие в белом шерстяном море — это был отец Микаэля.
[indent] — Привет, здоровяк, — без всяких церемоний поприветствовал гостя Рин и солнечно улыбнулся глазами. — Ты не видел Веледу?

Отредактировано Алерион (2019-02-11 18:16:20)

+2

26

--->> Вне игры

«За Горизонтом»
12 августа 188 года[/font][/size]

Ожидание изводило, вызывало мерзкое чувство, которое грызло и скребло изнутри, где-то за сердцем, как маленький надоедливый скорпион. Волки Ордена сновали туда-сюда, старые и младые, а особо маленькие всячески старались, казалось бы, попасть кому-нибудь под лапу. Они напоминали муравьев, полностью занятых своими делами и не обращающих внимания ни на что вокруг. Например, никто из них не кидал подозрительных или открыто враждебных взглядов на Зольфа. Им было плевать, откуда он явился и кто он такой, главное, что Веледа пустила его в их Подземелья и считала достойным доверия. Багровый с таким еще не сталкивался в своей жизни. Слишком привык ходить под дулами пристальных взглядов, слишком привык быть чужим, привык не вписываться. Но местному народу не было до этого никакого дела, слишком много новоприбывших видели они на своем веку. Быть может слово "странник" и происходит от "странный", но главное, чтоб гость не был безумцем... Так что ни один волк не отвлекал Старшего от его назойливых и тяжелых, как грозовые облака, мыслей.
Только воссоединившись с сыновьями и убедившись в том, что Микаэль жив, отец был вынужден снова отпустить их, отправить на поиски Сафари и Хасты, а вместе с тем и в поисках информации о землетрясении и о странной активности людей в Городе. Зольф собирался отправиться с ними, однако натолкнулся на яростное сопротивление Ферна и, внезапно, на мягкое, но не менее твердое возражение со стороны Микаэля. Сказали, мол, ты, старый пень, оставайся тут. Будешь помогать Ордену и докладывать о делах здесь. Сначала Багровый бесился, бодался с ними... Череп у него был крепкий, это все знали, кому угодно лоб расшибет. Но тут было двое на одного, да и к тому же, череп у его сыновей был не многим менее крепкий, и не стоило забывать, что они были не только его детьми, но и детьми Дэл. Что же, термоядерное сочетание получилось... Старший уступил. Сказал, что останется помогать этим подземным жителям, но если Ферн с Калле посмеют вернуться без Хасты и Сафари, прижав уши к макушке, или же с ранениями, он их лично из кожи вытряхнет и впредь без отцовского указа хрен они куда посмеют отправиться.
Тем временем, волки Ордена тоже ожидали кое-кого. Возвращения отряда разведчиков. Но те что-то не торопились вернуться. Волк переключился с мыслей о своих блудных детях, заозирался вокруг. Увидел молодого парнишку, Алериона, который белел ярким пятном, расчерченным алыми полосами закатного солнца, лучи которого пробивались сверху. Не сказать, что мальчишка был так уж хорошо ему знаком. Все, что знал о нем матерый волк, так это то, что он, по непонятным причинам, очень сдружился с Микаэлем, ну и то, что ему не всегда удается держать язык за зубами, когда это нужно.
Зольф подошел поближе, встретившись взглядом с молодым волком. Тот слегка шарахнулся. Не от страха, а будто бы для того, чтоб установить более удобную дистанцию, с которой ему не придется задирать голову слишком высоко, чтобы смотреть собеседнику куда-то повыше подбородка. Отработанный жест. С Калле он, наверное, делал так же. Багровый едва заметно улыбнулся в усы, невнятно проворчал что-то беззлобное на его приветствие.
— Ты не видел Веледу?
Ах да, Веледа...
— Нет, я не видел Веледу. Скажу честно, что ее довольно легко упустить из виду, если не смотреть себе под лапы достаточно часто...
Если говорить откровенно, столь... маленького лидера Старшему еще не приходилось видеть на своем веку. Не то что бы он имел что-то против, тем более, что несмотря на миниатюрность, первородная умудрялась производить впечатление особы со стальным стержнем.

