Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика
ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ
В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом нижнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему .

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:

Король Лев. Начало



Наша группа ВКонтакте

Акция: задобри Лиса!

Обновления декабря:
02.12.2017
Обновлены наборы смайлов и стикеров в форме ответа.
08.12.2017
Полностью переработана тема О Городе.
09.12.2017
Обновлён дизайн форума.
Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Добро пожаловать на Остров – клочок земли, окружённый со всех сторон бескрайним смертоносным океаном. Его нет на картах, его невозможно найти с самолёта или корабля, а тем, кто случайно ступил на сушу, не суждено вернуться домой. На Острове царят свои порядки. Стаи разумных волков, способных принимать человеческий облик, люди, заселившие центральные земли, и лисы, которые хранят свои тайны – те, кто диктуют правила выживания в этом суровом небольшом мире. Ступайте осторожно и прислушивайтесь ко всему, что окружает вас. Остров полон секретов. Здесь можно повстречать существ, о которых на большой земле слагают легенды, и найти двери в миры, где стёрта грань между реальностью и фантазией.


Игровой сезон "В сонном царстве теней"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Вечный лес

Сообщений 101 страница 118 из 118

1

http://s1.uploads.ru/i/IFAye.jpg

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Сухая поляна
Юг | Болотные топи, Змеиный кряж
Запад | Медвежьи холмы
Восток | ---

0

101

Сердце бешено гоняло кровь, разогревая собаку. Скоро ее дыхание стало хриплым. Ниагара, стартанувшая следом за гампром, оказалась легче и быстрее. Быстро нагнав серую, она же ее и обогнала, и теперь Ситре с недовольством разглядывала мелькающий впереди куцый зад курца. Впрочем, олень, казалось, не только не собирался останавливаться, с каждым мигом его следы, его запах - все таяло вокруг. И в конечном итоге Ситре вдруг поняла, что они преследуют ничего. Сука остановилась, тяжело переводя воздух и оглядываясь. Ни следов, ни запахов. Зато густой мрак вокруг начал рассеиваться, что не могло не радовать. Сит тяжело опустилась на стылую землю, переводя дыхание и поджав под себя поврежденную лапу, а здоровую наоборот - вытянув вперед. Гампр открыла рот, вывалив язык чуть ли не до земли, остужая свой разгоряченный погоней организм.
Впрочем, силы вернулись удивительно быстро, и вскоре сука уже не лежала, а сидела, с недоумением оглядываясь.
- Во влипли-то, - фраза не была адресована Ниагаре, скорее просто констатировала факт. Куда идти - обе они не знали. Запахи, в том числе их собственные, словно бы кто-то стер.
- Заблудились? - Ситре повернула голову, и загривок мгновенно встал колючим ежиком. Что поделать - гампр не любила волков. Никаких. Ни в каком проявлении. Впрочем, нападать так слету, без разбора, да еще и с учетом того, что волчица, вышедшая к ним, не проявляла агрессии - это было бы неразумным и неправильным. Все еще не опуская шерсть, сука с недоумением вглядывалась в маленькую волчицу, пытаясь понять, какая же она? Серая? Или белая? Впечатление, что будто бы туманная. И глаза ее столь непонятного цвета, словно морская вода: вот они глубокие синие, а в следующие минуту зеленые, или голубые. Сит встряхнулась, мечтая смести, снять с себя это наваждение. Но ничего не изменилось. Что ж, сами влезли в эту переделку. Доверять волку? Нет уж, спасибо. Но и игнорировать слова лесного жителя не стоило.
- Как ты верно заметила, мы заблудились, - сухо, но без лишней грубости заметила Ситре, делая шаг к волчице, слегка загораживая собой долговязую собаку, с которой ей повезло остаться.
- Мы ищем. Что-то, - Сит попыталась вспомнить. о чем же говорили люди, но толком ничего в голову не пришло. Она покосилась на Няху, вопросительно приподняв брови, не помнит ли курцхаар?
Что-то странное и опасное, - прозвучало так себе, но в этом странном лесу эта странная волчица могла что-то знать
Заставить опуститься ежик шерсти не получалось. Она то вставала дыбом, то приглаживалась, отчего ска выглядела странно. Стоять на месте гампр тоже не могла, потому беспокойно вышагивала туда-сюда, нервно помахивая коротким толстым хвостом. Информация о том, что их друзьям (то есть людям, как поняла сама Ситре) грозит опастность - ее не радовала. Она надеялась на Дейзо,и в то же время беспокоилась за кота.

+1

102

Он не слушал. Конечно, он не слушал. Чем дольше Ингрид жила на этом свете, чем чётче видела перед собой безрадостный факт: мужчины были напрочь лишены умения слушать. По-крайней мере когда слушать им приходилось женщин, друг друга же они будут слушать с открытыми ртами. Особенно когда дело заходит о предприятии с высокой вероятностью смертельного исхода. Учёная искренне не понимала, почему охотник не желает понимать её аргументы: для этого нужно или совершенно не дорожить своей жизнью или быть непроходимой тупицей. К сожалению, Ингрид пока что приходилось видеть гильдийцев лишь с этих двух, крайне нельстящих их репутации сторон. И вот, снова.
- Мистер Коу, последнее что входит в мои планы - это продолжать несомненно опасную экспедицию с таким... - Ингрид сцепила зубы вместе, ибо ей не хотелось вслух называть своего спутника "балластом". Мужская самооценка - хрупкая вещь, а от её обладателя как никак зависела безопасность и жизнь учёной. - ...С такими отягчающими обстоятельствами как наши ранения. Городу не будет никакой пользы от этой экспедиции, если мы погибнем на пол-пути, потому что недооценили сопряжённые с ней трудности, - Ингрид не исключала возможности, что вариант вернутся обратно ни с чем, становясь тем самым объектом насмешек всего Города, был для мужского эга большой угрозой нежели смерть, но серьёзно - в данной ситуации лелеять хрупкую душевную организацию упрямого мужлана ей было некогда. Если Коу не хочет быть взрослым, который предпочтёт чужие жизни сомнительному открытию и успеху, это сделает Ингрид.
Подобные всплески альтруизма были ей не слишком свойственны, но собственная жизнь и разум ей были дороже славы. Сама она бы с огромным удовольствием бы бросила упрямящегося Коу прямо на съедение лесу, чтобы уйти в отступление, но вот незадача - самостоятельно она выход из леса не найдёт. Зато с большой вероятностью она станет добычей ночных хищников, затаившихся в чернильной тьме. Возможно обычных... а возможно ещё более страшных нежели трёхголовый олень. Но никому не было обязательно знать об истинных мотивах учёной: трусливых и эгоистичных. Пусть лучше в этом микро-социуме у неё будет репутация суетливой наседки, готовой приютить каждую под своим целительным крылом. Таких индивидуумов с наименьшей вероятностью вышвыривают из безопасного стада.
И только в этот момент учёная заметила (а точнее ей указали на это) как сильно уменьшилось их безопасное стадо. Собаки исчезли - нетрудно было догадаться, что безмозглые животины соблазнились следом мутанта, хотя обычно всё бывает как раз наоборот: животые первыми спасаются бегством при малейшем намёке на чудовищные силы из мира кошмаров, а люди идут напролом, плевав на усилия бесовские их спугнуть.
Если собаки сдохнут по дороге Ингрид их будет не жаль. Они не были её собственностью, её подругами - они были для неё в первыми очередь телохранительницами, обязанными охранять её жизнь. Но вместо этого они их предали и бросили, сбежав на поводу приключения словно незрелые щенки. Терпение Ингрид в практически любой ситуации были подобно толстому стальному тросу, но сейчас учёная чувствовала как этот канат волокно за волокном подрезают. Ибо какого чёрта всё идёт так сильно под откос?! Учёной стоило больших усилий не проклять этих собак хотя бы тихо под нос.
Тем временеи зловещая цепь следов бесследно растаяла, вновь предоставив людей ночи, кою разгонял лишь слабый свет радиоактивного осколка. Появление Кая и его спутника было неожиданным, но учёная была слишком погружена в свои невесёлые чувства, чтобы по-настоящему испугаться. Хотя отсуствующий вид охотника наводил некоторую жуть.
- Вы сумели успешно отбиться от кабанов? Среди вас есть нуждающиеся в оказании первой помощи? - деловито поинтересовалась учёная у молодого охотника. Но следующий вопрос должнен был быть задан резко, слишком резко похолодевшим голосом, острым как заточенный скальпель, но охотник сам "вспомнил", что было в этой ситуации не так.  Ингрид не видела лица своей подруги. Не слышала её голоса, шумного дыхания её собачьего спутника. Помимо неё и Декстера здесь находился только Кай и его кошачий компаньон и первый теперь сполз на землю, чуть ли не скрутившись в позе эмбриона. Ингрид наблюдала за немым отчаянием Кая холодным и стальным взглядом, не позволяя себе проявить толику сентиментальности. Таким же был и её голос, когда она поинтересовалась у молодого охотника:
- Что произошло? Почему мисс Уильямс не с вами?
Охотничий кот, совсем недавно подбадривающий своего спутника, начал явно нервничать, что могло означать Ингрид ждут неутешительные ответы. Но это также могло означать, что рыси очень не нравится стайка светлячков, которая прилетела на свет осколка и теперь любопытно кружила вокруг Ингрид. По-первой учёная с некоторым безразличием терпела их присуствие, но когда одно из насекомых чуть не залетело ей в ноздрю, она рефлекторно замахала вокруг себя рукой, прогоняя назойливых жучков, сопровождая свои движения негромкими, сквозь зубы процеженными "Кыш!" Когда светлячки поняли, что энергично размахивающая рукой Ингрид представляет серьёзную угрозу для их численности и посторонились учёной, пусть и продолжая кружить поблизости, Ингрид удосужилась обратить внимание на Декстера. Тот только что поймал одного из жучков, что учёная собиралась язвительно откомментирововать, но от его тихих слов и зачарованного взгляда в никуда у неё словно комок к горле образовался.
"- Нет, нет, нет, нет, нет..."
Но поздно: охотник растворился в темноте, уводимый в неизвестность одному ему видимыми фантомами. Ингрид даже не смогла крикнуть, чтобы пробудить охотника от его транса, только попыталась броситься вслед за ним, надеясь успеть хотя бы схватить того за руку, совершенно забыв о своей ступне. Боль мгновенным элеткрическим разрядом прошила её ногу и учёная наполовину завалилась в куст, цепляясь за его ветви, чтобы окончательно не потерять равновесие. Голые ветви тонкими когтями прошлись по её лицу, оставляя на память о своих объятиях несколько ярких, но неглубоких царапин.
Рысь тоже исчезла, бросившись вслед за Декстером, как то только что безуспешно попыталась Ингрид. Более менее прочно встав на ноги, она обратила взгляд на тропу, по которой ушли человек и рысь, ныне так удобно освещённую светляками. Но не увидела ничего кроме непроницаемой стены кустарника и абсолютно ровной мерзлой земли. Даже звуки, которые они должны были издавать, враз задушили. Каазалось будто их спутники растворились в воздухе, едва исчезнув из поля зрения.
Ингрид издала нервный смешок, казалось она вот-вот нарушит нарушит тишину истерическим смехом, но этого не произошло. Только резкие выдохи то ли смешки, то ли сухие всхлипы. Учёная беспомощно хлопнула руками по боками и покачала головой, отказываяьс верить в произошедшее. Вся эта чертовщина всё больше и больше походила на фильм ужасов, в котором Ингрид и её сопровождающим выдали главную роль. Они ведь действительно оказались в заколдованном лесу, правда? Учёный разум отказывался верить в такие байки с одной стороны, но считать, что происходящее является результатом случая, а не чей-то злой воли, значит было признать свою абсолютную беспомощность перед лицом непредсказуемого, равнодушного хаоса. Против чей-то злой воли можно побороться, ибо её мотивы были прозрачны: разделить людей и собак, ибо по-одиночке они были слабы. Но хаос... хаос - это полная потеря контроля. А для Ингрид не было ничего важнее контроля над ситуацией.
- Мистер Фридлейв, я надеюсь вы сможете отследить свои следы обратно к болоту. Мы должны вернуться и найти мисс Уильямс; с помощью её спутника нам удасться найти остальных, - Ингрид пронзала испытующим взглядом, в её голосе звенели железные ноты. Она не примет никаких возражений и упрямств, за исключением охотнику придёт в голову более действенный план. Учёной больше всего хотелось в этот момент опустить руки и самой сползти на землю. Но то немногое, что ещё осталось от её воли, упрямо боролось против надвигающегося ступора. Она не может позволить себе сдасться. От неё зависело слишком многое.

