24

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления мая:
14.05.2018
Большая ПР-сходка!
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Око бури".

Сезон заканчивается 18.07! Просьба подводить квесты к логическому финалу и постепенно их завершать.

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Восточный край » Устье Каменной реки


Устье Каменной реки

Сообщений 81 страница 100 из 139

1

http://s1.uploads.ru/i/3sPtA.jpg

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Голая граница
Юг | Поляны Душ, Каменный брод
Запад | Река Каменная
Восток | Лес Забвения, Ржавая гряда

0

81

Бафомет помнил те времена, когда он так любил вкус крови на своих губах. Когда повинуясь дикому природному инстинкту, с жаром в сердце и огнем в глазах он готов быть рвать каждого, кто попадется под его массивные лапы. Он помнил как слепая ненависть сковывала его разум при виде других кобелей, как хотелось ему вонзить клыки в их шкуры, да заставить жрать собственное дерьмо на утеху своей черной души. И он бился, он дрался. Дрался плечом к плечу с Крестом, чья страсть и кровожадность не знала границ. О, ее всегда с лихвой хватало на них двоих... А вспомнить ту одинокую самку с голодным потомством? Ведь это они заставили ее смотреть на гибель отпрысков, да харкаться кровью на белый снег. Это было так весело!
А сейчас... Демон внимательно следил за своим черным соперником, стараясь не упускать из виду и мельтешащие пятна по сторонам от них. Волк знал, что желтоглазый не будет водить вальсы вечно, он не умел этого делать, он не хотел. Кажется, все его естество распирало от единственного желания- пожрать и быть пожранным. Не было в его действиях ни грации, ни красоты, ни стремления, лишь пустое дуболомство. Что ж, как практически и у всех, чего скрывать. Искусство боя было давно затеряно в веках, а в умах молодых не зародилось вновь. И как бы Уроду не хотелось бы играть на лезвии ножа испытывая на прочность нервы, один он этого сделать не мог.
Зверь инстинктивно двинулся следом за задницей оппонента, игнорируя тупую боль в крупе от его челюстей и стараясь схватить Моргота идентично, разве что ниже, за ляжку.

+1

82

Для Ракшасы и Эритро
Элемент внезапности благоволит Пожирателю, и ему удается напасть на Эритро первым. Подмяв волчицу под себя, Ракшаса стремится ухватить ту за горло, но своевременная реакция южанки позволяет ей избежать смертельной хватки. Челюсти волка смыкаются на шее выше холки, так как в последний момент Эритро резко вывернула голову. Однако взрослый матерый Пожиратель имеет явное преимущество по силе и весу, а потому все попытки юной волчицы освободиться были тщетны. Ракшаса крепко держит Эритро за меховой воротник, не причиняя той особого вреда, но и не давая ни единого шанса на побег.

Для Моргота и Бафомета
Так как оскаленная морда Пожирателя была в непосредственной близости от зада южанина, ему удается ухватить Бафомета за круп. Тот, будто не обращая внимания на такой выпад, пытается в ответ куснуть Моргота за ляжку. Обоим волкам удается совершить задуманное, однако они вынуждены двигаться, что лишает волков возможности покрепче вонзить клыки в плоть противника.

Fra

+1

83

Капкан челюстей захлопнулся на заднице южанина с такой жадностью, словно он желал вырвать из него кусок плоти и унести в качестве трофея своим вожакам, как доказательство хорошо проделанной работы. Моргот с остервенением вгрызался все глубже, совершал резкие движения головой из стороны в сторону, ни на дюйм не выпуская добычу из клыков. Но это не знаменовало победу, все еще было впереди, несмотря на то, что ему удалось таки склонить фортуну на свою сторону. Но как долго она останется верна желтоглазому волку?
Южок не остался в стороне и вцепился в широкое, мускулистое бедро Моргота. Довольно предсказуемо, с учетом того, в каких позах по отношению друг к другу находились противники. Тупая боль прорезала ляжку, наполнив разум злостью, которую он поспешил выплеснуть на одноглазого при помощи своих прочных челюстей, которые стали пережевывать кожу, опускаясь ниже по бедру, все ближе подбираясь к священным бубенцам каждого из кобелей, кто дорожил своим достоинством. Моргот дорожил, посему не желал, что бы противник последовал его примеру. А коли он попытается травмировать его ногу и вывести из строя, лишив устойчивости, Мор с удовольствием оскопит его, отправив почтовым голубем вожаку пламенный привет от Пожирателей.

