24

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления августа:
20.08.2018
Всем игрокам, участвующем в сезоне, в профили установлены таблицы способностей и подарков.
17.08.2018
Полностью обновлена система артефактов.
06.08.2018
Стартовал игровой сезон "Ветер Перемен".
Обновления июля:
18.05.2018
Игровой сезон завершился, стартовала Перекличка!
Обновления мая:
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Ветер Перемен"

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные земли » Черный лес


Черный лес

Сообщений 61 страница 80 из 208

1

http://satirics.net/d/img/b611276ba97f238f005e.png
Удивительный лес с практически черной листвой и обилием тропической живности.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Травяной луг
Юг | Южная роща
Запад | Красный хребет
Восток | Стайная роща

0

61

Коли кому-то были не ясны слова Божественныx фигур, так ступайте с миром отседа. Ведьма же на последниx словаx догадалась о многом, пусть с большим трудом и великой помощью высшего разума, но, все ж, смекнула. Оx, с такими вестями только к Ордену, но велика вероятность, что те заживо подвесят над местом, к которому мы так жаждем добраться. Опять же, заметьте, "мы". Неужто человек может устоять перед красотами подземелья? Уж если так, то, увы, не вашими нитками я сшита, посему с превеликой радостью в глазаx, я устремляюсь следом за мыслями белошкурой, что вслушивалась в эффект осадка, что выпал после слов Калаxиры. Вот как, значит. Ради любви к душам. Благородно, Богиня, очень благородно. Но не пристало Богам подобное смертным показывать. Уж слишком это подозрительно, не так ли? Впрочем, нельзя во всем видеть скрытый смысл, аль угрозу. Прожить жизнь, уподобляясь червям, не xудшая ли это жизнь, дорогая? Уйдем отседа. Не наше это место. Найдем кого-нибудь из Ордена и заставим того следовать нашим указаниям. Но перед этим мы должны встретить Грима. Но это уже на совести везения. Не будем же мы таскаться за его мордой по всем землям, м? Все так же всматриваясь в дно чаши, Ведьма практически и не замечала, как действие на сцене театра уже завершилось и занавес скрыл площадку от глаз зрителей. Но Баст более не интересовал спектакль. Теперь оставалось лишь только осмысление, что вплеталось, обвивая каждую шерстинку, творя свою картину жизни и дальнейшего будущего волчицы. Можно лишь только предполагать, как в голове располагались увиденные картинки, как те начинали свое движение, при этом меняя последовательность и фоновую "музыку" в виде слов и целыx предложений. Вставал вопрос:  а стоит ли рассказывать о том, что поняла Ведьма тем, кто навряд ли понял сам? Или проповеднический путь есть самый правильный путь и избирают его те, кто достоит нести веру в островной мир? Быть может, нужно рассуждать именно так, а никак иначе. Но переубедить стальной стержень внутри Ведьмы практически невозможно, ибо какие бы имена себе белошкурая не придумывала, а настоящее нельзя заменить на искусственное будущее. "Да будет так" - гласит разум. Волчица отворачивается морду от чаши и опускает передние лапы на землю, что постепенно становилась самой родной и прекрасной. Конечно, побыв некоторое время в весьма неудобном положении, мы рады даже деревянному полу, а тут своеобразная кровать, так сказать. Недовольно поморщив нос, Санрис слегка потрясывает мордой, опуская ее ниже к земле и осматривая ту с особым интересом. На вопрос Фиаско левый кончик уxа слегка дернулся, слушая ее незамысловатую речь. - Можно во всем скрытый смысл видеть. Тогда жизнь есть чаша, наполненная этим смыслом. Стоит ли глубоко вдаваться в то, что никогда нам не пригодится. А уж если годным станет, так только во время божественного сxода на землю. Но и тогда знания нас не спасут. Xмуро проговаривая каждое слово, самка намеревалась уже было податься на территории Лиги теней, где надеялась развеется и начать поиски фанатиков, но все-таки уколола совесть больно. Неужели зря все смотрели? Поворочав языком в пасти, разноглазая выпрямилась и сфокусировала свой взгляд на желтоглазой волчице, имя которой она до сиx пор не знала. - Что ж, теперь, кажется, мы знаем одну из частей истории мироздания. Калаxира не просто так умертвила любовь Антея. Вескую причину мы усмотрели только что, ведь так? Теперь встает вопрос: что делать с полученными знаниями? Раздарить иx всему миру, аль соxранить в своем разуме на долгие годы, пока сама Богиня не отнимет иx? Переступив с лапы на лапу, Ведьма оторвалась от крупной и перевела взгляд на мелкую, при том добродушно оскалилась, будто бы и правда желала добра всему миру. - Я жажду поделиться увиденным с кем-нибудь из Ордена. Думаю, я вернусь до заката. Надеюсь. Эдакое предупреждение об отсутствии. А что, потеряют еще. А нам это надо? Вот-вот. Развернувшись корпусом в сторону земель Лиги, белошкурая еще некоторое время постояла в таком положении, мрачно всматриваясь в неприятные сердцу и дуxу пейзажи. Действительно, кровь Первородныx все-таки доминирует над той, что была получена в процессе жизни, от того и неприязнь на морду, как говориться. Эx, скорый поезд Оплот-Лига отправляется с первого пути. Зашагав неxотя и медленно, Ведьма постепенно наращивала темп, сменяя рысь галопом. Близость вечера ощущалась шкурой, но надежды все-таки возлагались на скорое возвращение. Неважно: попадет ли она сегодня в подземелье, аль нет, но вернутся до заката - обязана. Xотя бы просто найти фанатиков. Просто. Без провожания до подземелья. Скрепя эмалью, волчица пересекала мертвую границу, затем, еще несколько территорий и еще... А территории Лиги все так же наxодились на приличном расстоянии. Пришлось сделать привал на двадцать минут где-то в районе пустой поляны. А там уже и Лига... Недовольно зафыркав, чувствуя, что xолмы наполнены черношкурыми отродьями, Ведьма уж было забеспокоилась и решила, что стоило все-таки Грима с собою взять, но, видно, не судьба.
- > лисьи xолмы.

+2

62

«Черный лес…» Лаф подняла морду к небу, пытаясь различить краски, которыми к вечеру обычно засыпается небо. Как же захотелось на открытую местность, разглядеть каждый кусочек этой бесконечности, каждый его цвет, который бывает лишь на закате. Мечты, что с них взять. Тут вообще было плохо видно, ветки мешали нормальному обзору. Печально. «Не то место мы выбрали, что бы собраться вместе. Да, и вообще, почему нам показали весь этот спектакль?». Снова вопросы в пустоту. Когда самка встретила четырх Богинь, она задавалась тем же вопросом. «Что-то слишком часто я начала встречаться с Богами и открывать что-то тайное и новое. Кстати о тайном…» Взгляд янтарных глаз опустился на Санрис. «Она, ведь, поняла, о чем говорили те двое, правда?». Уши прижались к голове. Лаф понадобилось все то время, которое крупная самка тратила на просмотр опустевшей чаши, чтобы понять-таки, о чем же говорили два Бога. Да, и то, молчащая не спешила делиться с мыслями, ибо считала их ошибочными. Но…
«Куда смотрят другие? Или не смотрят вовсе»… Поток мыслей иссяк, она просто устала размышлять о том, зачем, почему, с какой целью и не поплатятся ли три волчицы? Нет, а что? Вход на спектакль обычно оплачивается, а белые посмотрели его за так. Воля случая. Кто знает, чем обернется этот бесплатный просмотр? Лаф продолжала смотреть на Санрис, которая - таки решилась тоже опуститься на землю. «А что, если мы сейчас пойдем по разные стороны, а нас встретят фанатики Шитахи или его марионетки? Те, кто ему поклоняются и почитают? И они будут знать, что мы видели…» Белая мотнула головой. Что за жуть лезла в ее светлую голову? Даже самка не решилась бы ответить. И снова несколько шагов. Тело начинало ныть от стояния на одном месте, да еще после этой чаши. Снова ноша на плечах, с которой придется ходить, или был смысл рассказать состайникам? Или был смысл сказать лишь одному? Хотя, это было бы нечестно: увидели трое, а поведают одному, которому и так дел и мыслей хватает, а тут волчицы со своими новостями. Нет, так, нет. И тут-то голос Фиаско вывел из забвения.
- Случайности, самые не случайные вещи на свете, - внезапно вставила, выслушав еще и ответ Санрис. – Так что и нет особо смысла много об этом думать. Пришли, узнали что-то важное, можем идти, - и голос какой-то вялый, безжизненный, будто на ней только что возили бочки с водой. «Что, если сохраним эту тайну, кому-то навредим, да и наоборот? Стоит ли вообще думать об этом?». Самка подняла уши, пытаясь уловить посторонние звуки. Ничего, кроме удаляющихся шагов Санрис. «Да, хранит тебя Артис» - сухо пронеслось в голове. Хотела сказать это вслух, дабы белая самка услышала, но передумала. Вдруг, той будет неприятно? Не факт же, что она привыкла быть под покровительством иного бога. Лаф посмотрела на Фиаско. «А, ведь, ты даже с ней не поздоровалась. Не годится так, Лаф».
- Прости, - чуть тише пробубнила Лаф, продолжая смотреть на некрупную волчицу перед собой. – Как-то я совсем с опозданием, но вечера, -  вот тебе и на, выпалила. Легкая улыбка. Бывало с ней такое, что могла сказать, не подумав. Просто никого обижать не хотелось.  Только оставаться здесь она более не хотела, и лапы понесли молчащую в неизвестном направлении.

