Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:

Король Лев. Начало

ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ

В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером



Наша группа ВКонтакте

Акция: задобри Лиса!

Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Действия разворачиваются на изолированном от внешнего мира Острове, где издавна почитался культ волчьих богов, и волки жили в мире и спокойствии, но с приходом человека начались смуты и расколы. Теперь в Землях существует несколько стай с различными идеологиями, которым приходится терпеть соседей, бродячие волчьи группировки, охотников из Города в центре Острова и своры псов.


Игровой сезон "В сонном царстве теней"

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом верхнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Восточный край » Пустыня безмолвия


Пустыня безмолвия

Сообщений 41 страница 60 из 64

1

http://s1.uploads.ru/i/dT9Xh.jpg


Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Лес Забвения, Южный берег
Юг | ---
ЗападКаменный брод
Восток | Тайное Логово [только вплавь]

0

41

Синяя склянка, обманчиво похожая на лёгкий артефакт "Сонная пыль" с жалобным хрустом треснула под зубами молодой волчицы и будучи подброшенная вверх расплескала по всему воздуху своё содержимое. Половина белоснежного песка посыпалась обратно вниз, прямо на морду Меланте, другую половину же подхватил порыв ветра, бросая в глаза Лихо. Однако волчицы не чувствуют ни малейшего дискомфорта от соприкосновения с песком - белые песчинки с неестественной аккуратностью ложились вокруг их глаз, заставляя веки тяжелеть. Сонная слабость быстро распространилась от глаз по всему телу и волчицы проваливаются в крепкий сон.

Перед внутренним взором Лихо и Меланты медленно вырисовываются очертания голубой пустыни на берегу бурого как древесная смола моря. Было светло как на закате, но куда взгляд не кинь, нигде на жёлтоватом, без единого облака небе не видно было солнца. Зато по левую лапу от себя волчицы увидят огромную дюну, по сравнению с которой даже самые высокие холмы казались миниатюрными. Присмотревшись можно заметить как из исполинской кучи песка торчат широкие доски, спиралью идущие к самой вершине. Стоит волчицам поднятся на лапы как они ощутят невероятную лёгкость в своих телах - казалось всего один прыжок отделяет их от полёта. На самом деле, если проверить эту теорию, обнаружится лишь то, что прыжки поднимают их в два раза выше, а падение происходит в два раза медленней. На этой странной земле, где ни самая жухлая трава не росла, ни самые живучие насекомые не жили, Меланта и Лихо были пугающе одиноки.

Сейхан, Лето и Агриэль остались же сторожить покой своих соратниц. Ничего особенного не происходит, пока две волчицы пребывают в царстве Форастеро, пока Агриэль не начинает чувствовать едва ощутимую вибрацию под лапами. Она накатывала толчками, напоминая волны моря, чей шум раздавался неподалёку.

GM-Co

+2

42

Как они с Лихо не старались поставить этих сопляков на место, становиться туда они не собирались. Этот молодняк корчил такие рожи, будто им горькой земли в пасть насыпали. Сейхан лишь оскалилась, а потом отвернулась, ничего не ответив на реплику Агриэля. Их с Лихо слова бились об головы юных южан, точно об стенку горох, ну и что с них тогда еще взять. В конце концов, они им не мамки и церемониться не станут, если дети окончательно выведут их из себя.
Когда старшая Валькирия бросила слово в сторону самой мелкой из троицы, Ведущая перевела на нее выпытывающий взгляд, который буквально прожигал Меланту насквозь. На маленькую южанку уставились все, а потому каракал, что сидел тут, предупреждающе сел рядом с волчицей. На этот жест Сейхан лишь глаза закатила.
«О, Амонкира, не тронет никто ее, успокойтесь», - подумала про себя зеленоглазая, но вслух ничего не сказала.
Они пришли сюда не для того, чтобы рвать молодые глотки: этим займутся легионеры, когда доберутся до вражеского логова и разгромят его. У Сейхан и Лихо была другая миссия, а потому им придется терпеть это общество, чтобы достигнуть цели.
Когда Меланта показала всем артефакт, Ведущая нетерпеливо дернула хвостом, а Инкарри рядом с ней аж вся напряглась. Сейхан достаточно прожила на этом свете, чтобы усвоить: любой артефакт может преподнести такой сюрприз, от которого шерсть дыбом встанет. Что таила в себе эта маленькая бутылочка, с виду напоминавшая обычный сонный порошок, волчица не знала, а к неизвестному она относилась с осторожностью. А вот беспечную южанку неизвестность, похоже, не пугала. Либо Меланта была бесстрашной, либо дурой. Почему-то Сейхан склонялась ко второму.
Когда волшебная пыль разлетелась по ветру, Ведущая затаила дыхание. Она напряженно ждала, что произойдет дальше, но ничего сверхъестественного не случилось, и никакой Джин из бутылки так и не вылетел. Вместо этого у Меланты и Лихо подкосились лапы, и обе волчицы улеглись на землю.
-Лихо, - позвала Сейхан Валькирию, наклоняясь к ее морде.
Дыхание куцей было ровное, спокойное, и создавалось ощущение, что волчица просто спала мирным сном. Переведя взгляд на Меланту, зеленоглазая убедилась, что и вторая уснула. И это… все?
-Мы притащились сюда ради того, чтобы поиграть сонной пылью? – Взъерепенилась Сейхан, глядя на Агриэля и Лето.
Неужели они проделали этот путь для того, чтобы эти юнцы сыграли с ними в детскую игру? В этом артефакте, дарованном посланницей Форастеро, зеленоглазая не увидела ничего необычного, и вообще, где гарантия, что это именно он? Может, настоящий артефакт подлые южане прибрали к своим липким лапам, а Валькириям подсунули обычную склянку с сонной пылью. На этот вопрос могла ответить только Лихо, которая была свидетельницей дарования артефакта, но она спала, оставив Сейхан наедине со своими невеселыми догадками.
-Молитесь, чтобы это не оказалось правдой. – Прорычала Ведущая, ощерившись.
Она не будет предпринимать никаких попыток лишь потому, что рядом с ней лежала беззащитная соратница, которую нельзя было бросать на произвол судьбы. В конце концов, действие сонной пыли быстро проходит, и если это действительно была всего лишь она, никакие боги не спасут этим малявок от гнева матерых Валькирий.