+2

103

Все, что происходило дальше, казалось, прошло мимо Кая. Его внимательность сейчас была практически на нуле, а реакция замедлилась настолько сильно, что осознание произошедшего пришло далеко не сразу. Он пытался успокаивающе потрепать кота по голове, когда тот злобно шипел на светлячков и явно хотел о чем-то предупредить. Впрочем, юноша был слишком подавлен, и не оценил беспокойство товарища. Брюнет всегда доверял рыси. По факту, это было единственное существо в этой экспедиции, которому охотник верил безоговорочно, и на которого мог всецело положиться. Ингрид он знал слишком плохо, Марго ненавидел всей душой, Декстеру не доверял после того, как тот оставил отряд на болоте. Мысль о том, что его использовали как пушечное мясо, еще не скоро выветрится из головы Кая, и относиться к мужчине так же, как прежде, он уже не сможет. Оставались лишь собаки и Дейзо, но никого из них поблизости не было. Уже не было.
Пропажу кота охотник заметил далеко не сразу. Пребывая в какой-то прострации, парень толком не обратил внимания на светлячков.  Кажется, даже приземление на поляну дракона, он бы оставил без внимания. Вот только когда юноша собирался было что-то сказать спутнику, он осознал, что обратиться-то и не к кому. Зверь сбежал, и парень не увидел, в каком конкретно направлении. Шумно втянув воздух, Кай медленно выдохнул и как-то нездорово усмехнулся. Прелестно. Просто замечательно! Что еще должно произойти, чтобы окончательно испортить этот день? И хотя вопрос этот был риторическим, ответ на него пришел быстро.
Несмотря на то, что первые две реплики Ингрид юноша проигнорировал, на третью он не отреагировать просто не мог.
- Не смей. Разговаривать. Со мной. В таком. Тоне. - буквально прорычал брюнет, поворачиваясь к оставшейся на поляне девушке. - Не смей отдавать мне приказы после того, как вы бросили нас на этом чертовом болоте. В тот миг наука была для вас важнее, чем наши жизни, и вы посчитали, что нами вполне можно пожертвовать ради какого-то дерьма, о существовании которого мы почти ничего не знаем. Вы оценили важность этих исследований выше существования пяти живых существ, которые пошли за вами в эти дебри, чтобы помочь. Я неоднократно пожалел, что подписался на это развлечение. Мы все пошли с вами по доброй воле, а вы бросили нас умирать в окружении этих поганых свиней. И сейчас у тебя хватает наглости отдавать мне какие-то указания?
С каждым словом тон брюнета становился все холоднее и холоднее, а ярость в глазах постепенно становилась столь явной и очевидной, что от былой апатии не осталось и следа. Кай был в бешенстве, хоть и говорил ровно, размеренно. Впрочем, было ясно, что достаточно малейшей искры для того, чтобы этот огонь разросся в пожар.
- Хочешь возвращаться на болота - валяй, держать не буду. Без Ситре и Дейзо я никуда не пойду, нравится тебе это или нет. Я не стану снова рисковать жизнью ради лгуньи и двух эгоистов, которые даже не попытались вернуться и хоть как-то нам помочь, когда мы в этом нуждались. И если ты посмеешь меня упрекнуть в жестокости - я вынужден буду добавить к списку ваших характеристик еще и лицемерие. После того, что вы сделали, ты не имеешь никакого морального права отдавать мне указания и упрекать меня хоть в чем-то. Я остаюсь дожидаться своих друзей. А ты можешь делать что угодно.
На последней фразе юноша отвернулся от Ингрид, намекая, что их разговор окончен. Кай более не желал вести беседу с предателем, тем более в подобном ключе. Он понимал, что им необходимо вернуться обратно в Город. Всем. И Декстеру, и Марго, и всем собакам. Но тон, с которым говорила ученая, сейчас был неприемлем. Не было больше экспедиции, она накрылась медным тазом еще когда обе собаки пропали в этом проклятом лесу. И подчиняться дамочке охотник больше не собирался. Хочет сотрудничать - придется вести диалог на равных.

