24

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления августа:
20.08.2018
Всем игрокам, участвующем в сезоне, в профили установлены таблицы способностей и подарков.
17.08.2018
Полностью обновлена система артефактов.
06.08.2018
Стартовал игровой сезон "Ветер Перемен".
Обновления июля:
18.05.2018
Игровой сезон завершился, стартовала Перекличка!
Обновления мая:
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Ветер Перемен"

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Восточный край » Стайные холмы


Стайные холмы

Сообщений 141 страница 160 из 176

1

http://satirics.net/d/img/22c9c634d01dabd864e5.png

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Папоротниковая роща
Юг | Голая граница
Запад | Пустая поляна
Восток | Поляна у логова

0

141

Шитто старалась не отставать, но все равно едва поспевала за широким шагом своего спутника. Ей не терпелось побольше узнать о своем новом знакомом, ведь он ей чертовски понравился. Хорошо, что тут нет Берсера, иначе он не дал бы им спокойно поговорить.
- Я бывшая Валькирия, - с готовностью выпалила Шитто, даже не думая лукавить, - мы с братом ушли с запада в поисках лучшей жизни и узнали о том, что Селевкида собирает стаю. Ее политика пришлась нам по душе, вот мы тут и остались. - Шитто дернула ухом, - но, мне кажется, Селевкида держит меня здесь только из-за Берсера. Его легионерские навыки ей очень пригодились. - Тут волчица погрустнела: она уже давно думает о том, что в Пантеоне ее терпят только из-за высокого положения ее брата, а так она никому и не нужна.
- В каких богов ты веришь? - Внезапно перевела тему Шитто.

0

142

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

143

--->> Вне игры

Начало игрового сезона "Око Бури"
7 мая 188 год, 18:00, +18°C

- Вот и скажи мне, куда мы премся, ааа? – низкий, слегка хрипловатый, но в нем чувствовался озорной задор, а может и издевка, голос прозвучал откуда-то из-под брюха волчицы – тебе не кажется, что это уже далеко не север? Вот нахера мы за тем выродком погнались?
Керасть остановилась, и ей в лапу тут же ударился головой черный дьяволенок, что плелся под брюхом. Это не было больно, ну, по крайней мере для нее, но вот с низу сразу послышались недовольные возгласы:
- И какого черта?
- Думаешь, я не заметила этого? – холодное, пустое выражение морды сейчас смотрело сверху вниз на Рю, который недовольно сморщил мордочку, чуть обнажая клыки. Фыркнул, после чего все же расслабился.
- Ну и какого ляду мы тогда тут делаем? Ты вроде дальше на север хотела уйти? В самую его глубь? Че мы тогда вновь забыли на этом чертовом юге? Тут нам не рады? Или ты хочешь проверить их вшивую память? Насколько в ней много дыр?
- АХАХАХА – задрав голову к небу, солнце на котором постепенно уплывало вниз, все ниже и ниже, пытаясь как можно скорее скрыться с глаз этого мира, и погрузить его во тьму своей сестры, вырвался ядовитый смех, пронизанный кислотой. Давно Райден его не слышал, с тех самых пор, как они рыскали в этих гребанных южных землях, «чтоб им пусто было», в поисках шпионов Пантеона. Только тогда Аркуда наслаждалась тем, чем занималась, и что приносило ей радость и внутреннюю удовлетворенность. Но после того как они увидели того волка, что-то явно пошло не так. Вот только эта серая сучка не хотела говорить в чем причина, а ведь дьявол видел, что что-то там произошло, в этом треклятом севере, чтоб эти снега да солнечными лучами нафиг все растаяло.
- А еще и этот гаденыш…
- Ты про ту мелкую крысу то? – ее губы вновь были растянуты в привычной для мышц улыбке, - а ты, что думаешь, эта сука просто так вот отпустит?
- Да нет конечно, - Рю опустил морду вниз, словно что-то там разглядывая.
- Не грузись, пойдем… - но лапа замерла, так и не оторвавшись от земли, что уже успела порасти свежей зеленой травкой.
- Она ведь с тобой так и не связывалась? Это ведь хорошо, да? Значит с ней все в порядке? – голос был наполнен грустью, но и заботой тоже, ведь этот мелкий гаденыш так же крепко привязался к серошкурой волчице.
- Нет, - коротко и сухо произнесла Аркуда, делая шаг вперед, задевая лапой черного зверька, заставляя того зашевелить лапами и двинуться в след за ней, - хватит прохлаждаться. – Ей просто не хотелось говорить о той, что осталась там, одна, ведь того кто был с ней рядом, Керасть просто не брала в расчет. Взгляд янтарных глаз медленно перешел от южной стороны к городу, в последнее время она так близко к нему не подходила, как когда-то, а ведь играть с гильдийскими псами было очень здорово. И снова сука залилась своим смехом, который обычно ничего хорошего не предвещает. – Миром позабытый мелкий городок, в нем сотни лет одно и то же – толпы горожан, чей срок давно истек, снуют, на призраков похожи. По утрам потоки их бредущих тел в переулках возникают. К сумеркам безлюдно – город опустел, у окон тени застывают.

+2

144

--->> Вне игры

⊚ Око Бури ⊚

Весна была холодной и только к маю наконец-то по землям вдарила волна долгожданной жары. Слишком резко, слишком жёстко, подобно торнадо в центре чьего ока замерли волки, поставив все свои склоки и войны на тревожную паузу. Но то были волки и их быт не менялся из года в год. Не сказать, что Церрит был разочарован, иначе бы не вышагивал чуть позади одной из пожирательниц, мрачной, молчаливой и угрожающей как чёрный монолит посреди леса. Кажется, одноухий лис ей нравился... или же просто ещё не успел исчерпать небольшие запасы волчьего терпения. Отчасти это наверняка можно отблагодарить тому, что лис, откровенно скучая со своей неразговорчивой спутницей, которой во время её патруля от той же скуки без спроса навязал свою компанию, то и дело отбегал в другую сторону. Впрочем не покидая границ и не особо не светясь чёрной шкуркой — как и полагалось хорошему шпиону. Местность по которой волчица и лис брели вскоре взбугрилась холмами, а глядя с их высоты, не потерять массивную волчью фигуру было не сложно. Несложно было заметить и чужую.
Чёткий нос легко поймал южный дух за хвост и лис испустил несколько негромких смешков, снова поравнявшись с волчицей. Объяснять причину своего веселья он не посчитал нужным, уверенный, что пожирательница также успела почуять чужачку.
— Хе, хехехе, будешь сразу по традиции кишки рвать? Она там, кажись, не одна, а с личной таракашкой, - аккуратно прячась за одним из разбросанных по холмам камням, вопросил лис, его алые глаза внимательно следили за волчьей фигурой вдалеке и неразборчивой для близоручих лисьих глаз крошечной кляксой, что сновала меж лап южной волчицы.
Ох, веселили лиса традиции востояной стаи — сначала рви, а потом вопросы задавай — и казалось, и без того покоцанного, лиса не слишком беспокоил возможный факт того, что он давно действует на нервы своей волчьей спутнице и только закрытая пасть уберегала его от последствий. Если бы Церрит слишком беспокоился по поводу терпения каждого пожирателя на этих, недавно отвоёванных у Пантеона земель, он бы точно здесь не задержался и наверняка трижды бы подумал, прежде чем менять Южный Крест на Пожирателей. Но эта история уже давно покрылась пылью и давно потеряла своё значения. Момент, когда Церрит работал на юг был недолог и бледен в памяти, а совесть терзала продажную лисью душу удививительно редко.
Забавный факт, южанка кажись не слишком скрывала своё присутствие, то ли не боясь агрессивных нравов здешних обитателей (какое безумие!), то ли приползя сюда с намерениями мирными, возможно предательскими. Практика нередко показывает, что волчья душа не менее продажна, чем лисья.
Хмыкнув, лис незаметной чёрной тенью юркнул вниз по холмам, скрываясь в тени трав, камней и редкого кустарника. По дороге к нарушительнице границ лис раскусил талисман сокрытия, ведомый любопытством, а также желанием устроить волчице небольшой сюрприз. Но не волчица была главной целью Церрита, — её он оставил на пожирательницу — он был больше заинтересован в мелком спутнике южанки.

