24

@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/94997.css); @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #FFFFF0!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/18597.css); img.a-info { margin-top: 19px!important; margin-left: 230px!important; width: 60px; z-index: 9999; } @media screen and (max-width: 768px) { html, body, #pun, .punbb { width: 890px!important; background-color: #dad2c7!important; }}
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32396.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }
@import url(http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/32248.css); tr#forum_f59 table#tab-for { width: 400px!important;} tr#forum_f59 #tab-for tr{ width: 400px!important; }


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:
Король Лев. Начало

Каталоги:
photoshop: Renaissance LYL White PR
Обновления мая:
14.05.2018
Большая ПР-сходка!
05.05.2018
Произведена смена отображения ТОПа в таблице. Расширен функционал раздела "В игре".
Обновления апреля:
07.04.2018
Обновлено описание и иерархия Пожирателей Смерти! Убедительная просьба всем членам фракции ознакомиться с темой Стаи и группировки. Списки жителей.
06.04.2018
Стартовал новый литературный конкурс!
02.04.2018
Мы пережили первое апреля! А еще на запах веселья прибежали новые стикеры.
Обновления марта:
31.03.2018
Добавлена мобильная версия дизайна, кнопочка находится меж двух, уже привычных вам. Ведутся работы по введению новой удобной профильной особенности.
19.03.2018
Введен учёт еженедельной активности.
06.03.2018
Флешмоб: Антикосплей начинает своё действие!
Обновления февраля:
17.02.2018
Обновлён дизайн!
10.02.2018
BELTANE: фестиваль в честь старта сезона
06.02.2018
Завершена перекличка, просьба начать подготовку к игре!
Результаты ТОПа сезона можно увидеть в соответствующей вкладке таблицы.
03.02.2018
Установлено большое обновление, переработана тема правил
02.02.2018
ВНИМАНИЕ! ГОТОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК НА УДАЛЕНИЕ!
А ещё добавлено некоторое количество милых стикеров.
Обновления января:
16.01.2018
Открыта Акция: Второе Дыхание!
13.01.2018
Открыто голосование!
03.01.2018
Открыт праздничный аукцион способностей!
Обновления декабря:
27.12.2017
Такого вы еще не видели! Сенсация! Перейдите по ссылке, чтобы..
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Вы попали на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.

Игровой сезон: "Око бури".

Сезон заканчивается 18.07! Просьба подводить квесты к логическому финалу и постепенно их завершать.

Готовые персонажи:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Северная часть » Верхняя Темнолунская гряда


Верхняя Темнолунская гряда

Сообщений 41 страница 60 из 77

1

http://forumfiles.ru/files/0010/8c/30/20935.png
Верхняя часть великих Темнолунских гор считается одним из самых красивых и удивительных мест Земель. Именно здесь зной и жуткий мороз сплетаются воедино, чтобы продемонстрировать обывателю свое вечное противостояние снега и горячего песка.

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Гора Предков
Юг | Нижняя Темнолунская гряда
Запад | ---
Восток | Спящие горы

0

41

Волчица склонила голову то на один бок, то на другой, на её морде отразилось почти что детское непонимание от сказаного. Она открыла было пасть, чтобы что-то ответить, однако её опередили её товарки, что успели пресытиться вороньей показухой:
- Не получит ваш божок ответов, волчья слуга!
- Сдохнешь здесь как и все остальные неудачники до тебя!
- Мы обглодаем твои кости!
- Ооо, твоя туша нас надолго насытит, да!

Окончательно осмелев свора стала приближаться к Циннамон и волчице, не прекращая тяфкать и улюлюкать. Волчица же растроенно прижала уши к голове и бросила виноватый взгляд на Циннамон, но тут её морда внезапно просветлела:
- Я. Знаю. Дорогу. Короткий. Путь. Идём. Со. Мной. - не дожидаясь ответа волчица шмыгнула к скалистой стене, чьё подножье скрывалось в густой тени. Если Циннамон проследует за волчицей, то только оказавшись вплотную к стене, она увидит лаз, наполовину выкопанный в песке, наполовину прорубленный в скале. Лаз был достаточно широк для юркой волчицы, но Циннамон пришлось бы передвигаться там ползком. Не то чтобы, у тигрицы могло появиться огромное желание туда залезть: ход источал омерзительнейшую вонь, а песок подле него был заляпан сочащейся оттуда зелёно-чёрной жижей. Нити этой густой как патока массы свисали с потолка лаза и клеились к стенкам на манер паутины.