---->>> куда то._.

+1

63

Все разбежались, кто-то поздоровавшись, кто-то буркнув пару осмысленных идей напоследок, а кто-то остался ждать. Волчица чувствовала, как начинает подташнивать, странное, признаться, ощущение, будто бы по внутренностям дрожь пустили. Рано или поздно вывернет. Вспомнилось, что у охотницы цель была, не просто так она просиживала возле границ, кажется, спутника своего дожидалась. Интересно получается, вроде бы они как и вместе, да ни разу то и "люблю"друг с другом не обмолвились, а главное - устраивает обоих, существовать с подобными вот взаимоотношениями.
Как хорошо то тем двум белым, они обе сходу определили, куда путь свой дальнейший держать, с собой хоть позвали б, да никому соучастники ненужны, все чрезмерно самостоятельны, и правильно.
Фиаско постояла-постояла, дернула пару раз, то ухом, то хвостом, да отвернулась от места, где пару минут назад Божество имело Божество, и все под эксцентрический пейзажик, со спецэффектами, Санрис даже смысл уловила, везучая.
Куда дальше двинуться? Ну, как подсказывало сердечко, мозг тоже что-то выкрикивал, определенно вперед, назад дороженьку уже прикрыли. А как же Скай? Его то, дорогого, ожидать? Сейчас же только улизнешь, а он заявиться, злой, уставший, хмурый, сумасшедший, необходимый.
На последнем Фиаско неосознанно дернулась, с каких это пор, он стал необходимым? Наверное, как раз таки, с тех самых, когда перестал постоянно возле вертеться. Смешно.
Собственно, не ее сегодня день, как и вчерашний, и поза. Вернемся обратно, поближе к своим территориям, авось по дороге кто встретится, можно к нему в компанию набиться и свершить какую прогулку другую, охотникам ведь патрулировать не запрещено. Хотя белая давно в кодекс "не заглядывала", что Декадал вбил по приходу, то и оставалось, а вдруг обновления какие, еще попрут вон, а мы не готовы.
Оплотчица озадачено надулась, медленно перебирая лапами в сторону земель Молчащих. Сюда еще завтра вернемся.
----->??-------> -___-

+2

64

--------- Красный хребет

Артефакт подействовал мгновенно, и Винсента сию же секунду перенесло в темный лес, где даже сейчас безлиственные деревья все равно придавали лесу густоту. Веня не сразу понял, где очутился. Он прыгал, прежде чем артефакт перенес его сюда, и сейчас ему пришлось чуть ли не врезаться в дерево. Полет закончился неудачным ударом - огромный кот всячески постарался изогнуться в полете так, чтобы не впечататься в принимающее его на свою крепкую грудь деревце. Кажется, это был дуб... Лев не рассматривал. Переднюю часть тела Винсент смог отвести от столкновения, а вот круп... Гривастый с кряхтением сполз вниз, снега здесь было меньше, чем в открытых местностях. Тут, несмотря на голые ветки деревьев, снегу было проблематично застилать своим ковром землю.
Было больно, Винсент сильно устал от беготни. Он лениво поднял морду с измятыми усами и осмотрелся. Только сейчас он понял, что попал в Черный лес - вторая территория, которая принадлежала пуме. Смог бы сейчас Веня объяснить Книксену, что второй тут больше не хозяин? Винсент издал болезненный рев, призывая на помощь - на передних лапах зияли крепкие ссадины, круп с одной стороны здорово отшиблен, правую сторону морды тоже украшали драные раны, и плечо ныло. Сколько оленей в него врезалось, пока он бежал? Уже не важно...
- Эсфирь! - пожалуй, последний, обессиленный, но громкий рев закончил львиные причитания.
А все из-за мелкой волчонки! Не она бы - так они успели бы убежать. Но уже поздно кого-то винить. Тем более, когда он убедился, что с собой маленькое животное не прихватил. Она потерялась там, меж оленьих ног, и возможно даже превратилась в тряпку после такого... Но Вене уже было плевать. Он ранен и ему требовалась помощь. Только кто ему сейчас мог помочь? Здесь даже волками не пахло - их давно тут не было. Бессильно облизнувшись, лев скатился пониже и лег на бок, прикрыв глаза. Перед глазами плыло, но он не позволял себе заснуть. Если он уснет - он уже не жилец. Оплотцы боятся его, но когда он спит, да еще ранен - он не столь опасен.

0

65

>>> Красный Хребет.

Переставляла лапы, как могла, но дышать старалась размеренно, дабы не выдохнуться быстро. Наконец остановившись, Эсфирь огляделась по сторонам. Здесь она, кажется, не была никогда. А может и была, пусть и не помнит. Времена детства в голове перемешались в кучу каких-то обрывков, неясностей, но пейзажу Эсфирь сейчас не предавала много значения.
"Так, я отыскала место, хорошо" - жадно глотая воздух после бега, кошка, осторожно шагая, побрела вперёд, голову держа на уровне грудины, как бы крадясь, - "но, где же мне искать дальше?"
Оглядываясь, хищница старалась идти тихо: мало ли чего, но, судя по всему, в округе было очень тихо, потому уже через пару десятков метров львица расслабилась, выпрямив шею, и стала принюхиваться. Нюх у Эсфирь не волчий, но охотницу не обманул. Уже спустя несколько поворотов, откуда-то из-за кустов показались два её поблёскивающих янтарных диска.
- Винсент? - тихо спросила кошка, аккуратно выходя из скрывающих её веток. Вглядевшись в силуэт льва, который, скажем, выглядел весьма потрёпанным, кошка обеспокоенно что-то прорычала, после чего кинулась к хищнику. Настигнув того, она приостановилась на расстоянии метра в полтора, после чего сбавила скорость, подходя уже аккуратнее. Приблизившись, Эсфирь не с меньшей аккуратностью потянулась к морде Вени, утыкаясь носом в нижнюю челюсть. Стоило кошке ощутить дыхание льва на своей переносице, как та, отдалившись, пока что с подобием спокойствия вздохнула.
"Ох... но это полбеды" - после этого кошка принялась думать, что же ей делать. При этом периодически из глотки вырывалось подобие обеспокоенного не то рычания, не то низкого мяуканья, но крайне тихого. У неё при себе не было артефактов. Она вообще, можно сказать, неудачница натыкаться даже на кристаллики, ведь ни по каким кустарникам и тайным местечкам охотница не лазит. Спит себе днями, или охотится. А Винсенту нужна была её помощь. Но что она сделает? Если бы можно было его к себе на спину закинуть, дак нет же, размерами не вышла!
- Венс, Венечка, ты как? - Эсфирь и сама видела, что плохо, но на расшалившиеся нервы это единственное, что кошка из себя смогла выдавить. Падка она была сопереживать. Сердце чужую беду как свою воспринимало. Аккуратно улегшись рядом, охотница принялась даже как-то неуклюже вылизывать передние лапы хищника, если не заживляя, то по крайней мере вычищая от пыли и грязи, какой вокруге с приходом весны было не мало.
- Позвать кого? Давай сбегаю, из стайных твоих приведу? - прижав уши, спросила кошка. Ну, что сказать: одна беда сближает.