+2

43

Лихо предпочла молчать.Вталдычивать в эти головы хотя бы толику уважения к старшим было бессмысленно. Молодняк Аркуды был непрошибаемо туп, глух, слеп и бесил волчицу так, что если бы не задание, старуха уже оттаскала бы этих сосунков за уши и хвосты. Но задание, да и Лихо все таки помнила слова вестника, тот факт, что виноваты распри в стаях, заставлял костлявую держать сейчас пасть на замке. Однако то, как Меланта обращалась со склянкой, дарованной ей богами, повергло старую перечницу в глубочайшее изумление, медленно переросшее в бешенство. Ни с кем не посоветовавшись, не показав прежде видавшим виды волчицам, да или хотя бы своим же собратьям по стае, она взяла и раскусила склянку.
Малолетняя идиотка! -хотела сказать волчица, но губы ее не слушались. Веки отяжелели, лапы подкосились и старуха тяжело рухнула на бок.

Для самой Лиходейки все было чуть иначе. Она закрыла глаза, моргая, а когда открыла их, обнаружила, что стоит посреди огромной песчаной земли. Вроде и так до пустыни дошли? Но нет, песок был другой. И вода, густая и бурая, словно смола. И небо. С изумлением волчица таращилась в небо, желтое и светлое, но без единого намека на солнечный диск. Слишком ровный цвет, чтобы предположить закат. Старуха огляделась. Рядом находилась та самая малолетняя идиотка. И все.
Все дело в песке. Сонная пыль. Мы спим.
Мысли были не особо радостные. Старуха продолжила осмотр  и лицезрела дюну. Огромная, величественная, она вызывала легкий оттенок страха и благоговеяния . Странные доски из песка насторожили. Что это? Своего рода лестница? Или нечто иное? И как тихо тут.
Лихо попробовала сделать шаг и неожиданно улыбнулась. Как легко. Ни одна косточка не хрустнула, не скрипнул ни один сустав.
- Держись рядом, - посоветовала старуха юной волчице. Она очень сомневалась, что та последует этому совету, но свою долю заботы старость внесла в дело, если эта дура куда-то ускачит, это будут не ее, Лихо, проблемы.

+2

44

Агриэль почти подавил оскал, но клыки все же чуть выглянули из-под верхней губы. Неприязнь валькирий была достаточно взаимна. Кого они здесь из себя собрались строить? Пусть своих желторотиков жизни учат, он не сомневался, что легионерские горячие головы в подавляющем большинстве уступают южным по интеллекту. А здесь извольте вести себя прилично. Агриэль не был сторонником военных действий, но все больше склонялся к выводу, что ему не было бы жаль, если б двух валькирий порвали еще на границе. Лишь Форастеро удержала юг от этого опрометчивого поступка. Только ее воля.
И что эти безумные и беззубые, костями хрустящие, вздумали еще здесь доказывать? Уважать за один почтенный возраст, казалось бы, врагов, да и еще терпеть их глухую наглость? На своей земле! Южане держались благородно, тогда как западные волки не упускали ни малейшего шанса надерзить, покичиться своей «мудростью» да «опытом». Смешно, что именно молодняку приходится учить их манерам.
«Прежде чем вправлять мозги юнцам из чужой стаи, почистите для начала свои, закостенелые, и выведите уже из головы клопов. Да и из шерсти бы не помешало».
Под зубами волчицы бутылек раскрошился на стеклянную пыль, высвободив из своего нутра порошок. Белоснежный, легкий, Агриэль проследил, как он тут же был подхвачен порывом ветра, оседая вокруг глаз валькирии и Меланты. Филин наблюдал, как их веки становятся тяжелы, как они грузно налегают на глаза. Как две волчицы – молодая и старая – падают на песок.
Агриэль тут же приблизился к Меланте, окидывая ее взглядом с беспокойством, но та всего лишь… спала? Ее дыхание было размеренным и ровным, бока плавно вздымались и опадали. Если бы Агриэль был человеком из внешнего мира, он непременно бы сравнил чудотворный песок со сладким молоком Оле Лукойе. Хороший, крепкий сон.
Сейхан не замедлила и тут вставить свои пять копеек, переярок, проглотив ерепенистый комок колкостей, ответил ей долгим угрюмым взглядом.
- Это артефакт Форастеро, весьма неудивительно, что он погружает в сон, - холодно заметил волк. - Усыпили сразу двух здоровых волчиц, причем мгновенно, не похоже на сонную пыль. И усыпили не кого-то, а именно тех, кто этот артефакт добыл.
Вдруг Агриэль ощутил, как твердь под ним сотрясается толчками. Будто он держал лапу на пульсе земли, чувствовал ее могучее сердцебиение. Ну, не такое уж могучее, на самом деле… вибрация была слабой, однако он не мог не придать ей значения.
- Я чувствую, как дрожит земля, - волк расставил лапы пошире, чуть склонился с задумчивым выражением, внимая подземной тряске.
Южанин не был удивлен, что ощутил он это один. Агриэль прикрыл глаза, сконцентрировавшись на «пульсе» родной стихии, погрузившись в нее в надежде выведать источник, узнать, что же привело землю в движение.