+6

104

Не разбирая дороги, Ниагара неслась по следам угасающей светящей дорожки, которая не оставляла никаких шансов догнать, как быстро не перебирай лапами. Эта неуловимая погоня за неизвестным рано или поздно должна была закончиться, момент наступил после потухания последнего упоминания о том, что заставило собак покинуть отряд, судя по всему, опрометчиво кинувшись в погоню. По наивности своей, а быть может гонимая охотничьим инстинктом, затмевавшим голос разума, кричащем, что все бесполезно, Няха опустила голову к снегу, желая найти след. Двигаясь зигзагами она неоднократно пробегала то туда то сюда, хмуря брови и всхрапывая, однако никак не могла наткнуться на желаемое. Было еще что-то, один момент, заставляющий холодеть затылок, но она отгоняла эти мысли, концентрируясь на искомом.
Спустя пару минут после потери следа, Ниагара наконец остановилась чтобы перевести дыхание, ведь они такое длительное время бежали, пятнистая никогда еще так долго не преследовала что-либо, так быстро...
- Ты знаешь... - выдохнула - Я ничего не нашла... - голос полный разочарования. Опять выдохнула, а морда продолжала выглядеть очень напряженной и расстроенной, а нервные движения ушами лишь подчеркивали эмоциональный настрой курцхаара.
- Тут нет наших следов. Вообще. Мы не сможем вернуться назад. - подняв голову к небу собака с радостью обнаружила, что видит кроны деревьев. Видит! Она улыбнулась и облачко пара вырвалось из пасти.
Их привлек нежный голос дитя леса, головы собак повернулись одновременно, словно механически, но реакция была разной. Няха не спешила дыбить шерсть, предпочитая приветствовать свою возможную спасительницу более радужно. Курц несколько раз вильнула хвостом, так требовали обычаи их собачьего племени, и отвела уши назад.
Как и Ситре, пятнистая не могла припомнить куда именно держал путь их отряд, для чего эти формальности собаке? Нахмурилась. И как они найдут дорогу вперед, если не знают куда идти? Назад? Назад мы всегда успеем вернуться. Если сможем?
- Да, ситуация чуть вышла из-под контроля. Мы сопровождали экспедицию, однако, кажется сам лес против нашего присутствия. Мы не знаем куда нам нужно и не знаем откуда пришли.

+2

105

Для Ситре и Ниагары.
Ситре явно нервничала, что не могла не заметить таинственная незнакомка, и это заставило её колебаться в правильности своего вмешательства ещё больше, но тут Ниагара спасла положение, дружелюбно отозвавшись на вопрос волчицы: глаза серебристой хищницы потеплели, став нежного персикового цвета, а саму её будто окутала ласковая прозрачная дымка. Однако всё-таки она была встревожена, услышав ответ курцхаара.
- Не знаете, откуда пришли и куда идёте?.. Но, милая, вы ходите кругами который час... - Душевно, по-матерински отозвалась лесная обитательница таким тоном, как будто Ниагара и сама всё прекрасно знала: что прошла половина ночи, что они так и не продвинулись вперёд и что спутники их где-то здесь, бродят среди теней, наворачивая круг за кругом и даже этого не замечая... Глаза волчицы пугливо засияли ещё ярче, когда она обратилась уже к Ситре:
- Лес правильно гневается. Это место священно, а ваши друзья пришли с ружьём. Он накажет их, если они нарушат бесконечную тишину. Он поглотит их, если они ранят бессменных стражей.
Она помолчала, испытывающе всматриваясь в глаза собак. Напуганы ли они достаточно, чтобы воспринимать её всерьёз?
- Если вы пообещаете увести людей, я покажу вам путь. Но лишь однажды. В этом месте две грани этого мира. Ни одну вы не должны открыть. Живите дальше без ответов. Так безопасней.
Видя, что собаки колеблются, незнакомка решительно спросила, и голос её прозвучал на удивление твёрдо:
- Вы верите в волчьих богов?

Для Кая.
Пока спутники ссорились, лес продолжал с ними играть. Стоило Каю отвернуться от Ингрид, как сияние от светлячков померкло для него, а позади вновь зияла вечная тьма. Он остался один. В кромешном мраке. Ни запахов, ни звуков, ни прикосновений. Ни-че-го. Казалось, проходили часы, дни, годы, а Кай стоял на месте, словно статуя, и мир прекратил для него своё существование.
В определённый момент он слышит знакомое урчание, и кто-то нежно тычется в его ноги. Дейзо вернулся, и он пока что единственный в их компании, кто может видеть в этой бесконечной ночи, чьим глазам можно верить.

Для Ингрид.

Пока Кай продолжает свою гневную тираду, внимание Ингрид привлекает участившееся сияние светлячков. Они словно зовут её за собой, предлагая рискнуть и хоть раз в жизни довериться не голове, что может рассуждать верно и неверно, а органам чувств. На данный момент светящаяся дорожка из насекомых - единственное, что видит учёная перед собой. Стоит ей вновь обратить взор на Кая, и она его не найдёт: его, как и остальных, сожрало нечто.
Вдобавок ко всему прочему, Ингрид неожиданно осознаёт, что слышит чьи-то голоса и шаги - явно принадлежащие людям! Но самих людей не видно. Камень, с которым она ни на секунду не расставалась, вновь начинает пульсировать. Голоса явно нереальные. Будто девушка погрузилась в прошлое, и вот его призраки проходят мимо неё, занятые своим делом, своей миссией.
- Мы блуждаем часами. Нужно вернуться. Я плохо себя чувствую.
- Мы близко, я это знаю. Нужно идти дальше.
- Пожалуйста, не ссорьтесь. Мы должны держаться вместе.

Бесформенные тени проходят мимо Ингрид, их следов не видно на земле, которую мягко освещают светлячки, но понятно, что они идут по тому самому же пути, по той же тропинке, по которой так настойчиво зовут учёную пройти надоедливые насекомые. Что это? Хотят они её спасти или запутать, завести в никуда и оставить погибать?..
- Послушайте, я что-то вижу... - Нарушает чей-то голос тишину. Реплика принадлежит всё тому же призраку, что начал жаловаться на самочувствие, но теперь он, кажется, ушёл чуть вперёд.
- Что такое?
- Камни. Что за интересные камни? Они светятся. Смотри...

Голоса стихают вдали.

Отредактировано Game Master (2017-10-13 01:39:09)

+2

106

Gary Numan - Long Way Down

И он не слушал. Никто не слушал.
Ингрид смотрела на охотника с выражением искреннего непонимания на протяжении всех его яростных речей. Она смотрела на него как маленькая девочка смотрит на старшего забияку, который только что отобрал её единственную, потрепанную куклу (большего её бедные родители никогда не могли позволить) и на её глазах рвёт её на лоскутки. И в конце жестокой экзекуции бросает остатки в грязную лужу, напоследок вдавив каблуком поглубже, прежде чем удалиться. И маленькая девочка немо смотрела ему вслед. Не было ни слёз, ни боли и щемящей грудь тоски - они придут позже. Был только один единственный вопрос: зачем?
Почему именно сейчас?
Каазалось бы она сейчас пыталась "отмолить" свои грехи, прилагая все свои усилия, чтобы придумать план как найти остальных, хотя единственным её грехом было всего лишь послушаться приказа старшего их отряда. Может мистер Фридлейв действительно верил, что слабая, неспособная защитить себя учёная должна была остановиться тогда на месте и за несколько секунд изобрести нечто, что моментально решило бы все их проблемы на болоте? Причина была на самом деле в несколько раз прозаичней, но сейчас Ингрид было не до анализа чувств инфантильного, капризного ребёнка, которому неизвестно почему доверили ружьё. Он, кстати, так и не ответил на вопрос учёной, что произошло с её подругой Марго. И глядя как собачиться этот... человек, просто потому что она посмела быть недостаточно мягкой, нежной и учтивой по отношению к его ущемлённому эго, ей в голову закрадывались нехорошие мысли. Мысли, которые делали нахождение с этим неуравновешенным субъектом, который говорил так словно прыгнет в пропасть и сдохнет назло всем, и выглядел так будто застрелит её при неосторожном слове.
Он требовал от неё полного эмоционального обслуживания отношения как к равному, отказываясь делать то же самое. Всю их группу раскидало по всем возможным уголкам этого убежища безумного и смертельного, и находясь надалеко от грани, где её накроет неотвратимый океан паники, Ингрид пыталась удержать хотя бы немного человеческого в этой ситуации: порядок, организация, дисциплина. Но здесь в лесу наедине с выходцем условий опасных и далёких от цивилизованных, все эти слова становились пустым звуком. И Ингрид чувствовала как всё её существо вместе с ними истончается в воздухе, пахнущем сыростью и сгнившими прошлогодними листьями.
Зачем она пошла в эту экспедицию?
Зачем она вообще пытается?
Почему всё ещё цепляется за конструкты социума, который здесь давно мёртв?
"- Почему я до сих пор не мертва?"
Ей стоило испытывать страх, потому что она застряла на непозволительной близости от человека, который возможно убил её подругу. Ей стоило биться в ужасе, потому что она - беспомощная и бессильная - была только что предоставлена сама себе. Ей стоило...
Но она смотрела в лицо ещё говорившему охотнику стеклянным взглядом мертвеца и ей казалось, что время замедлило свой бег. Казалось она может так простоять целую вечность в этом неестественном катарзисе, пока действительно к ним не придёт чудо, как на то и рассчитывал бездействующий юноша. Может действительно пора было опустить руки и сесть на попе ровно, дожидаясь или чудесного спасения, или голодных до человечьей плоти чудищ?
Мир поплыл перед глазами как ещё свежая картина, которую облили раствором, усиливая чувство оторванности от реальности (не может реальность быть такой, не может быть такой, неможетбытьтакой). И тем ярче в глазах учёной засверкала стайка светлячков, уводя её вялый взгляд за собой. Маленькие зелёные (как осколок, как её радужка) точки, то вспыхивающие, то угасающие, выстраивающие перед ней воздушную дорожку напоминали взлётную дорогу в авиапорту. Картина самолёта поднимающего в ночной рейс вызвала щемящую тоску по родине, которую учёная могла ощутить физически. Темный силуэт железной птицы сменился маленьким окошком, показывающим Ингрид картину бушующего пламени. Учёная закрыла глаза и на один бесконечный миг она услышала голоса пассажирок и персонала полные животной паники, почуяла удушающий запах дыма и резкий запах обожжёного мяса. Её руки задрожали вспоминая её судорожные попытки выбраться из крепких объятий ремня безопасности, путешествие ползком к ближайшему аварийному выходу.
"- Добро пожаловать на Остров, фрау Восс. Добро пожаловать в ваш личный ночной кошмар, устраивайтесь поудобней!"
В следующий миг Ингрид согнулась пополам, оглашая весь лес своим безумным гоготом, которую у неё вызвала не такая уж и смешная мысль. Но это было неважно, ибо всё-равно никого не было поблизости, кто мог бы уличить её в столь непристойном (непристойном, о Боже, непристойном, как мягко сказано!) поведении: охотника-упрямца тьма поглотила с такой лёгкостью, что и остальных, стоило Ингрид лишь на одну секунду потерять его из виду. Колени превратились в желе, стоило на грани сознания мелькнуть этой мысли, и Ингрид сползла по стволу дерева на землю. Смех затихал, хотя звучало это больше как если его пытались утопить - он сменился сухими всхлипами, ибо слёзы до сих пор не хотели идти. Хотя глаза нещадно жгло.
Спектакль прошлого Ингрид наблюдала с насмешливой ухмылкой и отчуждённостью кристикессы, которая заранее знала, что шоу это - дерьмо, и была лишь здесь, чтобы никто после не посмела уличить её в незнании предмета её критики. Под конец представления учёная не удержалась и принялась издевательски хлопать в ладоши. Что, неужели это всё? Не будет выступления на бис? Кряхтя, Ингрид всё-таки поднялась вновь на ноги. Сняв солнцезащитные очки, ставшие уже так давно бесполезней, чем кучка грязи под ногами, учёная обронила их вниз. Пластик и стекло жалобно хрустнули под ногами, когда Ингрид отправилась по тропе, что так дружелюбно ей указывали светлячки, а после и теарт из прошлого.
Она не испытывала ни малейшего учёного энтузиазма. Она шла на поводу насекомых с послушанием женщины, которая устала играть взрослую и разумную на этой карусели хаоса. Пусть кто-нибудь другая наконец-то заберёт из её рук отвественность, позволив быть простой ведомой. Она чувствовала, что скоро из неё высосут последние остатки того, ради чего ещё стоило цепляться за жизнь.
"- Прости меня, Марго, но я потерпела фиаско и стою в тупике."