+2

66

Сон брал свое, и Веня задремал. Организм просил отдыха после столь длительной беготни, да еще полученных ранений. Сопротивляться вскоре оказалось совсем не по силам, и лев окунулся в дрему. Вечер совсем спрятал под своим одеялом и без того черный лес, и лишь чудо смогло бы сейчас помочь отыскать кому-нибудь это животное. Услышит ли кто-нибудь его рев, придет ли на помощь? Сообщит ли Декадалу о том, что его друг в беде? Нет, на стайных волков Веня не надеялся. Что толку от тех, кто просто боится тебя, но ни за что не подаст тебе лапу помощи?
Перед глазами льва простиралось поле огненных цветов, пекло солнце, а вокруг него бегали маленькие волчата. Он лежал и не шевелился, хотя наверно мог бы - тело все равно не слушалось. Он лишь смотрел вперед, на зеленые сочне стебли травы и дышал. Волчата прыгали по нему, кусали за лапы, больно приземлялись на вздымающиеся бока, тянули за хвост. Но боль куда-то ушла, он просто смотрел вперед и слышал лишь пение птиц где-то вдалеке, рычание щенков и... голос.
- Венс, Венечка, ты как?
Кто-то пришел, и лев немедля открыл глаза. Рядом с ним стояла кошка. Сначала он подумал, что это Книксен, хотел сорваться с места и накинуться на несчастного, но лапы не слушались - кажется, на него напала лихорадка. Встряхнув больной головой, Веня посмотрел на прильнувшую рядом с собой кошку и сразу узнал ее. Выдохнув, огромный лев снова завалился на бок, чуть зажмурившись - он в безопасности, рядом с ним его невеста, она не даст его в обиду. А он - ее.
- Нет, не уходи, - промычал он, и его передняя лапа осуществила слабую попытку прижать львицу к себе, уложить рядом. - Подождем до утра. И я тебя провожу. Раны не глубокие, к утру они перестанут болеть, - он даже попытался улыбнуться, чтобы Эсфирь не переживала. - Главное, тебе удалось спастись...

+1

67

Новая игра

Наверное, большинство своего свободного времени Энви тратит на поиски новых трав. Очень приличная кучка хранится у нее в одном из менее обходимых волками мест – черный лес. Она изготовила небольшую, так сказать, заначку, таская длительное время мелкие камешки да гальку. Тем самым соорудив хранилище для травки и листиков, попутно засушивая их между камней. Единственным ее помощником в этом деле было время. Именно со временем растения иссушались и могли быть пригодны для какого-нибудь настоя для приема внутрь или же хорошо откачивали тех, кто находился без сознания.
В этот раз хищница пришла просто проверить все ли на месте и не разрушено ли ее хранилище, которое так долго она возводила. Довольно дернув хвостом, она было собралась уходить как услышала молящий львиный рев. Львов она можно сказать практически не встречала, но один раз может быть и то не лично и не при близком контакте. Она знала что в ее стае есть один лев, но познакомиться с ним ей не удалось, да и сама она не видела чтоб поблизости него находились волки. Она могла бы и не обратить внимания и пойти восвояси, но мольба в реве не могла не заставить прийти ее. Такой уж она отзывчивый волк.
Прибежав на место источника, она улицезрела пару кошек. Немного ощетинившись, но тут же успокоившись, поняв, что у самца явные проблемы и будет не до волчицы, Эн сделала пару шагов вперед. Она находилась прямо перед мордами кошачьих, как раз выйдя из деревьев со стороны их зрительной досягаемости.
- Простите, Винсент? Что произошло? – немного боясь подойти, она пыталась подобрать слова, даже о приветствии забыла, глядя на изнеможденного гривастого представителя крупных кошек, - нужно вас осмотреть! – глаза заметались, нужно было найти воду, принести ее сюда.. «Хм.. Возможно стоит отправить львицу за водой, а самой быстро соорудить примочки для ран..» - Принесите воды! Скорее же! – немного рявкнула волчица, тут же заметавшись на месте, выискивая нужный стебелек. Не обращая внимания, что делала львица, Энви уже сорвала нужное растение, продолжая набирать пучок для лечения кота.

0

68

Львица всё ещё недоверительно оглядывала развалившегося льва, не без волнения в глазах. На словах - ему не так уж и плохо, но кто знает, насколько болят раны в действительности. Лёжа рядом и теперь только задней частью туловища придвинувшись чуть поближе к Винсенту, кошка ещё раз оглядела его. Помимо царапин на лапах, и раскиданных по телу ещё пары-тройки ссадин  -  повреждений не было. Конечно, Эсфирь полноценно осознавала даже на собственной шкуре, что всё тело Вени наверняка ужасно ныло и болело. Ушибы же и синяки дадут о себе знать уже через пару часов. В этой ситуации про свою слегка отдавленную лапу и также ушибленный в той давке бок - Эсфирь давно забыла.
Было, было у неё желание ослушаться льва, постараться ради его же блага отыскать стайных. Да такое сильное желание было, что хищница ещё б немного и начала бы оправдываться, а потом бы и скрылась, однако, заметив как лев тянется к ней своей громоздкой лапой, дабы приобнять, Эсфирь выдохнула, прикрыв глаза и, едва заметно улыбнувшись, поднырнула под лапу, аккуратно улёгшись в объятиях Винсента.
- Хорошо, - начала кошка своим мягким, бархатным альтом, - подождём до утра.
О 'проводить' львица не заикнулась намеренно. Кто знает, может проводить уже и не понадобится. Она привязалась к Валькириям, но чужие волчата не заменят ей собственных львят никогда, ровно также как и общество каких-то самцов рядом уж точно не восполнит желания общества рядом с собой льва.
То, что после приминения столь непредсказуемого артефакта, способного перенести из одного места в другое,  Эсфирь всё таки удалось найти Веню - судьба, никак иначе (по крайней мере она так считала и в мнении своём была непоколебима), а с судьбе львица привыкла покоряться.
"Я всегда смогу прийти на помощь к Валькириям и отсюда, правда же?" - приулыбнувшись и прикрыв глаза, кошка принялась вновь издавать звуки, что сродни мурчанию, шумно выдыхая.
- Главное, тебе удалось спастись...
- Нам удалось, - спустя несколько секунд после слов Винсента, добавила кошка, распахивая веки и устремляя взгляд янтарных очей на льва. В сумерках, глаза, обрамлённые пушистыми ресницами, игриво поблёскивали.
Но идиллию нарушил некий слабый шум со стороны. Повернув в его сторону овальные ушки, хищница поднапряглась, поднимая шею и глядя прямо в ту сторону, где затаилась волчица. Лицо Эсфирь приняло серьёзное выражение, говорящее само за себя: враг или недоброжелатель больше пяти шагов ко львам не сделает. Из тени достаточно скоро показалась некая серая волчица. По запаху, от неё исходящему, Эсфирь поняла, что она с этих земель. Аккуратно вынырнув из объятий Винсента, кошка, статно выпрямив спину, пронаблюдала за волчицей. Очень скоро серая подала свой голос, слегка смутив песочную хищницу. Она глянула сначала на неё, потом на Веню, озадаченная: подпускать или нет. Говорит прямо как Ашлеша - Травница Валькирий. Стало быть, она тут тоже нечто вроде Травника. Впрочем, Винсенту знать значительно лучше, так что Эсфирь, всё ещё являясь разделением между волчицей и львом, просто ожидала ео реакции.
По крайней мере пока в её адрес не рявнули обращение. Нужно было найти воды, но львица растерялась - здесь то не своя, где ж добыть воды-то? И как её принести?
Все эти вопросы отражались в глазах львицы очень ясно и чтобы подчеркнуть их, она слегка наклонила голову набок, изогнув одну бровь. Волчице стоило подробнее объяснить задание. Лукошко там подсунуть, например, ведь в пасть Эсфирь много тоже не наберёт, а иначе-то и никак.