+1

27

--->> Вне игры

За горизонтом
12 августа 188 года, вечер

Заросший, дышащий свежими зелёными побегами лес наверняка был в недоумении. Листья тянулись попеременно к угасающему магическому свету и к настоящему, незнакомому для них жаркому небесному. Веледа методично обходила некоторые укромные уголки, с неудовольствием обнаружив, что многие растения, в особенности молодые и тенелюбивые, скорчились от излишне яркого освещения. Поделать ровным счётом ничего нельзя — всё и так рушится, как бобровая плотина от излишнего паводка. Инквизитор Ордена пряталась в этих кустах с целью хоть как-то отвлечься, но взгляд её падал лишь на новые следы угасания, разрушения и изменения существующего порядка. Она подняла голову вверх, щуря глаза. Лучи закатного солнца не слепили, но оттенок их был непривычен для подземной жительницы. Он не переливался гармонично, источаемый кристаллами, не распадался на спектр и не рассеивался в окружающей дымке. И воздух оттуда же лился терпкий, полный запахов, которые острое обоняние излишне чётко подмечало.

Волчица устало привалилась боком к мшистому стволу дерева, пропитывая шкуру травяным ароматом по привычке. Минуты покоя растягивались, пока не превращались в петлю, захлестнувшую горло: долго сидеть в одиночестве инквизитор не могла. Воображение (и опыт) моментально рисовали страшные (обычные для Ордена) ситуации, которые без её вмешательства обязательно переквалифицируются в фатальные. Баланс сил в разрушающемся Подземье был настолько искажён, что первородная и припомнить не могла, когда всё было нормально. Недавно прошёл шквал некоей энергии, стоило проломиться потолку в ещё одном месте: от солнечного света выцвели и раскрошились растущие из озера кристаллы, после чего спонтанно сработали артефакты у находящихся поблизости. И пока Веледа выпутывала из обезумевших лиан несчастного пользователя волшебных вещиц, кто-то спонтанными воплями докладывал о шеренгах пауков-самоубийц, что рядком торжественно топали к пятачкам солнечного света и там же пафосно сдыхали. Крыша ехала не только у пещер, и если бы не ледяное самообладание лидера, кто знает, какой хаос воцарился бы вокруг?

Или воцаряется прямо сейчас, пока она валяется в кустах. С тоскливым вздохом инквизитор-трудоголик поднялась с уютной полянки, уже без трепета раздавив лапами несчастные проростки, и направилась обратно к более оживлённой части зарослей, где ещё сохранялись звериные тропы. Ветер, с недавних пор ещё более капризный и переменчивый, упорно и услужливо доносил до неё занятный букет ароматов. Веледа без труда узнала Алериона и спустя мгновенную задержку — новичка, более напоминающего старичка. От сходства Зольфа с одним из её наставников ещё в Первом Ветре мороз пробирал по загривку, словно мог старый Хааген восстать из мёртвых... и нарожать себе кучу внеплановых легионерских детишек. К слову, Веледа удивительно спокойно восприняла прошлое этого типа. Воистину, с недавних пор более важными приметами было количество лап, длина хвоста и восприятие цвета Арашу, чем принадлежность к той своре мохнатых ублюдков. Благо, Зольф ещё и был белым, что давало пару очков к карме.

Меж ушей нестерпимо зачесалось — верная примета, что о ней говорят. Дёрнув шкурой, Веледа мягкой рысью подобралась к беседующим, чуть повернув голову набок: так смотреть было удобнее, чем задирать нос кверху, как щенку. Хищно блеснул янтарный глаз, окружённый паутинками шрамов, которые обнажились от летней линьки; инквизитор успела услышать фразу про лапки.

Самое время посмотреть, — с деланным добродушием подметила первородная, щурясь на миг, а затем отступая в тень. — Ты искал меня? — волчица обратилась к Алериону, уже с меньшей пристальностью уставившись на морду молодого волка. Особой тревоги заметно не было, значит, её отсутствие не привело к полному краху, и можно было дышать спокойно.

+1

28

--->> Вне игры

Дорогу от города до пещер, Каэль знал наизусть, разрываясь между своим временным пристанищем и местом, которое он уже давно считал своим домом. У него не было причин надолго оставаться с людьми, но, признаться, к их обществу первородный тоже успел привязаться. Как ни крути, а двуногие были интересны, во многих отношениях. Своими крепкими семейными узами, они напоминали орденцу волчью стаю, и, проводя такие параллели, он все чаще и чаще подмечал, что различия между двумя видами, в общем-то, не столь существенны... Двуногие не были волкам родней, но преследовали те же цели, что и любая стая - уберечь потомство и друг друга, прокормиться, найти свое место в обществе и занять нишу, которая была предназначена каждому горожанину. Именно своеобразное ментальное родство, которое Каэль прочувствовал за время своего пребывания с охотником, удерживало его от побега в лес. Ну и весть о постройке кораблей, конечно... Когда стало известно о том, что погибающий остров можно покинуть морем, волк уцепился за эту мысль, словно за спасательный круг. Не только для себя, и не столько для себя, сколько для тех, кого он все еще считал товарищами.