Отредактировано Агриэль (2017-08-19 19:54:42)

+3

45

Стоило Меланте раскусить пузырёк с артефактной пылью, как та моментально "атаковала" колченогую старуху, а также самую младшую из южан, отправляя этих двоих в царство сна. Лето ничего не оставалось, кроме как приблизиться к погрузившейся в крепкий сон состайнице и лечь рядом, уложив голову на загривок юной волчицы и прикрыв глаза.
Спи, а я буду охранять твой сон. - Может со стороны это показалось бы странной картиной, но Аданне было плевать, как это выглядит в чужих глазах. Лето не понаслышке знала, как это важно - поддержка со стороны. И теперь молодая охотница всячески пыталась помочь Меланте. Может быть, в её сне ей будет не так тревожно.
Эхо так и сидел с другой стороны от спящей южанки, вылизывая правую переднюю лапу, от чего кисточки на его чёрных ушах смешно вздрагивали.
Тем временем голос подала вторая валькирия, всё продолжая заезженную пластинку. Это начинало раздражать уже серьёзно. Лето хотела, было, ответить, что от сонной пыли сразу не засыпают, только Агриэль опередил её, поэтому рыжей ничего не оставалось, кроме как просто раздражённо отвести уши назад, но головы не поднять. Что о себе возомнила эта перечница? У неё что, своих детей нет? Вот на них пусть и рычит, проклятая. Они с Агриэлем не виноваты, что у ведущей явно подгорает хвост по неведомым им причинам.
Южанка сохраняла безмолвие ровно до тех пор, пока Агриэль не заговорил  снова.
- Земля? - Хищница сконцентрировалась на собственных ощущениях. Увы, но рыжая зеленоглазка так ничего и не почувствовала, хотя умела ощущать дрожание почвы во время охоты, например, или от мощи бегущего совсем рядом водяного потока. Лето, как воспитанница матери-охотницы, могла чувствовать подобное. Но сейчас волчица не ощущала ровным счётом никаких вибраций, поэтому ей казалось несколько странным, что её состайник говорит о подобном.
И всё же, Лето была склонна доверять ему, ведь когда дело касалось магии (а Форастеро несомненно относилась к существам магическим), то маленькая рыжая волчица понимала - что не видно ей, может быть видно другим, что не чувствует она, могут чувствовать другие, что она не может слышать и осязать, может быть доступно другим.
Так, возможно, сейчас тот самый случай?
- Я не чувствую, не слышу землю сейчас. - Беззащитно пролепетала хищница, обращая взор на волка. Но, возможно, то, что Агриэль ощущает дрожь земли, связано с его навыками?
Об этом я не подумала... Что же, не удивительно, что он слышит стихию.

+2

46

Действие артефакта не на шутку удивило молодую волчицу, которая не ожидала, что он подействует настолько скоро. Белые песчинки опадали на глаза и веки, но оказались совершенно не ощутимы. Меланта, по правде сказать, и собиралась его активировать, но Агриэль озвучил её мысли, ведь как иначе узнать причину отказа Форастеро разговаривать со Стражем. Самка зачарованно смотрела, как пыль разлетается, покинув стеклянные стенки собственной тюрьмы, как её подхватывает малейшее дуновение ветерка. Момент же, когда голубоглазая отправилась во владения хозяйки снов, был упущен. Белая волчица с чёрной полосой не ощутила, как тело её коснулось земли, а сама она погрузилась в глубокий сон.

Очнулась южанка уже совсем в ином месте, хоть под лапами и хрустел песок. Голубой песок. Стикс оставалось лишь восторженно хлопать глазами цвета небес, смотря на мир, что по ту сторону реальности. Чёрные воды и желтеющее небо окружали её. Одну ли её? Компания старой волчицы из враждующей стаи могла сильно так попортить моменты пребывания здесь. Шутка ли, Меланта опять оказалась с той, что была в пещере Южного водопада. "О, Форастеро, за что ты так со мной..." Вздохнув, лёгкая волна досады запустила свои холодные пальцы под волчью шкуру, но выхода иного не оставалось. Надо было действовать. Некоторое разочарование было напрочь стёрто лёгкостью движений. Конечно, в силу возраста чёрно-белая ещё не знала, что такое больные суставы, в отличие от её невольной спутницы. Нечто громоздкое возвышалось над песчаными дюнами, маня к себе этих двух.
Раздался голос одноглазой самки. Обе были не в восторге друг от друга. Наверное, если бы это было возможно, они бы разошлись. Однако они никого не замечали, нос не улавливал боле никаких других запахов, лишь две волчицы в царстве Форастеро.
- Только чур не кусаться, - с лёгким задором отозвалась Стикс и на всякий случай отскочила на пару шагов в сторону от Валькирии. Неизвестность территории не могла пошатнуть уверенность и настрой южанки, а с угрюмым видом опасаться каждого куста было не по её части. Настороженность и ворчливость Страж относила к двум разным понятиям, потому, как и старшая, оглядывалась, но с более положительно настроенным выражением морды. Немного позже Меланта подошла ближе к перечнице, находиться рядом всё же было немного спокойнее. Лишь один вопрос из раза в раз врезался в подсознание, и каждый раз задумываясь об ответе на него, меньше хотелось задаваться им снова... "Умерев здесь, возможно ли вернуться в реальный мир?"

+4

47

Агриэль чувствует словно он проваливается под землю и она смыкает вокруг него свои крепкие, но приятные объятия. Он стал слеп и глух, но это не вызвало в волке чувства обделённости, ведь вместо этого он ощущал пульсацию и малейшие колебания жизни каждой клеточкой своего тела, слившегося в единении с циклопическими массами матери-земли. Она дышала медленно и незаметно для смертных однодневок, с неспешностью вечного титана, и Агриэль, пронизанный сей неспешностью, забыл на один (тысячелетний) миг свою миссию и соратниц, забыл стаи и их распри, волков и людей, ведь всё это было пылью от пыли, мимолётной и маловажной.
Но что-то сумело обратить на себя внимание древней титанши: на её теле стали образовываться крошечные яркие пятна, от которых суетливо вытягивались нити и расползались точки, стремившиеся заполонить собой каждый уголок земных масс. Мать-земля наблюдала за сим процессом со спокойным любопытством, но в душе Агриэля эта картина поселила страх, что моментально разорвал связь между волком и его стихией, жестко возвращая того в здесь и сейчас.

Неподвижно замирая Лихо и Меланта замечают как их начинают пронзать тысячи ледяных, но хрупких иголок, исчезавших стоило совершить какое-либо движение. Мир, в котором оказались волчицы, медленно холоднел и неизвестно сколько времени у них осталось, прежде чем холод достигнет убийственной отметки.

Сейхан и Лето, как и прежде, не ощущают никаких изменений ни в себе, ни в окружающем мире. Однако на их спутников внезапно нападает иррациональное чувство, отдалённо напоминавшее клаустрофобию. Фенек и каракал не могут избавиться от ощущения будто они и их волчьи компаньёнки сидят в ловушке, что по-садистки медленно смыкала вокруг них свои тиски.

