24

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления мая:
14.05.2018
Большая ПР-сходка!
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Око бури".

Сезон заканчивается 18.07! Просьба подводить квесты к логическому финалу и постепенно их завершать.

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные земли » Долина Теней


Долина Теней

Сообщений 181 страница 200 из 200

1

http://satirics.net/d/img/9366e3e2c4c3735b6524.png
Этот лес мрачен даже днем. Сквозь густую листву лишь изредка проскальзывает солнечный свет, заставляя всех жителей прятаться. Говорят, из этого леса нет выхода: кто ступит в него - тот больше никогда не выйдет обратно.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Братский холм, Поляны Душ, Каменный брод
Юг | ---
Запад | Драконья гора
Восток | Южный водопад

0

181

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

182

--->> Вне игры

-Нет! Нет! Отстань от меня, тварь! – Заорала Каллисто, просыпаясь в холодном поту.
Опять этот сон. Он преследовал ее с тех пор, как она выбралась из того проклятого места. Она видела перед собой горящие ненавистью стеклянные глаза, чувствовала смрад из открытой пасти, увенчанной двумя, а то и тремя рядами острыми, как кинжалы, зубами. Лист даже не могла описать, на кого похоже то чудище, что повстречалось ей за время скитания по подземным лабиринтам. Да и не только в нем дело. Пока Каллисто пыталась выбраться наружу, она исчерпала не только физические силы, но и духовные. Что-то в ней сломалось, тот стержень, что сидел у нее внутри, дал трещину. Она попрощалась с жизнью, но не могла ее лишиться, и тогда она жалела, что не разбилась, когда упала с моста. Вместо быстрой смерти она была обречена на скитания в ожидании спасения или кончины. Целый месяц волчица шаталась в неведении, пока не выбралась наружу. И пусть она победила этот бой, ее душа была истощена вместе с телом, и разноглазой оставалось лишь надеяться, что прогуливающиеся неподалеку хищники учуют ее и раздерут на куски, да поскорее. Однако Каллисто нашел никто иной, как Астарт, решивший помочь давней знакомой. Разноглазая была не в том состоянии, чтобы отвергать эту помощь, да и потом, этот переярок был, наверное, единственным, кого Лист могла подпустить к себе, будучи в таком состоянии.
Прошло несколько дней с тех пор, как сталеглазый нашел полуживую волчицу на камнях вблизи Драконьей горы. С трудом ему удалось оттащить ее в лес, где ими было обнаружено весьма просторное заброшенное логово. Астарт устроил импровизированное ложе, куда поместил еле дышащую Каллисто, и часами напролет носил ей то еду, то воду. Уже через два дня разноглазая почувствовала себя сравнительно лучше, однако была не готова к каким-либо раздумьям о будущем. Вместо этого она пыталась прийти в себя, периодически не забывая благодарить Астарта за то, что тот спас ей жизнь.
Сейчас разноглазая в ужасе проснулась, ведь сон ее был потревожен повторяющимся кошмаром. Когда глаза привыкли к полумраку, волчица заметила неподалеку сопящего Астарта, который дремал после утомительного спринта по южному лесу в поисках скудного обеда для больной. Разумеется, вопли последней его разбудили, а потому сейчас на Каллисто смотрели два немного озадаченных стальных глаза.
-Кошмар приснился, - буркнула Лист, кладя голову на передние лапы.
Она знала, что не сможет больше заснуть. Немного полежав, Каллисто поднялась на все еще немного дрожащих лапах и, доковыляв до переярка, повалилась с ним рядом. Зарывшись носом в густую смольную шерсть на загривке Астарта, волчица устало прикрыла глаза, с наслаждением вдыхая родной запах.
Неужели она была дома. Ей так было приятно ощущать рядом волка, осознавать, что под ними находится пусть и бессолнечное небо, а их легкие вдыхают чистый лесной аромат. Как же этого всегда Листу не хватало там, в этих катакомбах.

+1

183

--->> Вне игры

Астарт с самого младенчества очень любил совершенно случайно, сам того нехотя, но вляпываться в какое-нибудь страшнейшее болото, в какую-нибудь чернейшую дичь. И ведь славным щенком же рос, ну да, семья неполная, но зато горячо любимая. Быть может все пошло не так именно в тот день, когда он решил найти приключений на свой маленький хвост и отправиться к морю? Кстати от моря его до сих пор в дрожь кидает, вот и держится кобель поближе к центру Острова. Кого такие кошмары мучают, а кого демоны поопаснее терзают, сводя страхи из далекого детства к минимуму.
В очередной раз Каллисто взвизгнула, ругаясь себе под нос и выводя кобеля из сна, за последнее время он привык лишаться нескольких снов сладкого сна, но зато казалось получил награду поприятнее. Сперва сталеглазого не то чтобы пугало, но как минимум настороживало поведение давнишней подруги, учитывая сколько дырок на его шкуре она проделала и какой ужасающей злопамятностью она обладала. А все в том его давнишнем побеге к океану, вроде бы невероятно красиво и захватывающе, но так легко утонуть.
Арт прищурился поворачивая морду к выходу из их небольшого логова. Тишина. Казалось в целом мрачном мире больше никого и не осталось, только двое смольных переярков, коротающих ночи в этом скромном убежище.
Он едва заметно улыбнулся и потерся головой о волчицу, вроде бы такой пустяковый поступок, едва уловимое движение, но так тепло стало, что и пения птиц не нужно. Он еще раз улыбнулся и хмыкнул.
- Я знаю всех твоих демонов по именам... - негромко и с хрипотцой в голосе после сна, ответил Легионер, так долго отлынивающий от своих обязанностей, но за целый месяц на столько примелькавшийся, что теперь взял себе внеочередной отгул. При Фрактале такого не было и чует его задница, Хёрш ценит в первую очередь не тупую боевую силу, а хитрый изворотливый, а главное полезный ум.
Тут то Арт и подвернется, ну а пока можно насладиться обществом столь приятно изменившейся особы, а то вернись ее богатырское здоровье, не факт, что дама не сменит гнев на милость.
- А кошмары забудутся как только ты сменишь обстановку. - в этом непробудном мраке немудрено, что Лист постоянно находилась в напряжении, стараясь выкинуть из головы, но из-за этого лишь чаще и детализированней вспоминая те ужасы. Он выдохнул, облизывая несколько раз клыки и вспоминая вчерашние излишества добытые самыми наглыми способами.
- Можем сегодня выбраться, полежишь там наверху

