Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:

Король Лев. Начало

ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ

В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером



Наша группа ВКонтакте

Акция: задобри Лиса!

Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Действия разворачиваются на изолированном от внешнего мира Острове, где издавна почитался культ волчьих богов, и волки жили в мире и спокойствии, но с приходом человека начались смуты и расколы. Теперь в Землях существует несколько стай с различными идеологиями, которым приходится терпеть соседей, бродячие волчьи группировки, охотников из Города в центре Острова и своры псов.


На форуме проводятся технические работы. О любых проблемах с отображением элементов дизайна, а так же при обнаружении иных неполадок, просьба сообщать в тему "Замечания и ошибки в новом дизайне".

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом верхнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные земли » Южная роща


Южная роща

Сообщений 221 страница 227 из 227

1

http://s1.uploads.ru/i/Da5zU.jpg

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Стайная роща
Юг | Река Одиноких
Запад | Черный лес, Красный хребет
Восток | Материнский островок [только вплавь], Южная топь

0

221

--->> Вне игры

Начало сезона «В сонном царстве теней»
20 февраля 188 год

Вой, что пронзил вечернюю тишину южане ждали, да ждали уже достаточно. Они уже давно были готовы к вызову, ведь зная Легион, никто не разу и не подумал бы, что кобели упустят возможность повоевать, да тут еще и такая великая цель лежит у них на плечах - отомстить за наследника. Семейство будто не особо спешило на встречу с врагами, зная, что они никуда не денутся, а если денутся (желательно уберутся восвояси) - то к лучшему. Рахо знал, что этому не бывать, поэтому легкой рысью двигался в первых рядах. Стараясь держать свои мысли и чувства в нейтральных водах, он часто глубоко вдыхал воздух, затем медленно его выпускал. Но все же чаша эта была неустойчива, в нем начинала закипать кровь, частое явление у воинов перед хорошей битвой, да и подливало масло в огонь и то, что легионеры, а сними и валькирии все они шли мстить. Мстить за смерть наследника, который сам и был виноват в своей смерти, правда не целиком и полностью, так же были виноваты наставники и няньки, которые не уберегли своего дитя. Зачем посылать щенков в бой, а потом по ним плакать? Но для западных волков это стало отличным толчком для начала войны, что ж, неплохо. Обидно было, что малыша все-таки убили не южане, точнее сказать волки, что предали Южный Крест, - это они отправили Хэйтема на тот свет, а вот отдуваться приходится стае, в которой эти самые волки не особо то и состоят.
Ночь заполонила все вокруг, темные облака бежали по небу, иногда открывая глазу далекие, недоступные звезды, что ярко светили в ночи. Легкий ветер пошатывал ветви деревьев, да сопровождая вояк. Этой ночью можно было бы в полной мере насладиться, она была прекрасна: тихая и спокойная, она навевала на высокие мысли и долгие разговоры по душам. Но ей было суждено обагриться в кровь, стать чуть ли не самой худшей в жизни многих волков, принести много смертей и боли, слез матерей и волчиц. В этом отражалась вся суть этого мира, он из прекрасного делал ужасное. А его всадником-апокалипсиса был Легион, что не умел жить без воин. Много лет прошло с тех пор, как Рахо покинул эту стаю, но в ней мало что изменилось: жестокие, кровожадные и крайне жадные до власти волки. Они будут мстить тем кто не виновен, убивать волчиц и щенят, но не будут замечать за собой этого, но стоит убить их щенка, хотя даже воина, так они будут рвать и метать, плеваться огнем и всем вторить, что так нельзя.
Киан был доволен, что их ведет Неглект. Настроенный холодно и решительно, он настраивал всех волков идущих за ним так же, глядя на него отпадали ненужные мысли, настрой становился уверенным и ледяным. Южане пришли отстаивать свои права, свои земли и они не собираются сдаваться. Сегодня прольется столько южной крови, сколько потребуется, сложат головы столько южных воинов, сколько потребуется. Уверенно двигаясь за Неглектом, увидев своих врагов, черношкурый уверенно набрал скорость, равняясь с белым состайником.