+2

145

--->> Вне игры

Игровой сезон: "Око бури". 7 мая 188 год.
Начало

Она вгрызалась в свежеубитого зайца, точно тот был первой сожранной дичью за долгие недели. Жемчужные зубы перемалывали даже  кости, мясо с которых слетало чуть ли не со свистом. С наслаждением самка слизывала остатки чужой крови с собственных губ и лап, не задумываясь о природе внезапного голода. Есть пробивает перед, возможно, грядущей схваткой... Или смертью. Это уж как пойдёт. Впрочем,  в приметы сука верит неохотно. Даже сейчас, в условиях военного положения. Сколько было пережито за 4 недолгих года... Мало что способно всколыхнуть в Носферату чувство реального ошеломления или волнения. Остаётся лишь быть собой и какой-то частью грешной душонки надеяться, что  Тьма-Царица сегодня в хорошем расположении духа и выберет своей жертвой кого-то помимо тебя.

Откинув потроха подальше грубым рывком головы, зверюга встала, легко подрываясь на молодые лапы, и направилась вперёд. Маршрут патрулирования давно сложился в гривастой голове. Последнее время Носферату всегда ходила одна: у других стайных хватало забот и помимо ежечасного обхода земель. Ко всему, за этой сукой уже закрепилась репутация предпочитавшей одиночество. Вообще говоря, пониманием со стороны состайников Носферату была довольна. Здесь все, если подумать, что ни душевнобольной, то просто параноик или неумолимый агрессор. Казалось, и уживаются-то они лишь общим интересом к насилию и кровавым пиршествам. Впрочем, ей и самой многого не надо: лишь бы было место для шага вперёд, да душу иногда отвести.

Обогнув распластавшуюся на пути мощных лап корягу, волчица следовала дальше, иной раз вскидывая голову — принюхиваясь, присматриваясь — и скалясь, стоило какой-то мелочи привлечь внимание её рваного уха или свирепого взгляда. В сторону увязавшегося следом лиса Носферату даже не смотрела. Но то до поры до времени.  Ей до сторонних зверей, ошивавшихся среди стайных,  дела особенно-то и не было. Кто они, откуда пришли, чего ищут, несут ли в себе пользу и вообще какую-то смысловую нагрузку — плевать. Плевать, пока под лапами не путаются. Конечно, приходилось признать, что не всякий мелкий и слабый — бесполезен. Как и не всякий исполин способен на дельные заслуги. Да дело и не в этих хищниках вовсе. Скорее, в самой Носферату. Ей привычнее  и сподручнее признавать физическую силу. Бояться того, что может намотать её же кишки ей на глотку.  Здесь и сейчас. То, что может сломать её тушу — вполне возможно, сломит и дух. А до того, как отвоёвывают себе место под солнцем твари поменьше и побеспомощнее... Пускай остаётся их заботами. Все говорят о могучих артефактах, единицы жизнь кладут на их поиск. Однако не встал пока что-то никакой призрачный медведь на защиту с пару часов назад съеденного зайчишки...

Шаг за шагом Носферату на подсознательном уровне ускорялась. Заныли ли суставы от долгого приевшегося ритма или скука толкала в спину, но в следующий раз она переменила местами лапы уже в лёгкой рыси. За всё время шествия гривастая глянула в сторону Церрита не больше трёх раз. И те когда лис то мелькал у самых лап, точно подчёркивая своё возвращение, то отдалялся метров на десять. Хороший сопровождающий, толковый. Знает, как не попасть на клыки волчьему племени. Вот, кажется, и заговорить лишним не будет, всё равно ведь увязался, будь бы пусто этим коварным тварям...

Но волчица резко меняется в выражении. Сперва, невзначай, будто что-то слегка отвлекло её внимание — дёрнет ухом, поведёт носом и сбавит шаг.  Однако замешательство и близкое, сросшееся с её натурой ощущение подкатывающей злобы, подогревающей кровь, не заставят себя ждать.
— Хе, хехехе, будешь сразу по традиции кишки рвать? Она там, каж...
— Скройся, — сухо выдала замеревшая точно каменное изваяние самка. Лишь редкие порывы ветра чуть колыхали длинные торчащие клочки шерсти. В своей кардинальной перемене Носферату внушала ужас. — И иди вперёд. Мелочь возьмёшь на себя. Если я с врагом не совладаю — всё бросай и беги. Доложишь первой же на пути морде.
Она говорила точно в пустоту, даже не глядя на чёрного лиса недалеко от себя. Вскипавшая ярость находила воплощение в глухом рыке, прорывавшемся откуда-то из недр широкой грудины. Сколь резко сука замерла, шипя своему сопровождающему напутственное слово, столь резко сорвалась с места в ритмичном беге, по-военному чеканя каждый шаг.

Всего-ничего и чужак появится в поле её зрения. И лучше этому чужаку оказаться товарищем, поскольку охотнее друзей Носферату заводит только врагов.

+4

146

Стоило Церриту раскусить талисман, как он, моментально сработав, скрыл лиса: теперь, куда бы он ни пошёл, его невозможно было найти заметить. Талисман будет действовать в течение 3 постов.


GM-Saf

0

147

Описание персонажей:
Братья-близнецы Гери и Фреки, занимающие должность Бесов у Пожирателей Смерти. Имеют черные шкуры, разные глаза - один серый, второй глубоко-карий с отчетливым багровым крапом, и дурную репутацию мясников-маньяков. Жестокие, беспринципные ублюдки уничтожающие все, до чего им удается коснуться. Любят свою стаю и ее обитателей, но все, что не попадает в эту категорию — не достойно существования.