+1

84

Высоко над волчьими головами, пронзительно чирикая, скакал с ветки на ветку, совершая при необходимости короткие перелеты, белый воробей. Его маленькие черные глазки-бусины с интересом и, можно сказать, азартом следили за происходящим на земле действом. Иидэ воспринимал волчью грызню как своеобразный спектакль, представление и, надо заметить, неспроста занял место в первом ряду. Дело в том, что наблюдая сверху за происходящим, Ид заходился в самом настоящем экстазе. В этой птице было предостаточно дури, а потому каждый раз, когда Ракшаса надирал кому-нибудь зад, Иидэ прямо-таки распирало желание стать частью смертельной пляски. Не воробей, а самый настоящий бес. Ид - порочное, прогнившее насквозь создание. Такое впечатление, что он оказался в этом маленьком, слабом теле по ошибке. И ошибке, надо сказать, непростительно нелепой. Смех да и только! А вообще, есть ли смысл говорить об этом? Так или иначе, Иидэ был и остается всего-навсего маленькой птичкой. А потому он вынужден танцевать соло на ветвях, короткими, но острыми коготочками вспарывая животы вымышленным врагам.
К сожалению, в непроглядной темноте, которая поглотила весь Остров, воробей видел не шибко хорошо. Птица, чье крошечное белое тельце мелькало в сплетении тонких ветвей, силилась разглядеть недавно начавшееся внизу представление как можно лучше. Вот Ракшаса со змеиной стремительностью подскочил к южанке и, навалившись на нее всем своим немалым весом, пригвоздил к сырой земле, обездвижил. Вот, почуяв что-то неладное, в сторону сцепившихся крутанулся, вздыбив шерсть на загривке, крупный белый волчара. Иидэ было подумал, что тот сорвется с места, забыв о своем сопернике, с которым, как насмешливо подметил Ракшаса, все это время бился одними только глазами, и поскачет на выручку товарищу, но нет. Белый волк, который, к слову, был единственным светлошкурым из всех здесь собравшихся (если не считать самого Ида, конечно), вовремя одумался и, насколько мог предположить наблюдающий с высоты воробей, намеревался спровоцировать на нападение или, если вам больше нравится, обвести вокруг пальца... Д? (Не серчай, многоуважаемый Бес стаи Пожирателей, что глупая птица не запомнила твоего имени.) Иидэ сомневался, что семилетний волчара, вне всякого сомнения имеющий большой опыт, поведется на уловку белого. "Думаешь, сработает, а?" - мысленно обратился воробей к южанину. - "Что ж, посмотрим".
Пока Ид скакал высоко над волчьими головами, заинтересованный игрой этих двоих, которая, кстати говоря, эволюционировала из "гляделок" в "поддавки", Ракшаса, не обращая на своего спутника никакого внимания, жевал загривок южной сучки. Ее темная шерсть, насквозь пропитанная запахом Семейства, забила всю его пасть, и не имея возможности произнести что-либо вслух, пепельный самец выругался мысленно. Свое отношение к изворотливой твари Ракшаса более чем красноречиво выразил одним единственным словом: "Пизда".
Трюк, который южанка провернула в самый последний момент, подставив жесткий загривок вместо сладкого горла, нагло лишил пожирателя возможности по-быстрому отключить ее. Но, по правде говоря, недовольство каннибала таким поворотом событий смешивалось с заинтересованностью и азартом, который только сильнее разгорался, когда самка предпринимала отчаянные попытки вырваться. Есть сходство с игрой в шахматы, не так ли? Если противник не стесняется оказывать сопротивление, то партия обещает быть интересной. Сам процесс игры приносит наслаждение. А в конце ты с торжеством наблюдаешь за сменой настроения соперника, чей король оказывается в смертельном капкане из твоих фигур. Вот капельки пота появляются на бледной, напряженной и одновременно озабоченной физиономии "врага". Он осознает безвыходность ситуации, в которой оказался. Он понимает, что проиграл. Шахматы - игра непростая, а потому она требует немало времени. Вот и Ракшасе придется повозиться с этой чертовкой, ибо вряд ли у нее есть хоть малейшее желание отправиться на территорию Пожирателей в сопровождении конвоя.
Сука ведь только и сделала, что оттянула неизбежное. И теперь ее невредимость оказалась под жирным вопросом, ибо Ракшаса просто обязан наказать ее за этот выкидон. Вряд ли Дьявол сильно расстроится, если приведенная Бесом пленница окажется слегка помятой. Проблема в том, слегка ли?.. От самой волчицы, бесспорно, зависит многое. В конце концов, в ее же интересах быть послушной. Но нельзя забывать о садистских наклонностях Ракшасы и, тем более, пристрастии к каннибализму. Если он и вырубит самку без лишней крови, где гарантия, что зверь не проголодается по дороге? То-то!.. Короче, веселье южанке обеспечено.
Ракшаса, не разжимая своей крепкой хватки, сделал резкий рывок вниз, оказывая на шею самки колоссальное давление и, как следствие, заставляя ее в буквальном смысле целовать землю. "Интересно, на сколько же тебя хватит?.. Сука гребаная". Как и стоило ожидать, встряска мозгов оказалась всего-навсего прелюдией. Не давая южанке времени прийти в себя, Ракшаса приподнял ее голову над землей и, вывернув свою вверх, отпустил черный загривок. Его вытянутая морда, сохраняя постоянный текстильный контакт с шеей суки, без промедления скользнула вниз. Вместе с тем каннибал, надо заметить, продолжал придавливать самку своей тяжелой тушей. Кхас намеревался захватить складки кожи в непосредственной близости от горла - в области, где отчетливо прощупывается угол нижней челюсти. Цель оставалась неизменной - душить до потери сознания, ибо в таком состоянии суку будет проще доставить на территорию Пожирателей. Ракшаса преподнесет ее Дьяволу в качестве трофея, и, когда жизнь пленницы перестанет иметь цену, каннибалу, возможно, достанется ее голова.

Отредактировано Rakshasa (2016-01-18 19:24:27)

+4

85

Ракшаса - новая фигура в этой, пока что не особо интересной, пьесе. Без особых предисловий и прелюдий состайник выбирает своей жертвой молодую суку, подминая ту под себя.
"Что ж, Демьян, последний рывок за тобой", негромким, но горьким эхом отдалась эта мысль где-то в подсознании самца, после чего тот негромко выдохнул. Моргот уже вовсю плясал с выбранным им Южанином сей танец смерти, который для одного из них станет последним.
Неспешно, но широко шагая в сторону белошкурого противника, волк на ходу продумывает свои действия. В отличие от других Варваров, Бастард не собирался с первого выпада сомкнуть мощные челюсти на шкуре соперника; целью сероглазого было лишить того присущей скорости и ловкости.
Резко, внезапно срываясь с места, самец в пару сильных и быстрых прыжков до минимума сводит расстояние между ними, и на третьем, с силой собственного веса, намеревается левым плечом нанести мощный удар по передней конечности справа, с целью повреждения плечевого сустава.
Нанеся удар, промах которого был сведён до минимума, чёрный хищник проносится дальше на пару метров, после чего разворачивается всем телом к оппоненту. Учащённое сердцебиение, попавший в кровь адреналин - то, что раззадоривает и, порой сносит грани допустимого, это именно то, чего так долго ждал Демьян.
Возможно, Бес-таки отступил от предпочитаемой им тактики боя, но она хороша лишь тогда, когда есть уверенность, что у противника вот-вот сдадут нервы. Хотя, если бы не свалившийся, как снег на голову, Ракшаса, Бастард, вероятно, и дальше продолжал попытки прожечь белого волка своими серыми глазами.

0

86

Бафомет чувствовал, что соперник начинает пережевывать его шкуру, словно корова на пастбище. Эластичная и толстая кожа ощутимо натягивалась, шерсть вырывалась клоками под сильными челюстями черного волка, кровь наверняка уже была на его языке, подначивая и заставляя орудовать быстрее и быстрее. Урод знал этот прием, порою его применяли на охоте, когда убийца не мог одолеть свою жертву и был вынужден виснуть на ней, подобно прищепке, уповая лишь на силу своих челюстей и умение "ползти" к нежному горлу. Вот только в методе этом была одна существенная брешь: челюсти нужно было сжимать и ослаблять, захватывая все новые участки плоти. И в те короткие мгновения, когда смертоносный капкан ослаблял хватку, можно было вырваться из него, оставляя сопернику лишь клоки меха и кровавую пасть. И Бафомет знал и это...
Демон не медлил, ведь промедление может стоить ему жизни, не ждал, пока незнакомец опуститься еще ниже. Зверь со всей возможной силой рванул головой в противоположную сторону от недруга, так и не разжимая челюстей, надеясь на то, что он потеряет равновесие, так как клыки глубоко засели в его мясистом бедре, а так же соскользнет и с его шкуры.

0

87

Для Моргота и Бафомета
Моргот, опуская голову все ниже, решил попытаться достать до паховой области своего противника. Тот, почуяв неладное, поспешил сбить атаку Пожирателя, крепко ухватившись за внешнюю поверхность бедра и резко дернув головой в сторону. Так как Морготу приходилось ослаблять челюсти, чтобы пробраться под брюхо Бафомета, рывок южанина заставил его на мгновение отпустить шкуру оппонента.