+4

222

Ждать довелось недолго. Осирис навострил уши, внимательно слушая. Топот и хруст веток ясно давали понять, что южане на подходе. И, кажется, не только кареглазый услышал звук приближающегося противника. Все сыны Варги собирались с духом - кто-то поднялся с земли и отряхнулся, кто-то оскалился и зарычал, а кто-то принял более устойчивое положение, чуть шире расставляя лапы и заранее прикрывая собственную шею.
Осирис не делал ни того, ни другого, ни третьего. Он лишь пристально всматривался в темноту, скрываемый тенью какого-то особо толстоствольного древа. Зверь не прятался специально, но и не пренебрегал таким замечательным укрытием, с которого можно будет атаковать. Всё же, ведение боя в рощах именно этим и прекрасно - множество укрытий, откуда можно начинать засады.
Бегущего впереди всех Неглекта сложно было не заметить. Другими словами, нужно быть слепцом, чтобы не увидеть белое пятно посреди тёмной ночи. Осирис нахмурился, обратив внимание на то, что южане не останавливаются, а молчаливо несутся на всех парах вперёд - в лобовую.
Легионер дёрнулся из тени дерева, уходя во фронт и на короткое мгновение оставляя состайников в авангарде. Но длилось это недолго, потому что заслышав движение со стороны кареглазого, все воины пришли в движение, щёлкая зубастыми пастями и сверкая злыми прищурами глаз. Может быть, кто-то из них постепенно впадал в ярость, или другую эмоцию, но не Осирис. Он понимал, к чему может привести такое состояние, поэтому сохранял хладнокровие и просто бежал наперерез Неглекту, прекрасно осознавая, что на его, Осириса, стороне - ночь и её тёмное покрывало.
Когда до выбранной цели оставалось всего ничего, хищник оттолкнулся от земли в протяжном прыжке, намереваясь сбить бегущего Неглекта с лап. Если подобный финт пройдёт, то белый хорошенько приложится о землю и будет дезориентирован (заявка).
Рано или поздно, но Легион и Юг должны были схлестнуться в кровавой битве. Вся эта буря накапливалась достаточно долго, бурля в жилах воинов кипучей лавой, и вот теперь оказалось достаточно лёгкого сполоха, чтобы поднялось пламя. Думал ли Осирис о чём-то? Возможно, отдалённо он вспоминал своего отца - Амона Ра, не просто воина, а воителя, который, видимо, точно так же вёл бойцов на битву. За что, или за кого умирали волки? За идею? За своих лидеров? Смерти были на любой войне, и как бы кареглазому армейцу не хотелось признавать это, но жертвы будут и сегодня ночью, правда, не в ближайшее время - легионеры достаточно сильны и выносливы, чтобы держаться достаточно долгое время в бою. А что потом?
До этого "потом" сперва надо дожить.
Как бы там ни было, а этой ночью и в ближайшие Осирис умирать не собирался.