+1

69

энвику

энвик, щас же март Т_Т нету еще травы особо Т_Т тока старая

Сознание затуманивалось - глухая боль старательно пыталась заставить льва заснуть, но тот всячески пытался противиться этому. Кто знает, что у этих волков на уме, ведь уже спустился вечер, кто-нибудь из этих собак начинает охоту, кто-то и просто рыщет, чем бы побаловать свой желудок. Почему бы деликатесом не стать льву, который так мешается? Но нет же! Что скажет Декадал? Как отреагирует на то, что его друга загрызли? Станет ли он горевать, отомстит ли за него? Именно поэтому нельзя было спать. Пусть дремать, но не спать. Львица прилегла рядом, согласившись остаться. Сегодняшний караул - ее, но Веня был уверен, что при надобности вскочит и убьет каждого, кто подойдет к ним ближе чем на десяток метров. Ни одному волку стаи он не доверял, никому не верил. За исключением одного.
Лев вальяжно улыбнулся, зажмурив глаза, как только львица прильнула к нему, а щеку обдало очередной волной боли - драные раны дали о себе знать. Вот она, его любовь, наконец-то она пришла. Сколько их было, и молодых, и взрослых, милых и агрессивных - нет сравнения им с Эсфирь. И эта мысль грела льва как солнце жарким душным летом. Придет время, и в Оплоте появятся маленькие Винсенты и Эсфирьки, и за ними придется вести усиленное наблюдение, ведь львята слишком беззащитны против кучи волков. А волки... Нужно будет спрятаться там, где уж точно ни один волк не пройдет. И это будет пустыня.
Раздался какой-то звук, и глаза Вени распахнулись, Эсфирь вскочила на лапы, взволнованная шуршанием не меньше. Винсенту пришлось сделать крепкое усилие, чтобы поднять морду и перевернуться на живот, однако встать он не мог. Пока что.
Волчицу Веня не узнал. По именам он их точно не запоминал, важно то, что она - из Оплота и ей можно довериться. Довериться?...
Лев нахмурился и распушил усы, якобы демонстрируя свою готовность броситься на гостью. Но та, видимо, учуяла кровь и захотела помочь.
- Не надо меня... смотреть, - грозно пробормотал лев, недоверчиво глядя на суетящуюся вокруг волчицу. - И воды не надо. Снег вон еще не сошел.
Слова давались с трудом, но Веня старался вести себя так, как будто с ним все в порядке. Черт знает, что у этой волчицы на уме.

Отредактировано Vincent (2013-05-14 15:43:52)

0

70

Поняв что затея отправить львицу куда-нибудь, чтоб не мешалась, полностью провалилась, Энви подошла ближе ко льву. Была опасность, что он может подорваться и начать рвать и метать все вокруг, а именно попадет под раздачу ни в чем не повинная волчица, которая всего-навсего проходила мимо и услышала призывный рев кошачьего.
- Что с ним произошло? – по-деловому обратилась она к львице, что-то спрашивать у льва как-то не хотелось, видя его «желание» на сотрудничество.
Попутно просматривая внешний вид самца, Энви приметила, что особых ран пока что ей на глаза не попались, лишь промыть водой, да не давать попадать различному мусору, были б у нее руки, она бы еще и сделала повязку или приклеила что-нибудь на ранки.
Рядом, да и везде, были тонкие покрывала снега, который стоило бы собрать как-то кучнее, чтобы по возможности можно было бы обработать им раны льва, а что волчица будет делать, если будет что посерьезнее? А вдруг у него перелом? Тогда придется как-то тащить его в какое-нибудь логово в случае чего, чтоб он там отлеживался и не геройствовал, жаждя порвать кто всяк туда входящий.

0

71

Волчья самка впереди была настроена не слишком дружелюбно, но и злодейских помыслов Эсфирь в ней не видела. Скорее, непонятной кошке, что по натуре своей довольно добродушна и проста, была важность, с какой вела себя маленькая волчица. Взгляд же серой, не менее ледяной, чем тон голоса, спровоцировал песочную хищницу отплатить той же монетой, и она буквально явила всю свою царственность, но так, чтобы выглядело это не слишком навязчиво. Осела на задние лапы, гордо расправив плечи и выпрямив шею, чуть вскинула подбородок, плавно обвивая хвостом с буроватой кисточкой мягкие лапы.
Однако очень во время львица вспомнила о том, что незнакомые ей волки - могут быть коварны. Откуда ей, и впрямь, знать: не затеяла ли волчица дурного. Уж если Винсент ей не позволяет к себе приблизиться, то стоит ли подпускать серую Эсфирь? Она то её вообще впервые в жизни видит. Так что ответ кошки был весьма поверхностным.
- Мы угодили прямо в центр разбушевавшегося оленьего стада, - начала кошка, на секунду прикрыв глаза. - Не без синяков, но благополучно спаслись.
После, кошка поднялась с земли, сделав несколько шагов навстречу волчице и, остановившись где-то в метре, склонила к ней голову, вдыхая запах - запоминая. После же, сверкнув в темноте прохладным к волчице взглядом, львица добавила: - Это всё.

0

72

СЕЗОН ОКОНЧЕН.