+1

184

Каллисто было противно, в первую очередь, от самой себя. Ее выворачивало наизнанку от того факта, что сейчас она валяется тут, как тряпичная кукла, слабая, беспомощная, вместо того, чтобы уже разыскивать ублюдка Креста, дабы оторвать тому голову за содеянное. Несомненно, он еще сделает это, а пока ей стоит позаботиться лишь о себе. Пребывать в таком состоянии долгое время Лист себе не позволит, а потому нужно вставать на лапы как можно быстрее. Конечно, если бы не Астарт, этот процесс затянулся.
Как же разноглазой повезло, что ее нашел именно этот сталеглазый переярок. Видимо, его притягивали ее проблемы, и он всегда появлялся в момент, когда волчица этого никак не ожидала. Многого смольный натерпелся с ней, но всегда почему-то возвращался. Почему?
-Кстати, где мы сейчас? – Спросила хрипло Каллисто, только сейчас сообразив, что так и не поинтересовалась у своего спасителя, на чьей территории они находятся.
Раз Астарт был здесь, наверное, это что-то вроде запада, но вспомнив, где они с Кройцем заходили в пещеры, разноглазой стало не по себе от осознания того, что они прошли под землей через весь остров поперек. Нет, наверное, она просто в другом месте…
-Забудь эти дни. – Огрызнулась Лист, пытаясь подняться на дрожащих лапах.
Она была благодарна Астарту и, может быть, даже скажет ему спасибо, но буйный нрав никуда не делся, а потому волчица продолжала язвить и рычать даже будучи в таком состоянии. Больше всего она боялась, что сталеглазой запомнит ее такой: слабой, полуживой, скулящей и просящей помощи. А точнее она боялась, что когда-нибудь он использует это воспоминание против ее самой. Она никогда не позволяла себе слабости перед другими потому, что боялась быть уязвимой.
Не дожидаясь плеча поддержки со стороны легионера, разноглазая поплелась к выходу. Ей уже было лучше, чем раньше, но организм все равно был ослаблен. Кое-как выбравшись из норы, волчица тут же и повалилась, распластавшись на пыльной прохладной земле. Судя по всему, был уже вечер, а из-за длительного отсутствия солнца температура воздуха значительно понизилась. Да и потом, осень на дворе. И без того слабая волчица сразу же почувствовала, как холод ледяным языком облизывает ее тело под свалявшейся шкурой. Листу сразу же захотелось вернуться обратно в пещеру, но тут было так свежо и просторно, что она решила замерзнуть, чем быть окруженной стенами и потолком.
Каллисто положила голову на лапы, а ее тело начала сотрясать крупная дрожь. Внезапно ей безумно захотелось, чтобы Астарт лег рядом или, что еще лучше, укрыл собой ее, защитил от ветра и холода. Лист едва не заскулила, зовя переярка, но вовремя стиснула зубы, дабы эта непростительная слабость не вырвалась наружу.

+2

185

Смольный снова вытянулся в струнку, растопыривая пальцы на передних лапах и широко зевая, прощаясь с последними остатками сладкого сна и приводя мышцы в тонус. Начав чувствовать себя намного лучше, Астарт рывком поднялся с места, при этом потеряв равновесие и чуть не снеся и без того слабую подругу. Когда баланс был найден, а все конечности устойчиво стояли на земле, сталеглазый снова принялся дурачиться не  забыв повторить ритуал с потягушками, на этот раз уделив растягивая поясницу и задние лапы. Волка ноги кормят. А его ноги теперь за двоих, да и местность не особо дружелюбная.
- Ты что-нибудь знаешь о восточных землях? - проигнорировав вторую реплику начал Астарт, стоя позади Каллисто, но никак той не помогая, кобель радовался, что боевой и пылкий настрой к ней возвращается, а это значит, что в скором времени можно вернуться домой. В Альянс.
- Я слышал какие-то редки слухи, что есть на столько темный лес, что любой первородный даже в самый ясный день может тут потеряться.
Смольный вышел следом, продолжая негромко говорить, развлекая Листа очередной байкой и не мешая наслаждаться хоть какой-то свободой и сменой обстановки. А сам неторопливо, глубоко вдыхая морозный воздух, двинулся вокруг их логова.
- Говорят, что лес непроходим и всякий зашедший внутрь... - Астарт остановился точно за ее спиной, чувствуя, как она замерзла, хищник не торопился ложиться. Лишь улыбнувшись уголками губ и покосившись на разноглазую. Он придет и непременно ляжет рядом с ней, подарит свое тепло и непременно скрасит одиночество, но не так сразу. Пусть не думает, что он ее марионетка, появляющаяся в самый подходящий момент.
-... останется там навсегда, так больше и не увидев света белого.
Сделав пару шагов в сторону, отбирая у Каллисто надежду на теплый бок рядом, кобель снова на нее покосился, стальные масляные глаза бегло осмотрели пустую территорию - они все еще одни.
- Но если нет выживших? То кто тогда говорит? - хмыкнув себе под нос, смольный наконец ложиться около волчицы, кладя узкую морду ей на спину.