+3

223

Она почувствовала этот запах задолго до того, как южане соизволили появиться. Увидев их, Нессель почему-то стала до ужаса спокойной, возможно, это страшное умиротворение передалось ей от союзников, а может быть, она уже слишком долго воюет, кто знает. В общем, до появления белого, точно лунный диск, Неглекта амазонка могла ещё с гордостью удивляться своей собранности и сосредоточенности. Да и после того, как она увидела этого предателя, она не особо переживала, краем глаза отметив, как южанина пожирает взглядом Осирис, и с каким-то злым удовлетворением оставляя этих двоих на растерзание друг другу. Однако воительница злорадствовала недолго...
Поначалу Несса подумала, что ей показалось или она бредит, и она с особым остервенением быстро-быстро заморгала глазами, встряхнула головой, отгоняя наваждение. Но оно никуда не делось. Сначала до боли знакомый аромат, хорошенько спрятанный пылью южных и восточных дорог, и всё же прекрасно различимый, врезался ей в голову, заставляя судорожно вспоминать его источник. Как только волчица поняла, с чем ассоциируется у неё этот запах, рыжая шерсть встала дыбом, а тело сотрясла крупная дрожь, будто током ударило. Среди разношёрстной массы в темноте ночи она могла и не заметить, однако её обоняние - верный друг - не позволило ей такой роскоши, быстро перебирая покрытые паутиной архивы памяти и восстанавливая картинку - Рахо.
"Рахо погиб", - резонно заметила Нессель, пытаясь настроиться на предстоящий бой, однако инстинкты ей шептали: ты ошиблась, валькирия, ты и не представляешь, как крупно ты просчиталась.
Волчица засуетилась, её беспокойство отчётливо проступило на до того безразличной мордашке и выдало её. Но кому какое было до неё дело? Все были поглощены азартом, горячившим кровь. Несс предоставлена сама себе и может переживать сколь ей будет угодно. И хотя ей очень хотелось себя разубедить и ринуться сражаться с первым попавшимся южанином, её внимательные глаза-янтари рыскали по серым, белым, рыжим, бежевым, бурым шкурам. А искали чёрную как эта ночь шерсть и насыщенно карие, кажущиеся в бесконечном мраке кровавыми, глаза. И нашли. Рядом с Неглектом.
Не надо долго и нудно описывать, что переживала сейчас душа Несс - тут и так всё понятно, она восхищалась и любила Рахо сильнее всего на свете - однако она бы не выжила в этих бесконечных войнах наравне с Легионом, если бы позволяла себе так легко поддаваться панике, сомнениям, боли. Её мать убил ассасин, и она поклялась себе научиться жить. Хэйтема убили на её глазах, и она тут же посвятила свою жизнь мести. Рахо на стороне Южного Креста? Она не допустит его смерти, это предельно ясно. Но предавать Запад она тоже не станет. Эта стая - её дом. Кто бы что ни говорил. Нессель - это пешка, боевая единица Валькирий. Она повзрослела на войне. И как бы сейчас больно не было, она ЗНАЛА, что делать.
Осирис ринется в бой первым. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, кто будет его целью. А Фернанд?.. Быстро проследив за его взглядом, Несс почувствовала, как тревожно ёкнуло сердце.
- Этот - мой, - прошипела валькирия, пристально смотря на Рахо. Сталь в её голосе - показатель того, что с ней лучше не спорить.
Только Осирис дёрнулся с места, Несс, даже не дожидаясь ответа Фернанда, рванула следом, грубо отталкивая сына Зольфа в сторону Неглекта, отклоняя от её собственного курса. А сама, слившись с тёмной рекой легионерских и амазонских шкур, зашла с другой - противоположной от Осириса стороны - ударив во фланг, атакуя Рахо прямо в бок, заставляя его уклоняться и уходить в сторону, из гущи боя. Она словно взбесилась, притворяясь, что не узнала его и он ей чужой. Врезалась в него с молниеносной скоростью, целясь в глаза, уши, нос. И её цель была не повалить его, не попасть в цель, не сделать больно, а промахнуться, оттеснить и сбить с толку его самого и окружающих. (заявка)
- Сражайся, - яростно прорычала валькирия, и её мордочка посреди творившегося хаоса предстала перед Рахо перекошенной от злости. У него не должно остаться никаких сомнений в её намерениях.
Этот бой Нессель бы не доверила никому. Это сражение только её. И лишь так она наверняка сможет защитить брата.

+5

224

Мрачная тишина пришла на смену вою. Зверь всматривался и прислушивался к мраку, из которого должны были показаться враги. Задумчивость и напряженное ожидание не давали спокойно стоять, и переярок углубился в ряды состайников. Слышалось рычание, злоба, ехидство. Еще не опытный в боях такого масштаба, Ферн наблюдал за своими. Волки кипели, но каждый чем-то своим. Да, был общий лозунг "за наследника!", но надо было быть слепым и глухим, чтобы не понять, что у многих не на последнем месте были личные интересы. Сын Зольфа хмуро пялил группки волков, ловя краем уха отрывки разговоров, но недовольно вороча мордой от них и становясь все мрачнее. Этой ночью должна была пролится кровь. Много крови. И многие из тех, кого видит сейчас переярок будут либо ранены, либо убиты.
Когда он возвращался на начальную позицию, то сквозь чёрные головы своих увидел, как множество светлых шкур пятнами стали появляться на горизонте. Внутри все натянулось. Что значит нести на себе ответственность за чужую жизнь да и за свою? В Ферне закипала жажда мщения, но в то же время торопить необратимый конец он не хотел. Он быстро нашёл и поровнялся с Несс. Они стояли теперь не только для возвращения долга, но и для защиты тех, кто остался на западе. Не сложно представить, что случается со стаей и землями проигравшей стороны.