Они двигались точно за Бесовкой, но держали дистанцию, не желая вступать в контакт с дикой самкой до определенного времени. Глаза близнецов горели адовым огнем, а уродливые морды щерились в мерзких, похабных оскалах с языком на перевес. Братья держались плечом к плечу, о чем-то переговаривались, гортанно ржали, после чего шутливо толкались, едва не вписывая друг друга в деревья.
Стой! — внезапно рявкнул Фреки и замер, как вкопанный, пустив нос по ветру. Кожанные ноздри шевельнулись, глаза закрылись, отделяя принесенные ароматы, словно зерна от плевел. Гадко улыбнулся и повернул косматую бошку на брата: — Чуешь?
Сука, — со знанием дела подтвердил Гери и кивнул, без слов понимая мысли своего близнеца. — Но не наша девочка. Южанка. Да на нашей границе!
На этих словах пожиратель смачно сплюнул себе под лапы и пробурчал себе под нос все, что думает об обитателях этой стороны острова.
Словно по команде Бесы рванули вперед, наконец догоняя вырвавшуюся вперед Носферату. Отсалютовали, молча окружили по флангам и низко опустили головы, высматривая потенциальную жертву на волнистых склонах холмов.
Развлечемся, сестренка? — вопрос скорее риторический. Близнецы знали, что Бесовка поддержит забаву.

Gm.Kreuz

+3

148

Ох, снова эти южные земли, и почему лапы привели ее именно сюда? Ах да мелкая рыжая крыса, что некоторое время ошивался и действовал на нервы матерой волчице, которая уйдя, предпочитала одиночество. И уж тем более на дух не переносила, когда за ней следят. А что делают со шпионами? Точнее что делает с ними Потрошительница? Правильно, разрывает поганцев, пока те еще живы, на мелкие кусочки, наслаждаясь их воплями и криками, ловя кайф от страданий, попыток убежать, но все тщетно, если уж эта сука начала свое дело. Со всем наслаждением и довольной улыбкой на морде раздирает еще горячую плоть, по которой струиться алая кровь. Чаще всего сжирает сердце, нет, не потому, что сердце врага, ей просто нравился их вкус, а после раздербанит и разбрасывает его внутренности. Аля Моне, что с исказившей волчью морду улыбкой стояла и наслаждалась своим произведением искусства. Упивается сим процессом в полной мере, и даже отсутствие безумного бога в ее голове ничуть не усмиряет ее, просто теперь ей не с кем было поделиться этим, не с кем было разделить свой кайф, и никто не шептал нежные слова, убийце подначивая ту. Хотя Керасть нашла себе мелкую замену, который заполнял ту тишину, что образовалась в дурной голове.
- Шевели лапами дьяволеныш, - бросила замершему на месте зверьку, - харе наводить тоску, тошнит уже. – Даже не глядя на отставшего Рю, и продолжала свое движение обратно в северном направлении.
Тяжело выдохнул, Райден оттолкнулся задними лапами, делая большой скачок вперед, быстро нагонял суку, что не собиралась замедлять свой шаг ради него. Продолжать расспросы о маленькой южаночке явно больше не стоит, да и вообще поднимать сию тему похоже тоже. Пока сама, что-либо не скажет. Рю видел, что Аркуда так же как и он скучает по ней, но, но, добровольно явно не вернется в эти земли. Нуу если только с целью перегрызть всему Пантеоновскому отродию их мерзкие тушки, застелив внутренностями южные земли, пропитав ее, их же кровью. Усмехнувшись, Рю задел суку и в несколько скачков обогнал серошкурую.
- А ты знаешь, похоже, у нас все-таки появились новые друзья, прям три богатыря, что на своих бравых конях – лапах, так уверенно несутся к нам, наверное, желают передать вести короля… ахахахаха (Страж) – после чего залился ехидным смехом, оборачиваясь к Аркуде.
Не сбавляя темпа, повернула голову, в ту сторону, откуда на них неслись те самые богатырушки.
- Походу восточные гонцы-то будут. Что, не уж-то мы по их землюшке своим лапки топчем да их травку мнем, - и вновь мышцы натягивали на ее морде, столь привычную улыбку, растягивающуюся аж до самых ушей, которая как раз дорисовывалась до них ее белым рисунком. Сука остановилась, а дьявол одним прыжком вскочил на мохнатый холм – спину волчицы, благо та была достаточно крупной с широкой спинкой, на которой было так удобно порой восседать, глядя свысока. - Какие же вы всё-таки уроды! Циничная, бесчувственная шваль! Ведь вам не просто неживой природы, Вам и друг дружки ни черта не жаль!

Так для вдохновения ради ;)

+2

149

Будучи перебитым речами волчицы, лис лишь клацнул зубами, не стирая с морды насмешливой улыбки. Церрит не имел ничего против плана пожирательницы — сам о том же подумал — но его не мог не повеселить сухой, командирский тон. Ей богам, такое ощущение будто лис не на востоке, а не западе очутился с их милитаризированным строем и замашками. Впрочем, не каждый пожиратель был самодуром без царя в голове — многие из тех же Легионов да Валькирий бежали сюда в поисках более раздольной и свободной жизни, тем не менее сохранив в тёмных душонках военную выправку. Как более мелкий зверь, Церрит, есстественно, уважал силу и не стал бы без весомой причины идти против веления сильных. Хочешь выжить в волчьем племени — умей вертеться по их правилам. А как усвоишь правила, то можно и придумать как ими играть. Вот и сейчас одноухий лис, не поведя даже ухом на приказы волчицы, словно не услышав, тем не менее бежал выполнять именно то, что ему указали и это было видно невооружённым глазом. Хотя сейчас от невооружённых глаз не было толка, ибо морок талисмана уже укрыл юркого лиса своей вуалью.
Так весёлые братья-мясники и не познакомились с мелким спутником своей «сестрёнки». Тем лучше, как знать распространялось ли их почитание ближнего пожирателя своего и на неволчий род. Не отрывая алых глаз от фигуры одинокой волчицы, лис тем не менее слышал волчью речь за спиной. Трое на одну — каков расклад колоды, скучный даже, сказал бы Церрит, если бы его сейчас кто услышал. Никакой игры на тонком лезвии, лишь примитивное поглаживание эго на основе преимущества большинства. Наверное, как раз сейчас стоило остановиться и подумать над планом как бы по-лучше использовать магию сокрытия, в свете столь резкого изменения в балансе сил.
«— Но моя жизнь слишком коротка для планов - подумал лис, не сбавляя темпа, с которым он бежал по холму вниз. В какой-то момент Церрит подобрался и прыгнул с возвышения, точным движением сбивая «наездника» южанки с её спины.
«— Давай не будем мешать общению твоей хозяйки с ей подобными, а?» - прошептал бы Церрит на ушко дьяволёнышу, пока летел в обнимку с ним на землю, но в итоге не стал зря тратить дыхание. Несмотря на атаку лис продолжал в силу действия талисмана оставаться незаметным, поэтому стоило двоим мелким зверям приземлиться, как Церрит не стал ждать, когда спутник южанки опомниться и начнёт атаковать вслепую. Мгновенно выбравшись из «объятий» более тяжёловесного, косолапого зверя, Церрит вскочил на все четыре лапы и принялся нарезать круги вокруг незамечавшего его дьявола, готовый укусом или коротким рывком за конечность пресечь попытки вернуться обратно к хозяйке. Пусть волки остаются в компании волков, нам и без них будет весело. На этот раз ухмылка разрезавшая губы лиса была шире, обнажая ряд начавших желтеть зубов. Кровь кипела в предвкушении забавной игры и, о боги, как же давно Церрит не чувствовал себя так легко и непринуждённо. Как же он тосковал по простой, но дикой и необузданной страсти опасности, что дышит прямо в затылок. Магия сокрытия тоже не будет держаться вечность, но Церрит уже предвкушал этот момент, когда выбросит эту карту из своей колоды, открываясь противнику.