+1

186

В этом был весь Астарт: вместо того, чтобы нормально ответить да и лечь рядом, он стал пороть какую-то пургу. Каллисто подняла голову и скептически посмотрела на него, а ее взгляд не выражал ничего кроме: «ты дебил?». Неужели этими своими красивыми фразочками он решил донести до разноглазой мысль, что они сейчас находятся на Востоке? Но тогда это означает, что Лист не только ходила по кругу все это время, но и то, что в любой момент сюда могут нагрянуть шавки Креста или даже сам он лично. От осознания того, что черношкурый падальщик может увидеть ее в таком виде, волчице сделалось дурно. Казалось, что кто-то огрел ее по голове невидимым молотком, от чего сразу откуда-то взялись силы.
Стоило сталеглазому улечься рядом, как Каллисто резко вывернулась и вцепилась черношкурому в ухо, утробно зарычав. Но слабость взяла свое, а потому хватка была непродолжительной, пусть и весьма ощутима.
-Если ты не заткнешься, то будешь первым, кто не увидит этого белого света! – Рявкнула Лист, злобно сверкая разноцветными глазами, - живо отвечай, где мы?! – Терпение лопнуло, даже не успев наполниться. Хотя, волчица была не в том положении, чтобы качать свои права, но когда это ее, собственно, волновало?
Зарычав, Каллисто решила подняться, однако лежащая на холке кашеварка Астарта мешала ей это сделать. Недовольно фыркнув, черношкурая оставила попытки встать, решив как-то сгладить разговор, а то наглый переярок, чего доброго, вовсе откажется отвечать.
-Что-нибудь о восточных землях да знаю. Есть там такие леса, да только не в них дело. Всему виной крысы, шастающие там и перерезающие глотку каждому, кто в этот лес сунется. На первый взгляд они весьма грозные и опасные, да только вот копнешь глубже – такие скоты, хоть вешайся, - в глазах Листа мелькнуло презрение, - собственно, поэтому я туда больше и не вернусь. – Астарт не знал, где жила Каллисто все это время.
Да что уж, никто не знал. Она просто исчезла и все, и двое переярков – Астарт и Осирис – были последними, кто видел Лист в качестве Валькирии. Конечно, она не раз возвращалась на запад, скрытая вуалью неизвестного происхождения, амазонка, режущая головы своим бывшим состайницам. Но вот теперь смольный оказался в курсе истинного пристанища разноглазой, и пусть считает это знание неким проявлением благодарности со стороны разноглазой.

Отредактировано Каллисто (2016-04-21 13:30:37)

+1

187

Разноглазая была верна себе почти до конца, ведь очередной раз Астарт имел удовольствие ощутить на своей шкуре ее клыки; ну прям пришел в не милость королеве, куда деваться?
Кобель лишь тяжело вздохнул, видимо даже огромные подземные крысы не были в состоянии поставить завышенное ЧСВ его подруги на место или хотя бы указать ее место. Опять неконтролируемая агрессия, которая была сталеглазому на лапу, а от того он лишь улыбнулся, довольный выполненной задачей.
Раз чертовка так ослеплена яростью и ненавистью, то почему бы не оказаться так рядом с ней, подставив крепкое преданное плечо! Какой прекрасный союзник: самоотверженный, опасный и ... глупый?
Астарт каждый раз абсолютно по разному смотрел на Каллисто, так, едва ощутимая искра нет-нет, да пробегающая, как казалось молодому волку, между ними, порой сменялась на молчаливое осуждение или открытое недоверие. Смольный порой смотрел на спящую забияку с восхищением, скрывая свою радость, что именно он оказался рядом. И нет, Арт не рассматривал трагедию случившуюся с разноглазой, как возможность получить еще один шанс. Просто с ней он чувствовал себя чуть более целым.
Он так жаждал получить ответы на накопившиеся вопросы и наконец расставить все в голове по местам, наконец начать двигаться в нужном ему направлении, как судьба снова щелкнула его по носу, предложив в качестве чего-то намного большего, чем просто подруги детства и приятельницы - Каллисто. Какая злая ирония.
Больше всего на свете бастард хотел остаться здесь с ней сейчас, все так же чувствовать как бьется ее сердце, утопать в родном запахе и прижиматься щекой к жесткой шерсти воротника, но увы, нужно было вложить в черепушку Листа что-нибудь помимо злобы и ненависти, а коль Хум и Рэй этого сделать не смогли, то эту обязанность, без лишней скромности взял на себя Легионер.
Это же очевидно, что мы находимся в Долине Теней - порой его невероятно бесило, что Лист отказывается думать. Нет, это ничуть ни умаляет того, что она в свои года достаточно изворотлива и хитра.
Смольный посмотрел Калли прямо в глаза, отгоняя прочь только что проскользнувшую мысль "а не придушить ли ее во сне?"
Находясь с ней наедине, он совершенно позабыл, что находится на чужих землях,а напомнил ему об этом треск сухой ветки в метрах двухстах восточнее. Волк резко обернулся в сторону источника звука, но пришельца скрывал непроглядный лес и отсутствие хоть какого-либо света. Он мешкал,  не желая оставлять подругу одну и одновременно боясь, что незваные гости нагрянут сюда.
Не говоря ни слова, лишь дернув хвостом, хищник подобрал с земли шкурку вчерашней трапезы и засеменил прочь.