GM-Co

+2

48

На замечание Агриэля Сейхан лишь ухом дернула и отвернулась, решив не отвечать. Может, этот мелкий южанин и был в чем-то прав, но признать это Ведущая никак не могла. Пусть уж лучше она промолчит, и молодняк это сочтет за собственную победу. Однако вторую реплику черношкурого волчица пропустить без внимания уже не смогла.
-Что ты там буробишь? – Недоверчиво прорычала Сейхан, а все ее чувства разом обострились.
Матерая Ведущая попыталась понять, о чем говорит Агриэль, но вокруг все оставалось по-прежнему. Никаких земных колебаний она не чувствовала, и, похоже, рыжая Лето тоже. Тем временем волк закрыл глаза, погрузившись в себя, чем разозлил серую. Она терпеть не могла, когда кто-то понимает, видит или чувствует то, чего не может познать она: Сейхан сразу ощущает себя ненужной, второстепенной.
Зеленоглазая вскочила на все четыре, нервно хлестнув хвостом по боку и оскалившись. Однако отходить от спящей Лихо все же не решилась: охранять сон соратницы – долг Сейхан на сегодня. Поняв, что ничего от Агриэля все равно не дождется, Ведущая села обратно, но оскал не убрала. Как же ее бесила сложившаяся ситуация, но ничего поделать с ней она не могла. Наверное, надо было послать с Лихо кого-то с большим терпением и умением прислушиваться к чужакам. Волчица, выросшая на старых принципах, не обладала ни первым, ни вторым качеством.
Рядом заерзала Инкарри. Всегда спокойная и сдержанная лисица сейчас выглядела не на шутку встревоженной, хвост ее дергался из стороны в сторону, а тело дрожало. Было видно, что Инкарри испытывает какой-то животный, бесконтрольный страх, и не знает, куда от него деться.
-Что с тобой? – Недовольно буркнула Сейхан, и все же в ее голосе были нотки тревоги за боевую подругу.
-Надо спасаться, - нервно ответила фенек, поднимая на волчицу тревожный взгляд больших черных глаз.
От этих слов внутри Валькирии все похолодело. Она опять встала, посмотрев на южан: черношкурый все еще ловил глюки, волчица была со спящей, а вот каракал, что сидел с другой стороны, тоже был явно чем-то обеспокоен. Что чувствовали они, чего не видели волки? И опять Сейхан в стороне, ничего не понимает.
-Говори, что с тобой. – Настойчиво рыкнула Ведущая, снова смотря на дрожащую Инкарри. Хоть кто-то скажет, что тут происходит?!
-Мы в ловушке, - пролепетала лисица, нервно оглядываясь по сторонам и сильнее прижимаясь к передней лапе волчицы. Еще никогда Сейхан не видела всегда спокойную Карри в таком нервном испуганном состоянии. Что же могло напугать маленькую хищницу?

+3

49

Юна волчица с любопытством оглядывалась. Говорила она с долй задора, и капелькой оптимизма от нее заразилась и старуха, сухие губы ее растянулись в полуулыбке. Лихо не стала ничего говорить молодой волчице, но мысленно оценила то, что в случае нестандартной ситуации та способна рассуждать здраво, собирать ум в лапы и вести себя адекватно. А еще она видела то, что написано было на лбу у самки. Тревога. Не трудно догадаться, какой вопрос витал в уме Меланты. И костлявая судорожно вздохнула, не желая даже думать о том.
Лихо двинулась  к дюне, следя за тем, чтобы Меланта шла со стороны зрячего глаза. Двигаться было легко. Поначалу. Волчица не сразу поняла, что происходит, а когда поняла, ей показалось, что сердце остановилось. Она задержала дыхание, а когда выдохнула, оно осело облачком пара. Холод. Он обжигал, пронзал миллионами иголок тело, лапы, особенно лапы. Иней медленно покрывал песок, и кажется тонкая пленка начала покрывать море. Или только почудилось.
- Надо двигаться! - волчица стала озираться, посмотрела на доски, торчащие из песка.
- Держись как можно ближе, бок к боку, - подавить обиды, забыть разницу, в конце концов валькирией может стать любая волчица из любой стаи? Забыть разницу... Не этого ли добивается Форастеро? Если да, то это злая, дурацкая шутка.
- Так будет хотя бы чуть теплее, - ворчливо заметила волчица. Что? Что они должны сделать? Чего хочет от них богиня?
И,приняв решение, волчица сухо скомандовала:
- Наверх, - и мощными скачками направилась вверх по дюне.