+3

150

Резко остановившись, Носферату едва не взрыла когтями почву. Чужачка показалась впереди — всего пара пригорков отделяла Пожирательницу и её сопровождение от больно громкой для потенциального трупа незнакомки. К слову, о сопровождении... Носферату дёрнула рваным острым ухом в сторону кобелей, всё это время бродивших где-то поодаль и лишь сейчас, перед ликом опасности (опасности ли?) поравнявшихся с ней.
— Развлечемся, сестренка?

С ответом Носферату медлила — осматривала говорившего, Гери. Добрая часть морды того была точно обглодана: границы рваной раны проходили от нижнего века, не задевая глаз, к  челюсти. Отсутствовал шмоток губы, открывая взору случайных зевак несколько зубов. Зажившее и скудно поросшее клочками блёклой шерсти, увечье всё равно проступало наружу.  Нехотя, но и без особого сопротивления встретила самка обрывки ранних воспоминаний, связанных с этим волком. В памяти — вкус его крови. Такой живой, такой явственный, словно снова, здесь и сейчас обжигал ей язык. Она покалечила его в день своего прибытия, в беспамятстве  и бешенстве борясь за жизнь. И стояла сейчас рядом. Равная. "Сестрёнка".

Погодя,  взгляд из под прикрытых век скользнул на Фреки. Давно она не испытывала ничего подобного. Со времён новой Тёмной Луны. Здесь, где сила и жестокость, где боль и ярость могли сойти за проявление уважения и даже, чем не шутит дьявол, любви — она и нашла своё место.
—...Вам и друг дружки ни черта не жаль!..

— Порвите ей сперва гортань, — спонтанно заявила Бесовка, — не хочу слышать криков. — Время замедлялось. Для самой ли волчицы или для окружавших её тоже, но замедлялось. И Носферату утопала в его стихавшем течении. Её низкий тембр, блестевшие красным  глаза, глубокое дыхание с рокотом хрипов где-то в грудной клетке — сама она! — создавала вокруг атмосферу, сложно склоняемую к описанию. Вскинула голову, повела ею в сторону, будто осматривая самку вдалеке с разных ракурсов. Затем опустила к грудной клетке и даже ниже, скалясь. Медленно, колыхаемые ветром, острые клочки шкуры  привставали дыбом. — Голос её, — волчица неторопливо двинула плечами, слушая треск собственных суставов и в отвращении кривя морду — мерзок. Мне не нравится.

И бросилась вперёд. Что птица с обрыва: резко, навстречу ветру, приносившему запах чужачки, раздражавшему, распалявшему злобу, оставляя Гери и Фреки в замешательстве, а, быть может, уже привыкших к переменчивой натуре
своей сестры — ничуть и не тронутых её манерой.  Они нагонят и сделают это быстро — волчица не сомневалась. Непреклонная до последнего, она неслась на чужака в лоб. Едва минуло между ними последних полтора метра, Пожирательница резко дала вправо, огибая Аркуду кругом, замедляясь и высоко вскидывая драный с неровными отростками шерсти хвост.

— Мы жалости, — сквозь сомкнутые  зубы цедила сука, — не обучены, — обойдя вокруг серой полный круг, Носферату с вызовом вперила свои глаза в её. Не худа. Не мала. И, несомненно, не слаба собой. Жизнью наказанных сразу видно  — это можно прочесть в глазах. Её, серой беглянки, тронутые огнём... Их жара хватило, чтобы растопить в Носферату краткий интерес. — Назовись.

+4

151

Носферату уверенно рванула вперед, прямиком навстречу южанке, взяв на себя обязанности негласного лидера колоритной компании варваров. Близнецы не возражали, вполне привыкнув быть в шкуре ведомых мясников, нежели ведущих, на чьи плечи, как правило, ложится вся ответственность, а потом и, соответственно, спрос. Нет, это было совсем не для них.
Ровняясь в шеренгу, ступая точно в такт, как единое целое, словно безупречно выверенный механизм, они приближались к незнакомке, безжалостно сокращая расстояние, отделяющее их от мгновения икс. Сердца в широких грудаках гулко бились о ребра, в предвкушении чего-то прекрасного в своем непостижимо-ужасном великолепии.
Пожиратели стремительно окружили Аркуду, словно стая огромных сухопутных акул, голодных и истязаемых жаждой крови.
Говоришь, порвать ей гортань, сестренка? — обмолвился Гери, обходивший южанку слева. Часть его черепа была изуродована клыками той, что теперь звалась и считалась равной. Так было заведено у темных — сила порождала уважение, а не желание мстить за порченую рожу. Волчица доказала, что достойна быть частью их семейства. — А как же мы тогда услышим ее щебетание и мольбы, ммм? — Бес на мгновение задержался позади самки и резко хлопнул челюстями возле ее зада, едва не задевая нарядную шкурку.
Пой, пташка, поооой, — со скрипом протянул Фреки, заходящий справа, чуть дальше Носферату. Высунутый из пасти язык алел на фоне угольно-черной шкуры. Капнула вязкая слюна. — Пока еще есть такая возможность...


Gm. Kreuz

Отредактировано Game Master (2018-03-03 20:02:12)