+1

188

Астарт молчал, вынуждая Каллисто злиться все больше. Ее утомляла неизвестность, и ей надо было срочно знать, где они находятся. Но переярок медлил, скорей всего безумно радуясь этому моменту и боясь его спугнуть. Подлый шакал, этот сталеглазый волк всегда доставлял Листу одни проблемы, однако без него не проходила ни одна ее вылазка. Непонятно чем, что она цепляла этого переярка к себе, а сама тем временем остро нуждалась в его присутствии.
Наконец соизволив дать ответ, Астарт подскочил и был таков. Долина Теней? Это же…
-Хочешь сказать, мы на юге? – Удивленно вскинула бровь волчица, но ее вопрос ударился о смольную спину убегающего. – Эй! Куда ты поперся, ирод?! – Крикнула вдогонку Каллисто и естественно была проигнорирована.
-Паскуда легионерская, - выругалась себе под нос разноглазая, пытаясь подняться на лапы.
Длительный отдых, а так же регулярные перекусы добавили несчастной сил, а потому ей удалось встать и даже не упасть. Однако пройдет еще пару-тройку дней перед тем, как Лист сможет сказать, что она полностью здорова. Идти за Астартом она даже не думала: все равно не догонит, а попадаться на глаза патрулю южан очень не хотелось. Как же так она выползла на южные земли? Здесь ей еще бывать не приходилось.
«Кими…» - Позвала мысленно Каллисто, но привычного голоса молодой кошки в ответ не услышала.
Она знала, что Хранительница погибла, но никак не хотела принимать эту суровую правду. Пусть частенько Кими досаждала ей, все-таки за это длительное время вредная волчица привязалась к своей советчице. Теперь же в голове было непривычно тихо, и эта тишина давила на Листа. Она снова осталась одна, и не с кем было поделиться своими страхами и неуверенностями. Кими, как бы разноглазая на нее порой не злилась, была единственной, кому Каллисто доверяла свои секреты. О них знали немногие, и все они, так или иначе, исчезли из жизни юной волчицы. Рэйджен, Наоми, а теперь и Кими… Был ли кто-то у Листа, кому она могла безоговорочно доверять? Наверное, был, только она сама отрицала этот факт.
Волчица сделала шаг вперед, и в этот момент на шее качнулся артефакт. Опустив голову, черношкурая раздвинула носом шерсть на груди и посмотрела на небольшое золотое сердечко. Кими, пока разноглазая ее еще не потеряла, успела рассказать о слащавом, но таком мощном действии данной реликвии, и, конечно же, когда-нибудь Каллисто вспомнит того, кто ей не мил больше всего, и расправится с ним, пока тот будет петь ей серенады…
Каллисто хищно ухмыльнулась, а в глазах у нее зажегся недобрый огонь. Кого-то ждет расправа, и пусть он об этом даже не подозревает. Придет время, и Безухая явится, будто в ночном кошмаре, и придет час расплаты за все злодеяния.

+1

189

Порою вы не задумываетесь о последствиях, что несут ваши гнусные речи. Вы наивно полагаете и свято верите в то, что малолетство спасет от наказания, старость – от осуждения; всяк войдет в ваше положение и поможет выйти из него. Но вы ошибаетесь. И мир не простит вам промаха будь вы спесивым переярком или желтозубым старцем.
Ломка.
Убей, убе-е-ей.
Звук нарастал, больно ударял о черепную коробку, но внешне всё выглядело идеально. Безупречное спокойствие до ужаса умевшее раздражать всех вокруг, манерный шаг и степенная осанка - всё это могло бы сохраняться еще длительное время, если бы не одно «но». Морда вдруг непроизвольно и довольно резка передернулась, напряжение отразилось выступавшими скулами да так явно, что казалось, будто Ведьма сбросила в один миг добрых пару-тройку килограмм. Спиною она чувствовала шаг Бафомета, к коему, собственно, и обернулась. Нездоровый блеск безумия легко перепутать с болезнью, но это внимательное создание должно было приметить изменения.
Вернис-с-с, им не сносить головы.
Настойчивости, с которой Баст проникала в разум, заполняя трещины, создавая новые, могли бы позавидовать самые ярые легионеры, но и они в чистейшем проигрыше по сравнению с силой и властью, которая есть у альтернативной версии Ведьмы.
Шаг её сбился. Тело вдруг приостановилось и будто грузно завалилось на левый бок, но вовремя удержалось, едва только заслышала звук голоса Микаэля, раздавшегося в отдалении.
—Подождём, - не без труда выдавила разноглазая голосом, от которого веяло могильным смрадом и каким-то отрезвляющим холодом. Ведьма держала позиции, не без потерь, но все-таки держалась из самых последних сил. Смена власти, свержение монархии и провозглашение анархии - всё это уже в пути, но пока монарх отдаёт последние распоряжения и попутно сколачивает себе гроб по размеру. Еще один короткий взгляд был брошен на Бафомета, на этот раз более трезвый и в какой-то степени умиротворяющий. Иннемур, заметно сменившийся в морде за время движения, был одарен короткой, но непривычно ласковой фразой:
— Нянькам не отдам больше. Позади послышались торопливые шаги, и Ведьма, не дожидаясь момента, когда легионер поравняется с процессией, двинулась вперед, в сторону Драконьей горы, куда и откуда, собственно, и лежал Её путь. Движение заметно ускорилось всё больше потому, что Ферзь (а это был определенно он, пусть и отличен от Ведьмы самым минимумом) не терпел ожидания и долгих переходов. Чуть только стоило ему поймать взгляд молодого представителя альянса, как тот тут же обратился к нему с вопросом, который на короткое мгновение поставил благородного «рыцаря» в горящих золотом латах в самый обыкновенный, серый и неуютный тупик.
— Ферзь. Констатировала волчица, всем видом показывая, будто соблюдение моциона здесь будет уместным, ведь ранее имени ни одного из членов Южного креста не прозвучало. Одухотворённый взгляд Ферзя ровным бархатом скользнул между ушами Микаэля, устремляясь куда-то в абстрактную даль, но довольно скоро вернулся, но уже иным, более легким и загадочно-туманным. Смена личностей непроизвольна: за раздражением тихо трусит Баст, за манерами - Ферзь, за всем, что можно назвать искренностью - Ведьма. Круговорот имен столь стремителен, что порою трудно уловить тонкую грань, где заканчивается одна личность и открывается вторая. Ведьма возвещала о своём присутствии хитрым прищуром:
— Или Ведьмой зови, как больше приятно, - что ж, формальности улажены, пора было приступить к должному. Шаг разноглазой стал чуть тверже, и она ненавязчиво и практически незаметно глазу несколько оттеснила Микаэля чуть в сторону шага на полтора, не больше, чисто для расширения пространства вокруг собственной персоны.
— Мы идём ради продвижения, конечной цели в нашем пути ты не найдешь, но повернуть обратно я помогу, - слова лились быстро, с толком, но все-таки торопливо. Было приметно, что растекаться мыслью по древу вещавшая не желала, несмотря на то, что это являлось необходимым обстоятельством.
— Всё дело в тех, кто пришёл с Севера. Ведьма легко скользила взглядом по сопровождавшим её, однако зрительного контакта с Бафометом добиться было трудно.
— На страницах их истории начертали много славных дел, возложили груз ответственности, но не рассказали, как его нести. У одного из них, - Ведьма нарочно умолчала имя хоть и уже знала самозванца , - есть артефакт, что способен пробудить силу вулкана, и он, вестимо, намерен это сделать. Постепенно речь разноглазой становилась твердой, будто камень, а весь внешний вид говорил только о том, что ни единого пустого слова тут сказано не было, - Он не знает, что разбудит в недрах горы, но верит во всеобщее спасение и собственную уникальность миссии. Наконец взор был обращен прямо к Микаэлю. Мягкая, практически материнская улыбка была подарена молодому легионеру. Видимо, было за что.
— Если захочешь вернуться, то можешь рассказать это своей сестрице, чтоб не ворчала на пустоту твоего путешествия. Белая слегка выдохнула. Видимо, делая незначительный перерыв между главным и второстепенным или наоборот, однако отдать младым право на вопросы она была обязана.