Каэль неоднократно приходил к подземельям, но теперь, по истечению стольких месяцев, он был для стаи практически призраком прошлого. Приближаясь к расщелинам, он слышал утробное ворчание из подземных тоннелей, и отступал, не желая нервировать тех, кто и так потерял практически все. Даже снаружи было видно, как земля застыла уродливой волной - последствия обрушения части внутренних переходов. В некоторые расщелины, волк мог попытаться протиснуться, однако там, внизу, никто его не ждал. За время пребывания на поверхности, Каэль пропитался запахом собак и людей, подавлявших все прочие. Именно поэтому, он не держал на состайников зла. В минуты отчаяния, когда прежний уклад жизни разбился на тысячи осколков, городские жители были даже менее желанными гостями, чем обычно.

Первородный, однако, надежду не оставлял. Чем меньше времени оставалось до отплытия, тем призрачнее был шанс вытащить Орден на поверхность и увести с собой. Завтра утром, деревянные гиганты отправятся в путь, оставив позади тонущий Остров и его жителей. Времени почти не осталось, восход солнца поделит этот крошечный мир на две части. Охотник, успевший тоже прикипеть к своему лохматому товарищу душой, кажется, готов был помочь. Люди, вопреки волчьим легендам и сказкам, тоже умели сопереживать. И хотя доверять ему полностью Каэль так и не научился, выбора у них практически не было. Остров погибнет, шансов на его спасение практически нет. И только с помощью человека можно попытаться вырваться из этой гигантской ловушки, постепенно уходившей под воду.

Добравшись до одной из больших расщелин, Каэль обернулся, смерив пристальным взглядом охотника, который стоял на приличном отдалении, опираясь на ствол дерева. Он все еще плохо ходил, заметно хромал, и сильно рисковал, приближаясь в таком состоянии к волчьему логову. У него было с собой ружье, как и полагается гильдийцу, но первородный точно знал, что выстрелить тот не посмеет. Наверное, после встречи со своим заклятым лесным врагом, он тоже понял их капельку больше.
Дернув носом, Каэль направился вдоль разлома, периодически опуская в него нос, и принюхиваясь. Запахов было слишком много, и долгое нахождение растений под землей, в ограниченном пространстве, практически пропитало ароматами стены изнутри. Сбиваясь с волчьих запахов, белый часто останавливался, чтобы поймать их вновь, и нервничал от того, как утекало драгоценное время.

Лишь спустя примерно полчаса, кочуя от одной расщелины до другой, Каэль, наконец, поймал знакомый запах. Устремившись вперед, вдоль раскола, он подобрался к тому, что когда-то было пещерой лекарей, и, плюхнувшись на землю, просунул морду в огромную потолочную дыру, устремив взгляд на своих старых знакомых. Он узнал их не столько по запаху, сколько по голосу и внешнему виду - Алериона и Веледу он вычислил бы среди сотен первородных волков. Довольно фыркнув, и, не заметив, как собственный хвост с чудовищной скоростью подметает землю, Каэль собирался было понаблюдать за товарищами несколько минут, чтобы оценить их настроение и готовность идти на контакт, однако обилие запахов, исходивших от пещеры лекарей и увядавших растений, резало чуткий, отвыкший от этого, нос. Секунда - и громогласный чих раздается на всю пещеру, а сам Каэль неловко бьется затылком о край расщелины, не успев вытащить голову из потолочной дыры.