Началось. Кто раванул вперед, кто тверже встал на лапы, готовясь принять удар. Ферн из-под лобья бегающим взглядом стал высматривать потенциального врага, поглядывая на реакцию и действия Несс, от того, что рыжая была прямо под носом черно-бурого. Волчица показалась ему то ли слишком напряженной, то ли растерянной. Она резко толкнула переярка и нацеленной стрелой полетела вперед. Его внимание тот час переключилось на Несс и волка, на которого она яро бросалась. Её противник был здоровым, а волчица слишком разгоряченной и похоже затуманленная собственной злобой. Все  кипело вокруг Терна, как будто не задевая его, а он горел, ему нужно было быть здесь полезным, а секунды тикали и могли быть для чей-нибудь жизни на вес золота. И он решился. Он рванул в сторону, оббегая Осириса и прочих сражавшихся волков. Раз пара не высоких, но плотно слаженных и крепко сцепившихся волков вылетела прямо перед Ферном и тот чудом избежал столкновения. Он не растерявшись и еще больше получая адреналина в кровь, наращивая  темп стал преближаться  к цели, снова улавливая взглядом рыжую шкурку. Несс в ходе битвы выталкивала противника в сторону, непрерывно нападая на волка. Она излучала неподдельную агрессию. И Терновник ей поверил, в её злобу и бескомпромиссность, но не в успешность и силы. Она была достаточно опытным бойцом, но сейчас казалось, что излишняя возбужденность может сыграть с ней злую шутку. Он сделал крюк и подбежал к черному волку с противоположной от Несс стороны. Пользуясь тем, что противник был сосредоточен на волчице, переярок накинулся на него, целя в бок и захватывая за шкуру под левой лопаткой, дергая самца на себя, не позволяя тому набросится на волчицу.

Отредактировано Фернанд (2017-09-14 23:06:30)