GM-Co

0

42

Благодушный взгляд тигрицы заледенел мгновенно. Очнувшиеся от уловки волки вновь начали тявкать что-то оскорбительное, и Циннамон в свою очередь вновь рассвирепела. Пока свора приближалась, кошка предупредительно зарычала, что не произвело должного впечатления. Впрочем, после "волчьей слуги" не было шанса на то, что обидчки не получат по заслугам, даже если стремительно убегут прочь. Лепет лояльного странного зверя тигрица расслышала, отвлекшись на мгновение; но, стоило кошке узреть узкую вонючую дыру, как она моментально забыла об этой альтернативе. Ползать по каменным склизким кишкам? О нет, лучше растерзать парочку наглых морд!
Тирца беспокойно закричала волкам вслед, поблёскивая чёрными глазками. Она тревожилась за королеву и моментально слетела вниз, на бреющем полете едва ли не зацепив спины нескольких, идущих позади. Неудачница? Они не могли подписать себе смертный приговор более яркими и стойкими чернилами. Тигрица прижала уши и опустила голову вниз; сжавшиеся до точки зрачки резко сфокусировались на ближайшем противнике. Что есть кучка шакалов против одного тигра? Цинна припала к земле, а затем словно разжимающаяся тугая пружина молниеносно кинулась на первого волка, что перешел невидимую грань. Оскаленная пасть рыком сопроводила выпад широкой лапы с выпущенными костями. Где-то сверху раздавалось истошное верещание Тирцы.
- Вороний пир!

+1

43

Волчица на которую нацелилась Циннамон замерла и неожиданно расплылась в широченной улыбке: уголки её губ в буквальном смысле растянулись от уха до уха, превращая её морду в безумную маску. Длилось это представление лишь долю секунды, после чего волчица неестественно низко пригнулась и невероятной скоростью прошмыгнула прямо под лапой и телом тигрицы. Раздался насмешливый хохот и в этот момент Циннамон ощутила лёгкий укус в хвост. Затем в лапу, другую и снова хвост.
Волчицы смеялись и мелкими, юркими вихрями носились вокруг Циннамон - их песочные шкуры почти полностью сливались с окружением, из-за чего они угадывались лишь по смазанным движениям. Словно полу-прозрачный мираж.
- Кто здесь королева бала? Не ты, не ты, ахаха!
- Чего такая медленная? Поводок волчий мешает?
- Не поймаешь, не поймаешь! А вот я здесь... нет, уже тут, ихихих!

Со всё той же ненормальной ловкостью волчицы уворачивались от выпадов Циннамон, при этом без всяких трудностей улучая моменты, чтобы укусить. Но их укусы, пусть и были ощутимыми, не причиняли тигрице никакого вреда - только дразнили. Внезапно одна из волчиц запрыгнула прямо на спину Циннамон и радостно залаяла:
- Глядите, я оседлала тигрицу! Я теперь стану вожачкой?
Остальные волчицы разразились в очередном приступе звонкого смеха. Этот звук давил на уши не так как это делал простой, просто слишком громкий и надоедливый звук - он резал чуткий слух словно острые когти масло. Казалось, если тигрице придётся слушать этот смех ещё немного у неё из ушей пойдёт кровь.
Тем временем до было скрывшейся в вонючей дыре волчице дошло, что никто за ней не последовала, и она вылезла обратно. Порыскав взглядом по ущелью, она остановилась на мелком силуэте Тирцы и несколько раз тявкнула, пытаясь если не подозвать ворону, то хотя привлечь её внимание. Что было несколько проблематично, учитывая весёлую кучу-малу, развернувшуюся на расстоянии вытянутой лапы.

GM-Co

+2

44

Мелкие твари шныряли проворнее блох, заставляя тяжелую тигрицу энергично метаться в разные стороны. В воздух взметались клочья песка, часть которых уже успела ожечь глаза Циннамон. В пылу ярости тигрица не удивлялась неестественной прыти противников, сосредоточившись на одной важной для неё цели - разодрать хоть одного. Желательно, конечно, всех. Издевательские покусывания вызывали ответное рычание. Цинна была вынослива; ворона, наблюдавшая со стороны, приготовилась к долгой пляске смерти в этом ущелье. Вздыхая, пернатая причитала себе что-то в клюв еле слышно, в то время как Циннамон резко падала на бок, стремясь прижать к себе вскочившую на спину волчицу и прочесать ей мягкий животик когтями задних лап. Тирца нахохлилась, нервно сжимая чешуйчатой лапкой скалу под собой; издаваемые сворой звуки очень сильно действовали на нервы. Однако в глубине души ворона восхищенно запоминала эти визгливые взрывы хохота; птице нравилось коллекционировать подобное в своей памяти. И если Циннамон лишь ярилась, то её спутница более спокойно реагировала на происходящее. Она даже умудрилась вычленить среди всего шума посторонний звук, обратив взгляд немигающих чёрных бусинок на "лояльную". Ну и что это ей дало? Тирца подпрыгнула на месте, разворачиваясь к неудавшейся проводнице. Весь её молчаливый облик говорил лишь об одном - ну и что дальше-то? Ворона покачала головой, вновь глядя на свою королеву.
- Без крови не будет шагов, - громко каркнула пернатая, растопырив хвост веером.

+1

45

Лояльная волчица посмотрела на воинственно нахохлившуюся ворону, а после на продолжавшую яростно бороться тигрицу и в конце концов замотала головой. В этот момент Тирца может услышать её голос в своих мыслях:
«- Твоя. Королева. Не. Приблизится. К своей. Цели. Если. Будет. Поддаваться. На. Дешёвые. Провокации.» - с этими словами волчица развернулась и скрылась в зловонной дыре, куда хотела ранее завести Циннамон.
Тем временем, стоило когтям Циннамон пройтись по плоти своей «наездницы» как вместо ожидаемой картины хлещущей крови и обнажённого мяса в морду тигрицы брызнул рыжеватый песок, сопровождаемый до жути неуместным смешком:
- Ихихи, щекотно!
Ситуация же оставалась прежней: волчицы продолжали кружить вокруг тигрицы и покусывать её, смеясь и плюясь обидными фразочками.
[Циннамон слепа на один круг.]