+2

29

[indent] В Зольфе было нечто магическое: сила ли харизмы, накопленный ли опыт, но этому гиганту хотелось внимать, а особого рода юмор, другим бы показавшийся не к месту, заставлял Алериона лукаво улыбаться, хотя ему вовсе не нравилось, что какой-то там легионер может вызывать в нём подобные чувства. Однако Ал был осторожен с новоявленным союзником, в какой-то степени даже старался отгораживаться от влияния, которое Зольф оказывал на окружающих: орденцу было важно сохранить баланс между эмоциями, что легионер заставлял испытывать, и рациональностью, позволявшей Рину трезво смотреть на мир, не поддаваться манипуляциям, страху и сомнениям. В трудную минуту эта беспристрастность не раз спасала ему шкуру. Поэтому он не любил полагаться на кого-либо: идолов себе не искал, богам не доверял.
[indent] И всё же меткий камешек в огород Веледы заставил Ала тихонько хихикнуть — шутку он оценил. А затем взгляд Зольфа, брошенный через плечо переярка, очень верно подсказал: о, да, парень, она сзади! Трепещи, она всё слышала!
[indent] Про себя первородный неуютно поёжился и резко развернулся, встречая инквизитора острым белым заборчиком из клыков, в котором легко угадывалась широкая улыбка.
[indent] — Веле-е-еда!
[indent] — Ты искал меня? — Волчица сразу перешла к делу, слегка озадачив Алериона и заставив спешно вспоминать: а что ж он там от неё хотел?
[indent] — Ах, да! — Алерион взбудоражено дёрнул ушами и, покосившись на группку лекарей-адептов, разместившихся от них чуть в стороне и пугливо озирающихся по сторонам, заговорщически прошептал: — Знаешь, мне кажется, мы немного накосячили. У одного из старших рыцарей была бессонница — кошмары всякие — и наши решили дать ему белены, чтобы успокоился и выспался. Теперь старик видит странные вещи… Знаешь, там, Арашу в потолке, Антея за каждым деревом… И так смешно…простите…необычно шугается от каждого камня. Мы сначала думали, что отравили беднягу. Но нет, с дозировкой всё в порядке. И я вот думаю… Может, у его организма особая восприимчивость к этой травке? И что теперь делать?
[indent] Рину уже было не до веселья. Договорив, он вмиг словно стал старше, холоднее, строже к себе, хотя, казалось бы, тот несчастный даже не был его пациентом, и ответственности он никакой за эту ошибку не нёс. Однако на Веледу требовательно смотрели совсем не детские глаза: им важно найти выход, докопаться до истины, научиться, чтобы подобного рода оплошность никогда не повторилась, чтобы в будущем никто от подобного не пострадал.
[indent] Веледа знала, отчего эти перемены: не так давно Алерион впервые потерял пациента, которого вёл самостоятельно — от начала и до конца. То была слепая волчица, которую израненной он, Микаэль и Фэй нашли в тоннелях. И хотя Рин обработал раны пострадавшей, благополучно доставил её в лагерь Ордена и выхаживал в течение длительного периода, зрение он ей вернуть уже не мог, а потом волчица и вовсе пропала. Её так не нашли. С такими ранами вряд ли она смогла бы выжить в одиночку. Хуже того: так и не был найден тот, кто совершил с несчастной подобное зверство, а это значит, что где-то по орденским территориям на свободе гуляет зло.
[indent] Почему-то очень рациональный в таких случаях Алерион слишком близко к сердцу принял произошедшее и даже на некоторое время отказался от должности лекаря, предпочитая охотиться или патрулировать территорию — только бы не нести ответственность за чужие жизни. Однако прошло время, чувство вины уползло на самые задворки сознания, бережно сменившись долгом перед стаей. А первородный морально подрос, стал ответственнее, требовательнее, осторожнее. Не было такого в этой жизни, к чему бы Ал относился с таким же вниманием и благоговением, как к своей работе. Это было что-то совершенно новое в его характере, выставлявшее его в совсем ином свете.
[indent] Северянин не любил жаловаться и показывать свои слабости, поэтому можно было только догадываться о том, какие мысли вороньём носятся в его голове. Однако не нужно быть гением, чтобы догадаться: с того дня Рин на многие вещи смотрел иначе. И сейчас, обратившись с этим вопросом к Веледе, вместо того чтобы докопаться до истины самостоятельно, он в некотором роде это демонстрировал. Не беспомощность, но осторожность и потребность в мнении кого-то более опытного. Чтобы минимизировать возможный ущерб.
[indent] И тут их прервали. От громкого, резкого звука, эхом разнёсшегося по пещере, Алерион подскочил и, высоко задрав голову, стал таращится в потолок в поисках нарушителя спокойствия. Когда взгляд северянина наткнулся на застрявшую в расщелине голову, Веледа и Зольф, находившиеся рядом, могли во всей красе лицезреть, как челюсть Рина, с характерным звуком отвиснув, стремительно поползла вниз, а глаза, видимо решив спародировать совиные, широко распахнулись. Конечно, он сразу узнал в неуклюжем волке Каэля.
[indent] — Госпожа инквизитор, мистер легионер, я один вижу зависшую на потолке голову, или это массовые глюки?..

Отредактировано Алерион (2019-03-18 21:52:23)

0


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Подземелье » Тропические заросли