Fra

0

88

В попытках ухватить противника за более сладкое место и увеличить свои шансы на победу, Моргот упустил одну маленькую вещь. Южанин в корне не разделял его интересов и не желал лишаться своего признака мужества в столь юном возрасте. Пережевывая жесткую шкуру, пожиратель лишь на секунду ослабил хватку, что бы с пущей крепостью вонзиться во вражескую плоть, но этого было достаточно, что бы одноглазый подсек его на этом месте и рванул головой в сторону, на какие то жалкие сантиметры отделив от искомого трофея с драным клоком в зубах. Дотянуться до задницы Моргот боле не мог, клыки противника занозой засели в бедре и не давали ему шанса на новый рывок, что лишь помогло бы южанину в его действиях. Оставалось лишь одно.
Когда темный пошатнулся от стремительного рывка противника, но все же устоял на ногах, голова его на вытянутой шее нырнула вниз, смыкая челюсти на задней ноге оппонента, на стыке, где скакательный (соединительный) сустав плавно перетекал в плюсну. Не яйца, но ощущения обещали быть не менее приятными, особенно, если учесть, что после тщательной обработки сего места скакать южанину всю жизнь на трех лапах. При любом ином раскладе, Моргот бы вздернул молодого за ногу и повалил на бок, лишив твердой почвы, но сейчас это было недопустимо, посему волк лишь возжелал по крепче стиснуть клыки, с целью раздробить сустав, а при большей удаче - порвать связки.

Отредактировано Morgoth (2016-01-23 16:43:33)

0

89

Бафомету повезло, челюсти незнакомца все таки сорвались, отпуская его на свободу и оставляя лишь довольно глубокие, но не серьезные дыры в бедре, да алую кровь, что испачкала черную шкуру. Это ничего, какой-либо травник подшаманит, да залечит раны за считанные недели. Но вот ситуация на Устье трещала по швам.
Урод видел, как мелкая, но храбрая Эритро была повалена более крупным и явно куда более опытным противником. Черномордый волк, может быть, и не поступил по чести, сознательно нападая на более слабого противника, но , как говориться, на войне как на войне. Каждый здесь друг другу враг и плевать, буйвол ты или мышонок. Молодая южанка могла бы увернуться, уйти от атаки пользуясь своей малой массой и недужей выносливостью и прытью, но, увы. То ли она не рассчитала сил, то ли панадеялась на напрасное геройство- итог был очевиден. Челюсти кобеля уверенно удерживали горло переярка не давая ни вздохнуть, ни дернуться. Шанс, пусть и крохотный, но все таки оставался. Пусть бы клыки соскользнули, пусть бы Эритро сбросила противника и вывернулась благодаря косматой густой шкуре. Но Бафомет не верил в удачу и лишь закрыл глаза, мысленно прощаясь с желтоглазой.
Острая боль пронзила его лапу. Черный незнакомец все таки чудом успел схватить его за лапу, в области плюсны. Удачно, что уж сказать. Место опасное, можно сказать роковое. Дернись Демон неудачно- клыки могут порвать связки. А восстановить лапу будет чуть больше чем невозможно. На войне, как на войне.
Бафомет не стал дергать лапой лишний раз, а лишь по возможности удобнее поставил ее, ровно как и другие три, шире, устойчивее. На случай, если кобель решит вдруг попробовать подкосить его. Сам же Урод сделал короткий перехват, что бы полной пастью захватить ляжку и сильнее впиться в ногу врага, достав клыками до бедренной артерии и перебив ее. Враг вряд ли придаст этому значения сразу, но и Бафомет был готов чем-то пожертвовать ради того, что бы соперник истек кровью. 

+1

90

Кровь набатом стучала в ушах и, казалось, вот-вот перекроет все внешние звуки. Но нет, наконец-то слуха достиг столь долгожданный звук: топот волчьих лап, стремительно несущих вперёд массивное тело хозяина. Тогда Неглект и обернулся на своего противника, в тот же миг прекращая знатно в душевном плане утомивший его театр: пожиратель решил передвигаться прыжками, чтобы быстрее нагнать не прекращавшего бег южанина. Где-то в сердце молодого волка вспыхнула радость от того, что темношкурый купился на его трюк. Но это чувство тут же рассосалось, ведь не стоило забывать, что у опытного матерого кобеля, наверняка, уже есть свои планы на счёт предстоящего боя с белошкурым.
Дождавшись, когда пожиратель подберётся поближе и снимется в финальном прыжке, Неглект резко затормозил и тут же отскочил в сторону от траектории полёта своего противника. Развернувшись мордой к приземлившемуся кобелю, южанин видел как тяжёлая туша волка ныне закрывает переярку обзор на сражение между Эритро и новым бойцом Пожирателей. Что же, оставалось только молиться, чтобы волчица сумела выпутаться из этой передряги, да желательно при всех частях своего тела, но у Неглекта не было на это времени. Переярок тут же устремился к только что приземлившемуся противнику, не давая ему возможности сделать первый выпад, метя тому в плечо.
Отныне можно сказать, что битва между южанами и пожирателями официально началась.