GM-Co

0

46

Что-то поддалось когтям. Тигрица торжествующе рыкнула, усилив напор и с упорством маньяка втыкая саблевидные когти в податливую плоть. Слишком податливую. Не успело осознание пробиться через пелену ярости, как из тигриной жертвы волной посыпался мелкий и колючий песок, струйкой стекая по лапам, животу и едва ли не брызгая на морду. Чувствуя множество инородных тел под веками, кошка взревела, всеми четырьмя лапами отбрасывая недоволчицу от себя. Толку было мало - глаза жгло огнём, и королева вновь заметалась по ущелью, на этот раз сохраняя оборонительную позицию. Тирца покачала головой. Её хозяйка слишком своенравна, чтобы идти по чужим нитям; слишком жарко пылает её сердце, чтобы смиряться перед остальными. Ворона изначально не верила в обещания шамана: все высшие силы, которыми грезят волки и с некоторых пор Циннамон, любят поиграть с просителями. Королева никогда не признает силы выше своей; никогда не станет просить. Лишь предложит услугу за услугу; но до оппонента надо еще добраться.
Тирца нервно подскакивала на месте, глядя то на неудавшуюся проводницу, то на свою хозяйку. Как затащить бешеную тигрицу в дыру?
Слепую бешеную тигрицу, которая весит в двести раз больше тебя?
Ворона протяжно каркнула, но на неё никто не обратил внимания. Циннамон продолжала яриться, отвлечённая укусами и издевками; словно стая слепней, песчаные волчишки не давали ей покоя. Тирца встрепенулась, глядя, как исчезает в темноте провала хвост провожатой. Нервно вздыбила перья на грудке. Вспорхнула вниз и шмыгнула следом за незнакомкой, напоследок оглянувшись на хозяйку.
Тирца была готова на всё, лишь бы Циннамон добилась своего.

+1

47

После всех многочисленных укусов Циннамон чувствует как как все ощущения её тела притупляются и смазываются, оставляя только чувство бескрайнего зуда. Земля закачалась под лапами, пришла в движение, а смеющиеся голоса волчиц слились в хриплый шум песчаного урагана. Когда зрение вернётся обратно к Циннамон, она обнаружит себя у самого начала ущелья и как к ней уже приближается встрепенувшийся, но пока что молчавший шаман.
Тирца очень скоро пожалела о своей жертвенности: едва ли пролетев метр-два в мерзкой пещере, она уже запуталась в клейких нитях покрывавших лаз подобно загустевшей и почерневшей паутине. Но это было ещё не самое худшее, ибо в безпроглядной темноте загорелись два глаза, чья радужка резала глаз от переполнявшего её количества разных цветов и их оттенков, что налезали друг на друга подобно картине в калейдоскопе.
— Твояяя, прееееданоость, твоеей, королееевее, не знает, гранииц, - пропела волчица, в её голосе слышались угрожающие нотки. - Но! Увы! Тыыы, не мооожешь, сделать, всёёёё, за неёё. Как бы. Тебе. Того. Не хотелось. - в полумраке на долю мига блеснули жёлтоватые зубы и волчица сомкнула свою пасть на голове беспомощной вороны. Тирца чувствует как её тут же окутывает плотная песчаная масса, что грозится раздавить мягкую плоть и хрупкие кости, забиться в лёгкие. Несколько панических, судорожных движений и Тирца удаётся выкопаться из песка рядом с Циннамон. Бросив мимолётный взгляд на птицу, шаман озадаченно нахмурился, а подойдя ближе, поинтересовался:
— Хм, что же это у тебя? Дай взглянуть поближе.
На шее вороны болталась бисерная нить с небольшой железной бляшкой, эмалированной красным.

Квест завершён.
Получен уникальный артефакт "Зерно парадокса".

GM-Co

Отредактировано Game Master (2018-01-13 14:02:57)

+1

48

Постепенно темнота сгущалась еще сильнее, превращаясь в слепоту не только зрительную. Увязая, казалось бы, в самом воздухе, Циннамон погружалась куда-то, отчего сопротивление её только возрастало. Наконец, Цинна вырвалась в уже знакомую реальность, отплевываясь от мистического песка и порыкивая от досады. На шамана она глянула лишь мельком; королева рванула было обратно в ущелье, но замерла на месте, глядя, как из-под её лап выкапывается ворона.
Тирца была взбудоражена донельзя. Её дрожащие лапки не давали покоя, и птица беспрерывно подпрыгивала, наворачивая круги вокруг самой себя. Она в кои-то веки сделала что-то, что можно было назвать стоящим! Нет, конечно, однажды именно она увела Циннамон от погибели, но сейчас чувство собственной нужности заполняло пернатую настолько, что всё прошлое позабылось совершенно. Тигрица хмуро глянула на Тирцу, которая явно запамятовала о том, что умеет говорить.
- Она зовёт тебя королевой! - прошелестела ворона наконец. - Ты сможешь всё, только приходи ещё!
Циннамон на мгновение опешила. Слишком уж гладко выглядело это птичье послание; вот только Тирца больше ничего не могла вымолвить, повторяя всё те же фразы. От долгих расспросов избавил подошедший шаман; от звуков его голоса ворона упрямо каркнула, отпрыгивая подальше. Она не желала делиться с кем-то добычей, которая принадлежит её хозяйке.
- Это дар, - гаркнула пернатая, боком подбираясь к Цинне и запрыгивая ей на спину.
- Дар, говоришь? - задумчиво промурлыкала тигрица, выразительно глянув на шамана. Ей не хотелось делиться подробностями не очень впечатляющего похода. Хватит с него этих новостей. - Мы уходим, - безапелляционно скомандовала королева. - Нам следует разобраться с тем, что имеем.