0

73

--->> Вне игры

октябрь l 186 год.
Пустота наполняет вас, вымывая всё, что только может спасти вас. Вслед за пустотой следует пепел. Вслед за пеплом идет дым. И вы заполнены этим по самое горло. Вам тошно. Оно душит вас, но у вас нет сил даже завыть. Сквозь тишину черного леса, сквозь мрак вы пытаетесь рассмотреть солнце, но его нет и вряд ли уже появится. Рассвет, полдень и закат - всё ушло. Вы остались одни. И сколько бы существ не наxодилось бы рядом с вами, сколько бы голосов не пели в ваши уши - ничто не заменит солнца.
Блуждающий взгляд натянуто и безынтересно скользит по залитой пеплом и гарью земле. Она не кажется ей такой уж неприветливой, как в первый день. Земля утеряла былую строгость и этот похоронный вид. А это прошли всего-то дни. Пройдут и месяцы, и годы. Всё восстановится, в том числе и остров. Жаль, что не у всеx есть даже какие-то жалкие дни. А у кого-то ведь за спиною и вовсе не встанет Калаxира. Разноглазая, стоя посреди пепелища и изредка раскачиваясь из стороны в сторону, подумывала о чем-то, о чем раньше размышляла лишь с усмешкой, уверенная в собственной безопасности. Мертвым не докучает смерть. Ловя себя на попытке улыбнуться, Ведьма чисто меxанически делает пару шагов вперед и снова останавливается. Видимо, идти-то ей некуда. Как приветлива тишина. И, словно издеваясь над Баст, тело её вздрогнуло, и грудная клетка затряслась от глубинного кашля, вымывающего силы и желание ступать дальше. Судорожно вдыxая грязь в легкие, Ведьма уже больше и не надеялась глотнуть тот свежий и сладкий организму воздуx.
Вдыxает грязь. Выдыxает дым.
Где-то оно здесь было. И продолжает бессмысленную xотьбу. Не по кругу, но точно такую же бесконечную и наполненную унынием и какой-то царской печалью. Какой-то из десятка шагов натыкает Баст на знакомое дерево, и та, с видом знатока, пытается искать на ниx опознавательные знаки - метки, оставленные ею же. Иx не было. А, значит, что один ствол поxож на другой. Ошибаемся. В который же раз? Грубо отпиxнув завалившуюся на правый бок палку, которая, как ей казалось ранее, стояла, облокотившись всей массой на ствол, она продолжила свой путь, всё больше погружаясь в туман или дым. Уж этого она не различала. Да и как же различить, когда ты идешь с широко закрытыми глазами, м? В какой-то момент тело столкнулось с препятствием. Какая-то непонятная коряга едва не насадила на себя Ведьму. И вместо того, чтобы xоть как-то сорвать своё негодовании на бездушном предмете, она вдруг начинает умирать в этом болезненном кашле.
Тело кричит, призывая её лечь на эту "землю", поxожую на смолу. Но она-то знает. Ляжешь и больше не поднимешься. Лучше бы мне распороли брюxо или сломали все ребра. Пусть пробьют голову и грудь, но только не этот кошмар. Засопев, она еще немного покружилась на месте, совершенно не соображая куда и зачем идти. Заблудившись в дыму означало для нее заблудиться и в себе тоже. Конечно, отыскать себя на пепелище счастья не так уж и просто. Раньше она как-то справлялась и, наверное, исключительно потому, что маленькие колбочки со счастьем бились в большом количестве. Иx было много. И все они имели небольшой вес в жизни разноглазой. Сейчас же с полки сорвалось целое ведро. Раздался треск разлетающейся пластмассы. Это не так страшно, ибо ужасно содержимое, а не жалкая оболочка. Впрочем, первое сейчас в виде лужи-то вовсе кажется безобидной жидкостью, наполняющей голову исключительно из-за великой силы случайности и невезения.
Выбравшись из оцепенения, Ведьма, вздрогнув и поежившись от xолода внутри своего тела, огляделась по сторонам, пытаясь найти дорогу назад, к камням чести или еще куда-нибудь поближе к логову. Среди скрюченыx в три погибели стволов мелькнул чей-то замысловатый силуэт. Поначалу разноглазой подумалось, будто бы это ей это кажется, но как только образ мелькнул еще раз, Ведьма насторожено отвела уши назад и пригнулась, имитируя боевую стойку, из которой, честно говоря, к боевым наступлениям перейти было практически невозможно.
Оно пронеслось мимо глаз еще раз. И когда это случилось в третий раз, то морда Ведьмы страдальчески исказилась. Горящие  глаза внезапно иссоxли, став пустыми чашками, из которыx выпили  весь чай. Кожа на морде и вовсе ввалилась, плотно облегая кости и скулы. Сердце, которое теперь работало в усиленном режиме, утроило скорость ритма.
- Нет-нет. С ужасом шептала Баст, пытаясь пятиться или xотя бы совершать xоть какое-то движение. Но эти огненные глаза ...
- Уйди.. Она пытается говорить с Богиней, но та не слушает и не слышит её. Разноглазой остается лишь панически всматриваться в иллюзию, в кошмар собственного разума и страдать от увиденного.
- Я не xочу. Еще слишком рано! Она уже кричит. Кричит, что есть силы. И Богиня уxодит. Видимо, ей кажется, что в разноглазой еще есть силы, раз упирается из последниx сил.
Это всё плоть фантазии. Это не есть реальность. Но для Баст это даже лучше, чем то, происxодит сейчас вокруг её тела.

+2

74

--->> Вне игры


Новое начало.
Октябрь 186 года

Она пытается, честно пытается высмотреть хоть чей-нибудь силуэт, не важно кто это будет, но чтобы был. Увы. Лишь желтый туман. Как будто какой-то цветок выплюнул все свою пыльцу, не думая о том, что погибнет. Глупости, какой цветок имеет такие же размеры как вулкан? Едва заметная усмешка скользнула по морде белой волчицы. Всего месяц прошел, а изменилось столь много всего, будто прошел год, или лучше даже сказать два? Как теперь быть? Просто банальный вопрос  - как? Его нет рядом, да и вряд ли когда-нибудь будет. Мотнула мордой. Тогда еще было время, а сейчас? Даже думать забудь, вот и все. Мотнула хвостом, продолжая свой путь, на котором ничего особенного и не было так-то. Только ветки, которые чудом умудрялась обходить белая. Нет, не все обходились, только не без этого. Еще одна, тонкая, словно ниточка, хлестнула прямо по переносице. Взвизгнула и поморщилась. И почему-то Лаф показалось, что ее визг эхом пролетался по территории. А вообще-то, куда она шла? Неплохой вопрос, да? Еще одна ветка по морде. Белая закрывает глаза, погружаясь в свой собственный мир без гари и тумана. Она шла за Ведьмой. Нет, прогулки больным вполне разрешены и приветствуются, но явно не по такому «свежему» воздуху и приятной «зеленой» травке? Но никого не было, абсолютно. Просто, вдруг, кто-то смог хотя бы указать направление. Только в этой жизни все так просто не бывает? Прижала уши, вспоминая, как все было здесь, в лесу, без внутренностей вулкана. Точно, и первая встреча их тоже была в этом самом лесу. Белая замирает, словно наступила на мину и та обязательно придет в действие, если убрать лапу. А почему лапы понесли ее именно в Черный лес? Да, патруль указал в этом направлении, но это могли быть и хребты и роща. И волчица поднимает морду чуточку выше, словно это что-то изменит. Хотя, там, на высоте тумана, наверняка все осталось по прежнему. Едва заметная улыбка и желание развернуться, но лишь на мгновение. Снова пошла, совсем позабыв о своих собственных мыслях. Странно, а после посещения лекарей Ордена, голова и впрямь стала беспокоить ее меньше, но в таких условиях белоснежная боялась, что все снова встанет на свои места. И сердце забилось быстрее, словно птаха, попавшая в клетку. Вспомнила о черном, который и провел до Ордена-то. Мотнула мордой, ощущая тепло, разлетевшееся по телу со скоростью ветра. И в таком состоянии, стараясь дышать едва ли не через раз, белая делает глубокий вдох… И желание не просто выдохнуть всю эту гадость, но выдрать легкие. Кашель вырвался из грудной клетки, поднимая с «земли» осевший пепел. Разворачивает тело, пытаясь отдышаться. Не хватало еще заглотнуть и пыли с земли. Когда же все это закончится? Слезы стоят в глазах, но явно не из-за желания пореветь. Здесь воздух отравлен, хех. А если ничего не изменится? Так и помереть недолго. Хорошие мысли, нечего сказать. И снова идет вперед, изредка поворачивая голову, чтобы увидеть, как поднятый ею же туман, исчезает за очередной стеной непроглядного дыма. Нет, так или иначе, если вулкан не решится снова выплюнуть содержимое своего желудка, все это со временем все равно исчезнет. И все вздохнут с облегчением? А пока дышите как можете? Подняла уши, пытаясь хотя бы услышать, что творится вокруг. Тишина. И за этим занятием, едва ли не врезается в дерево. В такие вот моменты так хочется, чтобы эти ветки и деревья научились светиться или разговаривать. Лаф так долго искала тишины, а найдя ее, совершенно не обрадовалась. Да, как-то не до радостей было нынче. Закрывает глаза, останавливаясь. На мгновение ей кажется, будто она слышит чей-то голос, но тот не повторяется. «Почудилось?». Но нет. и вот снова. И глаза белой расширяются не то от удивления, не то от радости. Поворачивает морду из стороны в сторону, пытаясь найти источник. И тут крик раздражает перепонки.
- Баст! – встревожено кричит белая. И тут уже сердце заплясало от тревоги. Захотелось бежать, как можно скорее. Если там кто-то есть еще, она же слаба. С силой сжала челюсти, переходя на бег. И уже не столь важно было, что дышать тяжело. Вопрос стоял в другом – все ли в порядке с белой подругой? Главное, ведь, было убедиться, что да. Остальное подожжет. Остальное не столь важно.

+2

75

Начало сезона.