+2

152

«Ха ушастые твари» ухмыльнулась про себя, отмечаю ту фразу, что была брошена сукой, которая явно была во главе этого небольшого отряда, и что бежала впереди всея. - Ну что же, раз у тебя столь прелестный слух, тогда я поласкаю его тебе, - улыбка на морде серошкурой суки все тянулась и тянулась, туда, куда по идее не могла уже тянуться лыба животины, но что не мешало этой бесноватой особи нисколечко. Охх давно не испытывала такого экстаза от предвкушения крови, и внутри аж защемило от настольгии, розовый язык выскользнул сквозь резцы и облизал их, вначале верхние потом нижние.
Резкий удар в бок, который нанесло явно какое-то животное, не сильно крупного размера, слегка выбило дьявола из колеи, когда тот летел со спины своей спутницы наземь. Плюхнувшись, сумел тут же вскочить на мощные лыпа, но, сколько не верти он головой по кругу, ту мелкую дрянь было не видать, «и даже запах скрыл гаденыш». – Чо прячешься, ирод мелкий, - зло бросил Рю, в очередной раз, поворачивая массивную голову, после чего издал только его виду ведомый звук, что смешивал в себе низкие ноты и рыка и рева одновременно. Но все это время его уши слушали, и нет, не его волчицу и тех варваров, что уже окружили ее, он слушал своего врага, ибо рано или поздно, но тот должен был оступиться и выдать себя. – Крысааа, что бьет исподтишка, сидел бы в своей тухлой норке и не высовывал бы носа - процедил Рю, вновь ощеривая ряд опасных зубов. Его не пропорционально большая голова сейчас очень заметно выделялась, когда не крупный зверь выгибал спину, твердо стоя на своих конечностях, а массивным хвостом, словно пятой лапой, так же упирался оземь.
Аркуда все той же улыбкой встретила своих гостей, а точнее хозяев, к кому сама по случайности забрела на огонек, так сказать чайку попить. Авось еще ипеченьками угостят, кто знает, может быть, они не столь жадные. Расплывалась в своей манерной улыбке мясника, встречаясь взглядом с каждым из троицы, но остановилась на алых глазах суки.
- Охх какая досады, - низким, но спокойным голосом произнесла, но не выдержала, и все же вырвался смешок из ее поганой глотки, словно сгусток яда из пасти змеи. – Да срать мне на жалость, жалеть будут своих поганеньких щенят заботливые сучки, - с отвращением произнесла, словно проглотила что-то мерзкое, и даже поморщилась после. Щелчок чужих клыков возле ее, и без того располосованного, зада, не заставил содрогнуться ни единый мускул тела, что стояла словно изваяние в центре круга троицы, лишь хвостом хлестнула того по морде, от нижней челюсти к кончику носа, коею он еще не успел убрать на тот момент. 
- Керасть, - вновь ее голос был насквозь пропитан чернью и ядом, это имя она произносила точно так же, как ее любимый Бог Шитахи, когда разговаривал с нею. – Назовись и ты. - А после все же решила одарить своим взором, радужка которого уже насыщалась алым, но пока лишь лучиками возле зрачка, Фреки, - прости сладенький, я петь не умею, а вот заставлять петь других, это я с радостью. Но думаю, ты у нас не баритон, - с морды суки так и не исчезала улыбка, ее мышцы соскучились по этой гримасе, и теперь все ее гнилое нутро наслаждалось подаренной свободой, которую она обрела, скинув с плеч бремя вожака. Верховодить, это не ее, ей проще оторвать чью-то голову, нежели держать величественную стать, и быть великодушной с каким-то сбродом отщепенцев.

+1

153

Церрит был совершенно незаметен чужому взгляду. И тем приятнее грели его эго яростные и обжигающие лучи внимания со стороны дьяволёнка. Он с довольным урчанием купался в них и с нескрываемым наслаждением наблюдал как бесилась чужая «таракашка» от чувства собственного бессилия. Да, давай, оскорби ещё раз, ещё изобритательнее и обиднее, а то что-то выступление слабым получается. Пока что получалась только самая жалкая провокация, какую одноухий лис ещё не видел в своей жизни. Ругательства дьявола прямо сочились обидой и уязвимостью, и Церрит, в порыве издевательского умиления, проходя мимо дьявола тягуче и жарко лизнул того в затылок, после чего отскочил в сторону. Лис довольно облизнул губы, смакуя вкус собственного превосходства, снова наворачивая круги вокруг чужого спутника.
«— Не раньше, чем засуну его в твою, красавчик.» - неожиданно подумал Церрит и невольно расхохотался в голос. Регулярное пребывание среди пожирателей похоже уже начало накладывать свой отпечаток на его мысли, раз он уже не чурался шутить (пусть и мысленно) в той же мерзкой, падшей манере как самые грязные душой представители восточного народца.
Лис тем временем и забыть успел про волчьих сотоварищей, что со вкусом и неспешностью обрабатывали самоуверенную чужачку. Его собственная игра увлекала его в этот момент намного сильнее. Неожиданно замерев, Церрит принялся пристально наблюдать за вертевшейся по сторонам башкой противника. Кончик хвоста возбуждённо дёргался в предвкушении очередной проказы. Когда дьявол чуть успокоился, решив положиться на свой слух, лис, криво ухмыльнувшись, сорвался с места. За несколько шагов он взвился в воздух и прыгнул прямо на дьявола, расчитав свой прыжок так, что передние лапы оперелись о спину того, а задние — о голову, прикладывая морду дьявола об землю и заставляя его жрать пыль. Ещё секунда, и лис отолкнулся от дьявола, что видимо больше ожидал, что его будут пытаться сбить с лап, нежели втаптывать в землю, снова вернувшись на прежнее расстояние от противника.
Он откровенно насмехался и дразнил дьяволёнка, как мотадор быка красной тряпкой — всё больше и больше распаляя чужой нрав, пока ярость не заполнит каждую клеточку его жертвы, кровавым туманом застилая всё разумное и хладнокровное. Дьявол был намного тяжелее Церрита, поэтому когда морок сокрытия спадёт, лиса будет ожидать уже не игра, а настоящее состязание на выживание. Всё как одноухий сорвиголова и любил. А вы думали откуда этот лис брал все те увлекательные истории для своей жены и детишек, которые приносил словно свежий, истекающий ещё горячей кровью кусок добычи? Сказки о самых жестоких и страшных вещах, к счастью или нет, редко были полностью плодом разума безрассудного лиса. Лис повидал слишком много вещей, чтобы оставалось пространство для раздутых привираний — только для аккуратных мазков, с целью прикрыть самые литературно отталкивающие детали от ещё неокрепших умов.
Лучшие истории пишутся кровью — чужой и собственной.

+2

154

Бесовской хоровод перекрыл волчице-чужачке всякий путь к отступлению. Бежать поздно, бежать некуда. Три массивные туловища вальяжно нарезали несимметричные круги вокруг Аркуды, клацая зубами, огрызаясь и роняя на землю густую слюну. Идиллия.

— Керасть…— неразборчиво, сквозь сомкнутые зубы повторила Носферату. Чёрная сука, иной раз натыкаясь на случайных одиночек или видя сомнительные морды, часто готова была хоть клясться, что встречала их раньше. Лица соратников и врагов, случайных прохожих и товарищей мелькали перед ней каждый день. Их было столько, что они, кажется, стали спутаны безвозратно. Нет, имени серой суки, чья морда чуть ли не по швам трещала от неестественной для неё улыбки, Носферату не помнила. Во всяком случае, она не помнила этого её имени. Но рожа огненноглазой казалась Бесовке знакомой. И этот необычный узор на шкуре…

Носферату, — ощерив пасть, представилась сука, в третий или четвёртый раз огибая самозванку. Перейдя на шаг, чёрная поравнялась с Аркудой в плече, ненадолго останавливаясь и глядя на неё сбоку. Затем вышла вперёд: лицом к лицу. Их разделяло не более полуметра. Внимательная к мелочам, Носферату осматривала в чужачке всё: каждый шрам, каждый драный лоскут кожи, взъерошенный клок шерсти  ̶  ничто не могло ускользнуть от зорких амарантовых глаз. Она наблюдала, вслушивалась в говор, ловила перемену эмоций. Не от интереса. От производственной необходимости, скорее.  Нет смысла пускать на мясо то, что способно приносить пользу. Но… Способно ли? Носферату одёрнула себя за поспешные выводы. Повела глазом по Гери и Фреки, хищно вилявших вокруг Аркуды, и снова вперила в морду последней. Ей находилось что ответить двум внушающим трепет братьям, но слова  ̶  пустое сотрясание воздуха, если их нечем подкрепить. А в сложившейся ситуации чужестранка могла хоть до ушей изорвать себе морду в ухмылке   ̶   перевес очевиден.