+1

190

Без солнца в этом месте с говорящим именем было темно, что глаз вырви. Конечно же Микаэлю было неуютно. Не страшно вовсе, но абсолютно точно неуютно. Белый мех южанки слегка мерцал в этом мраке, этакий умирающий свет. Свет в конце тоннеля. Многие сказали бы, что юному волку рано ещё умирать. Калле не знал, каким образом другие определяют, пора или же не пора умирать. Но в их глазах молодецкая юность почему-то представлялась щитом от невзгод, который обязательно обманет старушку Калахиру, или же вызовет у неё... жалость? Но это ведь чепуха, у Калахиры жалости нет и быть не может, как у этой темноты вокруг, похожей на шкуру Богини Смерти. Но нет, синеглазый не считал Калахиру злой или страшной. Лишь бесконечно старой и мудрой, преисполненной долга. Шутка ли - забирать души и отмерять срок жизни смертным. Бесстрастный судья, вот кем была Калахира в глазах Микаэля.
Белая волчица представилась. Ферзь или Ведьма, это было не столь важно. Хотя, юнец отметил, что имя Ведьма прекрасно подходит ей.
У Калле не спросили его имени в ответ, да возможно он бы и не стал бы представляться пока не спросили. Но раз уж сегодня этакий "день бунта", Мика внятно, но негромко практически проворковал:
- М-Микаэль, - шагая чуть в отдалении сбоку, волк едва заметно позволил себе чуть развернуть треугольную голову ближе к Ведьме, глядя на южанку своим мягким взглядом, по цвету идентичным отцовскому, насыщенно-голубому, чуть ли не неоновому, но по характеру - абсолютной противоположностью. Если Зольф глядит с пронизывающим до мозга костей собеседника напряжением, так, что чуть ли не электрические искры разлетаются в стороны, то взор Микаэля, особенно сейчас, был хоть и взволнованным, но как-то по-особенному мягким. Чуть ли не телячьим.
Калле могли называть холюпиком и размазнёй, но идиотом бы его назвать язык ни у кого бы не повернулся. Обладетель живого и аналитического ума, он слушал каждое предложение белошкурой, прогоняя через жернова мозга и быстро делая логические выводы, без проблем осознавая, о чём толкует южанка, да и делая выводы с каждой новой её фразой. Первородные, конечно же, новые лидеры Альянса. Порой, глядя на них, Микаэль забывал о том, что они - чистокровные выходцы благородной Стаи. Совсем не похожи были они на выходцев Первого Ветра из отцовских рассказов, да что уж там, сам грязнокровка-отец, носящий в жилах причудливо смешанную северно-южную кровь, был больше похож на первородного...
У Калле холод сковал сердце, как только он услышал слова о вулкане. Вулкан... Он всего один на всём Острове, а может, и во всём мире, этого юнец не знал. Так неужели...
- М-мои отец и б-брат идут к вулкану. С-с Легатом, - синеглазый юнец резко опустил голову под лапы, часто заморгав, потупившись. Волнение, внезапно наскочившее, сотрясло желудок и подкатило тошноту к самому горло. Так значит, это не просто какая-то деловая вылазка, а какая-то миссия... А ведь стоило догадаться, ведь Зольф начал умалчивать что-то и загадочно сблизился с Велесом сразу по возвращении из своей экспедиции, которую проделал с молодняком. Это было странно, такое молчание можно было лишь поначалу списать на скорбь по утраченной супруге, но...
Что это за миссия?
- В-всё дело в С-солнце? Они х-хотят вернуть его? - хотя сказанное и было по смыслу вопросом, интонации были абсолютно утвердительные. Телячий взгляд снова обратился на морду Ведьмы.