Отредактировано Циннамон (2018-01-13 18:03:19)

+1

49

СЕЗОН ОКОНЧЕН

0

50

--->> Вне игры

В последнее время Циннамон предпочитала северные земли. Её любовь к прохладе пересиливала неприязнь к талому снегу и грязи, которые налипали на широкие лапы. Вороне было проще - она на землю не опускалась, прыгая по веткам и камням. Тирце редко удавалось присесть на спину хозяйки, лишь в те моменты, когда Циннамон была слишком занята, чтобы сгонять надоеду. Птица чёрной каплей упала с неба, с подскоком приземлившись на ещё голые ветви кустарника перед мордой Цинны. В глотке свербело от желания болтать, но морда хищницы была исключительно серьёзной. Сейчас её думы были вновь поглощены делом, которое периодически не давало ей покоя. Она не раз возвращалась к этим землям, но впустую. Посылала Тирцу на разведку - неохотно, но посылала. Единственное, чего тигрица не делала - не разрушала подаренный артефакт. Королева знала, что обычно все они активируются примитивным расколом, вот только не решалась испытывать этот метод. Все-таки был лишь один шанс на это. В попытках выяснить, что же ей делать, Цинна не стеснялась советоваться с прочим зверьём. Она заставляла Тирцу находить, подслушивать, выпытывать и подглядывать; постепенно многие из тех, кто считал себя ведуном или же в самом деле был им, повстречали на своём пути тигрицу с несколькими вопросами. Иногда она получала ответы, иногда - нет. В любом случае, ни одни откровения, лепетания и увещевания не давали ей истины, а попытки сопротивления погашались жестоко. Тирца грустила. Ни один из тех, кого она приводила к хозяйке, не переживал этой встречи. Циннамон не нужны были свидетели.
Тигрица вздохнула, оглядев местность. Вокруг не было ни души, не считая вороны. Никаких песчаных стражей, странностей и... что там еще было в тот раз? Тихонько прохаживаясь по округе, она не улавливала ничьих запахов. Казалось, даже волки не ступают на эти земли. Или же просто заметают следы? По пути наверх она сталкивалась с весной во всех проявлениях: цветы, птицы, оттепель... Здесь же время будто замерло.
"Ожидая меня," - со смесью уверенности и надежды подумала полосатая.
- А кот пришёл, мой кот пришёл назад... - атмосфера таинственности нарушилась несдержанным голосом Тирцы, которая вспомнила одну из городских песенок. Тигрица прикрыла глаза, сдержавшись от отклика.
- Я снова здесь, - низким тоном промурлыкала Циннамон, расправляя плечи. Пошире расставив лапы, она наклонила голову набок, прислушиваясь. Закатное солнце мягко освещало скалы и песок под лапами.
- Он вернулся, гад...
*Green Crow – Кот пришёл назад

+1

51

Ветер, что едва слышно шумел где-то в вышине, неожиданно подхватил песенку вороны:
— Я ему не рад, моя душа не рада... - складывалось впечатление будто ветер очень неуклюже, но не менее жутковато пародировал голос птицы. - Такая вот засада, брат.
В этот момент Циннамон почувствовала как что-то цапнуло её за хвост. Обернувшись она увидела только осыпавшийся с него песок, а по ущелью тем временем пронеслось далёкое эхо чьего-то смеха.
Да, здесь действительно ждали возвращения королевы и уже приготовились оказать ей «достойный» приём. Лапы тигрицы начали утопать в песке, что стал намного податливее и зыбучей, грозясь поглотить упрямую кошку.