Много болтаешь, — в какой-то момент резко заявила Носферату, перебивая этим все звучавшие реплики между её братьями и беглянкой. — И всё не по делу. Гери, Фреки, держи суку  —  оскалившись, чёрная разразилась рыком, кивая каждому из братьев на Аркуду. Ждала, что кобели прижмут её к земле.  — Кто такова? —  бесовка чеканила каждое слово, что сплёвывала. — Откуда и куда лапы мылишь? — нависая над серой и явно не страшась остаться без морды, Носферату клацала жемчужными зубами у самого носа беглянки, — И знаешь ли вообще, чертовка, где находишься?

+3

155

Темношкурые волки продолжали наворачивать круги вокруг незнакомки, не стесняясь своих недвусмысленных взглядов. Пока их троица была сосредоточена на волчице, невесть откуда возникший лис, знакомый каждому варвару, как единственное существо сего вида, которому позволено свободно передвигаться по восточным землям, занялся спутником южанки. Маленький Пожиратель Смерти тоже был охоч до жестоких забав, и едва ли кто-то посмеет его в этом упрекнуть,
Та, что назвалась Керастью не нравилась ни одному из братьев. Разве что в качестве одноразовой дырки, но здесь близнецы были не слишком разборчивы и мели под себя все, что плохо лежало. Или стояло. Поэтому когда Носферату дала команду, варвары сработали молниеносно. Им не нужно было обсуждать ход своих действий, они работали сообща на уровне собственных инстинктов и тонкой ментальной связи, что зародилась еще в утробе матери. Фреки резко ударил самку в бок, вынуждая ее пошатнуться и потерять баланс, а Гери, находясь с противоположного бока, взял ту за загривок и, пользуясь коротким замешательством со стороны южанки, одним мощным рывком завалил ее на землю. Но клыков не разжал, продолжая удерживать волчицу в таком положении, в то время как Фреки всей своей тушей пригвоздил ее задницу. Вот теперь можно поговорить по душам.


Gm.Kreuz

+3

156

Дьявол продолжал свой слепой бой, но тут было и ежу понятно, что этот мелкий ирод воспользовался магией, и теперь спрятавшись за ней, просто напросто издевался. Что в свою очередь только больше злило таснама, который, все так же продолжал топорщить шерсть по всему хребту, посматривал из стороны в сторону, надеясь тут же засечь паганца, как только тот явит свой нос белу свету.
«Ведь магия рано или поздно прекратит свое действо, и тут уж тебе несдобровать, крысеныш». Даже слуш не мог уловить ни малейшего шороха, который мог бы выдать противника.
- Паскуда, - между рыком выплюнул Рю, словно отрыгнул нечто мерзопакостное.
- Носферату, - прошипела словно змея, вкушая на вкус языком каждую буковку этого имени, ранее она никогда не интересовалась именами тех, с кем пересекалась. Это было не столь важно для будущего трупа. Ведь какая разница уже будет, чьи кишки остались лежать на сырой земле, или висеть на ветвях кустов. При этом улыбка не сходила с ее морды.
«У меня от вас скоро голова закружится, если продолжите свою карусель», но лишние слова были бесполезны. Что толку от пустых, брошенных в воздух фраз, что лишь растрясают воздух, не принося ничего путного в головы окружающих.
- Много болтаешь, - и только было, Аркуда собиралась ей ответить, как после следующей фразы черношкурой сучки в бок тут же прилетел удар, заставивший пошатнуться и переступить лапами, чтобы не потерять равновесие окончательно. Но это за нее сделал второй кобель, силой заставил ее склонить голову. Ни перед кем Бестия никогда не склоняла головы, и уж тем более перед какой-то сворой варваров уж точно. Но минусом сейчас для нее был численный перевес этих ублюдков. Керасть хоть и была безумной, но в здравом уме, а потому лезть в бессмысленный бой, из которого вряд ли получится выйти живой, хоть и готова была порвать одного или двух, но у троих был явный перевес. Да и варвары это не те трусливые тряпки, с которыми она пересекалась ранее, они были столь же безумны как и она сама. Что вызывало некий интерес у суки. От чего собственно и сияла ее лыба. Аркуда на секунду прикрыла глаза, вслушиваясь в голос Носферату.       
В голову ударило словно молнией, без всякого раската грома, нет, сразу электричеством, насквозь, прямиком в черепушку, проникая в само сознание острыми иглами, пронизывая то словно тряпичную куклу. «Порвать, разорвать, утолить жажду их сладкой кровью»… в сознание начали проникать совсем не его мысли, внутри него все начало напрягаться, он чувствовал напряжение, он чувствовал ненависть, что кипела словно лава вулкана, но то были обрывки его напарницы, серошкурой суки, которую повалили наземь. Резко повернув голову в сторону, где находилась Аркуда. А сознание все наполнялось и наполнялось глубинным сознанием черной душонки волчицы. Райден не мог позволить Шитахи вновь выползти из недр пустоты, вновь появиться в ее сознании, ему очень не хотелось, чтобы Бог вернулся в свой сосуд, вновь делая ее своей куклой.       
- Потрошительца, - выкрикнул дьяволенок, со всей ее ненавистью, что пропитала и его самого, то имя, под которым Аркуду знали куда больше, и слышали о ней куда чаще именно под этим прозвищем, чем под коим она называлась вместо имени, а представлялась она мало кому. Так же это было единственное имя, которое могла воспринять в нынешнем состоянии волчица, и на которое могла откликнуться. - Не смей… - голос маленького зверька был наполнен такой злобой и решительностью, которая никак не сходила с его размерами. Но было уже поздно, когда сука заливаясь диким хохотом открыла глаза, они уже были алого цвета, что пристально смотрели на покореженную морду, сверкающую пред носом своими жемчужинами и брызжа слюной. 
И стоило было слегка отвлечься, от призрака, с которым пытался сражаться сам, ему тут же прилетело по голове, эта паскуда походу решила, что он горочка, раз вознамерился прыгать на нем вот так вот безнамеренно.
- Сосунок, тебе лучше не появляться, - зло прошипел дьявол, слегка треся головой, вновь издавая устрашающий звук, что присущ лишь его виду.
Тело не обмякло под тяжестью кобеля, оставаясь напряженным даже в такой столь не удобной позе, но сука не намеревалась сдаваться вот так вот просто. Мышцы были готовы сработать, словно пружина, появись такая возможность, подай хоть малейший импульс. Смех, что изливался из глотки, содрогая грудную клетку волчицы, что ходила ходуном, чем-то напоминал могильный, леденящий, заставляя застывать кровь в жилах более низших существ, словно сам Ши смеялся сейчас в ней. Захлопнув пасть, звонко клацнув зубами, смех прекратился столь же резко, как и начался, вновь расплылась в своей манерной улыбочке:
- Сама по себе, - неспешно начала говорить сука, низковатым, пропитанным ядом, что сочился из уст, голосом, - мылились мои лапы за одной маленькой Пантеоновской падалью, - название стаи было пропитано ненавистью, когда Аркуда произнесла ее вслух. Алые глаза ни на секунду не оторвались от суки напротив, пристально следя и взирая лишь ее, хвост периодически менял свою дислокацию, резким движением, - я так полагаю на земле, - мышцы ее рта сейчас бы растянулись еще шире, но дальше уже просто не куда было.