+3

50

Агриэль растворился в родной стихии, не видя, не слыша и не чувствуя ничего перед собой. Матушка-земля с готовностью приняла молодую волчью душу, собственного сына, владевшего лишь толикой ее могущества. Прародительница сомкнула Филина в крепких и могучих объятиях.
«Земля – начало всего. Она взрастила траву, чтобы ей питались олени, а оленями питались мы, она покрыла Остров лесами, чтобы звери могли прятаться в них. Земля – твердь и опора, жизнь и плодородие. Немногие осознают ее важность, немногие понимают, что все сущее породила она. Но я понимаю. С земли, с земли все началось… с моей матери».
У него было две матери. Одна – физическая, другая – духовная. И с обеими он ощущал глубокое родство, потому Агриэля не пугала мистическая отрешенность от внешнего мира. Сейчас он был с одним из членов их семьи, большую часть которой потерял давным-давно. Все его существо прониклось умиротворением и покоем, что давно не ведала тревожная душа. Он будто вернулся в детство, нежное и пахнущее молоком, был щенком у Авали под боком, ощущал материнское тепло и ласку.
Он был деревом. Его спутанная и обширная корневая система уходила в черные нутра, каждый корешок – как нерв, остро чувствующий все колебания, изменения в поведении почвы, Агриэль образовывал с ней нечто большее, чем родительскую связь, он был внутри. Сам был землей.
Волк ощущал, как рассыпчатый песок уступает место породам более собранной консистенции, как всех их пронизывают тонкие трепещущие венки, водяные капилляры, пульсирующие жизнью, которых было так мало в иссушенной пустыне, а на крайнем севере они и вовсе сжимались в вечную мерзлоту.
Агриэль был настолько погружен в созерцание, что для него не осталось больше ничего. Мир снаружи умер. Сейчас был только он, его мать и вечность, распростершаяся перед ними.
Ее дыхание, размеренное и неторопливое, сделало таким же и дыхание Агриэля. Он достаточно странно выглядел со стороны – застывший, склонивший голову в немой медитации, не реагирующий ни на что вокруг. Словно так и уснул. Стоя.
Но что-то помешало его тихой радости. Небольшие светящиеся язвочки в твердой плоти земли, которые он разглядел внутренним взором, привели Агриэля в смятение. Крапинки разрастались, оплетали его мать мерцающей сетью, расползались кляксами. Их все больше. И больше. И больше! Почему она не реагирует?!
Страх дрожью поселился в лапах, взорвался где-то в мозжечке, грубо возвращая Агриэля в реальность, обрубая его корни. Дыхание участилось. Переярок резко пробудился, широко распахнутыми глазами смотря перед собой, вновь привыкая к бренному телу. Вновь ощутил ночной холод, колючие песчинки под лапами. Услышал причитания лисицы и каракала.
Поспешно стараясь вернуть трезвость рассудка и выравнивая дыхание, Агриэль сглотнул, прочистил горло. Обернулся к Лето, смотря на волчицу обеспокоенно. Как долго его не было?
Он наклонился к ее уху, говоря тихо, чтобы их не слышала Сейхан. Не стоило распространяться врагу о своих способностях.
- Я погрузился в Землю и увидел там что-то… странное. Светящиеся точки. Я не знаю, что это, но их все больше.

Отредактировано Агриэль (2017-09-01 17:50:21)

+2

51

Её вполне можно было сравнить с величественным Сфинксом, особенно когда волчица подняла голову и устремила насыщено-зелёный взгляд перед собой - спокойный и немигающий. Ничто и никто не мог отвлечь хищницу от раздумий, а мерное дыхание Меланты успокаивало и словно погружало рыжую охотницу в некий транс, подобный тому, в который, кажется, впал и Агриэль. Это южанку и отвлекло - она обеспокоенно смотрела на состайника, испытывая как привычную симпатию к этому молодому волку, так и чувство закравшейся в горячее южное сердце тревоги. Он словно уснул, и лишь глаза его, жёлтые и стеклянные, смотрели в пустоту, затянутые поволокой.
Что ты видишь, Агриэль? Что шепчет тебе Земля? Мысленно обратилась к волку Аданна, но вслух не позволила себе этого сделать. От мыслей о состайнике Лето отвлёк её спутник. Кот как-то в один миг подскочил, выгибаясь дугой и шипя на что-то, или на кого-то...
- Эхо? Что случилось? - Южанка моментально переключилась на каракала, пока тот оглядывался и прижимал к голове чёрные треугольники ушей с кисточками на кончиках. Зрачки его превратились в вертикальные узенькие полосочки, он был напуган и даже не скрывал этого.
- Рыжая, нам отсюда надо уходить. Уже! Я не могу объяснить, но мы в западне, словно пространство смыкается вокруг нас всех. - Кот уже был "на низком старте", то и дело оборачиваясь на Лето. При всей своей любви к этому зверю, юная охотница считала, что кот преувеличивает. Впрочем, спутница валькирии, миловидная лисичка-фенек, вела себя точно так же, как и Эхо.
Рыжая нахмурилась. Всё это очень не нравилось ей, а когда из транса вышел Агриэль, учащённо дыша и склоняясь над её ухом, чтобы поведать информацию, волчица и вовсе шумно выдохнула, косясь взглядом на старую валькирию, пытавшую свою спутницу.
Дочь юга обдумывала и "переваривала" полученные сведения. Все присутствовавшие тут пребывали в панике - кто-то был насторожен лишь немного, а кто-то (вроде спутников) паниковал достаточно открыто.
Даже у крепко спящей Меланты сердцебиение было чуть более частым. Возможно, она испытывала тревогу в своём сне, хотя за это Лето не ручалась.
Смыкающееся пространство, светящиеся точки. Как же всё это связано между собой? Объективна ли опасность, или нас окружили иллюзии? Но тогда почему ни я, ни эта валькирия ничего не чувствуем? - Лето думала, а мысли её искрами плясали в изумрудах глаз. Южанка хмурилась, выискивая всевозможные варианты того, что происходило с ними. Меланта и Лихо были в мире Форастеро, зато остальные - три волка и два спутника находились в мире реальном, самом настоящем.
И тогда Лето прикрыла глаза, взывая к своей покровительнице, к своей Богине, матери-наставнице всех охотников и охотниц.
Амонкира, убереги всех нас от того, что сокрыто от взглядов простых смертных. Помоги нам, освети тёмный путь светом добра. Раскрой перед нами истину, которая поможет разобраться со всем тем, что окружает нас и не даёт идти вперёд (заявка).
- Мысленно проговаривала хищница. Она не была уверена, что Богиня ответит ей, или подаст какой-то знак, но на то волчица и была простым жителем Острова. Мама всегда учила её возносить молитвы Богине Охоты, ведь именно она покровительствовала таким, как Лето, таким, как Летаргия и прочие охотники.
И Лето молилась, прикрыв глаза и вдыхая прохладный воздух размеренно, словно время вокруг неё текло вязким мёдом, а не суетливыми секундами. И теперь юную охотницу не волновало ничего - ни раздражённая неведением Сейхан, ни перепуганные спутники, ни Агриэль, обеспокоенный тем, что было открыто лишь его взору.