GM-Co

0

52

И ответ пришёл. То ли эхом на шуточку вороны, то ли Циннамон наконец добилась своей настойчивостью нужного результата. Неважно. Главное, что вокруг вновь начала твориться чертовщина. Тигрица сощурила глаза, почти добродушно переглянувшись с вороной. Ей было приказано в любой форме приводить королеву в чувство. Тирца робела, не уверенная, что ей не оторвут голову, но ослушаться она не смела. Правда, сейчас ничего делать не приходилось: хищница задумчиво послушала пение ветра над их головами, да дернула хвостом, почувствовав что-то. Кончик хвоста мягко шлёпнул по бедру, осыпав шкуру мелким песком. Циннамон растопырила пальцы, превратив и без того широкие лапы в "пескоходы".
- Ну-ну, - басовито прогудела кошка, покачав тяжелой головой. - Хватит глупых фокусов. Повторяетесь, - яркие глаза тигрицы сощурились. Сейчас она воспринимала всё более отчужденно. Потому что не было рядом наблюдающего шамана? Взяла себя в лапки? Поумнела? Что-то из списка. - Вам же самим интересно, что мне от вас нужно, - певуче тянущиеся ноты легко перекрывали остальные звуки; Тирца заслушалась.
Тигрица с явным трудом сделала пару шагов вперед, увязая в песках, но выражение на морде ничуть не изменилось. Всё та же хитрая одухотворенность в полосочку.
- Вы прогоните - я приду снова. И снова. И опять, - мурлыкала кошка, раздувая ноздри. - Но моё предложение... Возможно, вам будет, что ответить, однако момент может быть безвозвратно упущен.
Ворона вспорхнула вверх и вбок, полная эмоций, словно весь внутренний испепеляющий жар хозяйки принимала на себя, оставив Циннамон лишь гипнотическую уверенность в своих силах и каменную выдержку.
- Упущен... И сколько ещё лет пройдёт, прежде чем о вас кто-нибудь вспомнит? Не затем, чтобы осквернить эту землю, а затем, чтобы отдать должное и искать сотрудничества?

Отредактировано Циннамон (2018-02-21 21:56:54)

+1

53

Лапы тигрицы успели по колено утонуть в зыбучем песке, пока она зачитывала ветру свои громкие речи. А ветер смолчал, продолжая завывать где-то в вышине.
— Возвращайся обратно к своей хозяйке, кошка, ты и так слишком натянула свой поводок. Спящей не нужно сотрудничество с волками и их богами, что вертят тебе подобными как хотят, - прозвучал с левого бока тигрицы мягкий, вкрадчивый, невероятно ласкающий слух голос, говоривший в довольно пренебрежительном тоне. Циннамон понадобиться пара минут, чтобы среди песков различить очертания песочношкурой волчицы, что замерла всего в паре шагах от тигрицы.
— Ты провалила своё первое испытание здесь, показав себя недостойной. Второго шанса мы не даём: или ты отказываешься от своей затеи, или мы обглодаем твои кости, как обгладывали кости всех прочих неудачников до тебя.

GM-Co

+1

54

Скованно. Неуютно. Собственно, иного ожидать не приходилось. Тигрица свела белёсые брови, вздыбила вибриссы и прижала уши. В глубине груди ходил-бесновался гулкий рокот, но изливался он не яростным рыком - протяжной и тёмной песней. С лёгкой горчинкой.
- Тогда... может, мне стоит привести свою хозяйку, чтобы она потолковала с твоей? Много ли в этом будет смысла? - брызнула ядом Монна, криво усмехнувшись и сверкнув клыком. Ядом собственным, надо отметить. - В отличие от тебя, я этот поводок носить не желаю, - понизила голос кошка, довольно скоро вернув самообладание. Слишком давно была нанесена эта уязвляющая рана, да и не испытывала тигрица в полной мере силу артефакта. Бдительная Тирца оберегала её от встреч со всеми похожими волчицами.
Повернув морду, она усиленно отделяла облик странной волчицы от окружающего пейзажа. Пешка, всего лишь пешка!
- Достойной... чего? - хмыкнула Циннамон, полуприкрыв глаза и свысока глянув на песочную посланницу. - Достойной компании шакалов, которые годятся лишь на обгладывание костей? Фокусов с песком? - в голосе тигрицы пробилось ответное пренебрежение. - Мне казалось, здесь сокрыто большее. Что-то, что способно волной нахлынуть в этот заплесневелый от магии мир, - блеснувшие из-под надвинутых бровей глаза хищницы наконец определились с силуэтом собеседницы и теперь прожигали её насквозь. - А не только забивать глотку пылью и презрительно отрекаться от любого шанса.
Тигрица полуповернулась к посланнице, насколько позволяли увязшие в песке лапы.
- Тебе никогда не хотелось пожрать удачливых? - манящим урчанием спросила Циннамон у своей пленительницы. - У тех, кто носят на шеях богатства этого мира, которыми не имеют права распоряжаться? Сломать хребет какому-то зазнайке, что счёл побрякушку спасительнее своих собственных лап?
Тирца вспорхнула на загривок хозяйке, выудив из пёстрой шерсти данный ей некогда артефакт. Она чётко помнила инструкции, но птичье сердечко все равно бешено колотилось от важности крохотной миссии.
- Я давила глотки, из котоуррых лились бессвязные молитвы и заклинания, - Зерно Парадокса качнулось сбоку от ушей Циннамон. - Я выррывала серрдца, хозяева котоуррых дррожащими лапами прильнули к кристаллам, - шёпот искрился острыми, рокочущими нотками, а слова наполнились истинно кошачьими отзвуками, отчего половины было откровенно не разобрать. - И все они ждали, что меня поразит огонь, что неведомые духи защитят их... А кого убила ты, мышка?
Цинна ненадолго залилась мяукающим смехом, потянув на себя одну переднюю лапу. В мягкий и нежный песок перед ней плюхнулся артефакт, который тигрица не удостоила даже взглядом.
- Я бы отказалась от своей затеи, будь она хоть на мгновение похожа на ваше существование, - отрезала Циннамон. - Однако без вашей помощи я совершила больше, чем вы могли мне предложить... Так забирайте эту цацку и дайте мне уйти. Пока остры мои клыки и когти, я смогу отстоять свой мир; а вы, забытые, так и останетесь во вчерашнем.