Отредактировано Ingrid Voss (2017-10-13 19:54:11)

+3

107

Кругами...
Забавно, но Ниагара не могла понять как именно относиться к этой информации, казалось ничто сегодня ее больше не удивит. Однако она было определенно смущенна, переведя тревожный взгляд на свою спутницу, желая скорее ознакомиться с мнением Ситре по всему это поводу. Курца нельзя было назвать истеричной породой, да и сама пятнистая никогда не отличалась этой чертой характера, хотя сейчас, сказать честно, неприятное скручивающее чувство внизу живота и учащенное сердцебиение дали о себе знать.
Что касается страха то его не было. Можно бояться занесенной над головой горящей палки или высоты, но не заблудиться. Невозможно же двум собакам вечность провести в поисках выхода из этого лесного лабиринта? Особенно учитывая то изобилие запахов, который принесли с собой люди из города, рано или поздно они ведь наткнулись бы хоть на какую-то подсказку. Пятнистая верила в это настолько сильно, что иная мысль просто никак не могла уложиться у нее в голове.
- Люди такие странные, они могут натворить бед, но лишь по незнанию, от страха. Они так натерпелись сегодня, позволь вернуться нам обратно к ним чтобы завершить начатое дело и уберечь человека от неприятностей. Нам просто нужно пройти дальше, миновать все это. - она описала мордой дугу. - Они ведь не успокоятся. Не сейчас, значит в следующий раз они снова захотят покорить этот лес и неизвестно тогда еще с какими намерениями.
Вздохнув, Гильдийка с интересом посмотрела на диковинную волчицу, чувствуя каверзный подвох в вопросе.
Ох, что могу сказать по-этому поводу. На свой короткий век я слышала так много брехни в которую верила. Порой оказывалось, что самая несусветная чушь была на самом деле истинной, а бывало иначе...То что не вызывало абсолютно никаких вопросов, оказывалось в конечном итоге белым пятном в познании мира. Я предпочитаю верить в то, что видела своими глазами.Собака добродушно улыбнулась, яркими вспышками вспоминая события сегодняшней, как оказалось неподготовленной экспедиции. - Другой разговор что именно я видела. Мои же Боги, как и подобает собаке - люди.

+2

108

Для Ингрид.
Светлячки больше не пытались приблизиться к девушке: они неровным хороводом то исчезали где-то вдалеке, то вновь возвращались. И придумалось ли учёной всё, или же насекомые действительно вдруг стали перемигиваться то зелёными, то жёлтыми, то алыми огнями?.. А тьма, как будто испуганная чем-то, отступила? Если бы мисс Восс закинула голову к лесному шатру, она бы увидела, правда увидела звёзды. Они были вроде как даже настоящие: протягиваешь руку - и они приближаются. По ним, наверное, можно найти путь домой... А вдруг это бред сумасшедшей? Возможно.
Деревья свисали так низко, что светлячки, путаясь в голых ветвях, казались гирляндой на новогодней ёлке. В определённый момент скрипучий тающий снег под ногами путешественницы сменился всхлипами и бульканьем. Ботинки в чём-то увязали, тонули и бултыхались, ноги промокли, и когда Ингрид может  уже показаться, что её сейчас проглотит эта липкая, отвратительная грязь - она, если заметит, вдруг почувствует необычайную лёгкость, свежесть. Станет словно теплее. И на мгновение покажется, что время близится к рассвету, а под ногами редкая, смелая молодая трава. И светлячки всё ещё освещают ей путь, как указатель, светофор или яркий таблоид с надписью "Вперёд!".
Слева от неё, проходя сквозь дрожащую уставшую руку точно призрак, вновь мелькнул силуэт. Зазвучали голоса, которые Ингрид не различала, слыша сквозь некий вакуум. О чём они говорили? Были ли они такими же путешественниками, как она? Может, это отголоски той самой экспедиции из прошлого? Но почему они появились только сейчас? Почему в принципе появились?
-...Странной формы. Их вообще люди сделали? Смотрите, внутри те же камни...
Если Ингрид присмотрится повнимательнее и проследит за тем, куда указывает "тень" (силуэт, фантом?..), то увидит нечто странное. То ли маленький алтарь, то ли могилку, то ли мини-курган, похожий на те старые японские святилища для мифических духов в дремучих лесах. Внутри - тихо светится камень. Такой же, как у неё. Может быть, другой формы или оттенка, но очень похожий. Дальше - ещё чуднее. Дорожка из таких вот камушков - попадаются они крайне редко (кто-то будто их выронил), и всё же их отчётливо видно на расстоянии - ведёт куда-то дальше, в сердце леса. Чем дальше идёт Ингрид, тем ей становится хуже: начинает побаливать голова и периодически глаза слепнут, однако всё не настолько плохо, и она может идти дальше (при желании). Если она не остановится на месте, то вскоре заметит, как светлячки постепенно исчезают, а приглушённые голоса стихают.
Внимание: от любых дальнейших действий персонажа (от одного малюсенького шага вперёд или назад) зависит развязка квеста. На Ниагаре, Ситре и Кае это не скажется.