+2

191

Постепенно всякий флюид нашего внимания принимался концентрироваться на мелькающих во тьме голубых огнях Микаэля. Ему суждено было стать объектом нашего внимания не только в силу неких «бестолковых обстоятельств», но и по праву отличности его от других. Он выбрал путь, который должен был принести ему выгоду в виде новых знаний; он рисковал, ибо подобравшаяся компания красками радушия не расписана. Искорёженная морда Бафомета, будто вывернутая наизнанку с одной стороны, безусловно, отпугивала даже самых уникальных храбрецов, а вечно блуждающий, снующий, будто в припадке бешенства, взгляд белошкурой, её исполосованная морда и звучное имя - чем не повод для того, чтобы остаться дома? А если припомнить, кем была разноглазая, а? Псевдо-альфа Ассасинов, прикрывающая собою морду истинного Безумца. Ты помнишь меня, Микаэль? Бесноватый взгляд, на секунду разгоревшись в ночной тьме, ринулся к идущему рядом, но тут же скрылся в туманных глубинах, напуганный куда более сильным противником - шатким доверием со стороны легионера. Нет сомнений в том, что сегодня им следует непременно добраться до вулкана, где и должен свершиться суд над смертными. Никто не воспротивиться, если Смертница решит смыть всех огненной водой ко всем чертям, но все грехи огнём не ототрёшь. Белая болезненно покосилась на Бафомета; мирно шествовавший позади, словно вечный и неумолимый спутник. Ценит. И никогда не оставит это зеленоглазое создание. Никогда. Тихо-тихо вдали застрекотали паршивые насекомые, и Ведьма с глубокой неприязнью скривила часть морды. Маленькие твари, разрушавшие привычную и гнетущую тишину, они подохнут первыми, но и в первых рядах воскреснут, в то время как благородные стаи никогда не восстанут из мертвых. Он назвал своё имя. Будто запоздалым напоминанием отозвалось в голове белошкурой, и та как-то по-особенному встрепенулась, то ли попросту от того, что его имя из уст сестры звучало иначе, то ли голос заставил несколько воспрянуть от летаргического шага. А он продолжал говорить. Мало, но с толком, по делу. Ведьме чудилось смущение и стеснение в каждой ноте его причудливой речи, но это не отталкивало, напротив. Существа, испытывающие чувство стыда, прекрасны в силу одного лишь обстоятельства - у них доброе сердце. Взгляд. Нечто странное взглянуло на Баст, что-то туманное, с намеком на тепло, отчего разноглазая как-то неестественно дернулась, будто кто-то загнал иглу под кожу.
— О, желания твоего отца и существа, что отправилось с ним, не совпадают. Баст вдруг остановилась, врастая в землю всеми четырьмя лапами. Она внимательно, но относительно мягко направила свой взор прямо в глаза Микаэлю, словно стараясь донести свою мысль сквозь радужку глаз.
— Скажи мне, кто выкрал солнце с неба? А? Ведьма весело ухмыльнулась, будто бы нашкодивший щенок, что доволен своей проказе, — Уж не Варга ли? А как волки, отдающие дань Богу Войны, могут вернуть то, что, например, им украдено? Разноглазая не говорила правду, она лишь размышляла, подкидывая голубоглазому пищу для ума, для размышлений, для развития.
Восстановился шаг, теперь уже более торопливый. Да и направление прослеживалось четче. Безусловно, вулкан - путь, который предлагался Ведьмой.
— Они разбудят Его. Шипела. Да-а-а, не говорила, а именно цедила сквозь зубы, с шипением, со злостью, с негодованием. — Огненный мотылек, что был запечатан там, они пробудят его силу; а что больше всего любят мотыльки? Баст бросила резкий взгляд на Микаэля, предлагая ему самому ответить на поставленный вопрос. Гори, Ведьма, гори. И всё вокруг сгорит.

+3

192

Микаэль был смышлёным мальчишкой и обещал стать мудрым, внимательным взрослым самцом. Редко что ускользало от его взора, а за всеми его повадками невинного одуванчика не было наивности. Быть может он и был неисправимым оптимистом, верящим, что в каждом есть что-то хорошее, плохие дела не оставались им незамеченными, Калле держался настороже. Но даже ему, со всей его проницательностью, было уготовано познать то самое чувство, когда поднимается занавес и свет сокрытой полностью до недавнего времени правды бьёт тебе по глазам, как самое жестокое солнце самых знойных пустынь. И это чувство повергло Мику в смятение, если не в праведный ужас. Он привык осознавать и анализировать всё, что происходит вокруг. Калле Смотритель. Смотритель, он в большинстве случаев знал, ну или верно догадывался раньше других. Но сейчас... Он ощутил себя потерянным, брошенным. Зольф и Фернанд сейчас где-то там, идут навстречу чему-то ужасному и не могут пока знать, что могут пробудить в жерле вулкана... Или могут?..
Микаэль прекрасно знал, что его отец не служит Варге. Его отец не служит никому, уже давно так точно. Быть может он и прячется в тени знамён Бога Войны, но его лапы не пляшут в ритм западных боевых барабанов, а хром-кобальтовые, как у него самого, глаза, не горят азартом битвы, не затуманены огнём фанатика. В них холодным пламенем мерцает ясность ума и вера в себя. В свой собственный череп. Но что, если в этот раз ему не спастись?..
- Нет, - внезапно твёрдо, хоть и тихо, проговорил синеокий, резко переводя ясный взгляд на Ведьму. В глазах светилась решимость, объятая искрами странного лихорадочного блеска. - Нет. М-мой отец... Он никогда не раз... Никогда не разбудит... Он.... Он не позволит... Ни за что не позволит!
Чувствуя, как мир вокруг расплывается, а земля уходит из-под лап, оставалось цепляться за последние константы в жизни. За единственный оставшийся ориентир. За Зольфа. Но после такого, кто даст гарантии, что и эта слепая надежда не рассыплется прахом?..