Lightbulbs

Сжимается в клубок маленькие тощее тело. Теряется в тумане. Слышится только его тяжелое дыхание. Мордой уткнулся в шерсть, иначе умрет от удушья, ибо невозможно больше терпеть смрадный воздух. Надо что-то делать со своим бесцельным существованием, стремится к чему-то, но... ему бы просто выжить.
Мир ополчается против маленького тощего тело. Кому так помешал, к чему все эти сложности? Но что-то сильное и непреклонное отчаянно пытается заставить его перестать дышать. Он смотрит вперед туманными взглядом, свалявшаяся белая шерсть висит комьями и испачкана в грязи. Куда ушел первородный? Далеко в прошлое. Первые волки пали, он пал тоже. Слишком рано поседел.

"Баст!" - раздается чей-то голос. Глокс поднимает голову и щурится, стараясь увидеть что-то. Он встает чисто на автомате. Кто-то живой и теплый совсем рядом. Надо найти кого-то, пока тот не решил уйти, убежать и бросить одного. Больше одиночества белый волк не выдержит. Ему необходимо закричать "sos", необходимо спрятаться за сильным, необходимо снова стать тенью, вернуться в колею, а там дальше подумает и о бесполезным бытии, и о целях.
Глокс нашел в себе силы, скорее получил новые, как только услышал звук чужой речи. Он бежит наугад, туда, где, как ему показалось, был обладатель голоса пару секунд назад. Надежда, что он все еще там, теплится в маленькой груди погибшего первородного. Но если надежда будет утеряна, то он ляжет на землю. Опять ляжет на землю. И больше уже не встанет. Потому что со своей жизнью надо что-то сделать, ее надо завершить.
Никого нет. Он спотыкался, ранил лапы, морду, грудь и падал лишь для того, чтобы убедиться в этом. Глокс прижимает уши к голове и смотрит в небо. Пыльное небо, которое не видно. Что-то уронил. Но не смотрит. Из принципа? Да нет, просто знает, что потерял. Это ему больше не нужно. Вера в счастливое будущее? Пока. Способность радоваться жизни? Нет, бестолково это, не надо. Он не поднимает, не будет нагружать себя, ведь впереди длинная дорога в никуда. В объятия к Калахире, в которую не верил чуть больше месяца назад. Но с тех пор все слишком резко изменилось. Глокс был не готов, не успел. Но это мало кого интересовало. Расплачивайся за ошибки, совершенные совсем зеленым волком. Сейчас-то ты уже матер. Слишком рано поседел.

Он идет вперед. Ищет место, где можно незаметно откинуться. Чувство дежавю. Тут все одинаковое. Какая к черту разница? Глокс разгоняется. До скорости гигантского (по сравнению с ним) и ничтожного (по сравнению с Вселенной) метеорита в космосе, о котором сам даже не подозревает. Кто-то тянет за тонкую нить, и он обходит все препятствия с завидной ловкостью. Уверен, что это его последний путь по земле. Потому так чудесен. И ума не приложит, что путь этот к спасению. В космосе внутри него снова загораются звезды. Появляются галактики, горит ясным пламенем солнце в самой маленький из них. Детское сердце Глокса пылает, но вокруг слишком холодно.
Она совсем рядом. Глокси останавливается, тормозит резко и шумно. Туман сгущается перед его глазами, клубится в голове. Он всматривается, но тщетно. Разве что ее белая шерсть белее его. Вдыхает запах незнакомки. Тот дурманит его, маленький волк припадает к земле и валится на бок. Его голова глухо падает на землю. Губы слабо шевелятся.
-Ты - Баст. И к тебе кто-то шел. Я не вижу.
Глокс закрывает глаза и облизывает сухим языком сухие губы, проводит им по зубам и перестает шевелиться совсем. Как же он устал. С этого утра и до самого вечера. Он устал. Оставьте его, глупые мысли. Рядом с ним есть Баст. И, конечно, он знает, что это означает. Разноглазая снова с ним. Глокс прячется за ней и уверяет себя, что она спасет, ведь всесильна. С ней кто-то еще, но разве важно? Мелкая дрожь пробегает по телу. Веки поднимаются, и тупой взгляд устремляется вперед. Лапой проводит по земле и шумно выдыхает. Воздух разжижает легкие, надо от него избавиться. Калахира, ты должна подождать. Прошу.

Отредактировано Глокси (2014-05-23 23:35:49)

+2

76

Это был не страх, а всего лишь глубокое, ноющее чувство, что раз Она пришла сейчас, то ей больше ничего не помешает возвращаться до тех пор, пока разноглазая сама не пожелает умереть. Сгущающаяся темнота в глазах, вкупе с мраком в голове, рождала поистине темные мысли, гласившие только о том, что желание наверняка возникнет. Так сколько терпеть? Сколько бороться? Пока светит солнце? А если уже не светит? Если скрылось? Что тогда? Лечь и умереть - слишком просто. Кинуться к кобелям в Легион - глупость. Камень или Вода? До первого нужно пройти чудовищный путь, посередине которого Ведьма уже издохнет. До воды же добраться не так уж и сложно. Всего лишь какая-то жалкая южная роща. А за ней - живительная и смертоносная вода. И с каждой мимолетной мыслью дышать становилось труднее. Образы в голове заполняют глаза, и те становятся чуть более живыми, чем раньше, наполняясь будущим. Тихая белая тень, окутанная с лап до головы желтоватым туманом, подплывала к берегу водной глади. Шаг за шагом вода заглатывает в себя тело и так происходит до тех пор, пока тень полностью скроется в синей пучине, а на поверхности разгладится рябь. В какой-то момент мелкая дрожь пробегает по телу. Картина перед глазами, словно зеркало, разбивается на несколько мелких осколков, впиваясь в тело и  к привычной боли добавляется новая - душевная. Идея, зародившаяся в голове, понемногу начинает проявлять себя в равнодушном взгляде и немного задумчивом виде. Где-то вдали послышались запахи состайников. Слегка прищелкнув пастью, Баст постепенно смекала, что, видимо, раскричалась она не на шутку громко. И как теперь отговариваться? Легенд в голове рождалось много, но в правдаподнобности каждой она сомневалась. Еще бы, как вам такая отговорка: "Наступила на ежа" или вот, еще лучше, "Разговаривала с призраками"? М? Поверили бы? Вот-вот.
Несколько шагов вперед немного раскрепостили тело. Суровый сухой кашель ввергнул ее в среду более привычную, чем та, которая гуляла перед глазами совсем недавно. Вздрогнув от того, что шаги или бег был слышен уже совсем рядом, она, приняв наиболее скептичный и равнодушный вид, улеглась на землю, теперь уже не боясь, что может не подняться. В висках нервно застучало, и внезапно щелкнула пасть. А после морда разгладилась и стала походить на каменную. Теперь чей бы образ не возник перед ней, всяк увидел бы одну и ту же картину : застывшая статуя высокой, но худой волчицы и выразительными глазами и пустой, немного сухой улыбкой, которая обозначалась ровной полосой на застывшей морде. Чуть дернув ухом, когда впереди звучно закричало собственное имя, она некоторое время внимательно и даже прожигающе смотрела в эту сторону, но после отвела взгляд скрыв его в пыли и пепле - там бы его уж точно никто и никогда не заметил. Еще шаги. Их так много. Особенно сейчас они наполняли своим звуком голову, ровно так же, как это могли бы делать пчелиный рой. Она не ждала их. Не нуждалась. Они были помехой. Они могли спасти ту, которая спасаться не хотела. Нужно сделать всё для того, чтобы избавиться. От них? Или от мысли? Кто знает, кто знает.
Едва впереди показалось хиленькое тело зеленоглазого чудака, Ведьма слегка приподнялась, чувствуя, что теперь выглядит особенно статусно, исключая вогнутые бока и четко проступающие ребра на фоне слегка посеревшей от пыли шерсти. Ему можно было обрадоваться. Общество зеленоглазого периодически надоедало Баст, но без него было бы гораздо труднее. Хоть его к хвосту пришивай. Взгляд не отрывает, правда, смотрит чуть выше его персоны, стараясь не отвлекаться ни на какие посторонние шорохи и звуки. Лаф где-то рядом, но за зеленоглазым следить интереснее. Она слегка усмехается, как только тело волка рушится на землю, смешивая себя с вулканической грязью. Тебя надо воспитывать или откармливать. Я еще не решила.
Честно пыталась слушать его, но шум мешал расслышать суть. Только голые слова, за которыми должен скрывать смысл, много смысла, но они больше походили на выжатые лимоны. Глотает слюну и слегка приподнимается и двигается ближе к Глокси и касается своими лапами его бока.
- Я уже начала скучать без тебя. Язвительный тон добавлял голосу непривычной живости, которая, впрочем, выражалась не так ярко, как свинцовая тяжесть и хрипота.
- Лаф рядом. Тихо произносит Ведьма, роняя свою не такую уж и тяжелую голову на бок Глокси. Без движения она находится не так уж и долго. Механизмы ржавеют.
- Надо подниматься и принести стае пищу. Как можно больше пищи. И территории обследовать. И вообще ... , - тут Баст прерывается и резко отрывает свою голову от мягкого тела - кашель раздирает тело, а под конец кое-где на зубах и морде можно было приметить темные пятна крови, - надо хоть что-нибудь сделать, лишь бы только не зарываться в шкуру обузы. Вторая часть достаточно тонкая для понимания. Представьте, Ведьма просто так об это говорить не будет. Значит, потихоньку начинает считать себя обузой? А что нужно делать с лишним и бесполезными грузом? Правильно, от него избавляются. А если вещь пропадает, то о ее существовании все просто-напросто забывают и тихонько радуются тому, что не тащить до мусоропровода эту громадную тумбочку.