Для Ниагары и Ситре.
- Позволить вам вернуться к ним? Но что я могу? - Неуверенно проронила волчица и забегала глазами, ища хоть какую-то поддержку для своих слов. - Впрочем...
Она замерла на месте, видимо увидев в сгустке непроглядной тьмы что-то. Взгляд её похолодел, а сама она стала ещё менее различимой. Смотря на неё, Ситре и Ниагара смотрят как будто на помехи на мониторе: незнакомка то стремительно тает в морозном воздухе, то вновь возвращается и становиться более-менее различимой. На собак - ноль внимания.
Ниагара возвращает её к действительности, отвечая на второй вопрос.
- Верно. Что именно ты видела, - проронила волчица, всё ещё не глядя на путешественниц из города. - А если... Если я скажу, что всё это - боги, знаки... Магия. Всё это - лишь одна сторона правды? И ваша вера в людей, сами люди, то, что они знают, на что надеются и ищут здесь - всё это - уже другая правда? Возможно, ты сейчас просто спишь, сама этого не замечая, - сказала незнакомка уже конкретно Ниагаре. - Проснёшься - и окажешься совсем не здесь. И ничего не вспомнишь. Но может, ты не спишь? И угроза твоей жизни вполне реальна, а то, что ты видишь - единственно верно?
Ниагара не успеет и слова вставить, а их очаровательная провожатая прошепчет едва слышно:
- То место, что вы ищите, не ответит на вопросы. Вы, как и всегда, сами сделаете выводы, а истина скроется от вас, потому что она выше вашего понимания. Но я вас провожу к тому, что вы так упрямо ищите. Если вы действительно ЭТОГО хотите.
В мгновение ока собак со всех сторон обступает сплошной туман: не видно даже носа, не то, что друг друга. Волчица растворяется в этом тумане, её просто физически не существует. Но очень выразительно, явно и чётко видны её следы, уходящие вдаль. Туман отпечатки волчьих лап не скрывает: испуганно подступает к ним, хочет запутать Ниагару и Ситре, но тотчас тает, а следы видны, всё ещё видны.
Если собаки поднимут глаза к небу, они точно так же, как и Ингрид, увидят звёзды, которые могут указать им дорогу назад - только иди по ним, и окажешься в городе. Звёзды бледнеют на глазах, но всё-таки вполне различимы. В тумане не слышно ни звука, а вне границ тумана - сплошная темнота, и там как раз лес живёт и дышит, поют птицы. Ступать по туману следом за волчицей или идти своим ходом, за светилами - решать самим путешественницам.
Внимание: решение будет иметь серьёзные последствия. От этого зависит итог квеста конкретно для вас. На Ингрид и Кае это не скажется.
Ситре - пропуск хода (1).

Отредактировано Game Master (2017-10-28 20:48:39)

+2

109

И в этот самый миг, когда учёная отдалась своей судьбе, покорно, с разумом истощённым от рушащейся картины мира, этот самый мир, словно испугавшись разверзнувшейся в душе Ингрид бездны, внезапно дал ход назад. Покрывало тьмы ускользнуло вглубь чащи, сбегая от взгляда человека, а светлячки продолжили указывать путь, но отныне не смея приближаться к учёной. Словно она стала прокаженной, вобрав скверну этого леса в себя. Казалось словно перемигивающиеся разными цветами насекомые стремились уведомить всё живое в округе о присуствии в нём этой проклятой. Лес вокруг ведь теперь был таким ярким и цветным, (издевательски) праздничным, в то время как Ингрид больше напоминала призрак, из которой высосали все цвета, оставив лишь чёрно-белую оболочку.
Видимо, лес не мог смириться со столь резкой сменой ролей. Болотистая грязь, пришедшая на смену грязи снежной, липкими пальцами схватила ступни хромающей учёной, норовя утянуть вниз, в вглубь самой земли - великой, огромной... и бесконечно равнодушной. Ингрид охнула, близкая к тому чтобы вот-вот потерять равновесие из-за такой резкой смены почвы. Но тут словно некто невидимая подхватила учёную под руки, вдохнув в её тело чувство невероятной лёгкости - казалось всего один прыжок отделял женщину от полёта. Земля пружинила под ногами, зовя учёную поддасться этому ребяческому порыву. Но она осталась безразлична, не ощутив не малейшего колебания в душе. Бездна засосала любой намёк на эмоции за секунду до того, как они могли раскрыться, отреагировав на смену декораций.
Но тем не менее Ингрид замерла, терпеливо ожидая когда этот цирк ощущений закончится, перестав пытаться докапываться до сердца учёной. Глубоко вдохнув оживший вокруг воздух, она подняла голову, устремив шартрезовый взор к небу. Небесный свод, освободившийся от оков сверхестественной тьмы, смотрел на учёную в ответ десятками крошечных, блестящих глаз. Звёзды. Они напоминали разворошенный паззл, который вопреки изображённой на коробке картинке, сложили в нечто совершенно другое.
Дорогу назад. Лицо учёной разрезал пугающий, насмешливый оскал. Выбор! Ей предоставили выбор! Каков парад щедрости! Какая невиданая милость, спустя столько страданий великодушно подарить заблудшей душе выбор.
Это выбор был как плевок в лицо. Насмешка ловкого манипулятора, предоставляющего своей жертве на первый взгляд бесконечный диапазон возможностей. Но меньше всего знала жертва манипулятора, что он никогда не позволит ей уйти в сторону в которую он не желал, чтобы она двигалась. В конце концов, каждая его щедрая возможность вела в одно и то же место, к одну и тому же, выгодному ему, исходу. Когда нет доверия, невозможно построить добросовестные отношения. И всё что в итоге остаётся, это строить хрупкую иллюзию на обмане, общаясь с масками, используя подруга подругу в своих корыстных целях. Это был момент, когда Ингрид во всём объёме ощутила своё разочарование в людях. Людях, которых она потеряла в этой экспедиции... нет, которые бросили её, в этом эпицентре безумия.
Чей-то фантом, мелькнувший на периферии зрения, вынудил Ингрид отвернуться от немигающего взгляда звёзд, забыть на один миг проснувшееся чувство досады. Театр прошлого вернулся с новым представлением. К сожалению, Ингрид уже знала конец этой пьесы, ибо события, описанные в дневнике погибшего исследователя легко всплыли в её голове. Слишком легко. Однако несмотря на то, что театральная группа местных призраков буквально рекламировала миражем выделяющиеся в темноте альтарь и таинственную тропу, некая сила всё же не желала позволить учёной подобраться к нему. Мир перед глазами то и дело окутывала тьма, а мигрень вновь решила напомнить о себе, волнами накатывая на голову учёной.
Голоса затихали, светлячки, выполнив свою задачу, спешили покинуть это гиблое место. Да... не было сомнений, что ничего доброе в этом месте определённо не могло обитать. Ингрид навязчиво напомнили о её "выборе" и она даже остановилась, словно всерьёз собиралась размышлять, в какую же сторону ей теперь податься. И, спустя секундной заминки, продолжила путь вперёд, к альтарю и тропке из зелёных камней.
В этом выборе было бы больше смысла, если лес и его духи поставили бы его перед Ингрид до того как она потеряла рассудок.

+2

110

Game Master написал(а):

Уродливый олень понял, что у него не получается убедить этих безумцев повернуть назад. Тогда мутант сделал шаг в сторону, открывая перед женщиной и псом дорогу вперед через топи.
-Я предупреждал вас. Ваши друзья мертвы, и вы последуете вслед за ними. - Проревел олень, топнув ногой.
Больше он ничего не сказал. Качнув уродливой двуглавой башкой, зверь утробно заревел и бросился прочь от собравшихся, растворившись в ночной мгле.

Оффтоп. Т.к. не прописано - что именно увидели Марго с Гримарром - то пишу так х)

Проводив взглядом зверя и отметив про себя траекторию, по которой он двигался, авантюристка возвела очи к небу. На самом деле подруга Ингрид терялась в догадках - благодарить ей некие силы за то, что они избавили их с Гримарром от двуглавого оленя или наоборот. С чего бы вдруг мутанту понадобилось бросить начатое и не доводить задуманное до конца? Неужели пёс смог реально уболтать это чуднОе создание и то уступило им дорогу, отдавая дань упёртости чужаков? Жаль. Очень жаль, что я не понимаю языка животных. Впрочем, платить слишком высокую цену за это умение у меня нет никакого желания. Значит... не так уж мне это и надо? Хех. Значит так. Таким образом, что мы имеем на данный момент? Свободный проход, ведущий в неизвестность. Впервой что ли? Нет. Я не одна? О дааа... Поддавшись внезапному порыву, молодая женщина присела на корточки и обняла кобеля за шею, зарывшись лицом в его шерсти (пусть не такой длинной, как у других пород - это не являлось главным для брюнетки сейчас). Чувство спокойствия, защищённости, которое пришло после того, как гладя песочного по бокам - Марго ощутила равномерное дыхание своего любимого стража. Уверенность в том, что всё закончится хорошо. Вот что сейчас испытывала мисс Уильямс, находясь рядом со своим питомцем и ощущая тепло под пальцами.
- Защитник ты мой. Спасибо тебе...
Сколько времени вот так просидела бы кареглазая - неизвестно. Может быть и целую вечность. Это как зимой в неотапливаемом помещении не хочется выбираться из тёплой постельки. Ну вот не хотелось вставать и идти непонятно куда и непонятно зачем. Не хотелось и всё тут. Однако воспоминание об учёной заставило всё же буквально "за волосы" выдернуть себя из уютного состояния. Мысленно надавав себе по щекам и бурча под нос что-то вроде "отдохнём в другой жизни", Марго выпрямилась.
- Веди нас.
Да, вполне логично, что роль ведущего хозяйка доверила своему четвероногому другу. И ожидаемо было в итоге оказаться в другой точке, вглядываясь в окружающее пространство, прислушиваясь к доносящимся звукам и пытаясь понять -  что же делать дальше...