+3

193

Тихое «нет» зеркальным эхом отдавалось в голове. Что значит, «нет»? Твоя уверенность в собственном отце настолько сильна, что ты готов ответить от его имени, юнец? Баст презрительно зашипела, змеей показавшись средь густой поросли и тут же трусливо спрятавшись обратно, в своё паскудное болото. Ведьма, однако, с большим сомнением взглянула на идущего рядом. Всё подвергай сомнению, всякое дело имеет тысячи развитий и еще куда больше концов. Снопы искр летели из глаз голубоглазого, но белая его решимости и уж тем более уверенности не разделяла, а только с прищуром смотрела, как бесчисленное множество огоньков жизни окружают морду легионера.
— Велес не спросит. Вдруг резко отрезала разноглазая, сильнее сжимая челюсти. Скрип эмали ни с чем не перепутать - звук злости и бессилия, гимн отчаяния и боли; всё смешалось в едином теле, что покрыто белой пеленой глубокого января.
— Мы всё исправим, - маниакально шептала разноглазая, краем глаза цепляя образ Микаэля, — Мы знаем больше, чем эти создания с Северного подземелья, - голос с каждым мгновением становился неестественно бледным, тусклым, но не менее опасным. Ведьма умолкла и, казалось бы, бесцельно уставилась в глубину вечной ночи, нависшей над островом. Вскоре шаг замедлился, затем и вовсе прекратившись. Впиваясь подушечками лап в землю, разноглазая вдруг резво развернулась к легионеру и, растянув на морде полуулыбку, пробормотала:
— Кто вступит в долину, тот не найдет выхода обратно. Ты знал? Болезненно усмехнувшись одной лишь половиной морды, Баст повернулась к идущему позади Бафомету и пристально взглянула в его поблескивающие огнями глаза. Слова застряли где-то в горле, так и не решаясь выйти на свет; пушистый зад опустился на землю, а прикрытые глаза свидетельствовали о получаемом удовольствии.
— Сейчас, сейчас, я, кажется, знаю ... Роились мысли масштабными комьями, ударяясь друг об друга, мешаясь сильнее. То и дело в голове возникали образы кривых зеркал и обрамлений, пустынных кровавых глаз и черных шкур - всё мешалось, но постепенно образы становились четче, звуки - точеными, а сердце принимало свой обычный, беглый ритм. Прошло не больше минуты, и Ведьма наконец, отпрянув от летаргического бреда, вперила ясный и здравомыслящий взгляд на голубоглазого.
— Она всегда звала меня ... Пришло время откликнуться на её мольбы. Слова загадочным образом лились в неправильном порядке, смысл и вовсе был едва уловим, но действия избавят от сомнений и вопросов. Под лапы разноглазой с шеи соскользнул артефакт (врата прошлого). Зеркало зловеще блеснуло, несмотря на кромешную тьму. Тяжелый вздох засвидетельствовал осознание груза ответственности, что понесет белая после содеянного. В последний раз стиснув посильнее зубы, Ведьма вытянула морду вперед, вглядываясь в прозрачную и тонкую гладь зеркала. Оттуда на неё взглянула мирная исполосованная временем морда, полная взгляда решительного и уверенного.
— Калахира. Хрипло произнесла Баст, с надеждой всматриваясь в мерцающие врата.

Отредактировано Ведьма (2016-08-24 10:24:16)

+1

194

Поначалу ничего не происходило. Но потом отражение Ведьмы в зеркале затянуло плотной дымкой, которая вскоре вовсе почернела. Овал зеркала какое-то время оставался темным, но тут сквозь черный туман, что, казалось, вот-вот лениво поползет к волчьим лапам, мелькнуло два бледно-красных огонька. Они становились больше и ярче, и вскоре на Ведьму по ту сторону зеркала взирали алые глаза мертвой волчицы.
Hrc

+2

195

Микаэль слушал внимательно, с тем же появившимся ранее в ярких глазах лихорадочным блеском и с новой суетливостью в каждом движении длинного и неказистого тела. Юный волк будто и забыл о Бафомете и его искорёженном лике, целиком сосредоточившись на белой волчице. Баст приговаривала что-то о том, что всё ещё можно исправить. Она говорила "мы", и Калле верил в то, что он тоже причастен к происходящему, что и от него что-то зависит, что он нужен. Такое слепое доверие противоречило всему нутру Мики, с его душой, походившей на пугливого оленёнка. Он не открывался окружающим и держался подальше, даже не из боязни ранить самого себя, а из нежелания причинить дискомфорта другим... Но сейчас, услышав ещё больше пугающих истин, уверившись, что отец и брат в опасности, ему нужно было знать, что он может им чем-то помочь. Даже если это "помочь" заключается в том, чтобы ловить каждое слово белошкурой самки со шрамом, бегая за ней, словно влюблённый мальчишка-подросток.
Она задала вопрос, а Микаэль лишь помотал головой так, словно мысли его находились в тумане. Этим же туманным взглядом он наблюдал за тем, как волчица стянула с шеи какую-то сверкнувшую безделушку. И за тем, как с её губ сорвалось имя...
Калахира...
Юный волк вздрогнул всем телом. Словно бы почувствовал, как холодные, просто ледяные пальцы пробежались вдоль его позвоночника. Мика даже заозирался по сторонам, даже не зная, хочет ли он увидеть что-то, или же нет. Говорят, что тот, кто видит Богиню смерти, недолго потом задерживается в мире живых.
Взгляд Ведьмы был направлен в зеркало. Взгляд Микаэля был направлен на Ведьму. Он не видел того, что видела южанка, но ловил каждую её реакцию, надеясь предугадать, что же смотрит на неё с той стороны зеркальной поверхности...

+2

196

Стоящие рядом молчали, и мы были искренне благодарны им за этот несказанный дар, именуемый тишиной. Наши глаза устремились в темнеющую гладь, готовую вот-вот своим мраком наполнить сердца стоящих рядом с артефактом. Мы слабо выдохнули, почувствовав, как по телу проходит электрический ток напряжения. Мы преданы Ей. Мы любим Её всею душой своей, мы готовы на многое ради Её величия. Мы ...? Да, да, мы. Мы единодушны в своём решении, мы более не спорим. Недуг сплотил нас вокруг культа Её священной души. Тихий стон томления вырвался из пасти разноглазой. Мрак застилал глаза, проникая из самого нутра зеркала в душу белошкурой. Становилось неумолимо спокойно от одной лишь мысли, что вот-вот должны показаться поблескивающие во мраке глаза. Так оно и случилось. Пригнув шею к земле, ближе к зеркалу, Ведьма приметила огни, всё разгорающееся во тьме. Невольно стало сводить живот от волнения, а спертый воздух вокруг давил всей грузностью своего тела на больную голову Первородной.
Огни приближались.
Их величие поражало. Их мощь и сила заставляли разноглазую всё ниже склонять морду к земле из чувства великого уважения и преданности. Кровавый взгляд тяжелым бременем опустился на Баст, но та оставалась спокойна, ибо ни раз встречалась с Богиней, благосклонно подарившей ей дар внушения и артефакт наследия.
- Доброй ночи, Смертница-а, - тихо протянула белошкурая, сосредоточенно всматриваясь в два маяка, что светились из глубин тени.
- Пришло время отплатить тебе за доброту ... Калахира, как заключить договор с тобою? - губы Ведьмы ссохлись и в горле запершило от одной лишь мысли, что Богиня может растереть эту несчастную троицу по всей земле, обратить всё в пепел и мрак, в ве-е-е-ечный мрак.
Откровенно говоря, лапы наши твердо вросли в землю, а взор стал прохладным, сосредоточенным. В каждом нашем слове чувствовалась уверенность и во взвешенности решения не было никаких сомнений. Мы позабыли о тех, кто стоял за нашей спиной, всецело отдавшись образу, что отражало зеркало.