Отредактировано Лето (2017-09-01 23:20:14)

+2

52

То, что старая волчица молчала некоторое время, немного успокаивало. Кажется, она даже улыбнулась юной южанке. А может, ей просто показалось, но это было не столь важно. Их объединяла общая миссия и, хвала Луне, до Валькирии начала доходить невероятно очевидная истина - чтобы справиться со случившимся недугом, нужно работать сообща, игнорируя то, что происходит между стае. По крайней мере сейчас они вдвоём были совершенно в другом месте, а скорее всего и в другом мире, и, скорее всего, за ними наблюдали, пусть и не сама Форастеро, то её прихвостни уж наверняка. В такой ситуации любая оплошность может стоить жизни, как бы возвышенно или высокомерно это не звучало.
Некоторый внутренний страх по отношению к матёрой самке немного отступал, Меланта даже держалась рядом с ней, не забывая оглядывать развернувшийся пейзаж. Всё выглядело таким интересном, не тая угрозы в принципе. Пока... Пока некий холод не начал сковывать тело, стоило лишь на мгновение остановится. Изморозь коснулась и песков, и водоёма. Сердце участило свой ритм, отдаваясь где-то в висках, а из пасти вылетали клубы белёсого пара. "Нельзя останавливаться!" Только и пролетела мысль, как почти то же самое проговорила рядом идущая волчица. Обладательница бирюзовых глаз лишь уверенно кивнула и ринулась за ней. Мягкий белый мех тёрся о грубую шкуру Лихо, испещрённую боевыми ранениями. Действительно, это не позволяло замёрзнуть. Волчицы медленно, но верно приближались к непонятному строению. Времени соображать было критически мало, можно было лишь действовать.
- Сразу за тобой! - Без тени страха выпалила Стикс. Они банально могли помешать друг другу, если бы прыгали рядом также, как и бежали. Да и возможность задеть того, кто рядом, вполне ожидаемо привела бы к плачевным последствиям.

+3

53

Восхождение давалось волчицам по-детски легко благодаря странным особенностям здешней гравитации, а холод больше не смел их тревожить. Но на середине пути Лихо и Меланта начали улавливать мелкую дрожь, сотрясавшую песочную гору. Одновременно с этим бурое море начало заметно волноваться и морской горизонт стали стремительно заволакивать ржавые тучи.

Бордствующие звери также заметили начавшую усиляться дрожь земли. Долгие минуты шли, в которых не происходило ничего кроме вибрации земли, пока Сейхан не замечает за спинами южан и каракала далёкий горизонтально вытянутый столб пыли, наворачивающий круги вокруг них... и неизменно сжимающий их.

GM-Co

0

54

Инкарри будто не чувствовала напряжение своей напарницы, ибо давно бы уже объяснила, в чем дело. Вместо этого фенек продолжала метаться на месте, то и дело принюхиваясь и мотая хвостом, точно недовольная кошка. Рыкнув, волчица отвернулась от спутницы, переводя взгляд на южан, которые тоже засуетились. А всему виной был каракал, который тоже точно с цепи сорвался. И если маленький обеспокоенный фенек угрозы не представляет, то сбитая с толку рысь может много чего наворотить. Сейхан лишь ближе подошла к спящей Лихо, прижимаясь лапами к боку старухи, а голову опустила, с выжиданием смотря на обеспокоенного степного хищника. Но тот, хоть его и укусила оса, как Инкарри, оставался подле рыжей южанки. Они перешептывались, черношкурый что-то с жаром шипел Лето в уши, а Валькирии ничего не удавалось услышать. И так разозленная Ведущая таким хамством вообще вышла из себя.
-Больше двух говорят вслух, - прорычала серошкурая, не ожидая от южан никакой искренности.
Она знала, что ни Агриэль, ни Лето не озвучат ей того, о чем говорили, и, по сути, их опасение можно было понять. Пусть они сейчас и находились на одном задании, все-таки Валькирии и Южный Крест были и остаются заклятыми врагами. Более того, пока они тут вместе охраняют чужой сон, собратья обоих сторон бьются не на жизнь, а на смерть. Так стоит ли требовать от этих переярков честных ответов? Нет, а потому Сейхан больше ничего и не сказала, отворачиваясь от подростков, которые более ей стали не интересны.
Но тут земля у нее под лапами точно ожила: зеленоглазая ясно чувствовала, как она задрожала, совсем как перепуганная Инкарри. Сейхан посмотрела вниз, будто ожидая увидеть что-то, но все оставалось по-прежнему. Но она отчетливо ощущала вибрацию, и от этого ей стало не по себе. Какое-то идиотское чувство, будто начинаешь дрожать вместе с твердыней. Когда амазонка подняла взгляд на южан, собираясь спросить, чувствуют ли они это тоже, то увидела лишь горизонтальный диск, вращающийся вокруг всех них. Нечто сжимало их в кольцо, которое с каждым витком становилось все уже.
«Я сошла с ума», - призналась сама себе Сейхан, тряся головой. Это было за гранью ее понимания реальности.
Когда волчица попыталась вывести себя из оцепенения и снова глянула на собравшихся, ничего не изменилось: диск все продолжал вращаться вокруг них.
-Что за чертовщина происходит?! – Невольно вырвалось у Сейхан, и только потом она подумала, что если так глючит только ее, то она выставит себя дурой.
Вдруг ей вообще все это только кажется? Дрожь земли, вращающийся диск... Похоже на бред, который обычно приходит после съеденных грибов. А тут он случился у Ведущей, да еще у какой! У грозной сестры Фрактала, перед которой склоняют головы даже самые строптивые непокорные амазонки вроде Хасты. И теперь эта грозная сестра Фрактала ловит глюки, да еще и на глазах врагов-сопляков. Злость, которая обуяла Сейхан из-за ее беспомощности в данной ситуации, не возможно было выразить словами, и все, что надо было сейчас волчице – прийти в себя и разобраться во всем этом дерьме.