+5

225

--->> Вне игры

Начало сезона «В сонном царстве теней»
20 февраля 188 год

Brick + Mortar - Dark Skies
Он никогда не верил в отношения, строящиеся между главами каждой из стай. Даже не пытался вникать, стараясь держаться от всего этого подальше и теша себя иллюзией, что данная тактика сработает и все проблемы, а так же действия, направленные на их судьбоносное решение, обойдут его стороной. Но не тут-то было.
Вообще, этот день прошел так же, как и все предыдущие. Мед вышел на охоту, выслеживал дичь, выжидал, преследовал, терпел сокрушительное фиаско, но не сдавался и продолжал искать потенциальную добычу, повторяя все предыдущие шаги. К моменту, когда ему все таки удалось добиться хоть какого-то результата, уже минули не только день с вечером, но даже сумерки. Улов, конечно, в итоге оказался так себе, но светлошкурый все равно стремительно и гордо нес не в меру упитанного зайца в лагерь, даже не подозревая, что прокладывает себе путь прямо между своими собратьями и топчущимися на пороге их дома легионерами. Но потом за его спиной раздался вой. Южанин непроизвольно поджал хвост, выронил из пасти свою добычу и в ужасе обернулся, будто веря, что враги вот-вот нападут на него со спины. Однако, меж толстых стволов не скользили подозрительные тени, остывший воздух пропитывался влагой и холодом, исходящих от земли, а не чужими запахами. Окружающее его пространство оставалась неподвижным. Словно того воя и не было вовсе... "Может, я брежу?" - Охотник выпрямился и осмотрелся, облизнул пересохшие губы, почувствовав солоноватый привкус крови, да уж было хотел списать все на усталость, даже за зайцем потянулся, но вдруг заметил светлый силуэт собрата. Следом за одной фигурой вышла следующая, и в скором времени, мимо Медива прошествовала целая колонна волков Южного Креста. Эскадрон, воины, патруль, с недоумением самец заглядывал в морды идущих, выискивая в их глазах ответ, который, на самом деле, уже был ему известен. Факт, из-за которого сердце забилось чаще, уши прижались к затылку, а в голове, словно заключенный в камере, стала метаться постыдная мысль: бежать. Бежать, пока для этого не стало слишком поздно.
Разумеется, никуда он не побежал.
Пристроившись к группе волков, самец в скором времени узнал, куда они направляются, зачем и насколько это важно. Он уже и позабыл о зайце, которого оставил далеко позади, занимая себя размышлениями о том, как выжить в битве с теми, кого учили ведению боя чуть ли не с момента рождения. И с каждым шагом Мед все более отчетливо понимал, что шансов у него почти что нет. Возможно, это сознавали и некоторые другие, потому как на протяжении всего пути, колонна переформировывалась, кто-то отступал за спину собрата, кто-то, напротив, хотел быть как можно ближе к ведущей части, некоторые рассчитывали занять место сбоку, и в конечном счете, к собственному удивлению, охотник обнаружил себя во вторых рядах. "Допрыгался."
На самом деле, причина столь ужасных и пугающих последствий показалась Медиву более, чем несерьезной. Будто легионеры просто ждали повода для нападения, и когда случай им его предоставил, они им воспользовались. Никто даже не стал искать виновника произошедшего, это было не нужно. Да и, судя по всему, не важно. Земля — вот, что имеет большое значение. Так что одна сторона пришла её завоевывать, а другая — отстаивать. И выходит, во всей этой сумятице, важна территория, независимо от того, искренне ли заинтересован каждый в том, чтобы она принадлежала его стае. "Должно быть, все мы просто делаем то, что от нас требуется. Тем больше ответственность, а так же необходимость выжить, при этом не облажавшись."
Все пришло в движение как-то слишком уж быстро. Кто-то сделал рывок в сторону, кто-то — вперед. Одним из этих волков оказался и Медив, он принял ситуацию такой, какая она есть, но это вовсе не означало, что самец смирился с возможным поражением. Более того, южанин так хотел выжить в этом бою, что рванул вперед, позабыв о когда-то сковывавшем его страхе, но по воле случая, сам того не подозревая, принял предназначавшийся Неглекту удар на себя.(заявка)

Отредактировано Medivh (2017-09-16 20:42:13)