Отредактировано Циннамон (2018-02-26 19:10:49)

+1

55

Волчица слушала молча, слегка склонив голову на бок, на неподвижной равнодушной морде не было даже самого далёкого намёка на жизнь. Казалось будто эта морда была не более, чем маской. Когда тигрица закончила говорить, волчица просто подошла и подобрала артефакт. В этот же момент зыбучие пески прекратили пожирать Циннамон и та без особых трудностей могла выкопать свои лапы из песка. Тем временем песочношкурая волчица, всё также не произнеся ни слова, потрусила вглубь ущелья. Было ли это разрешением уйти восвояси или приглашением последовать за ней — это решение полностью лежало на Циннамон.

GM-Co

+1

56

Ответом ей была тишина. Циннамон нахмурилась. Тигрица не любила, когда её речи оставались безответными, но настаивать она не стала. Пока.
- Такова ваша воля, - безразлично отметила кошка, заполняя раздражавшую её паузу. Она ступила сначала одной лапой, а после и остальными на твердую землю. Растопырила пальчики и потрясла ими, вытряхивая песок из-под когтей. Равнодушная морда тигрицы, казалось бы, потеряла любой оттенок былого пылкого чувства, что горел в ней мгновениями раньше. Цинна прошлась широким языком по передней лапе, взъерошила себе бакенбарды и пригладила усы. Глянула вслед песчаной волчице и поднялась, неторопливым шагом устремляясь вперед.
- Итак, я хочу разобраться с... вы знаете, чем, - будничным тоном Циннамон вновь начала полировать мозги песчаной волчице. Будто не тонула в песке, отплевываясь яркими речами; маленький рестарт. - И, как мне кажется, в конце концов мой путь вновь приведет меня сюда, так зачем тянуть?
Волчица тащилась достаточно медленно, чтобы нагнать её быстро, однако кошка сохраняла дистанцию. Тирца молча скользнула следом, на бреющем вираже близ земли пронеслась мимо обеих путниц и примостилась на скалах.
- Спящей не нужно сотрудничество... Мрр, ну да, кому они сдались? - словно договариваясь сама с собой, кошка бормотала себе под нос, не переставая хвостом тащиться за странным зверьком. - Что же нужно? Сопротивление... Или спать дальше, - Циннамон непроизвольно зевнула, и от вида здоровенных клыков ворона на скале глухо каркнула от восхищения. "Прекарсна!"
- Что же за сны видит твоя госпожа, раз они настолько интереснее побед? - чуть громче поинтересовалась тигрица у маячившей впереди спины.
"Если и надеялись отвязаться от неё - зря," - подумала Тирца, почистив клюв о наиболее ровный камень. - "Очень зря."

Отредактировано Циннамон (2018-03-04 12:34:39)

+2

57

Волчица молча брела, не обращая внимания на болтовню Циннамон, пока та не задала свой последний вопрос. Замерев, волчица обернулась и взглянула на тигрицу широко распахнутыми, в буквальном смысле стеклянными глазами. Они звовеще блестели в свете уходящего солнца.
— Лучше. Один. Раз. Увидеть. Чем. Сто. Раз. Услышать.
Песок под лапами стал мягче, более влажным, слился в податливую массу напоминавшую плоть. На стенах ущелья отчётливей проступил рельеф, их верхушки теперь как никогда выглядели подобно кривым, острым зубам. Циннамон находилась в центре гигантской пасти, что тянулась к испугано моргавшему глазу луны, бледно проступавшей на вечернем небе.
— ...могут даже волки попасться.
— ...поверь и в нас хоть немного!

Тигрица чувствовала веселье — насмешливое, издевательское.
— Нет... Я не умру на южанской земле.
Триумф, сладкий и пьянящий, он заставлял забывать о мелких помехах.
— Волки... Давно забыли, что значит, вес-с-сти себя прилично.
Но подобно ломке, что приходит после пика наслаждения, на тигрицу опустилось чувство тоски.
— Нет, не желаю слышать ваши извинения.
Раздражения.
— Ты молодец, Лето, теперь ты знаешь тайну этого места.
Злобы. Ничего, эти избалованные, размякшие букашки ничегошеньки не знали, но всё-равно путали все карты.
— Помните, что мы на охоте, и лично я уже голоден.
— Спать, забыть. Есть ради, ради, ради целостности.
Напряжение хищника, ждущего верного момента для решающего броска. Но сил, сил не хватало, она так устала, она ещё не успела восстановить силы. Ей нужно проспаться, чтобы вернуть утраченную энергию и тогда...
Из пор скал повалил дым, который густым шлейфом поднялся в небо, заслоняя вечереющий небосвод. Гигантская пасть словно принадлежала дракону, у которого не получалось дохнуть огнём, только кашлять дымом. В этот момент Циннамон отвлекает боль — плещущаяся в пасти слюна заставляла тигриную шерсть сворачиваться и чернеть, наносила болезненные ожоги открытой коже, грозясь вот-вот растворить её плоть до самых костей.