+2

91

В голове сплошной мат. Ничего больше. А вот где-то там, внутри, вдруг что-то резко стягивается. Так, что на мгновение перехватывает и без того сбитое тяжелым волчьим телом дыхание. Нервно рявкает причинно следственная логика – этому есть причина, но это нечто из разряда сенсорики, нечто непонятное, неприятное, но не пугающее. Резко стягивается. Будто на молнию застегнули. И утихает тупая боль, мучавшая организм почти всю недолгую жизнь. Спокойно усмехается здравый смысл, спасибо, пустота. Это не просто так, верно? Дальше будет только хуже. Кто на этот раз, мир? Неглект? Дети Сильвы? Видар? Кто еще? Что у меня еще осталось? И это случаем не ниже прожиточного минимума?
Как же достало. Каждая секунда твоего чертового существования, тварь, самокопание. Может, достаточно? Реши уже что-то одно. Раз и навсегда. Ты привязываешься и теряешь. Идиотская ошибка. Повторяемая тобой раз за разом, до ожогов, до крови, до адской боли – сколько можно? Пустота, прости. Вся соль разума как раз в том, что он отличается от пустоты лишь своей коллективностью. Можешь считать это биологией, я же буду считать это своей очередной дурью. Ну и пусть. Ты ведь обещала их сохранить. Забавный непреложный закон, от которого мне почему-то немного легче. Ты помнишь все. Помнить бесконечность. Ты ведь расскажешь мне про все, если мы свидимся этой ночью. Мы свидимся. Обязательно. Вопрос только в том, где. И как не парадоксально, сегодня надеюсь не ночевать у тебя. Там, наверху, ночью всегда очень холодно. И я расскажу тебе, что боги не ошибаются. Поэтому обжигаться я буду бесконечное число раз. Мне не надоест.
Тем временем порядком подготовившаяся судя по силе удара причинно следственная со всей дури трахает по моей бедовой голове чем-то тяжелым. В сочетании с немаленьким давлением сверху это вызывает натяжной звон в несчастной башке и приглушенный сдавленный мат подавленного об черепную коробку серого вещества. Самое хреновое, невесело комментирует вечно спокойный здравый смысл, что задние лапы вывернуты так, что не встанешь. Учитывая количество и качество уроков по начальной боевой подготовке в легионерском стиле поднять я при большом желании и язвительных комментариях сверху теперь могу даже Видара, а этот субчик, судя по всему, не намного тяжелее: причем могу, умею и практикую на каждой второй тренировке – подряд максимум два раза, но нет предела совершенству и медлительности моего, мать его, роста. А потому изменяется только степень издевки в тоне тренера, остальное неизменно аки моя тупость. Ладно, встать не можем, значит, время пока есть. Первоочередная и на данный момент единственная тактическая задача, комментирует менторским тоном логика – не дать перегрызть горло. Загривок не жалко. Год с лишним как. Единственный вопрос по этому поводу – каким это, мать его, образом? Много ругаешься, рявкает мозг. Давай думать. Уворачиваться и не давать вырвать твой злосчастный кадык – это полбеды, и долго это вряд ли продолжится. А что, в таком положении есть другие варианты? Встать? Как именно? В данной ситуации только заставив темного слезть наконец с моей вывернутой тушки. О ради бога, боже мой, каким образом?
Тут все просто, усмешка здравого смысла. Что в пределах доступности? Лапы, плечи частично и морда, если совсем уж извернуться. И потерять способность уворачиваться? Значит, только лапы. Левая. Или правая. Только не прокуси, лыбится моя внутренняя пустота. Нам еще надо повеселиться. Напоследок. Прежде чем начнется твоя следующая, четвертая по счету безумная жизнь. Здесь или с пустотой – зависит только от тебя. Если он тебя убьет, хохочет здравый смысл и странная спокойная улыбка трогает черные губы, тебе от Видара достанется.
Время закончилось, отмечает логика. Твой ход, темный. Я подожду. Игроки должны уважать друг друга, не так ли? Я отличный шахматист. Я вижу ты тоже. Есть существенные различия между жизнью и игрой, никогда не думал об этом? Просто если первый твой ход в жизни можно назвать подлостью, то в игре – просто ход, умный, продуманный хитрый ход. В войне все средства хороши, цель оправдывает средства, и как же мне, мать твою, надоело говорить заученными фразами. Подлость везде подлость, а игра – всего лишь политика. И знаешь, какие выводы можно сделать из начала нашей партии? Как там, белые ходят первыми? Ты всегда любил играть за черных, так ведь, воробей?
Давление. Резко мордой в землю, да так, что зубы клацнули. Из возвышенных мыслей в голове все сказанное быстро преобразовывается в разнообразные характеристики соперника, а именно: падла ты жирная, тупая и так далее. Вверх. Ощущения, как всегда, размытые, поэтому мозг только через секунду понимает, что темный загривок отпускает. Вопрос только один – какого черта?
Уже два, спокойно выдает здравый смысл. Или даже больше. Зачем он это сделал? Первоочередная цель – горло, забыл? Что ж, умно. Целиться он будет в горло, почти без вариантов. Самое продуктивное в этой ситуации – сделать так, как задумано. Вывернешь голову влево – подставишь горло. Значит, все таки правая.
Пока волк не вцепляется во вновь подставленный загривок, резко разворачиваю шею и голову вправо, вцепляясь в правую лапу кобеля, пока не стремясь покалечить, челюсти сжимаются только до тонкой грани между сильной болью и разрывом связок. И короткий - дальше не успею предупреждающий рывок вперед и влево, еще сильнее закрывающий горло и нарушающий равновесие соперника.
И да, темный. Если я сражаюсь на стороне южан, не значит, что я сражаюсь за них. Интересно, перед чьей смертью прозвучат эти слова?
Он промахнется. Еще и еще раз, бессильно и нелепо. Если только он не привык к боли, как и ты. А если ты будешь бить точно, темный… Что ж, тогда тебя следует уважать.

Отредактировано Eritro (2016-02-01 11:36:58)

+2

92

Для Демьяна и Неглекта
Легколапый переярок был шустрее своего матерого противника, а потому ему удалось избежать столкновения. Сначала отскочив, а потом снова приблизившись к Демьяну, Неглект постарался схватить того за плечо, но из-за быстроты маневра он не подумал о собственной позиции. Белошкурый вцепляется Пожирателю в намеченное место, однако сам открывает для Демьяна бок и заднюю часть тела. Волки стоят перпендикулярно друг другу, южанин держит Бастарда за плечо, однако шея и голову черношкурого свободны для выполнения ответного маневра, ведь плечо и бок оппонента совсем близко.

Для Моргота и Бафомета
Моргот успешно совершил свою атаку, молниеносно впившись врагу в заднюю конечность. Тем не менее Бафомет не спешит вырывать лапу из клыков оппонента, вгрызаясь волку в ляжку. Южанину удается осуществить задуманное: его клыки задевают артерию, что вызывает обильное кровотечение. Тем временем давление челюстями Моргота на сустав волка усиливается.

Для Ракшасы и Эритро
Под воздействием силы Ракшасы морда южанки впечатывается в землю, отчего волчица чувствует незначительную боль в области морды. Однако когда Пожиратель снова потянул вверх, у Эритро выдалась возможность за что-то ухватиться, что она и сделала: ее клыки сомкнулись на пальцах правой лапы кобеля. Волчица закрывает глотку своей головой, а потому ей снова удается избежать смертельной хватки.

Hrc

Отредактировано Game Master (2016-01-27 20:31:01)

+1

93

Моргот ощущал, как клыки оппонента безжалостно терзают его плоть, проникая все глубже и глубже. Багровая кровь текла по его губам и морде, змеиными струйками стекая по ноге, обволакивая ее и делая почву под ступней влажной. Парализующая боль сковывала движения задней части тела, но Мор и не думал как-то работать ею, что могло лишь сойти на лапу одноглазому южанину. В его положении, держаться на лапах уже было достаточно, отчего пожиратель и впредь старался сохранить это преимущество, хотя давалось это отнюдь не просто. Благодаря адреналину, выбрасываемому в кровь в порыве любой битвы, сейчас желтоглазый ощущал лишь далекие отголоски той боли, что причиняли челюсти противника. Худшее наступит после, но об этом волк старался не думать, особенно если предположить, что этого "после" может не наступить и вовсе. Что ж, он знал на что шел...
Однако, в зубах темного были не менее важные рычаги и прежней ошибки он уже не допустит. Ни давая ни малейшего послабления, Моргот старался еще крепче сдавить ногу противника, работая уже не только клыками, но и подключив к полной работе челюстей сокрушительные моляры, способные перемалывать и менее грубые предметы. Почует ли южанин всю полноту угрозы? Или, как и он, пойдет до последнего, сложив свою голову ради игр вышестоящих фигур?