+4

77

Бежит не зная дороги – глупый выход. Какой-то шорох чуть в стороне. И белая останавливается, повернув голову. Когда-нибудь, слишком длинное выражение, скрывающее в своих недрах не один час жизни, а годы, и быть может даже века. Глупости какие. Почему нет ответа? Ошиблась? Прикрывает глаза, продолжая слушать тишину. Чьи-то шаги. Точно, не могла же она так сильно ошибиться, что услышала голос Баст, да плюс к этому чьи-то шаги еще. Грудная клетка вздымается, легкие хватают грязный воздух, но белая ничего не может с этим поделать.  Глупые мысли в голове. Чувствует себя, словно слепой котенок, который пытается найти мать, а та в руках человечишки  - живодера. Морщит нос, выдыхая воздух.
- Почему ты молчишь? – вопрос в пустоту. Жаль, что этот туман не может передавать слова. Едва заметная усмешка на морде. Лаф открывает глаза, наблюдая ничем не изменившуюся картину. Все тот же желтый туман, все та же не проглядная тьма. Такое ощущение, что все это – чья-то большая шутка. Эй, шутник, шалость удалась, можно заканчивать. Неужели от банальной безнадежности теряется самообладание? Нет, не сказать, что белоснежная испытывала именно это, просто была на грани. Лапой отбросила пепел, наблюдая за тем, как под слоем пыли погибала к зиме трава. Поднимает морду, будто решила взвыть, но вместо этого очередной хрип, будто голос решил, что такими глупостями заниматься не будет. Делает уверенные шаги в ту сторону, откуда услышала шаги. Что терять, по сути своей? Или всегда есть что потерять? Рой мыслей в голове, и как же хотелось от них избавиться. Прижимает уши, пытаясь разглядеть фигуру. За это время она изрядно похудела, того гляди кости начнут выпазить из-под кожи. Неправильно это. А есть правильное? Где оно, белая? Где? И вопрос эхом отзывается в сознании, будто то нарочно повторяет одно и то же. Мощный рывок вперед. Нет правильного. В это время все слишком странно. Чтобы привлечь к себе внимание, наверное, уже мало встать на голову и смотреть на всех вверх дном. Прижала уши. Словно надо быть на грани смерти, чтобы другие поняли, как любят. Словно надо быть на краю пропасти, чтобы помогли. И ей показалось, будто тепло ушло из тела, а холод, заняв свою позицию, начал тормозить поток крови. Холодно. В глазах непонятная ей самой тревога, словно она сравнила состояние Ведьмы именно с этой мыслью. На грани… Мотает головой, пытаясь отогнать ненужное, да и с чего вообще в голову полезли эти глупые мысли?
- Ба-а-ст, - протяжно взывает белая, словно в сердце родился страх. Страх за нее, страх за ее жизнь. Для кого-то, наверное, станет облегчением то, что разноглазая сгинет с лица земли? А Лаф не станет. И что ей делать потом? Она слишком хорошо понимала, что это за вещь – пустота, и как она себя ведет с теми, у кого поселилась. Но и та уходит со временем. Все мы эгоисты. Всего-то мелькнуло в голове, а следом она услышала голос. Ее голос и голос кого-то еще. Уши поднимаются, улавливая звуки. И белоснежная идет вперед, словно ее тянул магнит. И через мгновение она видит образ двоих волков. Неужто кричала из-за него? Вряд ли, слишком хорошо лежит. Белая успевает уловить слова Ведьмы и пище и обузе. В глазах едва заметная тревога и жалость? Кто знает, она же не видела себя со стороны. Хорошее занятие – лежать вот так вот. А земли и еда? Где она, еда-то? Наблюдает за двумя, и ни одной мысли не возникает в голове. Любой другой, наверное, мог понять неправильно, а она просто не пыталась ни понять, ни придумать в голове какую-то глупую историю, которую потом можно будет рассказать детишкам. Да, и нужна ли им будет эта история вообще? Вряд ли. И белая с облегчением выдыхает воздух. Стоило ли так беспокоиться вообще? Может, уйти? И тело само поворачивает в обратном направлении. Лапы не хотят слушаться. Сознание что-то кричит, но белая совершенно не хочет его слушать. Такое ощущение, что душа провалилась в пропасть и не знает как выйти. И Медовая идет, назад. А потом поворачивает голову, смотрит на двоих с немым вопросом. Мол, идем? Только, почему назад?

+5

78

Если бы Глокси был котом, он бы непременно заурчал, когда услышал голос разноглазой. Он чувствовал себя таким умиротворенным, каждый раз оказавшись рядом с ней. Странная, наверное, привязанность у этого маленького волка ко взрослой, матерой волчице. Отношения у таких личностей обычно бывает как у матери и сына. То есть он ищет образ своей мамы, а в ней пробуждается этот самый материнский инстинкт... но здесь особенный случай, делающий все вышесказанное чушью. Баст никогда не была нежна с Глоксом, временами бывало и наоборот. Она была так непохожа на всех остальных волчиц... Это и влекло белошкурого. Необычность. Ему нужен был тот, к кому он сможет прицепиться. Но этот неизвестный должен был быть не просто частью серой массы. Глокс млел от ярко выраженной индивидуальности, и когда ее голова, невесомая, опустилась на его бок, он даже не дрогнул, а лишь издал что-то похожее на храп. Приятно быть чьей-то подушкой.
Баст говорила, и молодой волк с жадностью хватал ее слова. Глокс заталкивал их глубже в мозг, туда, где он еще мог понимать смысл сказанного. И чужая речь, осознание чужой речи вводило его в экстаз. Переярок готов был слушать ее целую вечность, ее мысли, которые не смотря на просто смысл были овеяны чем-то темным, присущим лишь ей. Фразы разноглазой вселяли в молодое тело тоску и тепло, согревающее все внутренности, и это сочетание заставляло сердце биться нечасто, но так отчаянно, будто каждый удар был последним.
Разноглазая подняла голову и закашлялась. Глокси открыл глаза. Последние слова своей королевы заставили его напрячься. Он не до конца понял, что она имеет в виду, и, сощурив глаза, посмотрел на нее, будто в чем-то подозревает. Но взгляд его отвлекла еще одна белая тень. Сборище первородных. Переярок поднялся с земли, рассматривая прибывшую через туман. Это, видимо, Лаф, про которую Баст сказала только что. Глокс посмотрел на разноглазую, желая подтверждения, но тут же отшатнулся. Его глаза расширились. Он заметил пятна крови на ее морде, тепло и тоска ушли тут же, друг за другом, оставив беспокойство и нарастающую панику. Переярок смотрел на волчицу своими испуганными глазами, вопрошая без слов, что произошло, почему произошло и повторится ли это снова. Белая незнакомка, явившаяся только-только, стала медленно удаляться. Назад.
-Мы уходим назад, будто это выход.
Тихо произнес я и, взглянув на Баст, задержав на ней взгляд, тронулся со своего места за Лаф.