GM-Co

0

58

Отчетливые, пустые и неживые слова встревожили тигрицу и в то же время обрадовали. Она добилась своего - получила внимание, нашла нужный ключик! В сердце взыграл азарт. Кошка самодовольно приподняла ушки и выпрямилась, ожидая последствий своего любопытства. Тирца разволновалась; позорная птица взбалмошно крикнула, когда скалы и пески вновь начали свою игру. Беспокоилась, глупая.
Циннамон бросила разглядывать песчаное создание. Она несколько раз обернулась вокруг, уверенно топая лапками по внезапно плотной земле; широко раскрытыми глазами следила за метаморфозами. Реальность плавилась, как смола на жарком солнце, перетекала в нечто иное. Это были уже не фокусы. Не яд на клыках, не искристые фейерверки, не стебли вьющихся пут - нечто более глобальное и внушающее уважение. Не сказать, что Цинна молниеносно прониклась происходящим, однако кошка одобрительно хмыкнула себе под нос. За этим она и пришла.
Её наполняли чужие чувства, а луна робко и боязливо отпечатывалась на небосводе. Душу внезапно тронули несвойственные хищнице порывы, и Цинна издала негромкое урчание, блаженно задрав морду вверх. Полуприкрыв глаза, она внимательно слушала, принюхивалась и тихонько вонзала в землю когти задних лап. Удовольствие сменилось льдом, и тигрица неосознанно прочертила глубокие борозды в податливой, но плотной почве. Горькое и обжигающее чувство злости, досады и разочарования вынудили её с подозрением оглядеть сомкнутые зубцы скал. Зрачки сузились до точек, а шерсть на загривке моментально поднялась дыбом. Циннамон было знакомо это состояние, оно было почти родным для неё. Оно иссушало её сердце с тех пор, как наглая чернохвостая волчица осмелилась покуситься на свободу королевы лесов. Издав гневный рык, Цинна рванулась вперед на три прыжка, но замерла, скованная болью. Дым застлал любопытную луну, пока кошка боролась с навалившейся усталостью и шипела от обжигающего огня в пасти. Припав на передние лапы, Ци изо всех сил выжимала воздух из легких, ошарашенная и оглушённая кашлем. В иной ситуации это смотрелось бы исключительно забавно, будто тигрица откашливала комочки шерсти, однако гортанный рёв и дымные ленты вокруг скал сильно портили впечатление от этой картины.

+1

59

Дым всё тёк и тёк в небо, пока то больше не могло его принять. Дым начал стекать обратно в пасть, заполняя её и вдобавок ослепляя Циннамон. Боль увеличивалась по нарастающей, пока кислота разрушала тело тигрицы. Казалось у этой агонии нет пика, она будет просто становиться сильнее и сильнее, пока разум не оставит тигрицу. Дым уплотнялся и темнел, укутывая Циннамон в безпроглядную тьму. Были ли это приветливые объятия смерти?
Нет.
Тьма открыла глаза — тысячи тысяч глаз, среди которых не было ни одного повторяющегося. Некоторые были привычны взгляду Циннамон, другие же откровенно пугали: два глаза, кое-как слившихся в один, глаз с зубастой пастью вместо зрачков, вытянутый глаз, что мерзко извивался словно раненый червь...
Они все смотрели на Циннамон. Она могла буквально ощутить, как её тело и разум ковыряют чужие прокосновения: холодные, чуждые и лишь чуть-чуть менее, чем обычно, безразличные к насекомому, что попал на их лабораторный стол сегодня.
Где-то в затылке тигрица может ощутить нарастающий гул голосов. Он был хаотичен в своей сути, — некоторые голоса говорили неестественно растянуто и медленно, другие чересчур быстро, у каких-то резко повышался или понижался тон голоса, а у последний словно пропадали отдельные звуки и слова, как вырезанные — но без всяких сомнений един в своём намерении, которое Циннамон не могла понять. Этот гул говорил на неизвестном ей языке. Пока неожиданно отдельный, уже знакомый голосок не произнёс всего одно слово, которое Циннамон смогла вычленить из этой мешанины только потому что смогла его понять:
— Хватит.
Голос принадлежал волчице, которая забрала «Зерно парадокса». Картина бесчисленного множества глаз потекла как мокрая краска, пока тигрица не погрузилась вновь во тьму, на этот раз привычную, естественную. Циннамон не может пошевелить своим телом, даже более, едва может его почувствовать. Однако оперевшуюся о её лоб лапу она ощутила очень отчётливо.
— То, что ты видела — не есть истиный лик Спящей. Твой разум слишком жалок и прост, и в попытке защититься от искры её чистого сознания подсунул тебе то, что ты только что видела. Слышала. Ощуща-а-а-ала, - её голос был таким же мягким и приятным как раннее, хотя начал странно подскакивать на последнем слове. Но в нём не было прежнего пренебрежения.
— Странно, что ты сумела это пережить. Но тем не менее, ты умираешь, - волчица убрала лапу. - Может тебе всё же стоит, ради исключения, обратиться к волшебным штучкам, которые ты так презираешь, если твои амбиции столь же велики как и могущество самой Бездны. - и снова, на последнем слове голос волчицы стал неожиданно низок и медленнен.