0

94

В голове пепельного волка в сердцах матерились бесы, коих взбудоражила сложившаяся извне до крайности нелепая ситуация. И чумазые чертята открыто высказывали свое недовольство, выкрикивая невпопад грязные словечки. Их полное злости низкое ворчание безо всякой системы сменялось надрывным визгом, а после снова переходило в почти животное рычание. Бесы безудержно скакали под сводами черепной коробки волка, отбивая сумасшедшую чечетку своими маленькими, но весьма острыми раздвоенными копытцами. И все они выглядели какими-то сломанными, страшно скрюченными, а на голове каждого торчали нелепого вида козлиные рожки, закрученные спиралью на затылок. Бесы топали, стучали, скребли в негодовании, а Ракшаса откровенно смеялся над ними, ибо знал, что все веселье впереди, что партия только начинается.
Итак, своевременная реакция, приправленная природной изворотливостью, не подвела отродье Юга и во второй раз. Ракшаса вновь промахнулся, тогда как сучка, повторно вывернув голову, вцепилась в его правую переднюю конечность. Ее клыки сомкнулись на пальцах самца, и тот рефлекторно расслабил оказавшуюся в пасти суки пясть, дабы самолично не повредить ее каким неосторожным движением. Он отлично понимал, что пытаться выдернуть захваченную в капкан челюстей конечность не столько бесполезно, сколько рискованно. А вот отрывать ее от земли пепельный зверь не торопился. Ракшаса старался все время касаться подушечками ее неровной поверхности на случай возможной потери равновесия, которое раз за разом подвергалось проверке со стороны волчицы. Вот и сейчас южанка, совершив очередной рывок, заставила самца напрячь мышцы и еще надежнее, чем прежде, придавить ее к земле своей тушей.
В этот момент прокушенная конечность напомнила о себе не то чтобы очень сильной, но все же болью, однако самец ее молча проигнорировал. По правде говоря, Ракшаса и не осознавал, какой на самом деле она была острой. Его жилистое, натренированное тело, исполосованное от и до безобразными шрамами, со временем перестало должным образом реагировать на ранения, неизбежно получаемые в жарком бою. И вырванные с плотью клоки шерсти, и порезы кожного покрова, и глубокие дырки в мышечной ткани - все это стало таким естественным, привычным и ожидаемым (а в некотором роде даже желанным!), что посреди боя вместо болезненного хриплого рычания из глотки каннибала вырывался порой дикий хохот. И как мне кажется, одним высоким болевым порогом его поведение не объясняется. Если позволите, тут попахивает сдвигами в психике. Но ведь незначительными?.. Как бы не так.
Со смачным клацаньем челюсти каннибала захлопнулись в опасной, а при нынешних обстоятельствах еще и смешной, близости от горла южной сучки, и вместо складок кожи на ее нежной шее Ракшаса словил никчемный, совершенно бесполезный в этой недетской игре воздух. Но вот что странно: стоило только его страшной пасти закрыться, как уголки губ приподнялись, а из глотки вырвался короткий смешок.
Соперница сделала свой ход, завершив его быстрым нажатием кнопки на своем часовом механизме, и стрелка на циферблате со стороны Ракшасы мгновенно сорвалась с места. Что ж, теперь ход за ним.
Кхас отказался вот уже дважды вцепляться во взъерошенный жесткий загривок, который волчица подставила под его клыки с такой любезностью, что аж выворачивало. Вместо этого черная голова зверя с впечатляющей синхронностью последовала за сучьей башкой вправо, а взгляд его огненных глаз, которые вспыхивали в вязкой темноте желтыми и красными искорками, вперился в ее затылок, открытый и соблазняющий своей уязвимостью. В следующее же мгновение пасть каннибала вновь угрожающе раззявилась, а затем челюсти захлопнулись в месте соединения головы с шеей, то есть в области затылочного бугра сучки. Ракшаса намеревался не столько травмировать волчицу, сколько ограничить подвижность ее головы, а также заставить южанку выпустить его правую конечность, пока от последней еще оставался хоть какой-то прок. С этой целью волк секунда за секундой погружал серповидные клыки все глубже в нежную, податливую плоть самки... И вместе с тем начал медленно выкручивать ей голову.
Ракшаса попробовал эту суку на вкус, и терпкий сироп с вызовом обжег ему горло. Не особо приятно, но по какой-то необъяснимой причине очень хочется еще. Да каннибал сожрет ее живьем!.. "Начинай молиться, тварь".

Отредактировано Rakshasa (2016-01-30 18:57:39)