+1

157

«— А то что? Познакомишь со своей дыркой? Дашь сделать тебе дополнительную?» - Церрит лишь довольно хмыкнул себе под нос, услышав очередной поток брани в свою сторону. Вот и правильно, нечего букашке было отвлекаться на чужие игры, даже если это была его шебутная спутница, которая думала, что дешёвые фокусы и пафосные прозвища придадут ей какую-либо ценность в глазах Пожирателей. Потрошительница! Крашнул милостивый, она сама придумала себе это прозвище или её так мамка в детстве назвала, когда та особо жестоко разобралась с хромым кузнечиком?
Не суть. Как именно пришлая волчица будет красоваться перед патрульными и доказывать им свою ценность не касалось Церрита. Единственное, что его волновало в данный момент, так это внимание дьявола, которое должно было безраздельно принадлежать лису. Церрит шкурой чувствовал как окружающая его магия начинает слабеть, готовясь вот-вот покинуть его подобно слою пыли во время щедрого душа. Оставалось немного времени перед тем, как представление перейдёт во второй акт и лис должен был позаботиться о том, чтобы конец первого плавно и эффектно перетёк в следующий.
Пока ещё оставался заряд талисмана, Церрит подскочил вплотную к дьяволу и пастью заключил его неспокойную морду в замок, не позволяя тому защёлкать зубами в ответ. Мгновение-другое лис погружал свои клыки под жёсткую шкуру и плоть дьявола, после чего отпустил и быстро отскочил в сторону. Раны которые он нанёс спутнику пришлой чужачки были несерьёзными, — за такое малое время они были немногим хуже царапин — но ощутимыми. Они будут навязчиво гореть, только распаляя ярость дьявола и вынуждая забыть обо всём другом.
Отдалившись от противника на полтора метра, Церрит встал и со смаком облизнул губы, вкусившие первые за этот день капли крови. Солоноватый привкус взбудоражил рецепторы лиса небольшим электрическим зарядом, придавая бодрости не хуже энергетика. Когда морок талисмана окончательно спал, возвращая в реальный мир облик лиса вместе со всеми издаваемым им звуками и запахом, Церрит коротко взвизгнул, — типичным, пронзительным и зловещим лисьим криком — напоминая всем присутствующим о своём существовании и привлекая внимание дьявола. Неужели он думал, что только его род способен на жуткие звуки? Церрит просунул язык меж зубов, немо дразня дьявола, а хвост его полу-кольцом жался к боку. Плавно поддёргивающийся кончик хвоста звал чужака словно манящий жест пальцем.
Вот он я, красавчик. Фас!
Как только дьявол бросится на него, Церрит мигом развернётся и бросится прочь. Но не просто так, а подхрамывающе, словно насмехаясь на небольшой, по сравнению с лисьей, скоростью косолапого зверя. Церрит позволял ему приблизиться так близко, чтобы мелькавший перед носом белыш хвоста продолжал распалять его азарт, но недостаточно, чтобы успеть наброситься на более лёгкого и юркого лиса.

+2

158

Гери и Фреки, что точно выверенный механизм, сделали всё в лучшем виде. Навязчиво яростная на первый взгляд сука свалилась на землю тяжёлой тушей. Занимательно, но даже два устрашающих кобеля, враждебно сплющивших Аркуду с землёй не стёрли ухмылки с её морды. А Носферату не ухмылялась. Практически никогда, разве что за редким исключением; радость была ей чужда. В любом своём проявлении, даже в больном — таком как, например, у этой дымчатой чужачки. Впрочем, то же действовало в отношении всех эмоций. Редко бесовка действительно поддавалась влиянию горячительных чувств, что идёт в разрез с её неизменно-мрачной и злой манерой обращения к окружающим. Лишь на пороге жизни и смерти, — да, пожалуй, тогда и только тогда — инстинкты берут верх, обращая размеренный, сродни спокойной водной глади зеркальный разум в бушующий шквал прерывистых чувств. Перед глазами суки на секунду встали фиолетово-алые костры, черепа полнящиеся кровью, терпкий запах дурманящих трав — именно в этой атмосфере Носферату в последний раз впала в бессознательную ярость. И в ней же переродилась. Переродилась в то, кем являлась сейчас, кем уверенно стояла на четырёх мощных лапах перед новоиспечённой пленницей.
Беженка Пантеона? — она переменилась в манере, стала тише. Но от этого иронично казалась лишь враждебнее. — У меня для тебя дурное известие: всякий, кто направился по незнанию или дурости в сторону наших земель, — Носферату выпрямилась, властно расправляя плечи и вскидывая голову, беснующегося взгляда, однако, от серой не отрывая, — мертв заведомо. Впрочем...
И она была права, ведь не имела в виду гибель в привычном понимании. Будь то пленник Пожирателей, брат или сестра, жертва или предатель — все они погибали с приходом к Варварам. Либо телами, либо духом — перерождаясь как новоиспечённые шестерёнки стаи. У каждого была роль: от пленных наложниц на потеху кобелям, до высокопоставленных морд. И, в сущности, не имело значения, кем и когда ты был до. Неумолимой будничной реальностью прошлое стиралось как ненужное, бледное полотно.  Реальностью и кровью. — Дадим мы тебе шанс гнаться за тем, кого ты ищешь, — волчица обратила взгляд куда-то в сторону, затем, медля, опустила голову, встречаясь глазами с Гери и Фреки поочерёдно. — хоть вечность гнаться... В чертоге первозданной Тьмы. 
Сверкнув линией жемчужных резцов, сука склонилась к Аркуде, приближаясь пестрившей чёрными шрамами мордой к её. Надо думать, больше в безумной улыбчивой персоне  Носферату заинтересована не была. Но, может, Аркуде удастся это исправить, прежде чем бесовка попробует на зуб кость, скажем, её переносицы?..