+3

111

Ситре задумалась. Ее сильно настораживал лес, в котором было так мало звуков. И вообще, где люди? Вернее, где конкретно их люди?  Ко всему прочему она явно не нравилась волчице также сильно, как та ей.
И все таки Ситре сдержала эмоции, спрятала зубы и постаралась пригладить ершуюся шерсть. Гампр уловила последние слова волчицы, подняла вверх голову и увидела звезды. Иди за волчицей (косой взгляд на странную, тусклую особь) или к людям? Для Ситре решение было очевидно. Волчица ей не нравилась. Она была странная, не пахла, появилась из ниоткуда, она тускнела и бледнела, а потом вновь становилась четкой. Как приведение. Ситре в них не верила, но за сегодняшний вечер уже успела пересмотреть свои взгляды на некоторые вещи.
Внезапно, новая мысль пришла ей в голову. А что, если эти огоньки не приведут ее к хозяину? Что, если они приведут ее в город? Тогда сиди, изводись мыслями? Ну уж нет.
- Я иду следом! - уверенно завила серая собака, сделала несколько шагов за волчицей, и покосилась на Ниагару.
- Хозяин может быть уже там. Или иди туда. Или Марго. И вообще, - она улыбнулась Няхе, - кто-то же должен тебя защищать?
В том, что Ниагара решит пойти следом за исчезающей волчицей, сука не сомневалась. У Ниагары конкретно в этом походе не было человека (а был ли он вообще?). Еще она была любопытной и наверняка ей было интересно, куда же приведет их эта странная особа. Сама же куртцхаар была, по мнению Ситре, не способной справиться с волком. Это она, Ситре, воспитывалась на строгой, суровой земле, она с детства знала, что волк - злейший враг и училась, а потому умела убивать. Сейчас собака была уверенна в своих силах, хотя и сомневалась уже, что это блеклое привидение атакует. Скорее сделает какую гадость или подставит.
Да и что греха таить, ей было любопытно.
Собака двинулась за уже успевшей отойти довольно далеко волчицей, вскинув короткий толстый хвост.

+2

112

Гримарр был готов в любой момент вцепиться в одну из этих безобразных голов, если бы их обладатель продолжал упорствовать, на сей раз точно не взирая на последствия. Однако этого не понадобилось вовсе. Здешний обитатель понял, что ни человек, ни пёс не отступят от своего. Глупое ли это геройство, или искренняя, воистину собачья, вера в правоту действий человека... С этим разберемся позже. Главное, что зверь, который мог бы стать существенной проблемой, отступил, открывая дорогу двум путешественникам с городских окраин.
Внимательный взгляд карих глаз следил, как отдалялся незнакомец, растворяясь в кромешной темноте. Кангал запомнил его запах, его внешнее уродство и какой-то внутренний свет, позволивший двум пришлым чужакам расхаживать по землям своего дома. Как прозаично, чёрт побери. Кобель лишь кивнул, несколько запоздало, на слова двуглавого. "Они могут себя защитить." Подумал, но не озвучил гильдиец, чтобы не выглядеть глупо. Вобрав ноздрями порцию ночного воздуха, самец ощутил, как мягкие пальцы и ладони ложатся на шкуру, а руки обвиваются вокруг мощной шеи. Песочный в очередной раз вдохнул запах Марго. Кажется, он даже слышал, как бьется её сердце, совсем рядом с его собственным. Карабаш опустил голову за девичье плечо, таким образом обнимая девушку и прижимая к себе. Внутренняя уверенность самца начинала возрастать. Сейчас он был способен, пусть и не свернуть горы, но отыскать ушедших вперёд, наверняка. Гримарр провел чёрной мордой по волосам Марго.
- Я выведу нас, - над ухом девушки негромко произнес пёс, осознавая, что она его не поймет. Хотя кто знает, их связь становится сильнее с каждым днем. Не всегда нужны слова, чтобы понять того, кто рядом, кого ты любишь. Хозяйка поднялась, а хвост кобеля свернулся кольцом. Свежая рана в боку уже не доставляла неудобств, а значит надо идти вперед. Охотник пару раз обошел Марго быстрыми кругами, словно подготавливая к тому, что медленно идти они не будут. Вдыхая раз за разом воздух, Марр начал уверенное движение вперед добрым шагом. Где-то впереди их ждали знакомые лица и морды, а может они уже и похоронили авантюристку и её пса... Что ж, если это было так, то сейчас самое время развеять это заблуждение.

+3

113

Юноша успел даже на миг пожалеть, что вспылил и позволил собственной дикости взять верх над разумом. Ингрид, на самом-то деле, ничем бы и не смогла им помочь на болоте. Она не была воспитана гильдией, и уж точно не смогла бы справиться со стадом свиней, которые были опасны даже для очень опытных бойцов. И, все же, Кай поднял на нее голос. Просто потому, что она оказалась рядом в тот момент, когда нервы окончательно сдали. Охотник... устал. Устал не столько от самого похода, сколько от лжи и лицемерия. Декстер позвал их всех за собой, и бросил, как пушечное мясо. Безусловно, он должен был защищать ученую, но это не помогало юноше перебороть злобу. Его бросили так же, как некоторые охотники бросали на растерзание волкам своих собак. И простить этого парень не мог. В тот миг он чувствовал, что решение собрата было правильным, но сейчас ему в голову одна за другой приходили идеи, как можно было уберечь Ингрид и при этом оказать поддержку остальным товарищам. Декстер не был дилетантом, он был старше и опытнее. От этого обида Кая становилась еще более тяжелой. Сначала их предали товарищи, а потом и сама Марго раскрыла, что все это время врала, примерив на себя маску безобидной овечки. Слишком много лжи было в этой экспедиции, и охотник не готов был верить кому-то из присутствующих людей снова. Брюнет понимал, что после услышанного Ингрид будет его презирать и ненавидеть, на этой почве они прекрасно споются с Марго. Усмехнувшись в окружавшую его темноту, Кай поднял голову, устремив взгляд в бесконечное черное небо.
Плевать. Плевать на то, как эти двое будут к нему относиться. Он пытался помочь Марго, пытался помочь её псу, пытался помочь им всем, добровольно подписавшись в эту экспедицию. Лимит добрых дел на сегодня был исчерпан. Во всяком случае, по отношению к людям. Оставались лишь звери - Дейзо и Ситре. Те, кто еще были дороги юноше. Те, кому он до сих пор верил. Вот только... Мрак, окруживший его со всех сторон, не давал ни малейшей возможности отыскать друзей. Как только охотник отвернулся от Ингрид, тьма поглотила все вокруг, превратив мир в пустоту, где нет ни земли, ни неба. В первую секунду юноша вздрогнул, но затем просто устало вздохнул. За прошедший день с ними случилось так много всего, что не осталось сил для испуга и удивления. Впрочем, двигаться вперед охотник не решился. Ноги уходили в зияющую пустоту. Кто знает, что скрывается в метре от него...
Вздохнув, гильдиец медленно закрыл глаза. Он не слышал ничего, кроме собственного тяжелого дыхания, оглушавшего в этой пустоте. Это настораживало и успокаивало одновременно. Он был один, а значит, сам за себя. Так, как привык, так, как приучен, так, как умеет. Доверившись своей интуиции, юноша попытался сделать шаг вперед, но так и не смог точно сказать, сделал его или нет. Мир утратил всё - звуки, краски, ощущения. И собственное тело, как пустая оболочка, не слушалось ни разума, ни сердца. Реальность постепенно ускользала, эмоции и чувства притуплялись. Секунды обращались минутами, минуты - часами. И будь брюнет в своем обычном состоянии, давно бы уже заволновался, возможно, запаниковал. Но он так и стоял, закрыв глаза, и постепенно отдавая себя этому мраку. Где-то, глубоко в душе, охотник чувствовал, что окружающая пустота пожирает его, превращая в такую же пустоту. Ни чувств, ни эмоций, ни мыслей, ни страхов. Разум, некогда сложную мозаику, разбирали поспешно и неаккуратно, разбрасывая детали в разные концы этого мира, лишенного начала и конца. Тело не слушалось, а то, что люди называют душой, молчало. Молчало до тех пор, пока поблизости не раздалось урчание.
В этой сокровенной тишине чужое дыхание било по ушам, как гром в тихий летний вечер. Открыв глаза, Кай пошатнулся, неуверенный в том, что происходит вокруг. Он сидел? Нет, не похоже. Кажется, все же стоял, но ног не чувствовал, как не чувствовал под ногами земли. Взгляд поспешно заскользил по окружающему пространству, пытаясь найти в темноте источник странного звука. Никакой осознанности - живой инстинкт. Впрочем, брюнет не мог даже толком понять, открыл ли он глаза... Вокруг по-прежнему не было ни-ко-го.
Видимо, испугавшись такой реакции, Дейзо, вернувшийся к хозяину, осторожно ткнулся в ноги человека, вызвав у того волну сильной дрожи. Охотник чувствовал прикосновение, но это было чем-то инородным, чем-то... неправильным. Давно забытым.
Медленно и шумно выдохнув, Кай осторожно посмотрел вниз, встречаясь взглядом с янтарными блестящими глазами. Он где-то видел их, когда-то в прошлом, далеком и теперь каком-то чуждом. Вот только вспомнить, кому именно они принадлежали, не мог. Несколько долгих минут гильдиец вглядывался в этот золотистый цвет, ища ответы и не находя их.
- Ты мне напоминаешь... что-то. Кажется, у меня когда-то был друг, с глазами точно, как твои. Золотистые, красивые, дикие. Не думал я, что в этом мире может еще кто-то жить... - хрипло и медленно, словно вспоминая слова, начал брюнет. - Глаза у тебя... живые. Своих я видеть не могу, но знаю, что в них уже давно нет ничего. Этот мрак... лишь на первый взгляд неосязаемый. Но он пожирает, безжалостно пожирает, вгрызаясь и изнутри, и снаружи. Но больше, конечно, изнутри. Это... не больно, но очень холодно. Очень холодно.
Дейзо, наворачивавший вокруг хозяина круги, только взволнованно водил ушами. Говорить он не умел, а все его попытки сдвинуть Кая с места не увенчались успехом. Он тянул его за штанину, толкал головой ноги, но охотник, казалось, прирос к тому месту, на котором стоял, не реагируя ни на жалобное урчание, ни на беспокойное фырканье. Кай его видел, но не откликался, смотря безжизненным взглядом куда-то вниз.