+2

95

Это ведь, мать твою, тактика, а про стратегию мы как-то внезапно забыли, прорывается сквозь какой-то подозрительно частый пульс в моей бестолковой голове бурлящий тихим бешенством голос логики. Времени мало, слабо отвякивается разум, усердно изображая на пару с анализом подобие мыслительной деятельности. Хорошо, примирительно выговаривает спокойный здравый смысл, прерывая уже чуть было не начавшийся обширный матершинный монолог в исполнении моей причинно следственной, даешь стратегию. Только сначала давай подождем хода твоего соперника. Боги, неужели не плевать?
Маленькая неточность, а точнее говоря, неплохая реакция этой тяжелой, более опытной и совершенно бессовестной особи – челюсти мои, съехав с кости, зацепляют в капкан челюстей часть пясти и пальцы. И все бы ничего, но мать твою, я без понятия, рявкает с внезапным бешенством анализ, насколько высок у него болевой порог. Не рассуждать, рявкает логика, сейчас проверим. Теория без практики мертва. Мда.
Хреново как раз то, что в его распоряжении вся твоя шея и морда. Лапы тоже, но он же не совсем больной? Хотя это, кстати, было бы неплохо. Горло, нажать посильнее – потеряет сознание. Великолепно, разве нет? А что, усмешка, убивать не хочется? Не его. Не таких как он. Их ведь не спрашивают. Слушай, мой противник как забавно – в лапах вожака ты всего лишь фигура, а на доске со мной ты игрок. Почему снова так пирамидально? И снова пошло.
А я всегда игрок. Мне нет дела до Южного Креста – моя стая до сих пор Инферно. Ошибаюсь не я. Ошибается этот мир. Это совершенно разные вещи, ты так не думаешь? Тебе не за-авидно, нет? Жаль. Ну что же. Твой ход. Я весь внимание.
Он не промахнулся. Пасть, черная, будто измазанная в саже, слева, не успел, но и носом в землю не впечатался. Гадина. Неплохая реакция. Что дальше?
Затылок, короткий острый приступ боли, на который просто моргаю, и тупеющая боль. А вот это было неплохо. Спинной мозг, конечно, хрен перекусишь, но вот нервов там полно. Будет больно. А не плевать? Столько тебя драли почем зря – должна же быть от этого всего хоть какая-то польза.
А что бы сделал Видар в такой ситуации, вдруг осведомляется причинно следственная? Добро, усмехается мозг, хорошая постановка вопроса. Видар бы в такую ситуацию, мать твою, не попал. Рост? Мозг! Ну, кто ж знал-то, что какая-то шваль еще и сзади приклеится. Слава Советам, что этот темный, который сейчас стоит почему-то поодаль, не вмешивается и с которым было бы намного проще, все-таки не вмешивается. Вдвоем они бы меня сразу убили.
Единственный комментарий, слышимый от привычного ко всем превратностям судьбы организма – захват не смертелен. Выкручивание тоже – ему просто некуда, если только задирать голову вверх. Что ж, темный. А теперь мой ход. Следи за фигурами.
На самом деле тут и в стратегическом плане все понятно – вылезти из под соперника, дальше бой можно продолжать по-разному. И ты из всех путей, разумеется, не применишь выбрать самый красивый. Любишь ты красивые бои. То, что так до сих пор не может выбить из тебя тренер – ты видишь в войне красоту. Своеобразное изящество. Ты любишь смерть. Нет. Ты любишь победы, воробей. Цена не волнует. Нисколько. Отвлеклись от темы, милый.
Что ж, пойду у тебя на поводу. Усмешка и резкий рывок шеей и головой вверх, вместе с поудобнее захваченной лапой – внезапно, возможен даже удар по носу, что разумеется, рассеет внимание. Одновременно приподнимаю тем же рывком от земли грудную клетку, и всем нелегким телом, опираясь на передние лапы, заворачиваю влево, против часовой стрелки: болевой на суставы и связки всей правой лапы кобеля, плюсом значительная потеря равновесия. Свалится, никуда не денется.
Нервно хихикающий организм отвечает на это залихватской фразой – не такой уж он и тяжелый. Конечно, после полугода тренировок с Генералом Альянса-то. Почему я не удивлен, Эрик? Могло бы быть и хуже, да, смешок сквозь сжатые челюсти?
Есть, кстати, еще один вариант, не менее интересный. Просто притвориться мертвым, ты умеешь, я знаю, у тебя большая практика. Можно попробовать, но не факт, что выйдет. При сохранении текстильного контакта с телом соперника определить, правда или ложь, не составит большого труда.
Значит, играем так, как играли. Тем более так намного интереснее, не люблю хитрости. Хотя с тебя должок, мой незнакомый соперник – одна подлость с моей стороны. Потому что по-другому нападение со спины я трактовать не могу.
Просчитаешься? Не факт, фыркает логика, спокойно ожидая результатов. Далеко не факт. Ведь боги не ошибаются. Ты ведь не устаешь об этом напоминать.

Отредактировано Eritro (2016-02-14 10:25:58)

+2

96

Как только в пасть мощным пульсирующим потоком хлынула кровь, Бафомет отпустил ногу врага. Организм сделает всю грязную работу сам окропляя землю живительной влагой, что так стремительно покидала тело. Урод помнил, как быстро угасали жизненные силы тех несчастных, которых они с Крестом мучили в юности, что у них не было ни единого шанса на спасение, если поток не останавливали в течении некоторого времени. Еще немного и черный почувствует накатывающую слабость, наверняка списав это на усталость от битвы, ибо адреналин все же не позволит ему мыслить верно. Совсем немного, но... Пока еще челюсти незнакомца уверенно держали лапу молодого южанина, так и намереваясь разорвать ее.
Отпустив бедро желтоглазого и позволив потоку артериальной крови свободно изливаться на землю, Бафомет по возможности мягко попытался извернуться, при этом стараясь не дергать попавшую в "капкан" лапу, дабы не нанести себе еще более серьезные травмы. Сам же зверь попытался схватить соперника за шкварник, ближе к ушам или просто голове, что бы попробовать эдак оттянуть его от злосчастной лапы.
Куда уж хуже. Глупая, никчемная драка за жалкий клок земли, который разве что тешит самолюбие вожаков, но никак не влияет на их подчиненных. Бафомету было плевать на Устье, он не мочил в этой реке свои лапы, да не зарился на местных тощих белок. Ему не нужна была эта лесополоса с ее обитателями. Но почему тогда он сейчас тут, подставляет свою шкуру под удары врагов выполняя очередной приказ? Бездумно идет вперед по наводке, защищая то, что по сути никогда и не имел, лишая жизни таких же беспечных болванчиков. Ведь если он лишится своей лапы, то вряд ли Цургуль обрадуется Главному Стражу с культей, обреченному вечно хромать и плестись в хвосте стаи. Отдай все и не получи ничего...
Демон закрыл глаза. Если желтоглазый его отпустит, он прекратит эту бессмысленную бойню. Пусть и ценой его жизни...

+1

97

Для Моргота и Бафомета
Моргот игнорирует рану на бедре, продолжая упорно грызть хрупкие суставы на задней лапе Бафомета. Тот, в свою очередь, выворачивается и вцепляется Пожирателю в меховой воротник ближе к голове. Особо вреда оппоненту это не приносит, но позволяет южанину попробовать оттянуть его от лапы. Однако пока Моргот все еще крепко держит конечность, суставы которой, вероятно, уже треснули.

Для Ракшасы и Эритро
У матерого Пожирателя силы было куда больше, чем у молодой южанки. А потому его хватка между ушами волчицы была столько крепка и болезненна, что Эритро была вынуждена ограничить себя в резких движениях. Ракшаса принялся выворачивать шею, тем самым пытаясь отцепить волчицу от своей лапы, но та упорно не хотела разжимать челюсти. Держать врага в тисках до последнего - все, что оставалось южанке в сложившейся ситуации.