Отредактировано Глокси (2014-06-04 20:01:59)

+2

79

Ведьма внимательно вглядывается в темнеющий вечер, чьи щупальца плотно обxватили дверь, за которой долгое время крывалась белошкурая волчица. Тонкие мрачные нити буквально разрушали древесину, силясь добраться до сидящей на xолодном бетоне. Комната пуста. Только камень и дверь, которой не удержать темноты. Голос позади, из-за стены, заставляет Ведьму оборачиваться. Немного. Так, чтобы глаза едва различали черты крупной желтоглазой волчицы. Xмуро сдвигает брови, чувствуя, что это придется отложить. Взгляд падает себе под лапы, словно в попытке найти там что-нибудь ценное, живое и соxранившееся после недавниx событий. Живое горело. Живое засыпано пеплом. Живое мертво. Вместе с этой мыслью язык проxодится по морде, слизывая с себя эти багровые пятна. Подумаешь, кровь. Десятки раз зализывала раны, десятки раз ... М-да. В этот раз языком до легкиx не достанешь. Приподнимает взгляд и вопросительно уставляется на Глокси. Он, конечно, кобель впечатлительный, но что он, крови не видел, что ли? А в зеленыx глазаx будто бы два знака вопроса зависли. Впрочем, Ведьма быстро отвела морду в сторону, чувствуя, что что-то здесь не так. Как будто наперекосяк пошло. Как будто где-то что-то сломалось и поменялось. И теперь, почему-то, Богам было угодно поменять жизнь Ведьмы. Главное, чтоб чужая не поменялась. Неожиданно Глокси двинулся куда-то, видимо, в сторону стайной рощи. Судя по звуку шагов, туда же медленно продвигалась и Лаф. Последние слова зеленоглазого отразились на морде весьма агрессивной улыбкой-оскалом.
- Я предпочитаю двигаться вперед. Обернувшись, Ведьма смерила удаляющиеся фигуры довольно тяжелым взглядом и приподнялась. Следовать за ними она не собиралась. У нее свой путь. Иx право - следовать туда, куда им заxочется. Если уж желают найти какую-то панацею, то пусть тратят время. А мы не верим в исцеление. Мы верим в Её благосклонность. Она вернет нас к жизни тогда, когда сама пожелает этого. Нам надо только верить ей, доверять.
Белошкурая верит в свою иллюзию. Это уже, кажется, медленно, но верно оборачивается убежденностью. От ниx, прям скажем, путь избавления очень труден и тернист. Разве кто-то боится терний? Нет? Тогда и нам страшится нечего. Уж мы-то столько терновников на своём пути повстречали, что уж и не счесть. А теперь что? Опять к этим иглам кинемся в объятия? Почему бы и нет. Xуже уже не будет. Пробуди оптимизм, разноглазая. Ты же помнишь, как это приятно. Унылость не одержит победу там, где есть чугунные двери, но она с легкостью проникнет туда, где теряют надежду.
Поднимается с земли и, не смотря на состайников, двигается вперед в сторону пустого берега. Там, правда, поспокойней будет. Да и близость воды, нынче, высоко ценится разноглазой. То, что далеко, всегда ценится гораздо больше, чем то, что наxодится на расстоянии вытянутой лапы. Иногда важно понять, что ближнее гораздо лучше дальнего. И лучше искать тепла не за горами, а где-нибудь поближе. Надеюсь, море согреет меня. Сомневаюсь. Но нам ничего больше не остается. Постепенно она удаляется, чувствуя, как рядом с ней двигается чья-то незримая тень. Она идет за ней. Вернее, ей кажется, что идет. Впрочем, иллюзия настолько убедительна, что я уже начинаю сомневаться в том, что всего этого и правда нет. А уж если я-то сомневаюсь, то представьте, как трудно приxодится Баст. Вообще-то надо меньше себя жалеть. Осаживать себя - одна из особенностей разноглазой. Главное - осадить жестко и чтоб даже мысли не возникало. Вспомни, как корчились Первородные с разорванным брюxом. Как вываливалась печень, как вопили волки, чьи черепа раскрошились в пуx и праx. Поxоже больше на "дразнилки", да? Вспоминать то, что добавляет телу горький вкус и кислинку, не есть самое лучшее решение на данный момент, но что поделать. Другим она не располагала.
Они уxодили. Уxодила она.
Вроде бы все идут. Но только кто-то уxодит на неделю, а кто-то на года.
Вот так и доживаем свой век.

+2

80

Она тускло смотрела на путь, который нужно было пройти. И почему-то захотелось остаться, потеряться в тумане и не знать дороги домой. А она, наверное, и не знала. В какой стороне теперь логово? Куда она пойдет, развернувшись. Гоже ли идти назад, когда не стоит делать туда и шага. Все равно что окунуться в прошлое и сказать ему:- «хэй, привет, кажется ты скучало без меня?». Едва заметная усмешка на морде. Белая знала, что Баст не пойдет. Так почему двинулся он? Темнота глаз белоснежной пронзила белого волка, словно он был в чем-то повинен. Как же мерзко было на душе. На кой столько беспокойства, если оно никому не нужно и ей в том числе? Перевела глаза на Ведьму, смотря в ее удаляющиеся шаги, и сердце сжалось от боли. Лаф прикрыла глаза. Все было неправильным каким-то. Прижала уши, сжав с силой челюсть.
- Ба-аст, - тихо вырвалось из пасти. Она знала, что подруга ее не услышит слишком далеко успела уйти. – Не делай глупостей.
И подняла морду к небу, вдыхая этого мерзкого воздуха. И снова грязь с легких. Кашель пронзил грудную клетку. Сквозь закрытые глаза не хотелось воспринимать реальность. Но… Белая опустила голову, нормализуя работу легких. Едва заметная улыбка скользнула по морде.
- Иди за ней, - каким-то требовательным голосом сказала она Глокси, прокручивая в голове недавнюю сцену. – Проследи, чтобы она чего не сотворила, прошу, - добавила Медовая, поворачиваясь к волку спиной. Мотнула хвостом, разгоняя рыжий туман. И так захотелось ветра, который бы угнал всю эту гадость с земель стаи. Да, и вообще с острова, а то как-то совсем получится печально. И не дожидаясь ответа от белого волка, Белоснежка помчалась прочь, словно кто-то гнал ее хлыстом. Как будто позор стаи. Бежала, не зная куда, снова. Как бы не напороться на опасность, что засела в темных уголках земель. Как звучит, словно музыка, слегка испорченная, пожалуй. Но она продолжала бежать, будто решила обязательно спасти чью-то жизнь. Хм… Чью интересно? Если побежала в ином направлении. И белая остановилась, резко. Повернула голову, всматриваясь в туман. Пусто. Хотя в нынешнем положении пустота была слишком обманчива. С силой вдыхала гадкий воздух, изредка разрываясь кашлем. Кажется, легким совсем не нравился столь «питательный» воздух, что витал теперь повсюду. Отдышалась, наконец-то расправляя уши. Так, ведь, и бежала все это время. Но не суть уже. И снова пошла, пытаясь рассмотреть хоть что-то. Временами, как ей казалось, это самое «что-то» появлялось, но столь же быстро исчезало из поля ее зрения. «Скоро обязательно встретимся, совсем скоро. Подожди чуть-чуть». Словно мысли вслух. Ей так не хотелось бросать Ведьму, не хотелось оставлять одну. Подняла морду к испорченному небу и тяжело выдохнула воздух.

--->> Вне игры

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Южные земли » Черный лес