Отредактировано Nosferatu (2018-04-10 15:15:13)

+3

159

Не в силах подавить эмоциональный порыв, Гери разжал челюсти, выпустил загривок волчицы из клыков и, продолжая нависать над ней, громко и безудержно рассмеялся. Смех его был хрипл, громок и пропитан такой издевательской желчью, что даже его собственному брату захотелось заткнуть ему пасть от столь отвратительного звука.
Потрошительница? — Едва сдерживая порыв нескончаемого гогота, пророкотал темный, капая на суку вязкой слюной: — Это ты что ль, подстилка паскудная? Сама поди кликуху себе выбрала, дабы жути навести? А хочешь... — Пожиратель осекся, поймав на себе ехидный взгляд братца, и медленно со вкусом добавил: — Хочешь мы покажем тебе, кто здесь истинные потрошители?
Мощный удар лапой пришелся на шею Аркуды, придавливая голову последней к земле, да втаптывая в грязь, как гнусную букашку. Теперь она была полностью обездвижена и распластана под телами близнецов. Такая уязвимая и такая сладенькая, что так и порывало попробовать на зуб. Морда Гери низко опустилась к глазу волчицы, демонстрируя хищную ухмылку. Меж начинающих желтеть клыков извивался язык.
Я хочу достать все твое содержимое и развесить по округе... Что бы каждая тупая тварь вроде тебя знала, насколько опасно для жизни брать такие прозвища, когда сам из себя ты представляешь лишь кусок жалкого дерьма, — прошептал ей на ухо Бес, а в глазах его уже плясали языки безумного пламени. — Ты не потрошительница. Ты - ничто.
Лязг челюстей прозвенел над ухом южанки, после чего клыки Гери сомкнулись на плоти вокруг него так, что нижняя челюсть впилась в ушной хрящ у основания, а верхняя - точненько в макушку.

Тем временем маленький Пожиратель Смерти развлекался по своему, изводя спутника южанки как ему вздумается. Его игра была так безупречна, что тасманский дьявол едва успевал реагировать на выпады красноглазого плута. Однако, если через чур увлечься, можно и допустить ошибку...


Gm.Kreuz

Отредактировано Game Master (2018-04-15 18:06:41)

+2

160

И стоило было дьяволу прийти в себя, снова безуспешно пытаясь разглядеть мелкую падаль, что вознамерилась играть с ним. Как от этой мерзопакости вновь пришел не приятный и ощутимый удар. «А ведь только исподтишка и можешь, да гниль…» щеря зубы, от чего щеки попадали под невидимые, но ощутимые клыки лиса только больше. Но дьяволу было, мягко говоря, плевать, что чья-то маленькая пасть прихватила его нос, оставляя небольшие царапины на плоти. Да, было ощутимо, да, неприятно, но это не могло сравниться с тем, что сейчас творилось в его сознании, когда в нем вновь просыпались отголоски ушедшего безумия, не его безумия, вот только ощущалось это словно свое собственное. От чего и у самого Райдена зрачки начали бесновато бегать по глазницам, исказилась и его гримаса, в причудливой усмешке. Подобие гогота вырвалось из глотки, когда пред ним пристал во всей своей потрепанной красе ощипанный лис.
- Да ты и впрямь крыса облезлая, - высунул язык, дьявол облизнул свою собственную кровь со щеки, после чего вкусил алую жидкость, растирая ту по верхнему небу, облизнул вторую щеку, на этот раз, размазывая кровь по черным шерстинкам. – Теперь понятно, почему скрываешь свой мерзкий облик. - Рю сделал, было, выпад на этого чудо зверя, но тот ловко отскочил. «Дразнить меня удумал обглодыш? Ну-ну». В следующий раз в пасти тасмана остался пучок шерстинок лисьей шубки. Рю не шибко то и старался поймать эту юркую задницу, лишь делая выпады в те моменты, когда лис подбирался достаточно близко, в очередной раз, дразня тасманийца.
- Не смешивай меня вместе с этой падалью, - ухмылка чуть сползла, но лишь потому, что сменилась более озлобленным оскалом, ненависть к этой стае, чуть сбавило ее веселье, но не полностью. – У меня свои счеты с этими отребьями, - более зло проговорила сука.
- Мертв? Заведомо? Милочка, это тело давно мертво, - она хотела вновь рассмеяться, но вырвался из глотки хрип, такой, который обычно издают ходячие мертвецы. А ее алые глаза по-прежнему смотрели на ту, что считала себя главной в этой троице варваров. – Первозданная тьмаааа, - просмаковав каждое слово, каждую букву, Керасть пробовала их на вкус, пытаясь вкусить, прочувствовать, понять, сможет ли в этой их первозданной тьме вновь слиться воедино со своим богом. Может быть, ей не придется возвращаться снова в ледяные земли первородных? Может, сможет вновь погрузить свое сознание в безумную тьму с помощью их, так называемой Тьмы?
- Хааа, больно надо было, - наконец-таки перевела взгляд с Носферату на Гери, что удумал, что ей было дело до того, чтобы самой себе еще и прозвище выдумывать. Вот еще чего. Это эти недоразвитые белошкурые задницы ее так прозвали, а ведь просто-напросто боялись ее. Вот жеж сосунок, ведь надо ж было проговорить. Думал, это сможет ее остановить – наивный звереныш. Ее безумный мозг ужи ничто не могло остановить. – Некоторые ублюдки, слишком впечатлительны… - пусть он и отпустил ее загривок, чтобы поболтать и языком почесать, но так просто отпускать явно не собирался, а потому Аркуда почувствовала удар в область шеи, вновь опуская голову ниже, еще ниже пред этими варварами. – Я тебя огорчу, внутри ты найдешь лишь прогнившую плоть, - оскалившись проговорила серошкурая волчица, все больше напрягая лапы и спину. Пусть тот и держал ее своей лапой, да и второй где-то там навалился на ее бок. Но четыре лапы были куда сильнее его одной. Да и вообще, сколько можно было лежать ниц пред ними. Если и умирать, то не мордой в грязи. Чуть прищурила глаз, когда ее ухо оказалось в его зубах, но, не обращая внимания на боль, Аркуда продолжала давить снизу, пытаясь подняться на лапах.
- Пусть пришла я из чужих земель,
Но не сравнивай меня с отребьем,
что зовет себя Пантеоном.
Этих паскуд я готова одного за другим
неустанно умерщвлять…
(Песнь/Убеждение)
- вновь пристально смотря в голубые глаза бесовки, что так удобно склонилась столь низко, Керасть пыталась убедить ту, что сама она не из стаи Пантеон, да и вообще проще, наверное, стать одной из варваров, прознать, что за тьма у них там, может и впрямь найдется способ.
В очередной раз сделал выпад в сторону облезлого лисенка, который явно не наигрался в детстве, что сейчас пытался поиграться, словно озорное дите. Оскалившись, дьявол прыгнул чуть дальше в сторону лиса, хватая того за хвост, плевать было на то, насколько много на этот раз окажется в его пасти шерсти или может наконец кусочек плоти. Челюсти захлопнулись, но Рю гоняясь, не забывал следить и за своей волчицей, а точнее вновь почувствовал приступ ярости у себя в сознании, и заодно подметил, что путь их пролегает совсем в иную сторону. И в тот самый момент, когда лис отвернувшись, ускорился уходя от него, Райден, после щелчка челюстями, тут же развернулся и сделал несколько больших прыжков в сторону волков. Для того чтобы вновь щелкнуть своими мощными челюстями но уже в другом месте, Рю вознамерился, схватить Гери за его достоинство (яйца), раз уж он им так хвастается (Острые клыки),  и ведь так удачно стоит задом к мелким зверькам.

+1


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Восточный край » Стайные холмы