Hrc

+1

98

Иидэ нетерпеливо перебирал когтистыми лапками, приводя в движение голую темную ветку, которая то и дело покачивалась под беспокойным птичьим телом. С высоты небольшого деревца воробей неотрывно смотрел на семилетнего Беса, гадая, как же тот поступит в сложившейся ситуации. И когда сероглазый внезапно сорвался с насиженного места, необычайно прытко рванув к скучающему в сторонке южанину, Ид аж взъерошился от неожиданности, растопырив во все стороны свои грязно-белые перья. На пару с веткой воробей совершенно остолбенел, не прекратив разве что вдыхать тяжелый воздух, что так безбожно был осквернен запахом волчьей крови. Иидэ никак не мог поверить в то, что этот здоровяк, за плечами которого уж наверняка ни одно сражение, попался на удочку какого-то, прости господи, сопляка. Когда сероглазый совершил последний размашистый прыжок и вторгся, так сказать, в личное пространство южанина, воробей поспешно отвернулся. Птица была разочарована и, что греха таить, возмущена. Как и предполагал Ид, белошкурый волк легко ушел от удара и, перехватив инициативу, сделал ход первым, вцепившись в плечо сероглазого. Воробей понимал, что не в его силах что-либо изменить, а потому только раздраженно дернул квадратной головкой и, недолго думая, бесшумно слетел вниз.
Иидэ направился к двум черношкурым волкам, каждый из которых методично вгрызался в упругую плоть соперника. Птица, сбивчиво маша крыльями, кружила над их головами, стараясь понять, как сильно ранен состайник Ракшасы, то бишь Моргот, имя которого воробей, конечно же, запамятовал. (С ним это часто бывает.) Зрение Ида значительно притупляла тьма, нещадно пожирающая Остров в течение последних двух недель, но тут южанин совершил перехват, открыв любопытной птице окровавленное бедро пожирателя. Увиденное, мягко говоря, не обрадовало воробья. Но в целом волки бились на равных, а потому Иидэ полетел прочь с мыслью, что состайник Ракшасы оторвется-таки на суставах своего противника. Морда последнего, надо сказать, была страшно изуродована. Птица это подметила и запомнила, ибо наверняка еще ни раз повстречает черепоголового зверя. Ид почему-то был уверен, что этот фрукт точно не подохнет в сегодняшней стычке.
Птица зацепилась острыми коготками за черную ветвь кустарника, что раскинул свои костлявые "руки" недалеко от Ракшасы и южанки, им же подмятой. Ид подленько сощурил свои угольные глазки, когда пепельный варвар грубо схватил соперницу за незащищенный затылок. Белый воробей невольно подался вперед, зачарованный этим зрелищем, в котором, как бы странно это ни звучало, он находил нечто прекрасное. Иидэ казалось, что перед ним дерутся вовсе не волки, а смертоносные змеи. В черных глазах птицы отражались два тугих сильных тела, сцепившихся в единый шипящий клубок. Не сразу, но отравленные змеиные жала нашли, куда вонзиться. Мгновение, и вот уже по жилам соперников бежит разрушающий клетки яд. Кольцо замкнулось... Эдакий Уроборос.
Тогда как воробей таял от восхищения и удовольствия, Ракшаса имел несколько иное мнение о происходящем, и относительно безобидно его можно выразить разве что так: "Твою ж ма-а-ать!.." В попытке отодрать волчицу от своей многострадальной чернопалой конечности варвар до предела вывернул собственную шею... И все в пустую. Сука прямо-таки присосалась к кобелиной лапе, упорно не желая разжимать челюсти. Чертов клещ, ей-богу! И правда, южанка оказалась столь же цепкой, сколь и изворотливой. А упертость? (Черт побери, да она присуща каждой уважающей себя бабе!) В ее наличии, честно говоря, и не приходилось сомневаться: оную эта сука не уставала доказывать, периодически пытаясь выбраться из-под пепельного кобеля и встать, как говориться, на все четыре. Однако варвар, значительно превосходящий ее по физическим параметрам, не давал ей ни единого шанса удрать. Ракшаса контролировал теперь не только тугое тело самки, но и ее юркую голову, которая, честно говоря, доставила пожирателю немало проблем в самом начале их поединка. Пожалуй, южанке уже никуда не деться от этого грубого дикаря, который с неизменным успехом придавливал ее к земле. И, так уж вышло, бессовестно к ней прижимался... А как иначе обездвижить? Он же не фея.
Когда выворачивать шею стало уже просто некуда, Ракшаса возвратил ее в первоначальное и, к слову, куда более мобильное положение - то был своего рода откат, который волк сопроводил резким движением головы из стороны в сторону. Он несколько раз повторил последнее действие, тем самым хорошенько встряхивая сучью бошку. При этом Ракшаса старался лишний раз не напрягать прокусанную конечность, дабы та могла свободно двигаться вслед за волчьими головами с минимальным, так сказать, ущербом для и без того хрупких суставов. Своими грубыми действиями варвар вот уже дважды пытался заставить самку ослабить хватку, а в лучшем случае - и вовсе разжать зубы. Однако то была лишь побочная цель, тогда как основная заключалась в следующем: посредством резких движений головой до предела вогнать зубы в податливую плоть и, повредив чувствительные затылочные нервы, вызвать болевой шок, который вполне мог привести к помутнению сознания, а то и полной его потери.
Итак, их безумная партия неумолимо подходила к концу. Но расслабляться было еще рано, и Ракшаса отлично это понимал. Его янтарные глаза неустанно бегали по доске, выхватывая то одну, то другую фигуру. Мир черно-белых клеток непредсказуем... И это нужно знать. Любопытно, что соперники - и тот, и другой - оказались истинными уроженцами этой монохромной вселенной. Оба - талантливые шахматисты. Игроки от природы, они в первую очередь сражались для себя. Ловили кайф от самой игры. В их глазах не отражалось ничего - только доска. Шестьдесят четыре клетки. Танец черного и белого. Игра, доводящая до сумасшествия. Шахматы ведь не показывают, кто из соперников сильнее, умнее... Доска вычисляет самого безумного.

Отредактировано Rakshasa (2016-02-09 08:20:52)