0

55

И вновь это место удивило старуху. Каждый прыжок ее был столь огромен,что повторить такой, даже в бытность своей молодости, она могла едва ли. Песок чуть заметно осыпался, когда лапы старой волчицы касались его, когда ее когти цеплялись за него для большего сцепления.Но он не оседал, не проваливался, как будто сама волчица  весила гораздо меньше, словно веса почти не было. Впрочем, в подобном месте это было не очень удивительно.
Меланта не шла рядом, прыжки молодой волчицы шли сразу за старой валькирией. И хотя молодая самка явно мгла опережать костлявую Лихо, она этого не делала. Что же то? Послушание,коего она не замечала у Южнокрестовых ранее? Дань вежливости? А может она надеется, что в случае опасности попадется тот, кто несется первым? Впрочем, едва ли, это старческая паранойя, все таки  здесь опасность может подстерегать со всех сторон. Так что старуха решила себя потешить мыслью, что это дань уважения ей, ее возрасту. И ее опыту. А потому она ничего не ответила на то, что юная особа осталась позади.
Впрочем, холод более не донимал ее, перестал терзать ее старческие кости и, особенно суставы. Однако лапы ощутили иную проблему. Вибрацию под пальцами. Волчица резко остановилась, почти врывшись лапами в песчаную поверхность. Скакавшая позади Меланта могла врезаться в нее, но старуху это не заботило. Она склонила голову почти к самой земле, прислушиваясь к своим ощущениям.
- Ты слышишь?  Чувствуеть?

0

56

Переживание коснулось всех. Лето ощущала, как дрожит земля, поэтому то и дело смотрела на Агриэля, ожидая, видимо, что он сможет сделать хоть что-то... Хоть самую малость, но ведь мог же он? Или нет? Как бы там ни было, а молодая охотница то и дело переступала с лапы на лапу, нервно дёргала чёрными треугольниками ушей и хранила стойкое молчание, хотя ей очень хотелось понять, что за чертовщина происходит вокруг и почему (что самое главное) они оказались в такой ситуации.. Ведь ничего плохого сделано не было.
Восклицание валькирии отвлекло Лето и она посмотрела туда, куда указала Сейхан. Прищур изумрудных глаз, и она тоже увидела. Увидела то, что не хотела бы. Аданна задержала дыхание, с ужасом взирая за рыжеватым столбом пыли, что воронкой кружил по окружности вокруг волков, но пока что на достаточном расстоянии. А ещё волчица заметила, что с каждым "пройденным" кругом ураган приближается.
- А я говорил, что надо уходить! - Зашипел каракал, следя за движением столба пыли.
- Пора бы Меланте и валькирии просыпаться, в противном случае, я лично схвачу Мел за шкирку и буду уходить. Магия магией, но платить за неё ценой собственных жизней я не хочу. И так не всё благополучно. - Лето не шутила - её голос звучал серьёзно, без ноток иронии. Охотница прекрасно осознавала, что если они начнут транспортировать Меланту, пока та спит - они рискуют. Но зато у них будет хоть какой-то шанс выжить, ведь пока кольцо, оцепившее их, достаточно велико. Урагану надо совершить достаточно большой путь, чтобы вернуться в изначальную точку. И за это время они смогут пересечь черту в безопасном участке траектории. Но чем меньше будет становиться кольцо, тем меньше вероятности у них будет ускользнуть живыми.
Как бы там ни было, Лето не собиралась сидеть на месте и ждать свою смерть и смерть состайников с распростёртыми объятиями.
Аданна понимала, что Меланта спит. Но попытаться "достучаться" до юной волчицы нужно было попытаться.
Поэтому рыжая склонилась над ухом спящей южанки, говоря негромко, но уверенно:
- Меланта. Слушай. Я знаю, ты занята сейчас. Но не могла бы ты поторопиться? Во внешнем мире всё очень неблагополучно. Нам угрожает реальная опасность. Мы не можем бросить тебя. - Зеленоглазка говорила негромко, но каждое её слово звучало чётко и ясно. Возможно, Меланта услышит и ускорит поиски ответов? Иначе как бы им не поплатиться за происходящее своими шкурами. Лето даже не была уверена, что Агриэль сможет что-то изменить, или же выжить, потому что происхождение урагана было не известно. А если ход его подпитывается магией, то дела и вовсе плохи.
Лучше решать сейчас. Уже.

+1

57

Стоило Лето наклониться к Меланте и попросить ту поторопиться, как столб, словно услышав её тихую просьбу и перепутав себя с юной волчицей, резко увеличил скорость. Следующие два круга вокруг группки волчиц мистическая "буря" преодолела со скоростью гоночного болида и вновь замедлилась, издевательски продолжая свой неспешный путь теперь на расстоянии нескольких десятков метров от южан и валькирий.

Меланта не успела ответить матёрой Лихо: у юной южанки потемнело перед глазами и где-то совсем далеко она услышала голос Лето. К сожалению, разобрать слов состайницы было невозможно. Да и очень скоро Меланте будет явно не этого, ибо блэкаут настиг стражницу как раз во время прыжка и в течении нескольких томительных секунд она близка к тому, чтобы упасть так и не достигнув следующей ступени. Но лапы волчицы всё-таки успели зацепиться за песочно-каменную "доску", пусть её тело и осталось опасно висеть над бездной; здесь к ней и вернулось зрение. Однако долго оставаться в зависшем состоянии у южанки не получится, ибо вибрация сотрясающая дюну усилилась, мешая удерживаться на весу.
Тем временем Лихо была практически в одной прыжке от вершины. Даже со своей позиции она может увидеть, что ждало их там: небольшая площадка, на которой более менее могли уместиться две волчицы средних габаритов. И, не обманывает ли старуху её зрение? Что-то крошечным белесым огоньком блестело там, на площадке. Какое же решение примет Лихо?