+3

114

Поведение хозяйки земель не укладывалось в привычные рамки, приковывая внимание обеспокоенной гильдийки, нервно переступающей с лапы на лапу. Волчица не приблизила их разгадке, лишь пуская пыль в глаза пустой болтовней, водя за нос двух собак, одна из которых, чьи бархатные шоколадные уши были навострены, жадно вслушиваясь в каждое словно, начинала терять терпение.
- Единственное о чем мы просим... - не успев договорить, белый плотный туман поразил скоростью своего появления, словно они окунулись в молочное озеро, прочно скрывающее в себе любое упоминание о чем-либо кроме белого цвета, не дав успеть собраться с мыслями. Эта беготня никогда не закончится.
Инстинктивно подняв голову вверх, устремляя взгляд туда, в прошлое, где яркие маленькие точки указывают путь таким же потерявшимся путникам, собака задумалась всего на мгновенье о Джули, быть может она сейчас стоит где-нибудь и смотрит точно так же задрав голову на эти же самые звезды, да вспоминает (хотя бы изредка) о той, кто жизнь готов отдать лишь за возможность увидеть любимый лик хотя бы отражении. Знать, что она в порядке...
Ниагару никто этому не учил, но она чувствовала, как внутренний путеводитель визжал от восторга, радуясь маломальскому шансу вернуться обратно в город, однако волчий след пролегал в другом направлении. Очередная развилка заставляющая принимать решение, грамотно взвесить все приоритеты, но в данном случае у пятнистой выбора не было. Просто не из чего выбирать. Не вернись она из этого похода - про нее никто и не вспомнит, Остров просто заберет ее жизнь, как и многие другие, стирая образы и имена из памяти тех, кто пока выиграл схватку за жизнь еще хотя бы на сутки. Если проживать каждый свой день как последний, то жизнь круто изменится, внося яркие коррективы в повседневный быт, так похожий на этот самый навязчивый белый туман от которого никак не избавиться.
Сегодняшний день принес столько всего удивительного, а как показывает практика - держимся подальше от всего, что поддается хоть какому-либо логическому объяснению и перестаем удивляться. - пытаясь подбодрить подругу по несчастью, Няха с неудовольствием для себя отметила эту давящую на уши тишину, казалось даже слышно собственное ускоренное сердцебиение, а это уж очень отвлекает, когда каждый лишний шорох может таить в себе чью-то погибель.
Последний раз собака быстро кинула взгляд на бледнеющие звезды на черном полотне, после чего торопливо засеменила за волчьими следами, отдавая дань традициям сегодняшнего дня. Я перерыла весь город в поисках тебя, пора выходить на новый уровень.

+3

115

Для Ингрид:
Тёмный коридор - и ничего вокруг не видно, но тьма приятная и лёгкая, а навигаторами служат фонари-алтари со слабо светящимися радиоактивными камнями. На каждом этапе пути учёная становится свидетельницей диалога из прошлого: эти отголоски - слабые, прерывающиеся - рассказывают историю, которую она уже и так прекрасно знает. Чем дальше девушка идёт, тем хуже ей становится, но тем ближе она к цели. Скоро она увидит желанное, ведь сам лес, наигравшись, устало ведёт её вперёд.
Всему приходит конец, заканчивается и дорожка из алтарей. А перед ликом Ингрид резко вырастают из земли два обелиска. Из чего они сделаны? Кто их поставил? Для чего они служат или служили? Неизвестно.
На одном из обелисков высечена стрелка, направляющая путников вперёд. На ней также изображены как будто бы моменты из сказки или легенды: большой и белый как метель волк шёл в неизвестном направлении, а за ним следовала, как положено, стая. Молча, незаметно двое других шли бок о бок с ним. Столь же чистая луноликая подруга вожака мягко ступала позади, а за ней - хохоча и смеясь - бежали её резвая напарница и рыжая как пламя волчица. Позади плелась тощая мрачная тень.
На втором сооружении - стрелка, призывающая повернуть назад. Огни далёкого города, уютного и родного. Сцены из прошлого: первые люди, первые экспедиции, волки в обличье людей, терпящий крушение самолёт, строительство вышек. Будто кто-то подглядывал за жизнью обитателей острова всё это время, записывал и воздвигал памятники.
Ингрид может остановиться и рассмотреть обелиски подробнее, а может направиться дальше: там, впереди, виднеется что-то большое, грозное и высокое, излучающее слабый изумрудный свет.

Для Кая:
Он словно потерял ощущение времени и пространства, а потом лес будто забрал и его воспоминания. Когда они вернутся? Не понятно. Дейзо это пугало. Охотнику понадобится время, чтобы прийти в себя и вспомнить, кто он и почему здесь оказался. Позади Кай слышит, как кто-то ломится сквозь лес. Ощущает физически, что некто направляется прямиком к нему. Стоит только обернуться.

Для Марго и Гримарра:
Они шли и шли вперёд, преодолевая всё то, с чем столкнулся остальные члены отряда до них: непроглядная вязкая тьма, тишина, чувство угрозы, тревожности. Но у Марго был Гримарр, он понимал лес, как понимали его Ниагара, Ситре и Дейзо - так, как понимать могут только животные. И лес вёл его.
Гримарр чувствует знакомый запах впереди, а вскоре становится неясно видна чья-то фигура - одинокая и потерянная. Они вот-вот столкнуться.
Марго видит Кая.

Ситре и Ниагара:
Они шли по туманной дороге в странном, пугающем молчании, но чем дальше продвигались, тем уверенней себя чувствовали. Стук лап и дыхание волчицы слышалось то где-то впереди, то сбоку, то позади собак, и они в какой-то момент могли словить аромат лаванды у себя на плече или боку. Провожатая оставалась невидимой, но, как и обещала, вела заплутавших вперёд, отпугивая туманом темноту и освещая дорогу вперёд.
В какой-то момент впереди Ниагара и Ситре увидели тихое изумрудное сияние, которое светило даже сквозь туман. Тот опустился к земле: спутницы увидели лес вокруг себя. И он был более дружелюбен, чем полчаса назад: всё в нём дышало и пело.
Собаки и не заметили, как перед ними возникла огромная (во всяком случае, для их роста) пирамида. Её холодно-зелёная шапка разгоняла темноту вокруг на достаточно большой радиус. Кто её тут оставил? С этим путешественникам ещё предстоит разобраться.
- Это то место, что искали ваши люди. Я... Чувствую одну из них неподалёку. Где остальные, мне неизвестно.
Волчица ступила из тумана, обрела форму, стала чёткой. Глаза её светились в тон пирамиды.
- Я - дух-страж Вечного леса, - наконец-то представилась она. - Не знаю, что вы ищете здесь и чем это обернётся, но пирамида опасна для людей. Некоторых из них. Будьте осторожны.
После этих слов туман поглотил её, оставив Ситре и Ниагару наедине друг с другом. Они могут попробовать поискать одного из членов экспедиции, а могут остаться здесь и подождать.