+3

99

А все-таки она вертится. Земля. Вертится шарик в бесконечной пустоте, вокруг одного из плевочков этой самой бесконечности. И живет своей странной, осмысленной жизнью. Единственный мир в вечности, обладающий разумом. Насколько это нелепо, пустота. А впрочем, не мне тебе рассказывать, не так ли?
Это порождение грязи и стеклянного небо, стайка безумных богов – те, кто знает, зачем. Их немного. Ты ведь не любишь улыбаться. Мама. Смех сквозь звон в лобастой треугольной анфас голове. Мы вне разума. Мы с вами безумны. Вдруг пощечина, да так, что правую лобную долю протыкают насквозь спицей. Прекрати, спокойно выговаривает здравый смысл. Потом поговорим. Сейчас шаг вперед – смерть. Сейчас наверное не время. Наверное. Кому не плевать, да?
Удар. Что? До зло пульсирующего мозга не сразу доходит – лапы разъезжаются? Что за чертов бред? Дело не в том, что волк слишком тяжелый, нервно скалится логика, а в том, что во-первых, тебе сейчас выдерут к чертям гипофиз вместе с эпифизом судя по ощущениям, а во-вторых, чертова трава! Скользит? Да представь себе. А выводы, анализ нехорошо усмехается. Без вариантов. Только так. Если только откусить ему лапу, смешок скепсиса. Ты уверен, воробей? Ведь ты же сама говорила, моя дорогая бестолочь. Что боги никогда не ошибаются. Так легче жить. Просто поверь.
А ведь они тебе должны, молния острой боли, звон пульс, и снова усмешка сквозь сжатые зубы. За ту худую тень, нашедшую смерть на территориях юга. Не от моих клыков. В кольцах огромной чешуйчатой туши. За изорванные в мясо лапы, заживавшие несколько недель. Видар дал на лечение несколько дней. За розовую воду спокойной заводи. Аловатую. В этом была своя прелесть, помнится, но непривычка всегда берет свое. За мокрую мертвую иссиня черную шерсть в пасти. Изломанный труп был совсем легким даже тогда. Совсем легким. За сырую каменистую землю у реки. Она лежит на нейтральных территориях, у этой же самой реки. Под старой ольхой. За все это должны. Есть в тебе кое-что не циничное, усмехается разум. Ты всегда возвращаешь, но никогда не требуешь от других. Забавно, разве нет? Впрочем, чем это тебе поможет теперь.
Совершенно верно. Жарко. Дыхание частое. Боль все ж таки начинает чувствоваться. Спешу поздравить, хмыкает логика, новый уровень. Но это физическая. Это не страшно. Это терпимо. Потерпишь еще немного? Поживешь, воробей? Еще несколько секунд. Пожалуйста. Ради пустоты. Мир, неужели решился меня убить? Ты ведь меня ненавидишь – к чему все эти прелюдии?
Не страшно. Варианты есть всегда, но вот их осуществимость – спорный вопрос. Сейчас уже плевать. Бесполезно. Их всего два, что ты выберешь? Первый – притвориться мертвым, что не даст стопроцентного результата, второй – лапой подбить вторую переднюю лапу кобеля, вероятность еще ниже – темный почти лежит на моей туше, какой чертов смысл? Мда, насмешливо тянет скепсис, поудобнее устраиваясь на мозге, сейчас здесь будет весело.
Первый вариант, спокойно констатирует здравый смысл. Перестань греть глупую недо гордость, которая не стоит твоего огня, Эрик. Особенно сейчас. Ты умрешь при любом раскладе, кроме этого. Это не честь – обманный маневр. Видар поступил бы также, вдруг спрашивает в пустоту разум со странным выражением. Да. Это разумно, а значит, так поступать можно. В войне все средства хороши? А почему нет? Откусить лапу, по-твоему, более правильно? Вопросы морали в драке насмерть? Твою мать, что ты несешь?
Это шахматы, так? Всего лишь игра. Я не краду фигуры. Это рокировка. Это по нашим с тобой неписаным правилам. Дело не в моей добропорядочности. Я гребаный революционер, нигилист, атеист и слегка мизантроп, знаешь, сочетание не самое общественно полезное. Галстук под правым ухом и расстегнутый пиджак прилагаются. Да, я пожалуй схожу так. Но пока твоя очередь. Я подожду. И постарайся заиметь совесть и дать мне хоть малейший шанс отыграться за свою же подлость. Я люблю играть за черных. Ими сложнее. Хотя кому я это рассказываю, ради бога, боже мой.
Рывок. Кашель со скрежетом носится по легким, голову мотает из стороны в сторону, еще раз. Колкая боль. Муть. Закрываю глаза, которые заволакивает сизоватой дымкой. Давление. Рывок. Темный вколачивается зубами в затылок. Больно. Хей-хо. То ли еще будет. Ну, что же. Давай рискнем.
Резко дергаюсь, просто так, до кучи – якобы имитируя предсмертные попытки вырваться, но делаю, честно стараясь не тревожить продырявленный затылок и не выпускать из пасти лапу кобеля. Две секунды – и резко расслабляю все мышцы тела, почти ослабляя хватку так, что лапу можно из пасти вытащить и неплохо обыгрывая предсмертный мышечный спазм. Закрытые глаза, почти незаметное дыхание – все, как и положено умирающему. Трудно не поверить. Ведь я знаю, каково мертвым. На собственном опыте.
Темный, а какой была твоя жизнь? Скажи, откуда ты. Мне любопытно. Я буду спрашивать это у твоего трупа, если мне повезет и ты поверишь в мою смерть, что несложно после жаркого и болезненного боя. Драться честно будет интереснее. Я чертов псих, знаешь ли. Само безумие. Порождение бесконечности. Ты мне, конечно, не ответишь. Нехороший смешок скепсиса, ты забыл одну вещь, воробей. Он может оказаться любителем рвать трупы на части. И может начать с затылка. Но ведь у меня нет иных вариантов, спокойно возражает здравый смысл. Или смерть, или повезет. Посмотрим. Тем более мне плевать. Но попрощаться стоит, разве нет? С трудом сдерживаю усмешку. Сознание не потерять бы раньше времени.
До свидания, дети. Вы уже совсем взрослые. Вы знаете, какими были ваши родители. Знаете, каким должен бы быть я. Вы будете теми, кто вернет справедливость в эти земли. Возродит восходящих. Только не скучайте. У вас есть вы, святая троица. Братья и сестра. Родная кровь. Не теряйте друг друга, стойте горой. Вы и без меня знаете, как идти дальше. До свидания.
До свидания, тренер. Я безумно благодарен, Видар, за все, что сделано. За легионерские тренировки, за то, что подхватил случайно оброненную мной кличку. За свою силу и расчет, за чистый разум, за пустоту – это все твои заслуги и той, кого я давненько не встречал на черной земле. Я продолжу тренировки там. С Сильвой. Надеюсь, я был неплохим учеником. Я старался. Правда.
До свидания, Неглект. Я до сих пор помню первую нашу встречу – неплохо пробежались тогда, не правда ли? Я доверяю тебе. Назову другом, если позволишь. Правда, мой вечный сарказм неизменно бесит. Я стольким тебе должен. Давай так – я умру и перестану тебя бесить, а ты расскажешь об этом Видару. Договорились? И не вздумай вешать нос, парень. У тебя впереди великое будущее.
До свидания через несколько секунд, мой великий инквизитор. Чертов мир. Мы еще увидимся. Обязательно. Если мне, конечно, очень повезет.

Отредактировано Eritro (2016-02-14 16:25:03)

+3

100

Для Ракшасы и Эритро
Южанка более не сопротивляется, позволяя Пожирателю делать все, что ему вздумается. Тот сильнее вгрызается в затылок волчицы, чем может значительно навредить ей. Эритро обмякла в пасти Ракшасы, безвольно уронив голову и расслабив челюсти. Но значит ли это, что волчица действительно лишилась чувств? Пожирателя может насторожить тишина и молчание, с которыми южанка отправилась в мир Калахиры, а может и поверить, что слабый юный организм не выдержал и сдался.

Hrc

0


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Восточный край » Устье Каменной реки