Тирца не видела ничего из того, чему стала свидетельницей Циннамон. Только в самом начале, пернатой удалось увидеть малую часть игры скал и песка, что вызвало в ней огромный приступ паники. Теперь же её королева валяется в песке, словно падаль — её тело обуглилось во многих местах, а в других покрылось уродливыми волдырями. Кое-где, через поджаренную плоть, даже проглядывали кости.
Закончив говорить с Циннамон, песчаная тварь подняла свой взгляд на Тирцу и даже на самом большом отдалении та могла ощутить сквозящую во взгляде обжигающую жестокость и выжидание.

GM-Co

+3

60

Циннамон давилась дымом, хриплое дыхание обжигало всё тело разом. Тигрица медленно и скованно опустилась на землю, прижимаясь кипящим изнутри животом к песку, завалилась на бок. Всё сознание было заперто внутри, окружающий мир игнорировался; под конец пропал и свет, остался лишь надсадный рык, острые клыки боли по всему телу и давящий шум. Пригвожденная к почве, Цинна металась бы, как все раненые звери, но сведенные судорогами мышцы отказывались повиноваться. Это была смерть, смерть неправильная и чуждая, от слуг которой тигрица так мечтала избавить Остров. Но, зажатая в когтях агонии, она не могла ничего сделать - лишь чувствовать, запоминать и внимать... Чему-то. Стёрлись все планы и намерения, оставив лишь животную ярость, страх за будущее, непреодолимый привкус обиды напополам с дымом. Сквозь тьму всё это время наблюдало нечто бредовое, что, возможно, видит любой пораженный болью мозг. Или же это действительно было то, что она так рвалась увидеть?
Обессиленно дернув головой, Цинна неосознанно рванула на себя лапу, осыпав песком полосатый бок. Частое, с присвистом дыхание становилось всё реже, и десятки глаз будто перемигивались в такт ему. Изучали, но без интереса. Разглядывали, но не обращали особого внимания. Словно подслушанный разговор, неопределенные фразы лились мимо; Циннамон не удавалось вникнуть в их смысл, она была поглощена упорными попытками уцепиться за страдания, вылезти из дымной трясины и заставить своё сердце биться хоть чуточку медленнее.
К моменту долгой речи на ясном языке Циннамон уже не тратила сил на взаимодействие с органами чувств, изувеченными чужими прикосновениями. Зато внимала словам её спутница, застывшая, будто искусно сработанное чучело. Тирца неотрывно пялилась на хищницу, не издавая ни звука; в её душе почти таким же огнем полыхало отчаяние. Потускневшие глаза тигрицы были расфокусированы, а к краю пасти, покрытой пеной, прилип песок. Ворона опустила крылья до земли, оставив на почве тонкие росчерки перьев, подобралась ближе, поборов незнакомое до сих пор чувство неотвратимой потери.
Тирца не умела плакать; из горла её раздавался слабый, трескучий звук, словно искаженное эхо недавнего рева поверженной королевы; ворона вытянула шею, дрожа всем телом. Наверное, это было единственное живое существо, которое скорбело бы по Циннамон; и столь же одинокое, имеющее желание за неё бороться. Циннамон никогда не смотрела на неё дольше нескольких секунд, необходимых для отданного приказа; она никогда не допрашивала её после долгих отлучек и не проверяла, что её спутница может скрывать от своей хозяйки. Но, казалось, странная песочная волчица видела пернатую стражницу насквозь; под этим пристальным, липким и тяжелым взглядом Тирца медленно раздвинула тусклые перья на груди, выуживая тонкий и вытянутый кристалл. Она неоднократно выводила на верную гибель знахарей и ведунов; зачастую те считали её посланницей высших сил и приносили ей дары. Глупые волки, сгинувшие от когтей и клыков, они всерьёз меняли одну силу на возможность получения другой; и вот сейчас Тирца бережно сжимала в клюве что-то... полезное. Наверное. Вероятно. Ворону озарило сомнениями, но отступать было некогда; добравшись до морды Циннамон, она чувствовала запах горелой плоти и шкуры, слышала тяжелое, редкое дыхание. Внезапно взгляд тигрицы сфокусировался на птице, и той лишь оставалось гадать, молит ли хозяйка о помощи или строго запрещает приближаться к себе с этим неведомым камнем. Тирца собрала крылья за спиной, тихонько покачав головой; вообразила себе приказ в глазах Циннамон и осторожно протиснула талисман исцеления меж бессильно разжатых челюстей хищницы. Она не отлетела в сторону, лишь подняла голову на песчаную волчицу; возможно, ворона возненавидела бы эту зловещую гадину, но слишком много чувств и эмоций в ней не помещалось.

Отредактировано Циннамон (2018-03-17 19:18:34)

+2


Вы здесь » Последний Рай | Волчьи Истории » Северная часть » Верхняя Темнолунская гряда