+5

226

Неглект летел вперёд, а навстречу ему неслалась целая злобная орда. А в ответ на это в голове мелькнула единственная мимолётная мысль: о том, как же всё это глупо. Нет, даже не то, что он был в самых первых рядах, хотя впереди идущие как известно погибают первые. Переярок не забивал свою голову мыслями, почему южане столь единогласно выбрали его своим ведущим, несущим знамя Южного Креста. Было ли то желание скинуть ответственность на кого другого или воодушевление, которое вызывал у них не говоривший, а делающий волк, не играло никакой роли. Знамена рвутся и втаптываются в грязь, забываются благородные мотивы, когда волны живых тел безжалостно схлёстваются друг с другом. Остаются только запахи, боль и желание убивать в бескрайнем котловане войны, полном дерьма.
Неглекта даже не пугала мысль о своей возможной кончине, ему было плевать. Его смерть была возможностью из тысячи, но перед глазами белошкурого существовала только одна из них - победа южан. И именно это смиренное принятие худшего, без фанатизма и страха, делало его воистину страшным противником. Такие идут до конца и намного дальше. Хоть ему и было что терять - много чего - Неглект подумает об отступлении лишь тогда, когда последний южанин бросит его поле боя. Но сейчас за его спиной топтала такая же орда, а вскоре рядом с ним оказался товарищ по мечу Киан - все они пронизанные уверенностью и ледяным спокойствием их негласного лидера.
А потом на стену льда налетел огненный ураган. Киан исчез позади, отколотый от остальных ловкой воительницей, а остальные южане рассыпались по флангам, живой стеной вставая на пути западных волков, что не пропустит их дальше, к логову. Небо огласил громогласный рёв начавшейся битвы и небо на миг потемнело от тучи птиц - в страхе уносящихся от лиха прочь и спешащих занять лучшие места перед пиром мертвечины. Вокруг Неглекта словно ускорили время, пока он не сбавляя скорости продолжал нестись вперёд. Он не торопился, а взрывной волной окутавшая рощу жара сражения лишь кончиками пальцев скользнула его шкуры, так и не растопив лазейку в ледяной броне его духа. Слегка повернув голову вбок, он следил лишь за одной единственной тенью, которую не смел потерять даже в кутерьме противников. Южанин заметил этого волка сразу, как только тот вышёл из тени и своим движением кинул решающий камушек, что привёл лавину легионеров и валькирий в движение. Иногда тень пропадала, сливаясь чёрной шкурой с ночью, но движение идущее наперерок движению Неглекта выдало его. Секунды растягивались в часы, но Неглект терпеливо ждал своего противника, со спокойным удовлетвореннием отмечая такую же отрешенную хладнокровность в его движениях как и у самого белошкурого. Среди кутерьмы пожираемых гневом и ненавистью волков, воин излучавший непоколебимый холод обещал быть хорошим противником, достойным. Один уголок губ Неглекта невольно поддался вверх.
Увидев, что Осирис вот-вот совершит прыжок, Неглект собрал свои силы в кучку и совершил стремительный рывок вперёд, уходя из траектории легионера и оставляя того позади себя. Для этого переярок был вынужден отвернуться, чтобы видеть дорогу перед собой и по возможности скоро затормозить, ведь легионер всё ещё мог погнаться за ним и тем самым ударить в спину. Поэтому Неглект и не заметил некрупного Медива, столь невовремя вырвавшегося вперёд, прямо под лапы Осирису.

+3

227

Все будто замерло на секунду: легион замер, ожидал пока южане сами подойдут поближе, так удобней было на них напасть, с любой стороны, просто вынырнув черной тенью из-за деревьев, стоять и ждать пока на тебя налетит твой потенциальный враг, (кстати от выбора врага зависело многое, в суматохе тяжело разглядеть себе врага по комплекции, но волкам мелким лучше замереть на секунду другую, чем кидаться на соперника превышающем твои собственные габариты). Благо Рахо это не касалось, поэтому он летел танком вперед, глазами он машинально искал крупного соперника, некрупных волков он чаще даже и не замечал, как бы лицемерно это не звучало, но на поле битвы глаза к земле он не опускал.
Воздух в роще был заряжен на миллионы киловатт, энергию, что сейчас он источал могла бы осветить любой мегаполис. Запад и юг должны были уже давно сойтись в схватке, которая решит многое, если не всё. Море шкур сливалось сейчас воедино в танце смерти, самом ужасном танце всего острова, несущем горе и боль, несущем смерть. Южане несли за собой ледяное спокойствие, тогда как некоторые легионеры несли за собой жар, источаемый их порывом к мести. Встретились они как океан и лава.
Киан был холоден, в голове была лишь установка на победу. Его мысли были собраны как никогда, он давно не выходил на поле боя, но все же был собран. Кажется волк был готов ко всему, но только не к этому. В бок к нему влетело что-то явно низкое, слишком хрупкое, чтобы иметь дело с ним, повернувшись к атакующей особе, а она оказалась самкой, он на долю секунду растерялся.
-Нессель…неет…- пронеслось в голове, когда до носа долетел знакомы запах, а сам он увидел рыжую шкуру амазонки. -Она не узнала! Ну конечно, столько лет прошло, для неё он был мертв, но драться он с ней явно не собирался. Самцу пришлось уступить волчице, чуть отходя в бок, под натиском её атак, он уже был готов податься вперед, на неё, стараясь щелкая пастью отогнать её, но в бок пронзила боль от чьих-то зубов. Машинально самец развернулся, щелкая пастью, стараясь схватить легионера за подставленную лапу, чтобы затем сжать челюсти, услышав хруст костей.

Отредактировано Rache (Сегодня 00:08:04)

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные земли » Южная роща