GM-Co

0

58

Агриэль медленно повернул голову, и от увиденного нервно прикусил язык.
На них угрожающе надвигалась гигантская пылевая воронка, размеренно покачиваясь, без излишней суеты она сжимала волков в смертельную петлю. Торнадо двигался так же лениво, как дышала земля, чье тело только что покинул Агриэль и, кажется, был намерен отдать его своей стихии раньше, чем того хотел юнец.
Переярок неуверенно шагнул назад. Лапы не слушались, он чуть не споткнулся, словно завороженный следя за рыжим вихрем. Это его породила земля? Но зачем? Чего она хочет? Агриэль помнил спокойствие своей матери, ее безмятежность, невозмутимый интерес, с которым она наблюдала за святящимися язвами, что покрывали ее плоть. Филин не разделял ее хладнокровия.
Мысли спутались, поскакали в голове колючим клубком, Агриэль лихорадочно пытался собраться, взять себя в лапы и воззвать к своей силе. Получится ли у него? Спасутся ли они? Но, что, если гибель  неминуема, пылевой столп настигнет их чудовищным концом, и он, простой волк, ничего не сможет изменить? Песок – тоже земля. Он должен. Должен попытаться. Разъединить частицы, разбросать их, всего-то…
«Зачем ты?!».
Волна раздражения поднялась на Лето, когда смерч вдруг сорвался с места, стремительно сжимая волков кольцом, Агриэль уже был готов распрощаться с собственным существованием, но порождение пустыни вдруг затихло, словно выдохлось. Вновь двинулось лениво, подобно медведю-шатуну.
- Ладно… ладно.
Агриэль сделал глубокий вдох. Глянул на Сейхан, потом на Лето. Ему не хотелось говорить, что именно он – тот самый стихийный волчонок, за которым когда-то гонялся Дикий, и это его сестра стала смертью фюрера. Тем не менее, он был уверен, что ведущая догадается сама, если его способности подействуют.
Но самое лучшее, что он мог сделать сейчас – это выжить.
Все эмоции, панику и смятение, пришлось запрятать подальше, испустить беспокойство вместе с воздухом из легких, сконцентрироваться на пульсирующей точке кристалла земли. Направить его силы внутрь себя, подчинить себе землю, ненадолго завладеть стихией и воззвать к вихрю. Песок – тоже земля. Он должен. Должен попытаться. Разъединить частицы, разбросать их, всего-то…

+1

59

Всё шло сравнительно хорошо. Тело больше не пытался сковать холод, а движения давались невероятно легко. Да что и говорить, подобные прыжки были чем-то за гранью разумного. Даже какие-то положительные мысли посещали голову чёрно-белой волчицы.
"Что ж, всё-таки работать в команде с этими Валькириями можно, как оказалось..." Лёгкая тень улыбки коснулась её губ, но лишь на несколько секунд. Приземлившись на очередную песчаную дощечку, подушечками лап Страж ощутила вибрацию, что заставила её замешкаться. Меланта глянула вниз, где некогда было спокойное тёмное море, но не теперь. Водная стихия разбушевалась, волны бились друг о друга.
Треугольные уши дёрнулись, когда южанку окликнула матёрая хищница. Повернув к ней голову, она увидела, как над Валькирией, да и вообще над их головами, разлилась оранжевая краска облаков. Оттолкнувшись лапами и готовясь что-то ответить, в глазах мгновенно померкло, самка, стоявшая перед ней, растворилась во мраке настигшей Стикс слепоты. Волчица ощутила, как она падает вниз. Но что это? Голос Лето? Голос её состайницы? Что она хотела сказать? О чём предостеречь? Слишком много вопросов, но слов было не разобрать.
Признаться, чёрно-белая даже не успела толком испугаться. Голубоглазая едва слышно взвизгнула, когда передние лапы зацепились за один из выступов, и сама она вновь смогла видеть этот мир во всех красках. Лихорадочно дыша, она стала впиваться коготками в своё спасение, в надежде хотя бы немного подтянуться. Метанта старалась и немного раскачаться. Она понимала, что стала обузой. Опять. Но на этот раз перед ней не Аркуда, которая пусть и опасна по своей природе, но при этом они друг друга понимали. Сейчас Стикс была с волчицей из другой стаи, причём не столь дружелюбной, а потому самка могла представить, что её ждет, если Валькирия ей поможет. Тем не менее, стиснув зубы, южанка продолжала упорные попытки забраться самостоятельно. "Интересно, умерев здесь, возможно ли вернуться в мир живых?" Вопрос, на который точно не хотелось знать ответа на данный момент.

+1

60

Ничего не менялось, только столб начал вращаться еще с большей скоростью, чем раньше, правда потом снова замедлился. Валькирия смотрела на южан, которые ничего не делали: одна шептала что-то на ухо спящей волчице, второй просто стоял и ловил кайф. В конце концов Сейхан все это надоело, ведь она стала действительно переживать. Зарычав, матерая Ведущая вгрызлась в загривок Лихо и резко дернула на себя.
-Вставай, старая! – Рявкнула зеленоглазая, ткнув спящую передней лапой в плечо.
Этот цирк пора заканчивать. Песчаный диск неумолимо приближался, и с ним надо было что-то делать. А что, если попытаться просто пойти сквозь него? Это же просто песок. Сейчас Лихо проснется и они уберутся отсюда, наплевав на всякие вращающиеся диски. В конце концов, разве может такая ерунда напугать двух матерых Валькирий, которые повидали за свою жизнь столько всего страшного и ужасного? Конечно же, нет.
-Я сказала, чтоб ты встала! – Прорычала Сейхан на ухо Лихо, пытаясь вернуть старуху в сознание.
Форастеро так крепко впилась в мозг костлявой, что та даже ухом не дернула. Ладно, пока Сейхан подумает о том, что делать с вращающимся столбом, все равно помощи от этой кучки южан не дождешься.
-Нужно узнать, можно ли пройти сквозь бурю. – Пробурчала себе под нос волчица, и вряд ли ее слова дошли до ушей южных волков. Зато Инкарри все прекрасно слышала. Слышала и понимала.
-Встретимся на той стороне, - подхватила идею фенек.
Опустив голову, Сейхан уткнулась носом в маленькую рыжую щечку своей боевой подруги. – Обязательно. – Только и ответила волчица, в душе понимая, что это произойдет, только неизвестно, в этой или той жизни.
Потеревшись головой о морду волчицы, Инкарри глянула на южан, а потом бесстрашно поскакала прямо навстречу вращающемуся диску. Маленькую лисичку переполняла решимость, хотя в ее душе все еще витал страх и неуверенность. Она не знала, чем закончится этот эксперимент, но точно была уверена, что это поможет Сейхан и ее соратнице добраться до дома. Знание – великая сила, и Инкарри была готова дать знание Ведущей, которая для нее была самой лучшей и верной подругой. Так пусть же серая волчица узнает о природе надвигающейся стихии. С этими мыслями фенек и вошла во вращающихся пылевой столб, сливаясь с ним в одно целое. 

+1


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Восточный край » Пустыня безмолвия