+1

197

Некоторое время алые глазищи все так же немигающим взором пялились на Ведьму, но потом волчица открыла пасть, из который вывалился гнилой язык.
-У Госпожи есть дела поважне-е-е, - прохрипела хищница и противно гоготнула. Белошкурой не повезло: вместо себя Калахира послала верных слуг. Или шарлатанов.
-Продолжай верить в нее, ведь она умрет. - После этого видение стало таять, пока в отражении зеркала вновь не стало видно лишь разноглазую морду Ведьмы.

Hrc

0

198

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

199

Она оставалась позади, крадучись и подставляясь под ветер так, чтобы ни одной кошачьей нотки не уносило вперед её следа. Циннамон была великолепной охотницей, что было видно по её ухоженному, упитанному (хоть и подгоревшему) телу. Когда Тирца взволнованно защебетала-зашептала, что узнает местность, Цинна и вовсе замедлила ход, примостившись в укромном уголке. Она бы с удовольствием вздремнула часок-другой - потерпит же дело некоторое время! Однако вороне не терпелось; она то и дело начинала подпрыгивать на месте, переглядываясь с местными стаями. Птиц всегда интересовали крупные хищники; авось будет охота, будет мясо и будут объедки. По сравнению с толпой падальщиков Тирца начинала чувствовать себя едва ли не сакральным существом, тем более что в этот день королева поручила ей основную задачу.
Тигрица оставалась ждать. Она величаво разлеглась под кустом, как могли делать лишь крупнейшие хищники Острова - даже забредя далеко от своих угодий, они оставались вершиной пищевой цепочки (волка на завтрак заточить - за милую душу!). Циннамон шла достаточно долго, чтобы продумать некий план; продумать и вложить его в птичью голову достаточно крепко. К счастью, ворона воспринимала слова тигрицы как откровение божие, отчего она скорее бы забыла, как жрать и летать, чем сказанное полосатой мордой.
Лететь пришлось недолго; за Тирцей увязалась еще парочка ворон, видно, из тех, кто счёл спутницу тигрицы интересным объектом исследования. Вороне это было на крыло: требовались зрители помимо той волчицы, что оказалась удивительным образом неподалеку - всего-то внизу обрыва, на край которого нацелилась птица. Тирца опустилась на землю, словно увидев что-то важное; подобрала крылья горбом и разразилась тяжелым вздохом.
- Недолго мне осталось, - выпалила ворона прямо в удивлённые клювы сестёр по перу. Туман удачно овеял её развернутый веером хвостик; мистика да и только. - Она зовёт, она мне снится днём и ночью - и даже здесь покоя не найду, - одна из ворон неуверенно каркнула в ответ слова смущенной поддержки; вероятно, им думалось, что Тирца совершенно сошла с ума. - Говорит, вести мне нужно ключ к замку, иначе быть беде; говорит, иначе истает туманами вся суть её.
Тирца не опускала взгляда на единственного важного зрителя; какой ей дело до волков?
- Какое мне дело до волчьих богов, сестры, - с болью выдохнула ворона, понурив клюв. - На что спасать богиню снов, раз нет ей больше слуг кроме меня?
Внятного ответа от других ворон, понятное дело, слуга тигрицы не дождалась, да и не стремилась к тому. В то же время Циннамон продолжала ждать, поглядывая на зерно меж лап. Они оба ожидали одного - и вся надежда была на актерский талант крылатой. В любом случае, это был лишь один из путей, и Циннамон была готова пробовать столько, сколько придется.

Отредактировано Циннамон (2018-06-11 22:36:54)

+2

200

Путь от самого края севера на край южный забрал у покоцанной тигрицы немало времени. К тому моменту, когда Циннамон оказалась в Долине Теней на остров успела опуститься ночь. Отчётливо слышался гром подобравшейся к берегам грозы, пока в вышине облака то и дело вспыхивали белым. Густые, тёмные кроны мрачного леса давали отличную защиту от моросящего дождя.
У небольшого земляного обрыва действительно слонялась волчица. Но стоило ей поднять морду на галдевших непонятно о чём птиц, как Тирцу постигло жесточайшее разочарование — не та. Южанская волчица посмотрела на толкующих птиц сконфуженным взглядом и снова принялась копаться в земле, после чего вскоре вытащила припрятанный ею кусок добычы. Очень вовремя, ибо неожиданно лесную долину огласил пронзительный волчий вой — так воют патрульные, когда хотят предупредить всех ближайших состайников о присутствии врага. Округлив глаза, южанка бросилась наутёк и быстро скрылась из виду.
Со своего места Циннамон видит в глубине чащи едва замётные, крошечные всполохи кристалловых ожерелий — они принадлежали шестерым волкам-кобелям, что сновали по лесу в поисках вторжительницы. В окружающей темноте они были все как копии друг друга, кроме одного — сгорбленная фигура с рванными ушами и хвостом сигнализировала, что этот волчара был стар и прилично потрёплен жизнью. Но именно его сухие, чеканные команды слушал весь патрульный отряд. Видать не просто так старик сумел дожить до такого возраста.
На данный момент волки ещё не обнаружили месторасположения Циннамон — на её стороне была ночная тьма, окутавшая и без того тёмный лес.

GM-Co

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные земли » Долина Теней