Отредактировано Game Master (2017-11-21 14:17:00)

+2

116

Раньше следующей субботы вряд ли смогу отписаться - поэтому пишу сегодня)
Гнетущая, непроглядная, вязкая тьма. И ещё тишина. Жуууткая тишина, которая оглушала, давила и вполне могла свести с ума. Если бы Марго ещё могла понимать язык животных - то наверняка сейчас бы они с Гримарром шли совсем в другом направлении. При ином раскладе хозяйка со своим питомцем возвращалась бы в Город. Почему? Да потому что страшила двуголовая намекнула на гибель всей экспедиции. Смысл продолжать упорствовать в поисках непонятно чего неизвестно где? Авантюризм авантюризмом, однако прежде всего мисс Уильямс в своих поступках руководствовалась здравым смыслом. И раньше времени хоронить себя не собиралась. Да, вокруг ничего не внушало доверия. Уровень тревожности тоже возрастал по мере углубления в дремучие дебри. И всё же...
Всё же пёс, несмотря на предупреждения мутанта, двигался вперёд. Двигался по одному ему известному пути. Молодой женщине оставалось лишь следовать за своим невольным проводником. Вместе они шли туда-не-знаю-куда и даже, как оказалось, не очень промахнулись с направлением, т.к. впереди замаячила фигура. Вроде бы человеческая. Вроде бы даже очертания смутно знакомые. И... не вызывающие положительного отклика в душе. Фридлейв? Ну почему именно он?! Хотя всё же встретить  его, а не очередного монстра - это в целом неплохо...  Брюнетка замедлила немного ход, осаживая кангала таким образом. Она прекрасно помнила - КАК они расстались с охотником на болотных топях. Она помнила, как странно он ушёл тогда. А сейчас... Сейчас тоже не походило всё на "хеппи-энд". Хм. Он какой-то потерянный. Сгорбленный. Жалко даже его. Хотя нет. Его животина вызывает больше сочувствия всё же. Вон как рысь круги вокруг него наматывает, а этот тип... Ноль внимания. Как будто находится в своём мире призрачном. Или как будто его загипнотизировали. Или.... Марго мысленно отмахнулась от совсем шальных предположений. Да и что теперь гадать? Такое приключение кого хочешь сведёт с ума. Чувство мрачного удовлетворения от того, что Кая "наказали" за то, что он покинул её, тешило самолюбие агента. Впрочем, проявлять свои истинные чувства кареглазая всё равно не спешила. Как и не спешила подходить вплотную к мужчине - поостереглась, ага. Насколько "съехала крыша" у представителя Гильдии - нельзя было сказать навскидку и поэтому имелось много оснований поступать именно так.
- Давно не виделись.
Как ни старалась подруга Ингрид - а скрыть сарказм не смогла. Вот только не будет ли реагировать мужчина на неё так же, как на своего питомца?  Возможно ли, что он даже не услышит её - хотя в звенящей тишине фраза прозвучала достаточно громко и внятно? Молодая женщина внимательно следила за действиями "сотоварища", т.к. тот мог в данный момент серьёзно учудить. И не факт, что возможно предсказать развитие событий, опираясь на логику.
- Нашёл хоть кого-нибудь из наших или всё стоишь, думаешь - а куда дальше идти?
Тон стал более серьёзным. Можно даже сказать деловым. Последнее предположение ведь очень походило на правду. И всё же только дальнейшие действия Фридлейва покажут - насколько всё плохо....То, что ситуация относится к разряду "всё в ажуре" - мисс Уильямс не верила. Всё и вся вокруг казалось стремилось погрузить людей в пучину страха и заставить увериться в безысходности ситуации. Оптимизм смотрелся неуместно и всё же убеждаться в том, что они в беспросветной "заднице" тьме - не хотелось. Но придётся?

+1

117

С каждым движением головная боль волной билась об стенки черепа, как вода в переносном чане. Ингрид жмурила глаза, пока её ноги продолжали нести её по дороге. Пока то и дело размывающийся взгляд мазал по чужеродным сооружениям-алтарям, из которых лился ядовито-зелёный свет, в мыслях внутренний голос лекторским тоном начал как из учебника зачитывать симптомы лучевой болезни. Всё чётко по стадиям, количеству времени и интенсивности облучения. Мысль, что она не вернётся из этого леса живой стала неожиданно чёткой и осязаемой, подспоренная жарким шёпотом мертвецов. Смерть дышала Ингрид в лицо, а алтари ухмылялись ей вслед сгнившими каменными зубьями, провожая чудовищными светящимися глазищами. Насмешливые памятники глупцам, осмелившихся зайти слишком далеко, возжелавших знать слишком много.
Тяжко вздохнув (уже в какой раз?) Ингрид стала подсчитывать в уме, сколько времени у неё ещё осталось, прежде чем облучение разъест её тело до состояние полной неработоспособности. Вывод был не слишком утешительным, но возможно её хватит этого времени, чтобы записать и завпечатлить находку для других. Это было слабым утешением, ибо Ингрид не была из тех людей, которые хотели бы прославиться только после своей смерти - да и кто хотела бы - но разве у неё был большой выбор? Таковы были безрадостные размышления учёной, когда путеводная нить алтарей прервалась и явила ей новую достопримечательность чужой культуры. Но в сердце Ингрид, что недавно было сковано абсолютной апатией, шевельнулись при виде этих обелисков чувства, слоно тысячи лет забытые. Они рассказывали историю, как её рассказывали первобытные люди, пребывавшие в светлой уверенности, что их труды не пропадут даром и ещё много других поколений их увидит да потянет из них должные уроки жизни. Изображения - универсальный язык, понятный везде и всегда. Несмотря на то, что история одного столба была как коллекция фотографий неведающей зла жертвы в доме маньяка-сталкера, от этих обелисков исходило что-то... обычное. Привычное, то что Ингрид видела у себя на родине, в музеях или на работе в поле.
Поэтому порывшись в сумке, учёная достала небольшой, старенький фотоаппарат, собираясь подробно завпечатлить найденное сокровище чужой культуры, паралелльно пытаясь прикинуть сколь старым оно было. Но Ингрид не удивит, если техника решит отказать в этом сумасбродном месте - на этот случай у неё в сумке также лежали большая тетрадь-блокнот, чтобы зарисовать найденное. Погрузившись в работу, НАСТОЯЩУЮ работу, она могла вытолкнуть из сознания все недавно увиденные ужасы. Ненадолго придти в себя.

+1

118

Темнота уже не казалась такой жуткой, хотя тишина немного давила на психику. А находиться здесь, вдали от людской суеты, было не так уж плохо. Видимо, волчья кровь его далеких-далеких предков давала о себе знать, даруя легкое ощущение спокойствия в этих дебрях. Будь он бродячим псом, то смог бы выжить и здесь, но Гримарру куда приятней компания Марго, ее теплые объятие и добрая улыбка. Кангал уже давно променял эту свободу ради нее, и был счастлив.
"Они определенно были здесь". Подытожил пес, в очередной раз вдыхая мерзлый воздух, где смешивались запахи людей, собак и рыси, и чьи-то еще. Это придавало уверенности. Кареглазый иногда оборачивался, кивая девушке и довольно облизываясь. Монстры больше не тревожили, не старались запугать или убедить вернуться назад, хотя в каком-то смысле были даже правы. Пожалуй, только из-за этого кобелю приходилось разочаровываться в людях. Им всегда было мало, они были готовы идти по головам, даже опираясь только на слухи. Это отталкивало от них. Что ж, у каждого свои пороки.
Песочная шкура уже не была такой светлой, стала скорее обладать легким бурым оттенком, не столь выделяясь на фоне окружающей местности. И вскоре цель оказалась достигнута, не окончательно, но все же. Мужская фигура и очертания зверя. Да, это был один из тех сорвиголов, которые отправились в эти дебри. Шаги идущей за кангалом девушки, стали тише. Карабаш обернулся, понимая, что она замедлила шаг. Марр склонил голову на бок, негромко фыркнув. "Люди такие странные", только и выдохнул гильдиец. Марго подошла к юноше, начиная разговор. Понимая, что ему среди людей делать особо нечего, он взглядом поймал рысь. Пес мягко ступил перед ней.
- Расскажи, как вы? С тобой все в порядке? - В такой темноте тяжело было оценить состояние кошки. Да, она была по сути одомашненным хищником, а потому выражать свою агрессию или недовольство смысла не было никакого. Они вместе отправились в это путешествие к черту на куличках. - Где остальные? И что с твоим напарником? - Выглядел он впрямь не очень. "И какую чертовщину повстречали они?" Пока об их встрече с двухглавым уродцем Гримарр решил не рассказывать, рано.

+1